Перечень учебников

Учебники онлайн

1. Общество политическое и гражданское

Гражданское общество как термин, знакомый и не всегда понятный для большинства людей планеты, воспринимается как некоторое состояние общества и государства, способное обеспечить приемлемые условия жизни людей на определенных территориях.

В современной России гражданское общество стало объектом постоянного внимания со стороны философов, социологов, политологов, историков, культурологов, экономистов, правоведов и др. с конца 1980 — начала 90-х гг. Понятие «гражданское общество» занимает значительное место в структурах социально-политического дискурса, выступая в трех взаимосвязанных аспектах:

? «во-первых, как философско-социологическая нормативная концепция, определяющая не только современный этический идеал социального порядка, но и отношение гражданина к нему. В этом аспекте концепция призвана способствовать мобилизации граждан и их добровольных ассоциаций к социальной и гражданской активности;

? во-вторых, как теоретико-аналитическая концепция, объясняющая закономерности происхождения и развития социальной реальности. В этом смысле гражданское общество выступает как «агрегированное» понятие, обозначающее специфическую совокупность общественных коммуникаций и социальных связей, социальных институтов и социальных ценностей, главным субъектом которых являются гражданин, со своими правами и гражданские (не политические и не государственные) организации, ассоциации, объединения, общественные движения и гражданские институты;

? в-третьих, как политический концепт, или политический инструмент различных общественных и политических движений, партий, способствующих политической мобилизации масс, либо в целях критики определенных направлений политики правительства, например, в области средств массовой информации, либо в целях борьбы с существующим режимом, как это имело место, например, в Польше, где «Солидарность» на протяжении 10 лет боролась за восстановление гражданского общества».

Термин «политическое» появился как обозначение реалий древнегреческого полиса. Этим понятием охватывалась вся публичная сфера, которая противопоставлялась частным отношениям. Однако «политическое» не следует сводить к государству. Государство — это социальная организация, обладающая высшей властью над людьми, проживающими на определенной территории и имеющая целью решение общих проблем при обеспечении порядка.

Понятия «политика» и «политическое» близки по значению. Политика является выражением сути «политического», его направленности, динамики, границ. Когда речь идет о мире политического, подразумевается особая сфера жизнедеятельности людей, связанной с властными отношениями, с государством и государственным устройством, с теми институтами, которые призваны гарантировать жизнеспособность общества, реализацию общей воли людей, их интересов и потребностей. «Иначе говоря, под политическим понимается все то, что имеет отношение к явлениям в обществе, за которыми стоит власть и авторитет, существующие в обществе для утверждения и сохранения порядка и реализации жизненно важных целей».

Германский исследователь К. Шмитт отмечал, что политическое и политика возникают, формируются там, где нарастает степень концентрации интересов, действий, усилий групп людей и их организаций, и там, где углубляется размежевание, обостряются антагонизмы между людьми и организациями, выражающими их интересы. Политическое может извлекать свою силу из различных сфер человеческой жизни — религиозных, экономических, моральных, а также и из их противостояния. Политическое не означает никакой собственной предметной области, но только степень интенсивности ассоциации или диссоциации людей, мотивы которых могут быть религиозными, национальными (в этническом или культурном смысле), хозяйственными или мотивами другого рода. В разные периоды они влекут за собой соединения и разъединения. «Реальное разделение на группы друзей и врагов бытийственно столь сильно и имеет столь определенное значение, что политическая противоположность в тот самый момент, когда она вызывает такое группирование, отставляет на задний план свои предшествующие критерии и мотивы: чисто религиозное, чисто хозяйственное, чисто культурное и оказывается в подчинении у совершенно новых, своеобразных условий и выводов уже политической ситуации».

