Перечень учебников

Учебники онлайн

1. Социальные группы как субъекты и объекты политики

Политика - это сложный комплекс взаимосвязанных явлений и процессов. В политике находят отражение интересы и потребности различных социальных групп, которые являются базой и опорой государственной власти. Разные научные дисциплины подходят к определению и классификации групп со своих методологических позиций. Группы различают по объему (большие, малые, среднего уровня), по социально-экономическим критериям, этнонациональным, географическим, культурным признакам. В политологии социальные группы рассматриваются как субъекты и объекты политики.

Под субъектом политики понимается носитель практической деятельности, источник активности, направленной на объект политики. В свою очередь объект в политике – та часть политической реальности, системы, на которую направлена деятельность субъекта в политике. Субъект и объект находятся во взаимосвязи, взаимообусловленности и способны меняться местами.

Основными признаками политической субъектности являются: способность и возможность принятия политических решений, наличие средств и возможностей реализовать принятые решения, практическое участие в политической деятельности, ответственность за последствия своих политических действий перед руководством, избирателями, политическими союзниками и др.

Наиболее полно черты субъектности выражены у тех групп, которые непосредственно вовлечены в политическую жизнь. Такие группы могут быть малыми, или контактными, - например, парламентские фракции, политические “команды” - и относительно большими: активные сторонники партий и других общественных организаций. Многие из таких групп являются институциональны ми: например, политическая партия является одновременно и политическим институтом и группой.

Непосредственным субъектом политики являются и те институциональные организации, которые формируются с целью зашить'

Интересов социальных групп. К ним относятся предпринимательские, профсоюзные, лоббистские, молодежные и др. общественные организации (схема 9).

Нормы поведения, на которые ориентируются разные группы, способы коммуникации между ними, доступ к различным ресурсам Не являются однородными. Они соответствуют статусу данной группы, или ее положению в обществе. Там, где структурная дифференциация групп принимает иерархический характер, заходит речь о “социальной стратификации”, при которой расположение различных слоев (страт) начинает походить на геологические напластования в срезе горных пород.

Социальная стратификация (лат. stratum - слой, пласт и facere - делать) - система социального неравенства, состоящая из совокупности взаимосвязанных и иерархически организованных социальных слоев. Присущая современному обществу система многомерной стратификации формируется на основе таких измеряемых признаков как престиж профессий, объем властных полномочий, уровень дохода и образования.

Люди издавна пытались осмыслить причины появления социального неравенства. О социальной иерархии общества, о связи социальной стратификации с определенными системами политической власти рассуждали античные философы Платон и Аристотель.

Современные трактовки стратификации достаточно разнообразны, среди них выделяются теории функционализма и конфликта.

Функциональная теория, которая восходит к взглядам французского социолога Э. Дюркгейма (1858 - 1917), была создана в 40-е гг. XX в. американскими социологами Т. Парсонсом, Р. Мертоном, К. Девисом, У. Муром и др. В работе “Разделение труда в обществе” Э. Дюркгейм сделал вывод, что во всех обществах некоторые виды деятельности считаются более важными, чем другие, и самые талантливые люди должны выполнять в процветающем обществе самые важные функции. Для привлечения самых лучших общество способствует их доступу к социальному вознаграждению. По мнению функционалистов, социальное неравенство функционально и универсально, социальная стратификация неизбежно существует во всех обществах.

Сторонники теории конфликта не согласны с функционалистами в том, что неравенство - это естественный способ обеспечить выживание общества. С их точки зрения, неравенство возникает тогда, когда люди, под чьим контролем находятся общественные ценности (в основном, богатство и власть), имеют возможность извлекать для себя выгоды. Многие идеи теоретиков конфликта почерпнуты из марксистской концепции.

Согласно марксизму, главными субъектами политики являются классы - большие группы людей, различающиеся по их отношению к средствам производства. Одни классы могут присваивать труд других, благодаря различию их места в укладе общественного хозяйства; класс, владеющий средствами производства, является и политически господствующим. Важнейшим источником динамики в сей политической жизни является классовая борьба, высшей формой которой становится борьба за государственную власть.

