Перечень учебников

Учебники онлайн

3.4. Психологические операции США

Во второй половине XX века было более 300 войн и вооруженных конфликтов, в ходе которых совершенствовалась теория и практика информационно психологического воздействия. Накопленный в годы 2 мировой войны опыт информационного воздействия был активно использован США в ходе войны в Корее. В США был создан новый центр психологической войны. Этот центр взял на себя не только руководство подготовкой кадров, но и на его основе был создан новый орган – Совет по психологической войне, который занимался оценкой и испытанием новых средств и методов ведения психологической войны.

Кроме того, здесь начала свою деятельность школа психологической войны, которая была создана на базе специального факультета общевойсковой школы (в настоящее время школа носит название «Центр и школа специальных методов войны сухопутных войск имени Джона Ф. Кеннеди»).

Понятие «психологическая война» до настоящего времени широко распространено в мировой военно политической литературе.

«Психологическая война» – в широком смысле целенаправленное планомерное использование политическими оппонентами пропаганды и других средств (дипломатических, военных, экономических, политических и т. д.) для прямого или косвенного воздействия на мнения, настроения, чувства и в итоге на поведение противника с целью заставить его действовать в угодных им направлениях. Приемы психологической войны – это приемы психологического давления, приемы незаметного проникновения в сознание объекта психологического воздействия, приемы скрытого волнения и искажения законов логики.

В США этот термин впервые стал употребляться в 1941 году после выхода книги сотрудника разведки Л. Фараго «Немецкая психологическая война». С учетом опыта войны в Корее деятельность армейской службы психологической войны США была пересмотрена. В марте 1955 года министерство армии ввело переработанное наставление ФМ 33 5 «Ведение психологической войны». В нем было дано социальное толкование американской концепции психологической войны. «Психологическая война, говорилось в наставлении, – включает мероприятия, при помощи которых передаются идеи и информация для оказания влияния на сознание, чувства и действия противника. Эти мероприятия проводятся командованием в сочетании с боевыми операциями в целях подрыва морального духа противника. Такие мероприятия проводятся в соответствии с политикой, провозглашенной руководящими инстанциями.

Война во Вьетнаме явилась отправной точкой формирования современных теоретических взглядов на информационно психологическую борьбу. Постепенно концепция психологической войны была заменена концепцией специальных методов войны. Психологические операции вошли составной частью в проводимые вооруженными силами специальные операции.

В полевом уставе армии США ФМ 33 1 1987 года дается такое определение: «Психологические операции – это проводимая в мирное или военное время плановая пропагандистская и психологическая деятельность, рассчитанная на иностранные враждебные, дружественные или нейтральные аудитории с тем, чтобы влиять на их отношения и поведение в благоприятном направлении для достижения, как политических, так и военных национальных целей США».

Анализ содержания соответствующих уставов и наставлений, приведенных в них положений и определений, показывает, что психологические операции рассматривается военно политическим руководством США в широком и узком смысле.

В широком смысле психологические операции включают комплекс политических, идеологических и военных мероприятий, проводимых против других стран, как враждебных, так и нейтральных, в целях обеспечения национальных интересов США.

В узком смысле – это комплекс мероприятий пропагандистского и военного характера, а также психологических акций по поддержанию военных операций и боевых действий своих войск и оказанию психологического воздействия на личный состав противника и его население.

По взглядам руководства США, психологические операции наиболее эффективно способствуют достижению национальных целей при следующих условиях:

• полная и твердая поддержка организации и проведения психологических операций высшим государственно политическим руководством страны;

• наличие специальных органов психологических операций, непосредственно связанных с правительственным механизмом принятия политических решений в области национальной безопасности;

• понимание и учет психологических аспектов при принятии политических решений в области национальной безопасности;

• взаимодействие органов планирования психологических операций со всеми исполнительными органами, учреждениями.

