Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 5. Открытое и закрытое общество К.Поппера

Понятие "открытое общество" впервые введено в научный оборот французским философом Анри Бергсоном в 1932 г. и впоследствии развито в работах австрийского философа Карла Поппера, написанных в годы второй мировой войны.

Предыстория вопроса . Термины "открытое общество" и "закрытое общество" первым в научный оборот действительно ввел Анри Бергсон (1859-1941) в начале 1930-х годов. Представитель интуитивизма и философии жизни, он создал оригинальную философскую и этико-религиозную концепцию, которая изложена им в "Двух источниках морали и религии" (1932). Однако оба понятия в этой концепции представляли собой еще некое инородное тело. Вокруг них не строилось развернутой аргументации, с их помощью автор не пытался объяснить социальную структуру человеческого общества, отметить или выявить тенденции мировой истории.

Свою популярность они приобрели благодаря усилиям совсем другого человека - выдающегося мыслителя нашего времени Карла Поппера , который считал французского философа своим учителем. Учитель лишь наметил путь, по которому ученик пошел сам и повел европейскую интеллигенцию.

Справка

Поппер Карл Раймунд (1902-1994) - выдающийся философ, логик и социолог. Родился в Австрии. В 1930-е был школьным учителем в Вене, с 1940-х и вплоть до выхода на пенсию в середине 1970-х проработал в известной на весь мир Лондонской школе экономики и политических наук. Ему присвоено множество почетных званий, в том числе рыцарское звание и титул "сэр". Умер от раковой опухолью в возрасте 92 лет. Примыкал к социалистам и коммунистам, но затем отказался от социалистических идей, осознав, что они несут зла больше, чем обещают исправить. Свою философскую концепцию - критический рационализм, теорию роста научного знания - построил как антитезу неопозитивизму. Выдвинул принцип фальсифицируемости (опровержимости), служащий критерием демаркации между наукой и <метафизикой>. В своей теории <трех миров> утверждал существование а) физического мира, б) ментального миров, а также в) объективного знания, несводимых друг к другу. Работы по теории сознания, вероятностной логике и теории выводимости. Выступил с критикой марксизма и принципа историзма. Считал ложной дихотомию естественнонаучного и социального знания. В книге Открытое общество и его враги критиковал платонизм за трибалистский элитаризм, а в работе Нищета историцизма - марксизм за <историцистскую> веру в законы, предсказывающие ход истории. Поппер был последним из плеяды блестящих умов, представленной именами Рассела, Витгенштейна, Дьюи, Хайдеггера, Карнапа, Сартра - создателей великих учений, философских символов 20 в.

Хотя книга А.Бергсона "Два источника морали и религии" (1932), откуда К. Поппер, по его признаниям, позаимствовал термин "открытое общество", была широко известной в 30-е годы, только Поппер, проведя обстоятельное сравнительно-историческое исследование, превратил понятие в настоящую концепцию, а учитывая всемирную известность его книги "Открытое общество и его враги", можно сказать и символ веры нескольких поколений европейских интеллектуалов. И сегодня у теории открытого общества Поппера находится множество последователей, в том числе филантроп и мультимагнат Дж.Сорос, посвятившей ей одну из своих книг. Тем не менее достичь научного уровня работ К.Поппера им уже не удалось.

Оба мыслителя, А.Бергсон и К.Поппер, описывая общество, использовали социальные и биологические метафоры, сравнивая его одновременно и с организмом, и с особым типом социальной системы. Французский философ сравнивал два возможных варианта социального развития. Поодному пути пошли насекомые, создав муравейник, рой, термитник, по другому - человек, развивавшийся в сравнительно небольших группах. Закрытое общество, по А. Бергсону, это такая социальная система, члены которой руководствуются навязываемыми сверху моральными нормами и религиозными табу. Они закрепляются из поколения в поколение механизмом обычаев и традиций. Как и живой организм, где все подчиняется приказам центральной нервной системы, закрытое общество функционируют по непреложным социобиологическим законам. Моральные запреты, культурные нормы, религиозные табу можно уподобить первичным биологическим импульсам в организме.

Однако и Поппер считал, что закрытое общество в его лучших образцах вполне можно сравнить с организмом. По его мнению, такое "общество сходно со стадом или племенем в том, что представляет собой полуорганическоеединство, члены которого объединены полубиологическими связями - родством, общей жизнью, участием в общих делах, одинаковыми опасностями, общими удовольствиями и бедами"[184].

В своей работе А.Бергсон противопоставил два типа обществ: а) закрытое, стремящееся к самосохранению и опирающееся на принципы авторитаризма и насилие, и б) открытое, воплощенное в великих личностях - моральных героях и христианских мистиках. Бергсон связывал с ними два типа морали и религии - статический и динамический. О выдающейся роли религии, точнее магии, и морали позже писал и К.Поппер. Возможность дальнейшего прогресса человеческого общества Бергсон видел лишь в открытом обществе, в динамической морали, выделяя в качестве главных принципов любовь к человечеству, "дух простоты", отказ от искусственных потребностей, вызванных преимущественным развитием "тела" человечества в ущерб его духовной культуре[185].