Жесткий экономический детерминизм теории К. Маркса пре одолевает концепция немецкого социолога М. Вебера (1864 - 1920). По мнению Вебера, классы - это группы людей, с пример но одинаковыми жизненными шансами, интересами и ценностными ориентациями, общность экономического положения которых отличает их друг от друга и способствует возникновению классовых конфликтов. Как и К. Маркс, Вебер признавал экономическую основу разделения классов, но в отличие от него, считал, что классовая принадлежность определяется не только контролем над средствами производства, но и профессиональными и квалификационными различиями. Еще один компонент социального неравенства в концепции Вебера представлен понятием статуса, который зависит от уважения и престижа индивида в обществе. Статус характеризует объективные возможности индивида добиться жизненного успеха и одновременно субъективную основу социального положения. При определении статуса важное значение имеет сопоставление своего социального положения с социальным положением других групп. Следующий важный компонент неравенства - политическая власть. Согласно Веберу, человек благодаря богатству и престижу может достичь вершин власти, но обладание богатством и престижем само по себе не идентично обладанию властью.

На веберовском понимании классов основываются преобладающие в науке современные трактовки, в частности конфликтная концепция немецкого социолога Р. Дарендорфа, который определяет классы прежде всего как группы, имеющие общие властные интересы. Причину классового конфликта Дарендорф усматривает в характере власти.

Сущность современных концепций социальной стратификации заключается в размещении людей и групп по определенным социальным позициям, которые ранжируются как обладающие различ ной степенью социального престижа.

Каждый человек занимает несколько позиций в обществе и при- сразу ко множеству “страт”. Каждая из социальных позиций, связанная с определенными правами и обязанностями, называется статусом. Человек может иметь ряд статусов, но лишь один из них - главный статус - определяет его положение в обществе. Статусы делятся на “приписанные” (аскриптивные) и “достигнутые” (приобретенные). Аскрипция означает получение статуса благодаря внешним, неконтролируемым со стороны человека характеристикам (возраст, пол, национальность). Приобретенные статусы анализируются с помощью профессиональных, экономических, политических критериев.

В доиндустриальном обществе богатство, образование, престиж и власть тесно связаны, и это приводит к накоплению неравенства и к доминированию одной социальной группы над другими. В экономически развитом обществе складывается совершенно другая модель распределения неравенства, которую определяют как систему дисперсионных (рассеянных) неравенств, а расхождение рангов одного и того же субъекта в различных социальных иерархиях представляет собой социальную декомпозицию. Осуществление такой модели разрушает неравенство, дает возможность доступа к важнейшим политическим ресурсам со стороны различных субъектов.

Переход индивида (группы) из одних общественных слоев в другие, продвижение к позициям с более (менее) высоким престижем, доходом и властью связан с процессами социальной мобильности. Если статус индивида или группы меняется на более высокий, престижный, то можно сказать, что имеет место восходящая мобильность. Однако индивид (группа) в результате жизненных катаклизмов может перейти и в низшую статусную группу - в этом случае срабатывает нисходящая мобильность. Кроме вертикальных перемещений (восходящая и нисходящая мобильность) существуют горизонтальные перемещения, которые складываются из естественной мобильности (например, переход с одной работы на другую без изменения статуса) и территориальной мобильности. Современная наука располагает показателями, позволяющими выделять разные виды социальной мобильности (межпоколенческая, внутрипоколенческая, профессиональная и др.). По степени перемещений различаются “открытые” и “за крытые” социальные группы и целые общества.

Динамика преодоления социальной дистанции, сопровождающаяся повышением статуса (т.е. восходящая мобильность), всегда связана с повышением политической напряженности. Теория “статусной перестановки” (Р. Дарендорф, С. Липсет и др.) объясняет политизацию социальных групп в условиях, когда их объективные социально-экономические характеристики не снижается, но про исходит рост статуса низших классов. Например, статусная перестановка (относительное снижение статуса традиционно влиятельных социальных групп) привела к росту фашизма в Центральной Европе в межвоенный период. Фашизм представляет собой неадекватную реакцию общества на острые кризисные процессы, разрушающие устоявшиеся социальные, экономические, политические, идеологические структуры. Чем глубже кризис, тем питательнее почва для фашизма, когда кризис не просто затрагивает, но в значительной мере потрясает социальную структуру общества, его моральные устои, нарушает ход экономических процессов, приводит к дискредитации институтов власти, вызывает у населения разочарование и ощущение ухудшения условий существования. Нисходящая мобильность часто сопровождается предубеждением против социальных, политических и этнических меньшинств.

