Перечень учебников

Учебники онлайн

§ 2. Когнитивная модель мотивации политического действия

Совершая политическое действие, индивид далеко не всегда осознает глубинные причины своего выбора. Принятие решения, даже если оно сопровождается длительными колебаниями, представляется ему естественным выбором. Однако для исследователя именно естественность процесса принятия решения составляет главную проблему исследования политического действия. Как индивид определяет, интерпретирует ситуацию? Что влияет на этот процесс? Как в ходе интерпретации рождается мотив и само политическое действие? Поиск ответов на эти вопросы позволит нам приблизиться к пониманию процесса рождения мотива, а следовательно, поможет нам решить главную проблему: можно ли этим процессом управлять, и если можно, то как.

На наш взгляд, можно попытаться найти ответы на эти вопросы, если рассматривать политическое действие как своеобразный итог когнитивного процесса, переживаемого индивидом. Политика входит в сознание человека извне, в виде информации об ожиданиях и намерениях других людей, о нормах и правилах, о значимых позициях и идеологических ценностях. В зависимости от того, как оценивается, обрабатывается поступающая информация, и происходит зарождение мотива политического действия.

Можно сказать, что любое политическое действие имеет свою «предысторию» в виде ментальных и мыслительных процессов, позволяющих индивиду оценить сложившуюся ситуацию и сделать выбор. Эти процессы обычно протекают настолько быстро, что принимающему решение кажется, будто все произошло само собой, без внутренних психологических усилий. Однако, как бы ни были скоротечными ментальные и мыслительные процессы, их всегда можно логически разложить на ряд этапов. Выделение этих этапов позволит нам лучше понять, как идут процессы формирования и актуализации мотива политического действия. (См. Рис. 1)



Рис.1. Когнитивная модель мотивации политического действия.

Рассмотрим последовательно каждый из выделенных на схеме этапов когнитивного процесса и попытаемся выяснить, как прохождение через каждый этап приближает человека к политическому действию.

Информация. Здесь имеется в виду любая внешняя информация, способная спровоцировать в сознании индивида когнитивный процесс с возможным его перерастанием в политическое действие. Это может быть сообщение о смене правительства, о готовящемся митинге, о росте цен, о террористической акции, о новых идеях, намерениях и целях других людей и многое другое. При этом информация совсем не обязательно должна исходить от политических акторов, намеревающихся повлиять на поведение других людей или носить политический характер. Сообщение об увольнении с работы, демонстративное нежелание служащего банка выплатить полагающиеся в соответствии с договором проценты по вкладу, слухи о том, что в соседней области учителя за свой труд получают более высокую зарплату – любая социальная информация может стать ключевой в какой-то конкретный момент для человека, повлиять на его поведение.

Вместе с тем известно, что человек избирательно фиксирует социальную информацию. Существует определенный сенсорный порог, который должна преодолеть информация, чтобы проникнуть в мозг человека. На Рис.1 этот порог обозначен как «внимание». Психологи отмечают, что фиксация внимания на каком-либо объекте, явлении происходит обычно в двух случаях: во-первых, если событие “выпукло”, т. е. неординарно, заметно, и, во-вторых, если оно ожидаемо (Андреева Г.М. Психология социального познания. М.,1997, с.102).

Стимулирующее воздействие чего-то неожиданного, экстраординарного на внимание человека неоднократно подтверждалось в психологических экспериментах. При этом подчеркивалось, что направленность внимания на необычное, неординарное обычно слабо контролируется сознанием, реализуется настолько быстро, что человек далеко не всегда отдает себе отчет о том, что привлекло его внимание в данном конкретном случае.

Другим фактором, стимулирующим внимание человека к той или иной политической информации, являются его ожидания, желания, устремления, установки. Если человек стремится к чему-то, то любые события, способствующие реализации этого стремления, будут притягивать его внимание и фиксироваться его сознанием. Шахтеры, требующие своевременной выплаты зарплаты, будут, как никто другой, следить за политикой правительства в угледобывающей отрасли. Участвовавшие в голосовании за определенного кандидата на выборах будут ждать результатов голосования с большим нетерпением, чем те, кто не пришел к избирательным урнам.

