Перечень учебников

Учебники онлайн

Постколониальные модели децентрализации

Отдельного рассмотрения заслуживают ситуации, сложившиеся в современном мире на месте прежних систем "метрополия — колония". К настоящему времени практически все заморские владения обладают органами самоуправления и могут рассматриваться в качестве особых периферий в сложных системах АТД. Прежние метрополии обычно обладают полномочиями в сфере обороны и внешней политики, оставляя все или значительную часть внутренних дел органам самоуправления. В этой связи можно говорить о постколониальных моделях децентрализации. Это — случай, когда децентрализация совпадает с общемировым процессом деколонизации.
Большой интерес представляет французская модель деколонизации. Эта модель предполагает не только самоуправление в самом заморском владении, но и участие этой территории в общегосударственной политике. Все заморские владения Франции, кроме Южно-Антарктических территорий28, представлены в национальном парламенте. Во всех действуют как местные партии, так и отделения общенациональных французских партий (в разных сочетаниях и пропорциях).
В особом положении в системе французских заморских владений находится Новая Каледония, которая имеет статус заморской территории с 1946 г. Для Новой Каледонии наиболее характерны сепаратистские настроения. С 1984 г. в этом регионе вводится самоуправление (ранее назначался верховный комиссар). Создан местный парламент — Конгресс территории по главе с председателем. В 1987 г. проводился референдум о статусе, на котором более 98% высказались против независимости (выступающая за независимость организация — Национальный социалистический фронт освобождения канаков референдум бойкотировала). Уступкой со стороны Франции стал общенациональный референдум 6 ноября 1988 г., на котором французы поддержали закон об увеличении автономии. 14 июля 1989 г. было отменено прямое правление Франции в этом регионе. Проводится разграничение полномочий между Францией и Конгрессом территории. Наконец, французский премьер и лидеры партий Новой Каледонии подписали Договор о Новой Каледонии 5 июня 1998 г. Договор предусматривает переходный период на 20 лет, а затем проведение референдума о полном суверенитете. Таким образом, Новая Каледония занимает переходное положение в системе французских регионов и характеризуется высоким уровнем автономии с перспективой обретения независимости.
Другая заморская территория в Тихом океане — Французская Полинезия имеет статус заморской территории с 1958 г. В 1996 г. в рамках процессов децентрализации она обрела статус автономной территории. Наряду с верховным комиссаром, представляющим общенациональную власть (до 1977 г. регионом управлял французский губернатор), Французская Полинезия имеет свою легислатуру — территориальную ассамблею и правительство.
Еще одна тихоокеанская заморская территория — Уоллис и Футуна (она имеет статус заморской территории с 1961 г.), наоборот, обладает низким уровнем самоуправления, что легко объясняется ее малыми размерами и населением. Здесь центральной фигурой является назначенный Францией главный администратор, а самоуправление представлено территориальной ассамблеей, совещательным Советом территории при главном администраторе, а также традиционной властью в лице трех местных королей.
Одновременно в системе отношений "центр — периферия" во Франции активно применяется "департаментская модель", когда бывшие колониальные владения имеют модель самоуправления, аналогичную "континентальным" департаментам, и официально называются заморскими департаментами. С 1946 г. этот статус имеют Гваделупа, Мартиника, Гвиана и Реюньон. Здесь действует институт префектов, представляющих общенациональную власть, а также генеральный совет (орган самоуправления департамента) и региональный совет (орган самоуправления региона). Появление региональных советов в заморских департаментах связано с развитием во Франции нового управленческого уровня — регионов, и соответствующими процессами децентрализации. В результате заморские департаменты тоже получили статус регионов (в континентальной Франции регионы обычно создавались на базе нескольких департаментов)".
Вторая принципиально важная модель может быть названа монархической. В этой модели заморские регионы считаются владениями короны. Уровень самоуправления при этом может быть очень разным. При этом заморские регионы, как правило, не участвуют в решении общегосударственных вопросов, что отличает монархическую модель от французской. Наиболее развитую и разнообразную систему монархических владений имеет Великобритания.
Особый статус в британской территориально-политической системе имеют острова, непосредственно прилегающие к Британии, — Гернси и Джерси в проливе Ла-Манш и Мэн в Ирландском море. Эти регионы считаются владениями короны и официально не входят в состав "основной" территории. В них действуют органы самоуправления. Кроме того, эти острова имеют особый экономический режим офшорных зон.
Модели самоуправления действуют и в заморских владениях Великобритании, которые объединяются понятием "British Dependent Overseas Territory" (т.е. британская зависимая заморская территория).
Более высокий уровень самоуправления характерен для Гибралтара и Бермудских островов, т.е. для политически более развитых территорий, где вопрос о независимости так или иначе пытались перевести в практическую плоскость3. В Гибралтаре и на Бермудах действуют свои правительства, формируемые в соответствии с парламентской системой в результате многопартийных выборов. Местные легислатуры избираются и в других зависимых территориях Великобритании (Ангилья, Виргинские острова, Каймановы острова, Монтсеррат, острова Терке и Кайкос в Карибском бассейне, Фолклендские острова и Остров Святой Елены в Атлантическом океане, Питкэрн в Тихом океане). В заморских владениях Великобритании принята модель, когда королева назначает губернатора, а самоуправление представлено легислатурой (в составе которой наряду с выборными депутатами есть назначенные представители и депутаты по должности) и главным министром.