Негативные последствия социальной мобильности усиливаются в государствах, переживающих распад моральных норм и ценностей - аномию. Термин “аномия” (фр. anomie - отсутствие закона, организации) ввел Э. Дюркгейм в работах “О разделении общественного труда” (1900) и “Самоубийство” (1912). По мнению Дюркгейма, при быстрых социально-экономических изменениях члены общества утрачивают значимость социальных норм, у них отсутствуют стандарты социального сравнения с другими людьми, позволяющие оценить свой статус и выбрать соответствующие этому статусу образцы поведения. Индивиды оказываются в неопределенном, маргинальном состоянии.

Маргиналы (лат. marginalis - находящийся на краю) - личности и группы, находящиеся за рамками характерных для данного общества основных структурных подразделений или господствующих норм и традиций. Процесс маргинализации сопровождается Утратой индивидом субъективной идентификации с определенной группой, сменой социально-психологических установок. Это вынуждает маргиналов к социальным перемещениям и в горизонтальном и в вертикальном направлениях.

Само понятие “маргинализация” связано с такими понятиями, как “переходность” и “промежуточность”. “Переход” может затянуться, и прежде, чем индивид, который как бы “зависает” социальными группами, изменит свое социальное положение, у него формируются определенные установки, обусловленные субъективной оценкой собственных возможностей. В зависимости от самооценки положения в группе индивид формирует уровень притязаний и вырабатывает соответствующую стратегию поведения. Маргинальная ситуация всегда бывает весьма напряженной и по- разному реализуется на практике. Она может быть источником неврозов, деморализации, агрессивности, индивидуальных и групповых форм протеста. Но она же бывает источником нетривиальных форм интеллектуального, художественного, религиозного творчества. В современном мире маргинальный статус стал не столько исключением, сколько нормой существования миллионов людей этому способствовали массовые миграции, урбанизация, технологические и культурные изменения.

Если индивид или группа воспринимают свой статус как относительно нормальный, удовлетворительный и стабильный, происходящее в политике может представляться им чем-то малозначительным для их собственной жизни. Если люди даже крайне бедны, но воспринимают это как должное, как предписание судьбы или как соответствие предопределенному социальному статусу, то у них не возникают чувства несправедливости и неудовлетворенности. Угроза индивидуальной или социальной стабильности, исходящая от политики властей или действий каких-то социальных сил, может резко усиливать интерес к общественно-политической действительности. Некоторые теоретики подчеркивают возрастающие чувства неравенства и разочарования в условиях, когда группы людей считают, что другие получили лучший доступ к достижениям общества.

Когда группы людей начинают задаваться вопросом о том, что они должны иметь, и ощущать разницу между тем, что есть и что могло бы быть, тогда появляется чувство относительной депривации. Один из возможных подходов к анализу относительной депривации разработан в 60-х гг. в исследовании английского социолога У. Рансимена “Относительная лишенность и социальная справедливость”. Субъективную неудовлетворенность вызывает, по терминологии автора, не абсолютная, но относительная лишенность (deprivation ), т.е. она является результатом сравнения собственного положения с образцовой ситуацией. Обычно за образец принимается ситуация референтной группы (группы соотнесения), в качестве таковой может вы ступать своя собственная группа, и тогда нынешняя ситуация сравнивается с ранее принятыми ею нормами (жизненного уровня, потребления и т.д.).

