Перечень учебников

Учебники онлайн

Понятие "федерализм"

Понятие "федерализм" происходит от лат. foederatio, что означает союз, объединение. Сразу следует указать, что это понятие в своем исходном значении может означать объединение самых разных социально-политических образований, в частности этнических или социальных групп и совсем не обязательно регионов.
Федеративные отношения в широком смысле этого понятия означают союзные отношения между любыми сегментами многосоставного общества. В узком смысле иногда полезно говорить о территориальном федерализме, подчеркивая тем самым, что это явление относится к территориальным сегментам. Хотя чаще всего на практике федеративные отношения по умолчанию понимаются как союзные отношения между территориальными сегментами. Соответственно эти территориальные сегменты имеют политико-правовое оформление, т.е. границу и территорию, и обладают статусом субъектов федерации, т.е. формальных регионов, на которые делится (или из которых складывается) федеративное государство23.
1. Федерализм как социальная философия.
Корни понятия "федерализм" следует искать в социальной философии, а не региональной политике. Основателем теории федерализма считается германский мыслитель Иоханнес Альтузиус (1562—1683 гг.), автор федеративной теории народного суверенитета. Эта теория опирается на идеи союзных и договорных социальных отношений как основополагающих в государстве. Государство И. Альтузиус понимал как иерархически организованную систему союзов между социальными группами. Индивиды объединяются в общины (семьи, корпорации), союзы общин создают провинции и города, а из провинций и городов строится государство. На каждом уровне складываются свои договорные отношения по горизонтали, а договорное объединение групп и структур одного уровня создает новый уровень. Концепция И. Альтузиуса хорошо соответствует системному подходу в политической регионалистике, который рассматривает государство в качестве объемной "вертикально-горизонтальной" структуры.
Социально-философский подход говорит не столько о федерализме как о форме территориально-государственного строительства, сколько о федеративных отношениях как договорных (союзных) отношениях, способствующих интеграции общества. Другими словами, субъекты федеративных отношений не обязательно имеют территориальное выражение, т.е. они могут не являться регионами. Хотя концепция И. Альтузиуса по сути все-таки рассматривает локальные и региональные сообщества.
В этом ключе теория федерализма развивалась на протяжении длительного времени и прослеживается до сих пор. Например, известна концепция свободного федерализма французского мыслителя Пьера Жозефа Прудона (он написал свой "Принцип федерации" в 1863 г.). П.Ж. Прудон вообще начинал как противник государства и потому рассматривал федерализм в качестве своеобразного компромисса между антиэтатизмом и этатизмом. Смысл федерализма он видел в объединении независимых групп с целью создания всемирной федерации.
Социально-философское направление в теории федерализма (а точнее — федеративных отношений) развивалось и другими авторами. Среди них — Дени де Ружмон (1906—1985 гг.), автор концепции интегрального федерализма А. Марк, известный философ Р. Арон (А. Марк и Р. Арон выпустили в 1948 г. свою книгу "Принципы федерализма").
2. Федерализм как либеральная идеология территориально-государственного строительства.
Практически одновременно федерализм возникает в качестве особой идеологии и неразрывно связанной с ней политической практики территориально-государственного строительства. Его развитие совпадает с формированием либеральной идеологии, предполагающей расширение политических свобод личности, предоставление личности соответствующих гарантий. Федерализм представляет собой своеобразный "либерализм по вертикали", считая необходимым наделение политическими свободами региональных сообществ и, соответственно, регионов как политико-административных единиц.
На самом деле "либерализм по вертикали" не обязательно совпадает с социально-политическим либерализмом. Эти две формы либерализма действительно совпали в такой классической федерации, как США Здесь федерализм стал способом консолидации тринадцати штатов, освободившихся от британского колониализма. Он увязал стремление штатов (state — государство) к политической автономии с объединением штатов в "соединенное" государство — The United States of America. Теория федерализма в значительной степени стала американской теорией, описывающей либеральную модель территориально-государственного строительства в государстве, основанном на принципах либеральной демократии.
В то же время в более общем виде федерализм предполагал интеграцию государственных образований при сохранении их собственной автономии. Уровень индивидуальных политических свобод в этих образованиях мог быть совершенно разным. Первым историческим примером территориально-политической интеграции федеративного типа является средневековая Швейцария. В 1291 г. здесь произошло знаменитое историческое событие, когда три кантона (т.е. три региональных сообщества в Альпах) приняли решение о создании Вечного союза. После этого Швейцария развивалась через расширение территории конфедерации (так она официально называлась) за счет присоединения новых кантонов.
Также задолго до развития либеральной идеологии произошло образование еще одной исторической федерации — Нидерландов. Это государство в виде семи соединенных провинций появилось на свет в результате Утрехтской унии 1579 г., но в качестве федерации оказалось не столь долговечным, как Швейцария. Объединение нидерландских провинций стало тем самым историческим фоном, на котором И. Альтузиус создал свою федеративную теорию народного суверенитета.
Таким образом, главным аспектом федерализма как исторически сложившейся идеологии территориально-государственного строительства является интеграция политических образований в единое государственное целое при сохранении за политическими образованиями значительных свобод. В этом заключается "территориальный либерализм" федерализма. Американский пример принципиально важен тем, что соединяет эту идеологию с идеологией либеральной демократии, представляя синтез двух тенденций.
Однако использование федеративных принципов объединения территориальных сегментов возможно и в недемократических государствах, т.е. "демократия по вертикали", территориальная демократия может быть единственной развитой формой демократии для определенного государства.
3. Федерализм как современная политическая теория.
