Перечень учебников

Учебники онлайн

2. Нормативный характер институциализации конфликта в государственном управлении

Конфликт как результат негативного взаимодействия определяется как отношение, сутью которого является противоборство больших групп людей с целью достижения статуса, при котором возможно устойчивое удовлетворение достигнутых данной социальной группой потребностей. Модель политического конфликта в виде взаимодействия индивидов является результатом того, что негативное взаимодействие осуществляется между группами людей по вопросу политически определяемых норм взаимодействия индивидов и удовлетворения их потребностей. Государство — основной субъект управления подобными взаимоотношениями между социальными объектами. А предметом политического конфликта, как следствие, выступает статус (статусы) или политико-правовое положение индивида или группы индивидов, которым они обладают до и после конфликта.

Политико-правовое положение индивида — это утверждаемая политикой и правом закрепляемая зависимость людей от условий жизни. Политическим положением является реальная или действительная сторона жизни индивида, а правовым статусом определяется формальная или гипотетическая сторона его жизни. Поэтому представления о том, что любой конфликт в структуре политики и управления начинается и заканчивается в юридической форме, не в полной мере отражают проблему государственного управления конфликтами, и не сводятся к вопросу управления конфликтами в области права. Так, например, институт президентства может быть подвергнут трансформации только в виде изменения конституционных норм, тогда как президент как действующий субъект политики приобретает свою реальность посредством регламентируемых законом и утверждаемых политикой выборов.

Изменение нормы — это результат взаимодействия групп индивидов по поводу данной нормы. Основанием взаимодействия по вопросу нормы выступает несоответствующий потребностям индивида статус. Отношение индивидов по вопросу закона может носить только негативный характер. Причина — ограниченность ресурсов, находящихся в руках государства и его неспособность полностью ими распоряжаться. Этот факт происходит также из субъективных свойств индивидов, из их внутренних потребностей. Последнее становится ясным тем, кто меняет свое статусное состояние. И такие жизненные и юридические позиции, скажем как женатый или неженатый, предопределяют и субъективные свойства мужчины, его целевые установки и интересы. Государство в подобном взаимодействии стремится сыграть роль с одной стороны источника статусного деления общества, а с другой стороны роль «третейского судьи», определяющего права каждого из участников борьбы на занятие данного статуса. В первом случае государство направляет негативное взаимодействие в существующие институциональные нормы, во втором случае оно действует внеинституционально, осуществляя роль третьей стороны. Можно сказать, что государственное управление конфликтом осуществляется и пассивно, и активно.

Пассивная роль государства в управлении конфликтом сводится к определению структуры статусов и социальных положений, через конституирование основополагающих принципов господствующих отношений. Государство в «основном законе» в принудительном порядке определяет главное отношение — отношение к собственности. Этим государство определяет и закрепляет всеобщий принцип, господствующий на территории страны. Так, в Российской Федерации признаются и защищаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности . Эта декларация утверждает такой политический порядок, при котором статус индивида не может выходить за пределы существующих форм собственности. Данное ограничение определяется государством как такое благо, которое является обязательным и неотъемлемым правом каждого быть владельцем чего-либо как непосредственно (частная собственность), так и опосредованно (государственная и иные коллективные формы собственности). Определяя всех граждан формально владельцами, государство опирается при этом на естественную способность человека потреблять через присвоение предметов потребности.

Состояние человека, при котором присвоение ограничено по причине неплатежности самого человека или общества, определяется государством как состояние ограниченного владения. Ограниченность владения есть результат ограниченной присваивающей способности индивида, за которую государство несет ответственность только тогда, когда ограничения являются результатом природных факторов или условий социального риска. Государство, опосредуя потребление определением статуса индивида, в то же время не берет на себя всю полноту ответственности за состояние потребления индивидов. Этим актом государство практически освобождает себя от ответственности за фактическое состояние потребления граждан, делая их всех формально равными (юридически равными) по отношению к собственности и неравными фактически.

Вывод из сказанного очевиден, что государство защищает абстрактное право граждан быть владельцами чего-либо, а значит — защищает фактическое богатство, принадлежащее каждому отдельно взятому индивиду, т. е. сохраняет существующее неравенство. При этом для него не имеет значения, владеет индивид большим или малым состоянием. Для государства важно в этих отношениях различие в богатстве, а именно статусная дифференциация. Но государство не создает социальную дифференциацию, оно ее юридически закрепляет и политически утверждает своим воздействием на те формы зависимости индивида от условий жизни, которые экономически необходимы. Вследствие этого политико-юридическим образом структурируется общество по различным состояниям, что выражается в фактическом его расслоении и дифференциации и выступает объективным основанием для политических конфликтов в обществе, которые провоцируются самими институтами государства.

