Перечень учебников

Учебники онлайн

Часть III. Основные методы прикладной социологии

Очерк X. Социальный анализ как метод прикладной социологии

Как мы выяснили в предыдущем очерке, реализация целей прикладной социологии (социальной политики) невозможна без достоверной и объективной информации о социальных явлениях и процессах. То, что обычно называют социальными явлениями, представляет собой сложный комплекс фактов и процессов жизнедеятельности людей в обществе. Вот почему и по существу, и по методологическим требованиям исходным и основным методом прикладной социологии может и должен быть метод социального анализа жизнедеятельности людей.

Социальный анализ охватывает все уровни общественных отношений — общество в целом, классы, группы, коллективы. В обществе социальные меры реализуются через государственную социальную политику, в которой отражается действие социальных законов, в том числе требование основного социального закона — оптимального удовлетворения потребностей и интересов человека с целью его гармоничного развития. Социальный анализ, например, деятельности коллектива предприятия должен способствовать разработке научно обоснованной системы мероприятий, направленных на прогрессивные изменения структуры и условий жизнедеятельности коллектива, формирование и наиболее полное удовлетворение материальных и духовных потребностей, развитие всех членов коллектива.

§ 1. Методологические особенности социального анализа

В отличие от экономического анализа, в котором человек рассматривается как фактор производства, производительная сила, т.е. затрачивающий свой труд фактор, социальный анализ имеет дело с человеком как результатом производства, с реализацией цели производства в виде достигнутого человеком благосостояния и развития его как личности.

В методологическом отношении социальный анализ является комплексным методом оценки деятельности коллектива с точки зрения осуществления основного социального закона на уровне коллектива и отдельного человека. Он проводится по трем важнейшим направлениям, охватывающим всю сферу удовлетворения потребностей работников коллектива: 1) анализ социальных результатов деятельности коллектива предприятия; 2) анализ затрат на достижение социальных результатов; 3) анализ социальной эффективности деятельности предприятия.

Анализ социальных результатов включает изучение источников и форм распределения доходов предприятия. При этом устанавливается, какая часть доходов члена коллектива выступает его собственностью, основанной на личном труде (принцип распределения по труду), и какая часть доходов достается ему как собственнику коллективных общественных фондов потребления (в результате перераспределения прибавочного продукта). В этом случае оцениваются последствия функционирования предприятия как коллективного товаропроизводителя, как владельца определенной части прибыли.

Анализ социальных затрат на удовлетворение потребностей членов коллектива предприятия включает изучение реальных затрат рабочего времени, фактической трудоемкости производимой продукции, затрат на организацию труда (включая вопросы улучшения условий труда, охраны труда и техники безопасности, подготовки и переподготовки кадров, промышленной эстетики и культуры производства, жилищно-бытовые условия и др.). С социальной точки зрения должны быть оценены продолжительность и структура рабочего дня, нормы труда, приспособленность техники и технологии к потребностям рабочего.

Анализ социальной эффективности проводится потребительно-стоимостными методами. Важным моментом в этой области анализа являются социальные последствия научно-технического прогресса, их оценка с позиции потребительной стоимости. Результаты и затраты производства, их взаимодействие оцениваются в категориях не только экономической, но и социальной эффективности. В качестве критерия эффективности выступает норма благосостояния, достигаемая в коллективе предприятия. В этом отношении значительную социальную нагрузку должен нести закон хозяйственной деятельности — наиболее полное удовлетворение потребностей трудящихся при наименьших затратах всех видов ресурсов, — который служит не только основным экономическим, но и главным социальным критерием оценки всей деятельности предприятия.

