Перечень учебников

Учебники онлайн

2.1. Шумерское пространство

Существование Шумера на протяжении всей его истории представлял собой развитие, возвышение и падение городов-полисов. В конце III тысячелетия до н.э. писцы храма Ура составили первые хронологические таблицы «Царский список». Согласно исследованиям учёных и хронологическим таблицам достоверная история Шумера начинается с середины III тысячелетия до н.э., когда правителем Лагаша стал реформатор Уруинимгина. В XXIV в. до н.э. правитель одного из городов Лугальзаггези предпринял первую попытку объединения Шумера. Он географически покорил почти все города региона, но политически ограничился принятием титула «лугаля всех городов».
Однако уже через сто лет цивилизация Шумер закончила свой путь, сменившись царством Аккада. Молодой Саргон, принадлежавший к племени кочевников-семитов, обитавших на севере Шумера, начал завоевание Шумера, успешно сочетая политическую интригу с решительными военными действиями. Созданное им царство Аккада и Шумер в дальнейшем положило начало Ассирии и Вавилону.
Изначально вся экономика шумеров велась подобно плановому хозяйству, которым занимались храмовые сотрудники. Главный жрец города – энси – выполнял все обязанности политического и экономического правителя города. Жрецы управляли всем хозяйством, определяя подробности ведения сельскохозяйственных и строительных работ. При храме хранились общинные рабочие инструменты, которые ежедневно выдавались вместе с тягловыми животными.
Уже на этой ранней стадии развития общества мы можем проследить взаимоотношения между чиновниками-служителями и крестьянами-общинниками. На участках храмовых полей работали группы по 8-10 человек во главе с опытным надсмотрщиком. За работу и собранный урожай люди получали эквивалентную часть еды, питья и одежды. Календарь сельскохозяйственных работ приписывал работникам не только трудиться днём, но и охранять поля от воров и животных в ночное время. В итоге необходимо было собрать урожай не меньше, чем предписывал храм. В противном случае крестьяне, повинные в недодаче получали меньше еды и одежды и отрабатывали долги.
За 5-6 тысячелетий до наших дней чиновники пришли к рациональности нормирования рабочей силы, что в некоторой степени отражало социальные идеи компетентного подхода к вкладу каждого человека каждой отдельной профессии в экономическое благосостояние общины, города или земли. Приведём пример ежедневного пайка энгаров, простых земледельцев. Старший группы получал 1,25 литра зерна, садовник – один литр, неквалифицированный помощник – менее 0,5 литра. Также в зависимости от квалификации работника храм мог предоставить ему небольшой участок поля для личного пользования. Те же, кто не имел подобных угодий, могли взять землю в аренду за треть урожая с него. Так постепенно стали происходить два процесса, которые стали основой формирования социальных отношений всех последующих цивилизаций и обществ:
1) расслоение населения на более обеспеченных горожан и менее обеспеченных сельских жителей;
2) выделение из городского населения прослойки зажиточных земледельцев и жречества, которые составляли базис управленческого аппарата города или государства.
Чтобы компетентно составить картину социального положения населения любого государства, мы обязаны рассматривать семью, как ячейку общества. Именно там, на микроуровне, закладываются основы взаимоотношений членов общества. Если просмотреть дошедшие до наших дней законы правителей Шумера, то многие из них были посвящены именно семье.
В патриархальном семейном укладе мужчина имел одну жену, но мог обзавестись наложницами, которые не обладали равными правами с законной женой. Сыновья после смерти отца семейства вели хозяйство и должны были заботиться о посмертном почитании отца. Только в случае отсутствия в семье сыновей дочь могла стать полноправной наследницей всего состояния. И мать, и отец имели равные на детей права, а их власть не была абсолютной. Они могли продать детей в кабалу на определённый срок, но не имели права лишать их жизни, ни при каких обстоятельствах. В случае же сыновнего неповиновения или непочтения уже закон определял меру наказания: от изгнания из дому или продажи в рабство до отсечения руки.
Женщина в шумерском обществе имела по тем временам достаточно ощутимые свободы. Кроме названной ранее возможности унаследования хозяйства необходимо упомянуть и об экономических правах. Она могла самостоятельно заключать торговые сделки и выступать в суде. По обрывочным данным учёные с уверенностью приписывают шумерской женщине и право администрирования, то есть даже правления городом. В основном, к ним относились царицы – жёны энси и лугалей, оставшиеся вдовами.
