Перечень учебников

Учебники онлайн

Часть III. Основные методы прикладной социологии

Очерк VIII. Методы прикладной социологии: их методология и особенности

Нельзя не отметить, что в последнее время при проведении многочисленных социологических исследований наблюдается тенденция не придавать большого значения исходным фундаментальным положениям социологической науки. Считается, что эти вопросы важны лишь в теоретических спорах, на абстрактно-общем уровне и не оказывают существенного влияния на ход и результаты исследования конкретной ситуации. В данном случае забывается, что общая теоретико-методологическая ориентация определяет основной понятийный аппарат, выбор объекта и предмета, основные результаты получения и применения эмпирического материала в научных и практических целях. В противном случае социолог концентрирует свое внимание не на анализе и прогнозировании определенных социальных тенденций изучаемого объекта, а на формализации понятий, совершенствовании методического инструментария исследования.

§ 1. Содержание социологического метода, его взаимосвязь с методологией и техникой прикладного исследования

Раскрывая содержание данного вопроса, надо иметь в виду необходимость, с одной стороны, соблюдения социологами принципов социологической науки, формирования социологического мышления и способности к профессиональной рефлексии, а с другой стороны, умения пользоваться правилами и методическими приемами сбора, обработки и анализа социальной информации, различными методами внедрения социологии в практику.

Исходя из постановки данных задач, можно утверждать, что одной из важнейших функций социологии является разработка принципов, способов и методов принятия и реализации практических решений.

Эта функция требует универсализма, присущего социологическому способу освоения действительности и обусловленного объективной тенденцией развития социального объекта к целостности. Специфическая особенность социологического мышления — стремление к интеграции и комплексности целостного социального объекта.

Сама интегральная природа социального объекта требует, в свою очередь, всесторонности познавательных и практических способностей, которая проявляется: 1) в умении соединить в одно целое эмпирические (опрос, наблюдение,...), эмпирико-теоретические (статистические, выборочные...) и теоретические методы производства, систематизации, типологизации и объективации социальных факторов (метод восхождения от абстрактного к конкретному, конкретно-исторический метод); 2) в творческом воображении, профессиональной интуиции; 3) в способности тонкого восприятия психологического состояния человека и адекватного реагирования на него; 4) в зрелости моральных убеждений социологов.

Можно сказать, что основным преимуществом социологического мышления является его способность к универсальной перестройке форм и методов теоретической и практической деятельности человека и общества. Социологи, подобно представителям других общественных наук, сознательно или бессознательно принимают определенные онтологические, гносеологические и идейно-политические взгляды. Объективную основу системы методологических взглядов социолога составляют либо знания закономерностей, либо знания эмпирического опыта и обыденных представлений об общественной жизни, исходя из которых выдвигаются определенные приемы и методы получения новых знаний. Формирующаяся таким путем система принципов и правил и выступает методологическим руководством к поиску научной истины, дальнейшему познанию и преобразованию действительности.

Любой метод неразрывно связан с комплексом теоретических представлений социолога. Чтобы воспользоваться методом или даже полученными с его помощью данными, социолог должен овладеть некоторым минимумом теоретических знаний. А это уже “приложение” теоретико-методологических концепций. Что же в таком случае является научным методом в социологии, каково его содержание и связь с исходными теоретическими посылками?

Конечно, генетически понимание любого научного метода связано с практической деятельностью исследователя. На определенном уровне практики накапливается опыт в виде суммы умений, традиций, запретов, который фиксируется на интуитивном, донаучном, уровне как совокупность правил, предписаний по принципу “делай так-то, чтобы получить то-то”. Значительно позже такая совокупность стихийно-эмпирических правил постепенно была превращена человеком в систему правил, а затем уже осознана и переосмыслена как метод, методика, не только в частнонаучном, но и в более общем философском понимании. Человек уже мог обозреть не только будущий результат как цель своей деятельности, но и ту последовательность шагов в предстоящих ему действиях, которая даст возможность кратчайшим путем и с наименьшими усилиями достичь поставленной цели. Метод как система предписаний, норм методической работы становится теорией. В свою очередь, теория как система категорий, законов, принципов содержит в себе знания о становлении, развитии явления, следуя которой можно с меньшими усилиями и более адекватно познать объективные законы данного явления. Тем самым теория становится методом. Вообще метод не может быть “начисто” выделен (как не может быть и “чистых” методик), очищен от породившей его теории, ибо он описывает систему и последовательность действия для получения одних знаний из других, представляющую “аналог” развития модели, построенной в рамках данной теории. Примером может служить безуспешная попытка использовать в социологических исследованиях социометрический метод Дж. Морено вне породившей его социометрии как методологии.

