Перечень учебников

Учебники онлайн

1.1. Политическая партия в России — какой ей быть в формирующемся демократическом обществе?

Партии являются существенным элементом политической системы демократического общества. Они выступают носителями конкурирующих друг с другом политических курсов, служат выразителями интересов, потребностей и целей определенных
социальных групп, связующим звеном между гражданским обществом и государством.
Задача партий - превратить множество частных интересов отдельных граждан, социальных слоев, заинтересованных групп в их совокупный политический интерес. Через партии и избирательные системы происходит формализация участия граждан в политической жизни. Партии принимают активное участие в функционировании механизма политической власти или оказывают опосредованное влияние на него. Немаловажной чертой деятельности партий является их идеологическое воздействие на население, значительна их роль в формировании политического сознания и культуры.
Являясь частью демократической политической системы и одновременно с этим частью гражданского общества, партии обеспечивают продуктивную связь между обществом и государством и тем самым способны уберечь власть от серьезных ошибок и упущений, помочь сохранить стабильность, устойчивый позитивный вектор развития.
Возрождение России требует демократических партий. Партии должны побуждать к движению вперед. Им необходимо хорошо осмыслить и определить интересы социальной группы, которую они представляют, они обязаны четко представлять формы и методы движения к осуществлению этих интересов.
Партии должны постоянно обновляться. Они должны быть привлекательными для молодежи и представителей новых профессий, воспитывать кадры, которые хорошо понимают и представляют требования и нужды людей, а также самостоятельно оценивать изменения в политике и принимать соответствующие решения.
Партии должны не только уметь прислушиваться к выражаемым требованиям, но и активно действовать, чтобы выявить и защищать эти требования ее сторонников расширять их ряды.
Некоторые политические партии в России пытаются объяснить свою слабость лишь противодействием со стороны исполнительной вертикали власти. Хотя сами партии в своей деятельности допускают много просчетов, а иногда и прямых нарушений
действующего законодательства. Многие лидеры, с чьими именами связаны партии в умах электората, просто скомпрометировали себя. Партии зачастую представляют не интересы населения, а свои собственные властные амбиции и поэтому не имеют устойчивых связей с различными социальными слоями общества. Пока партии проявляют завидную активность лишь в преддверии выборных кампаний. Особенно это относится к парламентским партиям, использующим предоставленные им возможности и аппарат (средства связи и коммуникации, финансирование и т.п.) часто не по прямому назначению.
Продолжает сохраняться оторванность многих политических партий от их предполагаемой социальной базы, не преодолены бюрократическая природа возникновения одних политических структур и сугубо вождистский характер других.
Почти во всех партийных структурах сохраняется преобладание личных политических амбиций лидеров над общепартийными и тем более общенациональными интересами страны, что неоднократно приводило к крушению различных политических проектов.
Прогрессирующая централизация все больше сокращает возможности воздействия членов партии на руководителей, увеличивая в противоположность этому влияние последних на первых. Избирательные процедуры постепенно утрачивают решающее значение при выдвижении руководства: кооптация или назначение сверху, некогда стыдливо маскируемые, ныне частично закреплены уставами, а подчас открыто провозглашаются как свидетельство прогресса.
Благодаря своей гибкой современной структуре партии могут успешно влиять на избирателей, отражая в своих программах различные требования социальных групп. Однако, после избрания в структуры власти, партии даже и не пытаются воплощать в жизнь свои предвыборные обещания.
Неразвитая политическая культура общества до сих пор порождает ориентацию граждан не на программные установки партий, а на их лидеров и вождей.
Политические партии выиграют, если будут развиваться как демократические и плюралистические организации, основанные
на принципе большинства и ответственности. Но общий ход сегодняшнего развития российских партий выявляет их расхождение с принципами и нормами демократии.
Государственная бюрократия, консервируя данную политическую ситуацию, явно не заинтересована в формировании самостоятельных и независимых политических организаций, что фактически приводит к деградации цивилизованной политической оппозиции в стране. Та же в итоге либо скатывается к деструктивному радикализму, либо порождает противоестественные союзы и объединения сторонников демократии и диктатуры, либералов и ультранационалистов, правых и левых радикалов.
По мнению Б. Славина, в современной России "политический плюрализм носит сугубо деформированный характер". Он подчеркивает, что главная особенность такой многопартийности, какая сложилась у нас за годы радикальных реформ, состоит в том, что "имеющиеся партии искаженно выражают интересы своих электоральных групп".
Исследователи отмечают, что "слабая структурированность общества, низкий уровень осознания своих реальных интересов, отсутствие опыта их самостоятельного согласования между собой лежат в основе того, что в РФ еще в течение достаточно долгого времени не сложатся партии в западноевропейском понимании этого термина".