В современной политологии теорию федерализма логично связать с теорией многосоставного общества. Нельзя не отметить, что федеративные отношения часто рассматриваются в современной политологии как союзно-договорные отношения между различными по происхождению социально-политическими сообществами, не обязательно регионами. Именно в таком контексте рассматривают федеративное общество У. Ливингстон и А. Лейпхарт. В таком виде современная теория федеративных отношений перекликается с теорией народного суверенитета И. Альтузиуса, которая положила начало социально-философскому направлению в федерализме.
В соответствии с этой теорией территориальная сообщественность (или, что то же самое, консоциативность) является частным случаем сообщественности. Теорию федерализма А. Лейпхарт рассматривает как ограниченный и особый вид теории сообщественности [(Лейпхарт, 1997]. Федерализм понимается как особая форма автономии сегментов (напомним, что автономия сегментов является одним из принципов поддержания баланса в многосоставном обществе).
Таким образом, федерализм в работах современных политологов оказывается одной из форм консоциативности. Федерализм, в котором субъектами федеративных отношений являются именно территориальные сегменты, в таком случае следует называть территориальным федерализмом. При этом возможен, например, этнический федерализм (когда субъектами федеративных отношений являются этнические сегменты) и иные формы.
4. Федерализм в политической регионалистике.
Д. Элейзер определяет ряд терминологических проблем, связанных с пониманием федерализма:
• федерализм относится одновременно и к структуре, и к функционированию государственной власти;
• он обеспечивает синтез единства и разнообразия;
• выступает одновременно как политическое и социальное явление;
• предусматривает определенные цели и средства их достижения;
• эти цели могут быть по своему характеру ограниченными и глобальными;
• существует несколько моделей политической организации федералистского характера [Элейзер, 1995].
Для политической регионалистики федерализм представляет собой особый тип территориально-политической системы или, другими словами, особую модель территориально-государственного строительства. Это представление не противоречит современной политической теории. Главное допущение: в политической регионали-стике субъектами федеративных отношений являются регионы, т.е. территориальные сегменты. Хотя для политической регионалистики может быть интересен и тип федеративных отношений, связанных с этническими сегментами, хотя бы потому, что оба типа федеративных отношений могут применяться в одном государстве и потому, что этнические сегменты имеют свою региональную привязку, пусть не всегда четко выраженную.
В балансе отношений "центр — регионы" федерализм предполагает качественно более высокий уровень региональной автономии и самоуправления по сравнению с другими государствами. Для федеративного государства характерны более развитые формы регионального участия, региональная политика носит компромиссный характер, и косвенные методы регионального управления используются центром чаще, чем прямые. Д. Элейзер определяет федерализм в узком смысле как взаимоотношения между управленческими уровнями (разумеется, речь идет об особых формах этих отношений). Федерализм в широком смысле он понимает как сочетание самоуправления и долевого правления (power sharing)24 через конституционное соучастие во власти на основе децентрализации [Элейзер, 1995, с. 106].
Следует заметить, что федерализм не является единственной формой обеспечения регионального самоуправления. Известна и широко распространена другая форма — местное самоуправление на уровне локальных (т.е. субрегиональных, более мелких) сообществ. Региональное и местное самоуправление обычно существуют одновременно, в рамках одной национальной территориально-политической системы, но на разных территориальных уровнях. Также не следует считать, что в унитарном государстве не обеспечивается баланс отношений "центр — регионы" и отсутствуют любые проявления "либерализма по вертикали". Нередко для обеспечения баланса в конкретном и вполне демократическом государстве оказывается достаточно развитого местного самоуправления, если региональные сообщества и интересы выражены слабо.
Федерализм предполагает признание необходимости самоуправления на первом субнациональном уровне. Обычно это происходит в условиях региональной эмансипации или в результате необходимости объединения достаточно самостоятельных политий. В иных случаях и других странах это могут считать излишним и даже вредным для целостности государства и его интегрального развития. Тогда баланс обеспечивается другими способами (например, через местное самоуправление), либо региональная политическая эмансипация эффективно подавляется (в том числе силовыми методами). Такое понимание федер^гшзма тесно связано с идеологией территориально-государственного строительства, которая может признавать или не признавать федерализм в качестве эффективной модели для данного государства и на данном историческом этапе. Пример США показывает, что возможно превращение федерализма в элемент национальной идеологии.
Следует подчеркнуть, что политическая регионалистика практически не рассматривает такой пример объединения государств, как конфедерация. По определению конфедерация представляет собой союз независимых государств, т.е. не является единым государством. Для конфедерации характерно верховенство законов, принимаемых территориями, в то время как полномочия центра ограничены. Если в федерации существует общенациональная власть, то конфедерация является наднациональным объединением. Для политической регионалистики интерес представляет субнациональный уровень. Исторически конфедерация считается временной формой государственного объединения, которая ведет или к интеграции в рамках федеративной модели, или к распаду.
Федерализм является одним из возможных способов существования территориально неоднородного государства. Несомненно, гетерогенная региональная структура является мощным стимулом, предпосылкой для федерализации. Однако федеративную модель территориально-государственного строительства не следует считать единственно правильной и единственно возможной для гетерогенного государства. Процесс федеративной трансформации, т.е. превращения унитарного государства в федеративное или объединения политий в федерацию разворачивается в определенных исторических условиях при наличии влиятельных политических субъектов, элит, продвигающих эту идею. В иных случаях могут быть найдены другие способы учета или подавления регионализации.
Федеративная модель — это одна из форм организации сложносоставной территориально-политической системы. Главным стимулом федерализации является не величина территории, а степень ее гетерогенности в сочетании с благоприятствующей идеологией территориально-государственного строительства

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com