Перечень учебников

Учебники онлайн

Введение

Демография — наука не новая. Ей уже более 300 лет. Но она все еще остается новой (в смысле — малоизвестной) наукой для большинства наших граждан. Правда, в последние годы положение меняется. Слова «демография», «демографический» в различных словосочетаниях теперь нередко можно встретить в газетах, услышать по радио или по телевидению. Расширяется преподавание демографии на социологических, юридических и других гуманитарных факультетах университетов (правда, по-прежнему в стране нет ни одного учебного заведения, готовящего специалистов-демографов).

Демографические проблемы теперь все чаще обсуждаются на заседаниях различных представительных комиссий. К сожалению, научный уровень обсуждения демографических вопросов на этих весьма важных заседаниях не всегда достаточно высок. Между тем сегодня назрела острая необходимость общественного управления демографическими процессами. Именно общественного, а не только государственного.

В первой половине 90-х годов наша страна вступила в стадию, без преувеличения можно сказать, демографической катастрофы. Эта катастрофа выражается прежде всего в беспрецедентно низкой рождаемости (уровень которой сегодня вдвое ниже, чем в самые тяжелые годы Великой Отечественной войны), в очень высоком уровне разводов (по которому мы сегодня на втором месте в мире после США), в относительно низкой продолжительности жизни населения, особенно мужского и сельского. С 1992 г. население России не растет, а сокращается, причем очень быстрыми темпами. За прошедшие с 1992 г. шесть лет оно сократилось почти на 2 млн. человек, или на 1,3%, что может показаться небольшой цифрой. Однако при этом надо учесть, что убыль населения в некоторой мере компенсировалась миграционным притоком населения из-за рубежа. За счет же естественной убыли, т.е. превышения числа умерших над числом родившихся, страна уменьшилась за указанный период на самом деле на 4,2 млн. человек.

Это не полный перечень демографических проблем нашей страны, но, думается, и названных цифр достаточно, чтобы оценить характер ситуации.

Необходимы какие-то меры для исправления положения, какие-то программы... Но какие именно меры, какие программы? Кто их должен разрабатывать? На что они должны быть нацелены? До сих пор во всех странах, имеющих сходную с нашей демографическую ситуацию и пытающихся как-то ее исправить, применяются в основном меры материальной поддержки семей с помощью различного рода пособий и льгот. Как свидетельствует история, эффективность этих мер невелика. Необходимы более глубокие целенаправленные изменения в культуре, во всем образе жизни общества с тем, чтобы повысить престиж семейной жизни, престиж семьи с несколькими детьми, который сегодня очень низкий. Для этого необходима специальная семейная политика, широкомасштабные программы культурного, а не только экономического порядка. Для разработки же подобных программ необходимы усилия многих ученых, представителей различных наук, в первую очередь гуманитарных (но не только их). Одним демографам такая работа не под силу.

В обществе все процессы взаимосвязаны. Демографические процессы развиваются под воздействием других социальных процессов: экономических, политических и прочих. В свою очередь, и демографические процессы оказывают влияние на ход всех других общественных процессов. К примеру, низкий уровень рождаемости ведет к увеличению процентной доли пенсионеров в обществе и к обострению проблемы «отцов и детей». Колебания уровня рождаемости через определенное время проявляются в соответствующих (или противоположных) колебаниях уровня занятости на рынке труда, уровня преступности, конкурсов между абитуриентами при поступлении в учебные заведения и т. п.

Знание демографии, умение читать демографическую информацию необходимо и предпринимателям. Для успеха своего дела они должны уметь прогнозировать спрос на производимые ими товары и оказываемые услуги. А этот спрос в немалой степени зависит от состава населения (и его будущих изменений) по полу, возрасту, от числа и размеров семей, числа детей в семье и т. п. В ряде западных стран, особенно в США, демография для предпринимателей быстро развивается как отдельное направление демографической науки, которое даже получило особое наименование — демографика ( demographics ). Эта ветвь демографии изучает состав потенциальных потребителей и тенденции изменения этого состава, а также влияние демографических изменений на состояние потребительского рын ка. Таким образом, некоторый уровень демографической образованности становится сегодня необходимым любому человеку, каким бы родом деятельности он ни занимался, в такой же степени, как и знакомство с другими гуманитарными предметами. Способствовать такому образованию и призвано настоящее пособие.

Хотя учебник ориентирован в первую очередь на студентов гуманитарных факультетов, он может оказаться полезным и всем интересующимся демографическими аспектами нашей жизни. Цель его — ознакомить читателя с основными понятиями, показателями и методами анализа демографических процессов, научить видеть действительное состояние и направление демографических тенденций в стране и в мире, научить понимать демографические проблемы своей страны, оценивать их остроту и вероятные перспективы и возможные социальные последствия. В соответствии с такой адресностью учебника главное внимание в нем уделяется методам анализа статистических показателей, а не способам их конструирования, методам анализа демографической информации, а не способам ее сбора. Вместе с тем, поскольку статистика является фундаментом демографических знаний, без изучения элементарных понятий и методов демографической статистики в настоящем учебнике не обойтись.

