Перечень учебников

Учебники онлайн

Заключение

В течение нескольких последних десятилетий взгляды на политическое лидерство начали меняться. Это произошло потому, что изменилась сама роль лидерства в результате более пристального внимания к социальному и экономическому развитию в современном мире; к тому же на лидерство стали смотреть более позитивно, более конструктивно, чем в прошлом. Взгляды на лидерство — хотя и медленно — меняются также благодаря тщательному исследованию воздействия лидеров, в результате чего традиционная дихотомия «героев» и «ординарных личностей» стала менее реальной, как и дихотомия уверовавших в теорию «великих людей» и тех, кто утверждает, что «лидеры не значат ничего».

Но, может быть, самое большое изменение обусловлено фактом, что в наших обществах лидерство стало связываться прежде всего с улучшением социальных и экономических условий. Конечно, эта роль лидерства не является ни целиком новой, ни совершенно исключительной. И в прошлом правителям приходилось заниматься экономикой и социальной сферой. Но на экономическую и социальную роль лидеров не смотрели как на одну из первых, а тем более главную из функций. Более того, роль лидеров не рассматривалась в контексте динамичного процесса развития общества. В целом, по крайней мере для западных лидеров, самые важные проблемы состояли в сохранении внутреннего мира и обеспечении внешней безопасности.

Конечно, ни одна из этих функций не утрачена и в XX в. Международные отношения продолжают оставаться важной сферой забот многих лидеров, причем не только в крупнейших странах. Остается чувство, что вовлеченность в мировые дела возвышает лидера больше, чем «наблюдение» за внутриэкономическими и социальными процессами.

Хотя международные дела и внутренний порядок продолжают оставаться предметом постоянной заботы со стороны современных руководителей, они перестали быть центром внимания. Важнее, пожалуй, что социальные и экономические проблемы почти всегда воспринимаются как источник внутреннего неблагополучия и — в немалой степени — внешних хлопот.

Но экономические и социальные проблемы находятся не просто в центре забот лидера; и не только в отсутствии внимания к широко понимаемому развитию — главная причина краха лидеров. Самый узловой момент в том, что социальное и экономическое развитие рассматривается как процесс, который должен происходить непрерывно, но, принося результаты, он в то же время порождает напряженность. Она должна быть преодолена, если есть желание добиться успеха. Здесь уместно сравнение с горьким лекарством или приносящим мучение долговременным лечением, которое в конце концов ведет к выздоровлению. Но в отличие от многих болезней, поддающихся лечению, процесс развития сопряжен не просто с болью, а с почти нестерпимыми муками. И применительно к обществу болезнь может означать отсутствие почти любого прогресса, если избранное лечение неадекватно. Итак, проблемы социально-экономического развития напоминают проблемы медицины в том смысле, что часто они столь же неуловимы, как и болезни человеческого организма. Но поскольку «болезни» общества гораздо продолжительнее, поскольку слова типа «агония» или «коллапс» неприменимы к политическому организму, положение политических лидеров намного сложнее, чем врачей. Появление всеобщего требования социальных и экономических перемен поставило национальных руководителей перед такими трудностями, которых никогда не было у их предшественников. Современным политическим лидерам не приходится выбирать, осуществлять политику постоянного развития своих стран или нет; они должны проводить только такую политику, иначе им не удержаться на посту.

С почти полной уверенностью можно сказать, что изменение в главной роли лидеров вызвало трансформацию отношения к лидерству, которая стала заметна в ходе последних десятилетий. Если лидеры заняты в основном «лечением» социальных и экономических болезней и если эта роль требует постоянного руководства и управления страной, то становится просто невозможно пренебрегать лидером, что было характерно для многих политических теоретиков-классиков, или говорить о роли лидера как ключевой, но исключительной, что свойственно веберовской модели власти. Напротив, лидерство должно рассматриваться как фактор, постоянно играющий позитивную роль в развивающемся обществе. Поэтому должны быть предприняты усилия, чтобы обеспечить лидерам выполнение роли, что включает в себя, в первую очередь, точное определение наиболее необходимых личностных качеств и наиболее эффективной институциональной поддержки.

