Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава V. Социологические основы политики

Было бы ошибочно полагать, что деятельность людей связана главным образом с удовлетворением общезначимых потребностей и именно потому они преимущественно реализуют себя в политике. В действительности абсолютное большинство индивидов занято удовлетворением самых разнообразных интересов и потребностей, в том числе индивидуальных, сферой реализации которых является повседневная жизнь. В ней действия индивидов отражают их стремления к автономии и независимости от коллективной жизни. Повседневная жизнь индивидов, ее первичные формы составляют сферу гражданского общества. Однако многообразие повседневных потребностей и первичных форм их реализации требует согласования и интеграции устремлений индивидов и социальных групп для поддержания целостности и прогресса всего общества. Равновесие
ПО
и взаимосвязь общественных, групповых и индивидуальных интересов осуществляет государство посредством управленческих функций. Следовательно, глобальное общество, т. е. всеохватывающая человеческая общность, состоит из гражданского общества и государства.
Гражданское общество и государство представляют собой социальные универсалии, идеальные типы, отражающие различные стороны и состояния жизни общества, противостоящие друг другу.

Гражданское общество составляет сферу абсолютной свободы частных лиц в отношениях друг с другом. По определению Ж-Л. Кермонна, «гражданское общество слагается из мно-
жественности межличностных отношений и социальных сил, которые объединяют составляющих данное общество мужчин и женщин без непосредственного вмешательства и помощи государства».
Гражданское общество предстает в виде социального, экономического, культурного пространства, в котором взаимодействуют свободные индивиды, реализующие частные интересы и делающие индивидуальный выбор. Напротив, государство представляет собой пространство тотально регламентированных взаимоотношений политически организованных субъектов: государственных структур и примыкающих к ним политических партий, групп давления и т. д. Гражданское общество и государство взаимодополняют друг друга. Без зрелого гражданского общества невозможно построить правовое демократическое государство, поскольку именно сознательные свободные граждане способны к рациональной организации человеческого общежития. Таким образом, если гражданское общество выступает прочным опосредующим звеном между свободным индивидом и централизованной государственной волей, то государство призвано противодействовать дезинтефации, хаосу, кризису и упадку через создание условий для реализации прав и свобод автономной личности.
1. Гражданское общество: основные интерпретации и реальное содержание
Идея фажданского общества является одной из важнейших политических идей Нового времени. Возникнув в середине XVII в. в Европе, понятие «фажданское общество» претерпело известную эволюцию, породив несколько концепций и интерпретаций. Однако оно неизменно рассматривается в противопоставлении понятию «государство».
Либеральная трактовка гражданского общества восходит ко временам Т. Гоббса и Дж. Локка. Понятие «фажданского общества» было введено ими для отражения исторического развития человеческого общества, перехода человека от природного к цивилизованному существованию. Человек в «диком», «природном» состоянии, не знающий ни цивилизации, ни государства, развивается в хаосе всеобщей взаимной вражды и непрерывных войн. Естественному, догосударственному состоянию общества противопоставляется цивилизованное, общественно-политическое, олицетворяющее порядок и фаж-данские отношения.
Естественным началом общества и жизни человека становятся не природа и необузданные природные страсти человека, а цивилизованность, т. е. исключительная способность человека сознательно объединяться с себе подобными для совместного проживания. Гражданское общество было признано условием удовлетворения базовых человеческих потребностей в пище, одежде, жилье. Гражданское общество появилось в результате процессов дифференциации и эмансипации различных сфер общественной жизни (экономической, социальной, культурной), в рамках которых происходит удовлетворение повседневных потребностей индивида.
Становление самостоятельных сфер общественной жизни отражало процессы возрастающего разнообразия деятельности индивидов и усложнения социальных отношений. Разнообразие социальных отношений было следствием становления автономной личности, не зависимой от власти и обладающей таким уровнем гражданского самосознания, который позволял ей строить свои отношения с другими индивидами разумно и целесообразно. В основе процесса кристаллизации независимого индивида, по Дж. Локку, лежит частная собственность. Она является экономической гарантией его свободы и политической самостоятельности.
