Перечень учебников

Учебники онлайн

§ 3. Значение теоретических методов для описания и объяснения политического менеджмента

Любое научное знание об объекте "добывается" с помощью методологического инструментария. Овладение знанием и навыками работы с методологическим инструментарием – залог создания удачных объяснительных схем, не только адекватно отражающих реальные процессы, но и позволяющих принимать и реализовывать эффективные управленческие решения.

Как мы отмечали, знание о политическом менеджменте может быть теоретическим и конкретно-прикладным, и каждый вид такого знания требует своей методологии. Теоретическое знание требует поиска вневременных, универсальных, инвариантных свойств. Решается эта эпистемологическая проблема с помощью специальных теоретических методов, которые представляют собой сложные абстрактные конструкции изучаемого объекта и предназначены для извлечения такого знания об этом объекте, которое недоступно непосредственному наблюдению. Дж.Тернер назвал это "аналитическим теоретизированием". (Дж.Тернер. Аналитическое конструирование //THESIS,1994, т.II. вып.4.)

Постольку поскольку научное знание о политическом менеджменте формируется на пересечении нескольких научных дисциплин, поэтому методология познания данного социального феномена аккумулирует в себе различные научные подходы. Кроме того, поведение людей, вовлеченных в политический управленческий процесс, сложно, противоречиво, не всегда последовательно, что не позволяет однозначно описывать и объяснять практику политического менеджмента. Следствием этого является появление различных объяснительных схем данного социального феномена, различных теоретических методов.

Условно теоретические методы, предназначенные для объяснения политико-технологического управления можно разделить на две группы. Первая группа методов предназначена для аналитического конструирования политико-технологического управления как целостности, как особого сегмента политической реальности, имеющего свои особые качественные характеристики, позволяющие выделить его из многообразия других социальных и политических феноменов. Вторая группа методов ориентируется на исследование действий участников политико-технологического управленческого процесса. Можно сказать, что в первом случае доминирует подход, рассматривающий политико-технологическое управление как объективированный результат деятельности людей, как вид социальной реальности. Во втором случае акцент делается на том, что политико-технологическое управление – это деятельность людей, преследующих свои цели, реализующих свои интересы, потребности, а следовательно, главное – это понять и объяснить мотивы, толкающие людей к участию в данном виде взаимодействий.

Эти группы методов решают две разные познавательные задачи: первая стремится выработать оптимальный способ изучения политико-технологического управления как объективно существующего и развивающегося процесса, вторая - найти механизмы понимания политической деятельности отдельных индивидов. Остановимся вначале на краткой характеристике первой группы методов.

Структурализм как метод основывается на аксиоматическом допущении, что в обществе и в политике есть устойчивые социальные образования - структуры. Это могут быть институты, нормы, группы, общности, статусы, роли, иными словами, все то, что связывает людей, определяет их поведение, но существует объективно, помимо их воли и сознания. Устойчивость структур позволяет вычленять их из социальной реальности, изучать каждую в отдельности. Поведение конкретных людей в рамках структуралистского подхода обычно не принимается во внимание, так как считается, что индивид действует прежде всего подчиняясь требованиям той или иной структуры. Например, статус человека, его принадлежность к какой-либо социальной группе или политической организации могут оказывать воздействие на его электоральный выбор. Исследуя статусные, социально-групповые структуры (проводя их структурный анализ), мы таким образом можем предположить степень социальной поддержки того или иного кандидата на выборах.

Другой пример: мы можем исследовать институт всеобщего избирательного права, нормативно-правовое регулирование избирательных кампаний в обществе, подразумевая, что все участники конкретного избирательного процесса будут ориентироваться на установленные нормы. Значение структурализма для объяснения логики политико-управленческого процесса заключается в том, что он позволяет увидеть объективные социальные образования, воздействующие на вовлеченных в него людей, всесторонне их изучить и проанализировать.

Однако человек обычно находится под воздействием не одной, а нескольких структур, так как он одновременно принадлежит к нескольким статусным группам, должен ориентироваться на различные нормы. Для описания сложности, как говорит французский социолог П.Бурдье, «структурного давления» в современной науке используется топологический метод ( от греч. topos - место), когда политика рассматривается в категориях политического пространства или политического поля. Предполагается, что каждый человек, обладая определенными статусами, ресурсами, занимает соответствующую нишу в многомерном политическом или социальном пространстве.

Люди обладающими похожими, одинаковыми ресурсами (уровень образования, материальное положение, статус в политической иерархии и т.п.) будут занимать в социальном и политическом пространствах близкие позиции, они будут тяготеть друг к другу. В результате в обществе будут складываться группы, объективно отличающиеся друг от друга, причем характер этих отличий будет многомерным. Занимаемая в политическом пространстве ниша в силу своей объективности будет влиять и на индивидуальное поведение человека, определять его образ жизни, стремления, политические предпочтения. Этот метод используется при описании положения политической элиты в обществе, а также других социальных и политических групп. Благодаря этому методу более ясной становится картина возникающих в обществе конфликтов, когда противостояние описывается как стремление образовавшихся групп изменить свое положение в политическом пространстве. Мы будем обращаться к методологии топологического анализа при описании процессов сегментирования политического рынка.

