Перечень учебников

Учебники онлайн

5. Взаимосвязь политики и других сфер общества: теория и практика

Целостность и поступательность общественного развития достигается при взаимодействии политики с другими сферами жизнедеятельности человека, в которых он удовлетворяет свои потребности. Характер и содержание этих взаимосвязей рельефно выявляют специфику политики как социального института, природу ее влияния на общество.
Самостоятельна ли политика или ее содержание обусловлено влиянием экономических, культурных, идеологических и иных факторов? Единства мнений по данной проблеме не существует.
Идею обусловленности политики имущественным и социальным неравенством обосновал еще Аристотель. Управлением обществом могли заниматься люди состоятельные и образованные. Однако тогда политика еще не выделялась как самостоятельная сфера. Она включала в себя все формы взаимоотношений личности и общества, представляла собой цивилизованную форму общности людей. После отделения государства от гражданского общества политика взаимодействовала с другими сферами как самостоятельное образование.
Аристотелевская традиция экономической обусловленности политических отношений активно развивалась. Экономический детерминизм лишал политическую сферу самостоятельности и делал ее производной от отношений собственности, интересов экономически господствующих классов.
До крайности идея детерминированности социальных, политических и иных изменений экономическим базисом, т. е. совокупностью производственных отношений, доведена в марксизме.
По мнению К Маркса, «способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще». Базис определяет развитие надстройки, т. е. политических институтов, права, морали, искусства, религии и т. д. Иначе говоря, политика лишается самостоятельности, является лишь отражением производственных отношений. Так, Ф. Энгельс замечал, что «политическая власть является лишь порождением экономической власти». Широко известна ленинская формула о том, что «политика есть концентрированное выражение экономики». Конечно, К. Маркс допускал возможность взаимодействия базиса и надетройки, возможность влияния надстройки на базис. Однако марксизм преувеличивал зависимость политики от экономического строя, классовой структуры, связь политики с принуждением, насилием.
Исторический опыт показывает, что государственная власть вовсе не является зеркальным отражением интересов экономически господствующего класса, а содержание политических отношений автоматически не предопределяется экономическим строем. Философия экономикоцентризма, когда все человеческие мотивации сводятся к сфере материальных интересов и при этом недооценивается активная роль политики, опасна своей односторонностью на практике. Как свидетельствует практика строительства социализма в СССР и Восточной Европе, меньшинство, организованное в партию, может захватить власть и трансформировать все сферы жизни общества, не будучи ни собственником средств производства, ни выразителем интересов социально господствующего класса.
Противоположную позицию занимают те авторы, которые рассматривают политику как самостоятельную сферу, не подвластную воздействию других социальных факторов.
Изначально выделение политики как самостоятельного социального института и признание за ней доминирующего значения в развитии общества связано с Н. Макиавелли. Конституирующим фактором, обусловливающим автономность политики и наличие у нее собственной логики, является политическая власть. Теоретики макиавеллистской школы настаивали на том, что власть есть самый важный созидательный и преобразующий инструмент. Логика политического, как, впрочем, и социального развития, обусловливается стремлением к обладанию властью, открывающей возможности для получения богатства, ресурсов, статусов. Значение других факторов общественного развития принижается. Подобная -позиция является другой крайностью по сравнению с экономикоцентризмом.
Более взвешенным и реалистичным представляется подход сторонников «теории развития», рассматривающих действительную динамику политических изменений посредством анализа всех переменных (экономических, социальных, культурных, идеологических факторов), влияющих на политическую жизнь и на собственно политическое развитие. Так, влияние экономического роста на политическое развитие выражается в ослаблении классовых антагонизмов, смягчении социальной напряженности, так как экономический рост ликвидирует нищету- источник глубоких социальных конфликтов. На основе анализа таких показателей, как доход на душу населения, уровень грамотности, количество учащихся на 100 тыс. жителей, процент городского населения и т. д., определяется степень политического соперничества. Важным компонентом демократического развития является политическая конкуренция, поскольку она открывает возможности свободного представительства партиями интересов всех социальных групп. Запрещены только экстремистские партии.
Собственно политическое развитие выражается в степени специализации ролей и функций политических институтов. В неразвитой политической системе структур немного и они слабо дифференцированы по функциям, т. е. нет четкого разделения, например, законодательной и исполнительной властей, поэтому власть обычно концентрируется в руках небольшой группы. Развитая политическая система отмечается высокой степенью различия между структурами по функциональному признаку: законодательные собрания занимаются нормотворчеством, исполнительные органы реализуют функцию оперативного управления, судебные - осуществляют правосудие, партии - представляют интересы социальных общностей, и т. д. При всей автономности политические структуры интегрированы во внутренне согласованную целостность, высокая специализация политических ролей и функций которой позволяет адаптировать социальный организм к новым условиям функционирования и адекватно реагировать на новые потребности и требования населения.