Монархическая модель характерна и для Нидерландов. Две заморские территории в Карибском море — Антильские острова и Аруба считаются частью королевства. Статус 1954 г. дал Антильским островам полную автономию по внутренним вопросам. На Антильских островах были созданы легислатура и совет министров во главе с премьером, представляющим партию, победившую на выборах. Интересы центра представляет губернатор. После отделения Арубы в 1986 г. там была сформирована аналогичная система властных органов, в которой представлены общенациональные и местные интересы.
Особый тип монархической модели децентрализации в заморских территориях характерен для Дании, под контролем которой остаются Гренландия и Фарерские острова. Эти регионы входят в "Danish Realm", состоящую из трех частей (включая собственно Данию) монархическую систему с единым гражданством. Конституция Дании 1953 г. действует на всей территории королевства. Гренландия и Фарерские острова при этом участвуют в общенациональном управлении и имеют по два места в датском парламенте.
Датская модель отчасти напоминает классическую монархическую модель, отчасти — французскую. Для нее характерны не только участие заморских регионов в решении общенациональных вопросов, но и самая высокая степень автономии этих регионов. Отношения между Данией и двумя регионами регулируются специальными конституционными соглашениями и основываются на принципах самоуправления. На Фарерских островах самоуправление существует с 1948 г. (причем отмечается расширение полномочий), в Гренландии оно было введено в 1979 г. Гренландия и Фарерские острова имеют органы власти, созданные по образцу парламентских республик31 с той разницей, что в них еще есть институт губернатора, представляющего интересы Дании. Оба региона имеют права в международных отношениях, хотя и ограниченные.
Таким образом, датская модель предполагает самый высокий уровень самоуправления для заморских территорий, которые по многим признакам (уровень самоуправления, собственная международная деятельность) напоминают независимые государства.
Дополнительно следует сказать о постколониальных системах, сложившихся в Австралии и Новой Зеландии. Их особенность заключается в том, что оба государства входят в состав Британского содружества, и формальным главой государства является британский монарх. Поэтому в их заморских территориях возможно еще и представительство интересов британской короны. В этом модель близка к монархической. Заморские регионы имеют свое самоуправление, но отличаются асимметрией, т.е. органы самоуправления не являются идентичными. В отличие от Франции заморские территории не участвуют в формировании общенациональных органов власти. Поэтому говорить о французской модели в чистом виде здесь тоже нельзя.
В новозеландской территориально-политической системе наибольшим уровнем и опытом самоуправления обладают Острова Кука, имеющие статус самоуправляющейся территории в свободной ассоциации с Новой Зеландией (свой статус и конституцию они получили в 1965 г.). Другой островной регион — Ниуэ получил аналогичный статус в 1974 г. Эти территории характеризуются полным самоуправлением во внутренних делах. Самоуправляющиеся территории обладают своей легислатурой и правительством. Интересы Новой Зеландии представляет верховный комиссар. Кроме того, существует должность представителя британской королевы. Используются и институты традиционной власти, например совещательная палата вождей на Островах Кука. Уровень самоуправления этих регионов очень высокий, Новая Зеландия берет на себя вопросы обороны и внешней политики.
Менее высокий статус в этой системе имеет небольшая островная группа Токелау. В 1948 г. Токелау получил статус несамоуправляющейся территории, и самоуправление введено там только в 1977 г. При этом самоуправление ограничено и опирается на традиционную власть. Например, легислатура Токелау избирается местными советами старейшин, а правительством является Совет вождей. Интересы Новой Зеландии представляет администратор с невысоким статусом, которого назначает министерство иностранных дел и торговли. В то же время идет разработка правовых основ для придания Токелау статуса, аналогичного статусу Островов Кука и Ниуэ.
В чем-то похожая асимметричная система самоуправляющихся заморских территорий разработана Австралией. Наиболее высокий статус имеет Норфолк — австралийская внешняя территория. С 1914 г. Норфолк считается территорией под суверенитетом Австралийского содружества. Его статус также регулируется актом 1979 г. На острове есть Законодательная ассамблея и Исполнительный совет, а также австралийский администратор, которого назначает генерал-губернатор Австралии. Ограниченные права имеют небольшие австралийские территории в Индийском океане — Остров Рождества и Кокосовые (Килинг) острова.
Анализ постколониальных систем имеет большое значение для политической регионалистики. Во-первых, он позволяет сравнивать опыт управления наименее органичными, удаленными частями территориально-политических систем. Во-вторых, можно говорить о развивающихся процессах децентрализации, сочетании самоуправления с сохранением органов власти, представляющих бывшую метрополию. В-третьих, большой интерес представляют модели, которые ведут к интеграции заморских территорий в рамках общенациональной системы, или которые в перспективе могут привести к образованию новых независимых государств

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com