Остается добавить, что никакой учебник не может заменить чтение научной литературы. В нашей стране появилось немало интересных, живо написанных, дискуссионных книг и журнальных статей, посвященных демографии, ознакомление с которыми может значительно облегчить понимание материалов учебника, а иногда и заменить его. В конце книги приводится список подобной литературы.

Тема 1. Предмет, задачи и методы демографии

Слово «демография» образовано из двух греческих слов: «демос» — народ — и «графо» — пишу, то есть, если трактовать это словосочетание буквально, оно будет означать «народоописание», или описание населения. Но демография с самого начала своей истории никогда не ограничивалась лишь описанием, ее предмет всегда был шире и глубже.

1.1. Краткая история становления демографии

В отличие от многих других наук демография имеет точную дату рождения. Она ведет свое начало с января 1662 г., когда в Лондоне вышла в свет книга английского купца и капитана, впоследствии майора городской милиции, ученого-самоучки Джона Граунта (1620—1674) имевшая длинное, как тогда было принято, и весьма красноречивое название: «Естественные и политические наблюдения, перечисленные в прилагаемом оглавлении и сделанные на основе бюллетеней о смертности. По отношению к управлению, религии, торговле, росту, воздуху, болезням и другим изменениям названного города. Сочинение Джона Граунта, гражданина Лондона» . Уже из названия книги виден широкий социальный замысел ее автора. В те времена, когда она писалась, в Англии нередко свирепствовала чума и прочие заразные болезни, поэтому бюллетени о смертности имели практическое назначение и публиковались в Лондоне еженедельно. Их читали многие, с тем чтобы при первых же признаках угрозы для своей жизни быстро покинуть город. Граунт первым увидел в скорбных бюллетенях пользу для науки. Изучив ведомости о смертях и рождениях в Лондоне за 80 лет[1], он обратил внимание на существование в населении целого ряда закономерностей.

В частности, он установил, что мальчиков рождается больше, чем девочек, причем соотношение полов среди родившихся — постоянно и составляет для Лондона 14 к 13 (т.е. мальчиков рождается на 7,7% больше, чем девочек) [2]. Он заметил также, что и среди умерших больше мужчин, чем женщин, что в Лондоне смертность превышает рождаемость и население города растет только за счет переселенцев, что в провинции, напротив, рождаемость выше смертности, что каждый брак в среднем дает 4 рождения, что по числам рождений и смертей можно определить численность населения города, а по возрастной структуре умерших — возрастную структуру населения. Уже одно это было важно, ведь ни переписей населения, ни какой-либо другой статистики (кроме церковной) еще не существовало. Наконец, Граунт был первым, кто построил первую математическую таблицу (модель) смертности, описывающую закономерное увеличение вероятности смерти по мере старения людей. Ныне такая модель, конечно же, несравненно более совершенная, нежели созданная Граунтом, является одним из главных орудий в арсенале демографии, причем используется для анализа не только смертности, но и брачности, рождаемости, возрастной структуры населения, для разработки прогнозов численности и структуры населения. Методологические принципы той же модели находят применение и в других науках. Она применяется и в исследованиях миграционных процессов, и в социологии при изучении и прогнозировании социальной мобильности, и в экономике труда при изучении текучести рабочей силы, и в здравоохранении для прогнозирования заболеваемости. На ней базируются и финансовые расчеты по страхованию жизни.

Книга Граунта была встречена тогдашней интеллектуальной элитой очень хорошо. В течение трех лет она переиздавалась еще четыре раза, причем второе издание было осуществлено уже в конце того же года, что и первое. Книга так понравилась королю Карлу II , что уже через месяц после ее опубликования Граунт был принят в Королевское общество (т.е. в переводе на наш язык — в академики). Более того, король распорядился, если отыщутся еще купцы, подобные Граунту, незамедлительно всех их принять в Общество (то есть в Академию).

