Перечень учебников

Учебники онлайн

Аргументы "от биологии"

С самого начала ХХ века распространенным способом обоснования элитаризма являлись ссылки на законы биологии. В 30-е - 40-е годы биологический подход оказался скомпрометированным его фашистскими проповедниками и к середине века утратил былую популярность. Однако в последние десятилетия"биологический элитаризм" в несколько модифицированном виде стремится обрести "второе дыхание". Опираясь на успехи генной инженерии, он усиленно рекламируется в ряде стран прежде всего Европы и Америки. Английский социолог С.Дарлингтон считает, что различие между массой и элитой носит генетический характер и определяется в конечном счете "прочным материалом наследственности", причем ход истории определяется "объединенным генофондом" людей с лучшей наследственностью, т.е. элитой. Американский социолог Р.Уильямс также полагает, что различия между творческим меньшинством и нетворческим большинством обусловлены генетически; от рождения предопределено, в элиту или массу попадет человек (разумеется, с поправкой на статистический разброс).

Но, было бы грубой ошибкой зачислять в расисты всех тех элитологов, которые используют аргументы "от биологии" для доказательства вечности и естественности элитизма. А эти аргументы становятся в последние годы все более распространенными. Хотелось бы сослаться при этом на книгу В.М.Кайтукова "Эволюция диктата. Опыт психофизиологической истории",–книгу, интересно освещающую ряд вопросов о соотношении законов биологии и социальной жизни, и вместе с тем содержащую ряд положений, вызывающих возражения. Прежде всего, автор демонстрирует неисторический подход к феномену социальной структуры, считая, что во все времена неизбежно выделение властвующего меньшинства и угнетенного большинства, пишет об "имманентной необходимости системы диктата". Иерархия внутри социума, включающая существование немногих власть имущих и множество подчиненных, представляется ему инвариантом в историческом процессе, что определяется психофизическим генотипом подавляющей части людей, конформистски ориентированных. Выделение властвующего меньшинства – "глобальный закон живого, осуществляемый в природе с помощью естественного отбора, в мире гуманного социума претворяется в жизнь с помощью социально-сексуального стимулирования: поощрения сильнейших... любовью лучших женщин и не только качественно, но и количественно... Неравенство заложено в биологической основе человека" [14].

Ссылки на биологические законы стали обычными на Западе при обосновании элитаризма, и ими пользуются не только социологи, но и журналисты и политики. Так, бывший президент Франции В.Жискар д'Эстен, обосновывая социальное неравенство и иерархическую структуру западного общества, ссылается на то, что "среди животных существует иерархия". Впрочем, он тут же пишет, что Франция движется к большей социальной однородности" [15] . Биологический элитаризм прочно перекочевал и в научно-фантастическую литературу. Прежде всего хотелось бы назвать знаменитую антиутопию английского писателя О.Хаксли "Бравый новый мир", который сатирически изобразил возможные социальные последствия биологического элитизма. В этом романе люди разделены на касты; низшие касты, исполняющие примитивную работу, даже не нуждаются в принуждении - им на генетическом уровне запрограммировали любовь к рабству. Массы манипулируются элитой при помощи "гипнопедии" (гипнотическое внушение людям мыслей о том, что они счастливы, удовлетворены своим положением) и "сомы" – напитка счастья. Хаксли обнаруживает движение к "бравому новому миру" в современной ему действительности. Это – усовершенствованная техника внушения, развитие науки о социальных различиях, которая дает возможность правительственным чиновникам находить для определенного индивида соответствующее ему место в системе социальной и политической иерархии, евгеника, направленная на выведение элитных человеческих особей и стандартизацию остальных человеческих существ, чтобы облегчить правительственным чиновникам их задачи.

