Перечень учебников

Учебники онлайн

Азиатские аспекты государственной политики Японии В СФЕРЕ ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ

Глобализационные процессы вносят существенные изменения в понятие «национальных интересов» государств. Поскольку все в мире становится более взаимосвязанным и взаимозависимым, для ответственного актора любое действие должно планироваться и реализовываться на основе глубокого понимания этой взаимозависимости, предвидения всех последствий, которыми чреват тот или иной шаг не только для него самого, но и для всех участников международных процессов. Ответственные акторы по мере углубления степени своего участия в этих процессах, оставаясь самодостаточными субъектами, все более проникаются чувством принадлежности к «одной команде», коллективные интересы которой во многих случаях имеют превалирующее значение. Иными словами, в условиях глобализации жизнь заставляет отказываться от узкоэгоистического понимания «национальных интересов».

Подобное понятийное переосмысление хорошо прослеживается на примере проводимой Японией политики международного сотрудничества в энергетической области. Наблюдаемые с начала 2000-х годов изменения в ее содержании объективно отражают новое качество Японии как страны-лидера, берущей на себя все большую долю ответственности за обеспечение международной экономической безопасности, создание стабильной и транспарентной среды внешнеэкономической деятельности.

Трансформация этой политики происходит на фоне обострения мировой энергетической ситуации, формируемой под действием целого ряда разноплановых факторов. Прежде всего, это серьезный и энергоемкий рост в Китае и Индии. Именно в эти страны переводится мировая перерабатывающая промышленность. Активный рост промышленного потенциала Китая и Индии сопровождается огромным спросом на энергоносители. На эти страны приходится около 40% прироста мирового потребления нефти и существенная доля дополнительного спроса на уголь. Так, потребление нефти в КНР за последние 40 лет увеличилось более чем в 25 раз, составив 8,55% мирового потребления. Здесь же отмечается наибольший рост темпов потребления: в

2004 г. он составил в Китае 31%!. По прогнозам, рост потребностей в энергоносителях к 2030 г. удвоится и в Китае, и в Индии. Усиление спроса на углеводороды со стороны этих стран объективно создает все условия для ужесточения конкуренции с Японией за надежные источники энергоносителей.

Свою роль в обострении глобального энергетического кризиса играет и усилившаяся к середине первого десятилетия 2000-х годов нехватка в мире свободных мощностей по добыче и переработке нефти. Кроме того, имеет значение и увеличение политических рисков, связанное с ситуацией на Ближнем и Среднем Востоке и в других нефтедобывающих странах (ситуация в Ираке, кризис вокруг иранской ядерной программы, политическая нестабильность в Нигерии и т. д.)

Между тем Япония была и остается страной, фактически лишенной собственных источников энергии (уровень обеспеченности энергоносителями составляет около 4%). Около 99% необходимой ей сырой нефти она импортирует. Высокая степень уязвимости в отношении изменений внешней среды, чреватых сбоями в поставках энергоносителей, заставляет Токио уделять традиционно повышенное внимание так называемой «ресурсной дипломатии», направленной на долгосрочное обеспечение стабильных поставок энергии.

Основную часть сырой нефти Япония получает из тех же регионов, что и азиатские страны, переживающие период бурного экономического подъема, - Ближнего и Среднего Востока. В условиях тесной взаимосвязанности всех элементов глобального рынка энергоресурсов Япония не может рассчитывать на получение каких-либо преференций в доступе к ним, например, за счет предоставления особых условий либо монополизации определенных маршрутов поставок.

С учетом роста на энергоносители на мировых рынках Токио оказался перед альтернативой: либо наращивать конкуренцию со своими азиатскими соседями, либо налаживать с ними отношения сотрудничества и взаимопомощи в энергетической области. Большинство стран региона оказалось в равном положении, находясь перед лицом поиска надежных поставщиков энергоносителей и заоблачных цен на углеводороды. Между тем выбор средств при решении проблемы энергети-

1 Россия в глобальной политике. 2006, № 6, ноябрь - декабрь. - http://www. globalaffairs.ru/ numbers/23/6687.html ческой безопасности должен быть рационален с экономической точки зрения, учитывая критерии самоокупаемости и прибыльности. Осуществление энергетической безопасности предполагает достижение оптимальных показателей рынка по признаку наличия избыточных мощностей, т. е. дополнительного потенциала поставок на случай колебаний спроса, который должен быть в сфере производства энергоносителей (резервные месторождения), их складирования (резервные нефте- и газохранилища), а также транспортировки (трубопроводная инфраструктура, мощности танкерного флота и т. д.) Кроме того, дополнительная «подушка безопасности» может быть создана с помощью кооперативистских механизмов международного сотрудничества, направленных на регулирование и снижение спроса на энергоносители, например, путем внедрения энергосберегающих технологий. С учетом осознания факта, что все эти сложные задачи невозможно решить в одиночку, к которому пришли как Япония, так и ее азиатские партнеры, в регионе постепенно стало преобладать мнение о необходимости создания прочной системы международного сотрудничества.