Зависимость метода научного исследования от теоретико-методологических принципов изучаемого объекта достаточно хорошо обоснована классиками марксизма-ленинизма. Критикуя субъективный метод в социологии Михайловского, В.И. Ленин показал, что порочность этого метода вытекает из исходного теоретического положения: признав нечто желательным или нежелательным, социолог должен найти условия осуществления последнего. В.И. Ленин пишет, что такой методологический подход представляет собой “ребячью мораль, претендующую на наименование социологии”. Субъективный выбор некоторой схемы желательного или нежелательного состояния, естественно, требует и соответствующего “субъективного метода в социологии”, в котором произвольно, по прихоти исследователя, выхваченные из общей связи факты привлекались для иллюстрации положений, дедуцированных, в свою очередь, из произвольно сформулированных постулатов, принципов.

Именно через социологическую теорию социальный объект представляется в знании, и через теорию он влияет на характер деятельности социолога, в значительной мере определяя все прочие ее познавательные приемы. Теория делает научный метод в социологии зависимым от исследуемого объекта — общества. Благодаря теоретическому содержанию социологические методы исследования общества приобретают объективную определенность.

Таким образом, можно дать методу следующее определение: “Метод — это способ построения и обоснования социологического знания, совокупность приемов, процедур и операций эмпирического и теоретического познания социальной реальности”. Данное определение выгодно отличается от широко употребляемого в практике понимания метода как регулятивных норм и правил, согласно которому не объект, не его теория определяют цели и направленность социологического исследования, а набор отработанных методических приемов и навыков социолога. (“Хвост вертит собакой”, — сказали бы английские феноменологи.)

Любой научный метод включает в себя, с одной стороны, познание объективной истины, закономерностей, а с другой стороны, реализацию требований этих закономерностей науки как норм, правил, приемов исследования объективных фактов и их практического измерения. Причем в научном методе действуют объективные и всеобщие законы изменения и развития вещей, правила же являются лишь их нормативной конкретизацией и применением. И, на самом деле, любой метод познания всегда содержит две органически связанные стороны — объективную и субъективную. Причем в методе объективная закономерность переходит в правило действия субъекта. В связи с этим и возникает понимание “правильности” как критерий оценки методических действий социолога, т.е. соответствуют они правилам, рецептам данного метода или нет. “Этим правильность, — отмечал П.В. Копнин, — отличается от истинности. Истинность выявляется непосредственно путем сравнения содержания мысли с объектом, между которыми устанавливается тождество, а правильность — путем сравнения действия (теоретического или практического) с положением (правилом, приемом), правильность связана с объектом через истинность системы знания, на основе которой формируется правило поведения”.

Правила действия нельзя отрывать и нельзя отождествлять с истинностью. Правильность — это, как уже было сказано, оценка не содержания мысли, а действий социолога (идут они по известным правилам или нет); истинность — оценка содержания мысли, установление его соответствия объекту исследования. С методологической точки зрения правильность основывается на истинности, а не наоборот, как может показаться некоторым социологам. Причем, и это надо особо подчеркнуть, в своей деятельности социолог осуществляет переход от истинности (зависящей от объекта, а не от правил действия субъекта) к правильности (зависящей не от самого объекта, а от правил действия субъекта).

Иными словами, речь идет об определении направления деятельности социолога на достижение научных и практических результатов путем осуществления в методике исследования обоснованного перехода истинности в правильность. Если метод основывается на объективно истинной теоретической системе знаний, то он по существу не может быть неправильным. Неправильным может быть практическое применение такого метода, в частности распространение сферы его действия за пределы предмета исследования, закономерности которого отражены в социологической теории, лежащей в основе данного метода.

