Перечень учебников

Учебники онлайн

1. Содержание понятия и типы групп давления

Идея рассмотрения политического процесса в контексте взаимоотношения заинтересованных групп, оказывающих давление на правительство с целью принудить его подчиниться их воле, принадлежит американскому политологу А. Бентли (1870 - 1957). Он является родоначальником теории заинтересованных групп, которую сформулировал в работе «Процесс правления. Изучение общественных давлений» (1908).
Анализ политики как взаимодействия реальных участников политического процесса, введение в политологию понятия «группа давления» было вызвано стремлением преодолеть ограниченность институционального подхода. Согласно последнему, политическая жизнь сводится к деятельности официальных институтов власти, которые принимают решения на основе своих конституционных полномочий. Однако анализ конституционного устройства власти не позволял понять, почему принимаются те или иные решения и кто действительно контролирует власть. Эмпирически наблюдаемая политическая реальность оказывалась намного сложнее и динамичнее, была пронизана противоречивым взаимодействием предпочтений, установок, стереотипов поведения ее участников.
В основе теории А Бентли и его подхода к изучению государственного управления лежит понятие «деятельность людей». В жизни эта деятельность обусловлена интересами людей и направлена на их реализацию. Свои цели люди достигают не индивидуально, а через группы, в которые они объединены на основе общности интересов. Таким образом, политика предстает как взаимодействие заинтересованных групп, преследующих свои цели. Эти группы (т. е. олицетворяемые ими общественные силы) понуждают правительство принимать выгодные для них решения.
По существу, политические решения властей являются результатом соотношения сил между соответствующими группами. «Все явления государственного управления, - замечал А Бентли, - есть явления групп, давящих друг на друга, образующих друг друга и выделяющих новые группы и групповых представителей (органы или агентства правительства) для посредничества в общественном соглашении». Поскольку правительственные институты, считал А. Бентли, выступают как бы частью деятельности групп, постольку эти институты невозможно рассматривать в качестве изолированных образований, они должны быть описаны лишь в терминах «глубинных интересов», выражающих цели соответствующих групп. Следовательно, анализ государственного управления должен основываться на эмпирическом наблюдении результатов взаимодействия заинтересованных групп.
Развитие теории заинтересованных групп было продолжено американским политологом Д. Трумэном в работе «Управленческий процесс» (1951). Он исходил из того, что политика есть сфера отношений властвования, в которой взаимодействуют соответствующие заинтересованные группы. Для понимания
механизма и логики властного взаимодействия Д. Трумэн ввел в анализ политики три новых понятия: «группа», «потенциальная группа» и «равновесие».
«Группа, - писал Д. Трумэн, - это множество индивидов, взаимодействующих между собой с определенной степенью частоты». Ключевым понятием при определении групп является «взаимодействие». Саму «группу» он подразделял на собственно «группу» и «заинтересованную группу». Для каждой из них характерно наличие интереса, который обусловливается основными установками членов группы. Особенностью «заинтересованной группы» является существование у нее требований к другим группам, выдвигаемых на основе базовых установок ее членов с целью формирования и закрепления определенных типов поведения.
«Потенциальная группа» представляет собой конгломерат индивидов с определенными общими установками, но не взаимодействующих между собой, следовательно, не представляющих собой фактической группы. Таковой она не будет являться до тех пор, пока в действиях других групп этими индивидами не будет усматриваться покушение на их общий интерес. «Потенциальные группы» в одном случае представляют интересы местного или профессионального значения, в другом - выражают более широкие интересы, вытекающие из общих моральных и ценностных идеалов и принципов общества (права и свободы личности, демократия, справедливость и т. д.). Во втором случае «потенциальные группы» устанавливают «правила игры», в соответствии с которыми должны взаимодействовать различные группы и строиться их внутренняя организация. Стабильность взаимодействия различных групп обеспечивает состояние социального равновесия в обществе.