В середине 20 в. исследование двух типов общества продолжил Карл Поппер, который написал двухтомную монографию <Открытое общество и его враги> (первый том был закончен в октябре 1942 г.), а второй - в феврале 1943 г.; первая публикация на английском языке в 1945 г.), написал и опубликовал в 1944 и 1945 гг. в журнальном варианте (в английском журнале ). Книга Поппера мгновенно получила широкий отклик и была переведена на многие языки.

Первобытность и античность . Для Поппера закрытое общество - это эпоха господства коллективного сознания, родового строя, магии и растворения - без остатка - индивида в группе. Он так и пишет: закрытое общество покоится на убеждении, будто племя - это все, а индивид - ничто[186]. Только с Протагора у греков пробуждается интерес к человеческой индивидуальности, именно этот философ заявил, что человек - мера всех вещей. Начатый Протагором переворот в общественном сознании завершил Сократ, провозгласивший человека не только центром социального универсума, но и заставшего этого человека уважать других людей как самоценных себе, а закрепила успех эпоха великого античного просветителя Перикла.

Таким образом, открытое общество начинается с прорыва личности сквозь путы коллектива и провозглашения антропоцентризма магистральным путем интеллектуального развития европейского общества. "Наша западная цивилизация была рождена греками. Они, по-видимому, были первыми, кто сделал шаг от племенного строя к гуманизму", - писал К.Поппер[187].

Врезка
Поппер К. Древнегреческое племенное общество

Во всех отношениях оно напоминает общества народов, подобных, к примеру, полинезийцам или маори. Небольшие группы воинов, обычно живущие в укрепленных поселениях, управляемых племенными вождями, королями или аристократическими семьями, вели войны друг против друга - как на море, так и на суше. Конечно, существовали значительные различия между греческим и полинезийским образами жизни, поскольку, безусловно, в племенном строе нет единообразия. Не существует стандартизованного <племенного образа жизни>. Тем не менее, мне представляется, что существуют некоторые признаки, которые могут быть обнаружены, если не во всех, то в большинстве племенных обществ. Я имею в виду магическое или иррациональное отношение к обычаям социальной жизни и, соответственно, жесткость этих обычаев.

Магическое отношение к обычаям общества нами уже обсуждалось. Его главный элемент состоит в отсутствии разделения между обычными или традиционными закономерностями социальной жизни и закономерностями, находимыми в <природе>. Оно часто сочетается с убеждением, согласно которому и те, и другие опираются на сверхъестественную волю. Жесткость социальных обычаев, вероятно, в большинстве случаев представляет собой только другую сторону этого же самого отношения. (Есть некоторые основания полагать, что этот аспект даже фундаментальнее и что вера в сверхъестественное есть некоторого рода рационализация страха перед изменением привычного хода вещей - страха, который мы можем обнаружить и у очень маленьких детей.) Когда я говорю о косности племенного строя, я не имею в виду, что в племенном образе жизни не происходило никаких изменений. Скорее, я имею в виду, что относительно редкие изменения здесь имели характер религиозных обращений, скачков или введения новых магических табу. Они не основывались на рациональной попытке улучшить условия жизни общества. За исключением таких изменений - а они весьма редки - табу жестко регулируют все стороны жизни и господствуют над ними. Табу не оставляют никаких лазеек. При такой форме жизни практически не существовало никаких проблем, и не было ничего даже отдаленно сходного с моральными проблемами. Я не хочу сказать, что от члена племени никогда не требовался большой героизм и стойкость, чтобы действовать в соответствии с табу. Я имею в виду, что он редко попадал в положение, вынуждавшее его сомневаться, каким образом действовать. Правильный путь всегда определен заранее, хотя, следуя по нему, и приходится преодолевать трудности. Он определен табу, магическими племенными институтами, которые никогда не становятся объектами критического рассмотрения. Даже Гераклит не проводил четкого различия между институциональными законами и законами природы: и те, и другие, по его мнению, имеют одинаковый магический характер. Основанные на коллективистской племенной традиции, такие племенные институты не оставляли никакого места для личной ответственности. Табу, которые устанавливают некоторую форму групповой ответственности, могут быть признаны разве что предтечами того, что мы называем личной ответственностью, но они фундаментально отличны от последней. Они основаны не на принципе разумного самоотчета, а на магических идеях - таких, как идея смягчения власти судьбы.

  • Источник: Поппер К. Открытое общество и его враги . Т.1. М., 1992.с.216-217.

Раскрывая историю создания своей главной социологической книги по типологии обществ, К. Поппер писал: <Опубликована она была в 1945 г., когда война в Европе уже окончилась, но работу над ней я считал своим вкладом в победу. Она была направлена против нацизма и коммунизма, против Гитлера и Сталина, которых пакт 1939 г. сделал на время союзниками>, и далее: <Критикуя марксизм, я до некоторой степени критиковал и самого себя, поскольку в ранней молодости был марксистом и даже коммунистом. (Мне не было и 17 лет, когда я отверг это учение.)>[188].