Так, в многочисленных публикациях, посвященных опросу, можно найти множество частных правил и инструкций по его проектированию и осуществлению. Значительно хуже обстоит дело с пониманием сущности и границ использования метода в целом. Насколько просто бывает вступить в общение с респондентом, правильно поставить вопросы и получить ответы, настолько же трудно воссоздать в полученных ответах целостную истинную картину явления или процесса. Эти обстоятельства социологи не всегда учитывают, что приводит к снижению надежности и результативности их методических разработок. Некоторые социологи начинают сомневаться в самом методе, а практики испытывают недоверие к возможностям прикладной социологии вообще. Методика социологического опроса должна реализовать присущие социологии принципы применения данного метода. Во-первых, его применение всецело определяется теоретической концепцией, задачами исследования и спецификой изучаемого объекта. Во-вторых, социологическим опрос можно назвать лишь тогда, когда он направлен на целостное восприятие изучаемого объекта в его развитии. В-третьих, он учитывает включение людей в определенную конкретно-историческую систему общественных отношений. В противном случае социологическим методом опрос назвать нельзя. Тогда он относится либо к другим научным дисциплинам, либо к вненаучному познанию, либо к научному браку.

Социологический подход к социальным объектам отличается комплексностью, анализом взаимодействия экономических, социальных, политических и духовных процессов. Поэтому понятно, что характеристики многих из них не отражаются в обыденном знании людей о себе и социологический опрос может применяться только в комплексе с другими методами (наблюдением, экспериментом…).

В практике массовых опросов мы также часто встречаемся с ситуацией, когда социолог не учитывает границы применения метода. Так, в вопросы анкеты включают задачи, которые респондент объективно не может решить и на которые не в состоянии дать правильные ответы. И, тем не менее, метод в большинстве случаев “срабатывает”. Но как? В результате получаются ложные данные. Поэтому социолог должен поставить вопрос, содержащий задачу, которую респондент объективно может (так как он располагает соответствующей информацией) и хочет решить в конкретной ситуации опроса.

Отсюда понятны и попытки раздвинуть фактические границы действенности опроса путем совершенствования процедур психологической обоснованности формулировок вопросов для усиления готовности респондента сообщить правдивую информацию.

Логика решения исследовательской проблемы требует, чтобы социолог дал сначала предположительный ответ на познавательный вопрос в “проблемном” виде, потом перевел этот ответ в ряд логических следствий, те, в свою очередь, — в программные вопросы, а затем уже в технические. Когда же используются беспрограммные опросы, то нередки грубые ошибки. Логические этапы опускаются, и тогда социолог, пытаясь восполнить пробел, ставит перед респондентами, разумеется в несколько измененном виде, исследовательскую проблему. И хотя респонденты на его вопрос отвечают, они выражают при этом, скорее, свою растерянность перед поставленной задачей, нежели действительные установки, мотивы. Социолог, опустив максимальное число звеньев исследовательского процесса, прямо спрашивает респондентов о том, как улучшить работу предприятия, снизить текучесть кадров и т.п. Вопросы, сформулированные на языке управленческих решений, существенного эффекта, конечно, не дают.

Логика опроса получается такой, что многоплановым, проблемным вопросам сопутствуют малоинформативные ответы. К тому же их интерпретация весьма проблематична. Чтобы избежать подобных ошибок, необходимо тщательно обосновывать эмпирический уровень исследования, осторожно оценивать информационные возможности опрашиваемых, их готовность предоставить точную информацию.

Мы уже говорили, что многие социологи сомневаются в познавательных возможностях опроса. Сомнения возникают главным образом у теоретиков. Практикам-методистам, напротив, присущ оптимизм, порой чрезмерный. Это касается не столько оценки принципиальных возможностей опроса (методологический уровень), сколько оценки его техники. Здесь-то как раз и важно помнить, что способ наблюдения признаков при опросе весьма уязвим. Это обстоятельство должно быть компенсировано соответствующим техническим обеспечением (процедуры, характеризующие способ общения, внешние условия ситуации замера, время опроса респондента, анкетера). И еще важнее то, что социолог здесь сталкивается с серьезными трудностями по переводу профессионального языка на бытовой язык респондентов и обратно, причем сам социолог вынужден в значительной степени руководствоваться своими обыденными представлениями о респонденте как источнике первичной информации.