Любопытно описание Хаксли процесса искусственного выведения различных каст людей ("процесс Бакановского"). Для этого производится облучение эмбриона рентгеновскими лучами и регулирование продолжительности воздействия кислородом на эмбрион. Чем ниже каста, тем короче воздействие кислородом. В эпсилонах – низшей касте – человеческий интеллект вообще не нужен. Так осуществляется промышленное получение миллионов идентичных близнецов. Это принцип массового производства, примененный в биологии. При этом важно внушить людям мысль о неизбежности их социальной судьбы, более того, сделать так, чтобы их предназначение им нравилось. Для этого и используется "гипнопедия". Представителям каждой касты внушается, что они довольны своим положением и счастливы. Вот образец внушения детям из касты бета: "Дети гамма носят одежду цвета хаки. О, нет, я не хочу играть с детьми гамма. А эпсилоны еще хуже, они слишком глупы, не умеют ни читать, ни писать. Я так рада, что я бета. А дети альфа носят серую одежду. Их работа тяжелей моей, потом они так пугающе умны. Я искренне рада, что я - бета, потому что я не хочу так тяжело работать. И к тому же мы значительно лучше, чем гамма и дельта, а эпсилоны еще хуже...". Элитной кастой является альфа. Впрочем, даже не все альфа знают правду о мире и, если знают больше, чем коллеги, не смеют делиться с ними – это опасно для системы. "Правда - велика, но еще более великим является, с практической точки зрения, молчание о правде" [16] Таков "бравый новый мир", тенденции к которому Хаксли видит в настоящем. Недаром летоисчисление в этом мире ведется со времени запуска Фордом конвейера.

Есть и "ослабленные" варианты антиутопий об элитарном обществе. В романе Ф.Корсака "Бегство Земли" человечество делится на два класса: текнов и триллов. Текны, составляющие ничтожное меньшинство населения – это ученые, инженеры, исследователи. Это не наследственная каста. Каждый ребенок, в зависимости от его способностей и наклонностей, к 16 годам получал звание текна или трилла. Считалось, что "тайны науки" ни в коем случае нельзя доверять людям сомнительной нравственности. Каждые юноша и девушка, отнесенные к текнам, должны были торжественно поклясться, что они никогда никому не откроют научных знаний, кроме тех, которые можно распространять. Зато внутри класса текнов никаких ограничений не существовало [17]. Вариацией на близкую тему является антиутопия Курта Воннегута "Механическое пианино". Город Илиум распадается на две части – грязный поселок для рабочих и роскошные кварталы менеджеров и инженеров. Преодолеть барьер между ними можно было только при условии успешной сдачи экзаменов, на которых проверялись умственные способности людей. Удачливые могли перейти в элиту. Внешне все выглядело демократично: экзамен проводится по шкале "безошибочных показателей", не было никаких социальных перегородок. Но экзамены почему-то выдерживали только выходцы из элиты, лишь у них обнаруживались способности стать менеджерами, инженерами... Антиутопии эти интересны тем, что дают наглядное представление о будущем, которое хотели бы подготовить человечеству сторонники биологического и технократического элитаризма.

Общим для биологического элитаризма является абсолютизация деления общества на высшие и низшие классы на том основании, что различия между людьми носят генетический характер, что элита - люди, обладающие "более ценным генным капиталом", что "благо человечества требует селективно-элитарного подхода к воспитанию людей" ( разного для элиты и масс). Академик Н.П.Дубинин отмечал, что социальная биология подменяет общественные законы биологическими и поэтому неспособна раскрыть сущность первых. Механически перенося на человека законы генетики животных, социобиология не может объяснить феномен человека. Нет сомнения в том, что генетическая наследственность играет важнейшую роль в жизни человека, но она проявляется как бы в "снятом" виде, как подсистема в системе более высокого порядка. Становление индивида осуществляется под определяющим воздействием социальной, а не генетической программы. Человек обретает свою сущность, впитывая в себя социальные отношения, пропуская их через себя, активно участвуя в них; именно в процессе социализации личности развиваются (и формируются) ее человеческие свойства и качества; социальная позиция и поведение личности определяется не генетической программой, но социальными условиями его жизни. Н.П.Дубинин пишет: "Социальное содержание... не записано в генетической программе человека. Мозг обладает безграничными возможностями для восприятия разносторонней социальной программы, обеспечивающей универсальную готовность новорожденного подключаться к общественной форме движения материи". В условиях изменчивой социальной среды мозг обнаруживает пластичность, лабильность. Попытки доказать, что различия нормальных людей по интеллекту зависят от "генов интеллектуальности", не нашли убедительных подтверждений. Поэтому Н.П.Дубинин делает вывод о том, что "элитизм есть не что иное, как дискриминация путем намеренного развития одних людей за счет других" [18], это классовая позиция идеологов эксплуататорского меньшинства.