Понятие открытого общества было выдвинуто Карлом Поппером в качестве антитезы понятию тоталитарного общества. Понятие открытого общества - социальный эквивалент политического и экономического понятия <конституции свободы> Фридриха фон Хайека. Поппер доказывал, что будущее не предопределено и на него можно повлиять через свободное волеизъявление индивидов. Он выступил против платоновской идеи философа-правителя и защищал демократию как политическую систему, лучше других способную защитить открытое общество. Но он также говорил, что демократия - наименьшее из зол и ее главное достоинство не в том, что она позволяет нам выбирать наилучших политических лидеров, но в том, что она позволяет ненасильственно избавляться от лидеров, когда они не оправдывают наших ожиданий. Поппер считал все политические системы потенциально опасными.

Закрытое и открытое общество - идеальные типы , при помощи которых К.Поппер хотел раскрыть не столько внутренне строение общества, сколько два противоположных вектора развития человечества. В этих понятиях воплощается противоборство между коммунизмом (социализмом) и либерализмом (демократией), борьба между коллективизмом и индивидуализмом, приоритетами равенства или свободы, труда или капитала.

В открытом обществе люди руководствуются личными интересами и расчетом, которые нужны им для развития рыночных отношений и предпринимательства, ответственностью и рационалистической этикой. Подобные ценности восходят к Новому времени и совпадают с идеологией либерализма. Из них проистекают наука, современные достижения технического прогресса, свобода и демократия. Но позаимствованы они были человечеством именно у греков, которые создали, выражаясь современным языком, цивилизацию венчурных фирм и малого бизнеса.

В качестве исторических предпосылок свободного общества послужили частная собственность, рынок, предпринимательство, конкуренция и демократическое устройство, которые впервые появились в античной Греции. Именно к этому периоду человеческой истории относят возникновение гражданского общества и правового государства.

Первобытно-общинное, т.е. дородовое общество, основанное на вере в магию и коллективизме, ничего подобного не знало. Здесь нет частной собственности, личностного начала, предпринимательства и демократии. Поппер предлагал называть его закрытым обществом, а общество, в котором индивиды принимают решения самостоятельно, напротив, открытым. Австро-британский философ отказывает первобытному обществу в демократическом устройстве, идеализирует Афины и выставляет в негативном свете Спарту как воплощение тоталитаризма. Односторонний подход к истории часто расходится с археологическими и антропологическими данными. Сегодня нам известны многочисленные сведения о так называемой племенной демократии, зачатках рыночных и торгово-обменных отношениях в примитивном обществе, наконец, отсутствии какого-то ни было подавления свободы личности. Родо-племенной строй вовсе не был похож на мрачное средневековье, а Спарта отнюдь не служила воплощением зла, как это рисовалось воображению К.Поппера.

Закрытым такое общество являлось благодаря наличию всевозможных табу, верований, запретов, слепого преклонения перед авторитетом вождя и коллективом, из-за чего человек жил не ради себя, а для рода, бога, общества, семьи, друзей. В них проповедовалось "служение", а свободное поведение, в том числе в мыслях, осуждалось, проявление индивидуальности и забота о собственном благополучии рассматривались как порок[189].

Первобытность для Поппера на одно лицо. Противостояние двух фундаментальных типов социальной системы возникло позже - лишь в эпоху античности. Открытое общество олицетворяла Древня Греция со столицей в Афинах, закрытое - Спарта.

Но насколько Спарта была таким государством, каким характеризовал ее Поппер? Не только сегодня, но и в древности Спарта привлекала многих специфическим укладом жизни, удивляла экстравагантностью обычаев и порядков. И вместе с тем восхищала ее внутриполитическая стабильность и военная мощь. В известном смысле Спарта представляла собой аномалию, исключение из общего правила[190]. Действительно, этакое тоталитарное пятно, резко выделявшееся на демократической карте древней Эллады.

Несмотря на ряд удивительных свойств, К. Поппер характеризовал спартанское политическое устройство как "застойный олигархический племенной режим", "исключительно враждебный по отношению к личности". Он обвиняет Платона в том, что тот, "подобно другим милитаристам, восхищается Спартой" и в своих "Законах" копирует установления спартанского тоталитарного полиса[191]. Как показывают современные исследования, Поппер в целом дал верную оценку социального устройства Спарты, которое можно было бы назвать представительным типом закрытого общества.

Врезка
Печатнова Л.Г. История Спарты

Уже в древности за Спартой закрепилась репутация самого удивительного и загадочного государства. Греческие философы, начиная с Платона и Аристотеля, искали ответ на вопрос, как и почему в Спарте сложилась именно такая модель полиса и чем объясняется его удивительная эффективность. Ведь Спарта в самом деле обладала огромным военным потенциалом, а ее армия на протяжении столетий оставалась самой сильной в Элладе.

Только в Спарте вплоть до римского завоевания сохранялась патриархальная царская власть, причем в форме диархии, только в Спарте государство уже на самых ранних этапах своей истории последовательно боролось с частной собственностью на землю и организовывало жизнь своих граждан так, чтобы подчинить личные интересы общественным. Для этого была изобретена весьма эффективная система воспитания: все мальчики, начиная с семилетнего возраста, независимо от происхождения и имущественного положения воспитывались одинаково, вне семьи, в школах-казармах, где основное внимание обращалось на их физическую и идеологическую подготовку. C целью сохранения групповой идентичности и минимизации влияния семьи государство продолжало осуществлять пристальный контроль и над взрослыми гражданами. Здесь главным инструментом были так называемые трапезные сообщества - сисситии, ежедневное посещение которых вменялось спартиатам в строгую обязанность. Спартанцы жили в собственном государстве как в военном лагере и воспринимали военные походы как единственно возможный отдых от домашней муштры. Эта казарменная идиллия могла долго продолжаться только в закрытом социуме. И действительно, спартанские власти ввели жесткие ограничения как для въезда в страну иностранцев, так и для выезда из страны собственных граждан. Спарта была единственным государством в Греции, где контроль государства над обществом носил столь тотальный характер.

