Перечень учебников

Учебники онлайн

ГЛАВА 2 ВОЗНИКНОВЕНИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ ИНСТИТУТА ПРЕЗИДЕНТСТВА В СОВРЕМЕННЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ СИСТЕМАХ

Процесс создания института президентства в США и результат его "копирования" странами Латинской Америки

Введение поста Президента в систему органов государственной власти Республики Беларусь значительно повысило наш интерес к истории создания и распространения института президентства в мире. Термин "президент" происходит от лат. Prаesidens, что буквально означает "сидящий впереди". Видимо, в античные времена президентом называли председательствующих на различных собраниях. От этого первоначального значения впоследствии возникла такая должность, как президент сената [168, с. 5]. Однако в его нынешнем понимании как главы государства термин "президент" начал употреб- ляться только с конца ХVIII века, когда был учрежден институт президентства в США.

Впервые вопрос о введении поста Президента обсуждался в 1787 году на Конституционном конвенте в Филадельфии при разра-ботке новой Конституции США. До этого существовал монархический способ организации верховной власти в государстве. Его характерные черты: наследственность трона, пожизненный срок пребывания у власти и фактически неограниченные полномочия. Однако он оказался неприемлемым для североамериканских штатов, у которых британская корона выработала устойчивую неприязнь к никем и ничем не ограниченной власти монарха.

Правда, были и исключения. Например, часть имущих кругов и реакционного офицерства, выступившая инициатором создания "Общества Цинцинната", предлагала Дж.Вашингтону стать королем [146, с. 216], а великий оратор того времени А.Гамильтон открыто признавал британскую наследственную монархию наилучшей моделью правления. Он не призывал к установлению монархии в США, а, являясь сторонником "энергичной исполнительной власти", предлагал ввести пожизненное пребывание в должности главы государства, наделив его правом абсолютного вето [180, с. 41-42].

Эти идеи не нашли широкой поддержки у общественности, так как содержали "зародыш монархии". В то же время установление республиканской формы правления было очень трудной задачей, ибо у Америки не было ни надлежащего политического опыта, ни соответствующих исторических традиций. К тому же создание президентской власти проходило в сложной для Соединенных Штатов политической и экономической ситуации: огромные долги, восстания фермеров, отсутствие национальной экономики. Все это усугублялось тем, что сформированное в 1783 году национальное правительство бездействовало.

Слабость правительственной власти, усиление центробежных сил в стране привели к кризису в Конфедерации. Это явилось следствием того, что в революционный период конституции североамериканских штатов предусматривали, как правило, слабую исполнительную власть, что являлось своеобразной реакцией на всевластие королевских губернаторов. Возникшая впоследствии "тирания законодательных собраний" убедила "отцов-основателей" в необходимости создания сильной исполнительной власти. "Законодатели Союза понимали, что носитель исполнительной власти будет не в состоянии с пользой и достоинством осуществлять возложенные на него обязанности, если не удастся придать этой власти б льшую стабильность и б льшую силу нежели та, которой она обладала в рамках отдельных штатов" [183, с. 107].

Не многие вопросы вызвали столько дискуссий и озабоченности творцов Конституции, как проблема определения полномочий исполнительной власти. Опасаясь в равной степени анархии и монархии, делегаты Конвента рассмотрели различные варианты ее организации. Острое обсуждение вызвал вопрос о том, должна ли исполнительная власть на федеральном уровне осуществляться группой лиц или одним лицом. Представители крупных штатов выступали за создание сильного национального государства. Согласно подготовленному ими "Виргинскому плану" исполнительная власть (численность не оговаривалась) избиралась общенациональной легислатурой на неопределенный срок и без права переизбрания.

План встретил оппозицию со стороны тех, кто хотел сохранить б льшие права за отдельными, прежде всего малыми, штатами. Последними был разработан "План Нью-Джерси", который предусматривал создание коллегиального органа исполнительной власти, избираемого ежегодно общенациональной легислатурой. "План Нью-Джерси" предлагал ограничить расширение прерогатив центрального правительства только сферой финансов и торговли, внеся небольшие поправки к статьям Конфедерации [104, с. 19].

В ходе продолжительной дискуссии за основу Конституции США был принят компромиссный план Мэдисона, согласно которому исполнительная власть возлагалась на одно должностное лицо - Президента, который наделялся существенным объемом полномочий и занимал ведущее место в политической системе общества. Уникальность положения Президента заключалась в том, что он одновременно являлся главой государства и главой исполнительной власти. Такое наименование главы государства, характерное для республиканской формы правления, было связано еще и с тем, что в ряде североамериканских штатов главы исполнительной власти назывались президентами, а не губернаторами.

Американский политолог С.Уэйн отмечает: "В поисках модели структуры государственного устройства обратились к теории конституционного права французского мыслителя Ш.Л.Монтескье и кон-ституциям двух штатов - Нью-Йорка и Массачусетса, которые ближе всего подошли к воплощению на практике теории разделения властей: в обоих штатах губернаторы по Конституции имели право сопротивляться законодательному собранию" [189, с. 61].

Многие депутаты Конвента встретили в штыки учреждение президентского поста. Единоличный глава исполнительной власти, облеченный широкими полномочиями, представлял собой в их глазах, по существу, "матрицу диктатуры". Неудивительно, что в этих условиях учреждавшая президентский пост Конституция США выглядела, по мнению критиков, коварным планом создания выборной монархии [60, с. 36].

В защиту сильной, динамичной исполнительной власти выступили выдающиеся мыслители и политические деятели того времени: А.Гамильтон, Дж.Мэдисон, Дж.Джей. Например, Гамильтон резко критиковал всех тех, кто выдвигал идею о несовместимости сильной исполнительной власти с республиканской формой правления. По его мнению, слабая исполнительная власть всегда означает не только слабое, но и дурное правление. А правление одного всегда лучше правления многих. Исполнительная власть по своей сущности несовместима с плюрализмом [190, с. 458-464].

В то же время с особой настойчивостью подчеркивалась необходимость четкого определения функций этого государственного поста, который заключал бы в себе более ограниченные полномочия, чем полномочия монарха, но вместе с тем был бы достаточно могущим, чтобы обеспечивать эффективное руководство страной. Решающим фактором для учреждения президентства было следующее: имелась наготове единственно приемлемая для всех кандидатура национального героя - генерала Дж.Вашингтона. Первый в мире президентский пост учреждался под конкретную личность. Как свидетельствует история, аналогичных случаев за этим последовало предостаточно.

Острые дебаты возникли по поводу способа избрания и срока полномочий Президента. В основном предлагались сроки от 3 до 7 лет, хотя были и другие варианты - от 8 до 20 лет [180, с. 128]. Конвент постановил избирать Президента сроком на 4 года, который достаточен для того, чтобы Президент смог проявить себя, и не слишком велик, чтобы он смог нанести вред обществу [190, с. 470]. Президент мог переизбираться "столько раз, сколько сочтет необ- ходимым народ Соединенных Штатов оказывать ему доверие" [190, с. 450]. По мнению А.Токвиля, "перспектива переизбрания придавала ему (Президенту) мужества, чтобы трудиться на всеобщее благо, и расширяла возможности его деятельности" [183, с. 107].

