Перечень учебников

Учебники онлайн

3. Содержание и структура политики: теоретические подходы

Объем и содержание политики существенно менялись в процессе эволюции человеческого общества. В зависимости от исторических условий, экономической и культурной зрелости конкретного общества внимание акцентировалось либо на ее социальном предназначении, либо на средствах и способах реализации ее функций.
Одним из первых подходов была коммуникативная интерпретация политики, в рамках которой она рассматривалась как универсальное средство обеспечения целостности и механизм регулирования конфликтов в социально дифференцированном обществе. Политика первоначально трактовалась расширительно - как социальная этика, задающая общезначимые нормы поведения и устанавливающая правила взаимоотношения между правителями и подданными. Сами же правила диктовались потребностью найти цивилизованные формы общности людей. Поскольку разделения на государство, общество и индивида не было, постольку политика отождествлялась с деятельностью государства. Главной задачей государства являлось обеспечение целостности и единства всех его членов на основе приоритета общих интересов. Следовательно, сущность политики, по Аристотелю, состоит в объединении людей для достижения высшего блага государства и человека. Жизнь в разумном государстве (по мнению античных философов, им был древнегреческий полис) основана на таких принципах, как прекрасное и справедливое.
Чем дальше углублялась экономическая, социальная, культурная дифференциация общества, тем больше в анализе политики выделялись ее интегративные начала, способность к согласованию интересов. Так, в XVII в. Томас Гоббс рассматривал политику как деятельность по выражению общего интереса. Носителем этого общего интереса является государство, которое преодолевает хаос и «войну всех против всех* утверждением общего согласия, опирающегося на добровольную передачу гражданами части своих естественных прав правителю в обмен на закон. Традиция интерпретации политики как механизма обеспечения целостности и согласия активно развивалась в науке и сохранилась в настоящее время. В частности, американский социолог Т. Парсонс видит назначение политики в интеграции общества, обеспечении эффективности общей деятельности и реализации общих целей.
Однако обеспечение целостности общества можно осуществлять не только согласованием интересов, но и подчинением одних групп другим. Трактовка политики как сферы господства классов и групп, подавления ими других общностей с помощью государственной власти представляется альтернативным направлением анализа в политической науке. Обозначим данный подход как силовую трактовку политики, возникновение которой связано с именем итальянского философа и общественного деятеля Н. Макиавелли. Существенное влияние на формирование данного подхода оказала раздробленность Италии того периода, когда на Апеннинах отсутствовало единое государство и полуостров сотрясали междоусобные войны. Для объединения Италии Макиавелли допускал возможность использования самых жестоких методов.

Дальнейшее развитие данный подход нашел в работах К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, которые рассматривали государственную власть как выразительницу интересов экономически господствующего класса. Так политика стала интерпретироваться как сфера борьбы классов за власть.
С точки зрения марксизма-ленинизма, для того, чтобы обеспечить целостность общества, необходимо уничтожить те классы, интересы которых противоположны интересам пролетариата. Узкоклассовая трактовка политики была отвергнута опытом истории как антигуманная, напоминая о себе миллионами репрессированных соотечественников, последствиями «холодной войны» и конфронтации в международных отношениях. Однако в целом силовая интерпретация политики сохраняет свое значение по сей день, хотя и не связывается с классами. Ее актуальность обусловлена нарастающим в различных странах обострением конфликтов, природа которых перемещается в такие достаточно сложные и тонкие сферы общественных отношений, как национальное cat мосознание, культура, религия.
Этнонациональные, религиозные и социокультурные факторы все больше становятся детерминантами политических взаимодействий, предпочтений, на основ» которых различные социальные группы оценивают их властно значимые интересы. Боязнь потерять свою культурную, этническую, языковую идентичность оборачивается политическим радикализмом и экстремизмом. Поэтому взвешенное, реалистическое использование силовых методов в политике сохранит свою актуальность и в будущем.
Однако политику можно характеризовать не только в контексте ее социального смысла и предназначения в обществе, но и с точки зрения средств и методов, обеспечивающих ее эффективность. Основным инструментом политики является власть. Из этого исходит инструменталистская трактовка политики, позволяющая представить ее зримо, осязаемо и предметно.
Способность власти обеспечивать принятие обществом общеобязательных форм социального поведения связана с тем, что она опирается на развитую систему институтов (законодательные, исполнительные, судебные органы, армию, бюрократию), на материальные, финансовые, военные и иные ресурсы, на принуждение, идеологию, право. Потому и реализация групповых интересов более эффективна с помощью власти. В связи с этим политику рассматривают как отношения по поводу государственной власти - борьбы с нею или использование ее для реализации интересов определенных слоев общества.

