Перечень учебников

Учебники онлайн

3. Социальная стратификация и перспективы гражданского общества в России

Россия в своей истории пережила не одну волну переструктурирования социального пространства, когда рушилось прежнее социальное устройство, менялся ценностный мир, формировались новые ориентиры, образцы и нормы поведения, гибли целые слои, рождались новые общности. На пороге XXI в. Россия вновь переживает сложный и противоречивый процесс обновления.

Для того чтобы понять происходящие изменения, сначала необходимо рассмотреть основы, на которых строилась социальная структура советского общества до реформ второй половины 80-х гг. Раскрыть природу социальной структуры советской России можно путем анализа российского общества как комбинации раз личных стратификационных систем.

В стратификации советского общества, пронизанного административным и политическим контролем, ключевую роль играла этакратическая система. Место социальных групп в партийно-государственной иерархии предопределяло объем распределительных прав, уровень принятия решений и масштабов возможностей во всех областях. Стабильность политической системы обеспечивать устойчивостью положения властной элиты (“номенклатуры”), ключевые позиции в которой занимали политическая и военная элиты, а подчиненное место - хозяйственная и культурная. Для общества характерно слияние власти и 'собственности; преобладание государственной собственности; государственно-монополистический способ производства; доминирование централизованного распределения; милитаризация экономики; сословно-слоевая стратификация иерархического типа, в которой позиции индивидов и социальных групп определяются их место в структуре государственной власти, распространяющейся на подавляющую часть материальных, трудовых, информационных ресурсов; социальная мобильность в форме организуемой сверху лекции наиболее послушных и преданных системе людей.

Отличительной характеристикой социальной структуры общества советского типа являлось то, что она не была классовой по параметрам профессиональной структуры и экономической дифференциации оставалась внешне похожей на стратификацию западных обществ. Вследствие ликвидации основы классового разделения - частной собственности на средства производства - классы постепенно деструктуризировались.

Монополия государственной собственности в принципе не может дать классового общества, так как все граждане - наемные работники государства, различающиеся лишь объемом делегированных им полномочий. Отличительными признаками социальных групп в СССР являлись особые функции, оформленные как право вое неравенство этих групп. Такое неравенство вело к замкнутости этих групп, уничтожению “социальных лифтов”, служащих для восходящей социальной мобильности. Соответственно все более знаковый характер приобретали быт и потребление элитных групп, напоминая явление, именуемое “престижным потреблением”. Все эти признаки составляют картину сословного общества.

Сословная стратификация присуща обществу, в котором экономические отношения носят зачаточный характер и не выполняют дифференцирующей роли, а главным механизмом социальной регуляции является государство, делящее людей на неравные в правовом отношении сословия.

С первых лет советской власти в особое сословие оформлялось, например, крестьянство: его политические права ограничивала вплоть до 1936 г. Неравенство прав рабочих и крестьян проявлялось многие годы (прикрепление к колхозам через систему беспаспортного режима, привилегии рабочим при получении образован и продвижении по службе, система прописки и т.д.). Фактически в особое сословие с целым комплексом особых прав и привилегий превратились работники партийно-государственного аппарат правовом и административном порядке был закреплен социальный статус массового и неоднородного сословия заключенных.

В 60-70-е гг. в условиях хронического дефицита и ограничен ной покупательной способности денег усиливается процесс нивелирования зарплаты при параллельном дроблении потребительского рынка на закрытые “спецсекторы” и возрастания роли привилегий. Улучшилось материальное и социальное положение групп, причастных к распределительным процессам в сфере торговли, транспорта. Социальное влияние этих групп возрастало по мере обострения дефицита товаров и услуг. В этот период возникают и развиваются теневые социально-экономические связи и объяснения. Формируется более открытый тип общественных отношений: в экономике бюрократия приобретает возможности добиваться наиболее благоприятных для себя результатов; дух предпринимательства охватывает и низовые социальные слои - формируются многочисленные группы торговцев-частников, производителей “левой” продукции, строителей-“шабашников”. Таким образом, происходит удвоение социальной структуры, когда в ее рамках причудливо сосуществуют принципиально различные социальные группы.

