Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 2
Социальные движения

Часто можно наблюдать, как в обществе возникают процессы, связанные с коллективными действиями людей, не входящих в организации и не объединенных в социальные группы. Эти коллективные действия, будут ли они пассивными или экстремистскими, неосознанными или рациональными, представляют собой особую разновидность социальных процессов, называемых социальными движениями. Что же представляют собой социальные движения? Почему они возникают? Какие условия для них благоприятны, а какие неблагоприятны?

§ 1. Природа социальных движений

Выдающиеся социологи XIX в. рассматривали социальные движения как совокупность усилий, действий, направленных на поддержку социальных изменений. Другими словами, социальные движения должны способствовать нововведениям в различных сферах социальной жизни. Современные социологи, однако, считают, что социальные движения представляют собой усилия, направленные не только на поддержку социальных изменений, но и против них. Например, Р. Тернер определяет социальное движение как "совокупность коллективных действий, направленных на поддержку социальных изменений или поддержку сопротивления социальным изменениям в обществе или в социальной группе" (215, с. 99).

Это определение объединяет широкий круг социальных движений: религиозные, эмигрантские, молодежные, феминистские, политические, революционные и др.

Следует помнить, что социальные движения - это не социальные институты. Социальные институты относительно устойчивые и стабильные общественные образования, в то время как социальные движения высокодинамичны и имеют неопределенный жизненный цикл. Институты поддерживают общественный порядок, и потому каждый член общества считает их необходимым и ценным аспектом культурной жизни. У большинства людей в обществе существует убеждение, что именно институты поддерживают действующую систему статусов и ролей и систему социальных отношений. Социальные движения не имеют устойчивого институционального статуса, в них задействовано ограниченное число индивидов, и большинство членов общества не втянуто в них и относится к ним равнодушно или с непрязнью. Если же какое-либо движение получает более или менее общую поддержку со стороны членов общества, его деятельность в виде социального движения обычно заканчивается и оно превращается в социальный институт, становится необходимым элементом общественной жизни.

Социальные движения не следует смешивать и с организациями, В большинстве случаев организация является формальным социальным образованием с ярко выраженным официальным членством и фиксированными правилами, инструкциями и жестко закрепленными статусами и ролями. Социальное движение может включать в себя организации, но основой его деятельности служат усилия людей, поддерживающих идеи и ценности этого социального движения и сочувствующих им. Наблюдения за ходом развития многих социальных движений показы вают, что значительная их часть практически полностью лишен признаков организованности. Кроме того, организации обычно основаны на традиционных нормативных образцах, поддерживают устойчивое и предсказуемое поведение индивидов, тогда как социальные движения неразрывно связаны с теми или иными изменениями в форм поведения, и неустойчивость культурных образцов можно считать обязательным атрибутом их существования. В ходе своего развития многие движения достигают стадии формальной организации, постею но обрастая формальными правилами поведения, устоявшимися нормами, системой упорядоченных статусов и ролей. В этом случае движение прекращает свое существование, превращаясь в организацию, распадаясь на несколько организаций.

Социальные движения иногда действуют как группы давления (например, движение в поддержку депутатской группы, президента, правительства), имея своей целью воздействовать на институты управления в обществе. Однако анализ политической борьбы показывает, большая часть групп давления - это не политическое движение. Они стремятся выполнять общепринятые нормы и достичь ценностей необходимых обществу с точки зрения наибольшей полезности, но с самого начала они сознательно направлены на поддержание изменений в этих нормах и ценностях или на сопротивление им. Случайно, и только так, социальные движения могут выполнять функции групп давления.

Социологи, политологи и ученые в других областях обществе наук проявляют большой интерес к изучению социальных движеи в частности предпосылок их возникновения. Существует несколько следующих наиболее распространенных способов их изучения: 1) локальное изучение, когда основное внимание уделяется внутреннему содержанию движения без учета факторов внешней среды (147); 2) историческое, или лонгитюдное, изучение, которое охватывает проблемы зарождения и развития социального движения, предполагает рассмотрение его внутреннего содержания и в ходе которого результаты опросов общественного мнения комбинируются с изучением документов, газет, архивов и других источников с фиксированной информацией (182); 3) сравнительное изучение членства в движении, при котором анализируется поведение как простых, рядовых членов движений, так и их лидеров, либо статистически, в соответствии с их возрастом, полом, политическим и экономическим статусом, профессией, образованием и другими характеристиками, для понимания того, что связывает воедино членов движений и по какой причине (207), либо с помощью интервью и биографического метода для определения их общих чувств и мотивов поведения (186); 4) изучение движений с помощью контент-анализа их отчетов, речей и пропагандистских заявлений лидеров (164).

Типы социальных движений. Далеко не всегда легко классифицировать социальные движения, так как одно движение может быть лишь промежуточным этапом для другого, несколько движений могут смешаться друг с другом в различные периоды своего развития. Кроме того, социальные движения могут приобретать различные оттенки, быть более или менее экстремистскими, носить политический или экономический характер, охватывать небольшие социальные группы или крупные социальные единицы (классы, страты) и т.д. Поэтому при анализе мы применяем классификацию наиболее общих признаков движений и выделение их "идеальных типов".

Экспрессивные движения. Когда люди находятся внутри ограниченной социальной системы, из которой они не в силах вырваться и которую не в силах изменить, обычно возникают экспрессивные социальные движения. Каждый участвующий в таком движении индивид соглашается с существующей непривлекательной действительностью, модифицируя свое отношение к ней, но не модифицируя саму реальность. С помощью мечтаний, видений, ритуалов, танцев, игр и других форм эмоциональной экспрессии он находит долгожданное эмоциональное облегчение, что делает его жизнь терпимой.

