Перечень учебников

Учебники онлайн

К новой среднеазиатской стратегии

Ни один из этих путей развития американской политики в Центральной Азии не отвечает требованиям, предъявляемым к новой региональной стратегии. События 2005 и 2006 гг. сделали ясным, что стратегия США в Центральной Азии - с ее выраженным упором на демократизацию и поддержку мирных революций - привела к нежелательным результатам, а потому необходим свежий, новый подход к этому региону.

У политического сообщества есть три варианта:

1. Сохранить курс и продолжить нынешнюю политику;

2. Отбросить идею преобразования Центральной Азии, сконцентрироваться на отношениях в области безопасности и на прочных интересах США в этом регионе с позиций чистой Realpolitik, и пусть ход событий определит будущее региона; или

3. Предложить новую стратегию, которая будет учитывать сложное наследие Центральной Азии и новые геополитические реалии.

Первый вариант явно неприемлем с точки зрения обозначенных выше интересов США. Агрессивное насаждение демократии вероятнее всего приведет к дестабилизации, как это случилось в Киргизии, а не к демократизации. Более того, эта политика может привести США к конфликту со всеми правительствами региона, а также с Китаем и Россией, которые решительно не приемлют этот аспект американской политики. Поскольку Россия и Китай играют важную роль в регионе и оказывают существенное влияние в области политики, экономики и безопасности, такая политика вероятнее всего будет иметь неблагоприятные последствия для их отношений с Соединенными Штатами.

Второй вариант также неприемлем для Соединенных Штатов. Закрыть глаза на особенности внутренней политики в Центральной Азии и свести все отношения с государствами этого региона к вопросам безопасности, экспорта энергоносителей и доступа США к военным базам противоречило бы самым глубоким американским ценностям. Более того, такая политика означала бы игнорирование того факта, что Центральная Азия действительно нуждается в реформах. Пренебрежение необходимостью системных преобразований, поддерживающих долговременное устойчивое экономическое развитие региона и его продуктивную интеграцию в международную систему, а также продвижение к более открытой и представительной политической системе, без чего невозможно внутреннее обновление и международная интеграция, грозят ужасающими последствиями. Для Соединенных Штатов пренебрежение этой вопиющей потребностью было бы близорукостью, сулящей крах американских интересов в регионе в не слишком отдаленном будущем.

Таким образом, третий вариант, выдвижение новой стратегии - сулящей наибольшие перспективы для Соединенных Штатов, регионов и его соседей - является единственной жизнеспособной политикой, позволяющей реализовать цели Америки в Центральной Азии. Чтобы быть успешной, новая стратегия не может быть ограничена подходом, узко сфокусированным только на регионе. Учитывая близость Центральной Азии к России и Китаю и роль, которую эти два огромных и влиятельных соседа обречены играть в делах региона, любая новая стратегия США по меньшей мере должна содержать существенную составляющую, предусматривающую разные варианты участия России и Китая в развитии региона.

Таким образом, обращаясь к первым пятнадцати годам независимости Центральной Азии, можно с уверенностью сказать, что этот регион занял довольно существенное место на политической карте мира. Его соседство с великими державами одновременно является источником возможностей и уязвимости. Для мирового сообщества он представляет собой важную возможность; но его склонность привлекать внимание великих держав есть также источник уязвимости, поскольку ведет к ограничению независимости и к покушениям на суверенность стран Центральной Азии. Хотя их независимость и суверенность больше не ставятся под сомнение, как это было всего полтора десятилетия назад, они все еще нуждаются в помощи международного сообщества для защиты своей стратегической независимости на международной арене и выполнения обязательств суверенных государств.

Соединенные Штаты имеют уникальную возможность для предоставления помощи. В отличие от России и Китая они удалены, их интересы ограничены и не включают притязаний на владычество в Евразии. Но Соединенные Штаты не имеют возможности в одиночестве нести бремя ответственности за регион. Фактически, с учетом расположения региона между Россией и Китаем, стратегия может быть успешной только при поддержке и сотрудничестве этих евразийских держав.

После 11 сентября США успешно утвердили свое присутствие в Центральной Азии, и этот опыт свидетельствует, что для достижения своих целей в этом регионе Америке нужна поддержка России и Китая. Но для этого нужно, чтобы Китай и Россия четко видели свою выгоду в присутствии США. И Китай и Россия явно заинтересованы в поражении Талибана и в возвращении Афганистана на путь мирного созидания. Именно поэтому они приняли развертывание вооруженных сил США в Центральной Азии.

В данный момент похоже, что США уходят из Центральной Азии. Их изгнали из К2; поддержка революции в Киргизии обернулась неприятностями; пять стран региона при поддержке России и Китая призвали США назвать дату вывода своих вооруженных сил. Но эта картина не отражает подлинной взаимосвязи сил в Центральной Азии.

В силу своего присутствия в Афганистане Соединенные Штаты продолжают держать ключ к региональной безопасности. Успех в Афганистане разгонит черные тучи, нависшие над безопасностью Центральной Азии; неудача в Афганистане сделает их еще более мрачными. Соединенные Штаты являются ключевым игроком в Афганистане и, соответственно, во всей Центральной Азии. Они продолжают выполнять роль, которую ни Китай, ни Россия, ни любая другая из соседних стран не могут даже взять на себя, не говоря уж о ее успешном завершении. Ни одно из центральноазиатских государств, равно как Россия и Китай, не заинтересовано в провале миссии США в Афганистане. При таком развороте событий их интересы серьезно пострадают. Это дает Соединенным Штатам мощный рычаг для убедительного разговора с Китаем и Россией о совместных интересах в регионе.