Таким образом, теория заинтересованных групп представляет общество как взаимодействие групп друг с другом, а политический процесс - как борьбу групп за власть, возможность распределять ресурсы. Заинтересованные группы действуют через государственные структуры власти, которые являются отражением борьбы групп и зависят от их деятельности. Групповая сплоченность обеспечивается взаимодействием участников, в ходе которого формируются групповые предпочтения индивида. Группа может навязывать свои нормы посредством взаимодействия индивида с другими членами группы, но чаще всего он принимает их сознательно или подсознательно, стремясь сохранить принадлежность к группе.
Взаимодействие групп на всех уровнях имеет тенденцию к равновесию и стабильности. Однако достижение подобного
состояния происходит через разрушение устоявшегося равновесия. Нарушение прежних образцов взаимодействия вызывает ответную реакцию группы и сопровождается усилением активности ее членов, направленной на восстановление прежнего равновесия либо на создание и укрепление нового. Эта активность, в свою очередь, нарушает образцы взаимодействия других индивидов и групп до тех пор, пока в конечном итоге на всех уровнях не установится новое равновесие.
Причинами устойчивости и стабильности демократической системы США Д. Трумэн считал два обстоятельства: во-первых, одновременное членство американцев в нескольких группах и, следовательно, наличие множества взаимоперекрещи-вающихся интересов; и, во-вторых, членство американцев в «потенциальных группах», устанавливающих нормы и правила взаимоотношений в обществе.
Политический процесс в современных обществах все больше становится взаимодействием соперничающих групп, в котором ни одна из них не верховенствует абсолютно. Это дало возможность американскому политологу Р. Далю назвать модель власти в них не демократией, а полиархией.
Нарастание разнородности социальных интересов приводит к появлению многообразия заинтересованных групп, автономных по отношению друг к другу (например, групп от бизнеса, профсоюзов, фермеров, интеллектуалов, ВПК). Политические решения перестают быть прерогативой официальных институтов власти, а становятся результатом компромиссов противостоящих групп.
Р. Даль провел эмпирическое исследование в городе Нью-Хейвен с целью определения места заинтересованных групп в механизме властвования. Свои результаты он изложил в работе «Кто правит? Демократия и власть в американском городе» (1961). Главными субъектами политики Р. Даль считал заинтересованные группы, представляющие собой объединение индивидов с едиными ценностями, требованиями и целями. Среди них выделяются как относительно стабильные группы, так и группы, подверженные текучести.
Степень влияния соперничающих групп на политический процесс обусловлена объемом ресурсов (богатств, статусов, информации и т. д.), которыми они располагают. Однако политическая инициатива и реальное политическое влияние осуществляются не самой группой, а ее лидером, опирающимся на поддержку узкого круга лиц. Препятствием на пути узурпации власти какой-либо группой являются, по мнению
Р. Даля, признание гражданами и элитами демократических ценностей и следование их нормам и «правилам игры» (закрепленным в конституции и других правовых актах).
Следовательно, нарождавшееся многообразие социальных интересов потребовало специфических механизмов представительства и защиты частных, групповых интересов и предпочтений. Это послужило причиной появления групп давления.
Классификация групп давления как политической силы, отличной от других сил, требует вычленения их характерных признаков. Не всякая группа, воздействующая на власть, представляет собой группу давления. Она должна обладать следующими признаками: 1) оформленностью организационной структуры (организации); 2) защитой собственных интересов (т. е. цели давления являются ее собственными целями);
3) существованием ее как автономного центра принятия ре шений, а не как инструмента в руках другой организации;
4) оказанием группой эффективного давления.
Остановимся на сформулированных признаках подробнее.
Первый признак. Для оказания давления необходима организация. Например, демонстрации, митинги, шествия имеют, как правило, эфемерный характер, хотя также сплачивают людей для воздействия на власть. После стихийных демонстраций люди обычно расходятся, а политический процесс продолжает идти своим чередом. Если же демонстрация организована группой, то она выступает в качестве одного из способов действия группы давления. Невозможно квалифицировать как группы давления и такие группы, которые периодически собирают людей, не имеющих общих интересов и постоянных контактов между собой.