Вполне понятно, почему в прошлом, да и сейчас, суждения о лидерах и лидерстве были часто столь негативны. Слишком многие руководители оказывались такими тиранами и деспотами, что естественная реакция состояла в попытках ограничить их власть путем создания структур, действующих как барьер на пути посягательств на «исполнительную» власть. Согласно такому взгляду на лидерство, основные усилия были направлены на то, чтобы разъяснить, как защититься от лидерства, а не на то, чтобы определить, как его лучше использовать. На лидерство смотрели, как на огонь, пожирающий все вокруг себя. И только в далеком и утопичном будущем можно было надеяться, что правители станут «королями-философами».

Анализ, сделанный Вебером, помог изменить этот подход. Рассматривая кризисные общества, немецкий социолог показал, что лидеры могли бы стать главным звеном новой легитимности. Вебер пошел дальше теоретиков-классиков, которые признавали, что отдельные, исключительные лидеры могли бы играть ключевую роль, помогая созданию новых государственных институтов, и что их задача — просвещать людей. Харизматический лидер Вебера по-настоящему строит общество. Он объединяет то, что было рассыпано на множество фрагментов и что без него таковым бы и оставалось.

Но точка зрения Вебера не полна, потому что он имел дело только с чрезвычайными, кризисными периодами, во время которых легитимность разрушается. При анализе современной ситуации следует идти дальше и рассматривать лидерство как один из ключевых инструментов, с помощью которых общество может быть постепенно трансформировано. У такого подхода к лидерству не было «великих» теоретиков: Макиавелли теоретизировал о традиционном узурпаторстве, Вебер — о спасителе нации. Хорошо известные лидеры XX в. — «добрые» и «злые» — постепенно помогли определить облик нового лидера, для которого главное — постоянная забота о совершенствовании общества, сбалансированность долговременных перспектив и текущих проблем, сочетание технического и экономического прогресса с вниманием к благосостоянию граждан.

Реалии современного лидерства только приближаются к этому «идеальному типу». Однако его характерные черты могут быть определены, и такое определение необходимо, ибо дает возможность выявить личностные качества и типы институциональной поддержки, необходимые лидеру в выполнении той позитивной роли, которая требуется для социального и экономического развития.

Ленин однажды сказал, что энергия рабочего класса должна быть использована для революции и что партия, подобно поршню паровой машины, есть орудие, с помощью которого эта энергия может быть накоплена и даст максимальную отдачу. Подобные же слова можно отнести и к лидерству. Требуется выявление механизмов, с помощью которых энергия лидеров может быть наилучшим образом использована на благо человечества, нужно не столько строить дамбы или другие защитные сооружения, сколько находить методы и направления, с помощью которых ум, эмоции, все личностные качества лидеров могут быть с выгодой использованы.

Сохраняется важность институциональных механизмов, но, во-первых, они нуждаются в реалистической оценке и, во-вторых, их не следовало бы использовать для блокирования действий лидеров; они должны служить наиболее эффективному использованию ресурсов лидеров в их воздействии на общество. Все, что окружает лидера, должно помогать ему, а не создавать атмосферу подозрения и тревоги. Мало чего можно достигнуть, создавая препятствия и формируя институты, которые только блокируют цели лидера.

Те, кто создают институты, должны признать и согласиться, что лидерство необходимо, по выражению Такера, для «диагностики», для «предписания курса действий» и для «мобилизации» . Институты способны служить этим целям и должны быть как можно лучше организованы для их достижения.

Итак, институты, окружающие лидера, должны исходить из предпосылки доверия к лидеру, но для этого лидер обязан обладать требуемыми от него качествами. Платон призывал к воспитанию тех, кто имеет призвание к лидерству, это воспитание должно быть особым. Оно не ограничивается простой селекцией. Отбор лидеров основывается на признании необходимости определенных качеств — интеллекта, энергии, решительности, умении работать с подчиненными и общаться с населением и, видимо, многих других. Следовательно, крайне важны более глубокие знания этих качеств, но не вообще, а применительно к конкретным ситуациям. То, что требуется от «спасителя», не обязательно иметь «новатору» или «реформатору». Мы нуждаемся в понимании личностных качеств (синдром «черт»), которые наиболее соответствуют требованиям данного лидерства. Институциональные механизмы поддерживают, а в ряде случаев направляют активность лидера, но ее источник — сам лидер. Именно через углубленное познание характерных черт этой активности можно приблизиться к «идеальному типу» позитивного политического лидера, который нужен современному обществу.