Экспрессивные движения возникли в глубокой древности. К ним можно отнести, например, мистерии, существовавшие в Древней Греции, Древнем Риме, Персии и Индии. Люди, участвовавшие в таких мистериях, совершали сложные ритуалы, слушали прорицателей и магов, своздавали мистические учения, для того чтобы практически полностью отделиться от несовершенной, на их взгляд, жизни общества. В наше время экспрессивные движения наиболее ярко проявляются в молодежной среде. Хиппи и рокеры, лабухи и люберы - это лишь немногие проявления попыток молодых людей создать собственную субкультуру и дистанцироваться от чуждого им общества.

Часто экспрессивные движения связаны с верой в лучшую прошлую жизнь. Подобного рода движения отвергают, игнорируют несправедливую действительность и обращают свой взор к славному прошлому и подвигам предков. Это движение ветеранов войны, монархические движения, возрождающие ушедшие ритуалы, символику и находящие эмоциональное удовлетворение в ношении старой военной формы или в возврате к старым обычаям и стилю поведения. Такие движения чаще всего связаны с пассивным поведением, уходом от действительности путем воспоминаний или мечтаний. В то же время такие экспрессивные движения могут прокладывать путь реформам или вести к восстаниям, так как они оживляют традиции и могут функционировать как сила, возбуждающая пассивное население. Этому способствует также стремление большинства людей идеализировать прошлое, противопоставлять "героические" времена настоящему времени. Такое свойство экспрессивных движений может сделать их промежуточным звеном между неполитическими и активными политическими движениями.

Утопические движения. С тех пор как Томас Мор написал свою знаменитую "Утопию", слова "утопия" и "утопический" означали общество совершенства, существующее только в человеческом воображении. Эти совершенные общества пытались описать многие выдающиеся писатели и мыслители, начиная с Платона и его "Республики" и кончая американским психологом Б. Скиннером, лидером современного бихевиоризма. Особенно много попыток теоретически обосновать совершенное человеческое общество предпринималось в XVIII и XIX вв., когда утопические идеи были особенно популярны. До тех пор пока "строители" совершенных обществ не были способны на масштабный эксперимент по воплощению своих идей в жизнь, утопические движения сводились к попыткам создания идеальных социальных систем в кружках утопистов, состоящих из немногочисленных последователей утопических идей, но впоследствии они стали активно внедряться в реальные общества.

Первоначально небольшие общности, создаваемые членами утопических движений, были исключительно религиозными (движение первых христиан, религиозные секты Востока, создаваемые на основе всеобщего равенства, и др.). Общности, созданные на основе религиозных утопических движений, оказались весьма жизнестойкими, так как их члены не стремились к личному счастью в этой жизни и к материальному благополучию. Благом для них считалось общее следование воле Бога. Иначе обстояло дело в мирских общностях последователей утопических идей. Вся идеология мирских утопических движений основывалась на концепции доброго, альтруистичного, кооперативного человека. Объединение последователей утопических идей в сообществе предполагало проявление, ими именно этих качеств. Забвение лидерами утопических движений таких естественных стремлений человека, как желание личного благополучия, стремление реализовать свои способности получить вознаграждение, неизбежно ведет такие движения к угасанию и распаду. Коммуны Р. Оуэна, фаланги последователей Ш. Фурье и многие другие организации, явившиеся следствием утопических движе ний, просуществовали весьма короткое время, распавшись из-за внутренних противоречий и конфликтов с внешним окружением. Такая же участь ожидает многие современные коммуны, построенные по принципу "альтернативных обществ", т.е. тех, где все отношения и культура отличаются от официальных и общепринятых.

Конечно, утопические идеалы жизнестойки и долговечны. Поэтому они могут забываться после распада движения и спустя некоторое время вновь возрождаться в других движениях. Очевидно, это происходит потому, что люди никогда не перестанут представлять себе наиболее совершенное общество.

Современные утопические движения постоянно всгречают сопротивление со стороны законопослушных членов общества, которых страшат новые культурные образцы и смена ролей и приоритетов в новом "наилучшем" жизненном укладе. Поэтому члены утопических движений, как рядовые, так и высокоинтеллектуальные личности, должны обладать высоким уровнем внутренней энергии и активности.

Движения реформ можно рассматривать как попытки изменить отдельные стороны общественной жизни и структура общества без полной его трансформации. Чтобы индивиды объединялись для борьбы за реформы, необходимы два условия: участники таких движений должны позитивно относиться к порядку в данном обществе, сосредоточив внимание только на отдельных негативных сторонах общественного устройства, а также иметь возможность для высказывания своего мнения и активных действий в поддержку какой-либо реформы. В связи с этим можно сказать, что движения реформ в законченном виде возникают лишь в демократических обществах, когда люди имеют значительную свободу и могут критиковать существующие социальные институты и изменять их по желанию большинства. Многочисленные типы движений реформ, такие, например, как аболиционистские (движения за отмену какого-либо закона), феминистские (движения за равноправие женщин), запрещающие (порнографию, строительство атомных электростанций и т.д.), не могут развиваться в условиях тоталитарных режимов, при которых попытка любых социальных изменений расценивается как угроза существующей системе власти. Опыт нашего государства показывает, что в настоящее время мы еще только начинаем привыкать к существованию подобных движений и, не опасаясь, участвовать в них.

