Перечень учебников

Учебники онлайн

Часть 1. Прикладная социология в структуре социологического знания

Очерк I. Предмет и функции прикладной социологии

Прежде чем приступить к анализу основного содержания темы, необходимо определить место прикладной социологии в системе социологических наук, ее отношение к фундаментальной (теоретической) социологии. Для этого нужно сначала установить, что нами принимается за общую социологию (общесоциологическую теорию), как характеризуется ее предмет. Мы должны также обсудить, образует прикладная социология самостоятельную науку (класс наук) или она является особым звеном той же самой науки, обеспечивая ее выход к практике, ее практическое приложение.

Чтобы ответить на эти вопросы, следует рассмотреть круг специфических проблем, которые изучаются прикладной социологией: особенности ее методологии, специфику ее методов, связанных с приложением фундаментальных принципов социологической науки; ее функции в познании и практическом освоении социальной действительности.

§ 1. Фундаментальная (общая) социологическая теория как субъект приложения

Социология, если этот термин дословно перевести на русский язык, есть учение об обществе. Но она не сводится к простой совокупности наук, изучающих общество и именуемых в школе обществоведением. Социология в этом случае была бы лишь общим, собирательным названием определенного класса наук, а не самостоятельной наукой.

Каждая отдельная социальная наука исследует ту или иную сторону, сферу общества, те или иные общественные процессы и явления, Однако общество — не механическая сумма своих частей или сфер. Оно представляет собой нечто целое. Должна быть и наука, изучающая общество в целом, т.е. то общее, что имеется в многообразных социальных явлениях и процессах. Но нельзя понять общество вообще без изучения данного общества, той или иной общественно-экономической формации. Сложности в понимании сущности общества не могут не сказываться и в определении предмета социологии как общей науки и ее взаимоотношений с частными общественными науками. Если социология изучает общее, присущее всем обществам или всем сферам общественной жизни, то может ли она существовать в виде общей науки, возвышающейся над всеми общественными науками, не будучи ни одной из них? Или же одна из этих наук берет на себя функцию общей науки об обществе? Общественную жизнь исследуют многие науки (экономические, исторические, политические, социальные и др.), в том числе и философия. Над ними не может стоять общая им всем наука, которая не была бы ни одной из них. Функции общей науки об обществе опять-таки выполняет одна из этих наук — философия. В этой роли могли выступать, например, философия истории, социальная философия. Попытки создания общей социальной науки, возвышающейся над всеми общественными науками, но не имеющей отношения к философской науке, на Западе ограничились выдвижением “социальной” социологии, т. е. изучением общества со стороны его организации как социальной системы. Но даже в этом случае западные авторы отказывают социологии в праве иметь дело со всем обществом и даже со всей социальной системой.

В нашей литературе тоже есть предложения о превращении социально-системного рассмотрения общества в общую социологию, претендующую на роль науки над всеми общественными науками, но не совпадающей с общей социологической теорией и методом. В этом случае социология сначала объявляется частной наукой (в ряду других общественных наук) о социальной сфере, о социальных общностях или — в более общей форме — о социальной системе и структуре общества, а затем эта “социальная” социология распространяется на остальные сферы, получает вид экономической социологии, социологии политики, социологии культуры и других “социологии”, В итоге ей придается значение общей науки, обслуживающей не только вес общественные науки, но и науку в целом (социология науки). Вполне очевидно, что от распространения частной науки на сферы, изучаемые другими, соответствующими этим сферам научными дисциплинами, ожидать сколько-нибудь положительных результатов не приходится.

В роли общей науки об обществе выступает не какая-либо наука, возвышающаяся над всеми науками, а одна из наук, изучающих общественную жизнь. Но ею является не любая наука, а та из них, которая с самого начала имеет прямое отношение к философии, во “владению) которой находится область всеобщего. Такой наукой в марксизме является исторический материализм. Будучи философским, материалистическим пониманием общества, он по этой причине приобретает свойство общесоциологической теории, общей науки об обществе. Именно открытием исторического материализма был внесен решающий вклад в разработку как общей теории общества, так и общего социологического метода. Материалистическое понимание истории, по мысли В. И. Ленина, создало “возможность научной социологии”, поставило “социологию на научную основу”, возвело “социологию на степень науки”, выступило в роли “социологического метода” как “научный метод социологии”. В философию вообще, согласно В. И. Ленину, “входит как гносеология, так и социология”.