Ранее, после «нефтяных шоков» 70-х годов прошлого столетия, Япония уделяла первоочередное внимание в основном внутренним аспектам политики энергетической безопасности. Более 30 лет она последовательно проводила политику энергосбережения, которая позволила ей снизить энергоемкость единицы ВВП более чем на 30%. К числу ее несомненных успехов следует отнести в первую очередь внедрение энергосберегающих технологий, которые позволяют ей с полным на то основанием называться «мировой энергетической державой». Именно за счет успехов политики энергосбережения Японии удается обеспечить стабильность своего экономического положения в период высоких мировых цен на углеводороды. Вывод о высокой степени резистентности японской экономики к перепадам конъюнктуры на мировых рынках нефти подтверждается специальными экономическими исследованиями. По данным одного из них, даже в случае повышения цен на нефть до 120 долл. за баррель японская экономика продолжит свой рост, замедление которого до 0,6% может произойти в основном лишь за счет внешних факторов, например, снижения темпов экономического развития США и Китая, ведущего к сокращению японского экспорта2.

Рамки настоящей главы не позволяют привести исчерпывающий список тех достижений в сфере энергосбережения, которые позволяют добиться существенного снижения потребностей в углеводородных энергоносителях. Приведем некоторые из них. Это, - конечно же, разработка экономичных двигателей в автомобилестроении, постепенная популяризация «гибридных автомобилей», совмещающих использование электродвигателя и двигателя внутреннего сгорания, которые позволяют существенно снизить уровень потребности в нефтепродуктах. В 2004/05 фин. г. легковой автомобиль на одном литре бензина проехал в среднем 15 км, что на 20% больше чем 10 лет назад . К 2030 г. правительство ставит амбициозную цель довести средний уровень потребления топлива в расчете на один автомобиль до одного литра на 20 км, или пяти литров на 100 км4. Именно японские нормативы энергопотребления диктуют направление дизайнерской и конструкторской мысли в автомобилестроении всего азиатского региона, да и мира в целом.

Законодателем моды выступает Япония и в области перехода на биологические виды топлива, к числу которых относится биоэтанол. Этот вид топлива, изготавливаемый в основном из сахарного тростника и кукурузы, может использоваться либо в качестве прямой альтернативы бензину, либо в виде добавки к нему. В целях диверсификации энергоресурсов японское правительство обозначило курс на активное внедрение биоэтанола и других альтернативных видов топлива. Министерство окружающей среды Японии до 2010 г. планирует обеспечить готовность вновь выпускаемых автомобилей использовать альтернативное топливо «ЕЮ», доля биоэтанола в котором составляет 10% . Кроме того, японские автомобильные корпорации «Тойота» и «Хонда» опубликовали планы производства и продаж в США и Бразилии автомобилей, в которых в качестве топлива будет использоваться чистый биоэтанол .

Япония является мировым лидером по переработке природного газа в жидкое топливо (по технологии «GTL»). В стране ведутся исследовательские работы по использованию в качестве топлива диметилэфира (ДМЭ), получаемого из природного газа или каменного угля, который считается топливом следующего поколения. Передовые позиции занимает Япония в разработках так называемых «новых источников энергии», в частности энергии солнца и ветра. Более половины мирового производства, как отдельных солнечных батарей, так и готовых модулей-генераторов приходится на Японию. Японские компании «Шарп», «Кёсера», «Санъё», «Мицубиси дэнки» являются крупнейшими в мире производителями солнечных батарей.

Анализ достигнутого Японией позволяет сделать вывод о том, что страна заняла прочную позицию «инкубатора технологий» в сфере энергосбережения. Международный признанный авторитет Японии дает повод говорить о ней как о «великой энергетической державе», опыт которой в решении собственной энергетической проблемы становится своего рода «путеводной звездой» для стран, лишенных собственной базы энергетических ресурсов, и в первую очередь для государств восточноазиатского региона, вступивших в стадию интенсивного индустриального развития. Для самой же Японии, традиционно занимающей нишу «технологического донора» этих стран, задача активизации помощи в сфере энергосбережения приобрела особую актуальность на рубеже двух тысячелетий в условиях лавинообразного повышения мировых цен на углеводородное сырье.

Содействуя азиатским странам, являющимися ее важнейшими внешнеэкономическими партнерами, Япония решает для себя стратегическую задачу стабилизации внешних поставок энергоносителей. Страна исходит из того, что политика энергосбережения позволяет развивающимся государствам сократить потребление энергии и обеспечить высокий уровень энергетической безопасности, что, в конечном счете, отвечает интересам и самой Японии, внешние условия существования которой оказываются более стабильными в условиях предсказуемого спроса на энергоносители. Немаловажно и то, что энергосбережение является важной частью задач сохранения окружающей среды и предотвращения мирового потепления, решение которых в нынешних условиях неотделимо от целей экономического развития.