Становление концепции гражданского общества, так же как и понятия «политика», связывается с развитием античного полиса (республики), то есть форм государственного правления, которые образовались в Древней Греции и Риме. Политическая организация опиралась на экономический и политический суверенитет сообщества свободных собственников и производителей. Суверенитет имел значение для всего общинного образования. Данный суверенитет, в рамках идеально типической модели, предполагал для каждого гражданина возможность, а нередко обязанность, в некоторых формах, например, в виде голосования, участвовать в решении государственных вопросов.

Сам термин «гражданское общество» восходит своими основами к идее полиса Аристотеля (Koinonia politike), societas civilis Цицерона и идеям естественного права. В традиции философии естественного права понятие «гражданское общество» можно воспроизвести как синоним «политического общества», то есть государства (Маккиавели). Древнегреческие философы считали политическим все основные сферы жизни общества — семью, образование, религию, художественное творчество и т. д. Являться членом (politike) означало быть гражданином — членом государства и тем самым быть обязанным действовать в соответствии с его законами и без нанесения вреда другим гражданам.

Полис, например, согласно Аристотелю, является общностью индивидов, разделение которых идет, прежде всего, по правам собственности. Между гражданами возникают отношения обмена, а также и другие отношения. Такие отношения регулирует право. Не случайно, что в наилучшей форме правления — политии, господствует закон. Аристотель, рассматривая правление законов, а не людей, один из первых выдвинул идею разделения властей, чтобы предотвратить тиранию тех, в чьих руках окажется власть. Истинное гражданство, а, следовательно, и составленное из граждан сообщество, существует только там, где верховная власть действует в интересах всеобщего блага. В соответствии с Аристотелем, говорить о гражданском обществе можно лишь с появлением гражданина как самостоятельного, сознающего себя таковым, индивидуального члена общества, наделенного комплексом прав и свобод и одновременно несущего перед обществом ответственность за свои поступки.

Представление об особых правах и обязанностях гражданина как лично свободного человека, не иностранца, было развито и закреплено в законах Римской империи. Римлянин имел определенные гражданские обязанности — служить в армии, участвовать в народных собраниях, государственных структурах, иметь права и привилегии.

Лишь в середине ХVII в. Т. Гоббс в изложил сравнительно новую концепцию гражданского общества, возникающего при переходе от природного (естественного) состояния страстей, всеобщей вражды и страха смерти к упорядоченному культурному обществу, граждане которого дисциплинированы властью государства, устанавливающего в стране мир и порядок. Решающим образом изменяется сам человек, превращаясь в гражданина не по признаку подданства, а потому, что он становится развитой, целостной и активной личностью. Вместе с ним преображается и общество со всеми присущими ему отношениями. Гражданское общество — это «союз индивидуальностей», коллектив, в котором его члены обретают высокие человеческие качества. Впоследствии концепция гражданского общества со всеми ее вопросами (свободы, права, долга, морали, собственности и др.) разрабатывалась многими видными мыслителями — Дж. Локком, Ж.-Ж. Руссо, И. Кантом и др.

Основная идея гражданского общества основана, таким образом, на соединении представлений о преобразовании как самой коллективности, которая организовывалась по принципам совместной жизни людей в обществе, так и развития личности, которая выходит из мира всеобщей вражды и необузданной свободы. Другими словами, понятие «гражданское общество» в качестве основных составляющих включает в себя понятия «коллектив», «индивид» и «власть». Сущность гражданского общества — в непрерывности саморазвития этих начал, от менее развитого состояния человека, общества и власти к более развитому и более «цивилизованному». Это движение к гражданственности и, в идеале, к рациональной высоконравственной власти было отражено Руссо в его «Общественном договоре», где он писал о принципах властных отношений между обществом и государством, об их взаимных правах, свободах и обязанностях. Условием этого является взаимное равенство прав, свобод и обязанностей всех трех начал гражданского общества — человека, общества и государства, личностной индивидуальности и коллективности совместной жизни людей, организованной в общество.