Избрание Президента США было доверено выборщикам от каждого штата в количестве, равном общему числу сенаторов и членов Палаты представителей. Это было компромиссное решение по отношению к предложениям избирать Президента прямым волеизъявлением народа или путем общенациональной легислатуры. Учредители Конституции хотели максимально сузить возможность возникновения буйства и беспорядков, которые могли иметь место при всеобщем голосовании. А также, чтобы "назначение Президента не было поставлено в зависимость от существовавших до этого групп, голоса которых могут быть куплены" [190, с. 447].

Первоочередной задачей для отцов-основателей являлось обеспечение легитимности президентской власти в США. Необходимо было обеспечить принятие общественностью этого института, его главы, его полномочий и учредить упорядоченную передачу власти от одного Президента к другому. Коллегия выборщиков была создана для того, чтобы свести к минимуму возможности будущих президентов путем подкупа, интриг или силы пожизненно занимать свой пост [186, с. 326]. Тем самым была создана не просто сильная, но единоличная президентская власть, не зависимая от парламента.

Очевидно, что и при разработке концепции исполнительной власти участники Конвента ориентировались на Дж.Вашингтона. Навряд ли президентские полномочия были бы столь значительными, "если бы многие из делегатов не смотрели на генерала Вашингтона как на Президента и не формировали бы свои представления о полномочиях, даваемых Президенту, из своих мнений о его добродетели" [73, с. 68]. "Отцы-основатели" хотели создать такую структуру, которая была бы достаточно сильной, чтобы зарядить правительство энергией и контролировать деятельность законодательной власти, но не настолько, чтобы стать деспотичной. "Этот взгляд был характерен и для всего американского народа, у которого ненависть к монархии сосуществовала с желанием видеть своим королем Вашингтона" [151, с. 4].

Вашингтона "боготворили не меньше, чем боготворят сегодня многих руководителей новых государств. Однако в отличие от большинства из них он противился нажиму приближенных, пытавшихся превратить его в автократа. Вашингтон сознательно стремился стать "конституционным монархом", сознавая, что его вклад в упрочение нового государства заключается в том, чтобы дать последнему время установить правление людей, руководствующихся законом" [109, с. 209].

Вашингтон сыграл решающую роль в формировании умеренного конституционного президентства в США. Отказавшись баллотироваться в третий раз на пост Президента, он заложил важный прецедент, исключивший возможность превращения американского Президента в пожизненного правителя. Во многом благодаря своему первому Президенту Соединенным Штатам удалось сохранить республику и утвердить демократические принципы правления. Тем более, что на заре становления американского государства никто не мог поручиться за то, в каком направлении будет эволюционировать эта никем ранее не испробованная форма правления. Полной уверенности не было даже у сторонников учреждения президентской власти. Так, Б.Франклин на вопрос о том, какая же в конечном счете создана Конвентом форма правления - республиканская или монархическая, ответил: "Республика, если вам удастся ее сохранить!" [60, с. 37].

Институт президентства в США постепенно развивался и эволюционировал. Этот неравномерный процесс шел в сторону усиления президентской власти. Каждый новый обитатель Белого дома брал за исходную точку высший уровень достижений своих предшественников и пытался, по мере сил, расширить свою власть и полномочия, но все же не выходил за рамки закона. Даже сильные президенты, особенно действовавшие в военное время, в конечном счете уважали Конституцию и не стремились узурпировать власть.

США в лице президентской республики дали миру образец стабильной системы правления, на которую впоследствии ориентировалось большинство как новых независимых государств, так и метрополий. Однако результат оказался неодинаковым. Это и сползание республик к монархии и диктатуре, и возникновение различных вариантов республиканской системы правления.

Первыми, кто последовал примеру США в учреждении президентуры, были страны Латинской Америки. Уже в первой половине XIX века под влиянием северного соседа во многих из них был введен пост Президента. Как сказал Лабулэ, "американская Конституция есть мать, населившая своими детьми всю Америку, и все дети на нее похожи" [160, с. 99].

Несмотря на значительное сходство с системой правления в США, президентские республики в Латинской Америке уже на ранней стадии развития представляли собой особую разновидность, характеризовавшуюся наличием таких специфических черт, как высокая степень централизации государственного аппарата, гипертрофированное развитие института чрезвычайного или особого положения, большая роль армии в политической жизни общества, преобладание насильственных методов достижения власти [163, с. 7].

Одной из основных отличительных особенностей явилась значительно большая концентрация власти в руках Президента, а также абсолютизация роли исполнительной власти [208, с. 42]. Сильная власть Президента, независимая от законодательной, там сплошь и рядом привела к установлению диктатуры. Большинство президентов были обязаны своим возвышением революции или государственному перевороту. Это происходило в течение не только XIX, но и XX столетия.

По подсчетам американского политолога Д.С.Пальмера, во многих странах Латинской Америки с 1810 по 1980 год было совершено по 20-25 переворотов, в 20 странах - более 300, а всего - более 600. В одной только Боливии с момента создания этого государства до 1986 года произошел 191 военный переворот [228, р. 258]. Этот факт "достаточно показывает, какую фундаментальную ошибку заключает в себе желание применить к большинству этих народов президентскую систему, т.е. представительную Конституцию Соединенных Штатов, которая не подходит ни к их расе, ни к их темпераменту. Этим неолатинянам, склонным к громким словам и формулам и кровь которых - продукт стольких скрещиваний - кипит под солнцем тропиков, необходим предохранительный клапан парламентаризма" [215, с. 258]. Данная система правления была чужда политическим традициям латиноамериканцев, а низкий уровень их политической культуры не смог стать ограничителем намерений амбициозных руководителей.

Различные современные исследования объясняют частоту, с которой совершались в Латинской Америке перевороты, тем фактом, что только немногие из латиноамериканских режимов обрели законность после их разрыва с Испанией и Португалией более 150 лет назад. Не обладая экономической или символической эффективностью, они не сумели достичь законности и поэтому не способны выдерживать кризисы [109, с. 210-211]. Не встречая практически никаких "противовесов" со стороны слабых парламентов и опираясь на армию, президенты латиноамериканских стран не только единолично руководили государством и исполнительной властью, но и занимали все решающие позиции в государственных структурах. Поэтому страны Латинской Америки стали называться суперпрези-дентскими республиками. 2.2. Возникновение первых президентских республик в Европе

Первыми президентскими республиками в Европе стали в 1848 году Швейцария и Франция. Несмотря на одновременность введения, статус и полномочия президентов в силу особенностей исторического развития данных государств были различны. Высшим органом исполнительной власти в Швейцарии выступал Федеральный Совет, состоявший из 7 министров (советников), избиравшихся на совместном заседании обеих палат Федерального собрания на три года. Этот Совет представлял собой нечто вроде коллегии администраторов, один из которых на том же заседании избирался Президентом Швейцарской Конфедерации сроком на один год. Он мог переизбираться неограниченное число раз, но с обязательным годичным перерывом. Его компетенция была не выше чем членов Совета, а ответственность перед народными представителями такая же.

В Швейцарии не было носителя исполнительной власти, стоящего отдельно от министров, что позволило говорить о существовании там коллективного президента. Такое соединение в одних руках функций Президента республики и министерского кабинета не проявлялось резко именно в силу того обстоятельства, что Швейцария не знала парламентаризма в его англо-французском выражении, не знала вотумов недоверия со стороны парламента, не знала досрочного роспуска парламента. Естественно, что здесь не ощущалось необходимости присутствия в государстве центра, не зависимого от случайностей и неустойчивостей парламентского большинства.