Основные программные документы по вопросам энергетической политики, принятые японским правительством на протяжении первого десятилетия XXI в. отражают повышение значимости международных аспектов политики энергосбережения. Наиболее важным из документов последнего времени следует считать одобренную правительством в мае 2006 г. «Новую государственную энергетическую стратегию» , которая является средне- и долгосрочной программой энергетического развития. Дальнейшее развитие положения этого документа получили в «Основном плане государственной политики в сфере энергетики» МЭТП Японии (март 2007 г.) . В разделе, посвященном международному сотрудничеству в сфере энергетики и охраны окружающей среды, перед правительством поставлены задачи укрепления международного сотрудничества в многосторонних форматах, в частности в Международном энергетическом агентстве, АСЕАН, Международном энергетическом форуме и т. д., углубления координации государственной политики с зарубежными странами во всех сферах энергетики, включая нефтяную и газовую отрасли, дальнейшего развития новых источников энергии, ядерной энергетики, а также сферы энергосбережения.

«Основным планом» обозначены следующие меры по развитию сотрудничества с азиатскими странами в сфере энергетики:

- развитие и распространение технологий энергосбережения в тех странах Азии, которые имеют низкую эффективность энергопотребления при больших его объемах, с учетом позиций Японии как страны- лидера по эффективности энергопотребления;

- содействие разработкам в сфере биоэнергетики с учетом того обстоятельства, что страны Азии имеют хорошие возможности для развития биоэнергетики, а также для их превращения в средне- и долгосрочной перспективе в поставщиков биомассы для нужд Японии;

- содействие передаче странам Азии технологий экологически безопасного использования углей, технологий производства жидкого топлива из угля, строительству угольных шахт глубокого залегания и обеспечения их безопасности, с учетом использования в этих странах угля, с соблюдением мер по защите окружающей среды,

- содействие формированию региональных структур, нацеленных на создание в регионе резервов сырой нефти и сжиженного природного газа, а также обеспечение ядерной безопасности;

- содействие региональному сотрудничеству путем активного использования многосторонних форматов, в противоположность двусторонним.

Важнейшим инструментом международного сотрудничества Японии с азиатскими странами в сфере энергосбережения является официальная помощь развитию (ОПР). Энергетика наряду со сферой водоснабжения и канализации является той областью, в которой Япония занимает лидирующие по объемам ОПР позиции среди стран комитета помощи развитию. Стоимостной объем предоставляемой ею финансовой помощи в сфере энергетики занимает около 50%, тогда как США - 24%, Г ерманией - 10%9.

Традиционно, в 80-е и отчасти 90-е годы, зарубежная помощь по линии ОПР направлялась главным образом на расширение национального потенциала стран-реципиентов в сфере производства электроэнергии - строительство гидро- и тепловых электростанций, создание инфраструктуры энергопередачи и пр. Таким образом, Токио «убивал двух зайцев»: обеспечивался дополнительный импульс экономического развития этих стран, что содействовало японским инвестициям, и одновременно дезавуировалась критика со стороны этих стран колоссального торгового дефицита в пользу Японии. Актуализация японского опыта в сфере энергосбережения, которая произошла на фоне обострения глобального энергетического кризиса, заставляет вносить коррективы в энергетическую составляющую программ помощи развитию. Теперь на первый план в содержании проектов ОПР стали выходить технологии энергосбережения. Этому способствовала и смена приоритетов в политике Японии в области ОПР|(). В связи с переживаемыми государственным сектором финансовыми трудностями Токио с 2004 г. взял курс на сокращение ассигнований, выделяемых на нужды ОПР, и поставил задачу повышения эффективности расходования выделяемых средств. С этих позиций большими преимуществами стали пользоваться проекты, связанные с передачей странам-реципиентам передовых технологий, в том числе в области энергосбережения. Такие проекты, имеющие в основном демонстрационный характер и требующие от страны-донора лишь ограниченных расходов, выгодно отличаются от традиционных проектов инфраструктурного строительства, предполагающих гораздо более высокий уровень затрат. По этой причине они в меньшей степени подвержены критике за неэффективное расходование средств налогоплательщиков и более устойчивы к политизации помощи развитию, будучи применимы к «авторитарным» и «недемократическим» странами.

Представление о содержании азиатской политики Японии в сфере энергосбережения можно получить на базе анализа ряда официальных документов, в частности, «Белой книги по энергетике», а также документов министерства иностранных дел Японии и Организации развития новых видов энергии и промышленных технологий (NEDO). Так, согласно «Белой книге по энергетике» за 2007 г., политика Японии в сфере энергосбережения проводится по следующим основным направлениям!2.

1. Информационное и консультативно-методологическое сотрудничество: сбор и анализ информации состояния дел в энергетике, проведение международных контактов между ведомствами и организациями, обмен специалистами, организация учебы и стажировок. В документе особенно выделяется организация подобного обмена с Индией и Китаем. (845 млн. иен в 2006/07 фин.г.) 2. Проведение модельных проектов по повышению эффективности энергосбережения (2850 млн. иен в 2006/07 фин.г.).