Однако сегодня политическая власть уже не концентрируется исключительно в руках государства, а рассредоточена среди реальных (партий, движений, средств массовой информации), а также скрытых политических сил (нелегитимных структур, мафиозных организаций, ассоциаций и т. д.). В данной интерпретации политика, проникая во все сферы общества, способна контролировать поведение групп, индивида. И если власть легитимна, то подобный контроль будет выражаться в добровольном подчинении индивида власти, а если нет - он будет основан на страхе возможного принуждения.
Расширительное понимание политики - «политика везде, где есть власть» - имеет свои положительные и отрицательные стороны. Достоинством такого подхода является эффективность своевременного решения возникающих проблем и конфликтов как на макро-, так и на микроуровне, поскольку хорошо известна природа возможных противоречий. Недостаток подобной интерпретации заключается в излишней политизации общества, в стирании грани между политической системой и гражданским обществом. .
Обозначенные интерпретации подетгаки продуктивны как в теоретическом, так и в практическом плане. При этом внимание йкцентируется на одной из сторон политики: либо природе (в основе политики лежат властные отношения), либо содержании (призвана выражать общие интересы групп и обеспечивать целостность общества), либо функциях (мобилизация, согласование и баланс интересов, регуляция социальных взаимодействий).
Однако понимание противоречий и подчас абсурдной логики политики невозможно без уяснения субъективных мотивов политического поведения. Дело в том, что осознание индивидом принадлежности к той или иной группе и, следовательно, осознание им собственных политически значимых интересов происходит не в форме безусловного принятия ценностей данной общности, а путем соотнесения их с его индивидуальными представлениями. С точки зрения позитивно-социологической интерпретации политики власть рассматривается в качестве самостоятельной ценности и смыслообразующего мотива политического участия, определяющего социальный статус и престиж группы или личности.
Исходя из этого, немецкий социолог М. Вебер трактовал политику как стремление участвовать во власти или оказывать влияние на распределение власти между группами внутри государства. В политику он включал «все виды деятельности по самостоятельному руководству». В основе данного стремления

лежит понимание того, что именно власть в определяющей мере влияет на социальное положение и престиж группы или индивида, на их возможности оказывать воздействие на общество путем распределения ресурсов и реализации своей воли, несмотря на возражения других общностей.
Доминирование в обществе таких ценностей, как власть, богатство, престиж, индивидуализм или коллективизм, имеет своей предпосылкой, по М. Веберу, социокультурную систему. В конкретных обществах именно социокультурная система определяет смыслообразующие ценности и мотивы политического участия. Так, по М. Веберу, западные демократии развиваются на основе протестантской этики, поощряющей трудолюбие, принцип «честной наживы», стремление к успеху и богатству, бережливость, автономность личности, терпимость. Влиянием религии М. Вебер объяснял организацию экономической, социальной и политической систем общества, динамику их развития. Следовательно, мотивация политического поведения может быть как рациональной (осмысленной), так и иррациональной (бессознательной, чувственной), испытывающей влияние субъективных качеств личности. Порой жажда власти, желание повелевать и господствовать становится для иных политиков главным смыслом и самоцелью.
Будучи сферой выявления и реализации общих интересов больших групп, политика предполагает, что степень участия в этом процессе различных субъектов неодинакова. Так, профессионально занимаясь политикой, элиты определяют политический курс и принимают важнейшие политические решения по его реализации. Их исключительная роль в политике выражается в зависимости прогресса общества от качества элиты (ее компетентности, профессионализма, элементарной порядочности). Однако элита не может не замечать воли и запросов избирателей, способных оказывать обратное влияние посредством формулирования своих интересов партиями, движениями, выражая их на выборах. Поэтому политику как сферу взаимодействия различных групп, реализующих свои интересы с помощью институтов политической власти, можно представить как взаимодействие трех систем: мотивационной (политическое сознание), коммуникационной (политические отношения) и институциональной (политическая организация).
Степень политического участия и его результативность зависят от осознания групповых потребностей, их отличия от интересов других групп и знания возможностей использования

властных структур для их осуществления. Реализация осознанных интересов предполагает взаимодействие с другими группами, имеющими иные потребности, и институтами власти. Характер взаимодействия участников политической жизни (конфронтация между ними или согласие и терпимость, политическая борьба или сотрудничество) зависит от зрелости политической культуры субъектов, состояния общества (его процветания, стабильности или кризиса).
Возникающие и постоянно изменяющиеся социальные потребности групп и индивидов требуют своевременного представительства и удовлетворения. Система институтов законодательной, исполнительной, судебной властей обеспечивает стабильность и развитие общества благодаря способности адекватно реагировать на политически значимые потребности и реализовывать их в форме управленческих решений, т. е. регулировать социальные процессы и управлять ими. Однако эффективность управленческих решений1 в значительной мере зависит от наличия зрелой системы представительства интересов (партийной системы, общественно-политических организаций и движений, групп давления и т. д.), которые могут четко сформулировать действительные потребности групп и довести их до властных структур в виде требований, программ.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com