Можно различить три пути развития, которые приводят к появлению обостренного чувства относительной депривации. Суть первого состоит в том, что в результате возникновения новых идеологий, систем ценностей, политических доктрин, устанавливающих новые стандарты, лишенность становится непереносимой. При второй, противоположной, ситуации надежды остаются примерно на том же уровне, но происходит существенное падение жизненных стандартов (в результате экономического кризиса, неспособности государства обеспечить общественную безопасность, из-за поворота к диктаторскому режиму). Люди озлобляются сильнее в тех случаях, когда теряют то, что имеют, чем тогда, когда утрачивают надежду приобрести то, что еще не получил и. “Революция отобранных выгод” (так можно назвать подобную ситуацию) случается значительно чаще, чем “революция пробудившихся надежд”. Третий путь, известный как “прогрессивная депривация”, проанализирован Д. Дэвисом. Здесь сочетаются механизмы, действующие в первых двух ситуациях. Согласно Дэвису, “революция крушения прогресса” происходит тогда, когда за длительным объективным экономическим и социальным развитием следует короткий период резкого отступления. Ожидание дальнейшего удовлетворения постоянно растущих потребностей сменяется тревогой и крушением надежд, поскольку реальность все больше отдаляется от того, что предполагалось.

Особое внимание в теориях “статусной перестановки”, “аномии” и “относительных лишений” обращается на политические последствия социальных изменений, когда люди, лишившиеся старых социальных связей, но не вписавшиеся в новое социальное устройство, начинают придерживаться радикальных политических взглядов.

Довольно радикальные политические взгляды высказывают и люд и, находящиеся в ситуации статусной несовместимости. Так, Индивиды могут занимать высокое властное положение, но иметь низкий статус или доход, занимать высокое положение по экономической шкале и низкое - по шкале социального престижа и т.д. Согласно многочисленным исследованиям, когда люди занимают не совместимые социальные положения, взаимопротиворечивые статусы могут породить реакции, отличные от действия каждого из них. По мнению С. Липсета, индивид, поставленный перед выбором норм поведения, диктуемых различными аспектами занимаемых им положений на разных стратификационных шкалах, вероятнее всего, из берет нормы, соответствующие более высокому положению.

В том случае, когда по ряду существенных признаков позиции определенной группы людей близки или совпадают, то социологи говорят о “классовой кристаллизации” или формировании класса. Иногда понятие “класса” и “страты” отождествляют, хотя строго говоря под “стратой” следует понимать определенный социальный слой, выделяемый по доходу, образованию, власти и т.п.

Классовое деление есть частный случай социальной стратификации. Здесь необходимо учитывать следующие обстоятельства:

1) в истории помимо классов неравенство существовало в форме кастовой и сословной систем, в государственно-социалистических обществах функционировала слоевая система, основанная на властных отношениях;

2) в обществах классового типа значительная часть населения не входит в состав основных классов, образуя мозаику слоев;

3) помимо основных социальных групп (классов или слоев) в обществе всегда существует возрастная, этнорасовая, культурно-статусная стратификация.

Существует множество стратификационных критериев, по которым можно делить любое общество, и с каждым из них связаны особые способы воспроизводства социального неравенства. Характер социального расслоения и способ его утверждения образуют стратификационную систему. Стратификационной системой называется система регулируемого неравенства, при которой члены общества располагаются выше или ниже в соответствии с принятыми степенями различия.

В табл. 4 приводятся основные черты девяти типов стратификационных систем, которые могут использоваться для описания любого общества.



Важнейшей предпосылкой политической стабильности общества является обеспечение государством открытой индивидуальной мобильности. При политике государственной поддержки статусного роста граждан даже те, кто не сумел преодолеть социальную дистанцию, не остаются “за бортом жизни”.

Основная цель социальной политики государства - увеличение продолжительности социальной активности граждан, обеспечение каждому достойных условий существования. К числу функций социальной политики относятся социальная защита населения, регулирование численности населения, предоставление услуг, в области здравоохранения, образования, регулирование отношений, формирующих материальные основы жизнедеятельности населения (за счет решения проблем налогообложения, стимулирования процесса создания рабочих мест и т.д.). Если социальная политика способствует улучшению условий жизни, содействует согласию между социальными группами, другими социальными общностями, то она справляется с процессом регулирования социальных интересов. При таком условии в обществе укореняются демократические ценности и идеалы.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com