Перечень учебников

Учебники онлайн

1. Теория элиты макиавеллистской школы

Идеи о правомерности деления общества на меньшинство, господствующее над остальным населением, высказывались еще в древности. Конфуций, например, делил общество на «благородных мужей» (правящую элиту) и «низких людей» (простолюдинов) на основании их отношения аморальным заповедям. Если первые следуют долгу и закону, то вторые думают о л-ом, как бы получше устроиться и получить выгоду. Первые требовательны к себе, вторые - к людям. Соблюдение моральных норм дает право на управление. Образ правящей элиты Конфуций раскрывал через социальные качества ее представителей: «Благородный муж в доброте не расточителен; принуждая к труду, не вызывает гнева; в желаниях не алчен; в величии не горд; вызывая почтение, не жесток».
Иное основание деления общества на правящее меньшинство и подчиняющееся большинство находим у Платона, который связывал политическое неравенство с качеством души, присущим тем или иным группам населения. Разумной части души, добродетель которой заключается в мудрости, соответ-
ствует сословие правителей-философов (это и есть элита); яростной части, добродетель которой проявляется в мужестве, - сословие воинов; низменной, вожделеющей части души, погрязшей в наслаждениях и утехах, соответствует сословие земледельцев и ремесленников.
Мудрым (т. е. философам) должна повиноваться худшая часть государства. Более того, Платон разработал систему формирования правящей элиты: отбор в элиту, воспитание и образование потенциальных кандидатов. Однако эти и другие идеи о неизбежности деления общества на управляющих и управляемых не имели серьезного социологического обоснования и строились, скорее, на различного рода моральных, религиозных, философских допущениях, чем на анализе реальностей политической жизни.
Создателями концепции элиты, основанной на наблюдении за реальным политическим поведением и взаимодействиями субъектов политики, были теоретики итальянской школы политической социологии Г. Моска, В. Парето, Р. Михельс, Ж. Сорель. Эту школу называют макиавеллистской, поскольку именно Н. Макиавелли, вычленив политику как самостоятельную сферу общества, стал рассматривать ее не как область должного и воображаемого, а как политическую реальность, как практику. Наблюдения за фактами политической жизни выявили то общее, что свойственно данной концепции элиты: рассмотрение элиты как сплоченной группы, обладающей исключительными качествами и осознающей свое превосходство над всеми остальными. Правда, понимание ресурсов политического господства меньшинства над большинством населения у названных представителей итальянской школы различно.
Профессор, депутат, сенатор Г. Моска (1854 - 1941) изложил свою теорию элиты в работах «Основы политической науки» (1896 - 1923) и «История политических доктрин» (1933). Идею о «правящем классе» Г. Моска выдвинул еще в «Основах политической науки». «Во всех обществах, начиная с самых среднеразвитых и едва достигших зачатков цивилизации и кончая просвещенными и мощными, - писал он, - существует два класса лиц: класс управляющих и класс управляемых. Первый, всегда немногочисленный, осуществляет все политические функции, монополизирует власть и пользуется присущими ему преимуществами, в то время как второй, более многочисленный, управляется и регулируется первым более или менее законным образом или же более или менее произ-
вольно и насильственно, и поставляет ему... материальные средства поддержки, необходимые для жизнеспособности политического организма».
Власть не могут осуществлять ни один человек, ни все граждане сразу. Как считал Г. Моска, «политическое руководство в самом широком смысле слова, включающее... административное, военное, религиозное, экономическое и моральное руководство, осуществляется особым, т. е. организованным меньшинством». Прежде всего, меньшинство управляет большинством потому, что оно организовано. Кроме того, правящее меньшинство отличается от масс присущими ему особыми качествами.
Следует отметить, что для обозначения элиты Г. Моска использовал такие определения, как «политический класс», «господствующий класс», «руководящий класс или класс политический», «высшие классы».
Анализ «политического класса» Г. Моска осуществлял на основе организационного подхода. Групповая сплоченность и единомыслие, свойственные политическому классу, достигаются благодаря наличию у него организации, структуры. Именно они позволяют правящему классу сохранять власть. Г. Моска заметил, что «господство организованного меньшинства, повинующегося единому порыву, над неорганизованным большинством неизбежно... Эти согласованно и единообразно действующие люди победят тысячу человек, между которыми нет согласия».