Революционные движения. Под революцией в данном случае мы понимаем неожиданное, стремительное, обычно насильственное полное изменение социальной системы, структуры и функций многих основных социальных институтов. Революции следует отличать от государственных или дворцовых переворотов, которые совершаются людьми, стоящими у руля правления и оставляющими институты и систему власти в обществе неизменными. Термин "революция" применяется иногда к постеленным, мирным широкомасштабным изменениям, таким, например, как "промышленная революция", "сексуальная революция". Но в этом случае мы имеем дело с совершенно другим значением данного термина. Революционное движение пытается свергнуть, разрушить существующую социальную систему и установить новый социальный порядок, в значительной степени отличающийся от прежнего. Если реформаторы стремятся исправить лишь некоторые недостатки и дефекты в существующем социальном порядке, то революционеры считают, что система не заслуживает того, чтобы ее спасали.

Исторический опыт показывает, что демократия в полном смысле этого слова не служит питательной средой для революционных движений. Это объясняется тем, что демократия является основой социальных реформ, а реформы неизбежно отодвигают революцию. С другой стороны, там, где авторитарное правление блокирует различные движения реформ, реформаторы вынуждены нападать на правительство и на другие авторитарные иституты общества. При этом многие из несостоявшихся реформаторов становятся революционерами. Таким образом, революционые движения процветают там, где реформы блокируются в такой степени, что единственным способом устранения недостатков социальной системы служит революционное движение. Не случайно коммунистические движения не развиты в таких традицонно демократических странах, как Швеция, Швейцария, Бельгия или Дания, и сильно развиты в тех странах, где в той или иной мере проводится репрессивная политика или правительство лишь считается демократическим и его деятельность неэффективна при проведении социальных реформ.

Любое революционное движение развивается постепенно в атмосфере всеобщей социальной неудовлетворенности. Американские исследователи Л. Эдварде и К. Бринтон смогли выделить наиболее типичные стадии успешного развития революционных движений: 1) накопление глубокого социального беспокойства и неудовлетворенности в течение ряда лет; 2) неспособность интеллектуалов успешно критиковать существующее положение так, чтобы основная масса населения понимали их; 3) появление побуждения к активным действиям, к восстанию социального мифа или системы верований, оправдывающих это побуждение; 4) революционный взрыв, вызванный колебаниями и слабостью правящей верхушки; 5) период правления умеренных, которое вскоре сводится к попыткам контроля за различными группам революционеров или к уступкам с целью погашения взрывов страстей в народе; 6) выход на активные позиции экстремистов и радикалов, которые захватывают власть и уничтожают всякую оппозицию; 7) период режима террора; 8) возврат к спокойному состоянию, устойчивой власти и к некоторым образцам прежней предреволюционной жизни (182, с. 150-155). По такой схеме в целом протекали французская, китайская и, наконец, российская революции

Иногда очень трудно классифицировать движение как чисто реформистское или чисто революционное, так как и в том, и в другом слуто в движениях может принимать участие широкий спектр его последователей: от умеренных реформаторов до крайне радикальных революционеров, склонных к насильственным действиям.

Движения сопротивления. Если революционные движения возкают среди людей, которые не удовлетворены тем, что социальные изменения протекают слишком медленно, то движения сопротивления возникают среди тех неудовлетворенных, которые считают, что изменения в обществе происходят слишком быстро. Другими словами, движения сопротивления - это усилия определенных групп людей, направленные на блокирование возможных или искоренение уже происшедших изменений. Подобные движения всегда сопровождают движения реформ и революционые движения. Примером этого могут служить оппозиционные движения во многих обществах. Так, проведение реформ в России привело к появлению множества оппозиционных движений сопротивления реформам, которые включают людей, не видящих своего места в реформированном обществе или потерявших свои привилегии в ходе проведения таких реформ.

Жизненные циклы социальных движений. Нет двух социальных движений, которые полностью совпадали бы по всем характеристикам. Однако обычно движения в процессе своего развития проходят четыре одинаковые стадии: беспокойства, возбуждения, формализации и институционализации.

Стадия беспокойства. Истоки всех без исключения социальных движений можно видеть в возникновении состояния социального беспокойства. Когда люди испытывают неуверенность в завтрашнем дне, или когда повсеместно развивается чувство социальной несправедливости, или когда некоторые изменения в обществе ломают привычный жизненный ритм, у людей возникает чувство боязни, нестабильности своего положения в социальной среде, которые мы называем социальным беспокойством. Если люди попадают в ситуации, которые они не могут объяснить в терминах традиционной идеологии, они начинают испытывать крайнее неудобство, неуверенность, которые переходят в устойчивое чувство социального беспокойства. Например, после событий августа 1991 г. и официального введения рыночных механизмов в России миллионы людей оказались в незнакомой для них ситуации, когда одни стали безработными, другие возвысились за счет новых возможностей обогащения, были преданы забвению прежние ценности и привычные нормы поведения. Все это привело к возникновению сильного социального беспокойства у значительной части населения России и создало предпосылки для возникновения различных социальных движений.