Американские специалисты особо подчеркивают, что при наличии указанных условий необходимо для повышения действенности психологических операций сочетать их с мощными вооруженными силами и демонстрацией военной мощи.

В ходе войны во Вьетнаме создавалась американская концепция психологических операций. Началось использование новых форм воздействия на психику человека, направленных прежде всего на подсознательный компонент психики.

В американских радиопрограммах, листовках и устных передачах, преобладали методы психологического воздействия (вопли ужаса, отчаянный женский и детский плач, буддийская погребальная музыка, записанные на пленку крики диких зверей, которые должны были изображать голоса лесных духов, демонов и т. п.). Так, например, командование 1 бригады 101 воздушно десантной дивизии в ночь перед наступлением своих войск организовало над районами сосредоточения войск противника передачи записанного на пленку пронзительного крика орла (орел – эмблема 101 ВДД) вперемешку с детскими голосами: «Папа, вернись домой!» одновременно с самолетов сбрасывались литровки с изображением орла, держащего в своих когтях «вьетконговца». На оборотной стороне листовки был изображен следующий текст: «Берегись, Вьетконг! Для вас нет безопасного места, куда бы можно было убежать, нет укрытия, где можно было бы спрятаться. Орел настигнет вас в любое время, в любом месте… без предупреждения он несет неминуемую смерть». Подобная пропаганда имела ощутимые результаты: часть вьетнамских военнослужащих была полностью деморализована, и в дальнейшем крик орла вызывают у них страх, некоторые бойцы еще до начала наступления сдавались в плен.

Иногда для того, чтобы не дать отдохнуть бойцам фронта национального освобождения южного Вьетнама, психологически истощить их, применялась тактика звуковещания с вертолетов на определенный район в течение всей ночи. Программы звуковещания готовились под видом обращений к своим близким «блуждающих душ». В других случаях по периметру деревни сбрасывались на парашютах магнитофоны с временными реле, которые периодически в течение всей ночи включали и выключали их. С началом применения «криков с неба» количество перебежчиков увеличилось более чем в три раза, со 120 до 380 человек в месяц. Вся эта деятельность проводилась на основе подготовленного в августе 1963 года Д. Принсом и П. Джуридайном по заказу министерства обороны США доклада «Колдовство, чародейство, магия и другие психологические феномены и их значение для военных и паравоенных операций в Конго». В отпечатанных в соответствии с требованиями доклада листовках подчеркивалось, что убитые в ходе боев не будут похоронены на земле предков, что по вьетнамским обычаям является недопустимым. Ровно через 49 дней (срок поминовения умерших во Вьетнаме) на населенные пункты, где проживали семьи и родственники погибших военнослужащих, сыпался дождь листовок со всевозможными небесными угрозами. То же самое повторялось ровно через год. Начало боевых операций планировалось американцами, как правило, на дни, которые по вьетнамским народным поверьям, являлись неблагоприятными и заранее предвещали поражение.

Американские бомбардировщики основной целью имели не столько уничтожение живой силы и разрушение важных объектов, сколько внушение страха и отчаяния перед военной мощью США.

В ходе войны во Вьетнаме поручили свое дальнейшее развитие различные элементы искусства ведения информационно психологического воздействия. В практику ведения психологических операций вошло оказание влияния на население всей страны – объекта воздействия. Появилось новое стратегическое средство информационно психологического воздействия – телевидение, которое к началу 21 века приобрело колоссальное влияние. Впервые практиковалось распространение среди населения нового средства пропаганды – телевизоров (3,5 тысяч штук). По итогам войны во Вьетнаме, несмотря на поражение в ней США, пропагандистское, психологическое оружие еще больше укрепило свои позиции. За период боевых действий примерно 250 тысяч вьетнамцев добровольно перешли на сторону противника. По подсчетам специалистов, расходы американской армии на то, чтобы убить одного вьетнамца, составили в среднем 100 тысяч долларов, в то время как для переубеждения его перейти на сторону США 125 долларов.