Функционализм в отличие от структуралистского подхода акцентирует внимание на выявлении зависимостей между объективными социальными образованиями (структурами). В рамках классического функционализма функция рассматривается как объективное требование, предъявляемое целым к своим частям, как возникающая между ними позитивная связь, зависимость. Например, в русле функциональной традиции появление политического менеджмента можно объяснить вызреванием в обществе, в политической системе соответствующей потребности, а логика анализа определяется необходимостью "правильно" сформулировать значение функции. Другой пример: в ходе избирательной кампании ее инициаторы неизбежно обращаются к политической рекламе. Определение функций политической рекламы, их анализ является прерогативой данного методологического подхода.

Американский социолог Р.Мертон в работе "Явные и латентные функции" (Американская социологическая мысль: Тексты/ Под ред. В.И.Добренькова. – М.: Изд-во МГУ, 1994) подверг методологию классического функционализма убедительной критике, указав на ее неизбежно субъективистский, идеологизированный характер. Однако ни сам Р.Мертон, ни другие социологи так и не смогли полностью отказаться от некоторых постулатов функционализма. Это связано с тем, что функционалистская методология смогла наиболее четко отразить идею взаимозависимости всех элементов социального мира, предложить собственную логику объяснения объективных причинно-следственных связей, не связанных с намерениями, интересами отдельного человека.

Системный анализ в современном своем виде начинает складываться в социальных науках во второй половине ХХ в. Он ориентирует исследователей на рассмотрение изучаемого социального объекта как открытой аутопойетической системы, взаимодействующей с окружающей средой и находящейся в постоянном развитии. В социальных науках системный анализ синтезировал общеметодологические принципы общей теории систем, кибернетики, синергетики, а также структурализма и функционализма. С помощью системного анализа можно описывать политическое управленческое взаимодействие как сложную целостность, обладающую внутренними механизмами самовоспроизводства, обеспечивающими восстановление системы под воздействием метаболических процессов.

Структурализм, топологический анализ, функционализм и системный анализ позволяют изучить политико-технологическое управление как объективное социальное явление, как результат деятельности людей, создавших за относительно короткий временной отрезок особый тип взаимодействий, связей и отношений, как особый сегмент социальной реальности. Человек как индивидуальность в контексте этих методов фактически элиминируется, устраняется, вместо него объектом анализа являются субъекты и объекты управления, функции, группы и организации, статусы и роли, информационные каналы и системные отношения.

При всей важности изучения системно-функционального контекста политико-технологического управления, на наш взгляд, приоритетным должно быть исследование мотивации политического действия. Данное обстоятельство обусловлено спецификой данного вида политического управления, реализующегося главным образом не путем создания нормативных ограничений для объекта управления, а путем воздействия на мотивацию людей, вовлеченных в управленческий процесс.

Мотивацию нельзя объяснить в рамках методологических подходов, ориентированных на конструирование социальной реальности. Внутренний мир, сознание отдельного человека, его установки не могут быть описаны в рамках тех же понятий и категорий, что и объективный мир политических отношений, институтов, норм и организаций.

Созданные в социальных науках методы, нацеленные на познание мотивации социального действия, разнообразны. Они используются для объяснения различных типов поведения, в том числе их можно применить и для изучения специфики поведения людей, вовлеченных в политико-управленческий процесс.

Теории рационального выбора и теории обмена. В основе этой методологической концепции лежит суждение о существовании универсального стремления человека к получению максимального вознаграждения минимальной ценой - “закон выгоды”. Дж.Хоманс, создатель «теории обмена» в социологии считал, что индивид вступает во взаимодействие, надеясь получить что-то взамен: материальное вознаграждение, личную безопасность, любовь, статус и т.д. Например, избиратель, голосуя за выбранного кандидата, надеется получить взамен решение интересующих его проблем – повышение пенсий, снижение налогового бремени, совершенствование системы здравоохранения и т.п. Кандидат, в свою очередь стремится к получению большего числа голосов, обещает взамен решение проблем, волнующих избирателей. При этом считается, что и кандидат, и избиратель действуют рационально, они способны адекватно оценить последствия своих действий, разумно выбрать способы достижения поставленных задач.

Однако, в реальной жизни правилом является, сформулированный Г.Саймоном, принцип «ограниченной рациональности». Человеку свойственно преувеличивать разумность своих поступков, в то время, как действительные мотивационные стимулы имеют более сложную природу. С целью преодоления подобной односторонности в науке складываются другие методы, интерпретирующие содержание мотивационных процессов.