Речь идет о проектах по внедрению японских технологий в сфере энергосбережения, проведение которых позволяет существенно повысить эффективность использования энергоносителей, а также внедрить альтернативные нефти виды топлива.

3. Меры помощи по оценке результатов модельных проектов и их внедрению на предприятия той же или смежных отраслей (270 млн. иен в 2006/07 фин.г.)

4. Меры по развитию многостороннего сотрудничества в сфере энергосбережения, включая международные проекты по исследованию ситуации в области региональной энергетики стран АТЭС, развитие баз данных, меры по достижению общих подходов в сфере энергетики и т. д. (550 млн. иен в 2006/07 фин.г.)

Основным правительственным органом, координирующим международные проекты помощи в сфере энергосбережения, является Организация создания новых видов энергии и промышленных технологий (The New Energy and Industrial Technology Development Organization - NEDO). Она была создана в 1980 г. для разработки новых видов энергии, альтернативных нефти. В 1993 г. перед NEDO была поставлена задача содействия технологиям новых видов энергии и технологий энергосбережения. После обретения организацией в 2003 г. статуса самостоятельного административного юридического лица NEDO стала полномасштабной структурой по реализации государственной проектной политики в сфере энергосбережения и разработки новых видов энергии.

Применительно к сфере международного сотрудничества следует выделить ряд проводимых NEDO в странах Азии модельных проектов, направленных на повышение эффективности энергосбережения (см. табл.1). Каждый из проектов проходит ряд стадий: предварительную стадию обследования ситуации в какой-либо области, где наблюдается чрезмерно высокий уровень потребления энергии, основную стадию реализации, предполагающую внедрение передовых технологий энергосбережения на одном из предприятий страны-реципиента, наконец, стадию распространения полученных результатов на другие предприятия отрасли. При этом особенностью политики NEDO является то, что для реализации своих проектов она делает ставку на активное привлечение частного японского бизнеса.

Для проведения технического руководства на всех стадиях предусматривается большой объем мероприятий, включающих обучение и стажировки ИТР из стран АТР в Японии, командирование японских специалистов в страны-реципиенты, так называемые «проекты зеленого шлема» (Green Helmet Projects), проведение обмена информацией и совместных исследований, организацию международных семинаров и конференций и т. д. Например, в Таиланде Япония в 2002-2005 гг. израсходовала около 450 млн. иен на реализацию «Проекта подготовки менеджеров в сфере энергетики» («Energy Manager Training Center Project»). Успеху данного проекта способствовало принятие в Таиланде специального закона, обязывающего предприятия и жилищные организации иметь в своем штатном расписании специальную ставку менеджера в сфере энергопотребления. В Турции в течение 2000-2005 гг. был реализован целевой проект по энергосбережению (около 670 млн. иен), позволивший повысить рост эффективности энергопотребления в индустриальном секторе Турции на 5%13.

Среди проводимых Японией проектов помощи следует выделить сферу солнечной энергетики, где страна занимает передовые позиции в мире. Во многих азиатских странах, например, Таиланде, Малайзии, Вьетнаме, Китае, Мьянме, Монголии и Камбодже, Япония еще с первой половины 90-х годов проводит демонстрационные проекты по внедрению электрогенерирующих модулей, включающих блок солнечных батарей и аккумуляторные подстанции. Такие модули позволяют оптимизировать потребление электроэнергии в течение суток и предотвратить скачки напряжения в сети, обеспечивая аккумулирование энергии в дневное время и ее расходование в ночные часы.

Отдельного упоминания заслуживают проекты по модернизации в угольной промышленности, продукция которой продолжает играть ключевую роль в энергетическом балансе Китая, Индонезии, Вьетнама и других стран региона. В этой сфере Япония проводит целый ряд модельных проектов, позволяющих добиться более высокой степени очистки и десульфуризации угля, снизить водопотребление в процессе добычи угля, обеспечить более эффективное сжигание низкокалорийных углей и т. д. С середины 2006 г. NEDO приступила к испытаниям в Китае экспериментальной технологии сжижения угля для производства бензина и дизельного топлива.

Особое место в сфере энергосбережения занимают проекты Японии по сокращению эмиссии парниковых газов. Спецификой подхода Токио к сотрудничеству с азиатскими странами является достаточно тесная увязка предпринимаемых в этой области шагов с принятыми Японией по Киотскому протоколу обязательствами по сокращению эмиссии парниковых газов. По мнению Японии, помощь в сфере энергосбережения создает дополнительные возможности для устойчивого Таблица

Некоторые международные проекты помощи, проводимые Японией в сфере энергосбережения (2002 - 2007 гг.)

Некоторые международные проекты помощи, проводимые Японией в сфере энергосбережения (2002 - 2007 гг.)