Трактовка исторического материализма как марксистско-ленин-ской социологии, по крайней мере, как общесоциологической теории марксизма превратилась в его традиционную характеристику. Так, Н. И. Бухарин, автор книги “Теория исторического материализма”, определяет исторический материализм как марксистскую социологию, как марксистское направление в социологии. Этого же мнения придерживался автор изданной в 20-х годах книги “Основные вопросы марксистской социологии” С. А. Оранский В книге “Основы марксистско-ленинской социологии”, написанной немецкими социологами-марксистами, также утверждается, что исторический материализм “является общей социологической теорией марксизма-ленинизма”. Они вполне определенно высказываются против тех, кто ратует за “освобождение” марксистской социологии от исторического материализма.

Исторический материализм позволяет выявить и обосновать то общее, что присуще всем общественно-экономическим формациям и сферам общественной жизни, т.е. представить общество как некое целое и закономерно развивающееся образование. Без знания общей основы всякого общества, общих законов его развития невозможна и сама общественная наука, и решение отдельных проблем в рамках частных общественных наук. Это было бы равносильно отрицанию общих социологических законов, их объективного характера. В связи с этим уместно напомнить известное высказывание о том, что решение частных вопросов без предварительного решения общих неминуемо заставляет на каждом шагу “натыкаться на эти общие вопросы.

Предметом фундаментальной социологии, стало быть, является действительное, реально существующее в человеческой жизни общее. Но оно не есть некое формально-логическим путем образованное общее, помещаемое или над, или между общественными формациями, сферами общественной жизни. Оно составляет их реальное основание, субстанцию и законы развития общества, которые “скрепляют” в единое целое исторический процесс и различные сферы общественной жизни. Следовательно, основа бытия всякого общества, законы его развития и функционирования образуют предмет фундаментальной социологической науки. Но эта основа не может быть только в социальной сфере. Она лежит глубже — в экономике, в материальном производстве, определяющих развитие других сфер общественной жизни.

Социология, однако, не исчерпывается общей теорией общества и общим методом его познания. Общее в ней существует в особенном и единичном. Так, общесоциологическая теория содержит в себе ряд подразделений, которые могут трактоваться как ее отрасли и которые способны превращаться в самостоятельные социологические науки. К ним относятся, например, социологическая теория личности, теория общественного развития и революций, теория социальной структуры общества и др. Теория морали (этика), теория культуры и другие разделы общесоциологической теории превратились в самостоятельные науки, и нет особой необходимости, на наш взгляд, называть, например, этику социологией морали. По отношению ко многим частным общественным и гуманитарным наукам социология выступает в виде социологических вопросов данных наук аналогично философским вопросам естествознания, т. е. философским вопросам физики, химии, биологии. Важно, чтобы существующие частные общественные или гуманитарные науки не подменялись соответствующими “социологиями”: политология, например, социологией политики; право — социологией права, теория государства — социологией государства и т.п.

Теории, отражающие общие, особенные и единичные аспекты жизни общества, образуют области социологической науки, которая, выполняя свои прикладные функции, призвана решать практические задачи.

§ 2. Особенности прикладной социологии

Место прикладной социологии в системе обществоведения еще не совсем осознано и не определено. Чаще всего ее отождествляют с проведением эмпирических или конкретных социологических исследований: полагают, что прикладная социология — это наука, изучающая конкретные общественные процессы, системы, институты, социальные структуры, организации и их компоненты. При таком подходе прикладная социология выглядит как совокупность или отраслевых социологии, или проводимых в их рамках эмпирических социологических исследований, ставящих задачу эмпирического обоснования научного вывода, и лишь на заключительной стадии — разработку практических рекомендаций, преследующих внешние по отношению к социологии цели.

