Перечень учебников

Учебники онлайн

Опыт США

К числу первых официальных документов Пентагона по этой проблеме можно отнести директиву МО США Т3600.1 от 21 декабря 1992 года под названием «Информационная война». В 1993 года в директиве Комитета начальников штабов № 30 уже были изложены основные принципы ведения информационной войны. И, наконец, в 1997 году было дано следующее определение информационной войне: «Действия, предпринятые для достижения информационного превосходства в интересах национальной стратегии и осуществляемые путем влияния на информацию и информационные системы противника при одновременной защите собственной информации и своих информационных систем».

Начиная с 1994 года, в США проводятся официальные научные конференции по «информационной войне» с участием видных представителей военно политического руководства страны.

С этой целью в США уже создан Центр информационной стратегии и политики, задачей которого является изучение возможностей использования информационных технологий в военных конфликтах XXI века.

Следует отметить, что США последовательно и активно готовятся к ведению информационной войны 21 века. Более того, во всех вооруженных конфликтах, в которых принимали участие США («Буря в пустыне», операция на Гаити, агрессия против Югославии и др.), были апробированы различные виды информационного оружия. К настоящему времени должности офицеров, занимающихся приемами информационной войны, введены в армии, на флоте и в военно воздушных силах США. В июне 1995 года Национальный университет обороны в Вашингтоне осуществил выпуск первой группы специалистов в области информационной войны. Месяцем позже в Военно морском колледже в Ньюпорте была завершена игровая отработка планов ведения информационных войн. В январе – июне 1995 года в США была проведена командно штабная военная игра (КШВИ), с участием представителей всех силовых структур. Ее цель – разработка концепции стратегической информационной войны.

В ходе КШВИ ее участники отметили, что при стратегической информационной войне традиционные границы размываются, отсутствует линия фронта. Особенно интересно то, что резко повышаются возможности ведения эффективного информационно психологического противоборства.

В августе 1995 года национальный Институт Обороны США публикует работу Мартина Либики «Что такое информационная война?» В ней автор определил семь форм информационной войны:

1. Командно управленческая.

2. Разведовательная.

3. Психологическая.

4. Хакерская.

5. Экономическая.

6. Электронная.

7. Кибервойна.



А теперь интересный пример из сферы ведения кибервойны со стороны США. Причем эта кибервойна ведется в сочетании с информационно пропагандистской кампанией против стран объектов кибернападения.

Журнал КОММЕРСАНТ ВЛАСТЬ № 33 от 27 августа 2002 года опубликовал интересную замету под названием США – ОПЛОТ ТЕРРОРИЗМА.

В ней говорится о том, что весной 2002 года советник президента США по технологиям Ричард Кларк обнародовал список стран – потенциальных рассадников кибертерроризма. В него наряду с Ираком, Ираном, Северной Кореей и Китаем попала и Россия. Критерий отделения «козлищ от агнцев» был прост. По убеждению Кларка, именно в этих странах есть специалисты, способные нанести ущерб безопасности США через ИНТЕРНЕТ. Однако данные, собранные фирмой RIPTECH, должны неприятно удивить Ричарда Кларка.

Интенсивность кибератак действительно растет, но из стран, причисленных США к «оси киберзла», их исходит МЕНЕЕ 1 %.

Наибольшее количество атак (40 %) ИСХОДИЛИ ИЗ США! Далее по числу нападений следуют Германия и Южная Корея.

В конце 1998 года Комитет начальников штабов ВС США издал документ ДОКТРИНА ПРОВЕДЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ ОПЕРАЦИЙ (JOINT DOCTRIN OF INFORMATION OPERATION).

В нем впервые официально подтверждается факт подготовки американцев к проведению НАСТУПАТЕЛЬНЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ОПЕРАЦИЙ. Ранее представители Пентагона всегда подчеркивали оборонительную направленность мероприятий США в информационной сфере.

НОВЫМ документом предусматривается возможность проведения наступательных информационных операций не только в военное, но и мирное время. При этом представители США, комментируя эти положения, утверждают, что использование НАСТУПАТЕЛЬНОГО ИНФОРМАЦИОННОГО ОРУЖИЯ будет проводиться при полном соблюдении соответствующих международных норм и договоров.

Однако на сегодняшний день подобные международные соглашения либо отсутствуют, либо находятся на ранних стадиях проработки. Предложения МИД России Организации Объединенных Наций по правовому регулированию мировой информационной сферы встречают жесткое американское сопротивление.

