Перечень учебников

Учебники онлайн

Место политической науки в системе социальных и гуманитарных наук

Мир политического переплетается с историей, культурой, сферой экономики, социальными феноменами. Поэтому не случайно, что на его изучение претендуют и другие социально-гуманитарные дисциплины. Политологам приходится постоянно соперничать и сотрудничать с философами, социологами, историками. Интегрируя отдельные аспекты этих дисциплин, политология располагается как бы в точке их пересечения и представляет собой междисциплинарную науку.
На заре формирования политической науки как самостоятельной дисциплины известный английский историк Э.Фримен не без определенных оснований говорил: «История — это прошлая политика и политика — это сегодняшняя история». И неудивительно, что политическая наука сформировалась в тесной взаимосвязи с историей. Но это отнюдь не говорит об отсутствии серьезных различий между двумя дисциплинами, что можно проиллюстрировать, сравнив задачи и функции историка и политолога. Как правило, историк имеет дело с свершившимися процессами и феноменами, ставшими уже достоянием прошлого. Он может наблюдать начало, развитие и конец изучаемых процессов. Политолог, напротив, имеет дело с еще не свершившимися фактами. Он смотрит на эти факты как на продолжающееся действие. Он смотрит на историю как на спектакль и воспринимает ее как действие, участником которого является сам. В отличие от историка, который может анализировать свой предмет, как бы став над ним, отстранившись от него, политолог должен сохранить теснейшую связь с предметом исследования, он находится как бы внутри изучаемого им процесса. Реальный источник его затруднений состоит в том, что он должен оценивать состояние политической ситуации до того, как она примет историческую форму, т.е. станет необратимой. А это побуждает политолога зачастую смешивать свои собственные желания с реальностью.
Касаясь возможностей той или иной науки адекватно изучить свой объект, уместно применить здесь гегелевскую метафору: «Сова Минервы, начинает свой полет в сумерках». И действительно, более или менее исчерпывающие и соответствующие реальному положению вещей знания о том или ином общественно-политическом феномене можно получить лишь тогда, когда этот феномен стал свершившимся объективным фактом общественной жизни. Соответственно исследователь может изучать этот факт, наблюдая и изучая его как бы со стороны. С этой точки зрения положение историка предпочтительнее, поскольку он имеет дело с уже свершившимися историческими феноменами и фактами. Что касается политолога, то объектом его интереса являются живые реальности, затрагивающие интересы множества действующих в этих реальностях лиц.
Политолог, будучи одним из этих лиц, не способен в полной мере стать над изучаемыми им реальностями, которые еще не стали свершившимися фактами, находятся в движении, процессе становления. Он не может отвлечься от субъективных, сиюминутных впечатлений, и его выводы могут быть подвержены влиянию изменяющихся событий и обстоятельств. Образно говоря, для политолога сумерки еще не наступили и его сова не готова к вылету.
Особенно важен вопрос о соотношении и разграничении политологии и социологии. Строго говоря, социальная сфера является объектом исследования социологии, а мир политического — политологии. Но при близком рассмотрении обнаруживается крайняя трудность, если не невозможность определения, где именно на линии АС (см. рис. 1) кончается социальная и начинается политическая подсистема. Не прояснив этот вопрос, мы не можем, разумеется, даже приблизительно определить круг тем и проблем, охватываемых соответственно социологией и политологией.
Очевидно, что существует комплекс институтов, феноменов, отношений, однозначно относящихся соответственно к гражданскому обществу (семья, группа, социальные слои, классы и т.д.) и к миру политического (парламент, правительство, государственно-административный аппарата и др.). Но существуют и такие институты, которые могут рассматриваться как несущие конструкции или составные элементы одновременно и гражданского общества, и подсистемы политического. В этом смысле особенно типично положение политических партий, имеющих своей социальной базой различные группы, слои, классы гражданского общества. Главная их задача состоит в том, чтобы сгруппировать, выкристаллизовать разнородные конфликтующие интересы в этом обществе и, представляя их во властных структурах, трансформировать в соответствующий политический курс в системе законодательной и исполнительной власти.
Пример с политическими партиями показывает, что между гражданским обществом и миром политического существует некое промежуточное пространство, от которого во многом зависит жизнеспособность и эффективное функционирование обеих подсистем. Следует отметить, что в гражданском обществе коренятся социально-экономические, социокультурные, этнонациональные, религиозные, образовательные и иные проблемы, которые в совокупности составляют социологические основы политики.