Конституция 1848 года впервые организовала во Франции республику во главе с Президентом. "Поскольку высказывались требования об учреждении единой законодательной палаты для придания большей силы, по тем же причинам была учреждена должность Президента - единоличного главы исполнительной власти" [149, с. 196]. Учредительное собрание не нашло ничего лучшего, как скопировать Президента II Французской республики почти полностью с Президента США. Он наделялся огромной властью: правом законодательной инициативы, мог требовать нового обсуждения закона, промульгировать законы, назначать министров, чиновников, офицеров [85, с. 94-95].

Для придания ему авторитетности было решено избирать Президента (в отличие от США) всенародным голосованием. "Самые разнообразные партии стремились к тому, чтобы создать сильное правительство, потому что все надеялись сделать из него орудие своего честолюбия. Умеренные республиканцы простирали свой культ силы до любви к диктатуре. Социалисты рассчитывали на могущество государства для проведения преобразований, которые они считали нужными. Роялисты, конечно, приветствовали то, что всего больше было похоже на королевскую власть" [160, с. 100]. Такое совмещение в одном лице всенародного избрания и огромной компетенции "в стране, подобно Франции, политически и административно-централизованной, пропитанной монархизмом и даже цезаризмом" [47, с. 555], грозило страшной опасностью и сулило неминуемую диктатуру.

Вопрос о Президенте ввиду его важности вызвал большие прения в Собрании. Избрание Президента всей страной обрело как сильных противников, так и красноречивых защитников. Например, Феликс Пиа с иронией отозвался о подаче миллионов голосов за одного человека, "как о таинстве Божием, но в другом роде, чем миропомазание в Реймсе или кровь Людовика Святого" [149, с. 196]. Депутат считал, что Президент возвысится над парламентом, ибо он будет представлять весь народ, а каждый из депутатов только одну девятисотую часть народа.

Жюль Греви высказался за избрание Президента Собранием, которое должно обладать правом постоянного отзыва главы исполнительной власти [215, с. 262]. По его мнению, честолюбивый человек, достигший поста Президента, захочет сохранить его за собой навсегда. И Греви, и Пиа имели в виду Луи-Наполеона, который только что попал в Учредительное собрание, будучи выбранным в депутаты сразу несколькими департаментами, и мог легко при всенародном голосовании стать Президентом. Существенной была поправка, внесенная депутатом Турэ и лишавшая права быть избранными всех членов царствовавших во Франции фамилий [160, с. 102]. Она могла бы спасти положение, но была отклонена.

Решающим же при голосовании оказались не политические аргументы, а длинная патетическая речь поэта А.Ламартина, в которой он высказался за прямые выборы Президента. В случае избрания Президента Палатой он сделался бы, по выражению Ламартина, "лишней пружиной в Конституции: он обратился бы в стрелку, предназначенную показывать час вашей воли и капризов на циферблате вашей Конституции" [39, с. 549]. Что же касается возможных в подобных условиях злоупотреблений властью, то, "чтобы дойти до 18 брюмера, в наше время нужны две вещи: длинная эпоха террора - сзади и Маренго и Аустерлиц - впереди" [39, с. 549]. По мнению поэта, и то, и другое было одинаково невозможным.

Создав сильный институт президентства, члены Собрания начали понемногу ограничивать полномочия его главы. Президенту было отказано в праве вето; акт объявления войны, равно как и заключение договоров, подлежали утверждению Собранием. Президент не мог лично командовать вооруженными силами, а большинство его актов нуждались в контрассигнации [85, с. 94-96].

Однако все это не могло уравновесить ту огромную власть, которая была предоставлена Президенту. "Собрание, создав путем всенародного голосования великана, старалось сдержать его тонкими нитями. Как говорилось в то время, это был Гулливер, которого сдерживали на земле 750 лилипутов" [149, с. 198]. Ведь "по сравнению с Национальным собранием Президент являлся носителем своего рода божественного права: он - правитель народной милостью" [111, с. 134].

В результате плебисцита 10 декабря 1848 года Президентом Франции был избран Луи-Наполеон. Из 7 500 000 избирателей за него проголосовало 5 434 226 [192, с. 262]. Такая убедительная победа объяснялась тем, что выборы "представляли реакцию крестьян, которым пришлось нести издержки февральской революции, против других классов нации - реакцию деревни против города; они встретили большое сочувствие в армии, которой республиканцы из "National" не доставили ни славы, ни прибавки к жалованию; среди крупной промышленной буржуазии, приветствовавшей Бонапарта как переходную ступень к монархии; среди пролетариев и мелких буржуа, приветствовавших его как кару за Кавеньяка" [111, с. 136].

В итоге Президентом республики стал принц, а в Собрание попало большинство монархистов. Создалось монархическое правительство для управления республикой. Впоследствии А.Токвиль сожалел о том, что выступал за всенародное избрание Президента, которое в то время неминуемо должно было привести к монархии. "Мы сохранили дух монархии, утратив в ней вкус. При таких условиях чем мог сделаться Президент, избранный народом, как не претендентом на корону?" [184, с. 26].

Действительно, сразу же обнаружилась ориентация на установление режима демократического цезаризма. В своем первом послании к Собранию Президент потребовал права выбирать и увольнять своих министров и лично руководить правлением при посредстве людей, безусловно, преданных его политике [160, с. 107]. Луи-Наполеон установил единое и твердое руководство страной. С этого момента министерства не имели даже номинального главы, а решения парламента полностью игнорировались Президентом. Члены правительства назначались не из состава Собрания, а из числа друзей Елисейского дворца.

В отличие от Дж.Вашингтона первый Президент Французской Республики мечтал о славных временах своего дяди и не скрывал намерений установить режим личной власти. Тем более что во Франции были сильны традиции монархии. Некоторые французы желали, а многие не исключали возможности ее реставрации. Были те, "кто подобно Луи-Блану насчитывал во Франции 4/5 монархистов" [16, с. 61]. К тому же Конституция установила, как и в США, четырехлетний срок полномочий Президента. Но повторное избрание было возможно только спустя четыре года. Это обстоятельство и подтолкнуло де-факто принца-президента к решительным действиям.

Ограбив Банк Франции и подкупив армию, в ночь с 1-го на 2-е декабря 1851 года Луи-Наполеон совершил государственный переворот. Был произведен арест "парламентских вождей" и распущено Национальное собрание. Последнее действие согласно ст. 68 Конституции 1848 года классифицировалось как государственная измена [85, с. 96]. Однако, несмотря на это, плебисцит 20 декабря 1851 года ратифицировал государственный переворот 7 481 231 голосом против 647 292 и предоставил Президенту право выработать новую Конституцию [119, с. 324].

В результате Президент объединил в своем лице законодательную и исполнительную власть. Его срок полномочий был продлен до десяти лет. Республика постепенно стала сползать к монархии. 2 декабря 1852 года Луи-Наполеон был провозглашен императором под именем Наполеона-III.

Следует отметить, что узурпация власти принцем-президентом происходила при подавляющей поддержке населения. Франция всегда протестовала против всемогущего Собрания. "Большинство народа было за него в этой борьбе. И это большинство так решительно следовало за ним, что ни беззаконие, ни жестокость не могли отдалить его от Наполеона-III" [16, с. 65].