Исходя из сказанного, можно сформулировать еще ряд таких важных понятий, как “методология”, “методика”, “техника” социологического исследования.

Поскольку любой метод опирается на совокупность ранее полученных общих знаний (принципов), постольку “методология” представляет собой учение о методах и принципах познания и практики. Это сложная, целостная система знаний. В свою очередь, поскольку метод связан с предварительными знаниями, методология, естественно, делится на две части: учение об исходных основах (принципах) познания и практики и учение о способах и приемах исследования, опирающихся на эти основы. В учении об исходных основах познания и практики анализируются и оцениваются те философские представления и взгляды, на которые социолог опирается в процессе познания ч преобразования действительности. Следовательно, эта часть методологии непосредственно связана с философией, с мировоззрением. В учении о способах и приемах исследования рассматриваются общие стороны частных методов познания, составляющих общую методику исследования.

Поэтому под методикой следует понимать совокупность методов и приемов для реализации целей и задач социологического исследования (например, методика изучения профессиональной ориентации, методика социального анализа деятельности предприятия и др.). Методика включает в себя технику.

Техника — совокупность технических (простейших) и организационных приемов эффективного использования того или иного метода (например, техника опроса, техника составления вопросника, техника кодирования и обработки информации и др.). Иногда под методикой понимают совокупность технических разновидностей метода с указанием правил их применения в конкретных исследовательских ситуациях (например, методика опроса, использующая технику почтового анкетирования по месту жительства и технику закрытых и открытых опросов).

На практике очень часто методика сводится к чисто техническому организационному фактору, а ее связь с исходными теоретико-методологическими основами исследования становится туманной и расплывчатой, подобно субъективистской позиции желаемого и нежелаемого, доброй или злой води социолога- На самом деле методика должна способствовать получению истинного знания об объекте, позволяющего сделать не только частные, но и общетеоретические выводы. Поэтому правильнее определить методику как реализацию метода или совокупность методов в соответствии с логикой и теоретическим аппаратом данного исследования. Ясно, что выбор того или иного метода обусловлен природой изучаемого объекта и ее отражением в теории. Именно объективные отношения между людьми, проявляющиеся в различных эмпирических обстоятельствах, “определяют, — по словам Маркса, — действия как частных лиц, так и отдельных представителей власти и ... столь же независимы от них, как способ дыхания. Став с самого начала на эту объективную точку зрения, мы не будем искать добрую или злую волю... а будем видеть действия ооъективных отношении там, где, на первый взгляд, кажется, что действуют только лица”.

Чтобы воспользоваться методикой или даже полученными с ее помощью фактами, социолог должен овладеть некоторым минимумом соответствующих методологических принципов, а это уже “приложение” определенных теоретических знаний, концепций. Если теория, отражающая объект, истинна и метод, построенный на ее основе, правилен, то на практике мы получаем результат, который предсказывала теория.

Именно через применение методологических принципов в методике происходит реализация методологии.

Органическая взаимосвязь принципов социологического метода наиболее последовательно выступает в разработанном Марксом методе восхождения от абстрактного к конкретному, движении от одних типов знания к другим и к практике, на различных этапах которой применяются различные методы (моделирование, сравнение, типологизация, эксперимент и др.).

Как справедливо отмечал В. А. Ядов, именно отказ от диалектико-материалистических принципов привел к разного рода ложным утверждениям о нашей социальной реальности. На самом деле философские принципы непосредственно включаются как в макро-, так и в микросоциологический анализ социальной действительности, позволяют более глубоко анализировать эмпирически регистрируемые реалии и интерпретировать наблюдаемые явления в контексте социально-философского видения исторического процесса.

На наш взгляд, в прикладном социологическом исследовании методология реализуется через применение трех взаимосвязанных принципов: конкретизации, типологизации и объективизации.