Отношения между государством и гражданским обществом строились на договорной основе. По своей сущности эти отношения были цивилизованными, поскольку государство и гражданское общество вместе создавали условия для удовлетворения базовых человеческих потребностей и обеспечения жизнедеятельности индивидов. Государство охраняет неотчуждаемые права граждан и с помощью власти ограничивает природную вражду, снимает страх и тревогу за родных и близких, за свое богатство; а гражданское общество сдерживает стремление власти к господству.
Другую традицию представляет подход Г. Гегеля, который рассматривал гражданское общество как совокупность индивидов, удовлетворяющих с помощью труда свои повседневные потребности. Основой гражданского общества выступает частная собственность. Однако не гражданское общество являлось, по Г. Гегелю, движущей силой прогресса, а государство. Примат государства по отношению к гражданскому обществу был связан с тем, что, как считал Г. Гегель, основой развития всего и вся является «Мировой Дух», или «Абсолютная Идея». Гражданское общество было «инобытием» Духа-Идеи, а именно
5—893 государство олицетворяли все добродетели и было наиболее совершенным воплощением Мировой саморазвивающейся Идеи, самого могучего проявления человеческой личности, всеобщности политического, материального и духовного начал.
Государство защищало человека от случайностей, обеспечивало справедливость и реализовывало всеобщность интересов. Гражданское общество и индивид были подчинены государству, ибо именно государство интегрирует отдельные группы и индивидов в органическую целостность, задавая смысл их жизнедеятельности. Опасность существования всеобъемлющего государства состоит в том, что оно поглощает гражданское общество и не стремится гарантировать гражданам их права и свободы.
Отвергая тезис Г. Гегеля о первичности государства по отношению к гражданскому обществу, К. Маркс рассматривал последнее фундаментом глобального общества, а жизнедеятельность индивидов - решающим фактором исторического развития. Это вытекало из материалистического понимания истории, согласно которому эволюция общества является результатом эволюции материальных условий жизни. Гражданское общество представляет собой совокупность материальных отношений индивидов. К. Маркс рассматривал гражданское общество как общественную организацию, развивающуюся непосредственно из производства и обращения. Совокупность экономических, производственных отношений индивидов (т. е. отношения, в которые вступают индивиды между собой в процессе производства) и соответствующих им производительных сил (средства производства и рабочая сила) составляют базис. Экономический базис обусловливает надстройку: политические институты (в том числе и государство), право, мораль, религию, искусство и т. д. Государство и политика является отражением производственных отношений.
Следуя тезису о зависимости надстройки от базиса, К. Маркс считал государство инструментом политического господства класса, обладающего средствами производства. Следовательно, буржуазное государство является, по К. Марксу, механизмом реализации и защиты интересов экономически господствующего класса-собственника, включающего промышленников, предпринимателей, финансистов, землевладельцев. В таком государстве гражданами оказываются лишь имущие классы и социальные группы. Не случайно слова «буржуа» и «гражданин» в немецком языке выступают как синонимы.
Буржуазное государство, реализуя волю экономически господствующего класса, препятствует свободному развитию автономных индивидов, поглощает или чрезмерно регулирует гражданское общество. Следовательно, взаимоотношения между государством и гражданским обществом не являются равными и договорными.
Зависимость государственной власти от правящего класса заметно расширяет политические функции государства. Включение в политическую жизнь (благодаря расширению избирательного и иных гражданских прав) определенной части гражданского общества в лице классов и их организаций раздвигает рамки политики. Она уже не сводится к деятельности государства, в нее включаются политические партии, заинтересованные группы, представляющие интересы гражданского общества.
Возможность преодоления разрыва между гражданским обществом и государством в условиях капитализма К. Маркс видел в создании нового типа общества - коммунистического общества без государства, где индивидуально-личностные начала полностью растворятся в коллективном. «Ни одно из так называемых прав человека, - замечал К. Маркс по поводу положения личности в буржуазном обществе, - не выходит за пределы эгоистического человека, человека как члена гражданского общества, т. е. как индивида, замкнувшегося в себе, в свой частный интерес и частный произвол и обособившегося от общественного целого».