Тоненькая книжка Граунта (всего 90 страниц) послужила зачатием не одной, а сразу трех наук: статистики, социологии и демографии, которые затем на протяжении трех столетий выясняли между собой «родственные» отношения — кто кому кем приходится. Но сначала прямым «потомком» книги Граунта явилась политическая арифметика — наука, стремившаяся изучать количественные (точнее, статистические) закономерности общественных явлений и процессов. В течение последующих столетий к демографическим аспектам жизни общества проявляли интерес выдающиеся ученые и общественные деятели: экономисты и политики, астрономы, физики, математики, биологи, медики, священнослужители и др. Наконец, в XIX в. появилось и название науки, которое дал ей бельгийский ученый Алтай Гийяр (1799—1876), энтомолог по специальности. В 1855 г. в Париже он опубликовал книгу «Элементы человеческой статистики или Сравнительная демография...» [3], в которой определил демографию очень широко — как «естественную и социальную историю человеческого рода» и как «математическое познание человеческих популяций, их общего движения, их физического, гражданского и морального состояния». Так же широко определял круг интересов демографии другой выдающийся ученый XIX в. — Жак Бертийон (по другой транскрипции — Бертильон) (1851—1922, кстати сказать, внук А. Гийяра). В 1880 г. он писал в книге «Статистика движения населения во Франции»: «Демография занимается изучением коллективной жизни. Цель ее состоит в изучении причин, в силу которых общества развиваются, восстанавливаются и в конце концов приходят в упадок и погибают. Она рассматривает как физический, так и нравственный склад каждого народа; рассматривает, какие занятия доставляют ему средства к жизни; она исследует, как и почему люди вступают в брак, в каком количестве они размножаются и как воспитывают своих детей и пр. Она указывает, наконец, при каких обстоятельствах, в каком возрасте и в силу каких причин люди умирают» [4]. Из этих определений можно видеть, что и А. Гийяр, и Ж. Бертийон (а также многие другие выдающиеся ученые) включали в круг вопросов, изучаемых демографией, очень широкий спектр явлений, изучаемых многими науками. И такой широкий взгляд на демографию сохранялся очень долго, вплоть до конца 70-х гг. уже нынешнего века. Да и сейчас еще, пожалуй, не прекратились споры между отдельными учеными о предмете демографии и о ее праве на самостоятельное существование среди других общественных наук. Во второй же половине XIX в. возобладал взгляд на демографию как на синоним статистики либо как на раздел статистики (статистики населения). В немалой степени причиной этого было, как представляется, быстрое становление статистики как самостоятельной и универсальной науки, охватывающей своими методами все области общественного бытия (особенно после начала проведения регулярных переписей населения в промышленно развитых странах), и возрастание спроса на статистические данные о населении в связи с развитием капиталистического рынка. В дальнейшем становление демографии как науки происходило в двух направлениях. С одной стороны, ее предмет постепенно сужался, точнее, конкретизировался, с другой — расширялся круг, воздействующих на этот предмет факторов, которые демография включала в поле своего рассмотрения. Все-таки, очевидно, «изучение коллективной жизни», как утверждал Ж. Бертийон и не он один, — это чрезвычайно широкая область, обнимающая фактически всю общественную жизнь. Одной науке охватить всю общественную жизнь просто не под силу. Поэтому именно по мере развития демографии ее предмет сужался. Постепенно из него исключались вопросы экономики, воспитания и образования, социальной структуры и мобильности, здоровья населения, морали и пр., на самом деле составлявшие предмет исследования для других наук: политической экономии, социологии, педагогики, этнографии, медицины и др. В конце концов к середине 1960-х гг. большинство специалистов стали ограничивать предмет демографии вопросами так называемого естественного движения населения. Движение населения здесь понимается не в физическом, а в более общем виде, как изменение. Различают два вида движения населения: естественное и механическое (миграционное). Второй из двух названных видов движения (изменения) населения специалисты предпочитают в последние годы называть миграционным движением (это перемещение населения по территории) или еще проще — миграцией населения.

Естественное движение населения — это непрерывное изменение численности и структуры населения в результате рождений, смертей, браков и разводов. В естественное движение населения включаются также и изменения половозрастной структуры населения ввиду тесной взаимосвязи ее изменений со всеми демографическими процессами. Слово «естественное» в приложении к таким явлениям, как рождения, смерти, браки, разводы, осталось нам в наследство от статистики прошлого века, когда они понимались именно как тесно связанные с биологической природой человека, как в основном природные, биологические. Подобный взгляд на рождения, смерти, браки и разводы как на явления биологические в своей основе еще далеко не изжит, особенно среди ученых, занятых в естественных науках. Рассуждая о демографических тенденциях в мире, большинство естественников (а они, к сожалению, слишком часто берутся обсуждать проблемы роста населения без предварительного приобретения необходимых для этого познаний в демографии) трактуют эти процессы почти исключительно как биологические, не проводя различия между человеческим обществом и сообществом животных или даже насекомых. Конечно же, люди имеют биологическую конституцию, которая играет большую роль в их поведении и организации общественной жизни. В то же время люди живут в обществе, в культуре, т.е. в системе социальных норм, информации и традиций. Все процессы в человеческом обществе, конечно же, двойственны, диалектичны, биологическая природа человека опосредована социальными условиями, в которых человек живет и действует. И любое отдельное явление, любой процесс, в котором участвуют люди, имеет социально-биологическую структуру, в которой, однако, чаще всего социальная, культурная сторона преобладает над биологической. Иначе говоря, мы живем в большой степени в искусственной среде, созданной и создаваемой (и разрушаемой) самим человечеством (населением), именуемой культурой, которая оказывает решающее влияние на все поведение, деятельность людей, зачастую даже подавляя их биологическую природу.