Американские политологи Г. Алмонд и Д. Пауэлл выделили четыре типа групп интересов по степени их специализации и организованности:
1) спонтанные группы интересов, включающие стихийные, эфемерные и часто ориентированные на насилие интересы (например, интересы, выявляющиеся во время бунтов, мани фестаций);
2) неассоциативные группы интересов, объединяющие ин тересы неформальных, непостоянных и ненасильственных группировок (складывающихся, например, на основе родст венных связей, веры), характеризующихся отсутствием непре рывности существования и организованности;
3) институциональные группы интересов, т. е. интересов формальных организаций (партий, собраний, администрации,
армии, церкви), наделенных помимо выражения интересов и другими функциями (например, сплоченная группа офицеров, руководящий орган партии);
4) ассоциативные группы интересов добровольных и специализирующихся на выражении интересов организаций: профсоюзов, группировок деловых людей или промышленников, этнических или религиозных ассоциаций граждан.
Следовательно, общность интересов в некоторых случаях вызывает их спорадические и преходящие проявления, в других же вызывает образование настоящей и крепкой организации, которая специально берет на себя отстаивание общих интересов. Таким образом, устанавливаются стабильные, коллективные связи вместо спонтанных и взрывных действий. Именно ассоциативные группы интересов обладают такой степенью организованности и специализации, которая характерна для эффективных групп давления.
Второй признак. Для того, чтобы назвать ту или иную организацию группой давления, она должна иметь пристрастный характер, т. е. не должна быть нейтральной и -безразличной по отношению к целям, ради которых она оказывает давление. Пристрастность выражается в наличии собственной политической цели, отражающей интересы группы. В американской политической науке, откуда, собственно, и пришла теория «заинтересованных групп», достаточно широко трактуется понятие «интерес»-. В частности, признается, что интерес может быть как материальным, так и моральным, соответственно могут быть группы, которые отстаивают первые - материальные интересы, и группы, которые борются за идеи. В первом случае политические цели группы обусловлены материальными требованиями, во втором - моральными предпочтениями.
На различие между группами по содержанию целей указывал Ж.'Memo в работе «Группы давления» (1960). «Одни в качестве основной цели, - замечал Ж. Мейно, - ставят завоевание материальных выгод для своих приверженцев или защиту достигнутого положения, стремясь при этом умножать благосостояние представленной ими категории лиц. Другие находят смысл своего существования в бескорыстной защите духовных или моральных позиций, в содействии какому-либо делу или в утверждении тезиса. Эти организации мы классифицируем в соответствии с весьма расплывчатой, но тонкой и гибкой формулировкой как группировки идеологической направленности». При этом сам же Ж. Мейно призвал не переоценивать
значение разграничения «действий, диктуемых материальным интересом, и действий, не диктуемых материальным интересом».
Такая постановка вопроса обусловлена прежде всего тем, что подобное разграничение игнорирует некоторые очевидные вещи. Во-первых, все группы давления, даже искренне заявляющие о своем бескорыстии и, по сути, являющиеся чисто идеологическими, для того, чтобы жить самим и дать возможность жить своим идеям, должны иметь материальные ресурсы. Скажем, ни одна церковь не может игнорировать мирян и не может обойтись без просьб к государственной власти о получении субсидий на обустройство своих школ.
Во-вторых, ряд групп защищает и отстаивает одновременно и материальные требования, и духовные потребности. Так, феминистские организации, которые создаются не по принципу профессиональной общности, преследуют интересы, являющиеся одновременно и моральными (эмансипация и продвижение женщин в обществе), и материальными (равенство женщин с мужчинами при трудоустройстве и в оплате труда).