Развитие любого общества, независимо от способа социальной и политической организации, направляется руководящим классом. Сам правящий класс неоднороден, он состоит из двух слоев: очень малочисленной группы «высшего начальства» (что-то вроде «сверхэлиты» внутри элиты) и гораздо более многочисленной группы «начальников среднего звена».
Доступ в политический класс предполагает наличие у индивидов особых качеств и способностей. «Правящие меньшинства, - писал Г. Моска, - образуются так, что индивиды, из которых они составляются, отличаются от масс некоторыми качествами, дающими им определенное материальное, интеллектуальное или даже моральное превосходство; другими словами, они должны иметь какие-то необходимые качества, которые чрезвычайно ценятся и придают вес в том обществе, в котором они живут». Очевидно, эти качества могут изменяться в процессе эволюции человеческого общества. Так, в прими-
тивных обществах высоко ценилась военная доблесть. По мере развития цивилизации преобладающим качеством становится обладание богатством. Г. Моска называл три качества, открывающих доступ в политический класс: военную доблесть, богатство, священство, с которыми связаны три формы аристократии - военная, финансовая и церковная. Меньшее значение, в силу незрелости цивилизации в целом, Г. Моска придает научным знаниям, умению их практически применять.
Однако доминирующим критерием для отбора в политический класс является способность управлять, предполагающая знание национального характера и ментальное™ народа, и особенно опыт управления. Как развивающийся организм, политический класс нуждается в собственном обновлении, чтобы соответствовать новым требованиям времени. Г. Моска указывал на три способа обновления правящей элиты: наследование, выбор и кооптацию.
Он отмечал две тенденции в развитии правящего класса: с одной стороны, стремление его представителей сделать свои функции и привилегии наследственными, а с другой - стремление новых сил сменить старые. Если преобладает первая тенденция (аристократическая), то правящий класс становится закрытым, у общества сокращаются способности к развитию, оно стагнирует. Если доминирует вторая тенденция (демократическая), то доступ в правящий класс не вызывает затруднений и происходит его быстрое обновление. Но в таком случае возникает опасность нарастания нестабильности, политических кризисов. Поэтому Г. Моска отдавал предпочтение тому типу общества, которому свойственно известное равновесие между этими двумя тенденциями. Необходима определенная стабильность правящего класса, чтобы проникновение в него новых элементов не происходило слишком быстро и не было значительным по своей численности. Относительно кооптации (волевого введения новых членов в правящий класс) Г. Моска говорил мало, хотя и считал ее социально полезным методом.
Эффективность выполнения властных функций правящим классом во многом зависит от его организации, т. е. от характера законодательных мер и политико-организационных процедур, с помощью которых реализуется власть и поддерживается групповая сплоченность. В зависимости от принципа передачи политической власти Г. Моска выделял два типа политического управления: автократический и либеральный. В первом случае власть передается сверху вниз, а во втором -
власть делегируется снизу вверх. Однако Г. Моска отмечал возможность и сочетания двух типов политической организации в представительных правлениях, когда высшее должностное лицо избирается всеобщим голосованием, а затем оно назначает членов правительства. Примером подобной практики являются США, где президент избирается всеобщим голосованием, а затем он формирует правительство.
Следует отметить, что теория руководящего класса, которую разработал Г. Моска, выходит далеко за рамки собственно политических проблем, поскольку согласно этой теории вся история человеческого общества есть не что иное, как процесс, сознательно руководимый элитами.
Прагматическая ориентация свойственна и работам В. Парето (1848 - 1923). «История человечества, - замечал он, - это история постоянной смены элит; одни возвышаются, другие приходят в упадок». Теорию элит В. Парето изложил в «Трактате всеобщей социологии». В контексте теории элиты он пытался выявить факторы и предпосылки динамического равновесия общества и значение в этом процессе политической власти, мотивов политического поведения.
Обоснование роли элиты В. Парето выводил из концепции социального равновесия, к которому стремится общество как система. Состояние равновесия обеспечивается взаимодействием множества сил, названных В. Парето элементами. Из четырех групп элементов (экономических, социальных, политических, интеллектуальных) особое внимание он уделял мотивации человеческой деятельности.