Еще относительно недавно, лет 20 назад, в учебниках по демографии иногда предлагалось следующее разрешение противоречия между биологической и социальной сторонами демографических процессов. Утверждалось, что каждое отдельное демографическое событие, к примеру рождение человека или его смерть, — событие биологическое, случайное, но совокупность таких событий становится уже явлением социальным, закономерным. С таким пониманием нельзя согласиться. К примеру, рождение ребенка, роды — акт физиологии. Но не только физиологии. Каждое такое событие происходит в разных общественных условиях и различается в зависимости от того, к примеру, происходит ли оно с участием врача (и в зависимости от квалификации врача), в родильном доме (и в хорошем при этом) или вне его. Имеет значение (для успеха родов), желанный это ребенок или нет (т.е. фактор психологический). Каждое рождение стоит определенных финансовых затрат, а это уже фактор экономический, и т. д. Таким образом, каждое отдельное рождение человека — событие многоплановое имеющее аспекты как биологические, так и экономические, социологические, психологические, медицинские, этнографические и многие другие. Смерть — тоже акт физиологический, но не только. Все люди смертны, но продолжительность жизни существенно зависит от многих условий и обстоятельств в основном социального характера. То же относится и к любому другому демографическому событию. Социальные и биологические факторы тесно сплетены в каждом отдельном человеке, в каждом его поступке. Другое дело, что закономерности любых процессов проявляются лишь в массе случаев, причем не в любой массе, а сгруппированной по однородным характеристикам, по определенным правилам, т.е. в массе фактов статистических.

Признавая ведущую роль социальных факторов в демографических процессах, некоторые специалисты на этом основании высказываются против термина «естественное» в применении его к демографическим процессам, предлагают заменить его другим термином, более «социальным» по внешнему виду, или, по крайней мере, брать это слово в кавычки. Но пока такой замены не найдено. Думается, она и не нужна. И кавычки не нужны. Конечно, термин «естественное» в применении к движению населения является в значительной степени условным. Но такова судьба многих терминов (если не большинства). В данном случае условность (если помним о ней) не создает никаких терминологических трудностей.

Итак, население непрерывно изменяется, находится в движении. Люди рождаются, умирают, вступают в брак или разводятся, меняют профессию, место работы, жительства и проч. В результате непрерывно меняется численность населения и его структура. За счет рождений население непрерывно растет и одновременно за счет смертей — непрерывно убывает. Одно поколение сменяется следующим. Такого же рода процессы роста и убыли происходят непрерывно и одновременно во всех структурах населения: по возрасту, брачному состоянию, семейному положению, социальной принадлежности и т. п. В зависимости от соотношения чисел родившихся и умерших, или, в более общем виде, между вступлением людей в те или иные социальные группы и выбытием из них, численность этих групп, или населения в целом, либо увеличивается, либо уменьшается, либо остается неизменной (если число прибывших равно числу выбывших).

Непрерывный процесс возобновления населения (который математически может быть как со знаком плюс, так и со знаком минус) происходит всецело под воздействием законов развития общества, является неотъемлемой частью общественной жизни и потому имеет социальный характер. Рождение большего или меньшего числа детей в семье, продолжительность жизни, вступление в брак или безбрачие — все эти социальные факты подвержены действию общественных законов, являются частью функционирования общественного организма, или, правильнее будет сказать, общественного воспроизводства (воспроизводства общественной жизни). Демографическая сфера является составной частью (подсистемой) общественной жизни, результатом деятельности людей. Поэтому вместо возобновления населения правильнее говорить о его воспроизводстве, что подчеркивает и его социальный характер, и активную роль социальных механизмов в изменениях численности населения и его структуры. 

1.2. Предмет демографии

Подлинной целью исследования для любой науки является раскрытие законов (причинно-следственных связей) развития в той области бытия, которая составляет ее предмет. В свою очередь, познание законов развития немыслимо без предварительного установления (выявления) закономерностей, т.е. объективно существующих, повторяющихся, устойчивых связей между явлениями, этого развития. Именно в закономерностях проявляются законы развития (хотя зафиксировать это проявление возможно далеко не всегда и чаще всего не просто. Именно этим и занимается любая наука).

Теперь, наконец, можно сформулировать определение предмета демографии таким образом:

Предметом демографии являются законы естественного воспроизводства населения.

Можно было бы к этому еще добавить: в их общественно-исторической обусловленности. Но можно и не добавлять, потому что законы общественного развития (а законы демографического развития — неотъемлемая часть законов общественного развития) иначе как в общественно-исторической обусловленности познать невозможно. Такое добавление делается обычно как бы для подстраховки, с целью лишний раз подчеркнуть по преимуществу социальный характер демографических процессов и указать на место демографии среди общественных наук.

Население в демографии также понимается специфически. Это не любая совокупность людей, но совокупность людей, самовоспроизводящаяся в процессе смены поколений. Т. е. это достаточно большая численность людей, обладающая богатой структурой, необходимой для непрерывного возобновления этой совокупности. Способность к самовоспроизводству — главное качество, определяющее население именно как демографическую категорию, отличающее его от других совокупностей людей, например, таких, как производственный коллектив, жильцы дома и т. п.