В связи с этим встает методологический вопрос о возможности использования в социальном управлении и политике методов, успешно применяемых в научно-техническом и экономическом прогнозировании (сценарии, графы, матрицы, дерево целей и др.), а также новых методов прогноза целевых ситуаций. Проблема, следовательно, опять переносится на уровень истинности определения цели. Это, в свою очередь, приводит нас к определению логики формирования потребностей, лежащих в основе цели в конкретной ситуации. Однако на этом пути есть своя трудность. В научной литературе большое внимание уделяется потребностям на уровне индивида под углом зрения социально-психологической трактовки этого понятия, а потребностям и интересам классов, социальных групп или коллективов, средствам и способам их удовлетворения в этом смысле не совсем повезло,

Гносеологические корни субъективно-психологического метода к анализу социальной структуры общества заключаются в том, что, поскольку социальная жизнь не мыслится вне психики, вне индивидуальных действий, постольку всегда имеется соблазн подходить к социальному, к его познанию через анализ индивидуального отношения между человеком и вещью. Это решение рассматривается как следствие естественных, неизменных законов. Данный принцип индивидуализма исключает идею общественно-исторического понимания социальных отношений, исключает из анализа вопросов социального неравенства фиксацию классовых отношений как отражения существующих производственных отношений.

Мало что изменится, если социология (или “экономическая социология”) будет исследовать социальное положение различных групп как совокупности индивидов, имеющих общий интерес. Такие теории нс связывают общественные группы с классовой и внутриклассовой структурой общества, с собственностью на средства производства. Хотя авторы этих теорий формально ставят задачу изучить человека и как объект, и как субъект экономических явлений, это оказывается невозможным, ибо при таком подходе отбрасывается социальная сущность человека, а реальные социальные процессы трактуются с позиций субъективно-психологической мотивации поведения людей.

Существует и другая разновидность вульгарно-социологического направления в анализе социальной структуры общества, когда ее изменения непосредственно выводят из производительных сил, из развития их технико-экономической стороны, игнорируя социально-экономическое их содержание. Истоки данного метода заключаются в том, что отношения собственности на средства производства внешне проявляются, преимущественно, как различия функций людей в производстве, как определенное технико-функциональное разделение труда. Этот метод анализирует ряд реальных процессов общественного воспроизводства: изменения структуры производства, рабочих мест, состава рабочей силы, профессий и др. Однако, в данном случае явление выдается за сущность, не раскрывается глубина социально-экономического содержания функциональной деятельности членов общества, а именно — отношения собственности на средства производства.

Трудность установления глубинных причин того или иного социального явления нередко ведет ученых к интерпретации фактов через понятие функции. Это особенно характерно для западных социологов, изучающих социально-классовую структуру общества. Как пишет создатель функционального метода американский социолог Р. Мертон, “функциональный анализ — это одновременно самый плодотворный и наименее регламентированный метод социологической интерпретации”. Легкость и свобода манипуляций данным методом во многом связана с поиском лишь внешних, поверхностных связей.

Функциональный анализ социальной структуры общества сводится к следующей последовательности: новая технико-организационная структура производства — изменения в разделении труда — “новые” роли тех или иных групп общества (их может быть бесчисленное количество). Преобразование “социальной” роли означает новую социальную структуру современного общества, где основным критерием могут быть различия между людьми по содержанию труда, по профессиональному составу, доходу, образованию и т.д.

Однако в таком случае забывается, что разделение труда связано как со специализацией (которая определяется научно-техническими достижениями), так и с обменом производственной деятельностью (которое находит свое отражение в различиях людей по месту в общественной организации труда, определяемой производственными отношениями). В противном случае мы не можем определить причинно-следственные связи, а описываем лишь внешние функциональные зависимости.

Предваряя дальнейший социальный анализ, важно выделить и рассмотреть здесь следующие группы, ступени иерархии потребностей индивидуальных, классовых (групповых) и общественных.

  1. Потребности, удовлетворение которых обеспечивает физическое существование индивидов.
  2. Потребности, удовлетворение которых обеспечивает функционирование индивидов в качестве рабочей силы.
  3. Потребности, удовлетворение которых обеспечивает универсальное гармоническое развитие личности.

Выделенные группы потребностей одновременно являются историческими этапами их возвышения. Ясно, что более возвышенная потребность может быть обеспечена, реализована более возвышенной деятельностью, посредством применения способностей более высокого качества. Потребности и способности субъекта производства взаимо-опосредствуют друг друга. При этом потребности выполняют определяющую, а способности — решающую роль.