Стадия возбуждения. Социальное беспокойство видится исследователям как неопределенное, несфокусированное и общее чувство, охватывающее определенные части общества. Когда беспокойство фокусируется на определенных условиях и причины несчастий и неудач вдентифицируются с реальными социальными объектами так, что возникает побуждение к активным действиям, наступает стадия возбуждения. Сторонники движений собираются вместе для обсуждения существующего положения, и повсеместно появляются агитаторы дяжений. Дальнейшее развитие движения во многом зависит от популярности лидеров, успешных действий агитаторов и эффективности деятельности социальных институтов. Иногда красноречивый и популярный агитатор, затрагивающий насущные потребности многих людей и, может сформировать основы движения буквально за один день. Превращсние массы недовольных в эффективное социальное движение зависит также от мастерства организаторов, направляющих усилия недовольных членов общества в определенное русло.

Обычно стадия возбуждения охватывает незначительный промежуток времени и заканчивается либо активными действиями, либо потерей у людей всякого интереса к этому движению.

Стадия формализации. Очень многие движения проходят весь свой жизненный цикл, не оформляясь в организации, но те из социальных движений, которые действительно пытаются добиться значительных изменений в обществе, должны быть организованы. Возбужденные массы последователей движения не могут ничего создавать и совершать, кроме разрушения, если их энтузиазм не упорядочен и не направлен на достижение строго определенных целей. На стадии формализации возникает ряд деятелей движения, которые систематизируют его активность и идеологию, делают ее ясной и определенной. Идеология строится таким образом, чтобы постоянно напоминать людям о их неудовлетворенности, определять причины такой неудовлетворенности, устанавливать объекты, стратегию и тактику движения для оптимального достижения целей и стемиться морально оправдать их действия, Формализация превращает возбужденные массы в дисциплинированных членов движения, а неопределенную причину движения - в реальную и видимую цель. Стадия формализации занимает также короткий промежуток времени и довольно быстро сменяется стадией институционализации.

Стадия институционализации наблюдается практически во всех движениях, которые длятся достаточно долго. При этом движение кристаллизуется в определенных культурных образцах, включая традиции поддержки и защиты интересов его членов. На этой стадия эффективные бюрократы замещают усердных агитаторов как лидеров и члены движения чувствуют, что они поддерживают достойную, с устойчивой идеологией, организацию, в которой они занимают строго определенные позиции и выполняют соответствующие социальные роли. Институционализация придает социальным движениям законченность и определенность. На этой стадии движение настолько организовано, настолько обладает собственной разработанной символикой, кодексами и идеологией, что практически становится организацией. Не случайно говорят, что приобретение разработанных правил, специальных зданий и униформы является доказательством того, что институционализация движения закончилась. В принципе стадия институционализации может продолжаться сколь угодно долго.

Стадия распада движения. Большинство ученых-социологов полагают, что социальное движение заканчивается стадией институционалязации. Но в действительности для многих социальных движений это еще не окончательный этап. Следует помнить, что движение может прекратиться на любой стадии своего развития. Под влиянием внешних условий, внутренних сил или после достижения поставленных целей многие движения распадаются или превращаются в социальные институты или организации. В случае распада движение может превратиться в ряд автономных образований, часто конфликтующих или конкурирующих друг и другом. При этом социальный эффект их воздействия на различные сферы общественной жизни значительно ослабевает или сходит на нет. Те движения, которые превращаются в социальные институты, наоборот, закрепляют свое влияние в обществе, становятся его неотъемлемой частью (как, например, политические движения, достигшие своих целей и получившие доступ к государственной власти).

§ 2. Социальные ситуации, благоприятствующие возникновению и развитию социальных движений

Социальные движения не возникают сразу и вдруг. Они появляются и развиваются при определенных социальных условиях, и эти условия создаются в ходе деятельности многих людей, разделяющих основные цели движения. Каковы же основные условия, благоприятные для появления и развития социальных движений?

Культурные течения. Во всех современных цивилизованных обществах постоянно происходят изменения в ценностях и нормах поведения людей. Такие изменения называются культурными течениями. Концепция культурных течений была разработана американским социологом М. Герсковитцем (165, с. 581), определявшим культурное течение как процесс, в котором "небольшие деформации медленно изменяют характер и формы стиля и способов жизнедеятельности людей, но результат действия этих перемен очевиден. Участвуя в культурных течениях, большинство людей развивают новые идеи о том, какое общество их больше всего устраивает и как оно должно относиться к своим членам. Длительное развитие демократического общества, например культурных течений. Можно также привести в качестве примера культурных течений постепенную эмансипацию женщин, тяготение людей к материализму или, наоборот, отход от материализма к духовной жизни и религии, наблюдающийся у некоторых категорий молодых людей.

Каждое культурное течение появляется и развивается под воздействием многих факторов и может породить социальное движение. И наоборот, каждое социальное движение может способствовать возникновению культурных течений. Таким образом, культурные течения обеспечивают благоприятные условия для социальных движений, подстегивают и ускоряют их развитие. В прошлом веке культурные течения в основном развивались в направлении достижения равных прав для всех видов социальных групп - мужчин и женщин, религиозных, политических, национальных меньшинств. Социальные движения, совпадавшие по своему направлению с культурными течениями, были весьма успешными, в то время как движения сопротивления культурным течениям терпели неудачу.

Социальная дезорганизация. Для уяснения значения дезорганизации для развития социальных движений приведем пример с лидерами. В каждом обществе в определенное время появляются сильные лидеры, которые ведут за собой некоторую, иногда даже ббльшую часть общества. Однако, прежде чем появиться лидеру, должен существовать народ или социальная группа, нуждающаяся в нем. В стабильном, высокоинтегрированном обществе такие лидеры появляются весьма редко. Члены такого общества пребывают в благодушии и испытывают чувство безопасности, они не ощущают дискомфорта, весьма равнодушны к изменениям в общественной жизни, а потому редко присоединяются к социальным движениях. В изменяющемся, нестабильном обществе (безразлично, простое оно или сложное), как правило, процветают социальные движения.