Близость Афганистана и его влияние на бывшие советские среднеазиатские республики означает, что предметом этого разговора будет и регион в целом. Поскольку ни Китай, ни Россия не заинтересованы в его крахе, Афганистан может послужить исходным пунктом разговора между Россией, Китаем и Соединенными Штатами о будущем их интересов в Центральной Азии. Этот разговор не следует вести за спинами центральноазиатских правительств. Они также должны участвовать в процессе. Но из него нельзя исключать Китай и Россию, потому что они участники, а Центральная Азия явно нуждается во внешней помощи.

Другим важным рычагом влияния США является тот факт, что в этом регионе они представляют собой самую желанную из великих держав, хотя временами этого никак нельзя сказать. Для центральноазиатских элит они являются единственной мировой державой, которая, с одной стороны, находится достаточно далеко, а с другой - способна уравновешивать чрезмерно навязчивое порой влияние России и Китая. Будучи единственной оставшейся сверхдержавой, Соединенные Штаты воспринимаются в регионе как центр мировой власти. В глазах местных элит доброжелательный прием в Вашингтоне или визит высокопоставленных лиц в регион до сих пор остается уникальным актом легитимации.

Более того, Россия и Китай заинтересованы в присутствии США в Центральной Азии. Китай должен быть заинтересован в дальнейшем присутствии США в Центральной Азии и Афганистане в качестве стабилизирующей силы, поскольку оно (присутствие) снимает угрозу дестабилизации Синьцзяна, прикрывает всю Центральную Азию зонтиком безопасности и позволяет Китаю сосредоточиться на экономическом развитии и расширении своих коммерческих и культурных связей с регионом. Для России, которую все более тревожит будущее ее взаимоотношений с Китаем, Соединенные Штаты могут стать полезным противовесом бурно растущему восточному соседу. Таким образом, хотя поддержка Америкой процессов демократизации и революции тюльпанов в Киргизии была воспринята в регионе негативно, военное присутствие США и их роль в обеспечении безопасности способны еще долгое время служить множеству разнообразных интересов.

Задача состоит в том, чтобы вовлечь Китай, Россию и среднеазиатские элиты в разговор об интересах США, о восприятии основных проблем, стоящих перед регионом, и о лучших способах их решения. Соединенные Штаты и их партнеры в Центральной Азии должны устранить различия в их восприятии. Соединенные Штаты считают, что изменения - это непременное предварительное условие успеха, а их собеседники полагают, что в этом регионе перемены - это путь к катастрофе. Они привержены статус-кво. А Соединенные Штаты привержены переменам. Партнеры и весь регион прежде всего нуждаются в разговоре.

Ситуация в Центральной Азии призывает обратиться к концепции, выдвинутой американскими политиками в связи с другой областью внешней политики США. Это концепция «ответственного пайщика», которая была сформулирована в связи с Китаем в речи заместителя госсекретаря США Роберта Б. Целлика62. Логика ответственности акционера самоочевидна: великая держава, вкладывающаяся в международную систему, решительным образом заинтересована в том, чтобы ее вклад был защищен, а правила международной системы были ограждены от тех, кто склонен их нарушить:

Пришла пора побудить Китай к превращению в ответственного пайщика международной системы. В качестве ответственного пайщика Китай станет чем-то большим, чем простым членом, - он начнет работать с нами для поддержания той международной системы, которая сделала возможным его успех.

Сотрудничество в качестве пайщиков не предполагает отсутствия различий - у нас будут разногласия, которые нам придется улаживать.

Но разрешение разногласий может осуществляться только в рамках общей системы координат, когда стороны признают совместную заинтересованность в поддержании систем политики, экономики и безопасности, позволяющих участникам стремиться к взаимной выгоде.

Логика ответственности пайщика, применимая к политике США в отношении Китая, применима и к задаче создания режима сотрудничества в Центральной Азии. Пять среднеазиатских государств вместе с Россией, Китаем и Соединенными Штатами фактически являются пайщиками этого региона, хотя у каждой из стран своя степень собственности и ответственности. Несмотря на все различия, у них есть общий интерес - стабильность и безопасность региона.

Не будет ничего фатального, если при таком подходе у США не будет лидерства в делах региона. Более того, это может оказаться немалым преимуществом с учетом заинтересованности Соединенных Штатов в создании системы, способной к самостоятельному развитию экономики и безопасности, а особенно с учетом множества запросов на внимание и ресурсы США в других местах.

Центральная Азия слишком важна, чтобы бросать ее на произвол судьбы. Она также слишком важна для Соединенных Штатов, чтобы позволить России и Китаю хозяйничать там бесконтрольно. Им недостает ресурсов и видения, чтобы поставить регион на путь, ведущий к долговременной стабильности и безопасности. При этом у них есть свои интересы в

Центральной Азии и есть возможности, которые могут стать, с точки зрения Соединенных Штатов, или частью решения, или частью проблемы. Заручиться их поддержкой - вот что должно быть неотъемлемой частью стратегии США в Центральной Азии, стратегии, которая должна сделать ясным для всех пайщиков этого отдаленного и неспокойного региона, что успех может быть выгоден всем участникам, тогда как провал может грозить равно разрушительными последствиями как для всех участников, так и для тех, кто расположен весьма далеко от сердца Евразии.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com