Первым исходным и обязательным принципом социологического исследования является принцип конкретизации, позволяющий при переходе от социального заказа к конкретному анализу представить социальный объект как носителя противоречия в конкретно-исторических условиях современной стадии развития общества (политическое отчуждение, манипулирование массами, самоуправление и демократия). Методика, реализующая этот принцип, должна удовлетворять учету: 1) разнородности состава социально-классовых слоев и групп; 2) возможных изменений социального объекта, вписывающихся в рамки исторической закономерности; 3) предпочтительности реализации того или иного варианта развития объекта; 4) разнообразия превращенных форм проявления закономерностей в виде достоверньк фактов; 5) управленческих решений, отражающих основные аспекты развития социальных объектов.

Второй принцип социологического исследования — принцип типологизации — заключается в определении типичных социальных объектов, обосновании типологической модели и типичной методики анализа объекта как развивающейся целостности. Методика требует развитого в конкретно-историческом аспекте социологического знания об изучаемом объекте.

Третий принцип социологического исследования — принцип объективизации — предусматривает обращение к самим фактам, к их объективному содержанию, которые в своей совокупности образуют социальный объект как целостность. Методика строится посредством использования приема сведения индивидуального к социально-общему, социально-классовому.

Использование любого из этих принципов неумолимо влечет за собой применение другого, любой принцип является представителем другого, они диалектически взаимосвязаны и неразделимы.

Методологическая роль данных принципов заключается в том, что содержание любой проблемы, ставшей объектом прикладного социологического исследования, может быть относительно однозначно оценено с точки зрения закономерностей объективного развития, которым подчиняется конкретно-исторический тип общества и объективизация которых приводит к их осознанию как задач социального управления.

§ 2. Особенности методов прикладной социологии

Особенности выбора методов прикладной социологии прежде всего зависят от понимания специфики самой прикладной социологии и тех задач, которые она решает, а также от выбора критериев их применения.

Надо признать, что в целом для прикладной социологии во всем мире (а особенно для американской) характерны утилитарные тенденции. Целью ее являются практические рекомендащш социотехнического характера, помогающие усовершенствовать и упрощать управление и регулирование экономических, политических и социальных процессов. Социологи не только ищут и находят болезни, но и прописывают лекарства от недугов социального организма, чаще всего, правда, локального, частного характера. Необходимость решения практических задач в области экономики и социального управления в нашей стране также создало настоятельную потребность в “любых” результатах социологических исследований и породило нетерпеливое ожидание значительного социального эффекта от их рекомендаций.

Однако приспособление научного знания для практического использования оказалось сложным и самостоятельным процессом, овладения которым в настоящее время явно недостаточно. Очевидно, что эффективность и качество социологических исследований весьма существенно будут зависеть от методологической и методической оснащенности социологов и практиков, принимающих управленческие решения. Кстати говоря, представление об эффективности прикладных социологических исследований в США во многом преувеличивается. Ограничение роли социологии в поставщика фактов для разработки социотехнических мероприятий лишает ее возможности понимания реальных перспектив общественного развития, соотношения социально-классовых сил в борьбе за практическое изменение конкретной ситуации. В настоящее время социология США все больше и больше поворачивается к теории и методологии социологической науки, способной обосновать и прогнозировать те или иные практические шаги.

Здесь необходимо подчеркнуть одну важную особенность прикладных социологических исследований, которая имеет принципиальное значение для понимания механизма перехода от теории к практике, Как известно, практическая деятельность имеет дело с отдельным, а научное познание направлено на обнаружение общего. Поэтому предпосылкой практического применения научных знаний является исследование отдельных объектов. Значит, без такого обнаружения общего на уровне теории, которое учитывает специфику его существования в отдельном, нет возможности конкретизации социологической теории, а следовательно, нет и возможности применять на практике научные знания. К тому же сама практика представляет собой единство общего, особенного и единичного. Отсюда важное условие осуществления прикладного социологического исследования, заключающееся в получении конкретных знаний о конкретном объекте практической деятельности, в переводе знаний-описаний в знания-предписания для обеспечения определенной практически заданной цели.