Важные социальные изменения, которые произошли в Советском Союзе в 1965 - 1985 гг., связаны с развитием научно-технической революции, урбанизацией и соответственно повышением общего уровня образования.

С начала 60-х до середины 80-х гг. в город мигрировало более 35 млн. жителей. Однако урбанизация в нашей стране имела явно деформированный характер: массовые перемещения сельских миг рантов в город не сопровождались соответствующим развертыванием социальной инфраструктуры. Появилась огромная масса лишних людей, социальных аутсайдеров. Потеряв связь с деревенской субкультурой и не имея возможности включиться в городскую, миг ранты создавали типично маргинальную субкультуру.

Фигура мигранта из села в город - классическая модель маргинала: уже не крестьянин, еще не рабочий; нормы деревенской субкультуры подорваны, городская субкультура еще не усвоена. Главный признак маргинализации - разрыв социальных, экономических, духовных связей.

Экономическими причинами маргинализации явилось экстенсивное развитие советской экономики, засилье устаревших технологи й и примитивных форм труда, несоответствие системы образования реальным потребностям производства и т.д. С этим вплотную связаны социальные причины маргинализации гипертрофия фонда накопления в ущерб фонду потребления, что порождало предельно низкий уровень жизни и товарный дефицит. Среди политико-правовых причин маргинализации общества главная заключается в том, что в советский период в стране происходило разрушение каких бы то ни было социальных связей “по горизонтали”, государство стремилось к глобальному господству над всеми сферами общественной жизни, деформируя гражданское общество, сводил” к минимуму автономию и самостоятельность индивидов и социальных групп.

В 60-80-е гг. повышение общего уровня образования, развитие городской субкультуры породили более сложную и дифференцированную общественную структуру. В начале 80-х гг. специалисты, получившие высшее или среднее специальное образование, составляли уже 40% городского населения.

К началу 90-х гг. по своему образовательному уровню и профессиональным позициям советский средний слой не уступал западному “новому среднему классу”. В этой связи английский политолог Р. Саква заметил: “Коммунистический режим породил своеобразный парадокс: миллионы людей являлись буржуа по своей культуре и устремлениям, но были включены в социально-экономическую систему, отрицавшую эти устремления”.

Под воздействием социально-экономических и политических ре форм во второй половине 80-х гг. в России произошли большие перемены. По сравнению с советским временем структура российского общества претерпела значительные изменения, хотя и сохраняет многие прежние черты. Трансформация институтов российского общества серьезно сказалась на его социальной структуре: изменились и продолжают меняться отношения собственности и власти, появляются новые социальные группы, изменяются уровень и качество жизни каждой социальной группы, перестраиваете механизм социальной стратификации.

В качестве исходной модели многомерной стратификации современной России возьмем четыре основных параметра: власть, престиж профессий, уровень доходов и уровень образования.

Власть - наиболее важное измерение социальной стратификации. Власть необходима для устойчивого существования любой общественно-политической системы, в ней скрещиваются наиболее важные общественные интересы. Система властных органов советской России существенно перестроена - одни из них ликвидированы, другие только организованы, некоторые изменили свои функции, обновился их персональный состав. Ранее замкнутый верхний слой общества приоткрылся для выходцев из других групп.

Место монолита номенклатурной пирамиды заняли многочисленные элитные группировки, находящиеся между собой в отношениях конкуренции. Элита утратила значительную часть рычагов власти, присущих старому правящему классу. Это привело к посте пенному переходу от политических и идеологических методов управления к экономическим. Вместо стабильного правящего класса с сильными вертикальными связями между его этажами создано множество элитных групп, между которыми усилились связи горизонтальные.