Недостатки, имевшие место приведении психологических операций во время войны во Вьетнаме, были проанализированы специальной правительственной комиссией и выработаны рекомендации (по увеличению численности личного состава в 10 раз, повышению уровня подготовки сил психологических операций резерва; полное техническое перевооружение, использование в интересах психологической войны средств массовой информации; создание и использование единого банка данных в интересах психологической войны).

По мнению членов правительственной комиссии, США потерпели поражение во Вьетнаме в тот момент, когда лишились поддержки населения в собственной стране и мирового общественного мнения. Поэтому был сделан важный концептуальный вывод о том, что важно заранее заручиться поддержкой общественности своей страны и мирового мнения по отношению к приближающейся войне. Эти выводы были учтены при подготовке военной операции против Ирака в 1991 году.

Одновременно должны быть проведены контрпропагандистские мероприятия, с тем, чтобы нейтрализовать пропаганду противника.

К сожалению, военно политическим руководством СССР американский опыт не был учтен при планировании боевых действий в Афганистане. Информационно психологическая борьба между СССР и США за мировое общественное мнение после ввода советских войск в Афганистан закончилась полной победой США. Однако и после этого руководство СССР не приняло никаких мер в информационной сфере.

Таким образом, Вьетнам для США явился полигоном для отработки основных положений американской концепции психологических операций.

США, другие ведущие страны Запада сделали соответствующие вывода из опыта ведения психологической войны во Вьетнаме. Этот опыт послужил основой для дальнейшего развития теории и совершенствования искусства ведения психологических операций в локальных конфликтах 80 90 х годов 20 века.

Основной урок, который был извлечен из вьетнамского опыта – это роль и значение мирового общественного мнения. Его недооценка привела к международной изоляции США, стимулировала рост антивоенного движения в самих Соединенных Штатах.

Первой пыталась на практике вызвать положительную реакцию мировой общественности Великобритания путем проведения психологических операций в ходе англо аргентинского конфликта за Фолклендские острова (1982 г.)

Так как правительству Великобритании весной 1982 года удалось достаточно быстро добиться поддержки своего военного курса внутри страны, оно сразу же включилось в борьбу за мировое общественное мнение.

Таким образом, во Вьетнаме получило свое дальнейшее развитие искусство ведения информационного воздействия. Психологические операции вошли составной частью в проводимые вооруженными силами специальные операции. С Вьетнама в практику ведения психологических операций вошло оказание влияния на население всей страны – объекта воздействия, появилось новое стратегическое средство информационного воздействия – телевидение.

В начале 80 х годов роль и значение психологических операций в системе обеспечения национальной безопасности США резко возросла (после прихода в Белый дом президента Р. Рейгана). Начался поиск новых форм и методов воздействия.

Апробация новых подходов была осуществлена во время вторжения американских войск на Гренаду (1983 г.). На основе результатов успешной психологической операции проведенной на Гренаде, в начале 1984 года президент США Рейган отдал распоряжение министерству обороны воссоздать структуру и потенциал психологических операций вооруженных сил США. В соответствии с этим распоряжением министром обороны США была организована всесторонняя оценка возможностей нужд военного ведомства в области психологических операций. В результате этой работы был сделан вывод о том, что за прошедшее после войны во Вьетнаме десятилетие, потенциал психологических операций в вооруженных силах пришел в состояние упадка. Неразбериха была во всем: в целях психологических операций, их задачах, политической доктрине, организации и структуре подразделений, концепции применения, планировании, программировании, материально техническом обеспечении, взаимодействий с разведкой, мобилизационной готовности и, что наиболее важно, все это накладывало отпечаток на отношение к службе психологических операций со стороны других военных структур.

Одобренный в середине 1986 года министром обороны США К. Уайнбергером план перестройки системы психологических операций содержал рекомендации по значительному увеличению потенциала психологических операций американских вооруженных сил в целях поддержки глобальных интересов США в мирное время, угрожающий период и на всех этапах вооруженного конфликта.