Здесь надо разъяснить одно недоразумение, которое часто встречается в произведениях или публичных выступлениях писателей или ученых, далеких от демографии, в отношении понятия «население». В этих высказываниях население как нечто бездуховное, безличностное противопоставляется такой, якобы более духовной и личностной категории, как народ или общество. Подобное отношение к категории «население» совершенно безосновательно и несправедливо (хотя действительно население в демографии рассматривается иногда в отрыве от его личностных характеристик). Население и народ — это просто разные качественные свойства одного и того же общества, научные абстракции, необходимые в их изучении. К. Маркс писал во введении к «Капиталу»: «Население — это абстракция, если я оставлю в стороне, например, классы, из которых оно состоит. Эти классы опять-таки пустой звук, если я не знаю тех основ, на которых они покоятся, например наемного труда, капитала т.д.» [5]. Этот ряд можно было бы продолжить, т.е. и классы, и труд, и капитал, и народ, и общество в целом — все это не более чем научные абстракции. И ничего унизительного в таких абстракциях нет, если грамотно ими пользоваться.

Наиболее спорным, очевидно, может показаться исключение из предмета демографии миграционных процессов. Почти все учебники по демографии, как отечественные [6], так и зарубежные, содержат разделы о методах исследования миграции населения. Однако это лишь пережиток времен универсальной статистики, пытавшейся охватить все общество целиком. Фактически же включение миграции в предмет демографии всегда было лишь декларативным. На деле всегда существовало зримое «разделение труда» между учеными, изучавшими естественное воспроизводство населения, и теми, кто изучал миграционные процессы. Между миграцией и воспроизводством населения есть существенные качественные различия, обуславливающие соответствующие различия и в методах исследования, и в профессиональной подготовке исследователей. Эти процессы различаются и по характеру воздействующих на них факторов. Так, в миграционных процессах значительно сильнее, чем в воспроизводственных, роль географических факторов (природных условий, климата, размещения производства, социальной инфраструктуры и т. п.). В воспроизводственных же процессах более значительна по сравнению с миграционными процессами роль биологических факторов. Миграция населения — это прежде всего миграция рабочей силы. Поэтому при изучении миграционных процессов очень важны знания в области экономики и социологии труда, которые при изучении воспроизводства населения малоприменимы. В целом же, конечно, между миграционными и воспроизводственными процессами существует взаимодействие (как между предметом и фактором, воздействующим на предмет исследования). Миграция оказывает влияние на рождаемость, брачность, здоровье и смертность мигрирующих масс людей и в этом качестве изучается в демографии (вернее будет сказать — должна изучаться) как один из факторов воспроизводства населения. В свою очередь уровень рождаемости, семейный состав населения, уровень здоровья и жизнеспособности населения оказывает влияние на его миграционную подвижность (т.е. является фактором миграционной подвижности населения).

Тесно переплетается предмет демографии с другой близкой ей наукой — социальной гигиеной — главным образом при изучении проблем смертности и продолжительности жизни. Многие выдающиеся специалисты-медики были и являются выдающимися учеными и в области проблем демографии (С.А. Новосельский, В.В. Паевский, С.А. Томилин, П.И. Куркин, А.М. Мерков, Е.А. Садвокасова, М.С. Бедный и др.). Тем не менее различие между предметами двух смежных наук — социальной гигиены и демографии — существует, и оно достаточно четко. Демография изучает воспроизводство населения, социальная гигиена — его здоровье. Соответственно различаются и цели изучения смертности. В демографии она изучается как компонент воспроизводства населения, в социальной гигиене — как обратный показатель здоровья населения. Конечно, размежевание предметов наук — не самоцель; естественно, на каких-то участках познания их интересы могут пересекаться, но если при этом происходит взаимообогащение знаниями, то такое пересечение наук можно только приветствовать.

1.3. Задачи демографии

Главная задача любой науки — познание законов развития (движения) в определенной части общества и природы. Но наряду с этим у каждой науки имеются и практические задачи. Есть они и у демографии. Их три: 1) изучение тенденций и факторов демографических процессов; 2) разработка демографических прогнозов; 3) разработка мероприятий демографической политики.

1. Выявление подлинных тенденций демографических процессов — вовсе не простая задача, как может показаться. Нужно уметь оценить достоверность статистической информации и выбрать подходящие для каждого случая показатели (или сконструировать их). Различные показатели, в зависимости от их индивидуальных свойств, могут совершенно по-разному характеризовать направление и интенсивность одного и того же процесса. К примеру, в один и тот же период времени одни показатели рождаемости могут свидетельствовать о ее снижении, в то время как другие совсем наоборот — о ее росте. Аналитику необходимо установить, что же происходит в действительности — снижается рождаемость или растет? Правильная оценка особенно важна, если, к примеру, аналитик является правительственным экспертом по вопросам демографической политики. Надо ли пояснять, что оценка аналитика в данном случае будет иметь важное практическое значение (разрабатывать ли какие-то планы по воздействию на рождаемость или направить усилия государства на решение более срочных проблем)? При этом важно иметь в виду, что демографические процессы обладают большой инерционностью, развиваются очень медленно (по человеческим меркам), счет времени в демографии зачастую правильнее вести не по годам, а по поколениям. Поэтому чрезвычайно важно вовремя увидеть, в каком направлении развиваются демографические процессы, чтобы своевременно начать разрабатывать меры демографической политики, призванные предотвратить неблагоприятное развитие.

