Перечень учебников

Учебники онлайн

Счастливые рабы и граждане

Какое же общество свободно? И. Берлин отождествляет свободное и либеральное общество. Однако на протяжении последних десятилетий либералов критикуют за переоценку справедливости и недооценку общества. Свобода — главная ценность либерализма, но либерализм не является философией свободного общества. В частности, теоретики республики отвергают всю традицию Гоб-бса, согласно которой свобода есть беспрепятственное движение, а в политическом обществе «наибольшая свобода подданных проистекает из умолчания закона. Там, где суверен не предписал никаких правил, подданный свободен делать или не делать согласно своему собственному усмотрению»39. Республиканцы отрицают утилитаристскую трактовку закона как кандалов свободы, хотя согласны с негативной концепцией свободы.

Специфика республиканской трактовки свободы вытекает из анализа положения счастливых рабов. Например, американский негр, русский холоп, советский колхозник и номенклатурщик, а также их современные наследники — это рабы, поскольку обладают негативной свободой, но не бегут от своих хозяев. Положение раба в любом случае унизительно независимо от конкретной меры негативной свободы. Такая свобода всегда зависит от воли господина или начальника. Безопасность раба сомнительна, а свобода неустойчива. Описание этого положения дал Э. Берк в 1773 г. в ходе спора с методистами, которые не желали принимать закон о свободе протестантских диссидентов. Методисты утверждали, что диссиденты имеют фактическую свободу и потому не нуждаются в ее правовом закреплении. Берк называл такую свободу снисходительностью и отвергал ее: «Снисходительность — это облегчение участи раба, а не определение свободы. Снисходительность — это состояние жизни рабов. Если бы я описывал рабство, то согласился бы с отвергающими его людьми: эта жизнь зависит от чужой воли, а не от закона»40. В «Хижине дяди Тома» показано, как счастливые рабы благородного господина желают свободы от страха перед будущей судьбой: если господин умрет, их судьба моментально изменится.

К. Скиннер тоже считает потерю свободы неминуемой, если она не гарантирована законом: «По сути дела, такая свобода аналогична власти снисходительного господина. Для эффективной гарантии индивидуальной свободы нужны надлежащие социальные институты, в которых воплощено активное самоуправление. Для достижения этой цели можно и нужно заставлять граждан выполнять публичные обязанности и поддерживать свободу, которая перечеркивается, если зависит только от индивидов. Современный либерализм стремится очистить политическую сцену от всех понятий, за исключением личного интереса и прав индивида. Поэтому либерализм угрожает одновременно правам и свободам»41.

Тезис Скиннера о свободе под защитой закона убедителен, поскольку подчеркивает контраст свободы и рабства, свободных людей и рабов. Но сомнительны другие положения Скиннера: институты самоуправления защищают свободу с помощью гражданских (республиканских) доблестей; либерализм — враг свободы, поскольку подчеркивает права индивидов, а закон считает посягательством на свободу. Существуют веские аргументы в пользу закона как необходимого условия свободы. Проблема в том, что трудно провести строгое различие между либеральной и республиканской традициями.

Обе традиции политической мысли подчеркивают роль институтов гражданского контроля за политической властью — правопорядок, конституционное правление и разделение власти для сохранения свободного общества. Но республиканцы и либералы по-разному понимают контроль.

Республиканцы полагают, что эту функцию должно выполнять правительство. Оно контролирует политические институты, способствующие политическому участию и ответственности исполнительной власти. Республиканцы предлагают усилить ответственность представительной власти и государство для одновременного укрепления власти и принуждения граждан.

Либералы скептически оценивают роль политических институтов как способа контроля власти, поскольку они не способствуют децентрализации социальной власти и не позволяют реализовать социальное, а не политическое разделение властей. Либералы признают необходимость институционального контроля, но считают концентрацию власти наибольшей угрозой свободы.

В этом контексте понятна либеральная озабоченность проблемой индивидуальных прав и свобод за счет публичных обязанностей. Речь идет об ограничении государственной власти за счет сокращения сферы публичной политики. Есть две причины ограничения сферы публичной политики, и обе связаны со свободой. Первую причину описал Д. С. Милль: власть преобразует активную и честную часть общества в клиентелу правительства; сосредоточение способных и талантливых людей в правительственных и административных структурах опасно. В итоге лучшая часть общества поглощается правительством. А в обществе почти не остается людей, способных критиковать и контролировать правительство. Рост государственной власти ослабляет публичную жизнь. Для решения любых социальных вопросов нужна организованная деятельность и широкие горизонты.

Вторая причина указана Э. Берком: «Государство должно ограничиться своими делами, а не совать нос в дела общества. Однако по мере нисхождения правительства с государственного уровня на уровни провинций, приходов и частных хозяйств его упадок усиливается. Властвующие не в состоянии выполнять обязанности нижних уровней, а если это им удается, они не достигают успеха на высшем уровне. Как правило, властвующие не имеют никакого представления о том, что входит в сферу закона, а что регулируется обычным правом»42. По мере расширения прав государства оно все хуже выполняет свою главную роль — поддержание порядка и безопасности, необходимых для свободы. А разрастание функций государства ослабляет контроль общества над исполнительной властью.

Если эти аргументы истинны, свобода невозможна без институтов поддержки индивидуальных прав и свободы. Однако для поддержки гражданских доблестей не нужны никакие особые институты. Значит, проблема истинности (ложности) данных аргументов принадлежит к социальной теории, в рамках которой возможны разные решения. Следовательно, решение проблемы свободы невозможно без опоры на социальную теорию.

Существует множество социальных теорий. Но в любом случае сфера методологического и политического выбора определяется вопросом: почему государство ослабляет общество, все хуже обеспечивает порядок и безопасность свободных людей и становится универсальным дилетантом?

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com