Другой исследователь партийной системы в России, С. Пшизова, придерживается иной точки зрения: "Правомерно спросить, реально ли в сегодняшних условиях воспроизвести то развитие, что в прежние времена при совершенно иных исторических обстоятельствах пережили "классические" демократические системы (даже если допустить, что они все обязательно шли одной дорогой)? Стоит только присмотреться к обстоятельствам возникновения гражданского общества или массовых политических партий на Западе, чтобы легко убедиться: ныне подобных обстоятельств нет нигде на свете, и уж меньше всего их в России".
Пшизова ставит под сомнение возможность становления политических партий в современной России по классическому образцу: "Один из центральных "мифов становления" новой
российской демократии - миф о необходимости скорейшей организации социальных слоев российского общества "по современным меркам". Свято верилось в то, что с минуты на минуту бурно пойдет социальная дифференциация общества, а вслед за ней неизбежно сложится отражающая новую социальную структуру система политических организаций, прежде всего политических партий".
К тому же исследователь отмечает, что и в современной Европе политические партии прошли серьезную трансформацию, поскольку социальная структура западноевропейских обществ существенно изменилась и "на смену жестким рамкам классовых и идеологических различий идет гибкая, подвижная и пестрая совокупность профессиональных, культурных, эстетических, половозрастных и прочих идентификаций".
Это мнение разделяют и некоторые другие эксперты. По мнению М. Малютина и А. Юсуповского, "классическая модель многопартийного плюрализма находится в глубоком кризисе, и происходит переход от организаций, связанных с определенной социальной базой и программой, к "американской модели", где партия есть механизм организации выборов с целью прихода определенной команды к власти".
В качестве примера партий нового типа исследователи называют "Вперед, Италия" С. Берлускони, созданную на лидерской основе с использованием средств современной коммуникации, которую европейские аналитики именуют "первой в мире поистине постмодернистской политической партией".
Однако следует иметь в виду, что практический опыт партии "Вперед, Италия" вынудил ее лидера Берлускони перейти к достаточно целостной правой либерально-консервативной идеологии.
Что же касается особенностей американской политической системы, то и там остается определяющей идеологическая мотивация противостояния между консервативными республиканцами и демократами - сторонниками социально-либеральной политики.
Вероятно, следует признать, что время партий классового типа, как их понимала советская историография, ушло в прошлое.
Однако это вовсе не означает полного исчезновения идеологических ценностей политики. Скорее можно говорить об их серьезной трансформации.
Некоторые отечественные исследователи весьма своеобразно видят будущее политических партий в России. Они утверждают, что так называемые классовые голосования, лежавшие в основе функционирования традиционных партий, ушли в прошлое. Реальный электорат социал-демократов, консерваторов, либералов не имеет ничего общего с социальным положением или происхождением голосующих. Идеологии весьма сблизились, фактически многие из этих партий существуют по инерции. Реальной альтернативой становится совершенно другая схема: лидер плюс PR-агентство. Лидер - деньги - национальный телеканал. Несколько месяцев работы - и лидер, якобы, занимает кресло премьер-министра.
Отсюда следует неожиданный вывод: Россия опережает мир, а не отстает от него; в силу определенных исторических условий мы получили возможность за очень короткий отрезок времени пройти весь тот путь, на преодоление которого у европейских стран ушли столетия. И в результате мы сегодня имеем то не стратифицированное отчетливо в социальном смысле общество, которое в Европе сложилось под влиянием совсем других процессов. И далее стратификация пойдет не на классовой основе, а по совершенно иным признакам. Россия сегодня имеет политические структуры и технологии, продвинутые по сравнению с Западом, потому что нас в этом отношении меньше тянет назад.
И еще один вывод, который делают эти исследователи. Сейчас, по мере развития информационных технологий, и, прежде всего, Интернета, в обозримом будущем в развитых странах политический процесс может свестись к теледебатам, за которыми последует голосование через Интернет, что приведет к огромной экономии средств и ресурсов.
В этих условиях возникает вопрос: следует ли партии создавать сложную структуру, региональную сеть, тратить силы на страшно сложную, кропотливую работу, или же все средства надо пускать на расширение информационных возможностей, грубо говоря, скупать лучших PR-щиков?
Надо сказать, что эти цитируемые исследователи не видят что в нашем обществе ощущается определенный запрос на партийную организацию. В КПСС вступали не только ради благ и льгот, членство в партии давало возможность быть причастным к решению каких-то вопросов, давало иллюзию (а иногда и реальность) соучастия в управлении. А какое может быть соучастие сейчас? Где, через какие механизмы? Декларирована масса гражданских прав, но как их можно реализовать, не будучи членами никакой политической организации? Права превращаются в фикцию: нельзя выдвинуть своего кандидата, нельзя никого поддержать, нельзя повлиять на власть.