Сферой управленческой деятельности, где усилилась роль политической власти, является перераспределение накопленного богатства. Прямая или косвенная причастность к перераспределению государственной собственности служит в современной России важнейшим фактором, определяющим социальный статус управленческих групп.

В социальной структуре современной России сохраняются черты прежнего этакратического общества, построенного на властных иерархиях. Однако одновременно начинается возрождение экономических классов на базе приватизированной государственной собственности. Происходит переход от стратификации по основанию власти (присвоение через привилегии, распределение в соответствии с местом индивида в партийно-государственной иерархии) к стратификации собственнического типа (присвоение по размеру прибыли и рыночно оцениваемому труду). Рядом с властными иерархиями появляется “предпринимательская структура”, включающая в себя следующие основные группы: 1) крупные и средние предприниматели; 2) мелкие предприниматели (собственники и руководители фирм с минимальным использованием наемного труда); ) самостоятельные работники; 4) наемные работники.

Налицо тенденция формирования новых социальных групп, претендующих на высокие места в иерархии социального престижа. Престиж профессий второе важное измерение социальной Ратификации. Можно говорить о ряде принципиально новых тенденций в профессиональной структуре, связанных с появлением первых престижных социальных ролей. Набор профессий усложняется, изменяется их сравнительная привлекательность в пользу, которые обеспечивают более солидное и быстрое материально вознаграждение. В связи с этим меняются оценки социального престижа разных видов деятельности, когда физически или этически “грязная” работа все же считается привлекательной с точки зрения денежного вознаграждения.

Вновь возникшие и потому “дефицитные” в кадровом отношении финансовая сфера, бизнес, коммерция заполнены большим количеством полу- и непрофессионалов. Целые профессиональные страты опущены на “дно” социальных рейтинговых шкал их специальная подготовка оказалась невостребованной и доходы от нее ничтожно малыми.

Изменилась роль интеллигенции в обществе. В результате сокращения государственной поддержки науки, образования, культуры и искусства произошло падение престижа и социального статуса работников умственного труда.

В современных условиях в России наметилась тенденция формирования ряда социальных слоев, относящихся к среднему классу, - это предприниматели, менеджеры, отдельные категории интеллигенции, высококвалифицированные рабочие. Но эта тенденция противоречива, поскольку общие интересы различных социальных слоев, потенциально образующих средний класс, не подкрепляются процессами их сближения по таким важным критериям, как престиж профессии и уровень доходов.

Уровень доходов различных групп является третьим существенным параметром социальной стратификации. Экономический статус - важнейший индикатор социальной стратификации, ведь уровень доходов оказывает влияние на такие стороны социального статуса, как тип потребления и образ жизни, возможность заняться бизнесом, продвигаться по службе, давать детям хорошее образование и т.д.

В 1997 г. доход, получаемый 10% наиболее обеспеченных рос сиян, почти в 27 раз превышал доход 10% наименее обеспеченных на долю 20% наиболее обеспеченных слоев приходилось 47, общего объема денежных доходов, а на долю 20% самых бедных оставалось только 5,4%. 4% россиян являются сверхобеспеченых - -их доходы примерно в 300 раз превышают доходы основной массы населения.

Наиболее острой в настоящее время в социальной сфере является проблема массовой бедности - происходит консервация нищенского существования почти 1/3 населения страны. Особую тревогу вызывает изменение состава бедных: сегодня к ним относятся только традиционно малообеспеченные (инвалиды, пенсионеры, многодетные), ряды бедных пополнили безработные и работающие, величина зарплаты которых (а это четверть всех занятых на пред приятиях) ниже прожиточного уровня. Почти 64% населения имеют доходы ниже среднего уровня (средним считается доход, составляющий 8--10 минимальных размеров оплаты труда на человека) (см.: Заславская Т.Н. Социальная структура современного российского общества // Общественные науки и современность. 1997. №2. С. 17).