Принципы гражданского общества истолковывались в различных вариациях. Для Гегеля, например, гражданское общество представляло собой определенную стадию в диалектическом развитии от семьи к государству. Государство на определенном этапе своего развития вступает, по мысли Гегеля, в противоречие с теми формами этической жизни, которые преобладали в микрообщности людей и которые должны были быть преодолены на уровне макрообщности политически независимой нации. Социальная жизнь, характерная для гражданского общества, существенно отличается от норм жизни государства, она образует необходимый элемент рационально структурированного общества. Общественная жизнь включает рыночную экономику, социальные группы, корпорации, институты, в сферу деятельности которых входят обеспечение жизнеспособности общества и реализации гражданского права.

В гегелевской концепции развитие гражданского общества уже предполагает наличие государства как его основания. В действительности, считает Гегель, государство вообще есть первое, внутри которого семья развивается в гражданское общество, а сама идея государственности распадается на два эти компонента. «Гражданское общество есть дифференциация, которая выступает между семьей и государством, хотя развитие гражданского общества наступает позднее, чем развитие государства; ибо в качестве дифференциации оно предполагает государство, которое оно, чтобы пребывать, должно иметь перед собой нечто самостоятельное… Если государство представляют как единство различных лиц, как единство, которое есть лишь общность, то имеют в виду лишь определение гражданского общества» .

Понимание гражданского общества как сообщества свободных ассоциаций граждан и индивидов, независимых от государства и контролирующих его деятельность с точки зрения гражданских свобод, принадлежит А. Токвилю. Давая сравнительный анализ развития демократических прав и свобод граждан США и Западной Европы, он замечает, что американской демократии значительно проще было сформировать гражданское общество, так как она не была отягощена европейским феодальным наследием в области преобразования политической системы. Поэтому в США гражданское общество получило свое наименее сдерживаемое развитие через беспрепятственное распространение свободных ассоциаций граждан, которые возникали поначалу в силу слабости государства, ибо оно не могло подчинить их своей власти из-за целого ряда причин. Здесь сыграли свою роль и слабый опыт государственности, почти полное отсутствие «традиционных» форм бюрократии, и постоянный рост территории, которую надо было «осваивать» в войнах с индейцами и соседями. Затем, по мере усиления государственной бюрократии в американской политической жизни, она уже была вынуждена приспосабливать бюрократические институты под налаживание партнерских, равноправных отношений с уже укоренившимися в американских политических традициях, независимыми организациями граждан. Конечно, большую роль в названном процессе сыграло наличие в США частнособственнических в своей основе промышленности и фермерства, которые, отстаивая свою независимость от государства и его бюрократии, всячески такие организации поддерживали и создавали новые.

Формирование различных вариантов теории гражданского общества у разных исследователей было связано со становлением идеи индивидуальной свободы, самоценности каждой отдельно взятой личности. В этой связи следует обратить внимание на то, что уже мыслители ХVIII–XIX веков поставили на первое место отдельного индивида в качестве самостоятельной независимой единицы социального действия.

Если гражданское общество обеспечивает права человека, то государство — права гражданина. В обоих случаях речь идет о правах личности, в первом случае — ее правах как отдельного человеческого существа на жизнь, свободу, собственность и т. д., а во втором случае — о ее политических правах. С этих позиций, очевидно, что в качестве основополагающего условия наличия, как гражданского общества, так и правового государства выступает личность, ее право на самореализацию. Оно утверждается на признании права индивидуальной свободы.

Многие современные исследователи считают, что гражданское общество зарождается в конце XVIII — первой половине XIX веков в странах Западной Европы и Северной Америки в процессе промышленных и политических революций. Английский политолог Э. Блэк полагает, что становление гражданского общества в Европе происходило через развитие коллективистских структур, т. е. свободных городов, ремесленных гильдий, корпораций и коммун. Эти структуры постепенно формировали естественные основы будущего гражданского общества.

