Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 4. Модернизация и глобализация

Проблемам современного общества посвящена огромная как отечественная, так и зарубежная литература, касающаяся социологических вопросов глобализации, постиндустриального общества, постмодернити и модернизации, в том числе работы Д.Белла, И.Валлерстайна, Э.Гидденса, Дж.Лотара, М.Арчера, П.Драка, М.Фазерстоуна, Дж.Майера, Р.Робертсона, Т.Фридмана, У.Грейдера, Д.Харвея, С.Хантингтона, Б.Гранотье, Ф.Фукуямы, Ж.Атали, М.Фридмана, Н.Смелзера, Э.Тирикьяна и др.

Методологические разъяснения

В ходе анализа этой литературы удалось выяснить, что теория глобализации, вошедшая в научный оборот в 1990-е годы, является историческим приемником теории конвергенции , созданной в 1940-50-е годы,возникшей чуть позже теории модернизации (1950-60-е годы), а также теории постиндустриального общества , разработанной в 1970-е годы. С нашим утверждением согласен и Т.Шанин, полагающий, что теория конвергенции является частными случаями теории модернизации[317].

В теоретико-методологическом плане подобная преемственность означает содержательное вхождение концептуальных моделей более ранней социологической теории в более позднюю, но только частичное. Каждая последующая теория прирастает новыми принципами и положениями, которых не было на предшествующих этапах, в то же время у каждой следующей теории расширяется класс эмпирических референтов, которые подлежат объяснению.

Так, теория модернизации описывала стратегический путь развития западноевропейского и американского капитализма, лишь отчасти распространяя рекомендательные модели на незападное общество. Теория постиндустриального общества охватывала исторический путь развития человечества, но опять же не всего, а только западного полушария. Автоpы теоpии конвеpгенции (Дж.Гэлбpейт, У.Ростоу, А.Сахаpов, П.Соpокин, Ж.Фуpастье и дp.) утвеpждали, что истоpическая эволюция совpеменного индустpиального, а впоследствии и постиндустpиального общества создает условия для сближения и взаимной инфильтpации двух пpотивоположных систем ? западного капитализма и восточного коммунизма. Наконец, теория глобализации включает в себя как исторические модели, так и текущие, которые описывают последствия глобализации для всех уголков Земли, включая примитивные племена, сохранившиеся в ойкуменных регионах.

Неясен вопрос о соотношении теории глобализации с еще одной социологической теорией - концепцией постмодернити. Во-первых, не решен вопрос о ее статусе. Возможно, она представляет не единичную теорию или замкнутую парадигму, а некое аморфное направление либо течение на интеллектуальном фронте. Во-вторых, не прояснено время ее появления - считать ли теорию постмодернити одновременным с теорией глобализации феноменом либо предшествующей ей.

Благодаря указанным теориям существенно обогатился язык современной социологии, в научный аппарат которой вошли такие, в частности, понятия, как мультикультурализм, геополитика, мировая система, информационные технологии, ядро и периферия, интеллектуальный капитал, когнитариат, глобальная деревня, макдонализация, вестернизация, маргинализация, транзитивность, глобалюция (globalution), космократия, инфраполитика, контрагегемония, антиглобалисты, детерриториализация, глобальное соседство.

Теоретическое представление модернизации

Понятием<модернизация> в мировой социологии описывают переход от доиндустриального к индустриальному, а затем и к постиндустриальному обществу.Термин<модернизация> относится не ко всему периоду социального прогресса, а только к одному его этапу - современному. То, что в отечественной историографии называют Новым временем, в большинстве европейских стран звучит как модернити, т.е. современность. Она датируется от середины 17 в. до середины 20 в. В переводе с английского <модернизация> означает <осовременивание>.

Современность - не только Новое время, историческая эпоха, охватывающая нынешний этап развития западной цивилизации. Это также нечто передовое, лучшее. Английское "modernity" указывает не просто на только что произошедшее, существующее сегодня, но характеризует еще и высокие стандарты, наивысшее качество процесса или состояния. Выражение "современная техника" означает не только созданную сегодня технику, но и самую передовую. Подобно этому понятие "современное общество", с точки зрения европейских представлений, означает наилучшее и самое передовое общество.

Наиболее полное определение модернизации дал в 1960-е годы Ш.Эйзенштадт: "Модернизация - это процесс поступательного развития общества в направлении той социально-экономической и политической системы, которая сформировалась в Западной Европе и Северной Америке в период с XVII по XIX век, затем распространилась на другие европейские страны, охватив в XIX и XX веках южноамериканский, азиатский и африканский континенты"[318]. М.Леви трактовал модернизацию как социальную революцию, заходящую столь далеко, насколько это возможно без разрушения самого общества[319].

Модернизация предполагает создание рыночного общества западного, т.е. капиталистического типа. Начало тому было положено еще в эпоху Реформации и достигло пика в эпоху Просвещения. В те времена происходит рождение капитализма, индустриального общества и новой, основанной на рационализме и протестантских ценностях, культуры.

В Западной Европе и США модернизация закончилась в 1970-80-е годы, когда развитые страны перешли на более высокую, постиндустриальную фазу развития, основным содержанием которой выступают информационное общество и культура постмодернизма. Однако во всех других уголках планеты, а это большинство стран мира, приобщение к современному миру продолжается. Стало быть, продолжается и процесс модернизации.

Таким образом, это более широкий социальный и более длительный исторический процесс, чем индустриализация или переход к капитализму. Для развитых западных стран, составляющих так называемый первый эшелон модернизации, этот процесс начался 400 лет назад и завершился 30 лет назад, а для большинства остальных стран модернизация началась позже и продолжается по сей день. Как только они завершат процесс обновления и для них наступит эпоха постмодерна. Слово "модернизация" обозначает технические, социальные и культурные усовершенствования, которые делают общество соответствующим современным требованиям, отказ от старых форм и поиск новых.

Теория модернизации опирается на понятие социального прогресса, ибо предполагает, что все общества, в какую бы эпоху они ни существовали и в каком регионе ни располагались, вовлечены в единый, всепоглощающий, универсальный процесс восхождения человеческого общества от дикости к цивилизации. Некоторые специалисты полагают, что ее методологической основой выступает однолинейная теория Т.Парсонса, которая сводит эволюцию человеческого общества к поступательному движению от примитивного и архаичного состояния к современному[320].

