Перечень учебников

Учебники онлайн

1. Вместо предисловия, или о различных позициях по отношению к российской модернизации

После публикации 11 сентября 2009 г. в ведущих центральных газетах статьи президента России Дмитрия Медведева «Россия, вперед!» и после обнародования 12 ноября того же года его Послания Федеральному Собранию Российской Федерации, в печати было опубликовано огромное количество материалов различного содержания и тональности. Большинство авторов одобряет не только саму идею системной модернизации России, но и те задачи, которые для этого надо решить.

Немало авторов, однако, весьма скептически относится как к самой идее модернизации, так и к возможности осуществить ее в современной России. Для примера сошлюсь на две-три декабрьские (2009 г.) публикации из этой серии. Начну со статьи известного публициста и философа А.С. Ципко «Можно ли модернизировать хромую лошадь?», опубликованной в «Независимой газете» 16 декабря 2009 г. под рубрикой «карт-бланш». «Пока у нас нет самого главного для какой-либо модернизации, – считает Ципко, – не только способности и потребности к самосовершенствованию, о чем все время говорит Дмитрий Медведев, но и элементарной самодисциплины, самоконтроля, без которых человек не может жить и работать в условиях техногенной цивилизации».

По убеждению Ципко, российская элита, «у которой все самое главное в жизни – и сам, и дети, и деньги – там, за границей», тоже ничего не может сделать для модернизации страны. «Самое страшное и самое трагическое, – пишет он, – состоит в том, что на самом деле у нас нет субъекта перемен, нет ни узкой, ни массовой политической силы, которая бы всерьез стремилась к облагораживанию нашей убогой российской жизни. Многочисленные тексты, посвященные рассуждениям о грядущей модернизации, – это на самом деле не всерьез, это дымовая завеса: или для проявления лидеру «модернизационного меньшинства», или для прикрытия уже начавшейся борьбы за президентство 2012 года. Но на самом деле нет ни у кого ни сил, ни желания вылечить нашу хромую лошадь и наконец-то поставить ее на ноги. Даже так называемые модернизаторы на самом деле не хотят ни демократии, ни подлинно свободных альтернативных выборов. Они на самом деле хотят, чтобы именно их кумир, их лидер приобрел решающие высоты накануне решающей схватки за власть. Грустно, но у нас в России, к сожалению, по-другому, по светлому и радостному бывает очень редко».

Для полноты картины к приведенным цитатам Ципко добавлю еще одну, также имеющую принципиальное значение. «Рискну утверждать, – пишет он, – что так называемое «путинское консервативное большинство», которое действительно боится перемен, обладает куда большим здравым смыслом, более развитым инстинктом самосохранения, чем идеологи «модернизационного меньшинства».

Другим достаточно скептически настроенным по отношению к нынешней российской модернизации является член-корреспондент РАН К.И. Микульский. В пространной концептуальной статье «Шанс на обновление», опубликованной в той же «Независимой газете» 23 декабря 2009 г. он пишет, что «перспективы модернизации остаются туманными, не определены достаточно конкретно контуры экономического будущего страны и тем более пути продвижения к нему». По мнению этого автора, модель устройства общественной жизни, созданная за 1990-е и 2000-е годы, противоречит «задаче подъема экономики и продвижения к социальному благополучию», а «все намеченные шаги в направлении модернизации говорят скорее об ориентации на возвращение к докризисному состоянию экономики, но не ее инновационном развитии», что «утвердившаяся в России в настоящее время общественная модель не только существенно затрудняет модернизацию экономики, но и, по большому счету, отодвигает ее реализацию на неопределенное время», что многие «пороки российской общественной системы делают сомнительной возможность эффективных усилий по модернизации экономики».

Нет смысла продолжать цитирование подобных мнений и оценок других авторов. В них не меньше скепсиса и критики. Но немало и таких работ, в которых наряду с негативом содержится достаточно конструктивных, в том числе свежих идей, как выйти из сложившейся ситуации и провести модернизацию. О них речь пойдет ниже.

О многочисленных материалах в поддержку модернизации и ее позитивном потенциале нет особой необходимости распространяться, так как в них содержатся в основном мажорные оценки и, как в старые, добрые времена, выражается твердая уверенность, что все планы непременно будут осуществлены. Тем не менее, среди этих работ есть, конечно, и такие, в которых достаточно реалистично описывается не только существующая ныне ситуация, но и что надо делать, чтобы модернизировать страну. В связи с этим обращу внимание читателя на несколько интервью, которые в последние месяцы 2009 года журналу «Итоги» дали высокопоставленные политики и бизнесмены.