Вовлеченность человека в политику усиливает его внимание к событиям, происходящим в этой сфере. Это связано с тем, что его ожидания все в большей степени перемещаются в политическую область: успех его карьеры начинает зависеть от действий определенных государственных должностных лиц, авторитет лидера партии от работы активистов и т.д. Чтобы адекватно реагировать на, происходящие вокруг, события, человек просто вынужден концентрировать на них свое внимание.

Принятие информации в нашей схеме означает, что порог внимания преодолен и информация «зацеплена» мозгом человека. Например, увидев в почтовом ящике листовку с приглашением на митинг, вы можете тут же вместе с другим бумажным «мусором» выбросить ее. В этом случае информации не удалось преодолеть порог вашего внимания, и, следовательно, она не будет оказывать никакого влияния на ваши дальнейшие действия. Но если что-то привлечет ваше внимание в этой листовке: название политического движения, выдвигаемые лозунги, красивое исполнение – значит «зацепление» информации произошло. Обычно на этот процесс влияют несколько факторов:

а)субъективное понимание значимости, “выпуклости” информации, в том числе обусловленное вовлеченностью индивида в политику;

б)сформировавшиеся установки, в том числе политические;

в)эмоциональное состояние: усталость, возбужденность, чувство опасности и т.п.

Принятие информации автоматические означает начало действия мыслительных процессов, связанных с ее обработкой.

Определение ситуации – это ментальный процесс, при помощи которого индивид оценивает с учетом новой информации внешние обстоятельства и соотносит их с представлениями о самом себе. Определение и переопределение ситуаций осуществляется нами постоянно, но мы обычно не замечаем ни сложность этого ментального процесса, ни его непрерывность. Однако именно здесь зарождается тот внутренний импульс, мотив, который заставляет нас реагировать, ставить цели, действовать. Именно здесь закладываются те различия, которые внешне проявляются в разной реакции людей на одну и ту же информацию. Можно, наверно, сказать, что определение ситуации является ключевым моментом в «предыстории» политического действия, что вынуждает нас остановиться на характеристике этого процесса несколько подробнее.

Сразу оговоримся, что проникнуть вглубь этого ментального процесса невозможно не только внешнему наблюдателю, но и самому интерпретирующему ситуацию. Как отмечают Л.Росс и Р.Нисбетт, «подобная высокоорганизованная ментальная активность протекает без ее осознания субъектом» (Л.Росс, Р.Нисбетт. Человек и ситуация. Уроки социальной психологии. М.,1999, с.152) Но вместе с тем психологам удалось выявить два основных инструмента, которыми пользуется каждый человек, определяя ситуацию: категоризация и атрибуция.

Вначале о категоризации. Каждый индивид обладает своим внутренним социальным миром, существующим в виде, хранящихся в памяти, образов, символов, понятий, которые помогают ему интерпретировать, понимать действия других людей, согласовывать с ними собственное поведение и, таким образом, жить в социуме. Социальный внутренний мир индивидуален и неповторим в силу различных условий социализации и психических особенностей каждого из нас. Сознание человека обладает способностью поддерживать упорядоченность внутреннего социального мира, укладывать вновь поступающую информацию в определенные смысловые рамки, тем самым, расширяя его границы и насыщая новыми образами и символами, но при этом, сохраняя его внутреннюю согласованность и целостность. Категоризация – это и есть процесс «укладывания» поступающей информации в смысловые рамки социального сознания. Например, заявление политического лидера может быть категоризировано или как «проявление заботы о простых людях», или как «выражение личных амбиций», или как «предвыборные обещания».