Культурный аспект модернизации связывался в 1960-е годы с рационализацией сознания людей на основе научных знаний и отказом от традиционных моделей поведения. Большинством сторонников новой социологической парадигмы формирование нового менталитета считалось чуть ли не единственным стержнем, на котором держится весь процесс модернизации. К примеру, Ф.Гарбисон полагал, что центральная задача модернизирующихся стран состоит в формировании человеческого капитала[321].

Культура "модернити", вот уже четыре века определяющая развитие европейской цивилизации, основывается на идее прогресса и общечеловеческих ценностях, которые ныне дороги сердцу каждого европейца: демократическую политическую систему, экономическую свободу, профессиональное мастерство, автономию личности, институты гражданского общества и правовое государство.

Поскольку современный период человеческой истории датируют с момента зарождения, а затем и расцвета капитализма , суть модернизации связывают с повсеместным распространением ценностей и достижений капиталистического общества. Но раз уж капитализм создали западные страны, то модернизация окрашивается в соответствующие тона, причем для всего мира и для всех стран, вступивших на этот путь. Сквозь них яркими красками проступает собственная палитра, но такое общество, по одежке современное, а по существу традиционное, представляет собой нелепое зрелище, напоминающее лоскутное одеяло. Если раньше осовременивание отставших стран называли европеизацией и вестернизацией , то сегодня по имени мирового лидера США такой процесс называют американизацией , а иногда макдонализацией . Подобные названия - обидные ярлыки модернизации, обозначающие перекосы в ее распространении, уродливые или неправильные формы. Хотя сторонники западной модели модернизации считают иначе, полагая, что приобщение отсталых стран к достижениям цивилизации (civilizing) и вестернизацию (westernizing) - одно и тоже[322].

Содержательное ядро модернити составляют рационализм, расчетливость, урбанизация и индустриализация. Неотъемлемым элементом новой жизни является также изменение политических отношений на основе уважения прав человека, установления принципа разделения властей, обеспечения свободы слова и всемерного вовлечения граждан в политический процесс.[323] Лидеры модернизации - США и Западная Европа - целиком и полностью приобщились к ним и добились потрясающих экономических результатов. Казалось бы, ничего не мешает отставшим в своем развитии странам Азии, Африки и Латинской Америки догнать, используя западные технологии, капиталовложения и опыт, как это сделала Япония. Так рассуждают авторы теории модернизации.

Они советовали правительствам слаборазвитых стран прилагать максимум усилий для того, чтобы форсировать у себя процесс индустриализации, до известной степени копируя эволюцию западных обществ. Ускоренная индустриализация предполагает использование новых технологий, эффективных источников энергии, углубление разделения труда, развитие товарного и финансового рынков. В ее орбиту должны были включиться все без исключения отрасли экономики, а не отдельные экспортоориентированные производства. В качестве превентивной меры требовалось отказаться от практики подбора госслужащих по признакам их статуса, происхождения и личных связей.

Большинство экспертов полагали, что, во-первых, развивающиеся страны не могут обойтись без притока капиталов извне, во-вторых, на пути к рыночной экономике им придется пройти свойственную раннему капитализму фазу резкой социальной дифференциации. Вот почему суть экономических рекомендаций сводились, с одной стороны, к необходимости активного привлечения иностранных инвестиций, с другой - к поощрению ценностей максимального сбережений, целесообразности сдерживания потребления, отказа от принципов имущественного равенства ради формирования социально неоднородного общества, позволяющего создать национальную буржуазию[324]. Некоторые специалисты, в частности Г.Мюрдаль, призывали Запад значительно увеличить, пока еще не поздно, помощь развивающимся странам и даже установить международную систему дополнительного налогообложения, которая могла бы стать источником необходимых для этого средств[325].

Однако насаждение, иногда принудительное, западных ценностей на восточно-европейскую, мусульманскую или африканскую почву приводит к множеству конфликтов, порождает такие общественные движения, которые противоборствуют модернизаторским устремлениям, пытаются вернуть общество вспять. Они получили название фундаментализма. Это общественное движение, принявшее в исламском мире экстремистские формы, выступает против всего, что несет местной культуре западная цивилизация. При полном отвержении и подавлении традиционных укладов процесс модернизации может замедлиться и даже пойти вспять, как это случилось в 1978 г. в Иране

Поток иностранных инвестиций в слаборазвитые страны напоминает тонкий ручеек, поскольку для частных вкладчиков они не всегда выгодны. Если нет инвестиций, а деньги экономике нужны, их приходится брать в долг. Долговая кабала перед международным сообществом, невозможность вовремя проплачивать ссуду неибежно ведет к еще большему обеднению населения. А там, где бедность, там создается благодатная почва для экстремистских движений. Таков порочный круг бедности, долгов и терроризма.

В странах, совершивших резкий вираж в сторону капитализма, по мнению видного социолога М.Кастельса, основательно проработавшего все факты, <после того как краткосрочные выгоды от либерализации (например, массированный приток нового капитала в поисках новых возможностей на появившихся рынках) растворятся в реальной экономике, обычно за потребительской эйфорией следует шоковая терапия, как это было в Испании после 1992 г., а также в Мексике и Аргентине в 1994-1995 гг.>[326] Установка сложной техники в отсталых обществах часто оборачивается скрытым неоколониализмом. Как считают специалисты, развитие техники здесь надо начинать с деревни, где проживает большинство населения, т.е., а не с города. Производство должно базироваться на местном сырье и быть нацелено на местное потребление. Технический уровень производства не должен сильно превосходить технический уровень развития местных кустарных промыслов и требовать больших капиталовложений. Тогда не будет безработицы и необходимости в серьезной переквалификации рабочей силы. Чрезмерно высокий уровень импортированной техники приведет к разрыву в уровне квалификации рабочих, в структуре местных потребностей, к перенаселению городов, оскудению деревни, миграции и безработице. Ориентация должна быть на "среднюю технику", которая пригодна для производства строительных материалов, одежды, домашней утвари, сельхозпродуктов[327].

Слепая вера в научно-технический прогресс и западную демократию, в их способность решить любые проблемы общества, в конечном итоге оборачивается дорогой в никуда и забвением культурного своеобразия своей страны[328]. Если она пытается найти собственный путь в общем потоке обновления, в так называемом мэйнстриме, то поиски оборачиваются приостановкой, задержкой в пути, а потом и отставанием. В частности, Россия, пытающаяся двигаться "особым путем", вот уже три века интенсивно догоняет Запад - и отстает от него все больше. Сегодня специалисты вынуждены говорить о том, что Россия двигается во втором эшелоне модернизации.