Одним из проявлений снижающегося уровня жизни значительной части населения стала возрастающая потребность во вторичной занятости. Однако определить реальные масштабы вторичной занятости и дополнительных приработков (приносящих даже более высокий доход, чем основная работа) не представляется возможным. Применяющиеся сегодня в России критерии дают лишь условную характеристику структуры доходов населения, получаемые данные зачастую имеют ограниченный и неполный характер.

Тем не менее социальное расслоение на экономической основе свидетельствует о продолжающемся с большой интенсивностью процессе переструктурирования российского общества. Он был искусственно ограничен в советское время и открыто развивается сейчас.

Углубление процессов социальной дифференциации групп по уровню доходов начинает оказывать заметное влияние на систему образования.

Уровень образования - еще один важный критерий стратификации, получение образования является одним из главных каналов вертикальной мобильности. В советский период получение высшего образования было доступным для многих слоев населения, среднее образование было обязательным. Однако такая система образования была малоэффективной, высшая школа готовила специалистов без учета реальных потребностей общества современной России широта предложений в области образования становится новым дифференцирующим фактором.

В новых высокостатусных группах получение дефицитного и высококлассного образования считается не только престижным и функционально важным.

Вновь возникающие профессии требуют большей квалификации лучшей подготовки, лучше оплачиваются. Как следствие, образование становится все более важным фактором на входе в профессиональную иерархию. В итоге усиливается социальная мобильность. Она все в меньшей степени зависит от социальных характеристик семьи и в большей мере определяется личностными качествами и образованием индивида.

Анализ изменений, происходящих в системе социальной стратификации по четырем основным параметрам, говорит о глубине, противоречивости переживаемого Россией трансформационного процесса и позволяет заключить, что на сегодняшний день она про должает сохранять старую пирамидальную форму (характерную для доиндустриального общества), хотя содержательные характеристики входящих в нее слоев существенно изменились.

В социальной структуре современной России можно выделить шесть слоев: 1) верхний - экономическая, политическая и силовая элита; 2) верхний средний - средние и крупные предприниматели; 3) средний мелкие предприниматели, менеджеры производственной сферы, высшая интеллигенция, рабочая элита, кадровые военные; 4) базовый массовая интеллигенция, основная часть рабочего класса, крестьяне, работники торговли и сервиса; 5) нижний неквалифицированные рабочие, длительно безработные, одинокие пенсионеры; 6) “социальное дно” бездомные, освобожденные из мест заключения и т.д.

Вместе с тем следует сделать ряд существенных уточнений, связанных с процессами изменения системы стратификации в процессе реформ:

- большинство социальных образований носит взаимопереходный характер, имеет нечеткие, расплывчатые границы;

- отсутствует внутреннее единство вновь возникающих ее социальных групп;

- происходит тотальная маргинализация практически всех социальных групп;

- новое российское государство не обеспечивает безопасность граждан и не облегчает их экономическое положение. В свою очередь эти дисфункции государства деформируют социальную структуру общества, придают ей криминальный характер;

- криминальный характер классообрззования порождает растущую имущественную поляризацию общества;

- современный уровень доходов не может стимулировать трудовую и деловую активность основной массы экономически активного населения;

- в России сохраняется слой населения, который можно на звать потенциальным ресурсом среднего класса. Сегодня около 15% занятых в народном хозяйстве могут быть отнесены к этому слою, но его созревание до “критической массы” потребует немало времени. Пока в России социально-экономические приоритеты, характерные для “классического” среднего класса, можно наблюдать лишь в верхних слоях социальной иерархии.

Существенная трансформация структуры российского общества, для которой необходимо преобразование институтов собственности и власти, - длительный процесс. Тем временем стратификация общества будет и дальше терять жесткость и однозначность, приобретая форму размытой системы, в которой переплетаются слоевая и классовая структуры.

Безусловно, гарантом процесса обновления России должно стать формирование гражданского общества.

