Перечень учебников

Учебники онлайн

§ 2. Правовое и социальное государство

Среди самых значительных политических идей, призванных преодолеть отчуждение большинства населения от власти и управления, перевести права и свободы личности из области деклараций в область жизненных реалий, первое место принадлежит идеям правового и социального государства и гражданского общества. [c.225]
Движение к правовому и социальному государству, к гражданскому обще-ству подобно движению познания к абсолютной истине, к которой люди, понимая, что вряд ли наступит время, когда они скажут “мы знаем все”, тем не менее стремятся. Развитие западной цивилизации, приведшее к установлению либерально-демократического политического и социального порядка, во многом определяется стремлением к созданию правового и социального государства и гражданского общества.
Предварим дальнейшее изложение несколькими замечаниями о праве вообще и его роли в жизни общества и государства.
Право как регулятор поведения людей. “Право”, согласно строго юридиче-ской характеристике, есть критерий “юридической правомерности”, своего рода социальный знак того, что человек вправе или не вправе делать, как он вправе или не вправе поступать. Жизнь общества и государства была бы по-просту невозможна, если бы люди не могли отличать дозволенное от недоз-воленного. Право при самом широком его понимании состоит в том, что оно дает признаваемую в данном обществе и государстве, их практической жизни обоснованность, оправданность определенного поведения людей свободы (возможности) такого поведения. Причем обоснованность, оправданность, которые так или иначе даны, должны быть признаны в обществе и государстве9.
Что и кто устанавливает определенные нормы, правила поведения людей, руководствуясь которыми они, люди, знают: это делать можно, а этого де-лать нельзя, не положено? Не положено чем и кем?
Еще в древнегреческих мифах о деяниях и взаимоотношениях верховного бога Зевса, его жены Фемиды, богини права и законного порядка, их дочерей была вполне отчетливо сформулирована идея о том, что есть право по природе, т.е. естественное право, и право по человеческому установлению, т.е. “позитивное”, или “положительное”, право10.
Были здесь на самом деле задействованы древнегреческие боги или нет, не так уж важно. Важно другое: появилось два направления в понимании и обосновании права, которые послужили импульсами в развитии правовой теории и юридической практики.
Естественное право – это совокупность правил, принципов, прав и ценно-стей, обусловленных самой природой человека и в силу этого не зависящих от законодательного признания или непризнания их в конкретном государ-стве. То, что идет от природы человека, идет от природы вообще и потому приобретает такую же силу и обязательность, как, скажем, земное притяже-ние. [c.226]
Позитивное право – это реальный, существующий в законах, иных докумен-тах, фактически осязаемый (и потому “позитивный”) нормативный регуля-тор, на основе которого определяется юридически дозволенное и юридиче-ски недозволенное поведение и выносятся (судами, другими государствен-ными учреждениями) юридически обязательные, императивно-властные ре-шения.
Если естественное право является достоянием человечества с момента его рождения, то позитивное право складывается и развивается в условиях цивилизации, одним из главных признаков которой является государственно-политическое существование людей как народов и наций.
Естественного право обеспечивается самой природой человека. Позитивное право, гарантированность действия его норм и установлений обеспечивается государственной властью, ее организующей по характеру и большей частью принудительной по методам силой.
Из сказанного вытекает еще одно важное отличие естественного права от позитивного. Естественное право неизменно, как неизменна природа. Позитивное право, как право по человеческому установлению, изменяется. Причем эти изменения касаются не только отдельных определений и норм, но и главного – самого содержания и понимания права.
“Коперниканский переворот” в понимании права. До второй половины XVIII в. в Европе господствовало традиционное, этатистское понимание права. Согласно этому пониманию, право определялось как совокупность установленных или санкционированных государством общеобязательных норм (правил поведения) людей. Причем нередко государство персонифицировалось с государем (вспомним напыщенно-горделивую фразу Людовика XIV: “Государство – это я”), а право и закон, закон и государев указ фактически отождествлялись. Вопрос о праве не выходил за пределы запретительной трактовки закона, насильственной стороны последнего. Ф. Бэкон отмечал, что в обществе “господствует или закон, или насилие. Но насилие иногда принимает обличье закона, и иной закон более говорит о насилии, чем о правовом равенстве. Таким образом, существуют три источника несправедливости: насилие как таковое, злонамеренное коварство, прикрываемое именем закона, и жестокость самого закона”. Явно опережая свою эпоху, он высказал замечательную мысль о том, что “некоторые законы должны стать своего рода “законами законов”11. [c.227]
Этим самым подготавливалась почва для разграничения понятий закона и права. Не всякий закон можно признать правовым. Правовой закон – это только тот закон, который соответствует праву, призванному ограждать че-ловека от произвола власти.