Таким образом, модернизация - всемирно-исторический процесс, узаконивающий институты и ценности современности: демократию, рынок, образование, разумное администрирование, самодисциплину, трудовую этику и т.д.[329]. Это единственный поезд, на который стремятся попасть все страны, неважно делают они это с запозданием или как-то по-своему. Если в самом начале движения на поезде модернизации было всего несколько пассажиров (Англия, Голландия и некоторые другие), то сегодня осталось лишь несколько пассажиров из многих сотен, кто отказывается брать билеты или кому не зарезервированы места (Куба, Северная Корея и некоторые другие).

Делая социологическое обобщение сказанному выше, выразимся так: модернизация - это в первую очередь культурное, во вторую - социально-экономическое и в третью - политическое становления современного европейского (а затем уже всех других) общества в течение последних 400 лет. Таково общественное содержание данного исторического периода с социологической точки зрения. Поскольку на этот период приходится начало, расцвет и увядание[330] капитализма классического образца, поскольку все три фазы совершались в границах так называемого западного мира (Западная Европа плюс Северная Америка), то модернизацию, когда она выходит за пределы этого самого мира и распространяется на остальную ойкумену, именуют еще (хотя это и неофициальные ее звания) европеизацией и американизацией. Термин модернити или современность употребляется социологами, историками и культурологами в весьма широком смысле, поскольку подразумевается, с одной стороны, наименование целой исторической эпохи длиной в четыре столетия, с другой - особый тип мировой культуры, которого до того времени на планете не существовало.

Итак, давайте запомним:

  • Модернити - название исторической эпохи и мировой культуры,
  • Модернизация - процесс становления, а затем распространения западного (рыночного и демократического) типа общества на незападные общества.

С социологической точки зрения важно отметить три фундаментальные характеристики современного общества. Во-первых, рыночный характер экономических отношений, принявший конкретно-историческую форму - капитализма. Во-вторых, демократический характер политических отношений, возникший в античные времена, затем исчезнувший на 2000 лет и вновь вернувшийся в странах западного мира. В-третьих, классовый характер социальных отношений, пришедший на смену рабству, кастам и сословиям как наивысшее проявление открытого общества (разумеется, по сравнению с предшествующими историческими типами социальной стратификации).

Очень важно выделить именно эти, назовем их сущностными, черты модернизированного общества. Когда речь заходит о том, что отставшие в своем развитии страны ныне втягиваются в орбиту модернизации, социолог точно должен знать, каковы обязательные признаки нового общества и что такому обществу придется делать, для того чтобы его признали модернизированным. Ему придется в обязательном порядке стать а) рыночным, б) демократическим, в) классовым обществом. Технические критерии играют второстепенную роль.

Таким образом, сделаем еще один чрезвычайно важный вывод о том, что необходимо различать два явления:

Модернизацию в содержательном смысле - появление в обществе главных признаков, а именно рынка, демократии и классов;

Модернизацию в формальном смысле - появление в обществе второстепенных признаков, а именно индустриализации и урбанизации, при отсутствии или невыраженности главных критериев.

Отсюда следует, что индустриализация - это не базовый, а надстроечный признак модернизации. Выражение звучит довольно странно, поскольку речь идет об изменении технико-экономической базы материального производства, всегда составлявшего основу любого общества. Однако в данном случае речь идет о социологической классификации признаков модернизации. С этих позиций индустриализация, если в стране отсутствуют рынок (а вслед за ним и капитализм), демократия и классы, выполняет совсем иную, вовсе не первоначальную, предназначенную ей историей функцию, а именно способа догнать передовые страны. При этом воплощение индустриализации принимает самые разные, нередко уродливые и нелегитимные формы, например, посредством промышленного шпионажа у промышленно развитых стран воруются передовые технологии, которые на местных фабриках тиражируются под другим именем, в другой упаковке или под иной формой. разумеется, у технических клонов резко падают качество, прочность, функциональные характеристики. Компьютеры так называемой "желтой сборки" представляют тому наглядный пример: сама компьютерная технология разрабатывается в знаменитой Селиконовой долине, американские же фирмы выпускают высококачественные оригинальные компьютеры, которые позже тиражируются, т.е. полулегально клонируются в азиатских и восточноевропейских странах.

Разработка учения модернизации

С методологической точки зрения мы будем различать два явления - концепцию (учение) модернизации как широкое научное движение, начавшееся в 19 в., и теорию модернизации как узкое явление, характеризующее научные модели, созданные в середине 20 в., - а также три этапа в становлении идеологии и концепции модернизации: классический (19 в - первая четверть 20 в.), современный (середина 20 в.) и постклассический (конец 20 в. - начало 21 в.). На первом этапе были заложены предпосылки социологической модели модернизации, на втором - сформулирована сама теория, на третьем наблюдались ее критика и попытка ревизии.

Учение или концепция модернизации описывает переход от традиционного к индустриальному обществу, теория модернизации призвана объяснить то, каким образом запоздавшие в своем развитии страны могут достичь индустриально-капиталистической стадии и решить внутренние проблемы, не нарушая очередности этапов. Постклассические воззрения описывают модернизацию как многополярное и поликультурное явление мирового масштаба, указывают разные способы вхождения в мировое сообщество, под которым понимается мировая экономическая система уже посткапиталистического образца.

Корни теории модернизации специалисты видят в классической социологии. В свое время этот процесс анализировался Марксом через противопоставление "первичной" (архаической) и "вторичной" общественных формаций, традиционных естественных, непосредственно личных отношений - и отношений отчужденных, материально-вещных, опосредованных разделением труда и товарным обменом. Конт анализировал этот процесс через противопоставление военного и промышленного общества, Дюркгейм - через дихотомию "механическая" - "органическая" солидарность, Вебер - через понятие "рационализация", Теннис - "общность" и "общество".

Возникновение "современности" подробно проанализировано М.Вебером1). Логически завершенное определение современного общества через его сравнение с традиционным дано в работах Т.Парсонса1). Описывая черты современного общества (рыночная экономика, верховенство закона, достижительная ориентация индивида и т.д.), К.Поппер обобщил все это под названием "открытое" общество1).

Сегодня нам понятно, что в рамках классической социологии были проанализированы что называется генеральные тренды модернизации, общая направленность изменений, которая характеризуется переходом от жестких социальных структур, аскриптивных статусов, сословной иерархии, натурального хозяйства, авторитарных политических режимов, локальной замкнутости к демократии и рыночному обществу, социальной анонмности и открытому обществу, индустриальному прогрессу и классовой системе.

