Перечень учебников

Учебники онлайн

Истоки политической науки

В попытках ответить на эти и другие вопросы многие исследователи обращали свой взор на духовное наследие античности. И действительно, к миру политического пристальный интерес проявляли такие выдающиеся мыслители древности, как Платон, Аристотель, Цицерон. Ими и их последователями и оппонентами писались фундаментальные сочинения под красноречивыми названиями: «Политика», «Государство», «Законы», «Республика».
Это дало основание американскому политическому философу Л.Страуссу утверждать, что именно античные мыслители подняли политическую науку до уровня самостоятельной дисциплины и тем самым «стали основателями политической науки в точном и окончательном смысле слова». Однако анализ реального положения не в полной мере подтверждает этот тезис.
Вопрос состоит в том, чтобы не путать политические и иные учения и идеи прошлого с политической наукой в собственном смысле слова, хотя нельзя отрицать факт существования между ними преемственной, генетической связи. Если первые в той или иной форме возникли с появлением государства, то политическая наука формировалась по мере вычленения политики как самостоятельной подсистемы жизнедеятельности людей. Подобно тому как социология формировалась и развивалась в русле основных тенденций и закономерностей становления и эволюции гражданского общества, политология как самостоятельная наука стала возможной в результате вычленения политической сферы из целостного человеческого социума, отделения мира политического от экономической, социальной и духовной подсистем, что по времени совпадало с Новым и Новейшим периодом истории.
В политической науке глубина и совершенство анализа определяются не только длительностью ее возраста, но и тем, насколько систематически и успешно она обновляется (постоянно изменяются как материя, так и дух политического, политических институтов). История политологии это, по сути дела, процесс постоянного обновления и обогащения ее теоретико-методологического и методического арсенала. Знание о политическом собирательно по своей сущности. Чем оно шире, многослойное и глубже — а это достигается в процессе постоянных исследований,— тем больше оно соответствует реальному положению вещей в мире политического. Политическая наука немыслима без традиции, в рамках которой она развивается. Именно традиция во многом определяет то, как исследователь подходит к предмету своего интереса. Под традицией здесь подразумеваются формы организации науки, системы теорий и идей, форм и методов аргументации, методологии, технические приемы и т.д.
В истории Запада формирование политического знания характеризовалось высокой степенью развития. Государственная система формировалась и развивалась не сама по себе, большую роль в этом плане играло политическое знание, которое в той или иной мере отражалось на развитии политической практики. Взаимное влияние политических знаний и практики политических преобразований хорошо прослеживается в истории стран Запада в период Нового и Новейшего времени, в формировании и развитии их государственной системы.
Например, трудно представить создание современной западной государственно-политической системы без идей Платона, Аристотеля, Фомы Аквинского, Н. Макиавелли, Ш. Монтескье, Дж. Локка, И. Канта и без политической практики таких государственных деятелей, как Генрих IV, Людовик XIV, Петр I, Наполеон, Бисмарк, Александр II и т.д. Точно так же невозможно представить себе развитие современной политической науки, с одной стороны, без идей и концепций, сформулированных К.Марксом, Ф.Энгельсом, В.Парето, Э.Дюркгеймом, М.Вебером, Б.Н.Чичериным, П.И.Новгородцевым, М.М.Ковалевским и другими, а с другой — без тех социально-политических преобразований, которые связываются с именами В.И.Ленина, И.В.Сталина, Ф.Д.Рузвельта, У.Черчилля, К.Аденауэра и др.
Можно выделить три крупных периода в истории формирования и развития политологии. Это, во-первых, предыстория от античности до Нового времени. Этот период представлен Аристотелем, Платоном, Цицероном, Фомой Аквинским и другими мыслителями древности и средневековья. Значение данного периода состоит в накоплении и передаче от поколения к поколению политического знания.
Политология как самостоятельная наука стала возможна в результате отделения самого мира политического от производственно-экономической подсистемы и гражданского общества в качестве самостоятельной сферы жизнедеятельности людей (об этом более подробно см. гл. 3—5). Этот процесс пришелся на период с начала Нового времени до середины XIX в., который характеризуется формированием важнейших представлений о мире политического, о политике, политической деятельности, государстве, власти, политических институтах в современном их понимании и, соответственно, зачатков их научного анализа. Большой вклад в освобождение политики и политической мысли от теологии и церковной морали внесли Н.Макиавелли, Ж. Боден, Т.Гоббс, Б.Спиноза и др. В данном аспекте в некотором роде этапными можно считать такие работы, как «О свободе слова» Дж.Мильтона, «Левиафан» Дж.Гоббса, «Два трактата о государственном правлении» Дж.Локка, «О духе законов» Монтескье, «Об общественном договоре» Ж.-Ж.Руссо, «Гражданское общество» А.Фергюсона и др. В этих работах в той или иной форме выделялась проблема политического как особой сферы жизнедеятельности людей.