Любое изменяющееся общество всегда в той или иной степени подвержено дезорганизации. Однако общества различаются по скорости происходящих в них изменений и по степени дезорганизующего воздействия этих изменений на культуру. Традиции же изменяющегося общества не имеют устоявшихся форм и потому не могут создавать устойчивое и управляемое поведение его членов. В дезорганизованном обществе индивиды тяготеют к потере культурной основы и устойчивых норм. Р. Мертон дал членам таких обществ некоторые основные социально-психологические характеристики: 1) чувство того, что те, кто управляет государством, равнодушны к чувствам и стремлениям его рядовых членов; 2) чувство того, что рядовой член общества не может достичь основных своих целей в обществе, которое видится как непредсказуемое и беспорядочное; 3) общее ощущение тщетности и бесполезности приложения усилий; 4) убеждение в том, что невозможно рассчитывать на какую-либо социальную и психологическую поддержку со стороны институтов данного общества (186, с. 672-682). Р. Мертон полагает, что комплекс чувств и мотивов такого рода можно рассматривать как разновидность аномии.

Другой концепцией деформированной интеграции человека в дезорганизованное общество является теория отчуждения. Понятие "отчуждение" применяется значительно реже, чем понятие аномии,I включает в себя такие компоненты, как беспомощность, отсутствие нормативных ориентиров, социальная изоляция (216, с. 112). Это означает практически полное эмоциональное отделение индивида от общества.

Отчуждение и аномия становятся широка распространенным явлениями в дезорганизованном обществе. Их симптомы: неуверенность, социальный страх, беспокойство и высокая внушаемость. Ранее действующие правила и нормы не считаются больше полезными и надежными, а прежние цели кажутся недостижимыми. В то же время другие правила отсутствуют, а новые цели представляются недостойными для затрачиваемых усилий. Такая неопределенность в обстановке, разобщенность людей служат идеальной средой для зарождения и развития социальных движений. Неопределенность норм и целей чаще вызывают социальные движения, чем бедность и нищета. Люди могут быть эмоционально устойчивы и уверены в будущем, несмотря на то что они занимают низший уровень в иерархии общества, материально не обеспечены, но только если система их ценностей определяет эти лишения как необходимость и как нормальные условия существования.

Коррупция, социальное неравенство и социальная несправедливость далеко не всегда приводят к нестабильности и возникновению движений протеста. Многие социальные системы оставались стабильными и непоколебимыми в течение веков, несмотря на изматывающую народ бедность, безудержную коррупцию и высокую степень эксплуатации. Такой социальный порядок мог вполне благополучно существовать до тех пор, пока члены общества достигали целей, которые они ставили перед собой. Человек настолько податлив и внушаем, что почти в каждой социальной системе находит хорошее для себя, если эта система внутренне устойчива и если человек успешно социализирован для жизни в ней.

Таким образом, традиционные общества чаще всего являются наиболее стабильными до тех пор, пока в них не происходят изменения. Но как только нормы и ценности начинают подвергаться сомнению, яюди испытывают резкое обесценивание своих стремлений. Такую ситуацию некоторые ученые называют "революцией растущих ожиданий" (199, с. 146). Известно, например, что революции возникают не там, где люди бедствуют, а там, где условия их жизни улучшаются. Все дело в том, что параллельно с улучшением условий жизни значительно расширяются желания и потребности людей. Революции и другие восстания наиболее вероятны тогда, когда прерываются периоды улучшения условий жизни и создается разрыв между увеличением потребностей и падением возможностей для их реализации.

Социальная неудовлетворенность. Социальная неудовлетворенность - это общее недовольство людей условиями жизни и системой социальных отношений в данном обществе. Существуют три основных компонента, из которых состоит социальная неудовлетворенность: относительная неудовлетворенность, ощущение несправедливости и статусная неопределенность.

Согласно концепции относительной неудовлетворенности, разработанной английским социальным психологом С. Стауферром (210; 207), люди ощущают неудовлетворенность в результате разрыва между тем, что они имеют, и тем, что они могли бы иметь. Например, когда в нашей стране приоткрылся железный занавес и люди увидели более высокий уровень жизни в других государствах, такое открытие породило неудовлетворенность, так как многие поняли, что могли бы жить в значительно более комфортных условиях. Чем больше разрыв между надеждами и ожиданиями и их реализацией, тем сильнее чувство социальной неудовлетворенности,

Относительная неудовлетворенность широко проявляется в слаборазвитых развитых странах, где общество сильно дезорганизовано. Люди хотят иметь автомобили, компьютеры, холодильники и многие другие вещи, хотя слабо понимают, что их нужно еще и производить. Нехватка этих предметов приводит к еще большему желанию владеть ими. Однако у этих обществ существуют ограниченные ресурсы в области обучения, образования, развития материальной базы. Кроме того, часто сельская структура населения не дает возможности развивать производство в городских условиях, что приводит к отчуждению многих людей и явля ется основой для будущих революций и других социальных движений.