Тем не менее рождение собственной теории модернизации произошло в середине 20 в. Выдающийся вклад в развитие теории модернизации внесла статья У.Ростоу "Этапы экономического роста: Некоммунистический манифест", опубликованная в 1960 г. Согласно его воззрениям, переход от традиционного к современному индустриальному обществу возможен только на пути экономических преобразований, роста массового потребления и развития институтов западной демократии. Одной из центральных фигур в современной теории модернизации является Сирил Э.Блэк. В своем учебнике "Динамика модернизации: Изучение в сравнительной истории"[331] он рассматривал модернизацию как приспосабление традиционных институтов к новым функциям, вытекающим из беспрецедентного возрастания роли знаний, как широкомасштабный процесс интеллектуальной трансформации. Политическая перестройка общества создает такую прослойку лидеров, которые способны мобилизовать человеческие ресурсы для экономического подъема и заинтересовывать нацию в необходимости проводить непопулярные реформы. Бережливость и капиталовложение являются энергетическим ресурсом для экономической трансформации. Социальная трансформация общества сопровождается не только изменением ее социальной структуры и общественных институтов, но также повышением контроля за окружающей средой, быстрой урбанизацией, углублением общественного разделения труда и специализации. Наконец, психологическая трансформация поддерживает этику индивидуализма, стремление к саморазвитию личности, философию успеха.

Если сравнивать классический и современный периоды развития теории модернизации, то можно видеть причины того, почему во времена Маркса и Вебера не могло появиться термина "модернизация". Классики социологии застали эпоху первоначального накопления, сегодня называемую "первичной модернизацией", исторически совпавшую с процессом генезиса западно-европейского капитализма. Тогда еще первый этап модернизации не был завершен, он был ограничен частью Западной Европы и к нему не присоединились остальные страны. Сегодня картина прояснилась. Оказалось, что модернизация - это не региональное, а глобальное событие, стало быть социологам надо сравнивать разные общества, отмечать не только позитивные, но и негативные явления.

Современная теория модернизации знакома с новой ситуацией, получившей название "вторичной", или "догоняющей" модернизации. Часто такая модернизация понимается как вестернизация, т.е. процесс прямого заимствования (или насаждения) западно-европейской либеральной культуры без учета специфики страны-реципиента. По сути такая модернизация представляет собой всемирный процесс вытеснения локальных, местных типов культуры и социальной организации "универсальными" (западными) формами современности.

Распространение во второй половине 20 в. модернизации на незападные страны и первые успехи ее на азиатском континенте заставили социологов осмыслить это явление во всем его многообразии, построить целостную теорию модернизации. Этот, назовем его вторым, этап в развитии концепции модернизации разворачивался в атмосфере некоторой приподнятости и эйфории. Однако в 1970-80-е годы в разных регионах мира стали проявляться сбои и нарушения в налаженном механизме модернизации. Росло недовольство теми способами, какими западная культура прививалась, насаждалась или внедрялась в незападном мире.

В течение 40 лет после второй мировой войны ни одна из развивающихся стран, несмотря на гигантские усилия и оптимистические заверения США, не стала похожей и не приблизилась к развитой западной державе. На роль очередного кандидата в золотой миллиард, который, как казалось, уже догнал или даже обогнал Запад, выдвигались Бразилия, Мексика, Иран, Индия, Нигерия и др. Обычно все это кончалось национальными банкротствами, военными переворотами и бунтами бедноты. Правда, небольшая кучка людей успевала сказочно разбогатеть на нефти, экспорте природных ресурсов либо разворовывании иностранных займов.

В 1970-е годы школа модернизации начинает переживать кризис, а в 1980-е годы формируется альтернативное ей направление, представленное колониальной школой и школой анализа мировых систем. Начинается третий этап в развитии концепции модернизации.

Первая школа опиралась на опыт бывших колоний, а вторая - на опыт развития незападных страны. Та и другая критически оценивали прежние достижения теории модернизации как на научном, так и на практическом фронте. Некоторые авторы полагали, что политика США, лидера нынешней модернизации, ничего хорошего странам Третьего мира, вставших на этот путь, не принесла. Напротив, вместо желаемого процветания Латинская Америка стоит у порога экономического краха, в ней углубляются нищета и социальное неравенство, возрождаются отсталые формы эксплуатации. В своих книгах "Мировое накопление: 1492-1789 гг." и "Колониальное накопление и развивающиеся станы" А.Франк доказывал, что за четыре последних столетия развитые страны Запада использовали механизмы модернизации для того, чтобы еще больше усилить свое господство в мире и колонизировать Третий мир. Насаждая капиталистическую модель экономики, США и Европа не учитывают национальные особенности стран-реципиентов. Работы Франка послужили отправной точкой для кросс-культурных исследований мировой истории Иммануила Валлерстайна, многотомный труд которого "Современная мировая система" отразил влияние колониальной школы.

Теория конвергенции

В общественных науках Запада длительное время сталкивались две противоположные оценки происходящих изменений. Первая - "теория конвергенции" - оценивает данные явления как процесс сближения капитализма и социализма в результате близости их индустриальных основ. Вторая - "теория дивергенции" - базируется на противоположных оценках и доказывает нарастающую противоположность этих систем.

Теория конвергенции (лат. сonvergentio - сближение разного, вплоть до возможного слияния в единое) - учение, обосновывавшее мирное сосуществование двух систем, капитализма и социализма, возможность и необходимость сглаживания экономических, политических и идеологических различий между капитализмом и социализмом, их последующему синтезу в некое "смешанное общество". Разрабатывалась в середине 1950-х годов ряда западных социологов, политологов, экономистов и философов: Дж. Гэлбрейт, У. Ростоу, Б.Рассел, П.Сорокин, Я. Тинберген и др. Эта концепция появилась в годы идеологического и военного противостояния двух общественно-политических систем, социализма и коммунизма, представители которых боролись между собой за передел мира, пытаясь насадить, нередко военным путем, свой порядок во всех уголках планеты. Противостояние, помимо отвратительных форм, которое оно принимало на политической арене (подкуп лидеров африканских стран, военное вмешательство, экономическая помощь и т.д.), несло человечеству угрозу термоядерной войны и глобального уничтожения всего живого. Передовые мыслители Запада все больше приходили к мысли, что безумному соревнования и военной гонке надо противопоставить нечто такое, что примирит две враждующие социальные системы. Так родилась концепция, согласно которой, заимствуя друг у друга все лучшие черты и тем самым сближаясь друг с другом, капитализм и социализм смогут ужиться на одной планете и гарантировать ее мирное будущее. В результате синтеза должно появиться нечто среднее между капитализмом и социализмом. Его назвали "третий путь" развития.

