Перечень учебников

Учебники онлайн

Критика собственности

При ликвидации института собственности общество обычно распадается. Поэтому собственность занимает главное место в социальной жизни, экономике и служит предметом постоянных бытовых, правовых и политических дискуссий. Эта роль собственности считается самоочевидной. Положительная (отрицательная) оценка форм собственности (личной, частной, групповой, государственной) тоже имеет за собой длительную историю. Но в последней трети XX в. возрос интерес к проблеме собственности27'.

Повышение интереса к ней связано с переосмыслением опыта истории социально-философской и политической мысли. Длительное время суждения о собственности были элементами политико-философских трактатов («Два трактата о правлении» Д. Локка, «Философия права» Г. Гегеля). Поэтому непротиворечивость теории собственности зависит от политико-философских концепций, элементом которых она является. Их значение для современного политического анализа зависит от меры соответствия современным условиям тех экономических и политических институтов, которые описывались творцами политико-философских концепций.

Политико-философский анализ собственности сосредоточен вокруг вопросов: что такое собственность? какова природа права собственности? что такое владение (использование, потребление, распоряжение) и как оно связано с собственностью? насколько легитимна любая система собственности? Последний вопрос включает два подвопроса: надо ли защищать современные системы собственности? какие концепции собственности предлагаются современными авторами, и насколько они позволяют критиковать сложившуюся практику?

В современной политико-философской литературе по проблеме собственности можно выделить две основных тенденции:

1. Легитимизация частной собственность путем реконструкции и критики концепций Локка и Гегеля. Результаты анализа используются для замены ложных посылок альтернативными посылками и формулировки новых аргументов в защиту собственности.

2. Попытка создать общую теорию собственности путем разработки ее экономических, социологических, психологических, правовых и политических аспектов. Для реализации этой цели используются результаты экономических, правовых, политологических, историографических исследований.

Начнем с анализа второй тенденции. Для уяснения главных проблем современных дискуссий рассмотрим юридические, экономические и исторические аспекты собственности.

Юридические аспекты. Современная трактовка права собственности находится под влиянием классической статьи А. Гоноре. Он детально описал понимание собственности в развитых системах права. Некоторые предметы всегда считаются собственностью, несмотря на различия систем права. Для решения юридических споров не требуется строгое определение понятия собственности. Системы права обходятся и без него. Поэтому до сих пор нет строгого юридического понятия собственности, хотя его смысл нетрудно абстрагировать от практики правовых систем. Гоноре описал 11 аспектов стандартного понимания собственности. С точки зрения систем права не все элементы собственности являются правом собственности. Признание множественности прав собственности обычно ведет в тупик, поскольку неправовые аспекты собственности порождают постоянные проблемы.

Обратим внимание на два положения Гоноре:

1. «Существует стандартное отношение собственности, но к нему не сводятся все аспекты юридического подхода к разнообразию форм собственности»274.

2. «Описание собственности отличается от определения собственника. Хотя некоторые аспекты собственности связаны с различными индивидами и институтами, иногда трудно определить, кто является собственником и существует ли он вообще. Зато определенно можно утверждать, что собственность конституируется всеми ее аспектами»275.

Гоноре предлагает реестр основных и дополнительных прав собственности. В состав первых входят использование (потребление), управление (распоряжение), доход, капитал, владение, безопасность. К дополнительным относятся передача другому лицу, неограниченность во времени, запрет на использование с нанесением вреда другому индивиду, остаточный характер, подчинение собственников лишению их прав собственности по суду.

Популярность концепции Гоноре не означает, что она принимается безоговорочно. Одни авторы отрицают некоторые характеристики собственности (возможность утраты на основе судебных решений, запрет на использование с нанесением вреда другому человеку), другие объясняют собственность как классификацию коррелятов и противоречий ее отдельных элементов. Такая процедура нужна для анализа связи между собственностью и владением: «Строго юридическая концепция собственности включает систему элементов, коррелятов и противоречий, спецификацию стандартных аспектов владения и других сходных, но слабо выраженных интересов, а также каталог телесных и бестелесных (реальных и идеальных) «вещей», обладающих данными аспектами. Это — нормативные модальности собственности. Воплощаясь в конкретных формах, они становятся отношениями и конституируют собственность. Образно говоря, все они — стебли в пучке собственности. Однако собственность включает множества слабовыраженных аспектов, которые не доходят до уровня владения»276.

Данное описание удовлетворяет критерию строгости, но не отменяет проблему объяснения правовых аспектов собственности, вытекающих из реальной или номинальной системы права. Суть проблемы сводится к различию предметов и свойств. Первые обладают действительными качествами собственности, во вторых они выражены слабо. С этой проблемой связан вопрос: можно ли считать индивида владельцем самого себя? Владение собой как свойство индивида образует спорную посылку большинства аргументов при обсуждении проблемы собственности: «До сих пор продолжаются дискуссии о том, следует ли приписывать индивидам свойство владения своими телесными и духовными атрибутами»277.

Юридический анализ собственности так или иначе базируется на концепции А. Гоноре. Экономические концепции подчеркивают кардинальное различие юридического и экономического права собственности. Главная проблема сводится к взаимосвязи права собственности с эффективностью. При ее решении используются прескриптивные аргументы: «Дефиниция права собственности определяет сферу, в которой индивид несет полные расходы и собирает полный урожай собственной активности. Эффективность — это действительность индивидуальных расходов и доходов. Индивиды обычно реагируют на изменение структуры позитивных стимулов путем такого определения права собственности, которое позволяет получить желаемый результат. И они (или правительство) обязаны так поступать»278.