По мнению Л.Дюги, "Конституция 1848 года не могла функционировать, так как равновесие неизбежно нарушалось в пользу главы государства. Парламент состоял из одной палаты, избираемой народом, но в ней господствовало значительное разделение партий. Не было однородного большинства, а только искусственные и непрочные коалиции. Поэтому государственный переворот 1851 года явился неизбежным исходом обстоятельств и Конституции" [47, с. 569-570].

Остальные же государства Европы, Азии и Африки до конца XIX века оставались монархиями. В XX веке в силу таких потрясений, как революции, войны, распад колоний, образовалось множество новых независимых государств. В большинстве из них был создан институт президентства. Так, после Первой мировой войны в Европе президенты стали главами государств в Австрии, Веймарской Республике, Чехословакии, Польше, странах Балтии.

Немецкая Республика возникла в результате поражения кайзеровской Германии в Первой мировой войне и вспыхнувшей, как ее следствие, революции. Однако какая это будет республика - социалистическая или капиталистическая, - было еще неизвестно. Страна была охвачена выступлениями пролетариата, велась ожесточенная борьба за власть. Несмотря на сложность политической обстановки в стране и существующие идеологические противоречия, буржуазные и социал-демократические лидеры уже с первых дней выступили за скорейший созыв Учредительного собрания. Его главной задачей являлось принятие первой Германской Конституции, которая должна была объединить германские государства и создать единые органы государственной власти.

Образованное в ноябре 1918 года правительство Эберта-Гаазе поручило подготовку проекта Конституции профессору государственного права Г.Прейсу. Согласно его первоначальному плану высшим органом власти являлся общегерманский парламент, состоящий из народной палаты, избираемой всенародным голосованием, и палаты государств, формирующейся из депутатов республик. Главой государства становился Президент империи, избираемый парламентом. Президент назначал правительство во главе с Канцлером, которое опиралось на доверие парламента [45, с. 32].

Для разработки проекта Конституции по предложению Прейса в декабре был создан небольшой Конституционный Совет. В его работе принимал участие известный немецкий социолог М.Вебер, который был сторонником сильной президентской власти. Он настаивал на президенте-диктаторе, вроде американского, который противостоял бы всесилию парламента и являлся бы "палладиумом подлинной демократии" [234, s. 501]. Вопрос об "американском образце" поднимался и раньше. Еще в начале января 1919 года Шейдеман заверял эмиссара США Дрезеля, что германская Конституция "будет создана по образцу американской", а Эберт рассчитывал на "сотрудничество с США" в этом вопросе [45, с. 37].

В результате работы данного Совета возник так называемый "первый проект Конституции", предусматривавший избрание Президента прямым волеизъявлением народа сроком на 10 лет. Однако правительство внесло некоторые коррективы. Были ограничены права Президента, а срок его полномочий сокращен до 7 лет.

В итоге родился "второй проект Конституции". Ввиду неизбежно длительного обсуждения Конституции, которое было чревато большими опасностями в революционный период, 10 февраля 1919 года был принят Закон "О временной государственной власти". Согласно этому закону Президент избирался Национальным собранием. Его полномочия длились до вступления в должность нового Президента, который избирался на основе будущей Конституции. Временный Президент руководил делами рейха, представлял страну на международном уровне, заключал договоры с иностранными государствами, назначал и принимал послов. Для руководства правительством Президент использовал министерство, которому подчинялись все без исключения чиновники и высшее военное командование рейха [223, s. 104].

11 февраля 1919 года состоялись выборы Президента Германской империи, которые принесли победу социал-демократу Ф.Эберту. Причина того, что за социал-демократа проголосовало значительное число депутатов от правых партий, объясняется тем, что, по их мнению, именно Эберту в большей мере принадлежала заслуга в том, что немецкая революция не пошла по пути русской и не привела к полному разрушению права и порядка, к потрясению всей политической и экономической жизни страны.

При разработке Конституции большое внимание также уделялось правовому положению Президента. "Создатели Конституции исходили из того, что во главе государства должна стоять сильная власть, равная по силе парламенту. Для этого они хотели наделить Президента особым авторитетом. Такой авторитет он мог получить посредством прямых всенародных выборов, а не посредством выборов парламентом. В результате он обладал той же легитимностью, что и избираемый народом парламент" [235, s. 36].

М.Вебер в статье "Рейхспрезидент" выдвинул множество аргументов в пользу сильного Президента. По его мнению, только Президент, который имеет за собой миллионы голосов, может обладать необходимым авторитетом для проведения социализации, которую Вебер понимал как управление страной. К тому же всенародное избрание Президента станет хорошим поводом и возможностью для создания новой партийной системы, которая сможет преодолеть остатки феодализма [234, s. 500-501]. Представители правых настаивали на максимальном усилении независимости Президента, открыто заявляя, что видят в нем преемника свергнутого революцией кайзера.

На совершенно других позициях стояли левые социалисты и независимцы. Так, лидер независимцев О.Кон не видел необходимости учреждения президентуры в демократическом государстве. Если же и создавать президентального главу государства, то лучше ввести коллегию по швейцарскому образцу. Если же все-таки большинство будет настаивать на Президенте, то он должен избираться не на 7 лет, и, во всяком случае, необходимо ограничить право его переизбрания. Иначе, как считал Кон, это может привести к возрождению монархии или народ получит "республику с великим герцогом во главе" [45; с. 324].

Однако сильный Президент и возможность реставрации монархии не пугали политических лидеров Веймарской Республики. Большинство из них были представителями крупной промышленной буржуазии, юнкерства, монархических и военизированных союзов, мечтавших о реванше за поражение в Первой мировой войне и возрождении Великого рейха [54, с. 82]. А этого можно было достигнуть только при полновластном единоличном главе государства. Как говорил лидер Немецкой народной партии (DVP) Гейнце, именно "блеск короны германского кайзера немало способствовал укреплению внутренней силы империи и ее международному авторитету" [45, с. 323].

Сильный Президент был также необходим для объединения германских государств и подавления революционного движения в стране. Ведь Германия, став республикой, по-прежнему именовалась империей и возглавлялась имперским Президентом. Поэтому Президент сохранил (как и в законе о временной государственной власти) доминирующее положение в системе органов государственной власти.

После Второй мировой войны в число европейских государств, возглавляемых Президентом, вошли Италия, Греция, Португалия, Мальта. Были существенно изменены полномочия президентов Франции и Германии. 2.3. Особенности становления института президентства при тоталитарном режиме

Первые президентские государства в Азии возникли в 30- 40-е годы XX столетия: Филиппины, Сирия, Ливан. Однако наибольшее распространение модель президентского правления получила на Африканском континенте. Этот процесс начался в конце 50-х-начале 60-х годов. После завоевания независимости большинство колоний пошло по пути копирования формы правления бывших метрополий. Это объясняется прежде всего тем, что система государственного устройства метрополии была единственно известной для политических лидеров этих стран. Некоторые из них даже принимали участие в работе парламентов своих метрополий (Алжир). К тому же, провозглашая демократические принципы правления, африканская политическая элита рассчитывала на поддержку и получение экономической и иной помощи от развитых западных государств.