Объективные условия конвергенции капитализма и социализма раскрыл известный американский экономист и социолог Джону Гэлбрейту:

"Конвергенция связана прежде всего с крупными масштабами современного производства, с большими вложениями капитала, совершенной техникой и со сложной организацией как важнейшим следствием названных факторов. Все это требует контроля над ценами и, насколько возможно, контроля над тем, что покупается по этим ценам. Другими словами, рынок должен быть заменен планированием. В экономических системах советского типа контроль над ценами является функцией государства. В США это управление потребительским спросом осуществляется менее формальным образом корпорациями, их рекламными отделами, агентами по сбыту, оптовыми и розничными торговцами. Но разница, очевидно, заключается скорее в применяемых методах, чем в преследуемых целях...

Индустриальной системе внутренне не присуща способность... обеспечить покупательную силу, достаточную для поглощения всего, что она производит. Поэтому она полагается в этой области на государство... В экономических системах советского типа также ведутся тщательные подсчеты соотношения между объемом получаемых доходов и стоимостью товарной массы, предоставляемой покупателям...

И, наконец индустриальной системе приходится полагаться на государство в деле обеспечения обученными и образованными кадрами, которые стали в наше время решающим фактором производства. То же имеет место и в социалистических индустриальных странах"[332].

Говоря об условиях возникновения теории конвергенции, ее сторонники указывали на наличие по обе стороны "железного занавеса" и ряда других общих черт, свойственных современной эпохе. К ним относили единое направление научно-технического прогресса, сходство в формах организации труда и производства (например, автоматизацию), общие для развитых стран демографические процессы, многочисленные параллели по линии урбанизации, бюрократизации, "массовой культуры" и пр. Отмечались и прямые взаимовлияния, например, усвоение западными правительствами и крупными фирмами определенных элементов советского опыта планирования[333].

Политической причиной возникновения теории конвергенции явились геополитические результаты второй мировой войны, когда на карте мира оказалось полтора десятка социалистических стран, тесно связанных между собою, с населением свыше трети всех живущих на Земле. Формирование мировой социалистической системы привело к новому переделу мира - взаимному сближению ранее разобщенных капиталистических стран, разделению человечества на два полярных лагеря.

Доказывая необходимость их сближения, некоторые ученые показывали на Швецию, добившуюся впечатляющих успехов как в области свободного предпринимательства, так и в сфере социальной защиты населения, доказывая реальную осуществимость конвергенции. Полное сохранение частной собственности при ведущей роли государства в деле перераспределения общественного богатства казались многим социологам Запада воплощением подлинного социализма. При помощи взаимного проникновения двух систем интеллигенты намеревались придать социализму большую эффективность, а капитализму - гуманистичность.

Идея конвергенции оказалась в центре внимания после появления в 1961 г. известной статьи Я. Тинбергена.

Ян Тинберген (Jan Tinbergen) (1903-1994) - выдающийся голландский математик и экономист, лауреат первой Нобелевской премии по экономике (1969), старший брат Николаса Тинбергена, лауреата Нобелевской премии по физиологии и медицине (1973). Внес фундаментальный вклад в науку открытием так называемой "паутинообразной теоремы" ("cobweb theorem"), а также разработкой проблем теории динамики и методики статистической проверки теорий экономического цикла. В 1930-е годы построил полную макроэкономическую модель для США в виде 48 различных уравнений. Он обосновывал необходимость преодоления разрыва между "богатым Севером" и "бедным Югом", считая, что, разрабатывая проблемы развивающихся стран, поможет исправлению пагубных последствий колониального угнетения и внесет свой посильный вклад в оплату их долгов бывшим колониальным странам со стороны прежних метрополий, включая его собственную страну. В 1960-е годы Я. Тинберген являлся консультантом Всемирного банка, ООН и ряда стран Третьего мира. В 1966 г. стал председателем Комитета планирования развития ООН, оказав значительное влияние на формирование международной стратегии развития в 70-е гг. На протяжении всей своей жизни он придерживался гуманистических идеалов социальной справедливости, а в юности входил в молодежную социалистическую организацию[334].

Идею синтеза двух противоположных социальных систем - демократии западного образца и российского (советского) коммунизма, была выдвинута П.Сорокиным в 1960 г. в статье "Взаимное сближение США и СССР к смешанному социокультурному типу". Дружба капитализма с социализмом наступит не от хорошей жизни. Оба они находятся в глубоком кризисе. Упадок капитализма связан с разрушением его основ - свободного предпринимательства к частной инициативы, кризис коммунизма вызван его неспособностью удовлетворять элементарные жизненные потребности людей. При этом саму концепцию советского общеcтвa П.Сорокин считает глубоко ошибочной. Она держится на тоталитаризме. Коммунистическому режиму в России все равно придет конец, поскольку, говоря образно, коммунизм может выиграть войну, но не может выиграть мир. Спасение СССР и США - двух лидеров враждебных лагерей - во взаимном сближении. Оно тем более возможно, что русский и американский народы, по мнению П.Сорокина, очень похожи друг на друга, как похожи две страны, системы ценностей, права, науки, образования и культуры.

Страстным поклонником теории конвергенции проявил себя создатель атомной бомбы в СССР акад. А.Д. Сахаров, посвятивший ей книгу "Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе" (1968). Одним из первых осознав ядерную угрозу, выдающийся физик еще в 1955 г. начал одинокую и самоотверженную борьбу за запрещение испытаний ядерного оружия, увенчавшуюся известным Московским договором 1963 г. Сахаров неоднократно подчеркивал, что является не автором, а лишь последователем теории конвергенции: "Эти идеи возникли как ответ на проблемы нашей эпохи и получили распространение среди западной интеллигенции, в особенности после второй мировой войны. Они нашли своих защитников среди таких людей, как Эйнштейн, Бор, Рассел, Сцилард. Эти идеи оказали на меня глубокое влияние, я увидел в них надежду на преодоление трагического кризиса современности"[335].