Активная роль государства заключается в стремлении определить правомочия участников борьбы за изменение своих статусных позиций и легитимировать правовые формы конфликтов. Для достижения иного статусного состояния индивид или группа индивидов в современных обществах непосредственно не соотносятся с индивидами иных статусных состояний. Этот факт обусловлен тем, что только государство определяет политико-юридические статусные состояния. Поэтому индивиды, находящиеся в ущемленном статусном положении, предъявляют претензии не к другим индивидам, а к основному источнику статусного расслоения в обществе — государственной власти. Отношение индивидов с низкими статусными состояниями к власти всегда приобретает различные формы конфликта. Какие политические формы конфликта могут проявиться, зависит от многих факторов; например, от уровня нужды одних субъектов и степени силы других акторов. Государственные институты при этом определяют комплекс правил, принуждающих действовать противную сторону. Отклонения от принятых норм позволяют государству использовать «легитимное физическое насилие» для того, чтобы участники конфликта следовали утвержденным правилам. Борьба вокруг государства, выходящая за пределы легитимных норм, определяется государством как незаконная, посягающая на основные устои государства — т. е. антигосударственная. Меры, применяемые государственной властью в данном случае, могут быть настолько жестокими, насколько отклонение противоборствующей стороны от политических норм является существенным.

Институциализация конфликта — это утверждение государством своей способности разрешать конфликт той структурой институтов государственной власти, которая представлена в данный текущий момент. Поэтому деятельность государства по выработке различных норм носит для него определяющий характер. Государственное управление посредством норм как выражение в идеальной форме значимых в первую очередь для государства, отношений, является определяющим управлением.

В широком смысле под нормой понимают границу физической или духовной способности индивида или группы индивидов свободно, без особых усилий, присваивать что-либо. Индивид, например, не может вступить в отношения с камнем, вес которого превышает его физическую силу, т. е. не способен его одолеть. То, что индивид не в состоянии одолеть и присвоить, посредством отношения к нему, он может созерцать и при этом находить во всем нечто его утверждающее. Однако свойства индивида могут быть изменены либо под воздействием (объединением) таких же равных ему индивидов (не способных, так же, как и он, одолеть проблемы, с которыми сталкивается, а значит равных ему), либо под воздействием технических средств, делающих его способности на «разы» большими. И в том и в другом случае свойства индивида видоизменяются и при этом норма, граница способностей присвоения, изменяет свой смысл и значение. Изменяя значение, правило делает индивида способным вступать в те отношения, в которые он прежде не в состоянии был вступить; или не вступать в те отношения, в которых индивид до определенного времени находился.

Если природное право объективно представлено в качестве сдержек, то духовная норма дается индивиду посредством воспитания и образования и сдерживает только в силу того, что индивид следует в своей жизни этому правилу. Норма духовного характера является идеальный барьером, табу, традицией и т. п., неписаный или писаный свод параметров отношений — категорический практический императив бытия индивида, общезначимое ограничение. Заметим, ненормативные отношения уничтожают всякие связи: живое делают неживым, нравственное — безнравственным. При ненормативных отношениях индивид стремится добавить себе те свойства и качества, которые при нормативных отношениях ему вовсе не нужны. Излишние, нетождественные индивиду свойства и качества видоизменяют норму, делают ее труднодоступной для участников отношений. Этим самым данную область взаимосвязей могут и покидают многие люди, которые могли бы при иных нормах быть полноценными участниками последних.

Нормативное установление есть субъективная основа управления конфликтом в обществе. Идеальный жизненный конструкт индивида может совпадать или не совпадать с установлением. Противоречия, возникающие между законом, который господствует в обществе и представлениями индивидов о значимых институтах, обусловливают конфликт, разрешаемый посредством государственного управления. Государственное управление при этом понимается как такое воздействие на сознание индивида или индивидов со стороны государственной власти, при которой политически значимая норма становится действующим фрагментом индивидуальной жизни. Правило как бы вплетается в живую ткань человеческой жизни и в той или иной степени определяет ее. В соответствии с чем норма сама предопределяет параметры взаимодействия индивидов, априори утверждая позитивные формы взаимодействия между ними. По причине того, что весомое в норме (политическое символическое) и весомое для индивида (индивидуальное символическое) не всегда совпадают, в этом случае приобретает значение материальная сила государственного управления, смыслом которой является поддержание политического веса того или иного правила.