14

развития этих стран и достижения «Целей развития тысячелетия», выдвинутых ООН в 2000 г., а также способствует решению стратегической задачи борьбы с глобальными изменениями климата. Не случайно одним из трех столпов японской ОПР в 1997 г., направленной на реализацию киотской инициативы, наряду с сотрудничеством в деле создания потенциала развития и подготовки специалистов по проблемам глобального потепления климата, явилось эффективное использование и передача японских технологий и ноу-хау в сфере энергосбережения!5.

Согласно Киотскому протоколу, при расчете эмиссии парниковых газов разрешается учитывать объем сокращаемых выбросов, приобретаемых данной страной за рубежом. В соответствии с принятыми на себя обязательствами, к 2012 г. Япония должна снизить ежегодный объем выбросов парниковых газов в среднем на 6% по сравнению с уровнем 1990 г. Между тем в условиях экономического оживления середины первого десятилетия 2000-х годов, а также более низких, чем ожидалось ранее, темпов сокращения энергопотребления в домашних хозяйствах никакого прогресса в снижении эмиссии внутри страны не наблюдается. Например, в 2004/05 фин. г., по оценке министерства по охране окружающей среды, общий объем эмиссии парниковых газов Японии в пересчете на СОг составил около 1,33 млрд. т, что превышало уровень 1990/91 фин.г. на 7,4% . В этих условиях только внутренних мер по энергосбережению оказывается недостаточно для достижения необходимого уровня выбросов.

На этом фоне японское правительство, опираясь на достигнутый национальным бизнесом технологический потенциал, взяло курс на сокращение эмиссии парниковых газов за рубежом. В азиатских странах Япония проводит целый ряд проектов относящихся к классу «механизмов чистого развития» (CDM, Clean Development Mechanism) и «проектов совместного осуществления» (JI, Joint Implementation), направленных на выполнение Японией собственной квоты по сокращению выбросов.

Показательным примером в сфере передачи новых технологий энергосбережения с целью снижения зависимости страны-реципиента от углеводородного сырья и одновременного снижения квоты самой Японии на эмиссию явилось японо-египетское сотрудничество в деле создания ветряных энергогенерирующих установок. В рамках одного из проектов ОПР Япония выделила в 2003 г. около 13,5 млрд. иен на создание ветряной электростанции в г. Зарафана (Египет) мощностью около 120 мгВт. Выведение станции на проектную мощность позволит, как ожидается, добиться снижения эмиссии парниковых газов на 250 тыс. т в год по сравнению с выбросами, производимыми тепловой станцией аналогичной мощности17.

Другим интересным примером служит проект по использованию попутного газа на нефтяном месторождении Ландонг во Вьетнаме, предполагающий улавливание газа, его транспортировку по специально построенному трубопроводу и сжиганию на тепловой электростанции. Данный проект, как предполагается, обеспечит Японии сокращение эмиссии на 680 тыс. т двуокиси углерода в год!8.

Сотрудничество с азиатскими странами в сфере энергосбережения проводится Японией в рамках двусторонних и многосторонних соглашений, заключаемых на межправительственном уровне. Формат каждого из таких соглашений выбирается соответственно особенностям промышленной и энергетической структуры страны-партнера, ее готовности принять японскую технологическую помощь, а также политических факторов (значимость той или иной страны во внешнеполитической доктрине Токио, уровень и характер двусторонних отношений и т. д.).

Одним из основных партнеров по сотрудничеству заслуженно является Китай. Именно он испытывает острую потребность в японских энергосберегающих технологиях, потребляя все больше растущих в цене углеводородных энергоносителей. Начиная с 1996 г. Китай поддерживает постоянный межправительственный диалог по вопросам энергетического сотрудничества, когда между правительствами двух стран были установлены первые рабочие контакты на уровне начальников департаментов профильных министерств (МЭТП Японии и Национальной Комиссии по развитию и реформам Китая). В продолжение начавшихся контактов в мае 2006 г. в Токио был проведен Японо-китайский форум по энергетике и защите окружающей среды. В декабре

2006 г. в ходе состоявшейся в Пекине встречи министра экономики, торговли и промышленности Японии А. Амари с Председателем Национальной комиссии по развитию и реформам Китая Ма Кай был подписан меморандум по вопросу о реализации модельного проекта в сфере энергосбережения и защиты окружающей среды. Тогда же в Японии был создан Японо-китайский совет деловых кругов по развитию отношений в сфере энергосбережения и защиты окружающей среды.

С 2007 г. энергетический диалог двух стран на уровне министров (МЭТП Японии и НКРР Китая) был поставлен на регулярную основу.

17 http://www.milano.it.emb-japan.go.jp/doc/oda.ing.pdf, с.З.