Очевидно, что ни политическая наука, ни социология не вправе претендовать на исключительную монополию на данный блок проблем. Выход из такой антиномии был найден на путях формирования новой самостоятельной научной дисциплины — политической социологии, объектами исследования которой являются институты, механизмы, процессы, действующие на стыке между гражданским обществом и миром политического. Главное отличие политологии от политической социологии состоит в том, что последняя имеет дело с социальными причинами и отношениями распределения власти и властных структур в обществе, факторами, определяющими политическое поведение людей, политические конфликты, политические установки, ориентации и умонастроения широких масс населения. Как отмечали видные представители политической социологии США Р.Бендикс и С.М.Липсет, «в отличие от политологии, которая исходит от государства и изучает, как оно влияет на общество, политическая социология исходит от общества и изучает, как оно влияет на государство, то есть на формальные институты, служащие разделению и осуществлению власти».
Политическая социология представляет собой своеобразный синтез социологии и политологии. Она в большей степени, чем политология, концентрирует внимание на борьбе за власть между различными частями общества, социальных конфликтах и социальных изменениях, скрытых функциях, неформальных и дисфункциональных аспектах политики. В широком смысле слова в центре внимания политической социологии — социологическое измерение политических феноменов. Она занимается прежде всего социальной базой власти во всех институциональных секторах общества. В этом контексте политическая социология интересуется особенностями социальной стратификации, тем, как они сказываются на политической организации. В узком смысле слова она концентрирует внимание на организационном анализе политических группировок и политического руководства, изучает социальный контекст политических институтов и процессов на макро- и микросоциальном уровнях.
Если снова обратиться к рис. 1, то обнаружится, что на линии ВС положение дел оказывается еще более сложным и запутанным, чем на линии АС. И действительно, где на этой линии кончается духовная сфера и начинается мир политического?
Попытаемся объяснить это на конкретном примере. В качестве центрального субъекта мира политического выступает человек. Однако человек является существом не только социальным, политическим и экономическим, но и одновременно духовным, социокультурным, политико-культурным, морально-этическим и др. Было бы напрасным трудом пытаться провести некие линии разграничения между различными ипостасями, в которых одновременно выступает человек. Очевидно, что, обращаясь к человеку, политология вторгается в сферу интересов философии, этики, культурологии, антропологии, психологии, а эти последние в свою очередь — в сферу интересов самой политологии. На пересечении этих сфер мы и вправе вести разговор о политической философии, политической антропологии, политической психологии, политической этике, политической культуре как особых областях исследования и, с определенными оговорками, как о самостоятельных дисциплинах или разделах политической науки.
Политическая философия представляет собой отрасль или подраздел философии, имеющие своим объектом изучения и трактовки сферу политического. Ее задача — установление добра и зла, справедливого и несправедливого, совершенного и несовершенного, подлежащего сохранению или изменению, одобрению или осуждению и т.д. в политике. Если философия призвана постичь природу вещей вообще, то цель политической философии — понимание природы политических вещей. Этот аспект более подробно будет рассмотрен при анализе мировоззренческого измерения политики.
Политическая психология призвана изучать роль установок, ориентации, убеждений, ожиданий, мотиваций, восприятии в политическом поведении людей. Особенно широко исследования такого рода используются при изучении общественного мнения, политической социализации, политического конфликта и сотрудничества, электорального поведения, политических установок и т.д. Зачинателем политической психологии считается Г.Ласуэлл, который в 1930 г. опубликовал книгу «Психология и политика», а в 1950 г. в соавторстве с А.Капланом — «Власть и общество». Особое развитие она получила с развертыванием после Второй мировой войны так называемой бихевиористской революции (об этом см. ниже).
Под политической антропологией традиционно понимается дисциплина, занимающаяся системами и институтами управления этнических сообществ, в особенности в развивающихся и примитивных обществах. Она интересуется связями политического поведения с более широкой культурой группы, коллектива, сообщества. Политико-антропологические исследования позволили сравнить разнообразные политические системы и выявить этнические факторы в политическом поведении людей.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com