Но эмпирические социологические исследования практические задачи самостоятельно не решают. Они чаще всего проводятся для того, чтобы на основе собранного фактического материала делать теоретические обобщения. В подобной роли они выступают, скорее, средством теоретического познания социальной реальности, способом выявления эмпирических законов, т. е. служат для того, чтобы получить теоретические результаты, а не реализовать фундаментальные принципы науки на практике. И это вполне понятно, ибо и в настоящее время не отпала необходимость на основе эмпирических исследований делать первые абстрактные определения изучаемых объектов, особенно тех, познание которых только начинается. В рамках такой постановки вопроса можно оправдать суждения о том, что эмпирические исследования не нуждаются в сильной теории “у входа” в изучаемую область. Однако эмпирические исследования могут и должны использоваться в прикладном исследовании как один из способов или средств, необходимых для применения теории к решению практических вопросов.

Для выхода теории к практике обычно требуется эмпирическое исследование, сбор необходимых сведений о том или ином явлении или объекте, к которому применяется теория. Наряду с этим эмпирические социологические исследования могут использоваться и для поисков путей приложения социальной теории к практике. Они сходны с экспериментальными исследованиями в естественных науках. В математике, например, под прикладным “понимается любое исследование, применяющее математику, предмет которого лежит за её пределами”. Прикладные математики, таким образом, — это люди, “занимающиеся приложением математических методов к решению задач, возникающих не в недрах самой математики, а в реальной жизни”.Прикладные и фундаментальные исследования считаются звеньями одной и той же науки, т.е. прикладные исследования не выделяются в особую науку, хотя они могут проводиться специализированными для этих целей научными учреждениями и категориями научных работников. Исследования, связанные с приложениями определенной науки к решению практических задач, обычно относят к той же самой науке. Так, “специальной дисциплины "прикладная математика" не существует”. В данном случае “более правильно говорить не о науке, а об определенном аспекте математики, возникающем при ее приложениях”.

Обращает на себя внимание тот факт, что представители прикладных исследований в естественных науках сознательно опираются на выводы фундаментальной науки, которые реализуются в конкретных практических сферах. Органическая связь прикладных исследований с фундаментальной наукой признается само собой разумеющейся, представляется в виде своеобразного моста с двусторонним движением. Указанные виды исследований объявляются, по существу, различными аспектами науки, сохраняющей важнейшие черты своего единства, если даже она выходит из теории и обращается к практике. Однако некоторые теоретики нередко рассматривают “прикладника” как ученого, который не способен работать предельно строго, разменивается на частности в ущерб общему. Такие защитники “чистой науки” нередко остаются равнодушными к очевидному достоинству прикладника — умению с достаточной для практических целей точностью решать такие актуальные задачи, которые они сами строгими методами решить не могут. Не случайно прикладники подчас сами стремятся создать теорию, а потом ее как собственное творение практически применять, хотя и не всем удается сочетать качества теоретика и прикладника в одном лице. Так появляется желание выдать прикладное за теоретическое. Например, применение математики в экономике — экономико-математические методы, по мнению отдельных авторов, “не могут относиться как прикладная дисциплина к теории планирования, политической экономии или экономике промышленности. Экономико-математические методы — органическая составная часть методологии экономической науки”.

Действительно, нельзя устанавливать однозначное разделение между экономистами-теоретиками и экономистами-математиками: экономистам дать политическую экономию, качественный анализ, теорию, а математикам или экономистам-математикам — количественные расчеты, выраженные в математических символах экономических категорий и соотношений, которые в качественном отношении уже сформулированы. Верно и то, что применение математических методов в экономической науке позволяет получить новые выводы в самой экономической науке, пересмотрев ряд ее важнейших положений, углубить проникновение политической экономии в предмет исследования и т. д. Но в то же время объявлять приложения математики к экономике и результаты этого приложения политико-экономической теорией, направлением ее развития было бы неправомерно.