При коммунизме, рассматриваемом как «царство свободы», где, по мнению К. Маркса, «никто не ограничен исключительным кругом деятельности, а каждый может совершенствовать себя в любой деятельности», проблема противостояния государства и гражданского общества теряет всякий смысл. «Государство, - подчеркивал Ф. Энгельс, - есть лишь преходящее учреждение, которым приходится пользоваться в борьбе, в революции... а когда становится возможным говорить о свободе, тогда государство как таковое перестает существовать». Социалистическая революция, по их мнению, должна уничтожить буржуазное государство, а диктатура пролетариата создает предпосылки для отмирания государства вообще и установления самоуправления народа во всех сферах жизни.
Однако К. Маркс не учел того обстоятельства, что концентрация в руках пролетарского государства политической и экономической власти лишает автономии гражданское общество. Ведь гражданское общество может быть автономным и
создавать естественную среду для осуществления повседневных интересов граждан лишь в том случае, если политика отделена от экономических отношений. Надежды К. Маркса на то, что пролетарское государство создаст условия для развития ассоциаций свободных граждан, оказались несбыточными. На практике социалистическое государство подчинило себе общественную собственность и лишило гражданское общество его экономической основы. На базе государственной собственности возник новый политический класс - партийная номенклатура, который не был заинтересован в формировании автономной и свободной личности, а следовательно, и зрелого гражданского общества.
Анализируя последствия реализации марксистской доктрины в России, приведшей к установлению тоталитарного режима и уничтожения ростков гражданского общества, А. Грамши отстаивал идею гегемонии гражданского общества. Под последним он понимал все, что не является государством. В условиях зрелого гражданского общества, каковым оно было на Западе, процесс социального переустройства следует начинать не с политической революции, а с достижения гегемонии передовыми силами внутри гражданского общества. Это утверждение А. Грамши вытекает из его определения самостоятельной роли надстройки как существенного фактора исторического развития.
Рассматривая процесс формирования гражданского общества на Западе, А. Грамши обратил внимание на большое значение идеологии и культуры в утверждении политического господства буржуазии. Установив интеллектуальное и моральное господство над обществом, она заставила другие классы и группы принять свои ценности и идеологию. Особое значение в надстройке, по А Грамши, принадлежит гражданскому обществу, которое тесно связано с идеологией (наукой, искусством, религией, правом) и институтами, создающими и распространяющими ее (политическими партиями, церковью, средствами массовой информации, школой и т. д.). Гражданское общество, как и государство, служит господствующему классу в упрочении его власти.
Взаимоотношения государства и гражданского общества зависят от зрелости последнего: если гражданское общество расплывчато и примитивно, то государство является его «внешней формой». Государство может уничтожить гражданское общество и выступить единственным инструментом власти. И лишь в условиях зрелого гражданского общества, как на Запа-
де, его отношения с государством имеют сбалансированный характер. В последнем случае, согласно А. Грамши, под государством надо понимать «частный аппарат» «гегемонии» гражданского общества.
Следовательно, анализ концепций гражданского общества позволяет сделать ряд выводов.
Во-первых, долгое время в политической науке понятия «государство» и «гражданское общество» не различались, использовались как синонимы. Однако начиная с середины XVII в. процессы дифференциации различных сфер общества, освобождения их из-под всеохватывающей государственной власти, обособления автономного и независимого индивида с неотъемлемыми правами и свободами актуализировали поиск сбалансированного представительства двух тенденций в историческом развитии: с одной стороны, стремления индивида к автономии и свободе и, как следствие, нарастания спонтанности и стихийности в социальном развитии, что в политической науке отразило понятие «гражданское общество», а с другой стороны, потребности в упорядочении, целостности, нейтрализации конфликтов в постоянно усложняющихся социальных взаимодействиях, что отразило понятие «государство». Чаще всего государство и гражданское общество противопоставлялись друг другу.