Экономические аспекты. В работах по проблеме собственности проводится строгое различие юридических и экономических прав собственности. Но экономические права собственности строго не определяются. Эта неопределенность обычно объясняется связью власти и собственности (присвоение чужой собственности, паразитизм, лень, злоупотребления политиков и государственных служащих): «Экономические права личной собственности включают право и способность потребления, извлечения дохода и передачи имущества. Для извлечения прибыли и передачи имущества необходим обмен как взаимная уступка (передача) прав. Юридический смысл права собственности обычно способствует росту экономических прав, но последние не являются необходимым и достаточным условием наличия юридических прав. До сих пор экономисты не в состоянии использовать понятие прав собственности при анализе индивидуального поведения. Этот факт объясняется склонностью экономистов абсолютизировать экономические права собственности. К тому же понятие прав собственности переплетено с понятием величины расходов по передаче, получению и защите прав. Можно допустить, что в отношении любых благ расходы возрастают, а цена полной защиты и передачи прав крайне высокая. Тем самым экономические права никогда не могут полностью реализоваться, поскольку людям всегда не выгодна полная реализация всего потенциала их собственности»279.

Такой подход позволяет выдвигать модели объяснения индивидуального и группового поведения, из которых исключена конвенциональная терминология. Например, противопожарная фирма определяется как собственник свойства (случая) пожара, поскольку возмещает расходы взамен за страховку. Основанием такого объяснения является принцип бихевиоризма: надзор (а не совесть) — единственная гарантия устранить лень индивидов, заключающих трудовой договор. Ложность данного принципа нетрудно доказать исторически, логически и теоретически. Однако сторонники любой постулированной системы собственности предпочитают описывать экономические структуры как предопределенные социальными проектами и политическими решениями. Поэтому теория собственности изучает экономические права собственности для обнаружения ложных посылок такого описания.

Исторические аспекты. Исторические концепции собственности — частный случай экономического подхода. Классический пример — труд Д. Норча, объясняющего различия темпов экономического развития Европы XVI-XVII вв. структурами собственности разных стран280. Такое применение экономического подхода привело к парадоксальным выводам: неэффективные (с аналитической точки зрения) структуры собственности крайне устойчивы; необходимо создать экономическую теорию социальных изменений на основе прав собственности: «Независимо от эффективности реакций социальных институтов на конкретные социально-экономические проблемы экономическая теория и экономическая история позволяют заключить: изменение прав собственности в любое время крайне незначительно повышает социальный доход нетто. Это объясняется крайней трудностью решения конфликтов перераспределения, которые генерируются глобальными изменениями структур собственности»281. В итоге экономическая теория преобразуется в теорию политических институтов. Она объясняет способ деления общего дохода между индивидами (группами), источник которого — изменения прав собственности.

История политической мысли стимулирует дискуссии по проблеме собственности. Систематизация взглядов на собственность от Аристотеля до современности показала: «Некоторые заново открытые теории предвосхищают современные решения или анализируют те же проблемы. Это особенно касается радикальной мысли второй половины XVII — первой половины XVIII вв., когда многие авторы пытались создать целостную и непротиворечивую теорию собственности на основе посылки о естественных правах человека. Либерализм инициировал современные дискуссии по этой проблеме. Но полемика между сторонниками либерализма, либертарианства и социализма в значительной мере определяется разными толкованиями истории политической теории собственности»282.

К. Макферсон — автор книги о политической теории собственности — утверждает: «Политическая теория XVII в. в трудах главных представителей базируется на посылке о собственности в условиях рыночного общества. Нетрудно догадаться, что именно анализ теорий собственности способствовал обнаружению указанной посылки»283. Однако предложенная Макферсоном интерпретация работ авторов XVII в. тоже не отличается ясностью. Но поскольку собственность — главная тема дискуссии, анализ истории этой идеи получил дополнительный стимул.

Критики показали, что главная ошибка и ложная посылка либерализма сводится к тезису о нерушимости частной (индивидуальной) собственности. То же самое относится к либертарианской трактовке нерушимости естественных прав собственности как основании всех социальных и политических прав. Эту трактовка не согласуется ни с утилитаризмом Бентама (хотя он не отрицал защиты собственности), ни с прагматической пользой собственности в духе Д. С. Милля: «Бентам, Милль и неолибералы — предатели либерализма, который предполагал прежде всего заботу о частной собственности»284. В этом контексте критикуется также теория собственности и справедливости Р. Нозика. При этом подчеркивается связь между посылкой о естественных правах и оговорками Локка относительно благосостояния.

Указанные направления критики стимулируют дебаты о построении непротиворечивой теории собственности, основанной на естественных правах. Главная проблема — поиск правил легитимной собственности как равенства естественных прав всех индивидов независимо от места и времени. Повысился интерес к радикальным теориям начала XIX в., связавшим собственность с эксплуатацией. В процессе анализа сформулирована новая оценка либерализма: «Наиболее характерно то, что либеральная традиция всегда ограничивала права человека ради глобального права собственности»285.

История экономической и политической мысли углубляют понимание истории собственности. Не исключено, что история права внесет свой вклад в анализ, существенный для философского понимания института собственности. Однако экономическая история и история идей еще не интегрировались настолько, чтобы включить в свой состав историю правовых идей. Например, Лок-ковское описание права наследования в Англии XVII в. не отличается ясностью. Детальное изучение истории права необходимо для роста знания об истории идеи собственности.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com