Не меньшее значение имеет изучение факторов демографических процессов. Говоря о факторах, чаще всего подразумевают причины явлений и процессов. В словарях чаще всего между фактором и причиной не проводится принципиального различия [7]. Между тем в языках разных наук употребление этих двух важнейших понятий различается. «Причина» — понятие философское, обозначающее сущность, порождающую определенное следствие. Причина действует объективно, независимо от сознания познающего субъекта, следовательно, далеко не всегда проявляет себя на поверхности явлений, зачастую трудно узнаваема. Между тем главные цели любой науки — познание подлинных причин изучаемых проблем, ибо только воздействуя на фактические причины, можно получить желаемые следствия.

В философских науках почти не используется понятие «фактор». Зато в статистике, с которой демография состоит в давнем родстве, напротив, предпочитают говорить о факторах, а не о причинах. Это потому, что статистика пытается установить причинно-следственные связи путем измерения корреляционных зависимостей между явлениями. При этом зачастую остается неясным, какое из взаимосвязанных явлений — причина, а какое — следствие (они все могут быть следствием причин, оставшихся вне пределов наблюдения). В отличие от философии статистика всегда имеет дело с видимыми, измеряемыми предметами (явлениями) и процессами, в которых причинно-следственные связи устанавливаются не непосредственно, а по их внешним индикаторам (показателям).

Такими внешними индикаторами, признаками причин (следами причин) и являются факторы (факторные признаки). Когда механизм причинно-следственной связи достаточно хорошо известен, нет необходимости говорить о факторах процесса, можно говорить непосредственно о причинах (хотя можно и ошибиться, и это часто бывает, когда за причину принимают нечто похожее на нее, отвечающее собственным представлениям о ней). О факторах в статистике говорят обычно в тех случаях, когда роль той или иной причины определена недостаточно или вообще только предполагается. Таким образом, фактор есть статистически наблюдаемое отражение причины. В отличие от причины фактор всегда наблюдаем (измеряем). В этом и состоит различие между ними. И это обстоятельство нисколько не принижает значение фактора как элемента, ступени на пути к познанию причины.

2. На основе изучения тенденций демографических процессов и причинно-следственных связей демографических процессов с другими общественными процессами демографы разрабатывают прогнозы будущих изменений численности и структуры населения. Эти прогнозы нужны не только самим демографам для оценки вероятного характера демографического развития. Очень немногие за пределами узкого круга демографов знают, что именно на демографические прогнозы в большой степени опирается планирование всего народного хозяйства: производства товаров и услуг, жилищного и коммунального строительства, трудовых ресурсов, подготовки кадров специалистов, школ и детских дошкольных учреждений, дорог и средств транспорта, военно-призывного контингента и проч. Демографические прогнозы охватывают фактически весь хозяйственный и военный потенциал страны. Вот поэтому в недавнем прошлом они хранились за семью печатями. Их даже не разрешалось разрабатывать без специального разрешения «органов» [8]. В немалой степени по той же причине подобные прогнозы сегодня мало кому известны за пределами очень узкого круга специалистов, хотя, думается, должны быть предметом обсуждения широкого круга общественности.

3. Ну и наконец, на основе познания реальных тенденций демографических процессов, на основе установления их причинно-следственных связей с другими общественными процессами, на основе демографических (а также социально-экономических, военно-политических и других) прогнозов и планов определяются цели и меры демографической и социальной политики. Следует подчеркнуть, что разработка программ демографической политики не является уделом только демографов. Разработка программ демографического развития должна носить комплексный характер, охватывать широкий круг факторов общественной жизни, учитывать многообразные и многоаспектные последствия демографических процессов. Поэтому кроме демографов в разработке мероприятий демографической политики непременно должны участвовать экономисты, финансисты, юристы, социологи, психологи, медики, специалисты по рекламе и, вероятно, еще многие другие специалисты.

Отсюда виден широкий круг знаний, привлекаемых к решению демографических проблем. Рамки предмета демографии, которые некоторые ученые называют «узкими», вовсе не ограничивают комплекса методов, используемых в демографии для познания закономерностей и законов демографического развития.

1.4. Методы исследования в демографии

Демография в исследовании своего предмета — естественного воспроизводства населения — использует различные методы, основные из которых можно объединить по их характеру в три группы: статистические, математические и социологические. Объектами наблюдения в демографии являются не отдельные люди или события, но сгруппированные по определенным правилам, однородные в некотором отношении совокупности людей и событий. Такие совокупности называются статистическими фактами. Демография стремится установить и измерить объективно существующие взаимосвязи между статистическими фактами, имеющими отношение к ее предмету, используя для этого методы, также разработанные в статистике, скажем методы корреляционного и факторного анализа. В демографии используются и другие статистические методы, в частности выборочный и индексный методы, метод средних величин, методы выравнивания, табличный и другие.