В соответствии с планом была разработана всеобъемлющая единая концепция, определяющая сущность, содержание и направленность психологических операций, способы их координации и проведения в мирное время угрожаемый период и в ходе войны. Психологические операции рассматривались как своего рода умножитель боевого потенциала войск во всех видах боевых действий. В феврале 1987 года концепция была утверждена комитетом начальников штабов (КНШ).

Принятые теоретические разработки были апробированы на практике подразделениями психологических операций в ходе вторжения вооруженных сил США в Панаму (декабрь 1989 года). Одним из немногих военных конфликтов, где поставленные перед аппаратом психологических операций цели практически были полностью реализованы, явилась война в Персидском заливе в 1991 году.

Общую группировку формирований психологических операций многонациональных сил возглавлял полковник Джефф Джоунс. Первые подразделения психологических операций прибыли в Саудовскую Аравию 31 августа 1990 года.

Впервые планирование психологических операций на период подготовки и ведения войны в заливе осуществлялось наряду с планированием боевых операций и было включено в общий план проведения операций «Щит пустыни» и «Буря в пустыне». В августе 1990 года главнокомандующий Объединенным центральным командованием вооруженных сил США генерал Н. Шварцкопф направил доклад президенту США, в котором настаивал на организации психологических операций на всех уровнях в целях содействия проведению военных мероприятий. На основе этого доклада Дж. Буш подписал три секретные директивы, определяющие порядок организации и ведения психологических операций на весь период кризиса в Персидском заливе, регламентирующие деятельность разведывательных служб, научно исследовательских учреждений, занимающихся проблемами арабского мира, психологов и целого ряда армейских органов.

Сам факт принятия этих документов – свидетельство того, что армейское командование ставило психологические операции в один ряд с операциями боевыми. Ход выполнения изложенных в директивах требований был взят на необычайно жесткий контроль.

В качестве основных задач психологических операций были определены:

• дезинформация командования вооруженных сил Ирака и широкой общественности относительно планов военных действий;

• подрыв доверия населения Ирака к президенту Саддаму Хусейну;

• поддержка движения сопротивления в Кувейте и оказание помощи оппозиционным силам в самом Ираке;

• показ бесперспективности сопротивления многонациональным силам.



Для реализации поставленных задач и координации действий всех привлекаемых служб непосредственно при штабе командования ВС США в Саудовской Аравии была создана рабочая группа.

Психологические операции подразделялись на два направления.

Первое из них относилось к внешнеполитической области. Здесь главными целями являлись: со стороны многонациональных сил – обеспечить поддержку осуществляемых в отношении Ирака контрмер, укрепить позиции антииракской коалиции и ослабить агрессора; со стороны Ирака – оправдание своих действий и поиск союзников.

Второе направление психологических операций имело объектом непосредственно военную сферу. Они должны были усилением постоянного психологического давления, порождаемого военной обстановкой, способствовать ухудшению морально психологического состояния населения и личного состава вооруженных сил противника, снижая тем самым его боеспособности.

Психологические операции в ходе всего конфликта проводились по следующим каналам:

1) Глобальные телеканалы (Си ЭН ЭН)

2) национальные средства массовой информации;

3) федеральные ведомства (ЦРУ, ЮСИА и т. д.);

4) вооруженные силы.



Опираясь на этот мощный аппарат, Соединенным Штатам удалось подготовить почву для противодействия Ираку: мобилизовать против него мировое общественное мнение, способствовать созданию антииракской коалиции, углубить существующий раскол в арабском мире, разжечь эйфорию «ура патриотизма» в США» и других странах Запада. Попытка же Ирака найти поддержку в мировом сообществе фактически провалилась.

Своеобразным штрихом психологического воздействия на Ирак явилось оперативное насыщение международного рынка товарами с антииракской символикой. Примером могут служить трикотажные изделия с изображением летящей ракеты и надписями «Привет Саддаму от морской пехоты США», «До встречи в Багдаде» и т. п.