Правила различаются по способу, степени избирательности, применяемости и гибкости воздействия на индивида и на его взаимодействие. По степени избирательности условно нормы подразделяются на следующие:

? универсального воздействия; их можно назвать как абстрактные нормы, воздействию которого подвержены все, безотносительно от их природной и социальной особенности;

? группового воздействия; направленные на определенную группу объектов или взаимодействий; на договорные отношения; на налоговые отчисления от прибыли и дохода;

? индивидуализированного воздействия; тут объектом выступают как физические, так и юридические лица. Важно, что нормы как предписания здесь носят «адресный» характер и направлены «конкретному Иванову», конкретному объединению людей.

Государственное управление как раз имеет дело в основном с универсальными нормами, но не отказывает себе в применении норм группового и индивидуализированного воздействия. Нормы универсального характера создают субъективную основу, базовые принципы, по которым достигается согласие в обществе. Групповые и индивидуализированные нормы воздействия применяются государством тогда, когда имеет место локализация конфликта по сферам деятельности, по группе интересов или инакомыслию.

С точки зрения применимости, различаются: правила многократного действия и правила разового действия. По гибкости выделяются следующие нормы: императивные, к ним относятся безусловные требования, повеления, предписывающие вполне определенные действия; диспозитивные (юр. — допускающий выбор), определяющие рамки дискреционного, т. е. свободно выбираемого, поведения.

Императивные нормы работают по принципу «разрешено только то, что прямо предписано», диспозитивные нормы работают по принципу «разрешено все, что прямо не запрещено». Императивные нормы задают те или иные линии поведения, запрещая все остальные, диспозитивные предусматривают свободный выбор из определенного множества допустимых линий поведения. Вполне очевидна их непосредственная связь, в соответствии с программами жесткого регулирования, обеспечивающими, прежде всего, стабильность объекта и адаптацию объекта к изменяющимся условиям. Способ воздействия определяет четыре типа контуров управления: контур правового регулирования; контур административно-организационного регулирования; контур морально-воспитатель-ного воздействия; контур экономического воздействия .

Государство использует практически все контуры управления. Однако наиболее значимыми для него являются контур правового регулирования и контур административно-организационного регулирования. Нормы административного права относятся к правовому регулированию, а в административно-органи-зационный вид включены основанные на них акты органов административного управления, хозяйственных организаций и т. п. Они обязательны для исполнения подчиненными лицами, учреждениями, организациями, но не носят характера правовых предписаний. В связи с этим правовое регулирование конфликтов является важным аспектом государственного управления конфликтом, но не единственным. К контурам морально-воспитательного воздействия иногда относят нормы традиций и обычаев. Однако принято различать традиционные и рациональные программы поведения, и здесь речь идет о рациональных программах поведения. «Экономический» контур здесь характеризуется способом, а не сферой действия, ибо экономические процессы регулируются также другими механизмами. Все эти контуры управления используются государством в разрешении конфликта. Какому из названных контуров управления государством уделяется в тот или иной момент большее внимание, зависит от того, в какой сфере жизнедеятельности и с какой силой проявляется конфликт.

Политически существенная норма практически не отличается от правил принятых в управлении вообще. Особенностями политических норм является то, что они выступают такой всеобщей субъективной основой управления, которая поддерживается особой материальной силой, делающей способы управленческого воздействия абсолютными и обязательными для всех граждан или подданных. Универсализм политической нормы носит конституированный характер и выступает в качестве официальной государственной идеологии — основного закона — Конституции и правовых законов, регулирующих обязательным для всех образом складывающиеся отношения. Поэтому порой под политическими нормами понимают политические принципы, утверждающиеся всей силой других политических предписаний.

Предписания как изобретение человечества имеет свои достоинства и недостатки. Их достоинство проявляется в том, что они категорично равны по отношению ко всем участникам отношений и определяют пределы присваивающей способности индивидов для всех одинаково, являются для индивида прокрустовым ложем, эталоном поведения, идеальным эквивалентом его деятельности. Недостатки предписаний состоят в том, что они, будучи абстрактными, по своей природе, неоднозначно определяют границу присваивающей способности индивида и могут быть избирательны. Избирательность норм тем выше, чем абстрактнее правила. Это обстоятельство позволяет чиновникам конкретизировать отношение норм к индивиду, превращать их в разменную монету или в товар.