Естествознание, кроме собственных прикладных звеньев, в качестве дальнейшего своего продолжения в сферу практики имеет систему технических наук и инженерную деятельность. Технические науки в значительной мере являются приложением фундаментального естествознания к решению определенных инженерных задач. Знание законов природы, открываемых фундаментальной наукой, здесь воплощается в создаваемых технических устройствах и технологических процессах, которые составляют элементы производственной практики,

Опыт взаимодействия естественных наук с производственной практикой должен быть учтен при определении предметной области и функций прикладной социологии. Она, в отличие от теоретической социологии, решающей задачу получения знания, занимается вопросами применения этого знания к социальной практике, т.е. выполняет практические функции социологии. С этой точки зрения прикладные функции социологии неотделимы от нее самой, а прикладная социология составляет функциональное назначение как общей социологии, так и ее отраслей, т.е. выполняет их практические задачи. Прикладные исследования в указанном смысле не образуют самостоятельной науки, принципиально отличной от тех общественных наук, в рамках которых они проводятся. Они остаются их составной частью, одним из их средств и орудий, хотя и могут стать предметом деятельности специализированных работников и институтов, составлять особое разветвление научной и педагогической работы.

Необходимо особо подчеркнуть, что общая социология тоже содержит в себе практическую функцию. Она представлена прикладными социологическими исследованиями, которые, отличаясь от других подобных исследований (так же, как и общенаучный подход отличается от частнонаучного подхода), вместе с тем составляют необходимое звено общей социологии. Их особенность состоит лишь в том, что здесь решаются крупные проблемы общественной практики, как это было, например, с применением общих положений социальной революции к условиям России. В связи с этим надо преодолеть мнение, что якобы в рамках общей социологической теории невозможно проводить прикладные исследования.

Конечно, не обязательно каждому представителю общей или отраслевой социологии заниматься прикладными исследованиями. В социологии, как и в других науках, требуется специализация, в одном случае речь идет о деятельности по развитию теории, в другом — о прикладных исследованиях. Однако без последних не может успешно развиваться и общая социология.

Прикладная социология больше, чем аналогичные отрасли естествознания, нуждается в повышении престижа фундаментальных принципов, Здесь из-за ее отождествления с конкретно-социологическими, или эмпирическими, исследованиями иногда забывают то, что подлежит освоению, — принципы самой фундаментальной социологической науки. Во всяком случае для эмпирических, или конкретно-социологических, изысканий обычно считаются достаточными эмпирические законы и правила, устанавливаемые так называемыми специальными (средними) социологическими теориями (например, закон определяющей роли коллектива по отношению к отдельному его члену; детерминация отношения к труду содержанием человеческой деятельности и др.). Обычно подчеркивается необходимость вычленения особенного и частного из контекста общего и целого, т.е. в самой постановке вопроса снимается необходимость приложения законов общего, целого; и, следовательно, прикладные исследования под видом эмпирических лишаются своего главного содержания и основной функции, хотя и называются прикладными. В связи с этим особенно необходимо для социологической науки органическое соединение прикладных исследований с фундаментальными. Следует подчеркнуть, что именно фундаментальные научные принципы должны доводиться до готового к практическому применению уровня.

После выявления отличительных черт прикладных социологических исследований, их своеобразия по сравнению с фундаментальными, с одной стороны, и эмпирическими (конкретно-социологическими) исследованиями — с другой, важно установить их основные методологические особенности. Необходимо, в частности, сформулировать главные проблемы в этой области, чтобы методологически обеспечить проведение прикладных исследовательских работ и добиться эффективных в практическом отношении результатов.

Прикладные функции как принадлежность и составная часть самой социологии, не образующая сама по себе отдельной науки, вместе с тем могут и должны быть предметом специального исследования в логико-методологическом и методическом отношении, нуждаются в разработке особой отрасли методологии социального познания и практики.

Этой отрасли присущ свой предмет исследования. Им, прежде всего, является изучение общих принципов применения фундаментальных положений социологии к решению вопросов, связанных с практической деятельностью. В рамках самой науки для перехода к прикладным задачам результаты теоретических исследований необходимо превращать в практически реализуемую форму, доводить до уровня, пригодного для практического применения. Для этого нужны соответствующие методологические приемы и способы, посредством которых теоретические положения могли бы быть достаточно конкретизированы и переведены на язык реальной практики. Основную проблему здесь составляет методологическое обоснование способов приложения фундаментальных научных принципов к области конкретного и методов дальнейшей реализации полученных на этой основе прикладных результатов в практических действиях. Необходимо, следовательно, решить вопрос о том: а) как довести общие положения социологии до практически приложимой формы, придать им значение прикладного результата; б) как прикладные разработки согласовать, с одной стороны, с фундаментальными принципами (чтобы, например, методика составлялась на базе фундаментальных положений науки и не противоречила им), с другой — с реальной практикой, т. е. как превратить их в нормы и правила практической деятельности.