Категоризация осуществляется путем сложных процессов извлечения из долговременной памяти информации, которая используется для выстраивания образов, понятий в оперативной памяти. Поэтому выбор категорий или «ярлычков» зависит от ранее сложившихся у индивида представлений, установок, убеждений и стереотипов. Ситуации, побуждающие индивида к политическому действию, обычно требуют сложно организованной категоризации, т.е. приходится определять смысл действий не одного, а многих людей, рассматривать их как в отдельности, так и в совокупности, а также учитывать ожидания, выраженные в символической форме. Чем богаче палитра ранее сформировавшихся представлений, составляющих внутренний социальный мир человека, тем более многоплановой будет конструируемая им в сознании ситуация.

При категоризации человек часто сталкивается с неполнотой информации, что не позволяет ему однозначно соотнести явление со смысловыми рамками своего сознания. В этом случае человеку свойственно стремление к заполнению информационных пробелов, к самостоятельному поиску причин поступков людей с тем, чтобы преодолеть возникающую двусмысленность и понять взаимосвязь между различными явлениями. Этот мыслительный процесс Ф.Хайдер назвал каузальной атрибуцией.

Атрибутивные процессы помогают нам конструировать ситуацию более объемно, так как с их помощью в сознании достраиваются недостающие логические связи. Например, политический лидер М нам известен как монетарист, ярый сторонник либерализации экономических отношений и принципа «laissez-passer, laissez-faire», но в одном из его выступлений мы находим требование усиления государственного контроля за ценами на нефть и нефтепродукты. Новое знание требует от нас либо новой категоризации, либо приписывания политическому лидеру таких мотивов действия, которые не противоречили бы нашим сложившимся о нем представлениям. Этот второй путь и будет представлять собой атрибуцию. Атрибутивные процессы также протекают в значительной мере на подсознательном уровне в виде извлечения из долговременной памяти похожих оснований и причинных связок, а внешне атрибуции обретают вид объяснительных схем и умозаключений..

Итак, категоризация и атрибуция являются теми инструментами, которые использует индивид для определения, интерпретации ситуации. Они представляют собой своеобразные ментальные процессы, позволяющие, с одной стороны, «встраивать» новую информацию в смысловые рамки сознания, а с другой – извлекать из долговременной памяти образы, понятия, символы для объяснения намерений, ожиданий других людей. А так как внутренний социальный мир, хранящиеся в памяти образы, установки индивидуальны, то категоризация и атрибуция делают субъективную интерпретацию каждой ситуации по-своему уникальной.

Ежедневно в сознании индивида конструируются образы множества ситуаций. Посмотрев телепередачу, он может задуматься о положении дел в Чечне, посочувствовать бастующим шахтерам, поразмышлять об очередной акции правительства. Но большинство ментальных конструктов, расширяя представления индивида об окружающем его мире, не порождают политической активности. Чтобы субъективно интерпретируемая ситуация воспринималась им как требующая реагирования, действий, необходимо, чтобы она затрагивала его Я-образ.

Я-образ или Я-концепция - это целостность представлений индивида о самом себе. Я-образ включает не только ощущения, связанные с осознанием своей особости, непохожести на других, но и то, что Дж.Мид обозначил английским Ме (Я-меня), т.е. складывающиеся в ходе социализации представления о том, каким воспринимают субъекта другие люди, что они от него ожидают. Человеку свойственно ориентироваться на ожидания значимых для него людей. Тем самым он упорядочивает свои отношения с окружающим миром, утверждает свое Я, выстраивает свою линию поведения.

Применительно к политике, видимо, можно говорить о политическом Я-образе, включающем в себя целостные представления индивида о своем месте в политическом пространстве, об обладаемых политических статусах, о принадлежности к группам, о своих ценностных ориентациях и соответственно о том, как он должен действовать в той или иной ситуации. Конечно, выделение политического Я-образа является чисто логической процедурой. Каждый индивид воспринимает себя как целостность, но для объяснения политического поведения эта процедура может быть полезной.