Примерно с середины XVIII до конца XIX в. политология постепенно вычленилась из комплекса социальных и гуманитарных наук. В 80—90-х годах XIX и первые десятилетия XX в. она уже институционализировалась и утвердилась в качестве особой дисциплины с собственным предметом исследования, методологией, методами. По сути дела, период от античности вплоть до начала Нового времени составляет предысторию политической науки и политической философии, главное значение которой состоит в накоплении и трансляции от поколения к поколению политического и политико-философского знания.
Первоначально в рамках общественно-политических и социокультурных парадигм политические феномены изучались в связи со всем комплексом общественных явлений. В этом плане в античной и средневековой культуре имел место своеобразный универсализм, при котором политическое специально не выделялось из общей суммы всех общественных явлений. Ученый смотрел на себя не как на специалиста в какой-либо области знания, а как на искателя знаний и мудрости вообще во всех сферах и проявлениях человеческой жизни. Отсюда и название «философия» — любомудрие, которое в течение многих столетий охватывало все, что мы сейчас покрываем понятием «наука».
Где-то к концу V в. имело место определенное разграничение отдельных областей знания, например арифметики, геометрии, астрономии и музыки. Но не следует забывать, что трактаты Аристотеля по физике, физиологии, этике, политике, риторике и т.д. в течение многих веков рассматривались не иначе как подразделы своеобразной единой энциклопедии по философии. Специализация интеллектуального труда, разделение его по различным отраслям знания произошли значительно позже, чем в сфере практической материальной деятельности, скажем, между сельским хозяйством и ремеслом, а затем внутри этих отраслей.
Если согласиться с этими доводами, то применительно к античности (да и средневековью) о политической науке, политической философии и т.д. будет корректнее говорить, по-видимому, в том смысле, в которой Аристотель писал о Zoon politicon.
У древнегреческого мыслителя Zoon politicon не просто «животное (или существо) политическое», а «животное общественное» в самом широком и глубинном его понимании. В этом смысле вся античная философия является политической, т.е. общественной. Иначе говоря, речь может идти отнюдь не о политической философии и политической науке в строгом смысле слова, а о философии или науке об обществе-государстве в лице полиса, что далеко не одно и то же.
В плане признания обоснованности или необоснованности этих доводов нас не должны ввести в заблуждение такие названия работ основоположников античной философии, как «Государство», «Законы», «Политика» и др. Дело в том, что в них речь идет не только о государстве и мире политического в современном понимании слова. Смысл этих трудов с рассматриваемой точки зрения четко сформулировал Т.Гоббс. Он, в частности, говорил «о гражданской науке» (scientia civilis), которой, по его мнению, «первым заинтересовался Сократ, когда она еще только зарождалась... А за ним обратились к ней Платон, Аристотель, Цицерон и прочие философы, как греческие, так и латинские».
Обратите внимание, что Гоббс имеет в виду не «политическую науку», не «политическую философию» и даже не «науку о государстве», а «гражданскую науку». И действительно, труды классиков античной мысли — это исследования полиса в его тотальности без различения каких-либо отдельных сфер жизни. Если перевести на язык наших дней, то по тематике (но не по содержанию и глубине проникновения) — это обществоведческие работы, рассматривающие согласно стандартам современной классификации социальных и гуманитарных наук объекты исследования социологии, политической социологии, политологии, политэкономии, культурологии, философии в их интегральном единстве, исключающем какую бы то ни было расчлененность на отдельные самостоятельные сферы жизни.
Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к «политическим» по названию трудам Платона «Государство», «Политик» и «Законы» и Аристотеля «Политика», «Риторика» и «Никомахова этика». Если так, то классиков античной мысли можно было бы назвать не только «политическими философами» и «политическими учеными», но с не меньшим на то основанием также «социологами», «политическими социологами», «политэкономистами», «культурологами» и т.д. Но такая постановка вопроса была бы недопустимым «осовремениванием» античных мыслителей и связанным с этим отказом от историчности соответствующих социальных и гуманитарных дисциплин. Поэтому Аристотеля, Платона, Цицерона и других мыслителей античности правильнее назвать не политическими учеными или политическими философами, а их предтечами.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com