Проблема гражданского общества в нашей стране представляет особый теоретический и практический интерес. По характеру доминирующей роли государства Россия изначально была ближе к восточному типу обществ, но у нас эта роль была выражена еще рельефнее. По выражению А. Грамши, “в России государство представляет все, а гражданское общество первобытно и расплывчато”. В отличие от Запада, в России сложился иной тип общественной системы, в основе которого лежит эффективность власти, а не эффективность собственности. Следует также учитывать тот факт, что в течение длительного времени в России практически отсутствовали общественные организации и оставались неразвитыми такие ценности, как неприкосновенность личности и частной собственности и правовое мышление, составляющие контекст гражданского общества на Западе, социальная инициатива принадлежала не объединениям частных лиц, а бюрократическому аппарату.

Со второй половины XIX в. проблема гражданского общества стала разрабатываться в русской общественной и научной м (Б.Н. Чичерин, Е.Н. Трубецкой, С.Л. Франк и др.). Формировавание же гражданского общества в России начинается в период правления Александра I . Именно в это время возникают отдельные сферы гражданской жизни, не связанные с военным и придворным чиновничеством салоны, клубы и т.д. В результате реформ Александра II возникают земства, различные союзы предпринимателей, институты милосердия, культурные общества. Однако процесс образования гражданского общества был прерван революцией 1917 г. Тоталитаризм блокировал саму возможность возникновения и развития гражданского общества.

Эпоха тоталитаризма привела к грандиозному нивелированию всех членов общества перед всесильным государством, вымыванию любых групп, преследующих частные интересы. Тоталитарное государство существенно сузило автономию социальности и гражданского общества, обеспечив себе контроль над всеми сферами общественной жизни.

Особенность нынешней ситуации в России состоит в том, что элементы гражданского общества предстоит создавать во многом заново. Выделим наиболее принципиальные направления становления гражданского общества в современной России:

- формирование и развитие новых экономических отношений, включающих плюрализм форм собственности и рынок, а также обусловленной ими открытой социальной структуры общества;

- появление адекватной этой структуре системы реальных интересов, объединяющих индивидов, социальные группы и слой единую общность;

- возникновение разнообразных форм трудовых ассоциаций социальных и культурных объединений, общественно-политических движений, составляющих главные институты гражданского общества;

- обновление взаимоотношений между социальными группами и общностями (национальными, профессиональными, половозрастными и др.);

- создание экономических, социальных и духовных предпосылок для творческой самореализации личности;

- формирование и развертывание механизмов социальной ' регуляции и самоуправления на всех уровнях общественного организма.

Идеи гражданского общества оказались в посткоммунистической России в том своеобразном контексте, который отличает нашу страну как от западных государств (с их сильнейшими механизмами национальных правоотношений), так и от стран Востока (с их спецификой традиционных первичных групп). В отличие от стран Запада современное российское государство имеет дело не со структурированным обществом, а, с одной стороны, с быстро формирующимися элитарными группами, с другой - с аморфным, атомизированным обществом, в котором преобладают индивидуальные потребительские интересы. Сегодня в России гражданское общество не развито, многие его элементы вытеснены или “заблокированы”, хотя за годы реформирования произошли существенные изменения в направлении его формирования.

Современное российское общество является квазигражданским, его структуры и институты обладают многими формальными при знаками образований гражданского общества. В стране насчитывается до 50 тыс. добровольных объединений - потребительских ассоциаций, профессиональных союзов, экологических групп, политических клубов и т.п. Однако многие из них, пережив на рубеже 80-90-х гг. короткий период бурного подъема, в последние годы бюрократизировались, ослабели, утратили активность. Рядовой россиянин недооценивает групповую самоорганизацию, а наиболее распространенным социальным типом стал индивид, замкнутый в устремлениях на себя и свою семью. В преодолении такого состояния, обусловленного процессом трансформации, и состоит специфика современного этапа развития

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com