Общество как сложную многоуровневую систему взаимодействий различных индивидов, групп, организаций невозможно свеcmu к единым общезначимым структурам (собственности, власти, морали и т. д.). Характер и формы социальных взаимодействий индивидов и групп настолько сложны и многообразны, что нуждаются в упорядочении и регуляции. Регуляция социальных отношений производится как политическими (право, политические нормы и традиции), так и неполитическими средствами (мораль, религия, культурные нормы, обычаи, экономическое стимулирование и т. д.). Соотношение их в различных обществах варьируется в зависимости от степени развития экономической и культурной сфер, зрелости гражданского общества.
Общество представляет собой внутренне согласованную целостность элементов, в которой неразвитость какого-либо элемента компенсируется чрезмерным влиянием других, поэтому в экономически отсталых и культурно неразвитых обществах доминируют тоталитарные режимы, использующие политико-идеологические методы регуляции, пренебрегающие экономическими, моральными, правовыми средствами. При этом политика контролирует все сферы жизнедеятельности человека, вмешиваясь в их развитие.
Будучи сферой социального выбора групп, индивидов, организаций, политика органично связана с моралью. Выбор проектов желаемого будущего, значимость тех или иных локальных целей, определение средств и методов их достижения основываются на моральных представлениях человека, группы о добре и зле, справедливости и несправедливости, долге, чести и достоинстве.
Мораль и политика являются одними из ранних социальных регуляторов общественной жизни. Сближает их то, что они относятся к сфере социального выбора, поэтому достаточно подвижны и изменчивы. Содержание их обусловлено влиянием множества факторов, начиная от исторических и социокультурных и кончая субъективными представлениями и даже случаем.
Кроме того, мораль и политика относятся к нормативным регуляторам жизнедеятельности индивидов. Упорядочение поведения людей происходит при помощи нравственных и политико-правовых норм (общих правил, эталонов, образцов поведения), которые распространяются на все случаи данного рода и являются общеобязательными для всех людей. Однако нравственные и политические нормы различаются между собой способом формирования и средствами реализации.Так, нормы морали складываются в обществе на основе представлений людей о добре и зле, совести, справедливости. Они приобретают обязательное значение по мере осознания и признания их большинством членов общества. Политические и правовые нормы устанавливаются государством и обычно фиксируются в законах, после опубликования которых они становятся общеобязательными. Нормы морали не закрепляются в специальных актах - они содержатся в сознании людей. Наряду с этим нормы морали в большинстве случаев соблюдаются добровольно благодаря пониманию людьми справедливости их предписаний, обеспечиваются внутренним убеждением и силой общественного мнения. Политико-правовые нормы лишь в зрелом гражданском обществе могут соблюдаться добровольно на основе понимания людьми их справедливости. Однако для их соблюдения государство вправе применять и средства принуждения.
И последнее. Нравственные нормы выступают в виде обобщения правил поведения, свойственных для всех ситуаций. Политические и правовые нормы более детализированы и специализированы для конкретных участников политической жизни, определенных ее состояний. К примеру, конституционные нормы определяют правила взаимоотношений государства и гражданского общества; партийные нормы - правила поведения членов организации и т. д. Следовательно, несмотря на известные различия, моральные, политические и правовые нормы дополняют и поддерживают друг друга.
Однако на практике взаимоотношения морали и политики более сложны и непредсказуемы. Как социальный регулятор мораль возникает раньше политики и испытывает влияние религии, культуры, экономической зрелости общества, психологического склада этноса и т. д. В условиях монолитного единства интересов примитивных обществ мораль была достаточно эффективным средством регулирования общественных отношений. Род или племя нормами первобытной морали предписывали индивидам одинаковые образцы поведения, запреты. Однако позже закрепить и обеспечить надлежащий статус автономной личности, ее индивидуальную свободу первобытная мораль не могла. Дифференциация социальных интересов и статусов породила политику, как более эффективное средство согласования несовпадающих и выработки общих интересов.
Первоначально политика опиралась на господствующую мораль и была слита с нею. Соблюдение правителем норм морали создавало ему авторитет среди подданных. Традиция единства политики и морали, зародившаяся на Востоке (конфуцианская традиция), была востребована и на Западе. Она нашла выражение в форме нравственных требований, предъявляемых к правителям или тем, кто хотел посвятить себя политике. В западной политической мысли уже с античности политика рассматривалась как сфера деятельности наиболее достойных, честных, благородных, добрых, справедливых людей, заботящихся об общем благе. Долгое время в политике больше ценилась скромность, чем компетентность.
Однако процесс дальнейшего обособления отдельного человека от естественных форм интеграции (общины, рода, племени) требовал обеспечения его свободы более эффективными средствами, чем внутренняя убежденность каждого в справедливости моральных норм. Заметно изменились возможности индивидов, их статус и роли, что усложнило характер и содержание социальных взаимосвязей. Их регуляция потребовала определения в политике границ значимого, отделения его от морально приемлемого. Потребовались умение понимать сложное переплетение интересов и потребностей одних групп, способность навязывать свою волю другим группам и слоям населения. В политике нарастало значение компетентности.