Во-вторых, гражданское общество (в основе своей буржуазное) приходит на смену традиционному, феодальному обществу. В западной политической науке при всех вариациях доминируют две интерпретации гражданского общества. Первая рассматривает гражданское общество как социальную универсалию, обозначающую пространство межличностных отношений, противостоящих государству в любой его форме. Как сфера реализации повседневных потребностей индивидов гражданское общество включает весь исторический комплекс взаимодействий частных лиц друг с другом.
Во второй интерпретации гражданское общество предстает как феномен западной культуры, как конкретно-историческая форма существования западной цивилизации. Особенностью западной культуры является удивительная адаптивность к меняющимся условиям и повышенная выживаемость в инокуль-турном окружении. Уникальность цивилизации обусловлена балансом трех сил: раздельных институтов власти, гражданского общества и автономной личности. В качестве основания для сбалансированного взаимодействия этих сил была призна-
на идея прогресса, выраженная в направленности сознания на постоянное совершенствование человека, гражданского общества и государства.
Преемственность и поступательность развития гражданского общества на Западе была заложена еще полисной организацией. Полис представлял собой сообщество свободных собственников и производителей и выступал как реальное единство политической структуры и гражданского общества. Полисная форма общественного и государственного устройства в нерасчлененном виде содержала все компоненты западной цивилизации, в том числе и гражданское общество. Так, ядром будущего гражданского общества послужило сообщество свободных собственников.
Экономический суверенитет граждан полиса обеспечивался институтом частной собственности. Политический суверенитет предполагал возможность и обязанность граждан участвовать в решении государственных дел. Экономический и политический суверенитеты общины свободных собственников над соответствующими территориями провозглашались и закреплялись письменными конституциями, которые вводили равенство граждан перед законом. Направленность сознания свободных собственников на свое собственное совершенствование, а также общества и структур власти обусловливалась влиянием двух моральных максим: а) труд является дорогой к богатству и славе; б) самоутверждение возможно в соревновании с равными себе.
Таким образом, гражданское самосознание формировалось в условиях определенной социокультурной среды. Демократическая ориентация граждан, выражавшаяся в ценностях свободы, собственности и трудолюбия, уравновешивалась аристократической тенденцией, проявлявшейся в жажде самоутверждения индивида и наличия атмосферы состязательности. Дух свободы и равноправия в гражданском самосознании органично уживался со стремлением к постоянному совершенствованию и законопослушанием.
В условиях доминирования идеалов свободной личности власть имела иные, чем, например, на Востоке, основания формирования и функционирования. Отношения между властью и свободными собственниками были основаны не на экономическом принуждении или господстве, а на авторитете, моральном лидерстве правителей, взаимном уважении власти и граждан. Подчинение власти со стороны граждан полиса
its
означало признание ее заслуг. Отсутствие у власти стремления к абсолютному господству было связано с уважением достоинства личности и ее права на свободу выбора.
Естественно, что полис представлял собой достаточно ограниченное социальное пространство потенциального гражданского общества. Однако по мере цивилизованного развития это пространство расширялось, включая в орбиту гражданского общества новые социальные группы - малоимущих и неимущих. Бели раб был совершенно бесправен, то крепостной крестьянин имел право на жизнь, а пролетарий стал гражданином государства с широкими правами и обязанностями.
В-третьих, современная политологическая интерпретация рассматривает гражданское общество как сложную и многоуровневую систему невластных связей и структур. Граждвяское вещество включает всю совокупность межличностных отношений, которые развиваются вне рамок и без вмешательства государства, а также разветвленную систему не зависимых от государства общественных институтов, реализующих повседневные индивидуальные и коллективные потребности. Поскольку повседневные интересы граждан неравнозначны, постольку и сферы гражданского общества имеют определенную соподчинен-ность, которую условно можно выразить следующим образом: базовые человеческие потребности в пище, одежде, жилье и т. д. удовлетворяют производственные отношения, составляющие первый уровень межличностных взаимосвязей. Они реализуются через такие общественные институты, как профессиональные, потребительские и иные объединения и ассоциации.
Потребности в продолжении рода, здоровье, воспитании детей, духовном совершенствовании и вере, информации, общении, сексе и т. д. реализует комплекс социокультурных отношений, включающих религиозные, семейно-брачные, этнические и иные взаимодействия. Они образуют второй уровень межличностных взаимосвязей и протекают в рамках таких институтов, как семья, церковь, образовательные и научные учреждения, творческие союзы, спортивные общества.