Социальная несправедливость не является объективным социальным фактом. Это субъективное ценностное суждение. Должен ли один человек обладать богатством в 10 раз большим, чем другой? Ответ на этот вопрос зависит от традиций и системы ценностей. Во многих странах массы населения живут в бедности, а немногие - в роскоши, фактически не платят налоги и блокируют попытки социальных реформ. Справедлива ли такая система? На это нельзя ответить однозначно. Только тогда, когда члены социальной системы считают ее несправедливой и становятся разочарованными и отчужденными, на поставленный вопрос можно ответить отрицательно.

Ощущение социальной несправедливости встречается не только у представителей беднейших или бесправных слоев общества. Некоторые группы с высоким уровнем потребления и высоким социальным статусом также могут чувствовать себя жертвами несправедливости. Люди, имеющие значительные богатства, твердо уверены, что их накопления и привилегии являются результатом справедливого распределения, и полагают несправедливыми большие налоги и различные государственные ограничения их бизнеса. Следовательно, чувство социальной несправедливости может вызывать социальные движения как среди бедных, так и среди богатых групп населения.

Вопрос о статусной неопределенности уже частично рассматривался выше. Такая неопределенность развивается в том случае, когда кто-то имеет несколько статусов разного ранга. Люди с устойчивым чувством статусной неопределенности наиболее часто ощущают неудовлетворенность и невозможность достижения необходимого им вознаграждения.

Проведенные во многих странах исследования социальных движений показывают, что наличие у какой-либо личности трех факторов - относительной неудовлетворенности, ощущения несправедливости и статусной неопределенности - приводят к тому, что эта личность испытывает внутреннюю готовность присоединиться к социальным движениям.

Структурные предпосылки возникновения социальных движений. Обобщив все социальные условия, благоприятствующие возникновению и развитию социальных движений, можно выделить основные предпосылки их возникновения. Американский исследователь социальных движений Д. Стокдейл (209, с. 158-162) отметил пять таких основных условий, которые он назвал структурными предпосылками возникновения социальных движений: 1) социальная неудовлетворенность; 2) структурная блокада (барьеры в социальной структуре, которые способствуют возникновению социальной неудовлетворенности); 3) контакты и взаимодействия между неудовлетворенными людьми; 4) уверенность в том, что общие коллективные действия могут ослабить социальную неудовлетворенность и улучшить условия существования; 5) наличие идеологии, оправдывающей предполагаемые коллективные действия в социальных движениях. Когда эти основные предпосылки появляются у некоторой части общества, социальные движения и соответствующие коллективные действия становятся почти неизбежными.

§ 3. Личностная восприимчивость к социальным движениям

В стабильном, высокоинтегрированном обществе с незначительными социальными напряжениями, со слабой степенью отчуждения между социальными группами очень редко возникают социальные движения и немногие люди интересуются ими. Тот, кто пришел к согласию с самим собой и с обществом, вероятнее всего, будет поглощен своими собственными заботами. Эти люди смотрят на социальные движения как на пустое развлечение и относятся к ним равнодушно или враждебно. Но в изменяющемся и постоянно дезорганизованном обществе полностью удовлетворенные индивиды встречаются редко, многие люди ощущают несправедливость и неудовлетворенность. Недоверие к государственным институтам, потерянность и отсутствие устойчивых ценностей порождают взаимные равнодушие, ненависть и недоверие; при этом резко ощущаются границы, возникает желание активно выступать против "чужих". Все это служит прекрасной питательной средой для самых разных социальных движений. Вместе с тем существуют личности, наиболее подверженные желанию выступать в социальных движениях и активно изменять окружающую действи тельность. Рассмотрим некоторые основные факторы, влияющие на участие индивидов в движениях.

Мобильность. Перемещающиеся в обществе индивиды имеют весьма мало шансов для укоренения в той или иной социальной группе и для интеграции в жизнь общества. Их мобильность не только ослабляет социальный контроль, но и лишает их эмоционального удовлетворения от реальной принадлежности к какой-либо социальной группе.

Разрыв индивида в результате его социальной мобильности с прежним социальным окружением и невозможность интегрироваться в новое окружение приводят к объединению таких людей в социальных движениях. Они вступают в эти движения с целью утвердиться, реализовать себя, изменить условия существования в выгодную для себя сторону. Мигранты, не имеющие корней в прежней культуре, стремятся изменить ее в своих интересах, не считаясь с культурой и традициями своей новой группы или общества. Они рассматривают социальное движение как эмоциональное убежище.

Исследователи, изучая утопические движения в средневековой Европе, определили, что утопические фантазии наиболее сильно были распространены среди бывших крестьян, согнанных со своей земли и ставших городскими ремесленниками, рабочими, безработными или просто нищими. Эти люди были втянуты в процесс географической, горизонтальной мобильности и, кроме того, в процесс вертикальной мобильности. Выяснилось, что если комбинированная мобильность охватывает значительные массы людей, то это всегда приводит к возникновению социальных движений. То же можно сказать и о крестьянах России, которые в начале XX в. наводнили города и стали участниками многих крупных революционных выступлений. Следует, конечно, помнить, что мобильность в процессе проявления социальных движений может быть как причиной, так и следствием. Это означает, что многие люди становятся мобильными, так как утрачивают свои культурные корни, и что многие люди утрачивают свои культурные корни и социальные связи с группами в силу мобильности. Для нас важно только, что высокомобильные группы в целом в большей степени поставляют из своей среды участников социальных движений.