Другой ее сторонник Б. Рассел, тоже ученый с мировым именем, учреждает поныне существующую международную правозащитную организацию "Эмнести интернейшенел", которая берет под свою правовую защиту узников совести из самых разных стран. В 1970-е годы З.Бжезинский придал теории конвергенции геополитический масштаб.

Теория конвергенции послужила теоретико-методологической основой для возникших позже, а именно в 1980-е годы, концепции социализма с человеческим лицом и социал-демократической идеологии. Как научная теория она умерла, но как руководство к практике она оказывает влияние на европейцев и в 21 в. Либеральный капитализм в его первозданном виде европейцев уже не устраивает. Именно поэтому они за последние годы заменили консервативные правительства в ведущих странах "старого континента" - Франции, Великобритании, Германии и Италии. Там к власти пришли социалисты и социал-демократы. Конечно, от капитализма они отказываться не собираются, но придать ему "человеческое лицо" он намерены. В 1999 г. тогда еще президент США Билл Клинтон выступил с инициативой создать Общественного политического центра, который, объединив лучшие умы Америки, станет связующим звеном между правительствами и умеренными движениями Запада и Азии. Задача нового объединения - создание "всемирной экономики с человеческим лицом". Это предполагает внедрение в рыночную экономику принципов социальной справедливости. "Третий путь" по-американски призван утвердить руководящую роль США в мире в 21 столетии.

Противоположная ей "теория дивергенции" утверждает, что между капитализмом и социализмом гораздо больше различий, чем сходства. И оно со временем усиливается, обе системы, как разбегающиеся галактики, с нарастающей скоростью движутся в противоположных направлениях. Никакого перетекания или смешения между ними не может быть.

Наконец, третья теория или, лучше сказать, свод теорий, избрала компромиссный путь, утверждая, что две общественно-политические системы могут соединиться, но прежде они должны сильно видоизмениться, причем несимметричным способом: социализм должен отказаться от своих ценностей и приблизиться к идеалам рыночной экономики. Иначе эти теории называются концепцией модернизации.

Уже на исходе перестроечных лет большой общественный резонанс приобрела парадоксальная концепция Френсиса Фукуямы, американского ученого японского происхождения. Основываясь на теории конвергенции и исторических изменениях, происходивших в СССР, он сделал вывод о том, что с крахом коммунизма как исторически значимой общественной системы, из мировой истории удаляется последнее глобальное противоречие, противоречие между двумя системами. Мир становится монополярным, поскольку ценности либеральной демократии торжествуют там, где они ранее отрицались.

Теория глобализации

Сегодня трудно найти более модную и дискуссионную тему, чем глобализация. Ей посвящены десятки конференций и симпозиумов, сотни книг, тысячи статей. О ней говорят и спорят ученые, политики, бизнесмены, религиозные деятели, люди искусства, журналисты. Предметом оживленных дебатов служит буквально все - что такое глобализация, когда она началась, как она соотносится с другими процессами в общественной жизни, каковы ее ближайшие и отдаленные последствия. Однако обилие мнений, подходов и оценок не означает, что раскрыты все аспекты и стороны этого фундаментального вопроса, что дальше его изучать не следует. Скорее напротив, он ждет основательной проработки.

Сегодня это уже не только, а может быть и не столько модная тема, сколько предмет для глубоких и обстоятельных размышлений. Пора неумеренного восхищения авангардными технологиями и интернет-культурой, кажется, прошла. Наступило время серьезно разобраться в положительных и отрицательных сторонах информационной эпохи, определиться с той системой социальных и политических координат, которые задают тон и ритм повседневной жизни людей, направляют ход истории, а самое главное - будущее России, вектор происходящих в ней процессов, ее место в мировом сообществе, роль в интеграционных процессах, которые охватили буквально все страны мира.

Среди ученых, как зарубежных, так и отечественных, не сложилось окончательного мнения насчет того, можно ли считать глобализацию продолжением в иных условиях предшествующих этапов развития цивилизации или налицо полный разрыв с прошлым, что это принципиально новая точка отсчета в истории человечества, не имеющая прецедента в прошлом.

Если глобализация - относительно недавнее образование, то в таком случае о ней надо говорить как о всемирном процессе. Если считать ее древним явлением, то глобализация - всемирно-исторический процесс. Определение "исторический" указывает на хронологическую, или диахронную составляющую процесса глобализации. Определение всемирное показывает как бы горизонтальный срез проблемы, синхронное распространение какого-либо качества на все или большинство элементов данного класса.

Зарождение глобалистского видения мира, или как его еще называют, миро-исторического видения, более точно может указать нам на дату появления глобализма как особого взгляда на мир, способы мышления, как некоего алгоритма, при помощи которого люди раньше и сейчас пытались решать для себя какие-то жизненно важные проблемы. В связи с этим целесообразно различать два среза, два понимания глобализма: 1) глобализм как онтологическое явление, 2) глобализм как гносеологическое явление. Расцвет глобалистского мировоззрения оказался подготовленным не только внутренней логикой развития самой науки, но и объективными внешними событиями. Гносеологический спектр глобализма, постепенно и на протяжении многих столетий формировавшийся в недрах теоретической мысли, соединился с онтологическим, означавшим, что для глобализма созданы необходимые институциональные условия, что мировое общество на практике становится или уже стало глобальным.

Глобализация - сравнительно новый термин, получивший в последнее десятилетие распространение в научной и политической литературе. По поводу его определения до сих пор идут горячие дискуссии. Глобализации посвящены десятки конференций и симпозиумов, сотни книг, тысячи статей. О ней говорят и спорят ученые, политики, бизнесмены, религиозные деятели, люди искусства, журналисты. Предметом оживленных дебатов служит буквально все - что такое глобализация, когда она началась, как она соотносится с другими процессами в общественной жизни, каковы ее ближайшие и отдаленные последствия.

В США глобализация описывает процесс интенсификации экономических, социальных, политических и культурных отношений, разворачивающихся поверх государственных границ[336]. Его итогом становится гомогенное мировое пространство, которое охватывает все или большинство стран. Это пространство, воспринимаемое как глобальная сцена, включает такие сегменты, как 1) геоэкономика, 2) геополитика и 3) геокультура. Для социальных отношений пока еще не придумано специального термина. Причиной, видимо, служит их неоднородность. Однако чаще всего по отношению к ним используется термин <глобальное социальное неравенство>. Он указывает на то, что глобализация влечет за собой совершенно разные последствия, делая одни страны еще богаче, другие - еще беднее.