Эту потребность сформулировал Н. Макиавелли, освободив политику от морали и обосновав ее самостоятельный статус. Он ввел в политику целесообразность в качестве смыслообра-зующего фактора. Как и всякая сознательная деятельность, политика делается на основе целеполагания, определения средств достижения поставленных целей. Однако с изменением условий меняются и цели, и средства их осуществления. Поэтому принцип относительности целей и средств, зависимости их от наличных условий вытесняет нравственные ценности. Будучи основоположником теории политического реализма, Н. Макиавелли рекомендовал правителю учитывать конкретные интересы и потребности людей, их слабости и пороки, чтобы использовать их для достижения поставленных целей. Общепринятая мораль, нравственные идеалы не могут служить преградой на этом пути. Сам характер цели оправдывает средства. Так, объединение раздробленной Италии в единое государство Н. Макиавелли призывал осуществить ценой любых потерь, «мечом и кровью».
Мораль и политика различаются механизмом воздействия на общество. Мораль является разновидностью индивидуального регулирования, утверждения социального в индивидуальном с помощью наиболее общих правил поведения, на основе которых обеспечивается взаимосвязь отдельных индивидов путем согласования личного интереса с обществешплм. Политика же обращена к общественным или групповым интересам и сознанию, поэтому прямо не выражает индивидуальных потребностей. Иначе говоря, политика и мораль взаимодополняют друг друга в системе социального регулирования, акцентируя внимание на единстве индивидуального и социального.
Следовательно, во взаимоотношениях политики и морали одинаково опасны две крайности.
Первая имеет место тогда, когда политика (на основе глобальных и часто утопических целей или классовых интересов) полностью подчиняет себе нравственные нормы и ценности. При этом интересы и потребности конкретного человека не являются значимыми по сравнению с устремлениями классов, наций, партий, общества в целом. Личность может существовать только как часть класса или партии. Но в таком случае жизнь человека теряет самостоятельную ценность, предаются забвению важнейшие нравственные понятия - честь, достоинство, совесть, порядочность, индивидуальность и т. д. Когда политическая целесообразность подменяет общечеловеческую нравственность, тогда политика проникает во все сферы жизни общества и подчиняет его себе. В результате этого устанавливаются тоталитарные режимы, при которых личность унижена и бесправна, ее сознание деформировано ложью, бесконечной борьбой с «врагами народа». Масштабами целей (например, «построение светлого будущего») оправдываются бесчисленные жертвы (по пословице «лес рубят - щепки летят»).
Вторая крайность выражается в слиянии политики и морали. В таком случае политика теряет свой динамизм и эффективность, поскольку лидеры, элиты при принятии решений всякий раз вынуждены соизмерять их с нравственными нормами общества. Нравственный максимализм опасен отрывом политики от реальности, ослаблением ее регулятивных и мобилизационных функций. К тому же господствующая в обществе мораль может быть формой выражения страха и политического невежества населения. Иначе, например, нельзя объяснить массовую поддержку населением СССР кампаний по борьбе с «врагами народа» и «вредителями», проводившихся достаточно регулярно тоталитарным режимом с середины 20-х до середины 50-х годов.
Формирование органичных, взаимообусловливающих и взаимодополняющих отношений политики и морали представляет собой достаточно сложный процесс, испытывающий влияние ряда факторов. Тенденция социального прогресса состоит в сокращении сферы политически значимого и расширения сферы действия моральных регуляторов. Это свойственно социальному правовому государству, в котором противостояние морали и политики заметно снижается, поскольку отношения государства и общества оформляются правом. Понижение степени конфликтности и повышение уровня согласия в обществе (что ведет к сокращению удельного веса политики в социальном регулировании) обусловлены наличием зрелого гражданского общества, высоким уровнем жизни, сформированностыо демократических традиций и культуры участия населения в политике. В этих условиях сфера политически значимого должна основываться на моральных максимах, зафиксированных в качестве принципов и норм конституционного права конкретной страны.
Возьмем, например, такую максиму, как приоритет прав человека над правами государства и общества. В 14-й поправке к американской Конституции она сформулирована следующим образом: «Ни один штат не будет издавать законов или применять законов, ограничивающих привилегии и свободы граждан Соединенных Штатов; ни один штат не будет лишать кого-либо жизни, свободы или собственности без законного судебного разбирательства и не будет отказывать какому-либо лицу, подчиненному его юрисдикции, в равной защите законов». Однако деятельность государства и индивидов в равной мере подчинена законам, отражающим принципы общечеловеческой нравственности. И когда индивид или группа преступают эти законы, государство имеет право применить силу с целью восстановления попранных принципов и норм, разделяемых большинством членов общества.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com