  • Источник: Печатнова Л.Г. История Спарты (период архаики и классики). СПб.: Гуманитарная Академия, 2001. с.6-8.

Универсальность архаики . Возможно, Спарту можно относить к закрытому обществу, но считать ее тоталитарным строем, понимая тоталитаризм в современном смысле слова, каким мы его знаем по временам гитлеровской Германии сталинской России, по всей видимости, нельзя. Однако Поппер прав в том, что оба типа общества - открытое и закрытое - суть некие исторические универсалии, которые возникли в глубокой древности и продолжают сосуществовать до сих пор. С течением веков два типа общества, сохраняя сущностные характеристики, приобретали новые черты, как-то видоизменялись, трансформировались. На пути к открытому обществу человечество преодолело немало препятствий. Сегодня для большинства европейцев открытое общество символизирует Запад, а закрытое - Восток.

Первоначально Поппер даже задумывал написать целую книгу под названием "Ложные пророки: Платон, Гегель - Маркс", но затем она превратилась в две самостоятельные работы - "Нищету историцизма" и "Открытое общество и его враги". В первой он разобрался с тоталитарным мышлением, во второй - с тоталитарным обществом, назвав его закрытым, а с нравственной точки зрения - порочным и антигуманным. По убеждению К. Поппера, оправданием закрытого общества и тоталитаризма занимались Гераклит, Платон, Аристотель, Гегель, Маркс, М. Шелер, К. Мангейм, А. Уайтхед, А. Тойнби. Это лишь первый эшелон лжепророков. Досталось бы от него и другим, да они слишком малы для истории, поэтому Поппер скопом указывает на то, что "закрывали" общество многочисленные иррационалистические течения, а главное - религии, в том числе христианство. Почему досталось христианству, непонятно. Зато наука у него - двигатель прогресса. Не зря она боролась с религией и открыла эпоху Нового времени. Открытые общества в принципе являются секуляризованными. Поппер умалчивает, что именно наука породила атеизм, атомную бомбу, а также технический прогресс, который загнал экологию в такую пропасть, выбраться из которой не хватит всех денег, полученных человечеством благодаря его достижениям. Именно сегодня у просвещенного и насквозь пропахшего научными знаниями человечества почему-то наблюдается ренессанс религиозного духа, причем нередко в таких экстравагантных формах, например тоталитарных сект, которые и не снились племенному строю.

Да, закрытое общество - это культура архаики, которая существовала и в 21 в. н.э., и в 21 в. до н.э. Это некая социальная универсалия, промаршировавшая с человечеством весь его нелегкий исторический маршрут. Но почему архаика и община столь живучи? Может быть потому, что они нужны человечеству? Даже тогда (а, может быть, именно тогда), когда некоторые мыслители списывают их в архив?

В строго научном смысле слова, культурные и социальные пережитки - это: 1) архаический родоплеменной язык нацизма: романтика крови и почвы, вычурные самоназвания вождей юношества - Hordenf?hrer (вождь орды), даже Stammf?hrer (вождь племени), - постоянные призывы к Gemeinschaft (общинности) в противовес Gesellschaft (обществу); 2) российское неоязычество - совокупность религиозных, парарелигиозных, общественно-политических и историко-культурных объединений и движений, обращающихся в своей деятельности к дохристианским верованиям и культам, обрядовым и магическим практикам, занимающихся их возрождением и реконструкцией. Неоязычество представляет собой попытку возрождения принципов, символов, ритуалов и практики языческих верований в современных условиях. Разновидность т.н. ревитализационных движений, ставящая задачей создать новую религию путем обращения к древнейшим пластам местной культуры, в частности славянского язычества. Неоязычество - идейно-политическое движение, направленное на реанимацию доавраамических локально-этнических верований и культов и связанных с ними традиционных социальных институтов. За рубежом наряду с "неоязычеством" существуют схожие понятия "Nature Religions", "Native Religions" ("естественные" и "родные" религии), <этнические религии>, "Deep Ecology" ("глубинная экология") и др.

Неозяычество, равно как и национализм в посткоммунистических европейских странах, представляет собой не только культурный пережиток, а, возможно, даже и не столько культурный пережиток, сколько паллиативную, а еще лучше сказать - социальную превращенную форму - древних институтов. Здесь нет возрождения древней верности роду, они представляют беззастенчивую спекуляцию на архаике, часто выгодную тем или иным политическим лидерам. Но, как выразился сам Поппер, " сила и древних, и новых тоталитарных движений - как бы плохо мы ни относились к ним - основана на том, что они пытаются ответить на вполне реальную социальную потребность"[192].

