Перечень учебников

Учебники онлайн

1. Концепция политической культуры

Активная разработка идеи политической культуры в западной политологии началась в 50-х годах XX в. Предполагалось, что она станет той универсалией, которая окажется в состоянии объяснить природу стремительных политических изменений в мире и поможет предотвратить их негативные последствия. Глобальным фактором мирового развития того времени стало массовое вовлечение широких слоев ранее пассивного населения в активную политическую деятельность. Однако политическое участие масс наталкивалось на низкий уровень их политической культуры, что порождало политическую напряженность в западных странах. Насыщение материальных потребностей большинства населения промышленно развитых стран сопровождалось ростом их многообразия, структурными сдвигами в пользу нематериальных ценностей. Институты парламентской демократии не всегда эффективно реагировали на процессы усложнения, возрастания числа, дифференциации интересов и потребностей, что порождало к ним недоверие со стороны населения. Наконец, неудачные попытки перенести западные политические -институты в новые независимые государства Африки, Азии, Латинской Америки, находившиеся в ситуации выбора форм правления, заметно активизировали внимание к культурной составляющей политического развития. Предрасположенность одних обществ к идеям демократии и невосприимчивость других к принципам толерантности, политической конкуренции, плюрализму были обусловлены господствовавшими в них идеалами, установками, убеждениями, предписывавшими населению ориентацию на определенные образцы политического поведения. Использование методологии компаративных (сравнительных) исследований взаимодействий власти и индивида, практики функционирования политических институтов различных стран способствовали быстрому становлению концепции политической культуры.
Однако стремление представить политическую культуру как универсальный объяснительный принцип всех процессов политической жизни привело к тому, что само содержание понятия постепенно размывалось и грозило оказаться вовсе неуло-
вимым. Об этом свидетельствует наличие в западной политологии около 50 определений термина. Контекст исследования политической культуры достаточно широк. Она рассматривается и как составная часть общей культуры, и как психологический феномен (т. е. как совокупность ориентации на политические объекты), и как элемент политической жизни (т. е. как совокупность норм и стандартов политического поведения), и как свойство социальной группы, класса и т. д. Очевидно, что в каждом из подходов на первый план всякий раз выходят различные ее стороны и характеристики.
На наш взгляд, политическая культура является качественной характеристикой политической сферы, критерием ее зрелости. Введение термина «политическая культура» в свое время было вызвано потребностью измерения направленности политической деятельности (конструктивная или негативная, созидательная или разрушительная). Определяя характер и содержание политических взаимодействий, политическая культура является конечной детерминантой политики, основополагающим объяснительным принципом.
Наибольшие споры в процессе становления концепции политической культуры вызвала проблема определения ее содержания. Дискуссия выявила две точки зрения: согласно первой, политическая культура есть совокупность политических позиций; сторонники второй рассматривали политическую культуру через поведение. Представленные точки зрения страдают некоторой односторонностью. В самом деле, может ли та или иная политическая позиция обнаруживаться без ее практического проявления? Не менее важен и вопрос о том, всегда ли конкретное поведение выражает политическое убеждение субъекта, а не есть просто следствие обстоятельств, в которых он оказался. И все-таки определение природы политической культуры либо чер"ез позиции, либо через поведение сохраняет свою актуальность для политической науки и сегодня. Кроме того, непреодолимого препятствия на пути сближения указанных точек зрения, на наш взгляд, не существует. Если политическую культуру рассматривать как ценностно обусловленный тип отношения субъекта политики к политическим объектам - политическому режиму, политическим силам, обществу и т. д., то нетрудно заметить, что это отношение может приобретать форму познавательной, эмоциональной, оценочной и практической деятельности.
Приоритет в разработке идеи политической культуры принадлежит американскому политологу Г. Алмонду, создавшему
оригинальную концепцию, в разработке которой активное участие принимали члены возглавляемого Г. Алмондом Комитета по сравнительной политике при Исследовательском совете по социальным наукам Л. Пай, С. Верба, Дж. Пауэлл.
В анализе политической культуры Г. Алмонд использовал функциональный подход, с позиций которого политическая культура рассматривалась преимущественно как психологический феномен. «Каждая политическая система, - отмечает Г. Алмонд, - включена в особый образец ориентации на политические действия. Я счел полезным назвать это «политической культурой». Наиболее полное определение политической культуры с перечнем ее важнейших компонентов предложил С. Верба: «Политическая культура общества состоит из системы эмпирических убеждений (beliefs), экспрессивных символов и ценностей, определяющих ситуацию, в которой происходит политическое действие. Она формирует субъективную ориентацию на политику». Признавая наличие в обществе множества конкурирующих политических ориентации, авторы концепции обнаружили, что различные политические культуры определяются через превосходство некоторых основополагающих политических позиций. Политическая позиция обусловливает предрасположенность к определенным типам поведения в рамках существующей политической системы.
