Перечень учебников

Учебники онлайн

Истоки гражданского общества

Говорить о гражданском обществе в современном понимании этого слова можно лишь с момента появления гражданина как самостоятельного, сознающего себя таковым, индивидуального члена общества, наделенного определенным комплексом прав и свобод и в то же время несущего перед обществом моральную или иную ответственность за все свои действия.
Путь западной цивилизации к гражданскому обществу был отмечен острыми и длительными социальными, политическими и идеологическими коллизиями, включая серию широкомасштабных политических революций. Это был процесс не только экономической, социальной и политической, но также социокультурной, духовной и морально-этической трансформации. Об этом свидетельствуют как перипетии формирования и развития самого гражданского общества, так и история разработки концепции гражданского общества в западной общественно-политической мысли.
Понятие «гражданское общество» восходит своими корнями к периоду античности. При этом прежде всего следует обратить внимание на тот факт, что у античных мыслителей понятия «гражданское общество», «политическое сообщество» и «государство» выступали в качестве синонимов и взаимозаменяемых терминов. Это «polls» и «politea» у древних греков, «res publica» и «societas civilis» у древних римлян. Они охватывали все важнейшие сферы жизни людей. Например, для греческого полиса было характерно тесное слияние гражданского коллектива с государством.
Гражданам полиса было чужда идея неприкосновенности частной сферы. Приверженность духу гражданского коллективизма выражалась в том, что общие интересы полиса сливались с частными интересами отдельных граждан, а в случае их столкновения приоритет бесспорно отдавался первым. Констатируя этот факт, Аристотель подчеркивал: «даже если для одного человека благом является то же самое, что для государства, более важным и более полным представляется все-таки благо государства, достижение его и сохранение». «Желанно, разумеется, и (благо) одного человека, но прекраснее и божественней благо народа и государства» — утверждал он в «Никомаховой этике».
Здесь Аристотель, по сути дела, констатировал тот факт, что жизнь отдельного человека и экономически, и политически, и социально определялась его принадлежностью к полису как к основополагающей реальности. Иначе и не могло быть, поскольку государству-полису придавалось самодовлеющее значение. С этой точки зрения большой интерес представляет позиция Аристотеля, изложенная им в «Политике». Он, в частности, утверждал, что «государство принадлежит тому, что существует по природе». Развивая эту мысль дальше, Аристотель писал: «Первичным по природе является государство по сравнению с семьей и каждым из нас: ведь необходимо, чтобы целое предшествовало части... Государство существует по природе и по природе предшествует каждому человеку, поскольку последний, оказавшись в изолированном состоянии, не является существом самодовлеющим, его отношение к государству такое же, как отношение любой части к своему целому».
Очевидно, что Аристотель не оставляет человеку места вне государства. «Тот, кто не способен вступить в общение или, считая себя существом самодовлеющим,— утверждал он,— не чувствует потребности ни в чем, уже не составляет элемента государства, становясь либо животным, либо божеством». Человек, сколь бы значительным он ни был, всецело зависел от государства-полиса; имело место тождество частного и общественного. Показательно, что однокорневое древнегреческое прилагательное переводится как «гражданский», «общественный».
Поэтому знаменитый афоризм Аристотеля о Zoon politikon не случайно на современные языки переводится по-разному: «человек — существо политическое», «человек — существо общественное», «существо, живущее в полисе». Этот «политический человек» не мыслил себя вне экономической, социальной, религиозной и иных сфер. Основополагающие аспекты жизни человек античности и средневековья воспринимал в их целостности, не делая различий между государством и гражданским состоянием, фактами и ценностями, реальным и идеальным. Миросозерцание людей характеризовалось целостностью и нерасчлененностью на отдельные сферы. Также они воспринимали свое социальное окружение. Хотя это отнюдь не говорило о гармоничности жизни или отсутствии в ней противоречий и конфликтов.
Очевидно, что понятие «полис», которое, как правило, в русском переводе обозначается термином «государство», никоим образом не предполагает противопоставление государства и общества, такое разграничение чуждо античной философской мысли. Здесь само общество, все его сферы пронизаны политическим, государственным началом. У античных мыслителей речь идет об обществе-государстве как единой целостности. Фактически существовали понятие права, предшествующее политическому строю и стоящее вне его, идея прав личности, призванная поставить четкие границы государственной власти. Конфликт между отдельным индивидом и государством еще не обнаруживается в то время именно потому, что мысль противопоставить их друг другу не получила признания.
Современным эквивалентом понятия «полис» корректнее считать не государство, а страну, сообщество или какое-либо иное понятие, адекватно выражающее реальное содержание этого исторического феномена. Поэтому вполне естественно, что в античности (и в средневековье, поскольку в рассматриваемом смысле вплоть до Нового времени не произошло существенных изменений) все знания о социальном мире, в том числе о полисе, понимаемом как общество-государство, были едины и неразделимы.
Переход к Новому времени ознаменовался созданием гражданского общества и соответственно выявлением отличий между ним и сугубо государственными институтами. В основе этого процесса лежал целый комплекс факторов, таких как утверждение идеи личности с особыми неотъемлемыми правами и свободами, а также интересами, которые могут не совпадать с интересами общества; растущее осознание факта существования конфликтов и противоречий между обществом и государством; постепенное вызревание институтов, ценностей и идей гражданского общества, а также мира политического как самостоятельных подсистем человеческого социума.
Мыслители Нового времени, открыв личность, вмете с тем осознали непреложный факт вечной антиномии между личностью и обществом. Отвергается античная и средневековая идея тождества частного и общественного, утверждается идея первичности общества по отношению к государству. Все это в конечном итоге способствовало формированию идеи гражданского общества и мира политического как самостоятельных подсистем человеческого социума. Она окончательно утвердилась во второй половине XVIII—XIX в. в процессе формирования капиталистической системы с ее основополагающими атрибутами — частной собственностью, рыночной экономикой, представительно-парламентской демократией и правовым государством, разграничением между социальной и политической сферами, экономическими, социальными и политическими функциями.
В итоге традиционная концепция гражданского общества-государтва стала подвергаться эрозии и соответственно пересмотру. Это все более отчетливо стало обнаруживаться в традиции, представленной Дж. Локком, А. Фергюсоном, С. Пуфендорфом, И. Кантом, физиократами. Как утверждал, например, Дж. Локк, общество предшествует государству, оно существует «по природе», а государство представляет собой некое «новое тело». Если оно каким-либо образом уничтожается, то общество сохраняется со всеми своими естественными законами и праваим. Дальнейшее развитие эта идея получила в Декларации независимости Соединенных Штатов 1776 г., программном документе Великой французской революции 1789 г.— Декларации прав человека и гражданина, работах представителей классического либерализма, а затем в различных течениях общественно-политической мысли XIX—XX вв.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com