Внутренние импульсы, побуждающие реагировать на ситуацию возникают только тогда, когда последняя проецируется индивидом в ходе субъективной интерпретации на Я-образ, когда действия других людей категоризируются как ожидания, экспектации, обращенные к нему самому и как значимые для него. При этом источник внутреннего возбуждения самим индивидом, как правило, не осознается. Точнее: сознание не контролирует процессы создания ментальных конструктов, которые могут вызвать те или иные чувства, ощущения, порывы. Сознание «работает» уже с результатами этих процессов, а именно: с выраженными в вербальной форме определениями, понятиями, умозаключениями или возникшими образами.

В том случае, если в силу определенных причин (например, сильного эмоционального возбуждения) интерпретация ситуации не завершилась выходом на уровень сознания в виде законченных образов и умозаключений, то индивид начинает действовать импульсивно, неожиданно даже для самого себя, лишь постфактум находя своим поступкам более или менее убедительное объяснение. Особенно ярко это проявляется в толпе, когда захваченный эмоциональным порывом, индивид действует, казалось бы, вопреки собственным убеждениям.

Автоматизм поступков, т.е. отсутствие контроля со стороны сознания, проявляется в, так называемых, интуитивных действиях, а также в стереотипных действиях, совершаемых в опривыченной обстановке. И в первом, и во втором случаях индивид полностью полагается на результаты категоризации и аттрибуции, не подвергая их критическому осмыслению. На Рис.1 эти политические действия выведены стрелкой после этапа «определение ситуации». Их главное отличие – импульсивность, вызванная тем, что актуализация мотива действия осуществляется без его осознания.

Осознание мотива – это перевод возникающих в ходе интерпретации ситуации ощущений, внутренних импульсов в понятия, суждения, умозаключения. Вербализируя ситуацию и свое отношение к ней, индивид, как бы, самоопределяется, упорядочивает представления о том, что он хочет, что он может или что должен делать в сложившейся обстановке.

Теории рационального выбора, объясняющие политическое поведение способностью человека максимизировать выгоду, минимизируя издержки, исходят из предположения, что тот не встречает серьезных трудностей при поиске ответа на вопросы: что хочется, что можно, что нужно, что должно делать в данной ситуации, а, следовательно, может оптимально соизмерять свои желания и возможности. Критики упомянутых теорий неоднократно подчеркивали, что рациональность человека всегда носит ограниченный характер, в том числе и в политике, так как политический актор никогда не обладает полнотой информации, необходимой для оптимального выбора, не свободен от эмоций и ценностных предпочтений.

На наш взгляд, осознание мотива далеко не всегда похоже на рациональное согласование желаний и возможностей. Возьмем, например, ответы респондентов на вопрос исследователей ВЦИОМа о причинах уклонения от голосования: нет подходящего кандидата - 35%, мой голос не влияет - 34%, нет законных выборов - 8%, из чувства протеста - 8%, никогда не участвую - 5%, затрудняюсь ответить - 12%. (Экономические и социальные перемены. Мониторинг общественного мнения. ВЦИОМ,1995, № 2, с.11). Те, кто затруднился ответить, видимо, просто не задумывались над объяснением линии своего электорального поведения, для них мотив их действия (точнее бездействия) так и остался неосознанным. Ответы других респондентов свидетельствуют, что каждый из них стремился найти объяснение своему поступку, исходя из оценки ситуации и своего места в политическом пространстве. Таким образом, осознание мотива политического действия – это самообъяснение причин потенциальных или уже совершенных поступков.

Является ли мотив, приписываемый индивидом своим действиям, истинным? Далеко не всегда. Человек обычно выбирает то объяснение своему поступку, которое не противоречит его Я-образу. Глубинные интервью, практикуемые психологамии социологами, показывают, что причины поступков нередко бывают более сложными. Но дело в том, что вербально оформленный, внутренне проговоренный мотив действительно превращается в реальную движущую силу, которая, как неоднократно фиксировали психологи в своих экспериментах, резко возрастает, если мотив озвучивается самим индивидом. Осмысленный, озвученный мотив становится для человека реальным мотивом. Если в момент интерпретации ситуации (например, при чтении листовки-приглашения на митинг) человеку помочь более рельефно выделить возможный мотив, то он вполне вероятно именно его будет считать его реальным мотивом.