Глобальное общество - это новый расклад социальных связей, культурных норм, психологических установок, духовных ценностей, индивидуальных моделей поведения, политических режимов, экономических институтов. Оставаясь клеточками национальных организмов, люди становятся гражданами мира. В процессе повседневной деятельности они все чаще вступают в контакты с иноземцами и иноверцами. Они учатся жить и работать в мире без границ.

Глобализация - историческая тенденция современной эпохи. Стираются традиционные границы и общества превращаются в одну политическую систему. Этого не было даже в недавнем прошлом.

Вместе с тем глобализация - это еще и такие гигантские проблемы, с которыми не могут справиться отдельные страны и которые касаются всего человечества. К ним, в частности, относится угроза термоядерной катастрофы тесно взаимосвязана с угрозой ядерной войны, а также техногенными катастрофами. В свою очередь эти проблемы взаимосвязаны с угрозой третьей мировой войны. Всё это связано с истощением традиционных источников сырья и поиском альтернативных видов энергии. Нерешённость этой проблемы ведёт к экологической катастрофе (истощению природных ресурсов, загрязнению окружающей среды, продовольственной проблеме, нехватке питьевой воды и т.д.). Остро стоит проблема изменения климата на планете, которая может привести к катастрофическим последствиям. Экологический кризис в свою очередь связан с демографической проблемой. Демографическая проблема характеризуется глубоким противоречием: в развивающихся странах идёт интенсивный рост населения, а в развитых странах происходит демографический спад, что порождает огромные трудности для экономического и социального развития.

Одновременно обостряется проблема "Север-Юг", т.е. растут противоречия между развитыми странами и развивающимися странами "третьего мира". Всё большее значение приобретают также проблемы охраны здоровья и предотвращения распространения СПИДа, наркомании. Важное значение имеет проблема возрождения культурных и нравственных ценностей.

Сегодня специалисты ООН определили три первоочередных глобальных проблемы для всего человечества:

  • климатические изменения, вызванные деятельностью человека;
  • исчезновение биологических видов;
  • продолжающийся рост народонаселения и уровня потребления.

Поскольку именно нищета является той движущей силой, которая провоцирует действия, нарушающие окружающую среду, то ее можно причислить четвертой глобальной проблемой. Именно в бедных странах быстрее всего растет население и крайне ограниченными являются запасы продовольствия, именно здесь меньше всего денег на защиту окружающей среды, в то время именно отставшие в техническом развитии страны продолжают интенсивно вырубить леса и загрязнять природу.

Прошлое общество представляло собой чрезвычайно пеструю, разнородную мозаику, составленную из изолированных социальных единиц, начиная с орд, племен, царств, империй и кончая появившемся недавно национальным государством. Каждая из этих единиц имела независимую и самодостаточную экономику, собственную культуру.

Нынешнее общество - совсем иное. В политическом плане существуют наднациональные единицы различного масштаба: политические и военные блоки (НАТО), имперские сферы влияния (бывший социалистический лагерь), коалиции правящих групп ("Большая семерка"), континентальные объединения (Европейское сообщество), всемирные международные организации (ООН). Очевидны уже контуры всемирного правительства в лице Европейского парламента и ИНТЕРПОЛа. Усиливается роль региональных и мировых экономических соглашений. Наблюдается глобальное разделение труда, растет роль многонациональных и транснациональных корпораций, которые нередко обладают доходом, превышающим доход среднего национального государства. Такие компании как Тойота, Макдональд, Пепси-Кола или Дженерал Моторс утратили национальные корни и действуют по всему миру. Финансовые рынки реагируют на события с молниеносностью.

Доминирующей в культуре становится тенденция к единообразию. Средства массовой информации (СМИ) превращают нашу планету в "большую деревню". Миллионы людей становятся свидетелями событий, произошедших в разных местах, миллионы приобщаются к одному и тому же культурному опыту (олимпиады, рок-концерты), что унифицирует их вкусы. Повсюду в ходу одни и те же потребительские товары. Миграция, временная работа за границей, туризм знакомят людей с образом жизни и нравами других стран. Формируется единый или по крайней мере общепринятый разговорный язык - английский. Компьютерные технологии разносят одни и те же программы по всему свету. Западная массовая культура становится универсальной, а местные традиции размываются.

Начиная с середины ХХ века и особенно в последние десятилетия тенденция к глобализации качественно повлияла на общество. Национальные и региональные истории больше не имеют смысла. В глобализованном мире история протекает иначе, у нее новые движущие силы, механизмы и направления. Глобализация подрывает основы "островного сознания". При всем желании в современном мире нельзя надолго изолироваться от всеобщих проблем. Если мир становится взаимозависимым, то, значит, он и взаимоуязвим.

В современном мире продукция производится и обменивается в мировых масштабах, что стало возможным благодаря поистине глобальному разделению труда. При этом большинство продукции, потребляемой на Западе, не просто производится в других частях мира и наоборот. Между производственными процессами в различных точках земного шара могут существовать сложные взаимосвязи. Так, отдельные телевизионные детали могут производиться в одной стране, другие детали - в другой, сам телевизор собираться в третьей, а продаваться в совершенно другом месте.

В соответствии с собственными представлениями о глобализации каждый трактует происходящие в современном обществе сдвиги по-разному. Одни - как безграничные возможности и перспективы, открываемые информационными технологиями перед человечеством, другие - как историческую победу принципов свободного рынка, третьи - как виртуализацию реальности, четвертые - как угрозу возрождения колониальных порядков на базе новейших технологий.

Однако глобализация не сводится к сумме всего сказанного. Ключ к пониманию ее природы надо искать на социетальном уровне, в трансформации старого общественного устройства и превращении его в объединение, которое многие социологи предлагают называть мегаобществом. Фактически речь идет о создании глобального сообщества, в рамках которого существующие национально-государственные образования выступают в качестве более или менее самостоятельных структурных единиц[337].

Исследование мегаобщества требует соответствующих аналитических инструментов: понятий, категорий, языка. Возможно, обществознанию предстоит пережить такую же революцию, как в свое время точным и естественным наукам в связи с созданием неэвклидовой геометрии или теории относительности.

Мотором глобализации экономической системы наряду с мировыми финансовыми рынками сегодня выступают 1) мультинациональные предприятия (МНП) и мультинациональное предпринимательство, 2) неправительственные организации (НПО), которые выступают межгосударственными объединениями людей по интересам. Их спектр весьма широк - от медицинских союзов, опекающих пленных и заключенных в кризисных регионах мира, до научного исследования антропогенных изменений климата. Особенно активна их деятельность в странах третьего мира. Уже в 1992 г. насчитывалось более 23000 международных неправительственных организаций[338].