Согласно Блэку, главные компоненты и основные ценности гражданского общества сложились в Европе уже в XVIII веке. Они соединяли некоторые формальные представления о нормах индивидуального существования. Прежде всего — требования, которые относятся к личной безопасности, праву на частную жизнь, принципу равенства всех перед законом, институту контрактных отношений между индивидами, к взаимоотношениям между индивидом и группой; признание индивидуальных различий, уважение другого человека.

Вот почему лишь вследствие возникновения представительного и конституционного строя структура государства приобретает различные формы и аспекты и сущность его обогащается. «В таком государстве мы можем различать три системы и три структурных элемента. 1. Гражданский строй: сферу субъективного права, личной свободы, частной автономии. 2. Административную систему: сферу централизации и сосредоточения государственной власти, социального или конституционного обеспечения и авторитарного руководства. 3. Конституционный строй: конституцию, то есть сферу самоограничения государственной власти путем возникновения основного равновесия между отдельными государственными органами, или, как называют их французы, общественными органами власти, при помощи децентрализации власти, иными словами, при помощи ее разделения».

Таким образом, в центре политического находятся государство, власть и властные отношения. При этом гражданское общество и государство взаимодействуют между собой. Наконец, имеют место ряд институтов и отношений, одновременно относящиеся к сфере и государства, и гражданского общества. Эти институты являются связующими звеньями между государством и гражданским обществом. Как раз от структур и институтов, которые находятся на границе двух образований, в решающей степени зависит стабильное функционирование как гражданского общества, так и государства, их жизнеспособность и динамика развития.

Государство как правовая форма организации и функционирования публичной власти является институцией гражданского общества. Этот подход требует концептуального разграничения сфер гражданского общества и государства.

Первое — это область свободной и автономной активности гражданина, который в этой области выступает как независимый индивид, преследующий свои частные цели и интересы. Столь же автономными являются ассоциации и общественные образования, которые создаются гражданами в сфере общества. Второе — это сфера публично-властных отношений, в которой государство как аппарат власти и управления выступает от имени общества как целого и обязано действовать в общих интересах данного общества.

Проблема заключается в том, что большинство определений гражданского общества принижают государство, иногда требуя его ликвидации. Например, склонность к противопоставлению гражданского общества государству была присуща большинству теорий гражданского общества, которые появились в Новое время.

С. Стоянович заметил, что «программа отмирания государства — прекрасный пример того, как утопия может опосредованно способствовать сохранению доминирования над людьми, отвлекать внимание от реальных проблем и способов их разрешения: от создания правового и плюралистического общества, отделения его от «гражданского общества», которое должно быть воссоздано».

Е. Шацкий более четко формулирует позицию соотношения гражданского общества и государства: «Несмотря на то, что в прошлом гражданское общество зачастую противопоставлялось обществу политическому, нигде и никогда это противопоставление не соединялось с убеждением, что гражданское общество может возникнуть самопроизвольно и стать самодостаточным. Как раз наоборот, политическое общество всегда рассматривалось в качестве дополнения и восполнения общества гражданского».

Особенность бюрократической системы состоит в том, что государство возлагает на себя определенные функции, которые до появления рациональной бюрократии (Вебер) либо не существовали, либо были функцией общинных или частных отношений. В том случае, когда государственные административные структуры связывают себя осуществлением различного рода интересов и потребностей индивидов, а частные отношения начинают заменяться государственной бюрократией, этот процесс в государственном и правовом смысле представляет собой одну из форм развития административной системы, бюрократизацию общественной жизни. В конечном итоге возрождает авторитарную форму правления, подобную государственно-военной системе абсолютных монархий.

Конечно же, централизованное бюрократическое управление способствует достижению большей степени концентрации управленческих возможностей, что предоставляет такие существенные преимущества, как, например, обозримость определенного числа элементов системы и единое, целенаправленное воздействие на них, исходя из интересов целого. Недостатки же такого целенаправленного бюрократического управления — в ограниченности интеллектуального потенциала единого управляющего звена, в некотором отрыве его задач и интересов от низовых компонентов, в отсутствии личной заинтересованности об общем благе.