Многие социологи отвергают аргументы социобиологии, обвиняя ее в непонимании специфики общественных законов, игнорировании роли культуры. Биологический редукционизм в трактовке социальных процессов, односторонний натуралистический подход к человеку и обществу, безусловно, слабое место в социобиологии. Тем не менее вопрос о социобиологии решается не столь однозначно. В социобиологии есть моменты, которые "работают" при объяснении некоторых социальных феноменов (если не сказать сильнее: являются эвристическими при их объяснении). Многие ученые считают плодотворной идею синтеза биологических и общественных наук, считая, что описываемые ими закономерности поведения животных проясняют генезис поведения человека. Они стараются объяснить ряд явлений коллективного поведения животных, прежде всего, явлений альтруизма, которые генетически наследуются и способствуют выживанию данной популяции (см., в частности, работы акад. В.П.Эфраимсона).

Нас прежде всего интересует проблема воспроизводства элиты (известно, кстати, что сам этот термин начиная с середины XIX века широко используется в генетике, семеноводстве для обозначения лучших, отборных семян, растений, животных, полученных в результате селекции для дальнейшего разведения), нет ли тут общих – в биологии и социологии – закономерностей. В этом плане определенный интерес представляет гипотеза А.Ефимова о механизмах формирования и функционирования элиты, которая, по его утверждению, основана на учении академика Н.И.Вавилова и представляет собой социальную интерпретацию биологического "закона элитного ряда": многие виды растений и животных существуют и успешно развиваются лишь при условии выделения у них элитных групп, как бы обеспечивающих жизнь популяции [19]. В случае же гибели или вырождения этих элитных групп и особей деградирует, а порой и исчезает вся популяция. А.Ефимов считает, что с учетом специфики общественных явлений этот закон можно приложить и к обществу. Можно согласиться с тем, что если в том или ином обществе уничтожаются, "выбиваются" элитные группы и особи, происходит и деградация всего данного общества, прежде всего, его культуры. Достаточно вспомнить, что когда после Октябрьской революции (которая нанесла огромный ущерб генофонду нашего народа) на наиболее квалифицированных, выдающихся представителей российской интеллигенции были обрушены страшные репрессии, они были частично высланы из страны или вынуждены были эмигрировать, что неминуемо привело к деградации культуры, науки (особенно общественных наук). А интеллигенция, из которой выбиваются лучшие элементы, неизбежно деградирует, на место подлинной культурной элиты приходят клики, группировки, которые формируются по принципу семейственности, протекционизма, угодничества перед власть имущими.

Можно упрекнуть представителей социобиологии в возрождении евгеники, которую расисты пытались использовать для обоснования своих построений. Но, с другой стороны, та или иная теория и ее авторы не могут считаться ответственными за неадекватную интерпретацию их концепции. В понятие и предмет евгеники можно вложить и иное, гуманное содержание в плане борьбы с наследственными заболеваниями, с улучшением наследственного, в том числе и психического здоровья человечества. Однако все эти проблемы – весьма дискуссионные, требующие специальных исследований.

Но вернемся к проблеме фашистского и расистского элитизма, которую мы ни в коем случае не отождествляем с социобиологией. Хотелось бы завершить эту тему словами выдающегося русского социолога П.А.Сорокина: "... теория чистых рас оказалась мифом, их нет... В наше время чистота крови сохраняется разве только на конных заводах, да в хлевах йоркширских свиней, да и там, кажется, не этим "расовым" признаком обеспечивается "симпатия" одного коня к другому"

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com