Во второй половине XVIII в. совершился, по образному выражению Э.Ю. Соловьева, “коперниканский переворот” в понимании права12. Под правом понимается уже не совокупность норм, установленных или санкционированных государством и выражающих волю господствующих классов, а нечто совершенно другое – нормативная система, которая выражает волю граждан государства и стоит на страже правопорядка и законности.
Важную роль в этом перевороте сыграл И. Кант, который соотнес понятие права с понятием морали, регламентирующей правителя, и понятием свобо-ды в ее реальном, жизненном выражении. Он отмечал, что “гражданское состояние, рассматриваемое только как состояние правовое, основано на следующих априорных принципах: свободе каждого члена общества как человека; равенстве его с каждым другим как подданного; самостоятельности каждого члена общности как гражданина”13.
Вольтер восхвалял “то мудрое правление, при котором государь, всемогу-щий, когда речь идет о благих делах, оказывается связанным по рукам и но-гам, если он намеревается совершить зло; при котором вельможи являются грандами без надменности и вассалов, а народ без смут принимает участие в управлении”14.
Суть рассматриваемого “переворота” в понимании права получила яркое и концентрированное выражение в важнейшем политическом документе “Де-кларации прав человека и гражданина”, принятой Национальным собранием Франции 26 августа 1789 г. В ней записано, что “люди рождаются и остаются свободными и равноправными”, что “права эти суть: свобода, собственность, безопасность и противление угнетению”. Право понимается как свобода, а свобода как возможность делать “все, что не запрещено законом”. Сам же закон трактуется как “выражение общей воли”, причем “все граждане вправе лично или через своих представителей участвовать в составлении законов”15. [c.228]
Говоря о “коперниканском перевороте” в понимании права, необходимо иметь в виду следующие обстоятельства.
1. Этот переворот – не одномоментный акт, а длительный процесс, который зависит от конкретных политических и социально-экономических условий каждой страны.
2. Вначале переворот произошел на уровне теоретических идей и установок и лишь потом проявился на уровне политической и юридической практи-ки.
3. Переворот не означает, что старые (этатистские) представления о праве исчезают сразу и навсегда. Они не только сохраняются, но и могут обретать “второе дыхание” на почве новых идей и новых представлений. Так, в “Ма-нифесте Коммунистической партии” К. Маркс и Ф. Энгельс взяли за основу именно этатистское понимание права, усилив его классовым и материали-стическим подходом. Имея в виду буржуазию и как бы обращаясь к ней, они писали: “...Ваше право есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего класса”16.
4. Этатистское понимание права, называвшееся “марксистско-ленинским”, господствовало во всех советских учебниках по теории государства и права, историческому материализму и обществоведении вплоть до конца 80-х гг.
5. В современной западной и российской политико-правовой мысли проис-ходит существенное углубление понимания права как такого гуманистиче-ского начала, такой ценности, которая является началом начал всех либе-рально-демократических ценностей. В этой связи в литературе получает распространение новый термин – правозаконность. Смысл правозаконности С.С. Алексеев видит в строжайшем, неукоснительном проведении в жизнь не права “вообще”, не любых и всяких норм, а принципов и норм гуманистического права – фундаментальных, основных прав человека, общедемократических правовых принципов, частного права, независимого правосудия. А значит – в реальном построении на последовательно демократических, гуманистических началах всей юридической системы, всей политико-государственной жизни17.