Наконец, в-третьих, существуют группы давления, которые скрывают конкретные материальные интересы под видом моральных требований, например, лозунгов защиты свободы предпринимательства, выдвигаемых организациями владельцев собственности, или восхваления семейной собственности аграрными профсоюзами.
Третий признак. На политической сцене могут действовать организованные группы, однако не самостоятельные с точки зрения возможности принятия решений. Например, коллективы редакций газет, выражающие мнение партий, не являются независимыми группами, оказывающими давление по своему усмотрению. Большинство газет выступают рупорами групп, которые их содержат. Связи групп информации с группами, отстаивающими свои особые интересы, иногда прокламируются, а чаще всего скрываются. Обычно независимые газеты, влияющие на общественное мнение и власть, обладают собственной политической ориентацией. В этом смысле можно говорить об их автономности и способности быть инструментами определенных групп давления.
Четвертый признак. Группы давления, обладая общностью интересов, стремятся их защитить. Всякая группа, постоянно сталкиваясь с интересами других групп, вынуждена заботиться о сохранении своих. Для этого она использует все средства воздействия на внешний мир. Поэтому всякая группа, отстаи-
вающая свои интересы, оказывается в действительности группой давления. Однако эффективность действий у различных групп неодинакова.
Следовательно, группу давления можно определить как организацию, созданную для защиты интересов и оказания давления на власть с целью добиться от нее принятия таких решений, которые соответствуют ее интересам.
Группы давления заметно различаются по направленности и формам влияния на власть. Их типология может иметь различные основания, например, по целям (группы, защищающие материальные интересы и группы идей), по масштабу и значимости интересов и по типу носителя (общественные и частные группы). Естественно, подобные классификации могут использоваться в развитых странах, где существует устойчивая дифференциация интересов, а заинтересованные группы являются неотъемлемым элементом политической жизни (например, в ФРГ насчитывается около 5 тыс. специализированных групп).
Первая система классификации основана на различении целей, которые преследуют группы. На этом основании проводится различие между организациями, отстаивающими прежде всего материальные интересы, стремящимися к завоеванию новых выгод, и организациями, поддерживающими преимущественно идеологические или моральные принципы, борющимися за справедливое дело. Как уже отмечалось, такая типологизация вызывает известные теоретические возражения, поскольку не позволяет четко разделить процессы отстаивания идей и защиты материальных интересов. Между тем предложенное деление оправдано практически: профессиональные организации защищают материальные интересы всех работников, а непрофессиональные - представляют группы, интересы которых имеют моральный характер.
Главная задача профессиональных организаций - отстаивание материальных интересов и корпоративного порядка. Сегодня любая профессия представлена своим органом защиты. Даже несмотря на сильную традицию индивидуализма среди лиц свободных профессий (врачей, адвокатов и т. д.), они используют преимущества коллективных действий. Наиболее эффективна деятельность групп давления работников аграрного сектора, предпринимателей и наемных работников.
Крестьянские аграрные организации раньше пользовались значительным влиянием, которое, однако, в последнее время заметно упало. Влияние крестьянства обусловливалось, с од-
ной стороны, значительной численностью и социально-психологическим единством, основанным на приверженности традиционным ценностям. С другой стороны, разбросанность крестьян по территории страны делает их потенциальными избирателями в большинстве избирательных округов, обусловливая тем самым немалую зависимость формирования парламентского большинства от их электоральных предпочтении и характера голосования.
Однако крестьянские организации представляют неоднородную в социальном плане массу: среди крестьян вьщеляются крупные процветающие земледельцы и мелкие сельские производители, едва «сводящие концы с концами». Такая дифференциация ограничивает возможности единства действий. Кроме того, будучи собственниками, крестьяне не могут бастовать, т. е. они ограничены в выборе средств давления. Правда, часто доведенные до отчаяния низкими ценами на отечественные сельхозпродукты, наплывом дешевого импортного продовольствия, они проводили мощные демонстрации, переходившие в бунты. Дабы избежать подобных беспорядков, государство в большинстве западных стран поддерживает фермеров субсидиями.