В таком контексте становится почти нелепо спорить о том, страны ли определяют своих лидеров или лидеры «формируют» свои страны. Столь же нелепы попытки определить, является лидер «героем» или «посредственностью». Традиционная дихотомия основывалась на утопичном желании добиться немедленных чудес. Это желание подкреплялось несколько более реалистичным описанием образа победоносного полководца, который своими деяниями обеспечивал престиж и мощь нации, прежде недостижимые.

Что касается внутренней политики, то лидеры ставят перед собой различные цели, которые могут меняться с течением времени, в частности, потому, что влияние лидеров зависит от степени восприимчивости населения к этим целям. Последняя, в свою очередь, обусловлена состоянием страны, условиями жизни и внешними обстоятельствами, в которых эти лидеры действуют. Поэтому вопрос о влиянии лидеров не может быть рассмотрен в форме резкого, дихотомного противопоставления одних лидеров другим. Здесь существуют градации и стадии.

Оценка влияния лидерства невозможна без детального изучения как «наклонностей» лидеров, так и характеристик среды. Вот почему совершенно нереалистично считать, что влияние лидеров либо «грандиозно», либо «отсутствует». Так же нереалистично полагать, что лидер один может определить политику и что его политика (с ее результатами) есть целиком продукт среды. Даже поверхностное наблюдение показывает, что лидеры меняются в той степени, в какой они влияют на общество. Эта степень поддается оценке в общем, несомненно появятся и более точные измерения, поскольку ведется тщательный сравнительный анализ специфического вклада лидеров в общество, а именно — целей, которые они преследуют, будучи у власти. Эти цели могут быть подвергнуты сравнению, учитывая, что для анализа влияния лидеров важно в какой степени они стремятся к изменению статус-кво — вширь или/и вглубь.

Хотя на сегодня определены лишь самые общие контуры влияния лидеров, уже ясно, что нepeaлиcтичнo ожидать от них значительных и непрерывных преобразований до тех пор, пока ситуация «не созрела». Лидеры и среда связаны системным образом, поэтому оценивать следует способность лидера при данных требованиях руководимого им общества изменить в той или иной степени характер требований, ускоряя или замедляя движение мнений в обществе.

Качества и роль индивидуального лидера целесообразнее оценивать не по тому, насколько широки проведенные реформы, а по воздействию, которое он оказал при данной «предрасположенности» среды. Эффективные лидеры имеются в любом типе общества, но таковыми не следует считать тех, кто выглядит «героем» и, пользуясь благоприятной обстановкой, проводит политику, которая заканчивается вместе с ним, перекраивается или отвергается последующими лидерами.

Мы должны полнее осознать, что лидеры в целом играют значимую, но ограниченную роль в обществе. Надо отказаться от скоропалительных и «радикальных» оценок. Необходимо заняться анализом большой группы лидеров, пользующихся существенным влиянием, с учетом их стартовой позиции и внешних условий. В этой связи важно больше знать прежде всего о психологических качествах лидеров применительно к данной ситуации. Также важно выявлять институциональные механизмы, которые «оркеструют» потенциальное влияние лидеров, помогая преобразовывать цели в политические шаги, улучшая связь лидера с населением и обратно. Вот почему детальное изучение влияния политических лидеров, их качеств есть нечто большее, чем удовлетворение простого любопытства относительно поведения людей, руководящих миром. Эта задача прямо и неразрывно связана с попыткой обеспечить условия, в которых политическое лидерство будет совершенствоваться из поколения в поколение.

< Назад

Содержание
 
© uchebnik-online.com