И здесь следует особо сказать об идеологии политических партий. Для России, находящейся в трансформационном состоянии, безусловно, необходима партия, генерирующая и транслирующая свою идеологию, отвечающую вызовам современности. Любая модель партии будет совершенствоваться, но исходные идеологические, программные принципы партии должны играть пролонгирующую функцию. Ведь ценность партии как раз в том и состоит, что она улавливает перспективу развития и учитывает текущую конкретику.
Идеология партии XXI века должна быть интегральной, включающей в себя и либеральные, и консервативные идеи. Эта интегральная идеология и аккумулирует вызов современности. Одновременно партии необходимо с самого начала избегать заведомо невыполнимых обещаний, она должна быть партией реалистичной и исходить из конкретной политической ситуации. Если партия сумеет четко уловить и определить вектор общественного развития, она будет способна сплотить вокруг себя те силы, которые идентифицируют себя с этой тенденцией развития.
Главная нерешенная проблема социально-политического свойства, с которой Россия шагнула в третье тысячелетие, заключается, пишет известный отечественный исследователь В.В. Журавлев, в неустановившихся отношениях в рамках треугольника: общество-власть-личность. Инновационная партия XXI века - вне зависимости от того, какая идеологическая струя - социалистическая, либеральная или консервативная -
будет в ней доминировать, продолжает рассуждать он, - не может быть в очерченных выше условиях узко ориентированной политической структурой. Она должна быть свободной от комплексов и партии власти (хотя неизбежно будет бороться за власть) и партии оппозиции (при всей готовности к оппозиционной борьбе).
При любом варианте развития событий доминирующей социальной функцией партии XXI века, способной принести ей успех, будет функция поддержания и упрочения постоянных двухсторонних связей между властью и обществом, утверждает В.В. Журавлев. Иными словами, такая партия на какое-то время вынуждена будет взять на себя задачи ряда отсутствующих у нас институтов зрелого гражданского общества. Все в будущей партии - ее организационные основы, состав, структура, идеология - призвано быть в подчиненном этой стержневой задаче положении, служить реальной связкой между властью и обществом на всех уровнях, как первой, так и второго.
Механизмы реализации партией этой своей доминирующей функции могут быть различными в зависимости от конкретной обстановки как в стране и мире, так и в самой партии, продолжает В.В. Журавлев. Важен непрерывный поиск этих механизмов, перманентный настрой на их совершенствование. Партия XXI века должна быть заинтересована и в том, чтобы от ее имени силами членов партии и околопартийного актива организовывались общенациональные политические кампании, способные вызвать если не всеобщий, то достаточно широкий общественный интерес, заключает В.В. Журавлев.
Если попытаться суммировать то, что должны сделать политические партии для участия в политическом процессе и достижения своих целей, а также для создания реально действующей демократической системы в современной России, то эти партии должны обладать следующими главными ресурсами:
• наличие сильной организации, имеющей отделения в регионах России, обладающие реальным влиянием в них на общественную жизнь и органы государственной власти и самоуправления;
• устойчивая связь с обществом (аккумуляция и артикуляция интересов избирателей, постоянное давление на государственные структуры с целью их осуществления);
• наличие политической идеологии, основные положения которой интегрировали бы в себе предельно широкие общественные интересы, общенациональные приоритеты и с помощью которой можно было бы мобилизовать избирателей на поддержку политической партии или движения;
• сильный политический лидер, способный вести за собой не только членов собственной организации, но и людей из различных слоев общества. При этом лидер должен обладать реальным влиянием на политическую элиту общества (региональную и центральную), уметь решать сложные политические проблемы;
• наличие финансовой базы: партии и движения должны обладать устойчивыми источниками финансовых средств, поддержкой со стороны крупных финансовых центров (банков, крупных фирм и предприятий) для ведения повседневной политической деятельности, для агитации, содержания центрального руководства;
• информационная поддержка: политические партии и движения должны иметь не только собственные журналы или газеты, но и пользоваться поддержкой масс-медиа (в первую очередь, телевидения). Создаваемый партиями и движениями со стороны масс-медиа имидж в немалой степени способствуют их успеху или неудаче;
• информационно-аналитическая база: политические партии и движения должны иметь связь с ведущими аналитическими центрами страны и свою собственную команду аналитиков. Аккумулируя полученную информацию, они могут прогнозировать дальнейшую ситуацию в стране и в зависимости от этого корректировать свою деятельность.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com