Предпринимательские организации в разных странах имеют различный удельный вес, обладают неодинаковой степенью интеграции и представительства. Так, в США интересы предпринимателей отстаивают Торговая палата, объединяющая 27 тыс. штатных и местных палат, 200 тыс. компаний и 13 тыс. предпринимательских ассоциации; Национальная ассоциация промышленников, в которую входят 75% всех промышленных компаний страны; Национальная ассоциация малого бизнеса, включающая 500 тыс. компаний; Национальная федерация независимого бизнеса, представляющая интересы 400 тыс. компаний.
Предпринимательские круги имеют различные возможности влияния. В тех вопросах, решение которых касается отдельного сектора экономики, отрасли промышленности, вес соответствующей организации предпринимателей проявляется достаточно ощутимо, поскольку она является центром принятия независимых автономных решений. В этом случае давление можно назвать отраслевым.
Однако когда речь идет о глобальном решении, всеобщей политике, то вмешательство предпринимателей происходит реже и оказывается менее эффективным. Во втором случае мы имеем дело с глобальным давлением, в котором влияние предпринимательских групп уменьшается, поскольку руководители
предприятий должны считаться с разными формами давления (например, с общественным мнением, позицией правительства). Но и в этом случае группы предпринимателей имеют возможности для скрытого давления. Патронаж (покровительство) предпринимателей осуществляется прежде всего через финансирование ими политических партий, в частности предпринимательский патронат финансирует избирательные кампании кандидатов, поддерживающих его позиции. Собственно, таким образом предприниматели воздействуют на избирателей. Кроме того, патронат может дирижировать прессой благодаря своему влиянию на средства массовой информации.
Следует учитывать значительные экономические ресурсы предпринимательских групп, позволяющие им эффективно противостоять власти, бойкотировать проводимый ею политический курс. В истории есть немало примеров, когда предпринимательские структуры, недовольные политикой правительств «левых сил», организовывали «бегство» капитала за границу, падение курса национальной валюты, финансовую панику. Так в 1925 г. было спровоцировано падение Блока левых (правительства Э. Эррио) и в 1937 г. правительства Народного фронта Л. Блюма во Франции.
Наиболее важными среди групп давления являются организации глобального характера, объединяющие наемных работников. По традиции их называют «рабочими профсоюзами». Состояние профсоюзного движения в разных странах заметно различается. Возможности профсоюзов наемных рабочих зависят от трех переменных:
1) от представительности профсоюзов в стране;
2) от степени единства профсоюзного движения;
3) от профсоюзной дисциплины.
Политический вес профсоюзов во многом определяется процентным соотношением числа членов профсоюза и всех наемных работников. Оно складывается под влиянием исторических, национальных, экономических, культурных факторов и заметно варьируется в зависимости от конкретной страны. Так, во Франции профсоюзами охвачено 9% самодеятельного населения из числа наемных работников, в США - 17%, в Великобритании - 38%, в ФРГ - 39%, в Швеции - 90%.
На единство профсоюзного движения объективно влияют структурные изменения в экономике, вызванные сдвигами в технологии и системе потребностей населения. В ряде развитых стран заметно сокращается сектор добывающей промышленности и, следовательно, численность занятых в нем работ-
ников. Подобная тенденция наблюдается и во вторичном секторе - секторе обрабатывающей промышленности, а также в тяжелом машиностроении, ориентированном на эти секторы и связанном с индустриальными технологиями. Зато все более важным в экономике развитых стран становится третичный сектор - торговля и услуги. Именно сюда «переливаются» высвобождающиеся наемные работники из первых двух секторов. Так, во Франции в нем занято более 50% активного населения, в США - 61%, в Великобритании - 50%, в Нидерландах -49%. Работники различных секторов экономики отличаются своей квалификацией, уровнем культуры, материальным положением и соответственно интересами и потребностями.