Однако эти свободы значительно уступали мужским. Муж мог отдать жену кредитору в кабалу для отработки долга. Также муж не нёс ответственности за долги, сделанные женой до заключения брака, а та, в свою очередь, обязана была в равной степени разделять тяготы любого долга мужа. Найденные клинописные таблички шумерского периода говорят о том, что по семейному законодательству при заключении брака муж фактически выкупал жену из другой семьи в собственность. Стоимость выкупа обычно не превышала стоимости одной рабыни. Приданое невесты являлось уже её личной собственностью и могло после смерти перейти к детям, рождённым в данном браке. Жена могла уповать только на то, что муж по закону обязался соблюдать все условия брачного контракта, а в случае развода по инициативе мужа жена часто получала сумму, эквивалентную размеру среднего выкупа. Все брачные подарки мужа оставались её собственностью лишь в случае смерти мужчины, а если раньше умирала она, то переходили в имущество детей.
Дополнительным социальным беременем брака для женщины была процедура развода. Расторжение брака по закону мог требовать только муж. Основной причиной чаще всего служило бесплодие женщины. Однако шумерское законодательство определяло и социальную защиту женщины: если она соглашалась на расторжение брака, то муж обязан был вернуть ей приданное, а в случае несогласия жены с разводом – обеспечить её домом и пожизненно содержать. Это всё не касалось статьи обвинения жены в расточительстве, краже имущества или денег. В этом случае муж мог просто выгнать женщину из дома или сделать своей рабыней. За оскорбление или супружескую измену женщину топили, а по законам Хаммурапи это ждало и соблазнителя.
Женщина имела право на свободу, если муж самовольно навсегда покидал общину или город, а также в случае его пленения на войне. Жена ждала несколько лет и могла выйти повторно замуж. Если муж возвращался, то и жена возвращалась к нему, а дети, если таковые рождались в повторном браке, отходили ко второму мужу.
Как мы видим, брачное законодательство в Шумере было достаточно строгим. Брак считался действительным только после подписания брачного договора со стороны семей невесты и жениха и его заверения городскими чиновниками. Либерализм проявлялся не только в имущественном праве женщины в случае развода, но и возможности брака свободного мужчины (гражданина) с рабыней. Их дети становились гражданами, если отец официально объявлял их наследниками.
Дети, рождённые в официальном браке, становились полноправными наследниками всего имущества родителей. Они обладали достаточно большой свободой, начиная с малого возраста. Например, несовершеннолетние имели право при согласии отца заключать торговые сделки купли-продажи. С одной стороны, ребёнок мог быть продан отцом в кабалу, чтобы рассчитаться с долгами. Однако он был обязан также полностью обеспечивать детей:
? едой и одеждой до бракосочетания;
? выкупом за невесту;
? приданым за дочь.
Наследство умерших родителей делилось между сыновьями согласно строгому порядку. Наследниками считались супруга и дети. Всё хозяйство переходило к ребёнку по мужской линии. Дочери же выдавались замуж, а приданное являлось их долей наследования. Согласно законам Хаммурапи, старшие сыновья, успевшие обзавестись семьями ещё до смерти отца и получившие от него деньги на выкуп невесты, обязаны были выделить из своей доли часть на свадебный выкуп младшему брату. Дочь уходила из семьи. Если она предпочитала служение храму, то лишалась приданого. После смерти отца семейства братья обязаны были содержать её и выплачивать сестре долю доходов из отцовского имения. Неудовлетворение заботой братьев о наследстве она обосновать в суде и перепоручить свою долю хозяйства другому.
Проблема бездетности в Шумере была настолько остра, что законодательство достаточно скрупулёзно рассматривало все спорные вопросы. Бездетные семьи имели право усыновления любого потерянного ребёнка. Если они брали дитя из многодетной семьи, то в любой момент могли потерять его, так как генетическая семья имела право вернуть своего ребёнка. Если у семьи, которая приняла на воспитание ребёнка, появлялся родной, то она могла отказаться от приёмного, но обязана была выплатить ему треть возможного наследства. Приёмные дети не имели практических прав и могли быть жестоко наказаны за побег к родным родителям или непочтение к приёмным.