Наибольшее распространение на Африканском континенте получила французская модель. Однако на практике были заимствованы только ее внешние элементы. "Процесс заимствования и усвоения некоторых форм представительной демократии был лишен в Африке своей естественной среды - не только гражданского общества, но и современного плюралистического сознания. Новые политические структуры не смогли подорвать влияние и абсорбировать этнические и религиозные ценности, традиции культуры. Другой важный фактор - узость их социальной базы. Предпринимательские слои африканской буржуазии еще не созрели для политического господства" [154, с. 93].

Родоплеменная структура общества приводила к постоянным межэтническим и конфессиональным конфликтам, которые часто завершались военными переворотами. Так, за четверть века (до 1987 года) в тропической Африке было совершено более 60 удавшихся и около 70 неудавшихся переворотов, 69 глав государств и правительств были смещены насильственным путем, 21 из них был убит или казнен [203, с. 50]. Следует отметить, что военные перевороты - обычное явление для стран "третьего мира". Со времен возникновения государств в Латинской Америке, Азии, Африке и Океании по приблизительным подсчетам разных авторов произошло 1000-1100 военных переворотов, около 700-750 из них были удачными и завершились созданием военных революционных советов [204, с. 277].

Нередко лидер военного переворота сразу же провозглашался Президентом республики, но иногда фактический глава государства не сразу занимал этот пост. Например, руководители военных переворотов генералы Зия уль-Хак в Пакистане в 1977 году и Эршад в Бангладеш в 1982 году объявили себя сначала только главами военной администрации. Генерал Эршад наделил себя правом назначать Президента страны [203, с. 113]. Но вскоре они провозгласили себя президентами. Впоследствии занятие этой должности было подготовлено проведением военными властями референдумов. Институт "временного президента" в условиях военного режима использовался в некоторых странах Латинской Америки, но определение "временный" входило в официальное название должности до выборов Президента путем голосования.

Далеко не всегда выборы Президента носят демократический характер. При однопартийной системе в ряде африканских стран кандидатура на пост Президента выдвигается центральным органом правящей партии и обычно не имеет соперников. Поэтому в некоторых странах (Кения) Президент, как правило, объявляется избранным без голосования как единственный кандидат. В других странах речь идет только о формальном выражении доверия избирателей лицу, занимающему пост Президента. На президентских выборах при избрании на новый срок процент поданных за Президента голосов составил [203, c. 180]:

в Габоне (1979) - 99,78%;

в Заире (1977) - 98,16%;

в Кот-д'Ивуаре (1980) - 99,9%;

в Того (1979) - 99,97%.

Однако такая "всеобщая" поддержка Президента на выборах не исключала впоследствии свержения его путем военного переворота.

В ряде стран количество сроков полномочий одного Президента не ограничено, что позволяет главе государства превратиться в бессменного руководителя своей страны. Так, в Парагвае А.Стресснер после 34 лет "бессменного" президентства в 1988 году был избран на новый срок в восьмой раз (правда, в 1989 году был смещен в результате военного переворота). Более 25 лет без перерыва занимали свою должность президенты [51, с. 255, 256, 292, 382]:

Кеннет Д.Каунда - в Замбии;

Мобуту Сесе Секо - в Заире;

Ф.Уфуэ-Буаньи - в Кот-д'Ивуаре;

А.Пиночет Угарте - в Чили .

Очевидно, что президентство в этих странах служило лишь ширмой для прикрытия режима личной власти.

Следует отметить, что в некоторых странах в условиях тоталитарной системы президентство начало принимать невиданные доселе крайние формы проявления. Появились республики, которым был свойственен важный элемент монархии - несменяемость главы государства. Речь идет не просто о чрезвычайном усилении власти Президента и появлении суперпрезидентских республик, а о республиках президентско-монократических, конституции которых предусматривают пожизненный срок полномочий Президента [205, с. 111]. Так, в 1972 году Маркос на Филиппинах провозгласил себя бессрочным Президентом и Премьер-министром.

В 60-80-х годах пожизненными президентами провозгласили себя И.Амик в Уганде, Х.Банда в Малави, Бургиба в Тунисе, М.Нгема в Экваториальной Гвинее и главы государств в некоторых других странах, а пожизненный Президент Центральноафриканской Республики Бокасса стал императором. Впоследствии почти все они были свергнуты в результате военных переворотов. Только Президент Туниса Бургиба был смещен с должности конституционным путем, а Маркос на Филиппинах в 1986 году вынужден был провести выборы, на которых потерпел поражение [205, с. 112].

Возникновение "извращенных" форм президентства объясняется, по нашему мнению, во-первых, родоплеменной структурой общества и господством патриархального типа политической культуры. Глава государства отождествляется с вождем племени, объединившим в одном лице все главные политические роли. Во-вторых, особым положением армии, которая из орудия достижения власти превратилась в господствующую социально-политическую силу.

Единоличный Президент существовал и в некоторых странах тоталитарного социализма [58, с. 13]:

во Вьетнаме - с 1946 по 1980 г.;

в ВНР - с 1946 по 1949 г.;

в ГДР - с 1949 по 1960 г.;

в ПНР - с 1947 по 1952 г.

Однако для укрепления принципа коллективизма в осуществлении высшей государственной власти в ряде социалистических стран институт президентства был ликвидирован (к 1989 году в "чистом" виде сохранился в ЧССР). Полномочия главы государства осуществлял высший коллегиальный орган, избираемый парламентом, - Государственный Совет (Вьетнам, ГДР) или Президиум (ВНР, СССР), который образно стал называться коллегиальным президентом. В отличие от швейцарской модели этот орган не выполнял функций исполнительной власти.

Как отмечает В.Е.Чиркин, особая разновидность президентуры - смешанная [206, с. 247] - была создана в некоторых странах тоталитарного социализма (Китай, КНДР, Куба). Она возникла в связи с развитием культа личности первых секретарей правящих партий, которых необходимо было каким-либо образом выделить на государственном Олимпе. В то же время нельзя было отступить от принципов коллективного руководства. В результате симбиоза этих двух идей и родилась новая гибридная форма высшего поста государственной власти. Суть ее заключалась в том, что Президент руководил государством совместно со специально избираемым парламентом органом.

Впервые смешанная президентура была введена в Китае персонально для Мао-Цзэдуна. Президент (председатель) республики осуществлял вместе с Постоянным Комитетом Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) высшую государственную власть между сессиями парламента. Согласно Конституции 1954 года Президент не имел самостоятельных властных полномочий, а действовал и принимал соответствующие акты на основании решений ВСНП и его Постоянного Комитета [81, с. 28-31]. В действительности Мао единолично руководил партией и государством.

Возникли и другие варианты. 28 марта 1974 года Великое Национальное собрание (ВНС) Румынии приняло Закон "Об изменении Конституции СРР", в соответствии с которым учреждался пост единоличного Президента (для Н.Чаушеску) с одновременным сохранением за Государственным Советом функций постоянно действующего высшего органа государственной власти. Президент избирался ВНС, являлся главой государства и Председателем Госсовета. За свою деятельность Президент нес ответственность перед ВНС, которому он должен был периодически отчитываться. Однако за 15 лет своего президентского правления Н.Чаушеску не сделал этого ни разу.