Психодинамические теории личности, как и теории рационального выбора, объясняют поведение внутренними факторами, но источник активности описывается как сложный, далеко не всегда осознаваемый процесс. Так, З.Фрейд указывал на определенную роль бессознательного, а сложность реального поведения объяснял противоречиями между «Ид» (бессознательным), «Эго» (сознанием) и «Супер-Эго» (усвоенными индивидом моральными нормами и запретами). А.Маслоу говорил о потребностях человека как главной движущей силе, побуждающей его к действиям. Психодинамические теории разнообразны, но они нацеливают политического технолога, стремящегося к достижению поставленных целей, на познание или, по крайней мере, на принятие во внимание сложных внутренних процессов, которые переживает человек, вовлекаемый в управленческое взаимодействие.

Научающе-бихевиоральные теории. Сторонники этих теорий считают, что поведение является своеобразной реакцией человека на внешние стимулы. Управляя внешними стимулами, можно добиться изменения поведения. Постольку поскольку политический технолог обладает преимущественными возможностями создавать какие-либо внешние стимулы, то научающе-бихевиоральные теории находят широкое применение в практике политико-технологического управления. Например, зная, что люди в основной массе положительно реагируют на обещания решать волнующие их проблемы, политические технологи вкладывают в уста политиков обещания подобного рода, наполняют ими тексты предвыборных программ. Однако, научающе-бихевиоральные теории помогают политическим технологам только в том случае, если известна типичная реакция на определенные стимулы. Но успешно решать политические задачи, можно только создавая что-то новое, не повторяя пройденное. И тем политическим технологам, которые хотят быть немного впереди своих конкурентов большую помощь может оказать методология когнитивного анализа.

Когнитивные теории указывают, что причины поведения нужно искать в тех ментальных процессах, с помощью которых человек познает и объясняет окружающий мир. Человек действует в зависимости от того, как он воспринимает, оценивает, интерпретирует ситуацию. Проникновение в тайны этих сложных когнитивных процессов открывает перед политическими технологами огромные возможности воздействия на людей. Когнитивное направление в социальных науках, прежде всего в психологии, является весьма перспективным и быстро развивается. В дальнейшем мы будем руководствоваться при рассмотрении политического поведения преимущественно методологией когнитивного анализа.

Мы перечислили лишь часть теоретических методов, использование которых сможет продвинуть нас в понимании политического менеджмента как особого вида политических взаимодействий, которые предстают перед исследователем одновременно и как структурированное поле отношений и как субъективная деятельность людей, преследующих свои цели. Причина многообразия теоретических методов, их несводимости к какому-либо одному, универсальному заключена в сложности, противоречивости политико-технологического управления.

Каждый теоретический метод имеет свои достоинства и ограничения. К достижениям метода относятся создаваемые им возможности описать, объяснить, проанализировать тот или иной аспект политико-технологического управления. Например, выделить и рассмотреть структуры, связывающие субъекта и объект политико-технологического управления (структурализм), установить между ними связи-зависимости (функционализм), описать процессы выбора индивидом той или иной модели политического поведения (психодинамическая, когнитивная и другие теории мотивации). Но любой теоретический метод не обладает универсальными возможностями описания всего многообразия, всей сложности управленческих процессов в политике. Вот почему нам предстоит при анализе политико-технологического управления синтезировать различные методологические направления.

Теоретические методы задают не только логику познания, но и формируют категориальный аппарат науки, с помощью которого описываются изучаемые явления и процессы. Некоторые категории мы уже назвали, содержание других будет раскрываться в следующих главах. Однако, думается уже можно дать более точную формулировку предмета научного знания о политическом менеджменте.

Предметом научного знания о политическом менеджменте является:

а) изучение политического управления как процесса, в котором реализуются субъектно-объектные отношения, рассмотрение условий его возникновения, структуры, факторов влияния, тенденций развития;

б) исследование внутриличностных процессов, влияющих на мотивацию и поведение людей, вовлеченных и вовлекаемых в политико-технологический процесс.

Подведем итог: «аналитическое теоретизирование» позволяет описать, объяснить политико-технологическое управление как особое социальное явление, как процесс, выявить его структурирующие элементы, условия поддержания их целостности, изменения и развития, приблизиться к пониманию мотивации людей, с одной стороны, инициирующих политический управленческий процесс, а с другой – вовлекаемых в него. Обычно результаты теоретико-аналитической исследовательской работы воплощаются в универсальных моделях, которые используются для получения эмпирических данных о реальной ситуации, о конкретном политико-технологическом процессе. Об общих принципах применения теоретических моделей для решения конкретных управленческих задач нам предстоит поговорить в следующем параграфе

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com