Таким образом, мы видим, что социальные права и свободы у граждан городов-государств Шумера отличались выразительным контрастом деспотического главенства и предпосылок демократии. Как и у последующих крупных древних цивилизаций, там сосуществовали тирания и право, рабство и свобода. Грань между ними определялась сложной системой законов, которые позволяли человеку переходить из состояния полного бесправия в гражданский статус и наоборот.
Рабство, как неотъемлемый элемент рассмотрения развития демократии на планете, в Шумере было традиционно. Например, каждому храмовому работнику на рабочий день придавалась в помощь рабыня. Так как мужчин шумеры в плен не брали, то рабами, в основном, были женщины и дети. Рабство носило относительно временный характер. Рабы могли выкупиться или получить свободу. Такая перспектива заставляла женщин и немногих мужчин сохранять верность и терпимость в рабстве. Отсутствие упоминаний о восстаниях рабов говорит о том, что отношение к ним было либеральным, не столь угнетающим. Мужчина становился рабом в случае, если гражданин задолжал заимодавцу и попал в кабалу. Однако его рабство могло длиться не более трёх лет и определялось судом.
Социальный состав шумерских городов-государств был разнообразен: земледельцы, храмовые работники, ремесленники, солдаты, торговцы, храмовые и царские чиновники и жрецы. В каждом из этих групп существовало разделение по благосостоянию. Бедная часть населения страдала не только от разграблений нападавших врагов, но и от постоянных местных поборов на военные походы. В середине III тысячелетия до н.э. в Лагаше была произведена самая крупная социальная реформа, в результате которой вокруг этого центра были объединены многие города Шумера. При правителе Лугальанда поборы достигли астрономической величины. Городские бедняки были полностью разорены. Город не выдержал: взбунтовались даже обеспеченные горожане. Собрание старейшин города свергло лугаля. Пришедший ему на смену Уруинимгина снизил налоги, составил список основных правил, регулировавших отношения между гражданами города – первый в истории человечества свод законов. По обрывочным данным, дошедшим до нас на табличках, можно видеть глубину социальных и законодательных реформ лугаля. Например, табличка «Да не посмеет сильный обидеть вдов и сирот» пользовалась повсеместной популярностью. Среди прочих изменений в законах Уруинимгина полностью запретил закабаление свободных граждан – теперь бедняк не мог попасть в кабалу.
Впервые правитель страны сам попытался защитить граждан от чиновничьего беспредела. Богач, которому приглянулся земельный участок или часть имущества более бедного, обязан был уплатить справедливую цену, а городские чиновники не могли отбирать за долги землю и жильё.
Однако относительно социальной иерархии установились более жёсткие правила. В период мира ремесленник, не справлявшийся со своей работой, лишался «квалификации» и спускался вниз по иерархической лестнице. Неумелый каменотёс мог стать подносчиком глины на строительных работах, прогоревший купец шёл наниматься простым погонщиком в торговые караваны. Плохой оружейник от дорогостоящего оружия переходил на изготовление серпов. Данный процесс практически всегда означал лишь падение по социальным ступеням, потому что завоевать право двигаться обратной дорогой было почти невозможно.
Таким образом, изучая исторические особенности существования и процветания шумерского общества, мы находим сложную систему социальных ценностей, которые говорят о зарождении основ демократических взаимоотношений, попыток демократизации общества в особо напряжённые периоды внутренней политики. Правления народа в Шумере, возможно, и не существовало. Мы можем принять за народ и чиновничье-жреческую прослойку населения, которая составляла примерно 10-12% от всего города-государства, и добавить туда купцов и удачливых ремесленников, которые при определённых обстоятельствах могли попасть в чиновничий аппарат. Однако этими 18-20% населения полиса сложно заменить понятие народа. В отличие от многих более поздних цивилизаций и государств Шумер предоставлял возможность руководить не только особо богатым людям и верховным жрецам, но и коммерсантам; не только мужчинам, но и женщинам. Однако народного волеизъявления, выборности должностей посредством всенародного голосования, очного или заочного участия простого гражданина в делах государства не было. Поэтому мы можем говорить о зачатках демократических идей правления и общественного устройства. Однако в дальнейшем многие из социальных достижений Шумера были утеряны, последующие цивилизации зачастую игнорировали их в угоду более лёгкого правления над людьми

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com