Принятая в 1974 году Конституция Югославии внесла определенные коррективы в правовой статус Президента СФРЮ, являвшегося по должности Председателем Президиума СФРЮ. Пост Президента Югославии был учрежден в 1963 году. Президент избирался сроком на 5 лет и мог быть переизбран еще раз. Но это ограничение не распространялось на И.Броз Тито. Учитывая историческую роль Тито в национально-освободительной войне и социалистической революции, в создании и развитии СФРЮ, Конституция 1974 года закрепила избрание его на пост Президента без ограничения срока мандата, т.е. пожизненно. Одновременно констатировалось, что после прекращения функций Президента СФРЮ его полномочия возлагаются на Президиум. Это положение было реализовано в 1980 году после смерти Тито. С тех пор Председатель Президиума избирался из числа его членов сроком на 1 год [185, с. 93-95].

По этому же пути пошли некоторые африканские страны социалистической ориентации (Ангола, Бенин, Бирма, Мозамбик). Но в отличие от китайской модели президенты этих стран обладали по Конституции значительными полномочиями.

Характерной особенностью социалистических государств явилось то, что, несмотря на существующую форму президентуры - единоличную, смешанную или коллегиальную, - человеком No1 в государственной иерархии всегда был Генеральный секретарь партии, который в большинстве случаев занимал все ключевые государственные посты и реально руководил государством.

Нельзя оставить без внимания тот факт, что КНДР дала миру, пожалуй, самую крайнюю форму вырождения президентства. Помимо того, что КНДР является республикой президентско-моно-кратической, ей характерен еще один важный элемент монархии - наследственность поста главы государства. Еще при жизни отца сын Президента КНДР Ким Ир Сена был провозглашен его преемником. 2.4. "Имплантация" института президентства в "советскую" систему правления

Фундаментальные изменения, происходившие на мировой арене в конце 80-х годов и связанные с крушением социалистического лагеря, стимулировали дальнейшее распространение президентства. Во главе всех государств Восточной и Центральной Европы встали президенты, ибо смена общественно-экономического строя объективно привела к восприятию государственно-политических институтов западных стран. Для нас весьма интересен процесс создания института президентства в СССР, который стал поворотным для судеб народов всего Советского Союза.

Впервые в российской истории была предпринята попытка на практике сделать выборным высший государственный пост. Вопрос об учреждении в СССР поста Президента был поставлен еще при подготовке проекта Конституции 1936 года, воспринявшей, как известно, идею разделения властей. Однако Сталин, сосредоточивший к тому времени в своих руках всю полноту власти, выступил против. Прикрываясь заботой о статусе Верховного Совета, он заявил: "По системе нашей Конституции в СССР не должно быть единоличного президента, избираемого всем населением, наравне с Верховным Советом, и могущего противопоставлять себя Верховному Совету" [179, с. 33]. Сталин выступил за возложение президентских полномочий на Президиум Верховного Совета, который стал образно называться коллегиальным президентом.

Позже вопрос о Президенте поднимался в 1964 году Н.С.Хру-щевым при разработке проекта новой Конституции СССР. Была даже подготовлена соответствующая глава. Но она не нашла своего практического завершения, ибо единственным кандидатом на этот пост был Хрущев, а правящие круги уже имели намерение сместить его с руководящих постов [101, с. 4].

Первые реальные шаги в этом направлении были сделаны вскоре после прихода к власти М.С.Горбачева. Еще в 1985 году его помощник Г.Х.Шахназаров вместе с В.А.Медведевым направили Генеральному секретарю записку с предложением рассмотреть вопрос о целесообразности введения президентского поста. Однако, как отмечает Шахназаров, в то время Горбачев не был готов к этому, поскольку считал, что необходимо сохранить советскую систему правления. А в ней нет места для Президента [100, с. 95].

Возможность введения поста Президента обсуждалась на XIX Всесоюзной партконференции (июнь-июль 1988 г.). Но в итоге была создана другая должность - Председатель Верховного Совета СССР, который, однако, выступал в роли спикера парламента и не обладал реальными полномочиями для принятия решений.

Ход реформ, неоднозначные процессы, происходившие в обществе, подводили к необходимости укрепления механизма исполнения законов и других государственных решений. Число сторонников президентской власти возрастало. В 1989 году эту идею начали активно пропагандировать члены Межрегиональной депутатской группы. О необходимости введения при определенных условиях поста Президента говорил на I Съезде народных депутатов академик А.Д.Сахаров. Им даже был разработан проект "Конституции Союза Советских Республик Европы и Азии", в котором данный пост нашел свое конституционное закрепление [77, с. 11]. Однако большинство все еще считало, что президентское правление противоречит полновластию Советов.

Крутой поворот произошел в 1990 году. В феврале Пленум ЦК КПСС активно обсуждает идею президентской власти, а в марте Внеочередной третий Съезд народных депутатов принимает Закон "Об учреждении поста Президента и внесении изменений в Конституцию СССР". Что же послужило причиной столь быстрого форсирования событий?

Во-первых, произошли кардинальные изменения в политической системе общества, связанные с ликвидацией командно-админист-ративной системы и отказом КПСС от руководящей роли. Начался процесс передачи власти Советам народных депутатов. Советы же в силу ряда причин (фракционной борьбы, некомпетентности части депутатов) не сумели взять всю полноту власти в центре и на местах и, главное, не овладели функцией координации действий государственных структур. В результате образовался вакуум власти, возникла потребность в органе, координирующем деятельность всех ветвей власти.

Во-вторых, усиление и развитие законодательной деятельности ослабило исполнительную власть, что привело к серьезным недостаткам в реализации принимаемых решений. Президент был нужен для ускорения исполнения законов и других государственных решений.

В-третьих, начавшиеся процессы национального возрождения народов СССР привели к военным конфликтам, сепаратистским настроениям, угрожающим целостности страны. Президент должен был укрепить всю систему центральной власти в условиях обретения республиками реального суверенитета.

В-четвертых, за многие годы Советской власти произошло искажение принципа коллективного руководства, что привело к безответственности, ошибкам и злоупотреблениям. Появилась необходимость индивидуализировать социальную и политическую ответственность за деятельность на высшем уровне руководства [176, с. 8-12].

Были и те, кто усмотрел в учреждении президентского поста то самое недостающее звено действенной, сильной, но демократичной власти, которое бы обеспечило выход перестройки на искомый порог правового государства [ 31, с. 6]. Нельзя недооценивать и субъективные причины. Среди них прежде всего личное, порою весьма слабо прикрытое стремление главного партийного функционера страны Горбачева учредить этот привлекательный пост для себя и стать первым в стране Президентом [112, с. 7]. К тому же президентство импонировало как сторонникам "твердой руки", которые в президенте-генсеке видели гаранта своих интересов, так и демократам, которые хотели получить хотя бы какую-то возможность участвовать в выборах главы государства.

Идея введения института президентства в СССР имела как своих сторонников, так и противников. Последние, вероятно, опасались усиления позиций партийной номенклатуры и личной власти Генерального секретаря. Ими была выдвинута серия предварительных условий, необходимых для введения этого института [27, с. 45-46]:

заключение нового Союзного договора и принятие на его основе новой Конституции, в которую институт президентства должен был быть органически встроен;

создание многопартийной системы и формирование на ее основе парламента, могущего стать реальным противовесом исполнительной власти;

запрет совмещать пост Президента и лидера партии одним лицом;

избрание Президента путем всенародного голосования.

Эти условия были отклонены, ибо на их реализацию ушло бы много времени, а проблемы, с которыми столкнулась власть, требовали безотлагательных и решительных мер по защите суверенитета и территориальной целостности страны.