1 8 http://www.nedo.go.jp/english/publications/reports/pdf/kyoto.pdf, с.20. В апреле 2007 г. в ходе встречи двух министров было опубликовано межправительственное заявление, в котором декларировалось намерение сторон развивать отношения в энергетической сфере. Стороны констатировали общее понимание в отношении того, что развитие двустороннего сотрудничества в энергетической сфере между правительственными органами и частным бизнесом двух стран будет способствовать энергетической безопасности не только их самих, но и Восточной Азии и мира в целом.

В мае 2006 г. прошел первый, а в сентябре 2007 г. - второй Японокитайский форум в области энергосбережения и защиты окружающей среды. На втором форуме участвовало более 1000 правительственных чиновников, экспертов, представителей деловых кругов двух стран. С японской стороны в профильных комиссиях форума были сделаны доклады, представляющие опыт в деле создания нормативно-правовой базы развития энергетики, ориентирующей компании на внедрение энергосберегающих технологий, проведения в жизнь мер помощи со стороны правительства, решения вопросов ценообразования и т. д. Представители правительств обеих стран оценили сотрудничество в сфере энергосбережения и защиты окружающей среды как «основу взаимовыгодных стратегических отношений»!9. На форуме были подписаны соглашения между частными компаниями и организациями двух стран о начале 10 новых проектов в сфере энергосбережения (например, проекта по повышению эффективности угольных ТЭС Китая и т. д.)

Плодотворно развивается сотрудничество Японии и с Индией, которая также стоит перед необходимостью повышения эффективности в сфере энергопотребления. Диалог на министерском уровне между МЭТП Японии и министерства нефти и природного газа Индии, в том числе и по вопросам энергосбережения, начался с апреля 2005 г., когда в Нью-Дели прошла японо-индийская встреча на высшем уровне.

В декабре 2006 г. в ходе визита в Японию премьер-министра Индии М. Сингха было подписано соглашение о начале «Японо-индийского диалога по энергетике» на уровне правительств обеих стран. Стороны также опубликовали «Совместную декларацию о стратегическом и глобальном партнерстве между Японией и Индией», важной частью которой стал пункт о намерении сторон развивать сотрудничество в сфере энергосбережения. В апреле 2007 г. в Токио прошел первый межправительственный диалог по энергетике, в ходе которого стороны признали важность усилий в сфере энергосбережения, а также необходимость развивать двустороннее сотрудничество по вопро- сам обеспечения энергетической безопасности, в том числе в рамках многосторонних форматов.

Вопросы сотрудничества в сфере энергосбережения занимают видное место в повестке дня встреч на высшем уровне, а также межминистерского диалога Японии со многими другими азиатскими странами, например, Индонезией, Таиландом, Вьетнамом, Филиппинами и т. д. При этом Токио активно развивает диалог не только с правительственными структурами, но и бизнес- и экспертными сообществами страны-партнера. Например, в марте 2007 г. в Ханое прошел Японо-вьетнамский энергетический форум с широким уровнем представительства, в котором приняли участие более 300 человек.

Что касается многосторонних форматов сотрудничества в энергетической области в целом и в области энергосбережения в частности, то здесь следует выделить, пожалуй, три наиболее крупных международных структуры, в которых наблюдается наибольшая активность японской энергетической дипломатии: Пятистороннее совещание министров энергетики, Восточноазиатский саммит и Азиатско-тихоокеанское партнерство в интересах чистого развития и сохранения климата. Обращает на себя внимание тот факт, что формирование всех этих структур шло практически параллельно и относится к самому последнему периоду, а именно к 2005-2007 гг. На этот отрезок времени пришелся наиболее стремительный рост мировых цен на углеводородное сырье, который заставил правительства стран-потребителей уделять первоочередное внимание вопросам международной координации энергетической политики.

Совещание министров энергетики пяти крупнейших потребителей энергоресурсов, составляющих в совокупности около половины мирового потребления - США, Китая, Японии, Индии и Южной Кореи - состоялось по инициативе Китая в Пекине в декабре 2006 г. Принятое на совещании «Совместное заявление», в частности, содержало пункты о необходимости улучшения энергосбережения и повышения эффективности использования энергоресурсов, диверсификации структуры энергопотребления с целью более широкого использования «чистых» и альтернативных источников энергии, а также возобновляемых видов энергии. Меры по поощрению энергосберегающих технологий и повышению эффективности энергопотребления, по разработке и внедрению экологически безопасных технологий в сфере энергетики были перечислены в качестве важных составляющих политики международного сотрудничества, направленной на достижение глобальной энергетической безопасности20.

Подписанием совместного заявления о сотрудничестве в восьми промышленных секторах (металлургия, цемент, производство и передача электроэнергии, алюминий, углеводородные энергоносители, угольная промышленность, возобновляемые источники энергии, строительство и электробытовые приборы) в целях контроля над эмиссией парниковых газов завершилась 12 января 2006 г. министерская конференция «Азиатско-тихоокеанского партнерства в интересах чистого развития и сохранения климата», проводившаяся в Сиднее с участием шести стран - Японии, США, Китая, Индии, Южной Кореи и Австралии. В совместном заявлении новая структура сотрудничества характеризуется как дополняющая Киотский протокол. Ее цель заключается в том, чтобы оказывать содействие, в том числе финансовое (льготное налогообложение, ОПР и пр.), передаче различным странам энергосберегающих технологий, не устанавливая по каждой стране объемы сокращения выбросов парниковых газов2!.