Правовое государство. Исходя из понимания права, разработанного во вто-рой половине XVIII в., можно сказать, что правовое государство – это госу-дарство, в котором осуществлено верховенство права над властью. [c.229]
Основные отличия правового государства от неправового Неправовое государство Правовое государство 1. Государственная власть не ограничивается никакими закона-ми 1. Государственная власть осуществляет-ся на основе верховенства права 2. Разделения властей нет или оно носит формальны характер 2. Разделение властей носит реальный ха-рактер 3. Права и свободы человека и гражданина не защищены 3. Реальная защищенность прав и свобод человека и гражданина 4. Запрещено все, что не разреше-но государственной властью 4. Разрешено все, что не запрещено зако-ном 5. Обвинительное понимание за-дач правосудия, презумпция не-виновности в законодательстве отсутствует либо не практике не соблюдается 5. Законодательство предполагает пре-зумпцию невиновности и право обвиняе-мого давать показания только в присут-ствии адвоката 6. Национальное законодатель-ство не признает или отрицает приоритет международных правовых актов и норм 6. Приоритет международных правовых актов и норм над национальным законо-дательством, приведение второго в соот-ветствие с первыми 7. В международных отношениях делается ставка на силу в соответ-ствии с принципом “цель оправдывает средства” 7. В международных отношениях ставка на мирное политико-правовое урегулиро-вание спорных вопросов, следование Принципу “праведные цели не достига-ются неправедными средствами” Правовому государству должно соответствовать правовое общество и наоборот. В правовом государстве и правовом обществе государство служит своим гражданам. Но нет прав без обязанностей. Поэтому в правовом государстве и правовом обществе гражданин равнообязан с государством: как государство обязано охранять права и законные интересы своих граждан, обеспечивать из социальную защищенность, честь и здоровье, так и гражданин обязан соблюдать законы государства даже в тех случаях, когда он с ними почему-либо не согласен.
Небезынтересно отметить, что формула о правовом государстве в большин-стве конституций западных стран отсутствует. На конституционном уровне эта формула впервые была зафиксирована в Основном законе ФРГ (1949) и в Конституции Испании (1978), т.е. стран, где ранее господствовали фашистские режимы. В отличие от современной Германии, где термин “правовое государство” (Rechtsstaat) пользуется широким признанием, во Франции соответствующий термин (L'Etat de droit) такого признания не имеет. Французские юристы вопрос о правовом государстве предпочитают решать в практическом плане применительно к отдельным государственным институтам, а не теоретически. [c.230]
Социальное государство. В 1844 г. Ф. Энгельс написал книгу “Положение рабочего класса в Англии”, в которой он, основываясь на данных английской прессы, официальных правительственных источников, собственных наблюдениях, показал ужасающую бедность рабочих. Несколько позже К. Маркс сформулировал положение, согласно которому законом капиталистического общества является абсолютное и относительное обнищание пролетариата, что соответствовало реальностям первой половины XIX в.
В 1892 г. Ф. Энгельс в специальном дополнении к немецкому изданию своей книги о положении рабочего класса в Англии констатировал, что за прошедшие пятьдесят лет положение английских рабочих значительно улучшилось благодаря их борьбе за свои экономические права: был значительно сокращен рабочий день, увеличена заработная плата, улучшились жилищные условия. Он отметил также, что среди английских буржуа появились “люди, которые признают обязанности общества по отношению к отдельным его членам”. И тут же восклицает: “А среди немецких буржуа?”
С тех пор прошло еще сто лет. И в среде немецких, американских, француз-ских, австрийских, шведских и многих других буржуа уже не только признают обязанности общества и государства по отношению к своим небогатым гражданам, но и создали такую систему налогов, благодаря которой происходит государственное перераспределение части доходов, получаемых богатыми, в пользу небогатых. В этой связи известный немецкий политолог Р. Дарендорф подчеркивал, что одной из важнейших функций государства должно явиться обеспечение всем людям гарантированного минимального дохода18.
Так, в Швеции на социальные нужды расходуется более 30% валового наци-онального продукта (минимальная пенсия составляет около 7 тыс. долл. в год, а полная пенсия, которую можно получить, проработав 30 лет, составляет приблизительно 60% зарплаты), в ФРГ – 24, в США – 14%19.
Социальное государство можно определить как демократическое государ-ство, опирающееся на широкую социальную основу и проводящее активную и сильную социальную политику, направленную на повышение или стабильное обеспечение жизненного уровня населения, защиту и реализацию прав и свобод граждан, на создание современных систем здравоохранения, образования и социального обеспечения, на поддержание неимущих и малоимущих слоев, на предотвращение и успешное разрешение социальных конфликтов20

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com