Главными мотивами человеческой деятельности и движущими силами истории являются психологические стимулы, которые он назвал «резидуа» (от итал. residua - остатки). Они сводятся к биологическим инстинктам, к нелогичным, иррациональным чувствам, эмоциям и представляют собой вечные и неизменные основы деятельности человека, отражающие его индивидуальность. В обществе психологические стимулы облекаются в произвольно или сознательно выбираемые формы объяснения нелогичного поведения, которые В. Парето обозначил термином «деривации» (т. е. доктринальные и теоретические утверждения в политическом, социальном или религиозном контексте). Следовательно, социальное равновесие и форма общества являются результатом совокупного взаимодействия человеческих чувств, выражаемых в «резидуа». Именно поэтому политика, по В. Парето, есть в значительной мере функция психологии.
Используя психологический подход в анализе общества и политики, В. Парето объяснял многообразие социальных интересов и статусов психологическим неравенством индивидов. «Человеческое общество неоднородно, - замечал В. Парето, -и индивиды различаются физически, морально и интеллектуально». Совокупность групп индивидов, которые действуют с высокими показателями в любой области, получает наименование элиты. Следовательно, В. Парето определял элиту по ее врожденным психологическим свойствам: она состоит из тех, кто демонстрирует выдающиеся качества или доказал наивысшие способности в своей сфере деятельности. «Главная идея термина «элита», - подчеркивал В. Парето, - превосходство... В широком смысле я понимаю под элитой сообщество таких людей, которые свойствами ума, характера, ловкостью, самыми разнообразными способностями обладают в высшей степени». Он даже разработал критерии принадлежности к элите, предложив для каждой сферы человеческой деятельности систему индексов (баллов), характеризующих способности отдельных индивидов. Тому, кто сумел приобрести миллион (честно или нечестно), выставляется 10 баллов; добившемуся состояния в несколько тысяч лир - 6; тому, кто едва не умер от голода, - 1, а попавшему в дом призрения нищих - 0.
«Избранный класс» (а это в переводе и означает «элита») неоднороден. Элита разделяется на две части: «-правящую элиту» и «неправящую». Иногда используются термины «господствующая группа» в рамках «правящей элиты», которая фактически владеет властью, и «низшая страта», из которой исключаются все элитарные группы. «Высшая страта» - это индивиды, непосредственно и эффективно участвующие в управлении, а к «неправящей элите» относятся те, кто не участвует в принятии управленческих решений.
Управляющий, относительно малочисленный класс может удерживаться у власти частично силой, а частично благодаря согласию со стороны большей части подчиненного класса. Различия, по существу, заключаются в пропорциях силы и согласия. Ресурс согласия основывается на умении правящего класса убедить массы в собственной правоте. Вероятность согласия зависит от способности элиты искусно владеть методами манипулирования чувствами и эмоциями. Как заметил В. Парето, «политика правительства тем эффективнее, чем успешнее оно использует эмоции». Однако умения убеждать подчас оказывается недостаточным для сохранения власти.
Значит, элита должна уметь вовремя применить силу. В противном случае вместо нее придет новая элита, которая сможет это сделать.
Элиты имеют тенденцию к упадку, а неэлиты способны к производству потенциально элитарных элементов. Это обусловлено тем, что принадлежность к элите необязательно наследуется: дети могут не обладать всеми выдающимися качествами своих родителей. Постоянно идет процесс замены старых элит новыми, которые по происхождению являются выходцами из низших слоев общества.
Необходимость подобных изменений обусловлена тем, что прежние элиты «теряют свою энергию, происходит уменьшение пропорций резидуа, дававших им возможность завоевать власть и удержать ее». Следовательно, пояснял В. Парето, все социальные преобразования определяются «циркуляцией элит», т. е. системой «обмена» людьми между двумя группами - элитой и остальным населением. «Этот феномен новых элит, - подчеркивал В. Парето, - которые в силу непрестанной циркуляции поднимаются из низших слоев общества в высшие слои, всесторонне раскрываются, затем приходят в упадок, исчезают и рассеиваются, есть один из главных феноменов истории, и его необходимо учитывать, чтобы понять основные социальные движения».
Непрерывная циркуляция элит способствует равновесию социальной системы в той мере, в какой она обеспечивает приток «лучших», «достойных». Кроме того, циркуляция элит влечет за собой циркуляцию идей. Однако это происходит тогда, когда правящий класс открыт и понимает необходимость постоянной циркуляции. Тогда же, когда элита полностью замкнута и превратилась в касту, она утрачивает способность управлять и прибегает к насилию, чтобы сохранить власть. Отсутствие обновления и притока новых сил порождает недовольство элитой внутри общества. Тогда смена элиты осуществляется с помощью революции. Она нарушает социальное равновесие существующей системы и формирует иную конфигурацию социальных сил. Происходит радикальная смена элит. Так, революция конца ХУШ в. во Франции была следствием нежелания правящего класса обеспечить циркуляцию элит за счет лучших представителей «третьего сословия», которому доступ к власти был закрыт.