Решение о начале сотрудничества в рамках партнерства было принято в июле 2005 г. на состоявшейся в США встрече, в которой приняли участие Япония, Китай, Индия, РК и Австралия. На долю этих шести стран приходится половина мирового объема выбросов парниковых газов, причем доля США составляет 23%, КНР - 14%. Несмотря на то, что Япония, Китай, Индия и РК ратифицировали Киотский протокол, ни одна из этих стран, за исключением Японии, не несет обязательств по сокращению выбросов парниковых газов. США и Австралия вообще не являются участниками данного протокола. Тем не менее, очевидно, что реализация в США и КНР мер по контролю над вредными выбросами будет способствовать повышению эффективности деятельности, направленной на предотвращение глобального потепления климата в целом. Достигнута договоренность о том, что с 2013 г., по истечении срока действия Киотского протокола, США также будут участвовать в форме «диалога» в обсуждении мер, направленных на противодействие глобальному потеплению. Предполагается, что Япония как мировой лидер в сфере энергосбережения будет сотрудничать в рамках данной структуры, прежде всего, с США и Китаем, которые являются крупнейшими странами, загрязняющими атмосферу и не имеющими обязательств по сокращению выбросов парниковых газов .

Другим важным международным форумом, в рамках которого Токио проявляет существенную активность по вопросам международного энергетического сотрудничества, является Восточноазиатский саммит.

Например, на втором Восточноазиатском саммите, который состоялся в филиппинском городе Себу в середине января 2007 г., с активным участием Японии была разработана и принята декларация стран Восточной Азии по энергетической безопасности, в которой были провозглашены следующие цели дальнейшего сотрудничества23:

- улучшать эффективность и экологическую безопасность использования ископаемых видов топлива;

- снижать зависимость от традиционных видов топлива за счет программ повышения эффективности сжигания энергоносителей и улучшения энергосбережения, развития гидроэнергетики, расширения сфер применения возобновляемых видов энергии, производства и применения биологических видов топлива, а также использования ядерной энергии теми, кто заинтересован в этом виде энергоресурсов;

- содействовать развитию открытых и конкурентных региональных и международных рынков, которые бы обеспечивали на всех уровнях доступные виды энергии;

- сокращать эмиссию парниковых газов путем проведения эффективных видов политики, что послужило бы делу уменьшения изменений глобального климата;

- придерживаться курса на поощрение инвестиций в разработку источников энергии и развитие инфраструктуры путем более активного привлечения частного бизнеса.

На саммите Япония выдвинула инициативу проведения в странах региона политики энергетического сотрудничества. Она получила название «Топливное обеспечение Азии - инициатива Японии в пользу чистых источников энергии и устойчивого развития» («Fueling Asia - Japan's Cooperation Initiative for Clean Energy and Sustainable Growth»). Четыре основных положения этой инициативы прозвучали в выступлении на саммите бывшего премьер-министра Японии С. Абэ 15 января

2007 г 24

1. Развитие сотрудничества в области энергосбережения.

2. Развитие биоэнергетики.

3. Экологически безопасное использование каменного угля.

4. Ликвидация «энергетической бедности».

Для развития международного сотрудничества в области энергосбережения Япония предложила принять у себя в течение пяти последующих лет одну тысячу стажеров и направить в страны региона 500 японских специалистов для реализации программ развития энергосберегающих технологий в странах Восточной Азии и программ кадрового обеспечения энергопотребляющих отраслей этих стран. Кроме того, было предложено организовать в Восточной Азии Центр азиатского сотрудничества по вопросам энергосбережения, который бы стал по своему профилю головным информационным и методическим учреждением региона. Уже в июне 2007 г. при финансовой поддержке правительства такой центр был создан на базе существующего с 1978 г. Японского центра по вопросам энергосбережения (ECCJ, The Energy Conservation Center, Japan). Этот центр имеет большой опыт реализации технической помощи развивающимся странам по вопросам энергосбережения . Для финансового обеспечения программ международного сотрудничества было предложено активно использовать механизмы «неновых кредитов», а также кредитов по линии Японского банка международного сотрудничества.

Япония предложила создать постоянно действующую исследовательскую группу по вопросам энергетики биомассы в странах Азии для развития сотрудничества в сфере биоэнергетики. Такая группа была создана при Комплексном институте промышленных технологий . Япония обязалась принять в течение пяти лет 500 стажеров из стран Восточной Азии, организовать проведение ряда международных семинаров по административным и техническим вопросам развития биоэнергетики, а для координации работы создать специализированный «Офис по развитию международного сотрудничества с азиатскими странами в области биоэнергетики».