Что касается способа избрания Президента, то социально-эконо-мическая и политическая обстановка в стране не позволяла идти на всенародные выборы. В некоторых районах было введено чрезвычайное положение, ряд образований (Литовская ССР, Нахичеванская АССР) в одностороннем порядке принял решение о выходе из состава СССР. Как сказал академик Д.С.Лихачев: "Страна объята эмоциями. В этих условиях прямые выборы Президента фактически приведут к гражданской войне" [28, с. 385-386]. Поэтому первый (и последний) Президент СССР Горбачев был избран 14 марта 1990 года на Внеочередном третьем Съезде народных депутатов 1329 голосами против 495 [29, с. 55]. При голосовании его кандидатура оказалась единственной, хотя на предварительном этапе были выдвинуты и другие кандидаты - В.В.Бакатин и Н.И.Рыжков [29, с. 4-17].

Несмотря на то, что создание президентской власти в СССР вызвало большой резонанс у общественности, она все же не была воспринята гражданами страны как некая новая структура в политической системе общества. Многим казалось, что Горбачев просто подкрепил девальвированную партийную легитимность новой, полученной от высшего представительного органа. А избрание Президентом Генерального секретаря и непрямой характер выборов не способствовали приданию институту президентства должного авторитета.

К тому же не удалось разделить партийную и государственную власть. Произошло только перенесение ее из кресла в кресло. Ведь даже парламентарии не видели особой разницы между постами Президента и Председателя Верховного Совета. На заседаниях они называли Горбачева то Председателем, то Президентом [100, с. 99].

Союзное президентство наложилось на существующие формы, практически ничего в них не меняя. Оно было только способом легитимации верховной власти, а не системой управления страной в переходный период. Его концептуальная основа была слабо разработана, а практический опыт весьма ограничен. На фоне таких столпов политической системы, как Верховный Совет, Съезд, институт президентства выглядел несколько бутафорским [99, с. 4].

Президентство в СССР просуществовало менее двух лет, однако не прошло бесследно. Во-первых, оно обеспечило преемственность власти в период крушения партийного государства. Во-вторых, создало возможность для учреждения аналогичной структуры власти (т.е. президентской) в Союзных республиках, которые к тому же имели право вносить изменения в общую схему. Именно осуществление этого положения на практике привело к обострению конкуренции республиканских элит и развалу СССР [100, с. 97].

Во всех республиках Советского Союза был введен институт президентства. Здесь президентство появилось как естественный продукт трансформации партийных структур авторитарного социализма [99, с. 4]. С ослаблением роли партии пост Генерального секретаря начал терять свое значение. Введение президентства рассматривалось, с одной стороны, как способ сохранения влияния партии, с другой - как возможность освобождения Генерального секретаря от ее опеки. Нацеленный на реформы лидер должен был постоянно сверять свои шаги с Политбюро и ЦК КПСС и при этом опасаться того, что он может быть свергнут. Президентство предоставляло возможность бывшим партийным лидерам на уровне Союза и республик не только сохранить власть, но и бороться с всесилием партии [3, с. 13].

Пост Президента РСФСР был учрежден всероссийским референдумом 17 марта 1991 года. За его введение высказалось около 70% избирателей, принявших участие в голосовании [3, с. 9]. Но на референдум не были вынесены ни модель статуса, ни проект закона о Президенте. При голосовании граждане могли ориентироваться на образ Президента СССР или на существующие в мире варианты. Впрочем, и о том, и о другом они имели смутное представление. Помимо факторов, способствующих введению президентства в СССР, по нашему мнению, в России имелся еще один - республика переживала период национального возрождения.

В ходе начавшегося в конце 80-х годов процесса самоопределения народов СССР оказалось, что Россия находится в более ущемленном положении, нежели другие союзные республики: она не имела ни столицы, ни гимна, ни телевидения. Президент в РСФСР был необходим для укрепления самостоятельности республики в процессе государственного строительства.

Вопрос об учреждении должности Президента РСФСР в российском парламенте не вызвал столь оживленных прений и политической конфронтации, какие имели место при обсуждении всех "за" и "против" введения поста союзного Президента. Это объясняется тем, что предложенная в то время конструкция института президентства в РСФСР как главы исполнительной власти и высшего должностного лица (а не главы государства) представлялась депутатам более демократичной, чем аналогичный институт власти на союзном уровне [130, с. 11-12].

Видимо, сыграло роль то обстоятельство, что полномочия Президента не ограничивали парламентские прерогативы и привилегии. Хотя были сторонники сильной президентской власти. Например, тогдашний Председатель Комитета по законодательству Верховного Совета РСФСР С.М.Шахрай полагал, что необходимо добиваться того, чтобы не превратить главу исполнительной власти в фигуру чисто декоративную - для приема послов и вручения верительных грамот [202, с. 56].

Принятый 24 апреля 1991 года на IV Съезде народных депутатов РСФСР Закон "О Президенте РСФСР" содержал всего 11 статей и наделял Президента широкими полномочиями. Президент обладал правом законодательной инициативы, правом вето, промульгировал законы, с согласия Верховного Совета назначал Председателя Совета Министров, единолично - остальных членов правительства. Президент становился ключевой фигурой в вопросах внутренней и внешней политики, обороны и безопасности. Он возглавлял Совет Безопасности, участвовал в переговорах и подписывал международные договоры, объявлял чрезвычайное положение [55, с. 464-465].

Однако введение института президентства в РСФСР не привело к коренному изменению всего механизма государственного управления. По-прежнему главная роль принадлежала Съезду и Верховному Совету. Парламент определял все полномочия Президента, осуществлял финансирование президентских программ, его администрации и всей исполнительной власти. Указная деятельность Президента носила подзаконный характер, при том что парламент оставлял за собой право отменить любой его указ.

Учреждая подобную модель президентства, депутаты российского парламента хотели усилить государственную власть и в то же время избежать авторитаризма. Поэтому Президент наделялся обширными полномочиями, но был подотчетен парламенту.

По нашему мнению, именно в самой конструкции механизма государственной власти было заложено противоречие между законодательной и исполнительной властями, которое затем переросло в открытое противостояние и, как итог, политический кризис в октябре 1993 года.

В Республике Беларусь институт президентства был введен одновременно с принятием новой Конституции 15 марта 1994 года, хотя сама идея введения этого нового для Беларуси государственного института восходит к началу 90-х годов, когда была предпринята первая попытка "имплантации" поста Президента в Конституцию БССР 1978 года. В течение более трех лет, которые занял процесс подготовки и принятия новой Конституции, статус Президента и даже сама необходимость этой должности были предметом острой дискуссии как в парламенте, так и среди общественности. Из спектра различных мнений по этому вопросу можно выделить три основные группы.

Сторонники парламентарной республики выступили против введения поста Президента. В переходный период от тоталитарной системы к правовому демократическому государству, когда самосознание граждан быстро растет, парламентарная система правления является наиболее приемлемой. Она предусматривает необходимые правовые условия для досрочных выборов в случае возникновения экономического кризиса, при ней меньше шансов узурпировать власть и вернуть страну к тоталитаризму. К тому же, как отмечал М.Антоненко, менталитет белорусского народа, его толерантность не способствуют определению общенационального лидера, которому можно доверить президентскую власть [9, с. 5].