Однако в ряде стран Европы данное обстоятельство не мешает единству рабочих, что характерно, например, для Германии, где объединение немецких профсоюзов охватывает более 6 млн. членов. Профсоюзное единство характерно и для Великобритании, где члены Британского конгресса тред-юнионов составляют большинство лейбористской партии. В других странах, например, во Франции, профсоюзы разъединены.
Значительные по своей представительности и единые в требованиях, профсоюзные организации обладают большими возможностями влияния. С ними считаются как владельцы предприятий, так и правительство, которые уже не могут делать ставку на внутреннюю разобщенность или на чрезмерные обещания, способные ослабить участников профсоюзного движения.
Эффективность влияния профсоюзных организаций зависит от дисциплины в них. Следование всех участников профсоюзного объединения выработанным правилам, особенно в условиях забастовки, причем как рядовых членов, так и руководства, позволяет добиваться удовлетворения большинства требований работников, заключать выгодные для них соглашения. Серьезность намерений таких профсоюзов не подвергается сомнению владельцами предприятий. Однако могут возникать ситуации, когда лидеры профсоюзов «за спиной» рядовых членов организации договариваются с владельцами. Тогда они теряют доверие низов. В подобных случаях рядовые члены организации могут идти на объявление «диких забастовок», вопреки воле лидеров или без согласования с ними.
В противовес устоявшемуся представлению об аполитичности профсоюзов последние все активнее вовлекаются в политическую деятельность. В той мере, в какой требования повышения зарплаты, регулирования цен, предоставления налоговых
льгот, контроля за рынком затрагивают интересы представляемых профобъединением социальных групп и требуют вмешательства властных структур, профсоюзы становятся участниками политического процесса. Они могут оказывать давление на правительство с помощью забастовок и манифестаций или поддержкой на выборах тех политических партий, которые отражают точку зрения профсоюзной организации. И, наоборот, они могут отказаться от давления на правительство, члены которого представляют партии, пользующиеся поддержкой профсоюзов. Однако интересно отметить и такой факт: профсоюзы хотят влиять на власть, но не участвовать в принятии решений, т. е. не хотят нести ответственность за них, считая, что принятие решений является прерогативой законодателей и политических партий.
Возрастающее влияние среди групп давления, отстаивающих материальные интересы, приобретают организации потребителей (этот феномен западные исследователи называют «консю-меризм»). Зародившись в США, движение потребителей охватило многие страны. Защита прав потребителей от товаров низкого качества, лживой рекламы происходит различными средствами. Среди них - принятие законов, защищающих права потребителя; повседневный контроль за качеством предметов первой необходимости, и прежде всего продуктов питания; введение института посредников по защите прав потребителя.
Группы, отстаивающие моральные интересы, более разнородны и многообразны. Разброс целей и различие возможностей этих групп весьма значительны. Их можно структурировать, выделяя особенности интересов и средств давления, которые они используют.
Объединения по сходству условий жизни. Обычно такие объединения включают людей, проживающих в одинаковых социальных или социально-демографических условиях. К ним относятся молодежные организации, феминистское движение, ассоциации ветеранов (войны, труда). Их специфика состоит в том, что они одновременно защищают материальные интересы (например, назначение пенсий по инвалидности, повышение размера стипендий, одинаковые условия найма женщин и мужчин) и моральные (скажем, возможности достижения высокого социального статуса в обществе). Влияние этих организаций в различных странах неодинаково. Феминистское движение имеет значительный вес в США, студенческое движение мощно заявило о себе в Европе в 1968 и 1990 гг.
Однако, появившись, эти движения подпали под влияние политических партий, которые пытаются использовать их в своих интересах. Так, феминистское движение составляет организованное течение внутри Демократической партии США.
Конфессиональные объединения. Церковь также играет роль группы давления, хотя иногда еще может обладать и политической властью, как, например, в Иране. Церковь оказывает влияние через свои официальные органы, через объединения верующих, прессу. Обычно она отстаивает общечеловеческие ценности и нормы, но может защищать и свои специфические интересы (например, открытие своих школ, вузов).