Управление социальными процессами извне, присущее регулированию организационных, властных отношений и в масштабах больших систем общества, является одним из видов управляющего воздействия. Другим является самоорганизация.

Развитие административных учреждений и выполнение определенной совокупности обязанностей по обслуживанию масс бюрократическими структурами имеет различные результаты. Но положение становится неуправляемым со времени, когда чиновники переходит некоторую границу, приводящую к процессу, который не контролируется политическими институтами. То есть, к неподконтрольному увеличению административных учреждений и концентрации всей полноты власти в одних руках, начинающих обеспечивать остальную массу (народ) обязанностями, на которые этот народ бюрократию не ориентировал. Данный процесс проявляется по-разному. Например, свободные профессии, которые всегда являются носителями если не непосредственно идеи свободы, то, по крайней мере, стремления к свободе, — замещаются бюрократическими учреждениями или сами бюрократизируются. Но, главное, частное право замещается правом бюрократическим. Значительное расширение и укрепление бюрократической системы не всегда способствует укреплению основы свободного общества и государства, иначе говоря, гражданского общества, основанного на индивидуальных коллективистских принципах. Такое развитие административного сектора не способствует существованию гражданской свободы, так как бюрократические учреждения, каждое в своей сфере деятельности, занимают позицию монополий или пытаются ее занять. Другими словами, они могут помешать любой попытке частной инициативы, то есть может возникнуть положение, при котором государственное право разрастается за счет частного права, гражданское право подавляется административным правом, а все вместе неизбежно сужают, в той или иной мере, область гражданской свободы.

Значительное усиление административного сектора нередко также не способствует развитию политической свободы, так как политическая свобода основана на различных формах разделения властей. Укрепление положения бюрократии за счет политики ведет к централизации и концентрации власти, которая создает такую ситуацию, когда все формы разделения властей почти полностью исчезают или продолжают существовать как формальные институты, которые не имеют реального содержания.

Противоречия, возникающие между гражданским обществом и бюрократией можно проследить в следующих аспектах. Гражданское общество пытается обеспечить политический, идеологический, культурный и нравственный контроль над государственными институтами власти, а также самореализацию личности. Государство в лице, прежде всего, бюрократии старается контролировать этот процесс. И если этому государству удается подчинить элементы появляющегося гражданского общества, то государственная бюрократия становится самодостаточным фактором в жизни общества, ее неподконтрольность никаким институтам способна привести данное государство к замкнутости и изолированности от мирового сообщества. Поэтому формирование гражданского общества как противовеса бюрократической власти является необходимым условием развития не только данного общества, но и самого государства.

Гражданское общество складывается за пределами политической системы, но охватывает и ее, так как она — составляющая часть общества и образовывается самими гражданами в силу исторически сложившихся традиций и культуры. Гражданское общество является той базой, из которой и рождается демократическая политическая система. Без гражданского общества, вне более или менее развитых его институтов и структур, государство имеет тенденцию опуститься к силовым методам решения политических вопросов и, в конечном итоге, к диктатуре публичной власти и, соответственно, к принижению или подавлению прав собственного народа.

Итак, публичная власть в политическом аспекте вместе с бюрократическим измерением общества должна иметь своей основной целью взаимосвязанность социальных групп, институтов, учреждений, частных отношений деятельности человека с этой властью. Вот почему политическое в широком значении должно выполнять определенную совокупность функций. Как часть из них, согласно Р. Беркли, «выявление смысла существования данной общности; определение общих интересов всех субъектов политики, то есть участников данной общности; выработка приемлемых для всех субъектов правил поведения; распределение функций и ролей между субъектами или выработка правил, по которым субъекты самостоятельно распределяют роли и политические функции; наконец, создание общепонятного для всех субъектов языка (вербального и символического), способного обеспечить эффективное взаимодействие и взаимопомощь между всеми участниками данного общества».