Политические ориентации (или политические позиции) индивида, по Г. Алмонду и Дж. Пауэллу, включают три вида компонентов: 1) когнитивный компонент, т. е. знания, полученные индивидом о политиках, политических институтах и партиях; 2) аффективный компонент, т. е. чувства, обусловливающие реакцию индивида (чувства симпатии или антипатии, влечения или отвращения, восхищения или презрения); 3) оценочный компонент, т. е. ценности, верования, идеалы, идеологию. В зависимости от доминирования одного из трех компонентов Г. Алмонд и Дж. Пауэлл выделили в большей или меньшей степени секуляризованные культуры, т. е. то, в какой мере политическое поведение индивида основано на рациональных знаниях или верованиях.
В 1958 - 1962 п. Г. Алмонд и С. Верба предприняли сравнительное эмпирическое исследование политических культур Великобритании, США, Западной Германии, Италии и Мексики. Результаты исследования легли в основу их работы «Гражданская культура» (1963). В каждой стране было опрошено в среднем около тысячи человек, принадлежащих
к разным социальным слоям общества. Предметом исследования стали политические ориентации (когнитивные, аффективные, оценочные) индивидов на четыре основных объекта - политическую систему в целом, правительство, общенациональные выборы, саму личность. Направление анализа соответствовало гипотезе авторов, согласно которой под политической культурой понимались «специфические политические ориентации - установки относительно политической системы и ее различных частей, а также относительно собственно роли политической культуры в этой системе». По версии Г. Алмонда и С. Вербы, политическая культура состоит из трех видов политической ориентации, которые могут доминировать в конкретном обществе, - патриархальной, подданнической и ориентации на активное участие. Эти три «чистых» (идеальных) типа ориентации, в свою очередь, выступают основой трех типов политической культуры - патриархальной, подданнической и культуры участия.
Патриархальная политическая культура характеризуется ориентацией на местные ценности (ценности клана, племени, рода) и может проявляться в форме местного патриотизма, семейственности, коррупции. Индивид маловосприимчив к глобальной политической культуре, не выполняет конкретных политических ролей. Данный тип культуры характерен для молодых независимых государств, в которых политическая культура оказывается наслоением местных субкультур.
Подданническая политическая культура предполагает пассивное и отстраненное отношение индивида к политической системе. Он ориентируется на традиции, хотя политически сознателен. Подчиняясь власти, индивид ожидает от нее различных благ (социальных пособий, гарантий и т. д.) и опасается ее диктата.
Культура участия отличается политической активностью, вовлеченностью и рациональностью. Граждане стремятся активно воздействовать на политическую власть, направлять ее деятельность с помощью законных средств влияния - выборов, демонстраций и т. д.
Однако идеальные типы политической ориентации в чистом виде на практике не встречаются, они сосуществуют и не вытесняют друг друга. Например, для политической культуры Великобритании XX в. характерно сочетание подданничества (олицетворяющегося институтом монархии) и участия.
Согласно концепции Г. Атонда и С. Вербы, политическая культура исследуемых стран представляет особый вид смешан-
ж
ной культуры, которую они назвали «культурой гражданственности*. Наиболее характерная черта культуры гражданственности - рационально-активное поведение граждан, которое соответствует демократической политической системе.
Результаты эмпирического исследования внесли значительные коррективы в теоретические предположения Г. Алмонда и С. Вербы. Утопией оказалось предположение о всеобщем участии граждан в политике. Как они заметили, «в идеальной культуре гражданственности активность и вовлеченность граждан должны уравновешиваться некоторой дозой пассивности и неучастия». Итоги обследования выявили «несовершенство» и «неидеальность» американской и английской моделей политической культуры, которые наделялись статусом самых развитых культур.