Абстрактное общество . И уж совсем чужеродным элементом в теоретической конструкции К.Поппера выглядит понятие абстрактного общества. Оно возникает то ли в период развала закрытого общества и его перехода в открытое, то ли эволюции последнего во что-то еще. Свойства <абстрактного общества> австрийский философ предлагает объяснить при помощи следующей гиперболы. Мы можем, пишет Поппер, вообразить общество, в котором люди практически никогда не встречаются лицом к лицу. Они не только не знакомы друг с другом, но и не разговаривают. Только переписываются - при помощи писем или телеграмм. И уж чтобы совсем подчеркнуть ужасы социальной изоляции, в которую попадают члены абстрактного общества, Поппер подчеркивает: они разъезжают в закрытых автомобилях, а размножаются в колбочках. Такое выдуманное общество можно назвать <полностью абстрактным или безличным обществом>[193].

Тут Поппер лукавит: никакое, даже самое продвинутое, племенное общество не обладает ни телефоном, ни телеграфом, ни автомобилями. Так что абстрактное общество возникает не в момент перехода от закрытого общества к открытому, а в какой-то другой. Неожиданно у него вырывается откровение: вследствие потери органического характера открытое общество постепенно может стать тем, что я хочу назвать <абстрактным обществом> [194]. Оказывается, в нашем современном обществе уже начался, можно сказать больше, вовсю идет процесс "абстрагирования". С нарастающей скоростью оно превращается в "совершенно абстрактное общество".

Мы проносимся друг мимо друга в закрытых авто. В городской толпе мы одиноки среди проходящих мимо таких же одиноких и абстрактных индивидов, перезваниваемся мы нечасто, а встречаемся еще реже. На работе отношения ограничиваем только вопросами бизнеса. По два-три часа в день просиживаем в автомобильных пробках, окруженные такими же, как и наш, закрытыми лимузинами. Членство в профсоюзе, добавляет К.Поппер, ограничивается лишь обладанием удостоверения и уплатой взносов неизвестному секретарю. С ним можно согласиться: существование в ситуации полной анонимности и одиночества - участь миллионов людей. А если вспомнить появившийся недавно институт надомного труда, особенно его последнюю разновидность - телеработу, то картина абстрактного общества приобретен вполне завершенные черты. Это среда искусственных цветов, воздуха и отношений. Большинство социальных групп в открытом обществе (за исключением семьи и теплых домашних отношений) являются не более, чем суррогатами. Абстрактные отношения, согласно К.Попперу, создают механизмы обмена и кооперации, а если хорошенько подумать, то окажется, что вся экономика - это область исключительно лишь таких взаимоотношений. Она построена на денежном расчете, рациональности, коммерции. Поппер не развивает свои идеи, да и не надо. До него это блестяще сделал Г.Зиммель в "Философии денег" (к ней мы обратимся в последующих томах).

Итак, куда же переходит человечество у Поппера? Если судить формально, то от закрытого общества к открытому, а от него - к абстрактному. Получается три, а не два типа общества. Это неверно, утверждает австрийский философ: их не более двух. Просто переход от закрытого общества к открытому, начатый древними греками, еще не закончился. Трансантлантический дрейф истории у Поппера растянулся на тысячелетия. Он так и пишет: "греки начали величайшую революцию, которая, по-видимому, все еще находится в своей начальной стадии, а именно - в стадии перехода от закрытого общества к открытому"[195]. Сегодня мы живем "в открытом и частично абстрактном обществе", - утверждает он чуть погодя. Так куда мы все-таки переходим - от закрытого общества к открытому, или от открытого - к абстрактному? Не закончив первый процесс, мы уже немножко забеременели вторым.

Это как в России - она вечно кого-то догоняет и куда-то переходит. Вряд ли можно согласиться с попперовской моделью вечно мутирующего человечества. С одной стороны, он хочет быть точным, утверждая, что разваливаться закрытое общество начало в связи с морской торговлей. Афины, в отличие от материковой Спарты, находились на побережье, много торговали, увидели весь мир, были подвижным и творческим народом. Культурные контакты и колонизация новых земель довершили процесс открытия общества. С этим никто спорить не станет. Однако цена за открытость непомерно высокая. Переход от закрытого к открытому обществу сопровождается сдвигами тектонических плит и геоаномальными явлениями, как выразились бы геологи, т.е. постоянными войнами, революциями, классовой борьбой, ростом социального напряжения, которые продолжаются и в наши дни. А значит, следуя такой логике, продолжается и трансисторический переход человечества.

Пестрые факты

Отдых за границей у немцев более популярен, чем даже автомобиль. Они дружно бегут от серой погоды и дождей - в Испанию и южные страны. Отдых имеет для человека первостепенное значение. Из-за него откладывают покупку машины. Часто отпускных денег не хватает на то, чтобы съездить за границу и жить какое-то время после отпуска. Приходится экономить.

Поппер полагает, что и сегодня мы живем как на вулкане. Такое состояние он именует напряжением цивилизации . "Мы должны, я считаю, принимать это напряжение как плату за каждое наше продвижение в знании, в разумности, в сотрудничестве и взаимопомощи, а следовательно, в наших шансах на выживание в условиях роста численности населения. Это цена, которую мы должны заплатить за то, чтобы быть людьми"[196]. Но это уже не социологическая модель общества, где четко операционализированы переменные, указаны связи между ними и предложены гипотезы, описывающие, пусть и предположительно, когда возникает и исчезает данный тип общества, при каких условиях он трансформируется в другое состояние, каковы признаки кризиса и процветания.