Если потребность есть способность к потреблению, влечение к потреблению, то способность есть потребность в действии.

Способности можно разделить на естественные (задатки), трудовые и творческие. Всякая способность есть отношение субъекта к деятельности, обеспечивающей удовлетворение потребностей. Если потребность есть полагание предметом (продуктом труда) своего отрицания в качестве потребителя, то способность является полаганием предметом (и продуктом, и средствами деятельности) самого производителя. Или, другими словами, потребность есть отрицательное состояние субъекта по отношению к продукту труда, а способность — положительное состояние этого отношения. Единство потребностей и способностей обнаруживает себя идеально в акте целеполагания, реально — в акте целеосуществления.

Творческая способность выступает как своеобразный шифр, код-ключ от “объекта” в руках деятельного субъекта. Это его подлинная собственность, подлинная свобода и власть над объектом. Однако поскольку сама развитая творческая способность есть противоречие между способностью целеполагания и целеосуществления, управления и исполнения, постольку в условиях полного разделения труда и господства денежных отношений творческие способности труда отчуждаются от самого труда и получают свое самостоятельное существование как силы капитала. Возвышение совокупного труда осуществляется за счет обеднения деятельности индивидов. Развитие труда выражается, с одной стороны, в его разделении и совершенствованиия этой основе средств труда, а с другой стороны, в росте производительности труда и прибавочного продукта. Именно на базисе прибавочного продукта происходит возвышение потребностей, поэтому он является материальной основой всякого развития, всякой культуры. Производство прибавочного продукта не только в форме жизненных средств, но и в форме средств производства свидетельствует о качественном росте трудовых способностей индивидов, их творческом характере. Прибавочный продукт как основа единства творческих способностей и творческих потребностей имеет особое значение как для общества в целом, так и для каждого индивида в отдельности. Это особое социальное значение прибавочного продукта выражается понятием “интерес”.

Интерес как исторически определенное единство потребностей и способностей является объективным отношением, необходимо возникающим из всего предшествующего естественного образа жизни индивидов. (Интерес нельзя путать с влечением, которое является его рефлектированной формой.) “...Общий интерес существует не только в представлении как "всеобщее", но, прежде всего, он существует в действительности в качестве взаимной зависимости индивидов, между которыми разделен труд”.

Интерес раскрывает себя не только, как единство потребностей и способностей, но и как единство бытия для себя и бытия для других (производитель продукта как владелец и потребитель других). В условиях, когда прибавочный продукт отсутствует или проявляется эпизодически в форме жизненных средств, способности существуют преимущественно в форме “субъекта”, а потребности в форме “объекта”. Между ними нет посредствующих звеньев. Поскольку производство и потребление здесь еще синкретичны, слитны, общий интерес состоит в обеспечении устойчивости производства прибавочного продукта. Реализация этого общего интереса ведет к дифференциации труда и самого интереса. Рассредоточение производства прибавочного продукта, способностей и потребностей обусловливает их обмен, накопление и возникновение частной собственности. С этого момента общий интерес поляризуется на интересы противоположных классов и реализует себя посредством их борьбы.

Каждой эпохе, каждому этапу доминирования той или иной производительной силы (естественные, искусственные, всеобщие общественные производительные силы) соответствуют и доминирующие формы богатства (натуральная, денежная, социально-культурная), а, следовательно, и доминирующая форма и направленность интереса. Новый технический уклад предполагает снятие вековой отчужденности работника от науки, культуры и управления. Не вещи, не орудия производства сами по себе составляют предмет общественной собственности, здесь специфическим предметом присвоения выступает универсальное общение индивидов. Универсальное средство их развития — творчество.

