Перечень учебников

Учебники онлайн

23.3. Исторический опыт новой экономической политики большевиков

Пробелы в понимании задач экономической политики властными структурами обрекал на провал многочисленные попытки реформировать экономику в России, обновить ее социальную и политическую структуру. Не являлась исключением попытка большевиков в 1920-е годы перевести экономику России на рыночное развитие и завершить модернизацию экономику страны, придать ей импульс в развитии. Предпринятая попытка вошла в историю под именем новой экономической политики.
Итог нэпа интересен еще и тем, что в современных условиях попытки реформиро-вания экономики не приносят успеха. Невольно возникает вопрос, чему обязана Россия своей неспособностью к реформированию экономических институтов, почему оказался негативным и скоротечным опыт нэпа, так и не приведший к рыночной экономике?
В 1921 г. (март-июль), осмысливая причины введения нэпа, В.И.Ленин на первое место поставил социальную напряженность в стране, вызванную политикой «военного коммунизма»; нежеланием почти всех слоев общества с ним мириться, сложившейся на этой основе угрозой потери большевистской партией власти. Вторым фактором, толкавшим к нэпу, была, по мнению В.И.Ленина, формационная отсталость России. И третьим фактором стала задержка мировой революции.
Нэп был нужен, по мнению лидера большевиков, чтобы продержаться в ожидании мировой революции, которая, это было ясно, в ближайшее время не произойдет, поэтому нужно было идти на уступки крестьянству, открывать рынок, формировать товарно-денежные отношения. Именно в этот период В.И.Ленин обращал внимание на вынужден-ный характер нэпа, определяя его как вынужденный тактический ход.
В этот же период времени В.И.Ленина начинают серьезно занимать три проблемы, связанные с определением методов осуществления экономической политики правящей партией:
— проявившаяся в первые же годы после революции неэффективность работы предприятий госсектора;
— сформировавшаяся в условиях «военного коммунизма» бюрократия, сконцентрировавшая в своих руках государственную систему учета и распределения продукции, с вытекающими в условиях голода и кризиса взяточничеством и мздоимством;
— сохранившийся и после отказа от «военного коммунизма» неэквивалентный обмен продукцией между городом и деревней. Это обстоятельство накаляло социальную напряженность, вызывало взрыв протеста крестьян.
В этих условиях решить задачу продуктообмена можно было только нажимом, принуждением, а следовательно, дальнейшим усилением социальной напряженности, разрухи, кризиса. Нэп мог спасти правящую партию от политического краха, потери власти. Поэтому новая экономическая политика оценивалась как вынужденное антикризисное явление, как «крестьянский Брест». Оценка экономических процессов, начавшихся с нэпом, была, следовательно, целиком посвящена политическим установкам.
Осень 1921—лето 1922 года стали временем пристального изучения рынка в качестве общественно-экономической почвы социалистического строительства.
В течение этого периода большевиков чрезвычайно занимал вопрос, может ли нэп быть только системой отношений между укладами или принципы нэпа можно внедрить в развитие социалистического уклада?
Но и в таком подходе речь шла не об изменении взглядов большевиков на сущность социализма, а о допустимости рыночных отношений в переходный период. Дискуссии шли о возможности использования рынка в качестве временной меры, однако регулятором экономики и в переходный период признавался не рынок, а власть.
Допустив рынок, В.И.Ленин в этот период своей деятельности больше всего был озабочен тем, как подчинить рынок власти государства, как сохранить социалистическую ориентацию государственного сектора, не разлагая его принципами нэпа, внедряя лишь некоторые его элементы (повысить эффективность, внедрить хозрасчет и т. д.).
В ленинской концепции нэпа был признан факт возможного существования в экономике двух сфер: рыночной и государственной. Однако они, по мнению В.И.Ленина, были носителями разных перспектив развития страны. Только государственный сектор, по мнению большевиков, имел внутреннюю социалистическую сущность. Вопрос о механизме коммерциализации государственного сектора оставался открытым. Более актуальным для большевиков был тезис не о том, как развить рыночные отношения, а о том, как подчинить их государственному контролю. Формы контроля могут быть экономическими или административно-бюрократическими. Экономические методы требовали определенного уровня развития производительных сил и эффективности в работе государственного сектора. Ни того, ни другого в России 1920-х годов не было.
По мере осуществления нэпа становились все более ясными его перспективы: противоречие между рыночным нэпом и бестоварным социализмом можно решить либо путем сворачивания нэпа, либо обновлением модели социализма на рыночной основе. Именно эти альтернативы решали судьбу модернизации России, судьбу ее очередного реформирования.
Пойти по второму пути мешала идеологическая зашоренность, преобладание политических аспектов над экономическими. Обосновывая их, В.И.Ленин не допускал мысли о возможности ослабления политических позиций правящей партии и государства.
Со стороны власти было непримиримое отношение к остальным политическим партиям, в том числе и к партиям социалистической ориентации (меньшевики, эсеры). Представители этих партий видели в нэпе возможность снятия социальной напряженности в обществе и создания необходимых предпосылок для развития производительных сил, возможности строительства социализма.
Определяя политические аспекты нэпа, В.И.Ленин оставлял приоритетными большевистские тезисы о незыблемости диктатуры пролетариата, руководящей роли партии, о государстве как главном инструменте строительства социализма, о государстве, которое не создает, а разрушает законодательную, правовую базу для функционирования многоукладной экономики.
При такой политической ориентации развитие смешанной экономики, идеи о взаимодействии секторов, о свободной конкуренции, свободе торговли были обречены. О возможностях развития рыночной экономики не могло быть и речи. Экономическим регуляторам развития экономики В.И.Ленин предпочел власть. Это предопределяло судьбу нэпа и рыночной экономики в России.
Таким образом, в теоретическом обосновании нэпа были заложены неразрешимые противоречия, подчинявшие его политическому диктату, исключавшему созвучия во взаимодействии экономики и политики.
Политическая власть не обеспечила условий для развития рыночной экономики. Она не обеспечила законодательной защиты развития рыночных отношений, ограничивала возможности развития нэповских принципов на местах, не использовала возможности развития стабильных торговых отношений с мировым сообществом. Теоретически не были осмыслены возможности модернизации России на рельсах нэпа. Перспективы взаимодействия экономики и политики, возможности утверждения нэпа «всерьез и надолго», возможности развития государства, гражданского общества и личности в России остались не понятыми.
В последних письмах и статьях В.И.Ленина была сделана попытка пересмотреть традиционную большевистскую точку зрения на социализм, высказана мысль о необходи-мости углубления нэпа, развития кооперации, культурной революции. Много беседовавший с Лениным Н.И.Бухарин ретранслировал обновленные подходы вождя в своих работах. Однако сталинизм отверг идеи нэпа, оттеснил Бухарина и его сторонников от политического руководства и взял курс на формирование законченной командно-бюрократической системы управления.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com