Так, носитель культуры гражданственности характеризовался целым рядом достоинств: 1) общей положительной оценкой значения деятельности национального правительства для него лично и глубоким осознанием этого факта; 2) высоким уровнем интереса к деятельности правительства и хорошей осведомленности в этой области; 3) чувством гордости за политические институты своей нации; 4) ожиданием того, что ему будет оказано равное и внимательное отношение со стороны официальных лиц; 5) желанием обсуждать вопросы политики публично или в кругу друзей и знакомых; 6) открытым и лояльным проявлением оппозиционных настроений; 7) чувством удовлетворенности в связи с проведением общенациональных политических мероприятий, например, избирательных кампаний; 8) компетентностью суждений по поводу правительственной политики и четким пониманием обязанности оказывать воздействие на эту политику лично или совместно с кем-нибудь из сограждан; 9) компетентностью в использовании законов для успешного противодействия актам произвола; 10) верой в то, что демократия участия является необходимой и желательной системой государственного управления.
В результате проведенного опроса «идеальная модель» столкнулась с реальными политическими позициями граждан пяти обследуемых стран. Так, воздействие политики на их повседневную жизнь полностью отрицали 11% опрошенных американцев, 23% англичан, 17% западных немцев, 19% итальянцев, 66% мексиканцев. Регулярно интересуются политическими событиями 27% американцев, 23% англичан, 35% западных немцев, 11% итальянцев, 15% мексиканцев. «Посмешищем и
глупостью» выглядят избирательные кампании в глазах опрошенных американцев, 37% англичан, 46% западных немцев, 15% итальянцев и 32% мексиканцев.
Если сравнить характер ориентации на политическую систему граждан в развитых европейских странах в современных условиях, то «недовольство тем, как действует демократия», в 1985 г. высказали 43% англичан, 48% французов, 38% голландцев, 45% ирландцев, 72% итальянцев. Естественно, необходимо учитывать, что и уровень притязаний граждан значительно вырос. Однако высказанное негативное отношение к существующей демократической политической системе в развитых странах не мешает ей оставаться самой стабильной и социально эффективной.
Критика концепции политической культуры Г. Алмонда, а она сводилась к неудовлетворенности преимущественно психологической трактовкой феномена, не умаляет ее революционного влияния на политическую науку. Введение идеи политической культуры в политологический анализ позволило сформулировать универсальный объяснительный принцип: «.конечной причиной политики является система культуры конкретного общества». Тем самым был дан толчок развитию сравнительной политологии. В контексте концепции политической культуры оказалось возможным объяснить различную эффективность схожих политических институтов, действующих в разных странах. Она объясняется доминирующей в обществе политической культурой, уровнем ее однородности. Это позволило Г. Алмонду выделить, в зависимости от характера культуры, четыре типа политических систем: 1) англо-американские политические системы, характеризуемые гомогенной и секуляризованной политической культурой; 2) континентальные западноевропейские системы с фрагментарной политической культурой, состоящей из смешанных политических субкультур;
3) доиндустриальные и частично индустриальные политические системы с дифференцированными политическими культурами;
4) тоталитарные политические системы с гомогенной поли тической культурой, «гомогенность в которых искусственна».
Например, при всей автономности участников политического процесса в Великобритании стабильность и эффективность политической системы объясняется приверженностью граждан одним политическим ценностям: традиционализму, элитаризму, индивидуализму, политической лояльности, законопослушанию, политической активности и викторианским ценностям.
Не менее важно и то, что определение политической культуры через совокупность политических ориентации позволяло логически различать переменные величины политических взаимодействий и предоставляло возможность их качественного и количественного измерения.
Альтернативную концепцию политической культуры развивали марксистские авторы. В выявлении природы политической культуры они акцентировали внимание на экономических и классовых основах политической культуры. Политическая культура определялась через политические действия. Марксистская концепция односторонне превозносила достоинства политической культуры рабочего класса как исторически прогрессивного, а также его союзников. Содержание политической культуры социализма сводилось к способности трудящихся подняться «до самостоятельного участия не только в голосованиях и выборах, но и в повседневном управлении» (В. И. Ленин). При этом структура политической культуры социализма рассматривалась как сплав классово ориентированного политического сознания (идеологии) и правосознания отдельных граждан.
Упрощенная модель классовой политической культуры строилась на возможности поголовного участия населения в политике, взаимозаменяемости политических ролей и функций, которые могут, как предполагалось, выполняться каждым индивидом. И наиболее существенные изъяны концепции состояли в упрощении процесса политической социализации, недоучете сложной взаимосвязи переменных, влияющих на формирование политических ориентации, включая индивидуальные воззрения и переживания. Политические предпочтения автоматически не вытекают из материальных основ жизни, жестко не детерминируются господствующей идеологией и не «вносятся в сознание» индивида исключительно средствами пропаганды. Наличие этих изъянов в концепции обусловили существенные расхождения ее выводов с мировыми тенденциями политического развития.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com