Всеобщим, универсальным критерием оптимальности, творчества удовлетворяющим и экономическим и социальным требованиям может быть только экономия времени (прибыль, рентабельность, экономический рост невозможны без всесторонней экономии времени, без овладения механизмами использования в практике управления закона экономии времени). Закон стоимости — одно из выражений экономии времени. Это такое выражение социально-исторического времени, при котором все виды экономии обслуживают процесс самовозрастания вещного богатства: здесь и технологическое (процесс производства) и социальное (процесс развития личности работника) время подчинены экономическому времени (процесс обращения). Именно поэтому при капитализме время превращается в деньги. Мировой рынок управляет движением денег, а, значит, управляет связью времен. Управлять социальными процессами в полной мере — значит управлять движением социального времени, а через него — движением денег, техники, интересов, потребностей и способностей людей. Как теория относительности не отменяет классической механики, так и закон экономии времени не отменяет закона стоимости, а указывает его истинную определенность.

Оптимальному ускорению научно-технического прогресса способствуют такие условия, при которых трудящиеся воспринимают его как потребность в собственном росте. Для этого важно, чтобы проекты технического перевооружения производства не просто обсуждались в коллективах, а создавались или насыщались деталями в зависимости от степени развития творческого потенциала коллектива. Переход к инновационному типу воспроизводства предполагает полное раскрепощение предприимчивости, с одной стороны, а с другой — его обобществление и сращивание с культурой.

§ 2. Задачи и процедуры социального анализа.

Социальный анализ в конечном счете призван оценить реализацию экономических результатов деятельности предприятия в развитии коллектива. Речь идет о внедрении в практику планирования на предприятиях нового собственно прикладного метода анализа сложных процессов и механизмов жизни коллектива. На предприятиях обычно преобладают либо методы экономического анализа, либо эмпирические методы исследований социальных проблем, направленные на изучение отдельных, частных факторов деятельности коллектива. Необходим же анализ содержания, внутренней структуры социальных параметров, которые задают общее направление социальных процессов, ориентир для социального планирования. Иначе говоря, социальный анализ необходим для научно обоснованного превращения социального плана из суммы планов и программ по отдельным сферам социальной жизни производственного коллектива в план-систему для выяснения эффективности его выполнения.

Практическая реализация объективных законов общества на уровне конкретной деятельности трудовых коллективов требует анализа и решения следующих задач:

  1. выявления и использования социальных резервов роста производительности труда и интенсификации,
  2. определения социальной эффективности внедряемой новой техники и технологии, новых экономических и организационных форм деятельности коллектива,
  3. выявление насущных социальных потребностей, проблем труда, быта и отдыха работников, разработки методов их решения, осуществления принципов социальной справедливости,
  4. разработки и внедрения мероприятий по осуществлению планов, целевых комплексных программ социального развития коллектива.

Здесь нельзя ограничиваться сбором имеющегося разнородного фактического материала о субъективных аспектах социальных процессов на предприятии, как это происходит при использовании методов социологических опросов (анкетирование, интервьюирование), — необходима целостная социальная информация. Можно выделить на основе анализа социологической литературы следующие основные типы информации, которые могут быть использованы при составлении планов социального развития:

  1. информация о социальных проблемах, которые должны быть решены в процессе реализации планов социального развития;
  2. информация о тех объективных аспектах социальных процессов на предприятии, которые или вообще не получают прямого отражения в заводской статистике и официальной документации, или отражаются в ней неполно и неточно;
  3. информация о социальном значении и последствиях тех экономических, технико-технологических, кадровых и других изменений, которые происходят на предприятии;
  4. информация о возможных путях и средствах решения тех социальных задач, которые являются предметом социального планирования;
  5. информация о субъективных аспектах социальных процессов на предприятии.

Усиление роли “человеческого фактора” на современном этапе развития народного хозяйства делает насущной задачу получения объективных оценок фактического состояния социальных условий и процессов на предприятиях и в организациях.

При разработке социального анализа возможно использование в качестве аналога подхода, сложившегося в приложении к экономическому анализу. Во-первых, эти два вида анализа тесно взаимосвязаны. так как дают комплексную характеристику социально-экономической деятельности как отдельного человека, так и коллектива в целом. Источниками информации для проведения социального и экономического анализа на конкретном предприятии служат зачастую одни и те же документы. Второе, что объединяет данные виды анализа, — это место, занимаемое ими в процессе управления.