Организации, отражающие специфические интересы. Эти группы давления борются за права человека (правозащитные организации), против расизма, за европейскую интеграцию, разоружение, защиту окружающей среды (например, организация «Гринпис»), за уважение общественной морали, свободу абортов и т. д. Их влияние очень существенно, поскольку они способны объединять людей различных политических ориентации. Гуманистическая направленность целей и деятельности таких организаций привлекает внимание к ним значительной части избирателей. Вот почему политические партии стремятся влиять на эти объединения и использовать их в политической борьбе.
К специфическим политическим организациям относятся философские общества и политические клубы.
Философские общества возникли в ХУШ в. как объединения интеллектуалов, совместно обсуждавших злободневные социальные проблемы и ставших идейными вдохновителями многих революций. Например, именно они разработали идеологические основы Французской революции и подготовили ее. Именно с философских обществ ведут свое начало многие политические партии. Так, в Англии в 1900 г. Фабианское общество содействовало созданию лейбористской партии.
Философские общества способствуют созданию политических клубов (например, Якобинского клуба во Франции). В период революций XVHI - XIX вв. политические клубы выполняли функции идеологического обоснования социальных изменений, выработки стратегии и тактики движения и другие. Возрождение политических клубов в середине XX в. связано с упадком партийных систем. Обычно клубы объединяли социально активных людей, которые считали партию устаревшей формой организации с архаичным стилем работы. Члены клуба не участвуют в качестве кандидатов на выборах и в парла-
ментской деятельности. Их цель состоит в выдвижении идей, содействии обновлению доктрины, структур, механизмов деятельности партии. За редким исключением политические клубы рано или поздно трансформируются в партии. Коль скоро клубы создаются политическими деятелями, они выступают средством политической борьбы: через них проводится отбор политических лидеров, они взращивают политическую элиту.
Группы давления различают по значимости отстаиваемых интересов и субъекту-носителю. Существует общественный (всеобщий) интерес, который защищает государство, и частный. Частный интерес (например, интерес профессиональной группы, феминистского или молодежного движения) защищают «частные группы». Однако в качестве групп давления могут выступать и институты государства, оказывающие влияние на законодателей, на общественное мнение или правительство с целью проталкивания выгодного лоббистам политического курса. Такие группы давления Г. Алмонд назвал «группами организованных интересов», или «группами институциональных интересов», связанных с организациями (администрацией, законодателями, военными и т. д.). В нормальных условиях эти «общественные группы» выполняют управленческие функции, но в определенной ситуации они лоббируют интересы чиновников, генералитета, отдельных отраслей и предприятий и т. д. Среди публичных групп давления различают две формы: гражданские группы и военные группы.
Каждый институт государства (министерство, комитет) стремится сначала защитить свои особые интересы, а затем всеобщие. Например, каждое министерство печется о работниках своей отрасли: министерство сельского хозяйства - о фермерах, министерство транспорта - о транспортных рабочих и т. д. Чиновники министерств также имеют свои интересы и организованы в профсоюзы. Обладая корпоративной сплоченностью, они могут навязывать элитам решения, удовлетворяющие их требованиям.
В различных обществах армия может обладать политической властью и устанавливать военные режимы, но может выступать и группой давления в тех странах, где соблюдается принцип подчинения военной власти власти гражданской.
Военно-промышленный комплекс обладает значительными материальными ресурсами (прежде всего заводами, производящими оружие, в том числе на продажу), что позволяет ему оказывать политическое давление на власть. Поскольку многие частные фирмы живут за счет военных заказов, постольку устанавливают-
ся тесные контакты военных с миром бизнеса. Бывшие военные нередко становятся руководителями фирм и компаний. Особенно сильны позиции военных в странах Азии, Африки и Латинской Америки, где они либо превращаются в правящую группу, либо поддерживают одну из существующих.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com