В сфере сотрудничества по вопросам экологически безопасного использования каменного угля Япония предложила создать у себя специализированный Центр содействия по внедрению технологий сжижения каменного угля, который будет заниматься вопросами распространения этих технологий в странах Восточной Азии на основе их коммерциализации. Кроме того, было предложено развивать сотрудничество со странами региона в сфере «чистых технологий» применения каменного угля.

Что касается политики ликвидации «энергетической бедности», под которой понимается отсталость многих стран региона в области энергетической инфраструктуры, то здесь Япония предложила реализацию в течение трех лет проектов помощи странам Восточной Азии по линии ОПР на общую сумму около 2 млрд. долл. В частности, речь идет о проектах технической и финансовой помощи, касающихся наращивания технической базы электроэнергетики восточноазиатских стран, развития их региональной энергетической инфраструктуры, проведения национальных проектов в области энергосбережения и т. д.

* * *

Опыт политики международной помощи Японии в сфере энергосбережения в азиатском регионе имеет большую практическую ценность для России, для которой повышение эффективности энергопотребления остается одной из актуальнейших задач экономического развития. Например, удельная энергоемкость российского ВВП в 2,5 раза превышает показатели США и в четыре с лишним раза показатели Японии . В этих условиях объективной потребностью становится переориентация энергетических отношений с Японией, которые в основном развиваются в плоскости отношений поставщика и покупателя энергоресурсов, в направлении технологического сотрудничества. На передний план наших взаимоотношений в сфере энергетики должны выходить проекты помощи в сфере энергосбережения, реализация которых позволила бы России достичь реального снижения энергозатрат на производство единицы ВВП и повышения эффективности энергопользования. С этой точки зрения формат и содержание действующих межправительственных соглашений Японии с азиатскими странами, регулирующих вопросы сотрудничества в области энергосбережения, заслуживают пристального внимания со стороны российских внешнеполитических структур, которые занимаются стратегическим планированием на японском направлении.

Стратегическое планирование нефтегазовой отрасли с учетом процессов энергетического сотрудничества в Азии, и в том числе в сфере энергосбережения, приобретает особое значение для России и в связи с ростом значения восточноазиатского региона, которое зафиксировано в принятой Москвой долгосрочной стратегии развития энергетической отрасли. Россия намерена уделять странам АТР все большее внимание по той причине, что именно этот регион является наиболее активным покупателем энергоресурсов, обеспечивая до 45% перспективного прироста мирового спроса на нефть. По словам главы Мин- промэнерго РФ В. Христенко, если в настоящее время более 90% экспортируемых российских энергоносителей поставляется в страны Европы, то к 2020 г. доля стран Азии в российском экспорте возрастет с 3% в 2005 г. до 30% по нефти и с 5% до 25% по газу . В этих условиях знание реалий азиатского рынка, перспективный анализ динамики потребностей отдельных стран региона позволили бы своевременно вносить коррективы в планы развития добывающих мощностей Сибири и Дальнего Востока.

Кроме того, актуализации данного вопроса для российского внешнеполитического истеблишмента способствует и тот факт, что вопросы энергетического сотрудничества занимают все более заметное место в деятельности крупнейших международных организаций. Помимо уже упомянутого Восточноазиатского саммита, принявшего Декларацию по энергетической безопасности, следует отметить, что энергетическая тематика получила прочную «прописку» в повестке дня ежегодных встреч на высшем уровне стран «большой восьмерки», например, в 2006 г. в Санкт-Петербурге и в 2008 г. на озере Тоя (Япония). В целом наблюдается процесс политизации сферы международной энергетической безопасности, в рамках которой особую значимость приобретают не столько усилия отдельных стран по поиску новых возможностей поставок (имеющие по понятным причинам естественные пределы), сколько политика снижения потребностей в энергоресурсах (расширяющая свои возможности по мере развития научно-технического прогресса). В этом смысле роль Японии как «инкубатора технологий» энергосбережения в многосторонних структурах международного сотрудничества будет неизбежно возрастать.

Как представляется, подобные структуры получат в азиатском регионе дальнейшее развитие как прообраз более мощных интеграционных объединений, подобно тому, как процесс европейской интеграции пошел с момента создания в 1951 г. Европейского объединения угля и стали. Россия должна быть готова к тому, что такие интеграционные структуры, помимо координации энергетической политики и технологического сотрудничества, объективно возьмут на себя функцию субъекта переговорного процесса во взаимоотношениях с поставщиками энергоресурсов, отстаивающего консолидированную позицию региона-потребителя. Станет ли подобной структурой активно формирующееся «восточноазиатское сообщество», или это будет другой региональный форум, покажет время. Однако ясно, что именно Япония имеет все необходимое для того, чтобы занимать в подобных структурах позицию лидера: заслуженную репутацию «технологического донора», мощные финансовые ресурсы, высокий международный авторитет среди большинства стран региона.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com