Начну с интервью первого заместителя руководителя президентской администрации, зампредседателя комиссии при президенте России по модернизации и технологическому развитию экономики Владислава Суркова, озаглавленного «Обновляйтесь, господа!» . Отвечая на вопрос «что именно в Кремле подразумевают под понятиями «модернизация» и «инновации» Сурков отметил: «В данном случае слово «модернизация» – термин в достаточной мере условный. Если перевести его буквально, то это «осовременивание». И здесь, как уже не раз говорил президент, подразумеваются два направления работы. Первое – это непосредственно модернизация, то есть подтягивание экономики до современного уровня…

Вторая часть куда сложнее. Ее можно было бы назвать футуризацией… Это, собственно говоря, и есть путь инновационного развития».

Справедливо отмечая далее, что «мы сырьевая страна не только по сути экономики, но и по нашей ментальности», а «отечественный бизнес все еще не ориентирован на понимание того, что главным конкретным преимуществом являются уникальные знания и технологии», В. Сурков делает следующие вполне обоснованные выводы.

1. Если мы остаемся сырьевой державой, мы обречены на прозябание. В принципе проблема состоит не только в примитивности сырьевой экономики, в ее слабости и уязвимости.

2. Сырьевые общества больше склонны к стагнации. Надо осознать, что если мы не преобразуемся, мы обречены если не на распад и гибель, то на поражение в мировой конкурентной борьбе и довольно унылое существование.

3. Собственные наши интеллектуальные силы невелики. Поэтому никакой суверенной модернизации не может быть. Тут я поставил бы обратную задачу. Чем более открытыми и дружелюбными мы будем и чем больше мы благодаря этому сможем получить от передовых стран денег, знаний, технологий, тем сувереннее и сильнее станет наша демократия.

Следующее интервью принадлежит помощнику президента России Аркадию Дворковичу , который, как и В. Сурков, является, на мой взгляд, одним из основных идеологов модернизационного проекта. Отмечая в нем, что «Россия стоит на пороге перехода к новой модели экономики», что «всем приходится задумываться о том, чтобы не отстать безнадежно от лидеров, не оказаться на обочине прогресса», что «желание двигаться дальше у многих уже появилось, но система этому пока препятствует», что «большинство пока не скрывает скептического отношения, выражая сомнение, что обозначенные цели достижимы в обозримой перспективе», Дворкович делает следующие выводы:

– качество жизни людей в процессе инновационных изменений ухудшаться не должно, иначе все потеряет смысл;

– хотя что-то будет ощутимо уже через два-три года, «поворот всей экономической системы займет более длительный период в десять-пятнадцать лет»;

– привлечение международных экспертов в тех областях, где мы заметно отстаем.

Интересны также размышления и идеи другого известного российского экономиста, президента РСПП Александра Шохина, высказанные в интервью тому же журналу «Итоги» от 9 ноября 2009 года. Он, в частности, считает, что «модернизации, основанные только на технологических инновациях, не дают ответа на вопрос, какая должна быть при этом модель общественного устройства и рынка».

Отвечая на вопрос, кто должен отвечать за модернизацию – модернизационный штаб президента или правительство, Шохин отметил: «Я сторонник того, чтобы это было правительство, осознающее свою ответственность за будущее страны».

Подобно многим другим аналитикам, Шохин также считает, что «нам, конечно, неплохо было бы иметь некий образ политического, государственного, экономического устройства страны, который является целью модернизационной политики. У нас есть программа–2020, но в ней это не сформулировано. Авторы сознательно (или по рекомендации старших товарищей) обошли многие вопросы развития институтов модернизации, включая политические ее аспекты, судебную систему и т.д.».

Шохин уверен, что «нужно не бояться «догоняющей» модернизации, когда вы используете лучшие доступные технологии и максимально сокращаете технологические разрывы. С этой платформы можно и стартовать, пытаясь выйти в лидеры».

Общий вывод, к которому приходит Шохин, состоит в том, что хотя в 2012 году по основным абсолютным показателям экономика России будет восстановлена, ее структура, похоже сохранится прежней. «Мне кажется, – говорит он, – что принципиальных изменений не произойдет и в отношении снижения роли патерналистской экономической политики в пользу стимулирующей. Все-таки политика до 12-го года в силу приближающихся выборов будет ориентироваться на минимизацию социальных последствий кризиса».

Немало суждений и откровенных идей содержится также в статье главного редактора журнала «Свободная мысль», доктора экономических наук Владислава Иноземцева. Озаглавленная «Вперед, Президент!», статья заканчивается словами: «Я убежден: Д. Медведев искренен в желании изменить и улучшить Россию. При всей его непоследовательности он заслуживает понимания и поддержки. Вперед, Дмитрий Анатольевич! Мы верим Вам и желаем успеха!» .