Удивительно, что человек, создавший наиболее эффективную программу методологического обоснования научного знаний, разобравший по винтику все механизмы, которыми управляется физическое знание, оказался бессильным в области гуманитарных наук. Он так и не дал четкого определения открытому обществу. Поговаривают, что он вообще не жаловал определения, считая их схоластическим трюком[197].

Но в таком случае придется говорить не о теоретической модели, - ее как раз здесь нет, - а о морализировании. В конечном итоге, философ победил в Поппере социолога. Начав с критики платоновской утопии Поппер закончил невразумительными рассуждениями о несовершенствах человеческого общества. Осудив историцизм Маркса и встав на твердую почву социальной инженерии[198], Поппер так и не удержался на ней: его абстрактное общество как "светлое будущее" всего человечества, но только вывернутое наизнанку, ничем не лучше светлого коммунистического будущего Маркса.

Но Поппер не был бы выдающимся философом, покорившим силой своего ума ни одно поколение интеллектуалов, если свое социологическое учение он не соединил с учением о фальсификационизме.

Проекция научного метода . В течение 60-летнего творческого пути Поппер защищал идеал "открытой" (для критики и новизны) философии. Две свои книги он озаглавил "Открытое общество", "Открытая Вселенная". Сам тоже стремился следовать этому идеалу[199]. Поппер исходит из универсальности разработанной им методологии, полагая, что разработанные им метод фальсификационизма, демаркации теоретического и метафизического, рационального и иррационального, в равной применимы как к области физических, так и области социальных наук. Общества для него - это организации по решению проблем и поэтому их следует оценивать по способности решать эти проблемы, точно также как мы оцениваем работу любого научного сообщества. Пожалуй, он был склонен отождествлять открытое общество с научным или же рационально организованным сообществом.

Идея открытого общества Поппера во многом основывалась на его представлениях о науке. Открытое общество - это общество, которое <высвобождает критические способности человека>, в отличие от закрытого или трайбалистского общества <с его подчинением магическим силам>. Поппер полагал, что знание рационально лишь в том случае, если мы способны проводить его критику. В то время как большинство современников считали, что научные теории основываются на эмпирических наблюдениях и могут быть оправданы с их помощью, Поппер доказывал, что главное в науке - не то, как мы приходим к нашим теориям, а то, способны ли они, и в какой мере способны, вызвать критическое обсуждение. Открытое общество способно к публичной критике, закрытое - нет. По мнению К. Поппера, демократия является наилучшей формой государственного устройства. Демократия проявила себя намного лучше, чем ее конкуренты; она старалась, чтобы смена лидеров и вождей происходила в результате рационального обсуждения, без насилия. Демократия - это контроль за правителями со стороны управляемых. Способы демократического контроля: всеобщие выборы и представительская власть. Демократия обеспечивает институциональные рамки реформирования политических институтов, основанного на разумном проектировании новых институтов и регулировании старых[200].

Научное знание, как и открытое общество, порожденное им, внутренне несовершенно. Его рост происходит не за счет оправдания авторитетов, а в ходе их критики, пересмотра устоявшихся законов и норм, выдвижения пробных гипотез, которые предлагаются в качестве решений стоящих перед обществом проблем. Открытое общество, как и наука, развивается через утверждение и опровержение - путем постоянных реформ и пересмотра устаревших практик. Прогресс научного знания состоит в последовательной смене одних ложных теорий другими теориями, тоже ложными, но ближе стоящими к истине. Это критически-опровергающей, а не позитивно-утверждающей процесс. Ни в современной науке, ни в открытом обществе не должно быть ничего априорного и раз навсегда данного. В обществе, в науке и природе происходит естественный отбор, полагал Поппер, который отбирает в конечном итоге наилучшие образцы, вынуждая их пересматривать стратегию своего поведения, учиться на ошибках, пробовать и исправляться, приспосабливаясь к изменившимся условиям. Между собой конкурируют научные теории, животные и общества. Каждый экземпляр - научный, биологический или социальный - всего лишь "теория об окружении", "структура-ожидание" или "заявка на выживаемость". Все они эволюционируют приблизительно одинаково - через пробные мутации, отбор наиболее приспособленных из них путем "элиминации ошибок"[201].

Развитие науки и научных знаний на каждом следующем витке эволюции удваивает и утраивает свои скорости. Общество уже не в силах противостоять валу научных открытий и покорно уступает им. Вот уже начали клонировать человека. К. Поппер, живший за 50 лет до начала компьютерной эры, не мог и помыслить, что его прогнозы относительно скорого наступления абстрактного общества так быстро сбудутся. В этом он оказался прав. Только причиной нашего приближения к нему оказался не растянувшийся на тысячелетия переход от закрытого общества к открытому, а случившийся совсем недавно взрыв научно-технического прогресса. Наука подарила нам Интернет и виртуальную реальность, в которой мы можем общаться друг с другом, оставаясь незнакомыми, анонимными и непроницаемыми друг для друга. Симулакр - выдуманная реальность, принимаемая за настоящую, правит нашим абстрактным обществом. Кажется, мы перестали быть чуточку беременными. Народившееся абстрактное общество, цифровой мир, электронное правительство, глобальная деревня и виртуальные магазины - это уже не наше будущее, а наше настоящее. Открытое общество, ставшее возможным только благодаря тому, что однажды в человеке проснулась Личность, теперь ее уничтожает, превращаясь в обезличенное, а стало быть, абстрактное общество. Как тут не вспомнить поразительный афоризм Фр. Фукуямы: "Конец истории печален". На безжизненной планете останутся только роботы, построившие совершенное как утопия общество на платформах искусственного интеллекта.