Конфликт между гражданами и государственными служащими — один из видов конфликтов в системе государственного управления, который как раз и возникает на противоречии между абстрактными общезначимыми нормами и потребностями граждан. Подобное противоречие порождает такие формы конфликтных отношений, при которых появляется основа добровольного или принудительного подкупа, выраженного во взяточничестве и коррупции. Однако как бы там ни было, правило подвижно и отражает всякий раз примерный уровень развития присваивающей способности индивидов в данном обществе. Можно сказать, что верхний и нижний предел ограничивающей способности нормы обусловлен как измененными свойствами и качествами вступающих в отношения индивидов, так и результатом этих отношений с обществом или государством.

Норма определяет отношения, и как следствие, свойства и качества участников этих отношений, задает парадигмы взаимодействия (или негативного, или позитивного) индивидов и их объединений. В силу чего норма сама выступает объектом взаимодействий индивидов, а не только результатом таковых. Отношения по поводу равной всем нормы есть свидетельство отношений фактически неравных индивидов. Но так как отношения неравных индивидов не предполагают тождественную легитимацию нормы участниками отношений, то взаимодействие с ней может носить негативный для данного правила характер. Негативное взаимодействие по поводу самой, порождаемой государством, нормы есть юридический конфликт, разрешение или управление которого связано с изменением закона или системы законов. Принимаемая же норма со стороны всех участников взаимодействий (в конечном итоге) воспроизводит этот закон в неизменном состоянии. Предписание при этом является формой прямого управленческого воздействия государства на индивида, на его свойства и качества, делают его носителем данного предписания. Индивид в таком случае, по образному выражению Н. Макиавелли, растворяется в государстве, превращая свой индивидуальный потенциал в часть силы, объединенной государством в рамках своего управления. Не принимаемая участниками норма отношений либо претерпевает изменения, либо приобретает новую форму, которая является результатом столкновений различных по силе участников данных отношений. Для того чтобы сохранить в неизменном виде предписание, необходимо такое государственное управление, которое в состоянии удержать его в неизменном качестве. Поэтому отношения по поводу нормы, как границы присваивающей способности индивидов, носят определяющий характер для общества и индивида, являются важными для самого государства.

Государство, по утверждению Л. фон Мизеса, — самый полезный инструмент для поддержания счастья и благополучия людей. Но государство не может быть конечной целью. Оно не Вседержитель, а только исполнение и принуждение, полицейская сила. Государство не только само есть результат всеобщего конфликта между индивидами, занимающими различные статусные состояния, но оно также выступает источником конфликта, стремясь посредством всеобщего права, сохранить социально статусную дифференциацию современного общества. Поэтому конфликт, нарождающийся в обществе, всегда есть конфликт, спровоцированный или по недоразумению, или по злому умыслу самим государством и его институтами в лице исполнительной или законодательной и др. властей.

Государство представляет собой принуждающую к чему-либо форму организации, которая должна быть принята всеми слоями общества, для того чтобы сохранить и гарантировать жизненно важные отношения в обществе. К. Маркс говорит, что «на деле государство есть не что иное, как форма организации, которую неизбежно должны принять буржуа, чтобы — как вовне, так и внутри страны — взаимно гарантировать свою собственность и свои интересы». Принимается или не принимается принуждающая форма организации, принимается ли под воздействием силы или нет — в этом, и проявляется субъективная основа существования государства.

Для государства сознание его граждан выступает объектом воздействия и управления. Государство — это такая идеологическая форма организации бытия индивидов, которая представлена не столько материально вещественными факторами, сколько духовными. Государство прежде всего организует людей идеологически вычленением основополагающих принципов и норм, регулирующих отношения между людьми. Государство как часть политической сферы общества, по утверждению Д. Белла, «определяется своим собственным, особенным принципом, выступающим как нормативный фактор, регламентирующий ее развитие». Регламентирующая способность государства носит всеобщий характер, т. е. усредненный характер, не учитывающий особенностей индивидов, их статусных состояний. В данном случае учитывается степень распространения и глубина внедрения регламентирующих принципов.

Государство стремится добиться согласия по своим базовым принципам. Относится этот факт к экономике или области политики — не столь значимо, важно «многое и одно», чтобы при такой практике и теории имело место признание таких регламентирующих норм и принципов, которые образуют основу существующих отношений. Так, например, принцип конкуренции, как один из основных принципов современного государства, либо признается в целом, либо признается частично, но не может быть исключен как норма из отношений между индивидами. Исключение данного правила или иной нормы, утвержденной государством, всегда связано с внеинстуциональными формами государственного управления конфликтами

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com