При этом сам вопрос контроля над частью государства — бюрократией не имеет однозначного решения и в «современных демократиях». Это связано, во-первых, с широким кругом вопросов, которые подлежат административным решениям и нуждаются в них. Правительственные структуры предлагают только общие директивы, но не вникают в частности, оставляя их на решение чиновников. В том случае, когда таких частных отношений становится очень много, то они превращаются в большую политику. Во-вторых, политики приходят и уходят в силу выборного характера их деятельности, а чиновники остаются. Их сила и несомненное преимущество в постоянстве и устойчивости их организации. И все же сложность задач контроля над бюрократией не означает, что этот вопрос не имеет решения.

В настоящее время различают формальные структуры (политическое руководство со стороны министров; министерские советники; парламентский контроль; судебный контроль; общественный контроль) и неформальные способы контроля над бюрократией, а внутри второй формы — внешние (средства массовой информации; общественное мнение; заинтересованные группы), а также внутренние (профессиональные стандарты; корпоративная этика; контроль со стороны вышестоящих чиновников). В обществах либеральной демократии основная нагрузка контроля над бюрократией ложится на исполнительную власть во главе с премьер-министрами и президентами. Одновременно эффективность и уровень контроля зависят от трех основных факторов: удельного веса политических назначенцев на административных ролях; норм ответственности за принятые решения; использования министерских советников. Причем, соотношение названных факторов, влияющих на эффективность контроля над бюрократией, неодинаково в разных странах. В Англии только министры назначаются политиками (премьер-министрами), а остальные служащие аппарата — профессиональные чиновники. В США, по существу, все высшее руководство — политические назначенцы. Относительно второго фактора, то в Великобритании вся ответственность за принятые решения возлагается на министров, а не чиновников (министров в Англии — 24 человека, а бюрократов более полумиллиона), в ФРГ, напротив, норма ответственности каждого чиновника очень высока. Использование министерских советников как форм контроля над бюрократией получило большое распространение в США и Франции. Другие формы контроля над бюрократией менее эффективны, но все в совокупности ограничивают потенциальные возможности бюрократии стать самодостаточным фактором.

Таким образом, государство призвано взаимодействовать с обществом гражданским. Институты гражданского общества — политические партии и политические объединения, группы интересов и субъекты избирательного процесса могут оказывать влияние на формирование государственных органов и на выработку политики этих структур. Но их деятельность способна реализовываться при условии, если институты гражданского общества обладают определенными властными возможностями по отношению к государственным институтам. Эти возможности и составляют содержание термина «политическая власть», но уже на уровне гражданского общества.

Различие между государственной и политической властью можно обнаружить, во-первых, в составе субъектов, которые обладают соответствующими властными полномочиями. Непосредственными субъектами государственной власти являются государственные структуры, а субъектами политической власти выступают политические партии, политические общественные образования, группы интересов, органы местного самоуправления. Во-вторых, государственная и политическая власти имеют различные сферы приложения своих полномочий. Власть государства должна распространятся на гражданское общество в форме установления правовых норм, которые регулируют режим функционирования этого общества. Соответственно, сферой политической власти выступает в основном гражданское общество. Политическая власть выходит за рамки гражданского общества в том случае, когда необходимо оказывать влияние на процесс формирования государственных институтов или осуществления давления на них. Наконец, названные виды власти различаются между собой методами достижения поставленных целей и объемами своих полномочий.

В процессе взаимоотношений гражданского общества и государственных институтов важно учитывать, соответственно, наличие принципов правового государства — подчинение власти праву, которое бы ограничивало ее возможности и защищало независимость этих организаций от возможностей администрации взять их под свой контроль. То есть, само существование гражданского общества возможно лишь при функционировании правового государства, ограничивающего свои притязания на охват всех общественных проблем, на полное подчинение общества государству и бюрократии. Только такое самоограничивающее себя государство, защищающее не только свои и своей бюрократии интересы и взгляды, допускающее наличие общественного мнения и демократических свобод граждан, может сосуществовать с гражданским обществом. С этим связан процесс взаимозависимости и взаимодополняемости гражданского общества и правового государства.