Глобализм - доктрина распространения либеральных свобод не только на отдельные страны, но и на все мировое сообщество, оказался очень созвучным попперовскому идеалу открытого общества. Правда, переживающем эпоху вхождения в абстрактную фазу. Только непонятно, это конец или все же начало истории? Если тинэйджер верит в виртуальных рейнджеров, образ которых создает цифровая программа и которым в материальной реальности ровным счетом ничего не соответствует, то чем он лучше первобытного человека, веровавшего в силу магии, колдовства и населявшего реальность умершими духами, которым в материальном мире также ничего не соответствовало? С выдуманной реальности и ее власти над нашим сознанием начало свой путь человечество, ими же оно его, похоже, и заканчивает. Во всяком случае, сегодня.

Тут самое время вспомнить учение о трех мирах К.Поппера. Он утверждал о равноправном существовании а) физического мира, б) человеческого сознания и в) идеального мира культуры. Все три мира онтологичны совершенно одинаково, они одинаково сильно влияют на нас, мы одинаково сильно верим им. С первым мира вроде бы все понятно - он материален. А вот как быть с двумя другими. Они-то виртуальны! Но Поппер заранее наделяет их равным правом на жизнь. Большинство ученых ныне признают правильность таких воззрений. Но тогда придется признать и то, что реальность абстрактного общества Поппер обосновал не только в своих социологических трудах, что еще было бы простительно, но и в логико-методологических. А это уже гораздо серьезнее.

И тем не менее, пугаться кошмаров абстрактного мира еще рано. Открытое, закрытое и абстрактное общество - всего лишь теоретические конструкции, а в реальном обществе, каким бы развитым или отсталым они ни было всегда можно обнаружить наличие элементов авторитарности, воплощающей закрытое общество, и демократии, служащей опознавательным знаком открытого общества. Как можно встретить черты абстрактного общества - мобильники и спутниковые антенны - в племенном по своей природе обществе (Афганистан, Чечня). Все перемешано на территории одной страны, все борется и сопротивляется друг другу. Следовательно, коллективного восшествия в мир виртуальной реальности не будет. Страны развиваются с неодинаковой скоростью, и борются за жизненное пространство с разной силой и успехом.

Знаете ли вы, что

Титмар Мерзебургский, писавший о Киеве в 1018 году со слов воинов польского короля Болеслава, называл его городом 400 храмов и 8 рынков с неисчислимым населением

Бостон - колыбель американской демократии, его называют американскими Афинами.

Если признать, что природа и ее функции имеют реальную цену, то многие развитые страны на самом деле беднее, чем принято считать, т.к безудержно развивали свою промышленность и сельское хозяйство за счет уничтожения коренных экосистем. Почивая на нажитом финансовом капитале, они пользуются, и очень активно, "экосистемными услугами", которые предоставляют (пока совершенно бесплатно) страны, сохранившие природную устойчивость.

Понятия демократии, рыночной экономики и гражданского общества не должны приводить к мысли, будто существует только одна институциональная форма, позволяющая воплотить их в реальность. Таких форм - множество. Это может быть президентская, парламентская демократия или демократия на основе референдумов, гражданское общество основано на инициативе индивидов или местных общин, даже религиозных организаций и т.д. Противопоставив открытому обществу закрытое, К. Поппер никогда не отождествлял открытое общество с какой-либо политической или экономической системой.

Весь смысл открытого общества заключается в том, что существует не один путь, а множество путей развития, и люди, совершающие прогресс и воплощающие реформы, вправе совершать ошибки, не жертвуя своей жизнью. Но они обязаны нести также ответственность за свои действия перед законом, исправляя допущенные неправильности. Враги открытого общества исключали возможность проб, не говоря уже об ошибках, и вместо этого выстраивали соблазнительный мираж счастливой страны, не знающей конфликтов и перемен.

Подобно тому, как в замкнутом помещении или сосуде все функционирует по замкнутому кругу, так и в закрытом обществе действует нечто, напоминающее самонаводящуюся индукцию (мы прибегли к этому понятию для прояснения смысла, хотя ни Бергсон, ни Поппер им не пользовались). Закрытость общества порождает механизмы передачи всевозможных слухов и страхов, со временем превращаясь в их жертву - враждебное или настороженное отношение ко всем другим обществам приводит к его самоизоляции и ступору. Прогресс замедляется, собственных ресурсов для скачка вперед не хватает, начинаются процессы разложения.

Эволюция однажды уже отвергла механизмы эндогамии - браков между членами только своего племени. Кровосмешение между близкородственными особями приводит к неминуемой деградации - биологической, а затем и социальной. Переход от эндогамии к экзогамии, от близкородственных браков к бракам между неродственными индивидами, а также запрет инцеста сильно продвинули вперед человечество. Точно также и переход от закрытого общества к открытому являет собой несомненный прогресс. В этом были убеждены и Бергсон, и Поппер.