Особая заслуга в интеграции мирового общества принадлежит коммуникативным техникам. Изобретение книгопечатания в Европе происходит одновременно с началом экспансии европейско-атлантической цивилизации на другие регионы. На протяжении 400 лет книгопечатание оставалось единственной из самых распространенных коммуникативных техник.

Изобретение телеграфа в XIX в. и быстрый рост новых телекоммуникативных техник XX в., начиная с телефона и заканчивая компьютерной коммуникацией, считаются началом радикальных перемен. Их смысл заключается в отторжении телекоммуникации от транспортных техник. Распространение коммуникации больше не зависит от использования средств транспорта, как это происходило с печатной продукцией.

Происходит моментальное преодоление пространственных и временных барьеров: за событиями следят в одно и то же время миллиарды людей в разных уголках Земли. Такого не было ни в одну предшествующую историческую эпоху. Речь должна идти также о возросшей частоте межконтинентальных телефонных разговоров и о дальних путешествиях.

В мировом сообществе моментально распространяются не только потоки информации, но и любые социальные нововведения, интеллектуальные открытия. Государства заимствуют у других государств программы социальной защиты, структуры школьной системы и т.д. Взаимообмен неизбежно ведет к гомогенизации мирового общества, повышению степени его однородности: молодые россияне одеваются так же, как их сверстники в Лондоне или Нью-Йорке, одинаково проводят досуг и разделяют общие музыкальные предпочтения.

В 1960-е годы канадский социолог Маршалл Маклюэн выдвинул концепцию перехода современного общества от "галактики Гутенберга" к "галактике Маклюэна". Если культурным сомволом традиционного общества выступало книгопечатание и печатное слово, превратившие европейское насаление в погловно грамотное, то сегодня главным каналом информационного обмена выступают телевидение, радио, кино, Интернет. Изобретение фото, кино, видеоизображения делает визуальный образ ключевой единицей новой культурной эпохи. Апофеозом "галактики Маклюэна" можно считать повсеместное распространение телевидения, изменившего не только среду массовых коммуникаций, но привычки и стиль жизни значительной части человечества. По мнению другого известного социолога М. Кастельса, сегодня рождается новая культура - <культура реальной виртуальности>[339]. Реальная виртуальность - это система, в которой сама физическая реальность погружена в виртуальные образы, в выдуманный мир, где внешние отображения не просто находятся на экране, но сами становятся жизненным опытом.

Современность обладает не только положительными, но и отрицательными чертами. Одна из них отчуждение. И не только в области труда, но и в политике, культуре образовании, религии, искусстве отдыхе, семье и т.п. Огюст Конт одним из первых указал на ряд негативных черт нового социального порядка. Эта концентрация рабочей силы в городах, установка на получение прибыли, использование в производстве достижений науки и техники, возникновение антагонизма между хозяевами и наемными работниками, усиление социального неравенства, формирование экономической системы, основанной на свободном предпринимательстве и конкуренции.

Другая негативная черта - аномия. Это состояние безнормативности, когда царят анархия и социальный хаос, люди отрываются от корней, бегут в извращения и самоубийство. Угроза ядерной войны и возможность тотального самоуничтожения человечества - последний аргумент против современности .

У глобального общества есть свой темный двойник - обширный набор теневых, асоциальных и просто преступных видов деятельности, быстро приобретающих глобальный характер. Разнообразные виды незаконного промысла позволяют мафиозным группировкам, действующим поверх границ, собирать астрономическую дань - 1,5 трлн. долл. в год. С такими деньгами они могут прибирать к рукам политиков, чиновников, бизнесменов, журналистов, создавая преступные империи - глобальное зазеркалье.

Данные, приводимые М. Кастельсом, подтверждают, что производство в развитых экономиках опирается на образованных людей в возрасте 25-40 лет. Практически оказываются ненужными до трети и более человеческих ресурсов[340].

Противостояние властей и организованной преступности насчитывает не одну сотню лет. Однако, по мнению экспертов, опрошенных журналом Foreign Policy, теперь у криминального мира появилась возможность выиграть эту войну. Процесс глобализации, серьезно изменивший мир, более всего сыграл на руку именно криминалитету. Прозрачность границ, упрощение обмена информацией, беспрецедентный рост объемов международной торговли и инвестиций вырвал из рук правительств стран мира ряд рычагов, которые ранее позволяли успешно противостоять криминалу.

Быстрый экономический рост в XX веке, приведший к появлению глобальной экономики, не привел ее ни к стабильному социальному развитию, ни к решению основных проблем в социальной сфере. Так, число голодающих в мире только за последние 5 лет увеличилось с 1,1 до 1,3 млрд. человек, увеличился разрыв между богатыми и бедными странами и людьми, причем среднемесячный заработок 3 млрд. чел. - порядка 2 долл. США в день. В странах <золотого миллиарда> среднемесячный заработок исчисляется в тысячах долл. США, но и там бедные составляют 20-30%[341]. Даже страны <золотого миллиарда> не в состоянии ликвидировать бедность и высокую безработицу. В мире все чаще возникают военные конфликты, в основе которых лежит борьба за передел рынка ресурсов, идет <экологическая агрессия> развитых стран. Увеличивается число беженцев, в том числе покидающих родные места по экологическим причинам. В развивающихся странах пока идет демографический взрыв, увеличивающий число бедных и обездоленных.

Неизвестно, справедлива теории обнищания пролетариата К.Маркса (и во всех ли странах) на внутригосударственном уровне, но то, что в международном масштабе разрыв между бедными и богатыми странами за последние полвека не уменьшился, а увеличился, и быстро продолжает расти, является объективным факт[342]. В беднейших странах, с валовым национальным доходом менее 500 долл. на человека в год (а в них проживает большинство человечества), на 1000 человек приходится от 40 до 50 рождений в год. В странах с валовым доходом более 1500 долл. на человека в год (к которым относится и СССР) на 1000 человек приходится от 13 до 20 рождений в год, и тот же уровень наблюдается в США, с доходом в 4000 долл. в год[343]. В конце 20 в. 2/3 населения Земли проживало в бедности. Беднейшая часть землян сосредоточена в Азии, Африке и Южной Америке.

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com