Ситуация, которая может подтолкнуть индивида к политическому действию, обычно бывает достаточно сложной, т.к. требует учета ожиданий различных лиц, групп, включенных в ее орбиту. Несовпадение этих ожиданий или их несоответствие ценностным ориентациям, другим установкам индивида вводит его нередко в состояние внутреннего напряжения, когда он должен делать выбор. Идти на политический митинг или побыть с семьей, менять свое намерение под воздействием новой информации голосовать за ранее выбранного кандидата или нет, выступать в защиту своих убеждений, если близкие друзья их не разделяют, или нет – вот лишь некоторые примеры возможного внутреннего напряжения личности, обозначаемого, введенным Л.Фестингером, термином «когнитивный диссонанс».

Влияние когнитивного диссонанса на политическое поведение проявляется, в частности, в естественном стремлении индивида уменьшить его воздействие, что может привести к закреплению в сознании убежденности в правильности субъективной интерпретации того или иного мотива, к превращению выбранного мотива в лейтмотив, увлекающий индивида за собой. Так появляются, к примеру, в политике люди, к которым применима формула: он больший католик, чем папа римский.

Осознание мотива, представляющее собой самообъяснение своих желаний и внешних воздействий, стимулов, неизбежно сопровождается определением индивидом направленности своих действий. Иными словами, осознание мотива неразрывно связано с постановкой целей.

Постановка цели фиксирует активность человека по направлению к определенному объекту или результату. Цели политического действия ситуативны. Они формулируются в ходе интерпретации и соотнесения ситуации с представлениями о Я-образе. Поэтому постановка цели – это не начало «предыстории» политического действия, а ее промежуточный этап. Но это особый этап. Поставленная цель способна привести к переопределению ситуации, к переосмыслению мотивов своего поведения. Цель, как бы, «выжигает» те элементы субъективной ситуации, которые не значимы для ее достижения, усиливает вызвавшую ее мотивацию, активизирует мыслительный процесс и эмоциональные переживания.

Начинает ли индивид, поставивший цель, действовать рационально? Видимо, да, если под рациональностью понимать стремление искать и находить способы достижения цели. Но, как говорил Г.Саймон, это – «ограниченная рациональность». Человек, стремящий к цели, скован в выборе средств ее достижения. Ограничения накладывают как внешняя среда в виде ожиданий других людей, выраженных, в том числе, в символической форме, так и внутренние нормы и ценностные ориентации, дающие о себе знать чувством стыда, муками совести, если совершается поступок, выходящий за рамки индивидуального нравственного барьера.

Выбор средств и путей достижения цели в нашей схеме завершает «предысторию» политического действия. Мы выделяем этот этап, чтобы подчеркнуть постоянно существующую в обществе вариативность реализации целей. Если цель масштабна, то выбираемые пути ее достижения превращаются в промежуточные, подцели, задачи, которые направленно и осознанно ставит и решает индивид.

Итак, индивид совершает политическое действие под воздействием ментальных и мыслительных процессов, в ходе которых он определяет и оценивает ситуацию, проецируя ее на Я-образ. Побуждение к действию (мотив) возникает в том случае, если ситуация категоризируется как затрагивающая Я-образ или угрожающая ему. Политические действия могут совершаться как автоматически, интуитивно (на Рис.1 такие действия обозначены цифрой 1), так и под контролем сознания, обретая телеологический, целеориентированный характер (на Рис.1 такие действия обозначены цифрой 2).

Неоднозначность реакции на внешне похожие ситуации и соответственно различия в выборе типа политического действия связаны с уникальностью представлений, политических установок, Я-образов и других составляющих внутреннего социального мира каждого человека, а также с особенностями протекания таких психических процессов, как память, темперамент, воля, интеллект

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com