Маргинальность. Концепция маргинальности была впервые разработана Робертом Парком в ходе изучения им процессов ассимиляции культур. Он полагал, что маргинальная личность - это "культурный гибрид, человек, живущий и внутренне принадлежащий в своей культурной жизни и традициях к двум различным народам или социальным группам. Это человек на грани двух культур и двух обществ..." (192, с. 123). В 1940 г. Джон Кубер предложил использовать термин "маргинальная личность" в отношении людей, "которые занимают периферийную позицию между двумя различными институтами, культурными комплексами или другими культурными сегментами" (143, с. 86).

Наиболее употребимое определение разработал Т. Шибутани. В соответствии с этим определением люди считаются маргинальными тогда, когда "они находятся на границе между двумя или более социальными мирами, но не входят полностью ни в один из них" (116, с. 475).

Огромное количество людей являются маргинальными личностями. Это эмигранты, те, кто быстро приобрел тот или иной социальный статус, дети от смешанных браков, лица, обращенные в новую религию. Маргинальность в целом приводит к появлению чувства растерянности и беспокойства, в значительной степени увеличивает возможность отклонений от групповых норм и появления кризиса доверия у индивидов. В обществе, где существует много субкультур, практически каждый член некоторых из них будет маргиналом в других субкультурах. Маргинальные личности с наибольшей вероятностью могут чувствовать тревогу и социальный страх, так как они находятся в неопределенном положении и чувствуют себя чужими по отношению к социальным связям группы, ее нормам, ценностям и взаимоотношениям, существующим в ней или в обществе. В дальнейшем они все больше осознают различие между собственным "Я"-образом и образами других членов группы, что приводит их к недовольству и озлобленности.

Часто маргинальность считают результатом сверхконформности (судорожных попыток приспособиться к новой культуре), свидетельством чего является сверхпатриотизм новоявленных граждан государства, религиозная нетерпимость обращенных в новую религию или мелочное следование аристократическому этикету со стороны новоявленных богачей. С другой стороны, можно наблюдать, как маргинальные личности принимают оппозиционные идеи и присоединяются к непопулярным движениям, как бы желая сказать: "Здесь по крайней мере хоть кто-то будет ценить меня по-настоящему!"

Изучение социальных движений показывает, что многие их активисты и лидеры являются маргиналами (179; 182). Но это не означает, что социальные движения состоят только из марганалов. Действительно, большинство движений на ранних стадиях пополняются в основном из их среды. Маргинальные личности наиболее восприимчивы, и обидчивы, так как обеспокоены невозможностью их принятия в полноценные члены группы. Кроме того, они не столь явно привержены групповым нормам и ценностям и могут выступать против них. Но на поздних стадиях развития социальное движение обычно пополняется за счет немаргинальных личностей, преследующих свои индивидуальные цели.

Социальная изоляция. Исследования социологов показывают, что личности и группы, изолированные от общества, более отчуждены и восприимчивы к массовым движениям, чем те группы, статусы, роли и деятельность которых в целом интегрированы в общество. Так, У. Корнхаузер, изучавший массовые движения среди интеллектуалов, считает, что "интеллектуалы, работающие отдельно, проявляют большую склонность к массовым движениям, чем входящие в университетские группы" (173, с. 159). Наиболее восприимчивы к социальным движениям (особенно к насильственным) те рабочие коллективы, чья работа "отрезает" их от большинства членов общества: шахтеры, моряки, старатели и др. Это происходит потому, что в силу географического обособления или особенностей социальной структуры такие работники имеют значительно меньшее число контактов с другими группами в обществе. Они редко принадлежат к добровольным объединениям и организациям, распространенным среди других групп. У этих работников мало возможностей участвовать в формальной и не формальной жизни общества, связи со стабильным порядком ослаблены, в связи с чем их легче мобилизовать для его ниспровержения.

Изменение социального статуса. Нет очевидных доказательств того, что степень активности в социальных движениях зависит от принадлежности индивидов к тому или иному социальному уровню, но доказано, что изменение социального статуса усиливает восприимчивость индивида, обостряет чувство социальной несправедливости. Потеря социального статуса или угроза его потерять представляет собой гораздо большее зло для индивида, чем перенесение в ту статусную группу, где его позиция будет маргинальной и ненадежной. Именно поэтому в результате неудачной мобильности он ощущает ненависть к другим группам и у него чаще возникают установки на насильственные действия. Такие люди являются кандидатами в участники социальных движений. Так, мы являемся свидетелями того, как представители рабочих коллективов, интеллигенты или предприниматели начинают бороться за свои права в том случае, когда статус их группы понижается или им угрожает потеря статуса. Очевидно, нет более значимой причины вовлечения в социальные движения, чем постоянная угроза экономической безопасности и социальному статусу в некоторых сегментах общества.

Потеря семейных связей. Совет "женись и успокойся" - не просто риторика, он имеет определенный практический смысл. Когда человек живет в хорошей квартире, имеет жену и детей, когда обстановка в его доме спокойная, ему не хочется идти на баррикады. Чем больше экстремизма и непопулярности в социальных движениях, тем чаще они делают семейные связи участников разорванными и неблагополучными. Активность в социальном движении отнимает много времени, сил и становится серьезной помехой в семейной жизни.

Личность, живущая в благоприятной, удовлетворяющей его семейной обстановке, не имеет эмоциональной потребности заполнить эмоциональный вакуум, а именно желание заполнить эмоциональный вакуум признается одной из основных причин присоединения к социальным движениям.