Взаимосвязь социального и экономического анализа имеет принципиальное значение. Во-первых, она обеспечивает приоритетность социальных целей, во-вторых, данные экономического анализа являются промежуточными для итоговой оценки в социальном анализе. Например, формирование фонда социального развития на предприятии в денежном выражении, несмотря на название фонда, является объектом экономического анализа, а информация о фактическом использовании средств данного фонда — объектом социального анализа.

Социальный анализ является составной частью и необходимым условием планирования и управления социальными процессами. Технология социального, так же как и экономического, управления включает в себя ряд последовательно повторяющихся этапов, таких как нормирование, планирование, учет, контроль, регулирование, где требуется социальный анализ. Так, для социального нормирования требуется определение параметров социального объекта, чтобы можно было построить адекватную модель управления.

Тесная связь между нормированием и планированием проявляется в том, что социальные нормы и нормативы определяют перечень и структуру плановых показателей. Трудность здесь заключается в том, что ввиду социально-экономического характера ряда нормативов возможно дублирование нормативной информации, а также отрыв социальных аспектов управления от экономических, что, в конечном счете, приводит к рассогласованию принятия решений по этим направлениям.

Следует отметить, что социальное планирование появилось раньше, нежели стала развиваться его нормативная база. Отсутствие ряда нормативов или низкая их достоверность привели к укоренившейся практике, при которой социальное планирование осуществляется “от достигнутого уровня”, т.е. значения плановых показателей устанавливаются в соответствии с некоторой возрастающей тенденцией. Даже в лучших планах социального развития и методиках показатели определяются “от достигнутого”, что не дает возможности сравнивать трудовые коллективы между собой, а также сопоставлять фактическое состояние с нормативным. Это и создает благоприятные условия для распространения субъективных методов социального анализа. По-прежнему социальное планирование плохо увязано с технико-экономическим планированием, что способствовало превращению первого в “показную деятельность”, осуществляемую социологами.

Кроме того, нормативы, являющиеся основой социальных планов, недостаточно учитывают динамику потребностей человека, а в настоящее время в связи с “внедрением рыночной экономики” к этим проблемам добавились еще проблемы индексации доходов, социальной компенсации и других решений, которые должны сопровождаться серьезным, объективным социальным анализом.

В функции социального учета как элемента социального анализа должно входить определение фактических значений социальных показателей. Известно, что для целей экономического управления в нашей стране разработана единая система народнохозяйственного учета, включающая в себя оперативный, бухгалтерский и статистический виды учета. Социальный учет на предприятиях представлен лишь в виде годовой (квартальной) статистической отчетности. Бухгалтерский и тем более оперативный социальный учет не получили должного развития из-за слабой проработки соответствующих норм и нормативов. Имеющийся статистический социальный учет также не лишен недостатков. Главный из них — рассосредоточенность источников информации.

На предприятии можно получить данные в основном об условиях труда, кадрах и, частично, о быте. Остальная часть информации сосредоточена по месту работы и жительства работников, и для ее сбора социолог снова вынужден прибегать к методу опроса. Перспективным направлением здесь видится создание централизованных социологических баз данных, функционирующих в рамках АСУ-регион, АСУ-город и АСУ-район.

Социальный анализ наряду с использованием его в структуре социального управления и планирования можно применять и на всех стадиях цикла “фундаментальные исследования — прикладные исследования — проектирование — практика”. Наиболее слабым звеном в этом цикле следует признать социальное проектирование, которое, по своей сути, является конечной фазой процесса прикладного исследования и начальной фазой внедрения прикладных результатов, системы социальных показателей в практику. На этапе проектирования должен происходить переход от научного описания к формальной модели (проекту), имеющей целевое, практическое значение для системы социального управления. Принципы такого социального проектирования мы уже обсуждали в предыдущем очерке.