Процессы воспроизводства населения связаны между собой иногда простыми, иногда довольно сложными количественными соотношениями, что обуславливает применение многих математических методов для измерения одних демографических характеристик по данным о других характеристиках. Выше уже говорилось о том, что еще Граунт открыл возможность на основе данных о числе родившихся и умерших определить численность и возрастной состав населения. Это пример математической взаимосвязи между демографическими параметрами населения. Сегодня в демографии широко используются математические модели населения, с помощью которых на основе фрагментарных и неточных данных, полученных путем непосредственного наблюдения, можно получить достаточно полное и достоверное представление об истинном состоянии воспроизводства населения. В некоторых случаях с помощью математических моделей можно получить более достоверные данные, чем с помощью непосредственного статистического учета. Кстати, к разряду математического моделирования в демографии относятся и уже упоминавшиеся в связи с именем Граунта вероятностные таблицы смертности, а также и демографические прогнозы, которые представляют собой один из видов математического моделирования.

Наконец, в последнюю четверть века (у нас в стране, а на Западе уже более полувека) в демографии все активнее используются социологические методы исследования так называемого демографического поведения, т.е. субъективных установок, потребностей, мнений, планов, принятия решений, действий по отношению к демографическим аспектам жизни людей, семей, общественных групп.

1.5. Специализация внутри демографии

По мере развития демографических исследований, расширения круга факторов, привлекаемых демографией для объяснения взаимосвязей демографических процессов с другими общественными процессами, расширяется и методический аппарат, используемый демографией в своих исследованиях. Сотрудничество с другими науками в исследовании своего предмета, привлечение специалистов из других наук для тех же целей (т.е. исследования проблем естественного воспроизводства населения) привело к возникновению внутри демографии ряда ее отраслей (или разделов), объединенных общим предметом, но различающихся по кругу изучаемых факторов, воздействующих на этот предмет, и, соответственно, различающихся методами исследования. В этом, кстати, демография не отличается от большинства естественных и общественных наук, разве лишь тем, что она в этом отношении сильно отстала от них.

Сегодня мы обычно говорим не о физике, математике, экономике, медицине и т.д., а о физических, экономических, медицинских и других науках. Такой же процесс специализации происходит и в социологии, в которой выделяются такие ее разделы, как социология личности, труда, семьи, образования и культуры, религии и т.п. Уже ушли в прошлое времена, когда и статистика была универсальной наукой и одни и те же ученые занимались и проблемами населения, и проблемами сельского хозяйства, промышленности, трудовых ресурсов, культуры, жилищного строительства, торговли и т.д. Сегодня изучение этих качественно различных предметов статистики настолько углубилось, а методы исследования так расширились и усложнились, что специалисты разных отраслей одной науки — статистики — зачастую не понимают язык друг друга.

Такой же процесс специализации происходит и в демографии. Во многом он обусловлен еще и тем обстоятельством, что кадры демографов привлекаются из других, смежных с демографией наук, поскольку специального демографического образования в нашей стране пока не существует (за исключением подготовки небольшого количества демостатистиков и политэкономистов с «демографическим уклоном». Внутри демографии стихийно выделяются такие отрасли, как демографическая статистика (или иначе — статистика населения), экономическая, математическая, историческая, этническая, социологическая демографии (вероятно, это не полный перечень подобных дисциплин). Из названий этих отраслей можно видеть, что они образуются на стыках демографии с другими, смежными науками и выражают связь предмета демографии с методами смежных наук, чьи предметы выступают в демографии в качестве факторов. Представляется, что в наименовании этих отраслей демографии должен выдерживаться следующий принцип, который фактически уже используется в других науках со сложной внутренней структурой: существительное (в данном случае демография) обозначает предмет науки (естественное воспроизводство населения), прилагательное (экономическая, математическая, историческая и т. д.) — науку, знания которой используются как факторы в исследовании предмета демографии. Смысл такого принципа состоит в том, чтобы уже из названия отраслевой науки была видна ее специализация и предметная область, к которой она принадлежит. Это важно потому, что обозначается специфика профессиональной компетенции исследователя, т.е. указывается, в какой конкретно ограниченной предметной области от специалиста можно ожидать определенного уровня профессиональной квалификации.

Иногда такой принцип наименования отраслевой науки не удается строго выдержать из-за языковых трудностей (если название не получается достаточно благозвучным), но пока это редкие случаи.

Например, статистика населения (демографическая статистика) в соответствии с вышеобозначенным принципом звучит как отрасль статистики, а в демографии должна была бы называться статистической демографией. Но, во-первых, словосочетание «статистическая демография» — непривычно (хотя и возможно). А во-вторых, и в главных, статистика населения — наименование, уже ставшее традиционным, сохранившееся с тех времен, когда демография еще не выделялась в качестве самостоятельной науки и развивалась в русле универсальной науки статистики. По мере отраслевой дифференциации статистики внутри нее выделилась демографическая статистика (статистика населения), которая в процессе становления демографии перешла в ее ведение, уже как ее отрасль. Думается, что традиционное, привычное название демографической статистики не стоит менять.