В статье, однако, немало критики в адрес проекта модернизации. Системные меры, по мнению Иноземцева, «почти отсутствуют»; экспансия госкорпораций, несмотря на выступления президента против их засилья, продолжается. «При всем своем стремлении (как минимум, на словах) модернизировать экономику страны, – пишет Иноземцев далее, – глава государства не готов пойти на решительную демонополизацию, которая несомненно необходима для модернизационного прорыва. Хотя он выступает за ускоренное технологическое развитие, почти ничего не делается для того, чтобы его результаты более активно внедрялись в производственный процесс. А слова о развитии демократии пока отнюдь не отзываются большей транспарентностью выборов и гарантиями равного права на участие в них – скорее наоборот, как это показали региональные выборы 11 октября» .

Наибольший интерес, на мой взгляд, представляют шаги (их 7), которые, с точки зрения Иноземцева, надо сделать российскому президенту, чтобы модернизировать страну. К этим шагам он относит:

1 – определение цели модернизации России (в качестве таковой должна стать, по мнению Иноземцева, новая индустриализация);

2 – обеспечение конкуренции управленцев, которая «заведомо предшествует конкурентоспособности экономики, а в значительной мере – даже определяет ее;

3 – разделение функций инвестора и контролера;

4 – минимизация административных издержек, которые сегодня несут коммерческие организации;

5 – борьба с коррупцией;

6 – принуждение бизнеса (как государственного, так и частного) к инновациям;

7 – создание соответствующих структур власти и управления, специально занимающихся и отвечающих за модернизацию – «Федеральную службу по модернизации Российской Федерации, которая играла бы роль, сравнимую с ролью Госплана СССР».

По мнению Иноземцева, «глава государства рано или поздно должен будет найти ответ на два фундаментальных идеологических вопроса, которые сыграют критически важную роль в том, сможет ли Россия пойти по пути модернизации». Это, во-первых, вопрос о внешнеполитической ориентации, или вопрос «идеологического самоопределения». По убеждению Иноземцева, Россия должна модернизироваться, опираясь на Европу. Второй вопрос касается ориентации внутриполитической. Медведеву, считает Иноземцев, необходимо «санкционировать (быть может, поначалу скорее косвенно) появление демократического движения в поддержку модернизации. Кстати говоря, эту идею выдвигают и другие авторы. Например, известный отечественный элитолог Ольга Крыштановская.

К сказанному хочу добавить, что темой современной российской модернизации Владислав Иноземцев занимается весьма основательно и много, что легко объяснимо, если не забывать, что он хорошо знаком (это видно по его работам) с опытом модернизации ведущих стран мира, как на Западе так и на Востоке. В качестве последних (на момент написания этой статьи) упомяну статью «Америка поможет с модернизацией?», опубликованную в газете «Известия» 18 июня 2010 г. и его же интервью «Московской неделе» тех же «Известий» от того же 18 июня. В нем он в очередной раз отстаивает свою давнюю позицию, состоящую в том, что двигатель модернизации в России – государство, которое «должно быть и основным финансистом, и основным «зазывальщиком» инвесторов. Один российский частный бизнес выполнить эту задачу не сможет».

Не стану дальше утомлять читателя изложением и пересказом различных подходов и суждений относительно современной модернизации России. Скажу лишь, что внимательное ознакомление с ними позволяет сделать совершенно определенный выбор: почти все они страдают отсутствием методологического подхода. Что я под этим имею ввиду?

Во-первых, то, что такой серьезный проект, как модернизация всех сфер жизни страны, должен включать не только конечную цель и конкретные задачи, которые надо реализовать для достижения этой цели, методы и средства ее достижения во всем их многообразии, этапы движения к цели, лозунги и пр. Уже одно это четко и убедительно изложенное привлечет на сторону проекта немало сторонников.

Всякий, и тем более глава государства, кто берется за серьезное и трудное дело, обязан не только отчетливо понимать, почему его надо осуществлять, что и как делать, но и кому это дело по плечу. Иначе говоря, инициатора любого дела должны беспокоить прежде всего такие вопросы, как: возможно ли реально его осуществить, кто это будет делать, есть ли для этого силы и средства?

В таком деле, как нынешняя российская модернизация, нужен только комплексный подход, а он-то как раз и не просматривается у ее идеологов, ни и у архитекторов, в чем мы будем иметь возможность убедиться ниже. Но прежде попробуем разобраться в дефинициях модернизации.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com