В ходе проведения разнообразных мероприятий с помощью радиовещания, видеопропаганды, печатных пропагандистских материалов, звуковещания и других средств осуществлялось информационно психологическое воздействие на психику военнослужащих иракской армии.

При этом особая роль отводилась средствам массовой информации, чья работа строилась на основе специальных инструкций и наставлений Пентагона для корреспондентского корпуса.

В соответствии с инструкциями, в структуре органов военного управления многонациональными силами было создано около 40 журналистских пулов (пресс бюро), в каждом из которых 2 места отводились для представителей прессы Саудовской Аравии, два других – для остальных журналистов. В каждый пул входил офицер по связи с общественностью. Его функции заключались в подборке и «шлифовке» разнообразных материалов, которые военное руководство считало наиболее «подходящими» для передачи представителям прессы. Ими же предоставлялись в распоряжение телекомпаний специально отснятые клипы, изображавшие в нужном для командования союзников свете ход подготовки к ведению боевых действий. Американские, английские и французские журналисты, включенные в состав аккредитованных при командовании национальных сил пулов, в письменной форме обязались соблюдать жесткие нормы в отношении характера и содержания передаваемых сообщений, установленные военным руководством. Следует обратить внимание на то, что данная технология была активно применена и при оккупации Ирака в 2003 году. Отдельные компоненты данной модели применялись и в августе 2008 года проамериканским режимом Саакашвили в ходе агрессии против Южной Осетии.

Одновременно осуществлялось целенаправленное информационно психологическое воздействие на военнослужащих иракской армии силами подразделений психологических операций армии США. Для проведения этой работы в район Персидского залива были заблаговременно переброшены: 8 й батальон психологических операций непосредственной поддержки, 96 й батальон по работе с гражданским населением, 352 е командование по работе с гражданским населением. Они имели в своем составе подвижные типография, теле– и радиостанции, звуковещательные станции различного класса.

Итоги войны в Персидском заливе во многом были определены глобальным и комплексным применением средств и сил информационно психологического воздействия на информационно психологическую среду иракского общества. США и страны коалиции применив к Ираку методы «информационной блокады» и информационной экспансии, навязали военнослужащим и населению Ирака восприятие происходящих событий в соответствии с поставленными целями операции. Страны Запада создали благоприятную для реализации своих военно политических целей информационно психологическую среду (иракского общества и мирового сообщества).

Таким образом, война в Персидском заливе показала суперэффективность информационно пси холо гического воздействия. Психологические операции сыграли ключевую роль в достижении результата.

После удачного применения сил и средств психологических операций в Персидском заливе перед военно политическим руководством США встал вопрос о расширении сферы их применения. Такой областью стала миротворческая деятельность и проводимые в ее рамках военные операции. В декабре 1992 года в миротворческой операции «Возрождение надежды» в Сомали принял участие личный состав 96 батальона по работе с гражданским населением ВС США.

Специалисты психологической операции США попытались механически перенести опыт, полученный в Персидском заливе, на совершенно отличную обстановку в стране, где шла гражданская война. Определенную роль сыграло также слабое знание военнослужащими ВС США культурных и религиозных традиций местного населения, наличие языкового барьера, отсутствие у аппарата психологических операций опыта работы в условиях уникальной по своему характеру акции. В результате США не удалось добиться понимания и поддержки целей операции «Возрождение надежды» со стороны местного населения и основных вооруженных группировок страны. Об этом свидетельствовал рост недовольства и антиамериканских настроений в ряде районов страны, падение авторитета США среди сомалийцев.

После провала в Сомали, руководителями американских подразделений информационно психологического обеспечения были сделаны серьезные выводы. Об этом свидетельствует эффективное применение сил и средств информационно психологического воздействия на территории Югославии в конце 20 века (в Боснии и Герцеговине и в ходе Косовского кризиса).