Поскольку практическая деятельность всегда связана с изменением конкретных, эмпирически данных объектов, постольку и познание направлено на полное раскрытие реально существующих вариантов развития данного социального объекта (в том числе его оценки с точки зрения социально-классового анализа). Добавим, что организованное практическое действие есть действие планомерное. Именно планомерность деятельности является конкретной программой организации деятельности людей, поскольку указывает цель, определяет средства и намечает последовательность действий. Именно в плане снимается противоречие объективного и субъективного, теоретического и практического.

К сожалению, надо признать, что благодаря слабому развитию прикладной социологии (да и всех общественных наук в целом) человечество до сих пор бессильно в борьбе с социальными бедствиями и не умеет утилизировать социально-психическую энергию людей, высшую из всех видов энергии. Мудрено ли поэтому, что наша борьба с социальными бедствиями даст наглядную иллюстрацию истории человеческой глупости. Преступников мы лечим тюрьмой; душевнобольных — домами умалишенных, способными здорового сделать идиотом, но не наоборот; общественные волнения мы исцеляем пулеметами и чрезвычайными положениями; невежество — многолетним оглуплением в школах; нужду голодного — смертью; разврат — домами терпимости и т. д.

Положение дел может измениться лишь тогда, когда мы лучше будем знать закономерности и причинные отношения взаимодействия людей. В отличие от бессодержательных, хотя и напыщенных “систем морали” (планетарная мораль, общечеловеческая мораль), большей частью представляющих набор елейных фраз, не способных что-либо изменить и что-либо излечить, прикладная социология, подобно прикладной медицине, должна быть опытной системой рецептуры, указывающей точные средства для борьбы с социальными болезнями, для рациональных реформ во всех областях общественной жизни (в экономической, политической, правовой, религиозной, научной, педагогической и др.), для наилучшего использования социально-психического потенциала человека-

Прикладная социология, или социальная политика, должна быть осуществлением афоризма О. Конта: “Знать — чтобы предвидеть, предвидеть — чтобы мочь”. Таким образом, прикладная социология — это практическая дисциплина, которая, опираясь на законы, сформулированные теоретической социологией, дает человечеству возможность управлять социальными силами, утилизировать их сообразно поставленным целям.

Решать названные задачи социологии позволяют методы исследования, которые обычно различаются:

  • по масштабу применения: общенаучные (например, системный подход, математические), частнонаучные (например, опрос);
  • по уровню знания: теоретические (восхождение от абстрактного к конкретному, гипотетико-дедуктивный и др.), эмпирические (наблюдение, изучение документов и др.);
  • по стадиям исследования: методы формулирования проблем, целей и задач (моделирование, анализ и синтез, дедукция и индукция...), методы сбора информации (опрос респондентов, наблюдение, изучение документов, биографический метод...), методы обработки информации (группировка, ранжирование, корреляция...), методы анализа информации (обобщение, качественный анализ, типологизация, кластерный анализ, факторный анализ...).

В прикладном социологическом исследовании наряду с вышеперечисленными главными и совокупными методами получения данных используются также методы и средства решения конкретных проблемных ситуаций в сфере практической деятельности, социального управления и планирования (социальное моделирование, социальная аналитика, социальная экспертиза, социальный эксперимент и др.). Данные методы вписываются в логику и структуру именно прикладного социологического исследования.

Социальное управление и планирование должно опираться на проблемно-целевые проектные разработки, выбирать те варианты решений социальных проблем, которые наилучшим образом обеспечены ресурсами, апробированы экспертами, проверены социальными экспериментами.

Методология проблемно-целевого подхода реализуется и в ходе прикладного социологического исследования инновационного гипа, где социолог на первом этапе осуществляет “перевод” проблемной ситуации на язык исследования, создает дескриптивную (описательную) модель изучаемого объекта (с привлечением экспертов-специалистов), на втором этапе — прогноз, опирающийся, с одной стороны, на экстраполяцию существующих тенденций, т.е. развитие социальных процессов без практического изменения ситуации, с другой стороны, на нормативный прогноз, на третьем этапе социолог составляет “дерево возможных решений”, в которых рассчитываются вероятности приближения эксплоративных прогнозов к нормативному состоянию. На этом этапе рассматриваются различные комбинации включения имеющихся ресурсов для реализации того или иного норматива (обычно предлагается несколько нормативов, от минимума до максимума). По существу, данный этап аналогичен формулировке гипотез в эмпирическом социологическом исследовании. Информационное обеспечение гипотетических решений, сбор информации, нужной для обоснования возможных решений — задача социолога на четвертом этапе прикладного социологического исследования. Эмпирическая информация является здесь не более, чем средством уточнения гипотетических решений. Социолог может вообще обойтись без сбора эмпирической информации и предложить практические решения, исходя из своего профессионального опыта и знаний. На пятом этапе предлагаются конкретные варианты решений, инноваций, мероприятий. На шестом этапе происходит экспериментальная апробация решения, за которым на седьмом этапе следует прогноз возможных проблемных ситуаций, последствий нововведения. Заключительный восьмой этап — собственно внедрение, которому предшествует разработка нормативных документов (регламентация, обязанности различных служб, инструкции).