Решение первой задачи осуществляется в пределах самой науки: здесь речь идет, в конечном счете, о переводе теоретических, фундаментальных положений социологии на конкретный язык управленческих решений, программ и планов социального развития, социальных нормативов и т. д. Логика этого перевода не укладывается в рамки перевода от теоретического к эмпирическому уровню знания, она должна быть логикой прикладного, а не эмпирического исследования. Ее разработка, особенно в методологическом аспекте, — дело прикладной социологии. “Для соединения теории с практикой следует формировать и развивать теорию прикладных исследований, а не просто эмпирических как таковых, независимо от их ориентации, т. е. делать предметом анализа функцию знания, а не его уровень”.

Эта задача еще не решена. Предстоит выявить логическую структуру прикладного социологического исследования, ее отличие от структуры эмпирического исследовательского процесса. Перевод теории на язык практических разработок в качестве проблемы и соответственно предмета прикладной социологии характеризуется специфическими методологическими особенностями. Если теория не доводится до уровня практической применимости, то она не приобретает логического завершения в прикладном исследовании.

В круг методологических проблем, составляющих предмет прикладной социологии, необходимо включить также вопросы разработки исследовательских методик и процедур. Это прежде всего проблема превращения фундаментальных методологических принципов в те или иные прикладные формы, приспособленные для решения частных методологических задач, возникающих в процессе прикладного исследования. В этой области в общем и целом возникают те же вопросы, которые были поставлены при анализе перехода от фундаментального к прикладному. В частности, иногда метод той или иной социальной науки полностью сводится к общесоциологическому методу. Так, остается нерешенным вопрос об особенном методе политической экономии, о том, в каком обличье, в каких модифицированных формах используется общая социологическая теория при анализе специфики производственных отношений общества, или что является типичным в совокупности общих и особенных требований диалектики применительно к познанию экономических форм общества.

Конкретные методы социальных исследований обычно складываются внутри предметной области той или иной науки и служат ее инструментами. Из общих моментов разных наук вырастают общенаучные методы. Они хотя и являются предметом философского изучения (когда речь идет о связи различных методов, о принципах их применения), не могут быть полностью отнесены к предметной области философской методологии. В своем большинстве такого рода научные методы составляют принадлежность соответствующих наук и развиваются в их рамках. Но вместе с тем они могут стать объектом изучения со стороны традиционных философских наук, например логики.

Особенности и способы использования ряда общенаучных и специфических научных методов в социологических исследованиях, т. е. определенные варианты общенаучных методов присущие только социальным исследованиям, должны быть обязательным предметом анализа. Подобно тому, как понятие “социологическое исследование” служит общим именем определенных исследований в области общественных наук, так и категория “методы социологического исследования” может рассматриваться как общее название используемых в прикладных социальных исследованиях методов, т. е. не как особые методы наряду с методами, применяемыми в экономических, юридических, социально-психологических и других подобных исследованиях, а как общие для этих исследований методы или как их общие свойства.

Несомненно, модифицированные формы фундаментальных методологических принципов, а также специально-научные и общенаучные методы необходимы. Но все же основным методологическим требованием в этой области остается их подчиненность исходным методологическим основаниям. Это важно подчеркнуть, ибо в настоящее время главной опасностью для методологии прикладных социологических исследований является абсолютизация частных методов, процедурных инструментов. Нередко, особенно в зарубежной эмпирической социологии, вместо фундаментальной методологии предлагаются обычные методические приемы и процедуры. Так, функции общей методологии, с которыми связывается представление о системе и ее целостности, сводятся лишь к указанию на узость или широту выбранной для исследования проблемы. Ни о каком ее приложении к данному вопросу обычно не говорится, ибо отрицается сколько-нибудь значимая роль фундаментальной социологической теории в эмпирическом исследовании. Не может быть отнесено к серьезным, собственно методологическим проблемам социологии и выяснение содержания используемых терминов и понятий, которое западные авторы превращают чуть ли ни в центральную проблему методологии.