Можно проследить эволюцию взглядов военного руководства США на становление понятия «информационные операции». При этом следует выделить два периода их возникновения, становления и развития.

В первом периоде (1950–1985 гг.) два этапа: на первом этапе (1947–1973 гг.) зародились основополагающие подходы к будущим информационным операциям.

Содержанием второго этапа (1974–1985 гг.) явилось комплексное изучение опыта информационных составляющих боевых действий в ходе локальных войн и вооруженных конфликтов.



Второй период



Первый этап (1985 год – декабрь 1992 года) – использование новейших информационных технологий, психологических операций, радиоэлектронной борьбы на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях (Панама, война в Персидском заливе).

Второй этап (декабрь 1992 года – февраль 1996 года) характеризуется активной теоретической разработкой при большом разнообразии подходов единой концепции информационной борьбы в масштабе вооруженных сил, а также соответствующих видовых концепций в Сухопутных войсках, ВВС и ВМС.

Третий этап (февраль 1996 года – октябрь 1998 года) – завершение разработки теоретических основ информационной борьбы, подготовка и проведение информационных операций. В эти годы со всей очевидностью проявилась ограниченность применяемых форм и методов информационной борьбы, что потребовало продолжить дальнейшую разработку ее теории, в том числе применительно к мирному времени, а также во всем диапазоне военных действий и в так называемых военных операциях, отличных от войны.

Четвертый этап (октябрь 1998 года – по настоящее время) – утверждение взгляда на информационную борьбу как стратегическое средство достижения целей национальной военной стратегии и стратегии национальной безопасности США посредством проведения информационных операций.

Пятый этап (2006 год – по настоящее время) – начало проведения активных информационных мероприятий с использованием сети Интернет.

Рассматривая проблему информационного противоборства только, в масштабах вооруженных сил США, следует подчеркнуть, что теория информационной борьбы под влиянием комплекса объективных и субъективных факторов прошла сложный эволюционный путь: от восприятия ее как вспомогательного средства, применяемого при решении боевых задач на тактическом уровне, до придания ей глобальной функции управления вооруженными конфликтами на стратегическом уровне.

Анализ материалов американской Доктрины позволил выявить, что военно политическое руководство США различает информационные операции в широком и узком (военном) смысле слова. Так, понимаемые в широком смысле информационные операции – это форма борьбы, представляющая собой использование специальных (политических, экономических, дипломатических, военных и иных) методов, способов и средств для воздействия на информационную среду противостоящей стороны и защиты собственной в интересах достижения поставленных целей.

По взглядам американского военного руководства, информационные операции в узком понимании, то есть в ходе военных действий, предполагают применение совокупности методов воздействия на информационные ресурсы и системы противника при защите собственных информационных ресурсов и систем в целях захвата информационного превосходства, доминирования в информационном пространстве. В этом случае они носят название информационной борьбы.

Таким образом, понятие «информационная борьба» («Information warfare»), по взглядам американского военного руководства, включает в себя комплексное применение сил и средств информационных операций и вооруженной борьбы в угрожаемый период и при ведении боевых действий.

Следует обратить внимание читателей на то, что концептуальные идеи автора, изложенные в докторской диссертации ИНФОРМАЦИОННО ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ (защита прошла 7 мая 1997 года), нашли свое отражение в американской Доктрине. Прежде всего, это касается проведения информационных операций в узком и широком смысле.

В Доктрине разъясняется отношения понятий информационных операций и информационной войны.

Они были определены, следующим образом:

1. Информационная операция – это действия, предпринимаемые с целью затруднить сбор, обработку передачу и хранение информации информационными системами противника при защите собственной информации и информационных систем.

2. Информационная война – комплексное воздействие (совокупность информационных операций) на систему государственного и военного управления противостоящей стороны, на ее военно политическое руководство, которое уже в мирное время приводило бы к принятию благоприятных для стороны инициатора информационного воздействия решений, а в ходе конфликта полностью парализовало бы функционирование инфраструктуры управления противника.



Как указывают американские военные эксперты, информационная война состоит из действий, предпринимаемых с целью достижения информационного превосходства в обеспечении национальной военной стратегии путем воздействия на информацию и информационные системы противника с одновременным укреплением и защитой собственной информации и информационных систем и инфраструктуры.

Информационное превосходство определяется, как способность собирать, обрабатывать и распределять непрерывный поток информации о ситуации, препятствуя противнику делать то же самое. Оно может быть также определено и как способность назначить и поддерживать такой темп проведения операции, который превосходит любой возможный темп противника, позволяя доминировать во все время ее проведения, оставаясь непредсказуемым, и действовать, опережая противника в его ответных акциях.