Особое внимание в прикладном исследовании уделяется обоснованию оценки социального эффекта предлагаемых решений. Ориентирами успешности внедрения нововведений также являются социальные нормативы, выражающие систему типичных требований, предъявляемых социальными объектами по отношению друг к другу. Ядром всех методик социального нормирования является количественное определение уровня этих типичных требований. Как показывает опыт прикладных исследований, наибольшее значение для разработки нормативов социального развития, например трудовых коллективов, имеют следующие методы выявления типичных требований.

Метод конкретизации идеала и его разновидность — метод логического экстремума, логического предела. Здесь необходингые нормативные показатели характеризуются предельно высокими и предельно низкими значениями.

Метод моделирования. Уровень нормативных требований формируется в зависимости от различных определяющих его факторов в конкретных условиях. При этом одна и та же модель может использоваться для расчета норматива в самых разнообразньтх условиях.

Метод экспертных оценок. Применяется в тех условиях, когда практически невозможно дать достаточное обоснование расчету нормативов какими-либо более точными и объективными способами. Его целесообразно использовать в качестве дополнительного метода определения норматива, когда нс хватает времени и других ресурсов для сбора информации, в случае отсутствия данных или если показатели имеют качественный характер.

Метод продвинутых групп. Уровень нормативных требований определяется на основе среднепрогрессивных показателей по отрасли, по лучшим предприятиям и т. п., отобранным в типологические группы.

Установление целей и задач социального управления может происходить при использовании нормативно-прикладного метода. Заданная в такой форме система целей выступает необходимой предпосылкой для эффективного инструмента управления — плана социального развития. В частности, как показывает практический опыт, в качестве целей социального развития коллектива могут служить такие социальные нормативы, как удельный вес рабочих с комфортными условиями труда, коэффициент сменности, коэффициент закрепляемости кадров. Преимущество данного метода состоит в том, что с его помощью можно не только математически рассчитать приоритетное направление развития коллектива, но и оценить имеющиеся резервы, а затем решить вопрос о степени напряженности плана, устранив тем самым элементы планирования “от достигнутого”.

Внимательное изучение современной практики прикладных социологических исследований показывает, что сегодня нет, пожалуй, актуальнее задачи, чем подготовка научно обоснованных указаний по содержанию методов получения достоверного результата и использования его в практике социального управления и планирования.

Немного найдется прикладных теорий, разрабатывающих методы, пригодные к практическому использованию. И надо сказать, те из них, которые все же имеются, не всегда успешно применяются именно в своей прикладной части (теория управленческих решений, например). Трудности здесь как всегда начинаются с перевода методологии на уровень методики, совмещения исследовательской и практической функций в конкретных методах прикладного исследования. Об этом — в следующих очерках.

Литература

  1. Батыгин Г.С. Обоснование научного вывода в прикладной социологии. М., 1986.
  2. Ельмеев В. Я. Социологический метод. СПб., 1995.
  3. Иванов В. Н. Реформы и будущее России. // Социс. 1996. № 3.
  4. Мешков А.А. Основные направления исследования инновации в американской социологии. // Социс. 1996. № 5.
  5. Методы сбора информации в социологических исследованиях / Под ред. В.Г. Андреенкова, О.М. Масловой. М., 1990.
  6. Сорокин П. Система социологии. Сыктывкар, 1991.
Содержание Дальше
 
© uchebnik-online.com