К методологическим проблемам те же западные авторы относят объяснение техники исследования, выбор процедур исследования и другие подобные чисто методические приемы, которые вроде бы должны характеризовать лишь процесс работы социолога, а не отношение научных принципов к изучаемой социальной действительности. Методология, отождествленная с правилами и процедурами, теряет свои специфические функции методологии и, по существу, превращается в совокупность процедур и приемов, в технику исследования, т. е. методика становится методологией. В таком виде она не годится для использования при проведении прикладного социологического исследования.

Сказанное, однако, не означает, что функции общей методологии не должны реализовываться в методиках и процедурах прикладного социологического исследования. Научное понимание значимости методологии предполагает серьезный анализ ее связи с прикладными методическими приемами. Их самостоятельность и подчиненность не только требованиям фундаментальной науки, но и своим собственным, особым функциям и правилам не должны ставиться под сомнение. Наоборот, их специфические особенности должны всемерно учитываться при исследовании конкретных социальных явлений.

Другую важную предметную особенность прикладной социологии образуют вопросы превращения прикладных разработок в формы и средства непосредственной практической социальной деятельности. Речь идет о непосредственном обслуживании социологией практики путем разработки ее методов и внедрения прикладных результатов в социальную жизнь. В определенной мере можно провести аналогию с технологическими науками; как теоретическое естествознание в них находит свое продолжение, так и фундаментальная социология должна быть дополнена системой прикладных наук, обеспечивающих ее непосредственный выход к общественной практике. К таким наукам могут быть отнесены социальное прогнозирование, социальное проектирование и программирование, социальное управление и планирование и т. п. Их теоретические предпосылки заложены в фундаментальной социологии, в ее теориях и методологии. В качестве же прикладных наук они имеют дело с разработкой методов практической социальной деятельности, призваны ее сопровождать и обслуживать, в частности прогнозировать результаты наличной деятельности и будущих социальных действий, разрабатывать проекты возможных социальных результатов и программы их достижения, планы социального развития и т. д. Они, в известном смысле, образуют “праксиологию”, но не как особую общую науку о практике, а как прикладное звено общественных наук.

Поскольку практика предстает формой объективного общественного процесса, постольку социальное научное познание, будучи ее отражением, составляет науку и о практике. С этой точки зрения не может быть двух наук о социальной практике. Вместе с тем научная социальная теория и ее методология в приложении к практике выглядят иначе, чем в форме инструментов познавательной деятельности. Вопрос, следовательно, сводится к тому, чтобы исследовать практические формы теории, т. е. формы, в которых она выступает в роли руководства к действию, а также метода самой практики.

Знание методов социальной практики нужно, прежде всего, для “социальной инженерной деятельности”, “социальной технологии” в широком ее смысле. Вопрос ставится не о заимствовании методов “социальной инженерии”, принципов “инструментализма”, “праксиса” или “социальной кибернетики”, а о разработке средств и инструментов прикладной социологии. Прикладник-социолог — это не только исследователь, работающий в “академическом стиле” в заводских социологических лабораториях. Это “строитель” социального мира, участвующий в разработке и реализации новых социальных проектов, в изменении существующих и внедрении новых общественных отношений. Это специалист по социальным нововведениям, разрабатывающий социальные программы, планы, контролирующий их выполнение.

Литература

  1. Бурдье П. Оппозиция современной социологии. // Социс. 1996. № 5.
  2. Гречихин В. Г. Лекции по методике и технике социологических исследований. М., 1988.
  3. Давидюк Г. П. Введение в прикладную социологию. Минск, 1979.
  4. Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. Гл. VI. // Полн. собр. соч. Т. 18.
  5. Маркс К. Послесловие ко второму изданию “Капитала”. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23.
  6. Монсон II. Современная западная социология. СПб., 1992.
  7. Социология. / Под ред. Г.В. Осипова и др. М., 1995.
  8. Фундаментальные и прикладные социальные исследования: методологические проблемы взаимодействия. / Под ред. В.Я. Ельмеева и В.Г. Овсянникова. Л., 1988.
  9. Энгельс Ф, Людвиг Фейербах к конец классической немецкой философии. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21.
Содержание Дальше
 
© uchebnik-online.com