Информационное превосходство позволяет иметь реальное представление о боевой обстановке и дает интерактивную и высокоточную картину действий противника и своих войск в реальном масштабе времени. Информационное превосходство является инструментом, позволяющим командованию в решающих операциях применять широко рассредоточенные построения разнородных сил, обеспечивать защиту войск и ввод в сражение группировок, состав которых в максимальной степени соответствует задачам, а также осуществлять гибкое и целенаправленное материально техническое обеспечение.

Информационное противоборство осуществляется путем проведения мероприятий направленных против систем управления и принятия решений (Command & Control Warfare, C2W), а также против компьютерных и информационных сетей и систем (Computer Network Attack, CNA). Деструктивное воздействие на системы управления и принятия решений достигается путем проведения психологических операций (Psychological Operations, PSYOP), направленных против персонала и лиц, принимающих решения и оказывающих влияние на их моральную устойчивость, эмоции и мотивы принятия решений; выполнения мероприятий по оперативной и стратегической маскировке (OPSEC), дезинформации и физическому разрушению объектов инфраструктуры.

А осенью 1999 года в США создан центр ведения кибернетической войны (наступательной и оборонительной).

США создают мощнейшие центры глобального информационного воздействия на мировую информационно психологическую среду.

C 1 октября 1999 года в соответствии с Законом 1998 года о реформировании и структурной перестройки организаций, занимающихся вопросами международной политики, Информационное агентство Соединенных Штатов действует в составе Государственного департамента.

ЮСИА было создано в 1953 году в качестве самостоятельного федерального агентства в составе исполнительной ветви власти и действует главным образом за рубежом через посольства США.

Директор и руководство агентства назначаются Президентом США. Штат сотрудников в его штаб квартире в Вашингтоне насчитывает более 4200 человек. Еще несколько тысяч сотрудников находятся в 142 странах мира.

Его задача состоит в разъяснении и пропаганде политики США среди общественности иностранных государств, а также в развитии связей между американскими и зарубежными институтами посредством целого ряда программ обменов в сфере образования и культуры.

ЮСИА занимается и информационным противодействием. Одна из трех задач ЮСИА – ПРЕСЕЧЕНИЕ ПОПЫТОК ИСКАЖЕНИЯ ПОЛИТИКИ И ЦЕЛЕЙ США.

С момента своего основания информация ЮСИА адресуется ТОЛЬКО ЗАРУБЕЖНОЙ АУДИТОРИИ, так Конгрессом США законодательно ЗАПРЕЩЕНО информационно воздействовать на население США.

Таким образом, осуществляется мощное информационное негативное воздействие на зарубежные страны, при защите собственной информационной среды.

Информационные продукты и услуги ЮСИА находятся на самом современном уровне и сочетают в себе применение последних технологий ИНТЕРНЕТА с более традиционными средствами распространения информации о Соединенных Штатах.

В структуре ЮСИА насчитывается до 20 подразделений. Из них надо особо отметить Бюро программ программу «Радиодосье ЮСИА» («USIA Wireless File», ежедневно до 18 тыс. слов на английском, испанском и французском языках в 126 пунктов мира); периодику ЮСИА (несколько крупных изданий; играет значительно меньшую роль, нежели электронные СМИ агентства), Телевизионная и кинослужба, Бюро по делам образования и культуры (организация и контроль за деятельностью американских библиотек, курсов обучения английскому языку и др.); бюро по общественным связям; управление координатора по вопросам общественной информации; бюро по вопросам управления (кадровая политика, развитие техники, информационное обеспечение аппарата), Консультативный комитет по культурной собственности, Совет по зарубежным стипендиям (грантам); пять региональных отделов: Африканский, Европейский, Восточной Азии и Тихого Океана, Латинской Америки и отдел Северной Африки, Ближнего Востока и Южной Азии.

Отделения ЮСИА за границей делятся на две категории – американские информационные центры (ЮСИС) и двунациональные центры. В начале 1980 х гг. ЮСИА имело 206 постов в 126 странах и 108 двунациональных центров (около 90 из них – в Латинской Америке). И их число и статус, естественно, только выросли с распадом СССР и образованием новых независимых государств. Крупный центр ЮСИА расположен и в Москве.