Наконец, третий, высший уровень межличностных отношений составляют потребности в политическом участии, что связано с индивидуальным выбором на основе политических предпочтений и ценностных ориентации. Этот уровень предполагает сформированность у индивида конкретных политических позиций. Политические предпочтения индивидов и групп реализуются с помощью групп интересов, политических партий, движений.
создавать естественную среду для осуществления повседневных интересов граждан лишь в том случае, если политика отделена от экономических отношений. Надежды К. Маркса на то, что пролетарское государство создаст условия для развития ассоциаций свободных граждан, оказались несбыточными. На практике социалистическое государство подчинило себе общественную собственность и лишило гражданское общество его экономической основы. На базе государственной собственности возник новый политический класс - партийная номенклатура, который не был заинтересован в формировании автономной и свободной личности, а следовательно, и зрелого гражданского общества.
Анализируя последствия реализации марксистской доктрины в России, приведшей к установлению тоталитарного режима и уничтожения ростков гражданского общества, А. Грамши отстаивал идею гегемонии гражданского общества. Под последним он понимал все, что не является государством. В условиях зрелого гражданского общества, каковым оно было на Западе, процесс социального переустройства следует начинать не с политической революции, а с достижения гегемонии передовыми силами внутри гражданского общества. Это утверждение А. Грамши вытекает из его определения самостоятельной роли надстройки как существенного фактора исторического развития.
Рассматривая процесс формирования гражданского общества на Западе, А. Грамши обратил внимание на большое значение идеологии и культуры в утверждении политического господства буржуазии. Установив интеллектуальное и моральное господство над обществом, она заставила другие классы и группы принять свои ценности и идеологию. Особое значение в надстройке, по А. Грамши, принадлежит гражданскому обществу, которое тесно связано с идеологией (наукой, искусством, религией, правом) и институтами, создающими и распространяющими ее (политическими партиями, церковью, средствами массовой информации, школой и т. д.). Гражданское общество, как и государство, служит господствующему классу в упрочении его власти.
Взаимоотношения государства и гражданского общества зависят от зрелости последнего: если гражданское общество расплывчато и примитивно, то государство является его «внешней формой». Государство может уничтожить гражданское общество и выступить единственным инструментом власти. И лишь в условиях зрелого гражданского общества, как на Запа-
представительства и королевской властью по поводу их политической роли и объемов полномочий, разрешался установлением конституционно-правовых принципов их взаимоотношений. Эта борьба была отражением продолжавшегося поиска конкретных политико-организационных форм обеспечения стабильного и умеренного правления, при котором распределение политической власти в обществе было бы сбалансированным.
Переход от абсолютистско-монархического правления к демократии начинался, как правило, с подчинения государства и гражданского общества правовым нормам, с введения принципа разделения властей, составляющих единую систему конституционализма. Конституционализм, как политико-правовой принцип, имеет различное толкование в силу, вероятно, его длительной эволюции. Согласно классическому правовому определению, конституционализм, как и парламентаризм, и абсолютизм, представляет собой конкретную форму правления. Абсолютизм - форма государства, в котором вся полнота власти сосредоточена у монарха. В этом смысле конституционализм противостоит абсолютизму как форма правового государства, в котором отношения между государством и гражданским обществом регламентированы правовыми нормами.
Характер отношений между народным представительством (парламентом) и правительством (исполнительной властью) зависит от доминирования в механизме власти либо принципа парламентаризма, либо принципа конституционализма. Парламентаризм означает зависимость правительства от решений парламента. Конституционализм предполагает независимость правительства от воли парламента. Примером такого распределения власти может служить система министерского правления в рамках конституционной монархии. В этом случае за проведение конкретного направления политики несет ответственность министр, назначаемый монархом и ответственный перед ним. Формально-правовая сторона конституционализма означает наличие в обществе основного закона государства (конституции), определяющего народное представительство, разделение и объемы полномочий различных ветвей власти и гарантии прав граждан.