Иную систему доказательства неизбежности деления общества на правящее меньшинство и пассивное большинство
предлагал Р. Михельс (1876 - 1936), ставший одним из идео-яогов фашизма и другом Муссолини. Он пытался доказать невозможность осуществления принципов демократии в западных странах в силу имманентных характеристик политических организаций данных обществ и «олигархических тенденций» в массовых политических организациях - партиях, профсоюзах. Его главная работа, в которой рассматривается кризис парламентской демократии и обосновывается правомерность эли-тизма - «Политические партии. Очерк об олигархических тенденциях демократии» (1911).
Причины политической стратификации и невозможности демократии Р. Михельс объяснял тремя тенденциями, которые препятствуют ее осуществлению. Они заложены в сущности человека, особенностях политической борьбы и в специфике развития организаций. Именно эти тенденции, по Р. Михельсу, способствуют тому, что демократия ведет к олигархии, превращается в олигархию.
Феномен олигархии, согласно Р. Михельсу, «объясняется частично психологически (психология масс и психология организаций), частично органически (законы структур организаций)», причем главную роль играют факторы первой группы. Поведение «господствующего класса» в условиях демократии во многом обусловливается воздействием «массы» на политический процесс. Понятие «массы» у Р. Михельса имеет психологическое содержание и интерпретируется как совокупность психических свойств массового обывателя: политической индифферентности, некомпетентности, потребности в руководстве, чувстве благодарности вождям, потребности в почитании лидеров и др. Обладающие такими качествами «массы» неспособны сами организоваться и самостоятельно управлять делами общества.
Среди групп, претендующих на власть в рамках парламентской демократии, наиболее эффективными оказываются те, которые способны обеспечить поддержку своим целям со стороны организованных «масс». Однако сам «принцип организации», являющийся необходимым условием руководства «массами», приводит к возникновению иерархии власти. Руководство организацией предполагает наличие профессионально подготовленных для этого людей, из которых формируется аппарат. Он придает устойчивость организации, но одновременно вызывает перерождение организованной «массы», совершенно меняя местами лидеров и «массу».
Организация делит любую партию или профсоюз на руководящее меньшинство и руководимое большинство. Складывающееся «профессиональное руководство», заставляющее низы признать себя, все больше отрывается от «масс». Во всех организациях лидеры имеют тенденцию противостоять рядовым членам, образуя более или менее закрытый внутренний круг, узурпирующий власть. Суверенитет масс оказывается иллюзорным. Так действует «железный закон олигархии».
Олигархическая структура власти основана не только на стремлении вождей к своему увековечиванию во власти и укреплению собственного авторитета, но главным образом на инертности масс, готовых довериться немногим специалистам-профессионалам, и на технических свойствах политической организации.
Сама политическая элита является продуктом национальной психики: «элитарный характер нации» стремится к воплощению в господствующих группах. В структуре «господствующего класса» Р. Михельс выделил три самостоятельных элемента, взаимодействие которых обусловлено потребностями осуществления господства, - политический, экономический и интеллектуальный. Каждый раз, в определенных исторических условиях реальная власть претворяется «политико-экономическим», «политико-интеллектуальным» или «волевым политическим классом». Кризис институтов парламентской демократии в Италии и Германии в 20-х годах выдвинул на первые роли «волевой политический класс». Воплощением идеала «волевого класса», по мнению Р. Михельса, был итальянский фашизм во главе с Б. Муссолини. Впоследствии Р. Михельс стал апологетом фашистских режимов Италии и Германии.
Таким образом, итальянская школа политической социологии внесла значительный вклад в развитие не только политической науки, но и других областей обществознания (философии,'истории, социологии, правоведения, социальной психологии и др.). В дальнейшем концепция элйтизма нашла и новых своих сторонников, и критиков. Противники идеи элйтизма указывали на несовместимость ее с идеями демократии и самоуправления, критиковали за игнорирование самостоятельной роли личности в политике, способности масс влиять на власть, за излишний психологизм в интерпретации мотивов политического поведения и оснований политического неравенства в обществе. Однако последователи концепции элйтизма углубляли и развивали сформулированные классиками теории, основные положения в новых социальных условиях.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com