Таким образом, опыт военных конфликтов второй половины 20 века показал, что психологические операции прочно трансформировались в одну из основных составных частей современных боевых операций.

В армиях Североатлантического союза организация психологических операций регламентируется директивами, уставами и наставлениями, разработанными как для вооруженных сил отдельных стран блока, так и для НАТО и в целом. В масштабе НАТО действует единая директива «О принципах планирования и ведения психологических операций».

Психологические операции планируются и проводятся в соответствии с решением главнокомандующих, командующих и командиров различных уровней в мирное и военное время, а также в кризисных ситуациях.

Концептуальную основу разработки психологических операций составляют следующие принципиальные положения:

• психологическим операциям принадлежит решающая роль в формировании решимости общества достичь целей национальной безопасности, обеспечении поддержки со стороны своего народа проводимых политических и военных мероприятий;

• психологические операции, если их осуществление было начато заблаговременно и они проводились с высокой эффективности, могут позволить вообще отказаться от применения военной силы;

• тщательная организация психологических операций и их учет при планировании и принятии военных решений значительно повышают боевой потенциал войск;

• в военном конфликте с применением обычных средств ведения вооруженной борьбы психологические операции могут повышать боевую эффективность войск, способствовать достижению успеха, победы при сохранении живой силы, боевой техники и вооружения;

• психологические операции обеспечивают поддержку боевых действий всех уровней путем снижения боеспособности войск противника;

• проведение психологических операций не ограничивается международными правовыми актами, обладает высокой экономической эффективностью и допускает применение разнообразных форм и методов.



Объектами психологических операций могут быть: население, армия и правительства враждебных, дружественных и нейтральных стран, а в некоторых ситуациях население и армия своей страны.

Психологические операции – представляют собой пропагандистскую деятельность и психологические действия.

Пропаганда – это систематическое, целенаправленное распространение с помощью разнообразных средств связи и информации определенных идей с целью оказания влияния на мнения, чувства, состояния и отношения или поведение объектов воздействия с тем, чтобы достичь прямых или косвенных выгод для своей страны.

Если указываются объективный источник полученной информации – говорят о «белой» пропаганде, если этот источник не обнажается – «серая», при ложном источнике – «черная».

Система психологических операций, подчиненных общим стратегическим целям, составляет психологическую войну, рамки которой значительно шире периода собственно боевых действий.

Психологические действия – это осуществление конкретных мероприятий, как в мирное, так и в военное время, направленных на подрыв позиций противоборствующей стороны и укрепление своих позиций. Психологические операции могут проводиться и в форме акций (политических, экономических, пропагандистских).

Как правило, подготовка психологической операции проходит через ряд последовательных этапов:

• анализ задачи поддерживаемого объединения, соединения, части;

• сбор информации;

• анализ объекта воздействия;

• выбор тем и символов;

• выбор средств распространения пропаганды;

• подготовка пропагандистских материалов;

• предварительная проверка эффективности планируемых мероприятий;

• получение окончательного разрешения на проведение операции;

• распространение пропагандистских материалов;

• оценка эффективности пропагандистских материалов.



Основными методами проведения психологических операций являются методы по распространению визуальных, звуковых и видеозвуковых пропагандистских материалов, а также метода осуществления психологических (практических) действий.

Организация противодействия психологическим операциям противника должна отвечать определенным требованиям. К ним относятся:

• активность;

• актуальность;

• систематичность;

• комплексность;

• динамичность:

• доходчивость;

• эмоциональность.



С нашей точки зрения, эффективность противодействия будет выше, если осуществлять его с помощью выбора стратегии противодействия.

1. Прогностическая стратегия – проведение мероприятий противодействия начинается с работы системы прогнозирования по определению действий потенциального противника.

2. Реактивная стратегия – осуществление мероприятий противодействия начинается после начала психологических операций противоборствующей стороной

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com