Однако использование системы конституционализма зависит от соотношения политических сил на момент ее введения. Доминирующие политические силы могут через принцип конституционализма и парламентаризма легитимизировать, например, сословные принципы организации общества, реали-
зовывать реакционные цели. Так, традиционалистские силы в Великобритании в XVM - XIX вв. в лице земельной олигархии обеспечили себе контроль над парламентом, местным и областным управлением с помощью цензовой системы выборов. Правда, впоследствии в результате парламентских реформ 1832, 1867 и 1884 годов она была отменена.
По способу возникновения, определяемому соотношением политических сил (прогрессивных и традиционалистских, реакционных), конституционализм может иметь договорной характер, т. е. быть результатом взаимного согласия общества и государства, или октроированный, т. е. «спускаться» сверху государством. Во втором случае монарх «дарует» обществу конституцию, сознательно ограничивая собственные полномочия, отказываясь от них в пользу правительства и парламента.
Договорный конституционализм преобладал в странах классической, хаотической модернизации, где процессы формирования гражданского общества и правового государства шли параллельно и постепенно. Эти процессы имели экономические, социальные и культурные предпосылки и естественным образом сформировали социальную структуру гражданского общества в лице среднего класса (мелких торговцев, предпринимателей, ремесленников, фермеров, лиц свободных профессий и т. д.), обеспечили экономическое господство буржуазии. Затем экономическое господство буржуазии через революцию было дополнено политическим - переходом в ее руки власти. В процессе модернизации государство и гражданское общество тесно взаимодействуют.
Октроированный конституционализм характерен для стран запаздывающей модернизации, в которых отсутствуют некоторые предпосылки (экономические, социальные, культурные, правовые) перехода от традиционного к гражданскому обществу. Так, отсутствие зрелого среднего класса приводит к тому, что реформы может проводить часть либеральной буржуазии в союзе с просвещенной бюрократией и с использованием институтов государства. Догоняющий тип развития таких стран требует интенсификации процесса преобразований, использования авторитарных методов модернизации. Это приводит к постоянным конфликтам между государством и гражданским обществом.
Выбор конкретных политических форм перехода от абсолютизма к демократии, во время которого изменялось соотношение государства и гражданского общества, кроме истори-
ческих, национальных особенностей был обусловлен борьбой трех политических сил: королевской власти, народного представительства (парламента) и правительственной бюрократии. Зрелость гражданского общества, выражавшаяся в наличии разветвленной партийной системы, способной выражать интересы граждан в парламенте, ограничивала власть монарха. Однако процесс рационализации управленческой деятельности заметно усилил роль бюрократии. Практически к ней переходила вся исполнительная власть, а монарх лишь формально оставался ее вершиной.
Исходя из этого, распределение полномочий между тремя политическими силами определял выбор той политической формы правления, которая должна была прийти на смену абсолютизму. Естественно, что длительный период абсолютист-ско-монархического правления сформировал политические традиции, которые влияли на выбор политической организации. Не случайно политическая модернизация абсолютистских режимов в большинстве западных стран, за исключением США, породила смешанную форму - конституционную монархию. Однако удельный вес и объемы политического доминирования в механизмах власти короля, парламента и правительственной бюрократии различны. Они определялись характером политической коалиции, которую предпочитали эти силы. Направленность интересов участников коалиции определял тип режима.
Первый тип режима в рамках конституционной монархии -парламентскую монархию - дала английская революция. Она стала результатом коалиции всесильного парламента и безвластного монарха. Англия первой реализовала классический вариант политической системы конституционализма. Ее смысл состоял в переходе реальной власти от монарха к правительству и премьеру, полностью зависимых от парламента. Особенностью британского конституционализма является отсутствие писаной конституции и наличие особых средств регулирования отношений законодательной и исполнительной власти средствами обычно-правовых прецедентов.
Большинство стран Западной Европы пыталось перенести английский вариант в свои общества. Однако наличие двух противоборствующих политических потоков - республиканско-демократического, стремившегося к установлению принципа народного суверенитета, и абсолютистско-монархического, предпочитавшего сохранение в полном объеме королевской

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com