Таким образом, развитие объективного социального анализа, основное содержание которого заключается в сопоставлении плановых и учетных данных, а также в выработке управляющих воздействий в случае отклонения факта от плана, становится насущной потребностью прикладной социологии (социальной политики).

Социальный анализ как метод есть синтез представлений о знаниях объективных фактов и законах социальной жизни, о ценностях (желаемом и необходимом) и о реализации целей и норм в конкретных действиях людей в практике.

В дальнейшем, вероятно, возможна более подробная конкретизация данного комплексного метода на ряд других, имеющих свою специфику в практической деятельности людей. Это, условно говоря, могут быть:

  1. методы использования и формирования объективных факторов социальной деятельности (методы повышения социально-экономической эффективности деятельности людей, их оптимизации; методы совершенствования работы профессионалов-консультантов, направленные на улучшение средств и условий жизнедеятельности людей; методы разработки социологически обоснованных рекомендаций к техническим проектам средств и условий непосредственной жизнедеятельности людей и др.);
  2. методы использования и формирования субъективных факторов социальной деятельности (методы самоопределения и самообучения, адаптации к конкретной обстановке; методы формирования отношений личности, как субъекта познания, общения и деятельности и др.

В общем виде алгоритм и процедуры социального анализа как метода социологии практики могут быть следующие:

  1. Определение конкретного социального объекта социологического воздействия с учетом объективных и субъективных его условий.
  2. Вычленение социальных причин и факторов деятельности данного объекта (нормы труда и прибыли, деловые и моральные качества, здоровье, здравый смысл и ценности и др.).
  3. Разложение социального действия объекта на 3 ситуации: а) непосредственную жизненную ситуацию, в которой в данное время существует объект практического воздействия, — “стечение обстоятельств” (СО), б) конечную ситуацию, в которую должен включиться объект в результате оказываемого на него воздействия, — “результативная ситуация” (PC), в) общую социально-практическую ситуацию, позитивный вклад в которую может внести активность объекта, ожидаемая в результате социологического воздействия, — “практическая ситуация” (ПС).
  4. Выделение социальных потребностей субъекта в связи с СО, отмечая факты его неудовлетворительного существования в данном стечении обстоятельств.
  5. Объяснение и показ того, что ПС не соответствует идеалам, нормам и ценностям человека и что улучшение дела потребует именно его конкретных действий, поступков.
  6. Описание и показ относительно привлекательных (желаемых) сторон PC, ее большую предпочтительность по сравнению с СО.
  7. Показ реальной достижимости соответствующих целей, раскрытие или предоставление средств для реализации перспективы включения человека в PC.
  8. Договор о согласии людей, если необходимо, поступиться ради привлекательной перспективы некоторыми второстепенными ценностями (привычками, некоторой свободой, удобствами и др.).
  9. Формальное фиксирование факта включения человека в PC связанную с относительно привлекательными для него перспективами.

Приведенная последовательность социального анализа практики может уточняться. В любом случае указанную схему нужно применять гибко, а, при необходимости, изменять, совершенствовать сообразно фактам успеха (пользы) и неуспеха в практической деятельности, принципам социологии практики (истинности) и индивидуальности того, кто ее применяет.

Здесь необходимо только еще раз подчеркнуть, что логика социологической науки всегда диктует необходимость передачи знаний от фундаментальных к прикладным исследованиям, анализа обеспеченности ресурсами социальных решении, предложенных в результате фундаментальных поисковых исследований, экспертного прогнозирования социальных потребностей, проверки принципиальных теоретических решений при помощи социального эксперимента.

Литература

  1. Прогнозное социальное проектирование и город. / Отв. ред. Т.М. Дридзе. М., 1995.
  2. Резник Т.Е., Резник Ю.М. Жизненное ориентирование личности: анализ и консультирование. // Социс. 1996. № б.
  3. Современная западная теоретическая социология: рефер. сб. Т. Парсонс (1902-1972). М., 1994.
  4. Тихомиров Б.И. Техника социального аиализа. СПб., 1992.
Содержание Дальше
 
© uchebnik-online.com