Деятельность информационного центра в той или иной стране распадается на две ветви. Обслуживание прессы, издание бюллетеней, продвижение информации и иллюстраций из США, а также статей и комментариев американских авторов в местную прессу, видеосюжетов – в местное телевидение, рукописей американских авторов – в местные издательства. Эта деятельность находится в ведении специального штатного сотрудника агентства, прикомандированного к посольству США в должности «информационного атташе» или же пресс атташе, а с октября 1999 года включаемого в штатное расписание американских посольств.

Контроль за деятельностью культурных центров, библиотек и видеотек, читален, курсов английского языка, демонстрацию фильмов, организацию выступлений американских лекторов, проведение двунациональных симпозиумов, организация выставок, обеспечение американскими пособиями местных школ, колледжей и университетов осуществляет атташе по культурным вопросам.

Интерактивные программы всемирной телевизионной службы ЮСИА «Worldnet», созданной в 1983 года, после реорганизации 1999 года находятся в ведении Бюро международного вещания госдепартамента. «Уорлднет» связывает США с более чем ста городами в 80 странах мира. Ее подразделение – «Евронет» – имеет достаточно разветвленную сеть.

Заместитель Государственного секретаря по вопросам общественной дипломатии осуществляет теперь надзор за деятельностью Бюро по вопросам образования и культуры, Управления координатора по вопросам международной информации и Бюро по общественным связям. Интерактивные программы телевизионной службы ЮСИА «Уорлднет», которыми в настоящее время занимается Бюро международного вещания, а также международные пресс центры ЮСИА вошли в состав Бюро по общественным связям. Отделения ЮСИА, организованные по географическому принципу, вошли в состав соответствующих региональных бюро. Управление ЮСИА по исследованиям и изучению реакции СМИ продолжает работать в составе Бюро сбора данных и исследований.

Указанный закон также предусматривает создание самостоятельной организации для радио– и телевещания. Все радио– и телевещательные службы американского правительства – «Голос Америки» (вещает на 53 языках 660 часов в неделю), теле– и кино служба «Уорлднет» (за исключением интерактивных программ), Радио и ТВ Марти, Техническое управление, которое обеспечивает работу вещательного оборудования и всю деятельность Бюро международного вещания; а также две некоммерческих корпорации – Радио Свободная Европа/Радио Свобода (РСЕ/РС) и Радио Свободная Азия (РСА) – вошли в состав этого нового формирования. Совет директоров радио– и телевещания, назначаемый Президентом и утверждаемый Сенатом, будет осуществлять оперативный контроль за работой этого нового подразделения.

Весной 2002 года Радио СВОБОДА начала специальное вещание на Северный Кавказ. Передачи ведутся на чеченском, аварском, черкесском и русском языках. Решение о начале чеченского вещания принято Конгрессом США, который финансирует работу радиостанции давно. События 11 сентября 2001 года и последующие позитивные сдвиги в российско американских отношениях, никак не повлияли на мнение Конгресса США. Это вещание – прямое вмешательство во внутренние дела России. Передачи ведутся явно тенденциозно, в них фактически оправдывается диверсионная деятельность боевиков и критикуется федеральный центр.

В апреле 1994 года Законом о международном вещании единое руководство теле– и радиовещанием США на зарубежные страны поручено осуществлять Совету управляющих по вопросам вещания, утвержденному этим же актом. В состав Совета, ФОРМИРУЕМОГО НА ДВУХПАРТИЙНОЙ ОСНОВЕ, входят директор ЮСИА, а также восемь других членов назначаемых президентом США с согласия сената.

Очевидно, что политическая элита США создала мощные «информационные кулаки» для эффективного информационного воздействия на психику населения всех стран мира. Американцами прекрасно отработаны технологии проведения стратегических информационных операций по воздействию на мировую информационно психологическую среду. В качестве примера можно привести отличную дезинформационную операцию «ПРОБЛЕМА 2000 ГОДА», которая проводилась в течение нескольких лет.

Активно разрабатываются психологические средства ведения информационной войны. Они относятся к области использования информации против человеческого интеллекта. По американской терминологии выделяются четыре основные категории таких средств:

• операции против воли нации,

• операции против командования противника,

• операции против вражеских войск,

• операции на уровне национальных культур.



Кардинальные изменения в сфере информационной войны произошли в последние годы.