Изучение состава участников социальных движений показывает, что наиболее активные их члены либо не имеют семей, либо отстранены от семейной жизни. Это наиболее заметно в экстремистских и радикальных движениях. Например, среди движения народников в России члены наиболее экстремистского его крыла, называвшие себя народовольцами, отказывались от семейных уз. Члены социал-демократического движения также в основном были отстранены от семейной жизни. С другой стороны, стабильная, спокойная и счастливая семейная жизнь снижает активность индивидов в социальных движениях, поэтому большинство революционных движений, начиная с ранних христиан и кончая первыми коммунистами, подвергали нападкам институт семьи. В первые годы революции правительство большевиков, например, пыталось вообще отказаться от традиционного института семьи.

Личностная неустроенность. Говоря о личностной восприимчивости к социальным движениям, мы подчеркивали, что неустроенность в личной жизни часто приводит людей в ряды социальных движений. Те, кто потерпел неудачу в реализации своих жизненных планов, кто не удовлетворен своей ролью в группе или обществе, кто опасается за свой социальный статус, с наибольшей вероятностью сознательно или бессознательно начинают видеть в социальных движениях возможности для достижения своих стремлений, идеалов и занятия лучшего места в социальной структуре.

Американский исследователь социальных движений Э.Хоффер выделяет в связи с этим временных и постоянных неудачников. Временные неудачники - это "люди, которые не находят своего места в жизни, но надеются его найти" (167, с. 45-46). Молодежь, еще не определившая свой выбор, демобилизованные солдаты, люди, временно не работающие, - это наиболее типичные представители данной социальной категории. Беспокойство, потерянность, неустойчивость у них может быть временной, и они активно ищут благоприятных возможностей для улучшения своего положения. Такие люди могут служить дополнительным "вливанием", усиливающим социальные движения, но если общество способно достаточно быстро удовлетворить их потребности, они в скором времени теряют всякий интерес к таким движениям. Постоянные неудачники - это те люди, у которых возможности реализации своих стремлений ограничены недостатком способностей и талантов, а также непреодолимыми социальными барьерами. Они навсегда отстранены от желаемых ролей и статусов. Неудачливые артисты, писатели и журналисты, которых никто не печатает, высоко-квалифицированные рабочие, чей труд недостаточно оплачивается, непонятые гении, одинокие женщины, желающие иметь мужа, дом и детей, но отчаявшиеся устроить свою личную жизнь, - все они относятся к категории постоянных неудачников. Не надеясь реализовать себя в существующей ситуации, эти люди имеют эмоциональную потребность в том, что могло бы заполнить вакуум в их существовании.

Можно ли рассматривать социальные движения только как убежище бездомных, безработных и неудачников? Присоединяются ли к социальному движению в результате эмоционального порыва, а не в результате интеллектуальной оценки?

Р. Хеберле, изучая социальный состав и установки экстремистских социальных движений, отмечал, что "невротиков, неустроенных, неуравновешенных и психопатов привлекают не идеи социального движения, но поиски единения с себе подобными, принадлежности к группе, которые снижают чувство страха, беспомощности и изоляции" (164, с. 113). С другой стороны, во многих движениях (особенно в умеренных и движениях реформ) большинство составляют люди, принимающие его идеи и стремящиеся через него достичь свои цели. Когда движение выражает согласованное мнение наиболее влиятельных членов общества, в него, как правило, входят способные и преуспевающие лидеры. Возможно, большинство членов умеренных движений находит в них некоторые элементы эмоциональной компенсации, но в целом преуспевающие члены общества прекрасно осознают значение этих движений в общественной жизни, их цели и возможные результаты, а также свои роли в них.

Чего больше - вреда или пользы для общества несут социальные движения? Этот вопрос столь же неразрешим, как и вопрос о том, больше вреда или пользы приносит ветер. Просто нужно помнить, что социальные движения служат одним из способов изменения общества. Эти изменения могут быть болезненными, и в этом случае необходимо наличие определенных социальных сил, способных преодолеть отжившие традиции, убеждения и заблуждения. Социальные движения могут сконцентрировать такие силы.

Вопросы для самоконтроля

  1. Какой смысл вкладывают ученые-социологи в понятие "социальное движение"? На что может быть направлено социальное движение?
  2. В чем отличие социальных движений от социальных групп и институтов?
  3. Каковы самые распространенные способы изучения социальных движений в современной социологии?
  4. В чем сущность экспрессивных движений? Какое значение имеют воспоминания о прошлой жизни в экспрессивных движениях?
  5. Что является основой утопических движений? Какие виды утопических движений обычно выделяют при их изучении?
  6. Какими должны быть условия возникновения движений реформ? Какие цели преследуют эти движения?
  7. В чем коренное отличие революционных движений от всех остальных социальных движений?
  8. Каковы основные стадии развития революционных движений? Чем обычно может закончиться революционное движение?
  9. В каких случаях возникают движения сопротивления?
  10. Какие жизненные циклы обычно проходит социальное движение в своем развитии?
  11. Какие социальные ситуации благоприятствуют возникновению и развитию социальных движений? Может ли каждая из этих ситуаций в отдельности вызвать социальное движение? Какая из ситуаций может считаться наиболее важной при формировании движения?
  12. Каковы основные структурные предпосылки возникновения социального движения?
  13. Какие свойства личности делают ее наиболее восприимчивой к участию в социальных движениях?
  14. Что такое маргинальная личность и почему она наиболее воспримчива к социальным движениям?
  15. Что заставляет людей с различными социальными статусами присоединяться к социальным движениям?
СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com