В открытом обществе мирно сосуществуют разные течения, движения, культуры и системы. Они обмениваются информацией и идеями, постоянно конфликтуют и мирятся, уживаясь под одной крышей. Степень разнообразия мультикультурного общества на порядок выше, а потому выше у него и степень адаптивности к среде. Открытое общество продуваемо всеми ветрами на свете. В нем нет жестких барьеров, препятствующих перемещениям людей вертикально (мобильность) и горизонтально (миграция). Стало быть, его можно считать открытым как по социологическим, так и по политологическим критериям.

Дихотомия открытого и закрытого общества А.Бергсона и К.Поппера, на наш взгляд, продолжает социологическую традицию противопоставления полярных типов социальных систем, начатую Ф.Теннисом с его Gemeinschaft и Gesellschaft (общиной и обществом) и развитую Э.Дюркгеймом в его концепции органической и механической солидарности

Социологические и политологические критерии . Хотя есть все основании считать концепцию общества К.Поппера в большей степени политологической, нежели социологической, однако вопреки ожиданиям она оказала большее влияние на социологов, а не на политологов.

Как нам кажется, концепция открытого и закрытого общества К.Поппера, имея несомненно социологическую основу, сильно политизирована. В ней речь идет даже не столько о стратификации общества или социальной мобильности, сколько о политических режимах, свойствах тоталитарного общества, религии, свободе слова и т.п. Возможно, научная теория, претендующая дать всестороннюю картину общества, тем более в его историческом развитии, именно такой, т.е. комплексной, и должна быть. Но тогда возникает вопрос о разграничении чисто социологических и политологических критериев закрытости и открытости общества.

В социологическом смысле закрытым считается такое общество, где перемещения людей из одной страты в другую ограничены либо полностью исключены. И наоборот, в открытом обществе перемещения по вертикали ничем не ограничиваются, кроме собственного трудолюбия, наличия соответствующей мотивации и средств. Рабовладельческое, кастовое и сословное общества считаются социологически закрытыми, а классовое - открытым.

В политологическом смысле закрытой считается такая страна, перемещение из которой в другую исключается либо строго ограничивается. В данном случае правильнее говорить о стране, а не об обществе. Из общества нельзя уехать или мигрировать. То и другое совершается по отношению к стране как части света. Закрытие называется также "железным занавесом". СССР - пример закрытой страны, в которой существовало тоталитарное государство (тоталитарный политический режим). В таком случае общество не может быть тоталитарным. Тоталитарными являются страна и/или государство.

Яркий пример закрытого общества в политологическом смысле представляет средневековая Япония и бывший СССР. Япония издавна проводила политику изоляции от внешнего мира. В 1639 г. страна закрыла свои порты для кораблей из Европы и Восточной Азии, кроме китайских и нидерландских. Годом раньше в стране было запрещено христианство. Еще в 1624 г. Япония прекратила торговлю с Испанией. Из европейцев право торговать было предоставлено только нидерландским купцам. Изоляция Японииот внешнего мира продолжалась свыше двух столетий, вплоть до середины XIX в. Политическая закрытость общества повела за собой и социальную закрытость. Японское общество было разделено на четыре сословия: самураев, крестьян, ремесленников и торговцев. Права и обязанности каждого сословия были строго регламентированы, запрещался переход из одного сословия в другое. Во главе привилегированного сословия самураев стоял верховный сюзерен - сёгун. На ступень ниже стояли его непосредственные вассалы, бывшие сподвижники ИзясТокугавы, затем шли <посторонние князья> (крупные феодалы, не связанные в прошлом с домом Токугава). Особый слой самураев (хатамото-самураи) составляли чиновники. Остальные самураи входили в войско сёгуна.

Советский союз 1960-80-х годов - удивительное сочетание открытого (очень мобильного) общества и закрытой страны (ограниченные поездки за рубеж). Политологический критерий закрытости распространяется как на людей, так и на информацию. За рубеж не могут выезжать граждане, из-за рубежа не могут проникать газеты, журналы, книги. Социологический критерий закрытости относится только к людям.

Закрытое общество - это иммобильное, неподвижное, застывшее общество. Переход из низшей страты в средние и высшие происходил в исключительных случаях (освобождение от рабства, выкуп на волю). Человек рождался и умирал преимущественно в своей касте и сословии. Вот почему закрытое общество называют еще стратификационной системой с предписанными (аскриптивными) статусами.

В нем социальное пространство заранее разграфлено на ячейки, между ними возведены неподвижные барьеры, все роли приписаны заранее, а индивид не вправе выбирать те нормы, которым может подчиняться или не подчиняться. Большинство традиционных обществ - закрытые системы с низким уровнем социальной мобильности, где почти все статусы приобретаются с рождением.

В индустриальном и постиндустриальном обществах, характеризующихся высокой степенью социальной мобильности, как горизонтальной, так и вертикальной, ситуация иная: жесткой связи индивида со своим происхождением и своей позицией нет. В таких обществах широко распространена практика совместительства - занятие одним индивидом нескольких статусных позиций, выполнение нескольких видов работы, подработки и т.д.

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com