Несмотря на то, что средства воздействия (дезинформация, слухи, пропаганда, агитация и т. д.) остались прежними, принципиально новым элементом стали средства получения и доставки информации. Это прежде всего системы глобального теле радиовещания, при посредстве которых, как реально происходящие события с соответствующими комментариями, так и специально подобранные факты и аргументы становятся доступны аудитории во многих странах мира. Использование спутников прямого вещания, когда лидер одного государства без согласия руководства других стран может напрямую обратиться к населению этих стран, является совершенно новым явлением мировой политики. Два спутника такого рода, принадлежащие компании «Хьюз», введены в эксплуатацию в конце 1994 года. Каждый из них имеет возможность одновременно транслировать 150 телевизионных каналов, а годовая арендная плата за использование такого канала составляет 2 миллиона долларов.

Использование психологических средств информационной войны предполагает учет, структуру и особенности СМИ противника. Главной проблемой является: каким образом направить необходимую информацию в СМИ противника.

• Непосредственно, через прямое телерадиовещание,

• косвенно, через глобальные информационные системы,

• через работников посольств.



Директивой президента PDD 68 от 30 января 1999 года Белый дом создал новую структуру под названием «INTERNATIONAL PUBLIC INFORMATION GROUP» (IPI). В задачи этой организации входит профессиональное использование разведывательной информации в целях оказания влияния «на эмоции, мотивы, поведение иностранных правительств, организаций и отдельных граждан». Существенную роль в создании агентства сыграло разведсообщество, прежде всего ЦРУ. По сути – это механизм информационного воздействия на зарубежные страны (т. е. информационной войны). А 21 января 2003 года президент Дж. Буш подписал директиву о создании в аппарате Белого дома Управления глобальных коммуникаций (УМГ), для борьбы с антиамериканскими настроениями в мире (это также структура ведения информационной войны).

31 мая 2000 года в НЕЗАВИСИМОЙ ГАЗЕТЕ достаточно подробно были описаны методы кропотливой информационно психологической деятельности США в России. В дополнение к СВОБОДЕ и ГОЛОСУ АМЕРИКЕ работают информационно ресурсные центры при посольстве и консульствах, каждый из которых обслуживает свои «округа» от Москвы до Владивостока, на которые поделена территория России для информационно психологической работы. Помимо них трудятся многочисленные фонды, филиалы Национального института прессы, отдел прессы Агентства международного развития. У американцев есть четкое, до нюансов определенное представление о том, какой имидж Америки лучше формировать в глазах российской политической элиты и населения страны.

В документе Комитета Начальников Штабов Вооруженных Сил США «Единая перспектива 2010», определившем основные направления развития оперативно стратегических концепций применения вооруженных сил в 21 веке, подчеркивалось, что главной чертой вооруженной борьбы в следующем столетии будет перенос акцента в сферу информационного противоборства и достижение информационного господства станет обязательным условием победы над любым противником.

Сложившаяся к началу 21 века система информационных операций американской армии позволила существенно расширить спектр решаемых задач во всех фазах военных действий. Модульная система комплектования сил и средств информационных операций дала возможность оперативно реагировать на изменения военной и социально политической обстановки, рост потребностей в соответствующих специалистах.

Операции вооруженных сил США на территории бывшей Югославии стали экспериментом по моделированию создания новых государств, который включал в себя:

• изменение действующего законодательства,

• перегруппировку политических сил,

• формирование новых институтов власти,

• навязывание бывшим конфликтующим сторонам своей модели реформирования вооруженных сил,

• контроль над демографическими процессами, изменение курса внешней политики государств и т. д.



По сути, американцы с помощью информационных операций осуществили акции по смене существующих политических режимов на проамериканские режимы.

Эту работу обеспечивало большое количество государственных и неправительственных организаций США и НАТО, координировавших проведение информационных операций.

В настоящее время США, по сравнению с другими странами обладают значительным преимуществом в области разработки и использования информационных, телекоммуникационных технологий, а также различного рода радиоэлектронных систем. Основываясь на сложившейся практике информационных операций, американское военно политическое руководство стремится всячески закрепить за США доминирующую роль не только в политической, экономической и военной сферах, но и в мировой информационной инфраструктуре. Об этом свидетельствуют сам характер и специфика ведения информационной борьбы в деятельности военно политического руководства США.

Наблюдается резкое усиление влияния на характер и содержание операций разведки, РЭБ, систем управления войсками, деятельности органов и служб психологических операций, служб по связям с общественностью и работе с гражданским населением. Эти средства становятся новым существенным слагаемым боевой мощи войск, способным решающее воздействие на ход и исход операций и военных действий. Их вклад в боевой потенциал группировки войск зачастую называют «информационной составляющей боевого потенциала». Это радикально меняет характер вооруженной борьбы, смещая ее в качественно новую область, что наиболее наглядно проявляется, в частности, в создании разведывательно ударных комплексов (РУК). Поэтому в рамках информационных операций разрабатываются наступательные и оборонительные составляющие информационно технической борьбы позволяющие нейтрализовать возможные преимущества противника.