Г.Карпенко, высказывал мнение, что в случае служебного злоупотребления Президента трудно сместить с поста. В любой момент он может осуществить поворот, разворот и переворот [69, с. 3]. Результаты деятельности президентов в республиках бывшего Союза (Грузия, Россия) свидетельствуют, что Президент не выступает гарантом политической и экономической стабильности [12, с. 2]. Таковым он является только в развитых демократических государствах. Следовательно, для того чтобы стать президентской республикой, Беларуси необходимо пройти сложный и долгий путь демократизации [181, с. 2].

Аргументы сторонников сильной президентской власти были также достаточно вескими. Главой государства может быть либо монарх, либо Президент. В силу того, что Беларусь является республикой, главой государства должен быть только Президент. К тому же, как отмечал В.Шабайлов, опыт государств, переживших тоталитарную систему и близких по территории и численности к Беларуси, показывает, что выход из экономического кризиса может обеспечить только сильная исполнительная власть [210, с. 4]. Такой статус она приобретает в случае совмещения Президентом поста главы государства и правительства [23, с. 3].

По мнению А.Челядинского, преимуществами президентской республики являются жесткое разделение властей и сила быстрого реагирования, принятие и реализация наиболее оптимальных решений [200, с. 1-2]. Что же касается парламентарной республики, то в Беларуси она практически недееспособна, принимаемые решения не выполняются. Партийная система находится на начальной стадии формирования. Существуют только предпартии с 2-3 известными личностями. Поэтому парламент, сформированный из них, будет не в состоянии быстро и четко принимать решения, так как в его составе не окажется не только доминирующей партии, но даже и доминирующей политической силы [2, с. 3].

Ряд авторов считал, что для населения Республики Беларусь характерен "подданнический тип" политической культуры, ориентированный на сильную личность. Так, если раньше первым лицом в государстве был Первый секретарь ЦК КПБ, Председатель Верховного Совета, то сейчас им должен стать Президент [63, с. 2].

Представители третьей точки зрения соглашались с введением поста Президента, но при доминирующем положении законодательного собрания [114, с. 3]. Так, БНФ выступил за парламентарную республику с возможным избранием Президента в качестве руководителя государства [1, с. 1]. Роль Президента заключалась в координации устремлений различных политических сил для достижения общенационального согласия и в осуществлении представительских полномочий [209, с. 5]. Она возрастала в случае стихийных бедствий и иных непредвиденных обстоятельств.

Что касается способа избрания Президента, то этот вопрос не вызвал особых разногласий: 75,5% граждан и 85,7% экспертов высказались за прямые выборы [18, с. 4].

Интересен тот факт, что отрицательное отношение к институту президентства демонстрировали полярные политические силы. Если белорусские коммунисты были в принципе против этого государственного института как чуждого подлинному народовластию, то БНФ выступал против немедленного его введения, мотивируя это необходимостью первоочередного проведения парламентских выборов. Депутаты, представлявшие интересы правительства, настаивали на иной последовательности выборов, обосновывая это необходимостью обеспечения преемственности власти, сохранения стабильности и управляемости государства [143, с. 16].

Введение президентства отчасти было обусловлено интересами правящей номенклатуры, которая в условиях углубляющегося экономического кризиса и накануне парламентских выборов стремилась удержать власть в своих руках. Намереваясь использовать сиюминутные политические "дивиденды" от намечавшегося объединения денежных систем Беларуси и России, представители номенклатуры форсировали принятие новой Конституции Беларуси, предусматривавшей пост Президента. С этой целью они пошли даже на нарушение регламента Верховного Совета - по целым разделам Конституции было проведено тайное голосование [143, с. 16].

Согласно Конституции 1994 года Президент Беларуси являлся главой государства и главой исполнительной власти, но в отличие от США деятельностью правительства руководил Премьр-министр. Президент обладал рядом существенных полномочий, однако, как и в России, на политическом Олимпе первое место занимал парламент.

На выбор модели президентства в Беларуси решающее воздействие оказало то обстоятельство, что пост Президента учреждался под конкретную личность - В.Ф.Кебича, который являлся главой правительства. Институт президентства был призван только легитимировать его политико-правовой статус, а не стать ведущим государственным органом.

Концепция президентской власти была слабо разработана. Конституцией не предусматривался совершенный правовой механизм взаимодействия Президента с другими властными структурами, ибо в номенклатурной системе действовали свои, особые механизмы, позволявшие государственной машине работать без особых осложнений. Однако избрание Президентом Беларуси А.Г.Лукашенко - человека из другой "среды" - неминуемо привело к выявлению заложенных в Конституции противоречий. Краткие выводы

1. Возникновение института президентства в мире было связано с поиском США нового способа организации высшей государственной власти, предусматривающего создание сильной исполнительной власти и в то же время исключающего возможность ее превращения в тиранию.

2. Мыслившийся первоначально как глава исполнительной власти Президент США заменил в сознании граждан монарха и стал осуществлять функции главы государства. Современное представление о Президенте как раз и основывается на отождествлении его с главой государства.

3. Институт президентства, возникнув как отрицание монархии, утвердил республиканскую форму правления. Ее характерные черты - выборность и срочность полномочий главы государства.

4. Эффективность функционирования президентства в США способствовала распространению этого института в мире. Обращение к институту президентства происходило в основном после приобретения страной независимости или установления республики. Однако в силу общественно-исторических и национальных особенностей отдельных стран и регионов в мире возникли различные модели президентства: североамериканская, латиноамериканская, европейская, афро-азиатская, восточноевропейская.

5. Учреждение института президентства как одного из основных органов государственной власти не всегда носило осознанный характер. Довольно часто, особенно в развивающихся странах, имело место простое копирование демократических институтов развитых стран. Немаловажным обстоятельством выступало личное, порой неприкрытое желание национальных лидеров создать для себя этот привлекательный институт с целью легитимации имеющейся у них реальной власти.

6. Введение института президентства без учета национальной специфики страны, изменения всего механизма государственного управления, разработанности концепции президентской власти может привести к возникновению конфликта между главой государства и законодательным собранием, который в условиях неразвитости демократических институтов разрешается в пользу Президента.

7. Сильный глава государства, наделенный значительным объемом полномочий при авторитарном и тоталитарном режимах, приводит к возникновению суперпрезидентских и президентско-моно-кратических республик. Часто президентство служит лишь ширмой для прикрытия режима личной власти.

8. Укрепление принципа коллективизма в осуществлении высшей государственной власти в странах тоталитарного социализма привело к отказу от единоличной президентуры (Президент) и созданию коллегиальной (коллегиальный орган) и смешанной (Президент и колле- гиальный орган) форм президентуры.

9. Несмотря на порой негативный опыт функционирования президентства в ряде стран, этот институт является неотъемлемым элементом политической системы общества в большинстве стран мира, имеющих республиканскую форму правления, поскольку необходимость существования института президентства вытекает в первую очередь из потребности осуществления функций главы государства.

10. Сегодня президентство - неотъемлемый элемент политической системы общества. 143 страны, из них 140 - члены ООН, имеют в своем государственном устройстве институт президентства, что отражает масштабность распространения этого института в современном мире. В то же время важно отметить, что в этих странах президенты имеют различный статус и объем полномочий. Каждая страна сама определяет, какую роль должен играть Президент в ее политической жизни

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com