Демографическая статистика — старейшая отрасль демографии (пожалуй, и всей системы статистических наук). Ее частным предметом является изучение статистических закономерностей воспроизводства населения (не будем каждый раз говорить о естественном воспроизводстве населения, но будем его подразумевать). В задачу демографической статистики входит разработка методов статистического наблюдения и измерения демографических явлений и процессов, сбор и первичная обработка статистических материалов о воспроизводстве населения.

Определенной ступени развития достигла математическая демография, предметом которой является разработка и применение математических методов для изучения взаимосвязей демографических явлений и процессов, их моделирования и прогнозирования. В числе демографических моделей — вероятностные таблицы смертности, брачности, рождаемости, модели стационарного и стабильного населения, имитационные модели демографических процессов и т. п.

Историческая демография изучает состояние и динамику демографических процессов в истории стран и народов, а также историю развития самой демографической науки.

К исторической демографии примыкает этническая демография, изучающая этнические особенности (факторы) воспроизводства населения. Известно, что этнические особенности бытового уклада жизни народов, обычаи, традиции, структура семейных отношений оказывают существенное влияние на уровень рождаемости (число детей в семье), на состояние здоровья и среднюю продолжительность жизни, особенности брачности и прочности брака.

Экономическая демография исследует экономические факторы воспроизводства населения. Под экономическими факторами здесь понимается вся совокупность экономических условий жизни общества, их влияние на темпы роста населения, уровень рождаемости и смертности, брачности, на формирование и устойчивость семьи и т. п.

Довольно быстро в последнюю четверть века развивается социологическая демография, изучающая влияние социологических и социально-психологических факторов на волевые, субъективные действия людей в демографических процессах.

Можно было бы назвать еще ряд демографических отраслей (медицинская, политическая, юридическая, военная и др.). С другой стороны, в смежных с демографией науках уже существуют, хотя еще не всегда четко определены, научные отрасли экономических, социологических, исторических и других наук, для которых воспроизводство населения, различные его аспекты выступают в качестве факторов, воздействующих на процессы, составляющие предмет исследования этих наук. Можно пояснить это утверждение следующим примером. Социальная мобильность, т.е. перемещения людей в социальной структуре общества [9], оказывает влияние на их решение, скажем, родить или нет в ближайшие годы еще одного ребенка, писать диссертацию или поберечь свое здоровье. В этом случае социальная мобильность рассматривается как фактор в демографическом исследовании. Напротив, число детей в семье, само наличие семьи могут способствовать — или в современном обществе, скорее, мешать карьере — особенно женщины. В этом случае демографическая компонента является фактором социальной мобильности, которая входит в предмет исследования социологии.

[1] Graunt J. Natural and Political Observations Mentioned in a following Index, and made upon the Bills of Mortality. With reference to the Government, Ayre, Difeales, and the feveral Changes of the faid City . By John Graunt, Citizen of London . London . Printed by The Roycroft, for John Martin, James Allestry, and The Dicas, at the Sign of the Bell in St. Pauls Church-yard. MDCLXII .

[2] На самом деле, как выяснилось позднее, соотношение несколько иное: мальчиков примерно на 5% больше, чем девочек; вероятно, общее число рождений, попавших в поле зрения Граунта, было недостаточным для проявления закономерности, но все же разница не слишком велика.

[3] Guillard A. Elements de statistique humaine ou demographic compare. Paris , 1855.

[4] Бертильон Ж. Статистика движения населения во Франции. СПб., 1889. С. 1—2.

[5] Маркс К. Экономические рукописи. 1857—1861 гг. (Первоначальный вариант «Капитала»). Часть I . M ., 1980. С. 37.

[6] См., к примеру, один из последних: Современная демография. Под ред. А.Я. Кваши, В.А. Ионцева. Лекция 6. Миграция населения. М., 1995. С. 101—133.

[7] Например, читаем: «Фактор — от лат. factor — делающий, производящий — 1) движущая сила, причина какого-л. процесса, явления существенное обстоятельство в каком-л. процессе, явлении» (Словарь иностранных слов. М., 1990. С. 530; То же Краткий словарь современных понятий и терминов. М., 1993. С. 440.). В философских же энциклопедиях мы напрасно будем искать этот термин. В них есть «Факторов теория», но «Фактор» отсутствует.

[8] Замечательная книга выдающегося нашего демографа профессора Бориса Цезаревича Урланиса «Проблемы динамики населения СССР» (М., 1974) в значительной степени была посвящена теории демографических прогнозов. Естественно, автор предлагал в книге целый набор вариантов демографического будущего нашей страны в зависимости от различных гипотез. Я знаю об этом, так сказать «из первых рук», потому что будучи во время работы Бориса Цезаревича над книгой его аспирантом, помогал ему в его расчетах. Цензура не пропустила. Прогнозы пришлось из рукописи вырезать.

[9] Руткевич М.Н. Мобильность социальная // Энциклопедический социологический словарь. М., 1995. С. 412.

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com