В мае 2005 года Пентагон сформировал специальную группу, в задачу которой будет входить подавление активности противника в Интернете и других электронных сетях. На программу оснащения этой группы новейшим оборудованием и программным обеспечением планируется потратить миллионы долларов. Планируется, что это будет самое боеспособное военное подразделение такого рода в мире. О существовании проекта по созданию военной хакерской группы было официально объявлено на заседании сенатского Комитета по Вооруженным силам. Об этом заявили представители Стратегического командования Министерства обороны США.

По их словам, новый элемент Вооруженных сил называется Объединенное командование структурных компонентов сетевых боевых действий (Joint Functional Component Command for Network Warfare – JFCCNW).

В задачу JFCCNW будет входить не только взлом вражеских компьютерных сетей во время боевых действий, но также и охрана всех американских сетей Министерства обороны. Официально о деятельности этого отряда хакеров больше ничего не сообщается. Между тем, по мнению экспертов, то, что в названии подразделения фигурирует словосочетание «объединенное командование» свидетельствует о том, что в эту группу будут входить сотрудники ЦРУ, ФБР, Пентагона, а также некоторых других государственных служб безопасности. Не исключено также, что в ней будут задействованы гражданские специалисты, и даже граждане стран союзников США. В любом случае, как отмечают аналитики, о деятельности этой структуры вряд ли будет что либо известно. Это будет одно из самых засекреченных воинских подразделений в США.

Напомним, в начале февраля 2005 года президент США Джордж Буш подписал специальную директиву, которая предписывает правительству разработать доктрину кибернетической войны с вражескими компьютерными сетями. Этот документ будет включать в себя правила и условия, согласно которым США будет проникать и разрушать иностранные компьютерные сети. Дело в том, что военные хакеры столкнулись с проблемой регулировки развития подобных вооружений – им необходима новая Доктрина, развивающая идеи Доктрины 1998, в которой будут твердо установлены условия применения кибероружия, а также лица, которые должны будут принимать решение, кто будет его выполнять, а также какие цели могут считаться легитимными. Тенденция развития этого процесса показывает, что вышеуказанное превосходство США может, не только сохранится, но еще более возрасти по мере развития технологий.

Военно политическое руководство США первым в мире, еще в 1998 году, начало рассматривать кибернетическое пространство как новую сферу ведения боевых действий наряду с наземной, морской и воздушно космической сферами. Но актуализация идеи произошла после неудачной для США войны на Кавказе в августе 2008 года. В конце мая 2009 года президент США Б. Обама в аппарате Белого дома назначил координатора по вопросам кибербезопасности (Cyberspace Coordinator), который одновременно является членом как Совета по национальной безопасности, так и Совета по национальной экономике. А 23 июня 2009 года было создано главное кибернетическое командование (CYBERCOM), во главе с директором самой мощной разведки США – АНБ, генералом Китом Александером (Keith Alexander), (штаб квартира в Форт Мид, шт. Мэриленд).



Агентство национальной безопасности (англ. National Security Agency/Central Security Service, NSA/ CSS) – главная разведывательная организация США. Создана 4 ноября 1952 года.

Отвечает за получение информации на основании вскрытия коммуникационного трафика зарубежных стран, прежде всего с помощью системы «ЭШЕЛОН». Трафик на территории России контролируют базы системы «ЭШЕЛОН» в Прибалтике, Киргизии, Норвегии и на Кипре.

5 января 2012 года, после проведения успешных учений CYBERCOM, в документе «Поддерживая глобальное лидерство США. Приоритеты обороны 21 века» публично сформулирован главный стратегический приоритет США. Это – активные действия в киберпространстве для обеспечения мирового лидерства. США открыто сделали ставку на методы информационной войны для достижения превосходства в киберпространстве, для сохранения лидерства в 21 веке. Таким образом, вместо рейгановских «звездных войн» и бушевской тотальной войны с терроризмом – обамовская глобальная война в киберпространстве Поэтому нужны государственные меры, реализация которых позволила бы успешно противодействовать стратегической информационной экспансии США против России (ее стратегия была разработана более 50 лет назад)

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com