Условием существования современного правового государства является демократия. Такие демократические принципы, как всеобщее избирательное право, свобода слова, печати, право на образование партий и свободное присоединение к ним, конкуренция между партийными элитами за голоса избирателей и т. д., безусловно, важны для установления и поддержки правового государства. Поэтому правовым может считаться не любое демократическое государство, а объединяющие в себе принципы, где демократическая легитимация власти сочетается с правовой.

«Любая концепция гражданского общества всегда может рассматриваться как специфическая форма взаимодействия общества и государства. Ведь государство в определенном смысле предшествует обществу. Его специфической целью является поддержание принудительно схемы законного порядка… Только под защитой закона могут создаваться многообразные социальные образования. Правовое государство, следовательно, составляет сердцевину гражданского общества и именно в этом смысле ему предшествует. В этом плане, прогресс гражданского общества предопределяется в реальной жизни эволюцией самого государства, а вовсе не степенью развития гражданского общества».

Специфика любого жизнеспособного сообщества людей, в том числе гражданского общества, заключается в его сущностном единстве, представляющем единство не только однозначных, сходных между собой структурных элементов, но и составляющих его людей, общественных групп, отношений, интересов, потребностей во всем их многообразии и различии. Многообразие не является хаотическим плюрализмом, простым множеством разнообразных изолированных начал, лишенных внутреннего субстанционального единства. «Сущностное единство гражданского сообщества состоит в одновременном существовании в его рамках разнообразных социальных тел, институтов, организаций, заинтересованных групп и т. д., объединенных общим стремлением к совместной жизни».

Признание самоценности личности, ее прав и свобод предполагает и ответственность самой личности как перед отдельными индивидами или группами индивидов, так и перед обществом. Более того, само понятие права непосредственно содержит в себе ограничения, налагаемые на свободу, а формы и уровни такого ограничения в немалой степени зависят от типа режима, реализующего право. Но не вызывает здесь сомнения то, что государство необходимо в качестве гаранта осуществления всеобщего интереса и субъекта реализации этого интереса.

В процессе своего становления и утверждения правовое государство гарантировало права и свободы личности, одновременно усилив власть «национальных» государств как гаранта этих прав и свобод. Правовое государство при помощи права обеспечивает основные условия функционирования гражданского общества, его институтов, принципов и ценностей. Таким образом, правовое государство имеет ряд общих и объединяющих всех членов гражданского общества правовых основ, имеющих, по существу, надсословный, надклассовый, надгрупповой и, может быть, общечеловеческий характер. В «правовом государстве заключено объединяющее начало, в то время как гражданское общество представляет собой комплекс частных, конфликтующих друг с другом интересов».

В классических ссылках идея гражданского общества базируется на идее индивидуализма и свободы. Как раз эти идеи все еще абсолютизируются в российских моделях гражданского общества. Отметим, что установка на свободу и индивидуализм в значительной степени сочеталась в западной культуре с принципом универсализма. В жизни данный универсализм поддерживался религией и христианской этикой. В теории принципом «общего блага», который обосновывался со значительным трудом, но всегда провозглашался последовательно. Воспроизводимая индивидуализмом свобода и атомизация системы общественных отношений не делала гражданское общество непонятной «суммой эгоизмов» его членов. «Индивидуализм, эгоизм, свобода, предприимчивость рассматривались как необходимое условие некого общего дела, к которому человек причастен в качестве гражданина и в успехе которого он заинтересован. К этому следует добавить, что с развитием капитализма в западной культуре получили широкое распространение ценности корпоративизма»

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com