Перечень учебников

Учебники онлайн

Предисловие редактора перевода

Во все времена человечество интересовал конкретный человек, его внутренний мир, причины и закономерности возникновения тех или иных его поступков, законы поведения в обществе себе подобных. Не менее интригующей казалась задача понять, как возникают мысленные образы, что такое сознание, мышление, творчество, каковы механизмы этих явлений. Всем этим занимается психология, которая с момента своего возникновения пыталась и пытается стать наукой, до сих пор балансируя где-то между искусством, наукой и верой.

Такая неопределенность положения психологии связана с тем, что исторически она всегда находилась под мощным прессом идеологических воззрений общества. Очень часто развитие многих областей психологии определялось и поощрялось политическим строем государства и господствующей идеологией.

В нашей стране поколения психологов воспитывались в основном на догматическом, огульном отрицании многих достижений научной мысли, которые не укладывались в существовавшие идеологические каноны. Яркими примерами служат полное отрицание психоанализа, однобокие представления о воспитании и формировании личности, потребностей и т.д. Желание создать советскую психологию обернулось кризисом психологии в нашей стране. Этот кризис углубляется и отмежеванием ряда психологов от мировых достижений, нежеланием знать и использовать результаты, полученные естественными дисциплинами, в частности нейронауками, в области познания человека и его природы. Следствием всего этого явилась фрагментарность знаний и отсутствие базового фундаментального образования при подготовке молодых специалистов. А это в свою очередь вызвано и тем, что при наличии отдельных высококвалифицированных психологов в СССР отсутствует полнокровный учебник по психологии, в котором были бы изложены самые современные данные по всем областям этой науки. В результате -несоответствие подготовки молодых специалистов-психологов в СССР мировому уровню.

В связи с этим кажется важным, что издательство «Мир» дало прекрасную возможность советскому читателю познакомиться с очень интересной книгой франко-канадского психолога Годфруа – профессора с большим лекторским опытом. Книга, названная автором во французском варианте «Пути психологии», характеризуется рядом важных особенностей, позволяющих использовать ее в качестве основного учебного пособия для студентов колледжей, институтов и университетов а также и как руководство для преподавателей.

Предисловие редактора перевода
Моим детям Фредерике и Кристофу

Во-первых, она энциклопедична. В ней не только представлены все существующие научные направления психологии, но затрагиваются и последние достижения в самых различных областях психологических знаний. Автор рассматривает не только традиционные проблемы восприятия, памяти, мышления и т. д., но и вопросы естественно-научного познания внутреннего мира с помощью медитации, смело привлекает данные социобиологии при объяснении поведения людей в обществе.

Во-вторых, в книге привлекает научность изложения и интерпретации результатов. Материал учебника максимально деполитизирован. Это очень важное достоинство книги; при ее написании автор руководствовался убеждением, что наука становится наукой только тогда, когда философская дискуссия перестает быть единственным методом познания, уступая место точному и систематическому эксперименту. Всю книгу пронизывает мысль об однозначной зависимости психологических закономерностей от деятельности мозговых механизмов.

В-третьих, материал книги очень хорошо организован дидактически. Книга легко, увлекательно читается. Но главное в том, что материал книги организован как бы на нескольких уровнях сложности. Основной учебный материал изложен в начале каждой главы. Затем каждый раздел главы расширяется за счет дополнительных данных в разделе «Документы». Отдельные главы (приложения А и Б) дают расширенное представление о механизмах мозговой деятельности и методах статистического анализа в психологии. Существенно наличие вопросника после каждой главы для контроля или самоконтроля усвоения учебного материала студентом. Вопросы при желании легко ввести в ЭВМ, что позволит преподавателю проводить компьютеризованный контроль подготовки к экзамену и облегчит самоподготовку учащихся.

В целом книгу можно рекомендовать в качестве основного учебника по психологии на младших курсах психологических и педагогических факультетов, а также как учебное пособие для биологических, медицинских и технических вузов. Безусловно, книга представит интерес для всех, кто интересуется природой человека, кого волнуют тайны психики, ее закономерности и механизмы.

Профессор Г. Г. Аракелов

Чем больше я узнаю человека, тем больше я лю6лю свою собаку, говорил дурак.
Чём больше я узнаю человека, тем больше я его люблю, говорила собака.
Чем больше я узнаю, тем больше я люблю, говорил человек.
Жан Марсенак

Предисловие

Будучи научным консультантом серии, в которую включили этот труд, я взял себе за правило отклонять любые просьбы о написании предисловий к публикуемым в ней книгам. Говорят, однако, что нет правил без исключений и что исключения лишь подтверждают правило. Признаться, я никогда не мог уловить логику в этом утверждении, но тем не менее осмелился на сей раз им воспользоваться. К тому же это руководство –несколько особый случай, что и оправдывает допущенное мною отступление от правил.

Автор был моим учеником; он любезно напомнил мне об этом и даже выразил свою благодарность. Я тоже помню его, а также помню о чем, несомненно, помнит и он, - как я прогнал его с одного из первых экзаменов, который он мне сдавал. Он собирался в то время заниматься преподавательской деятельностью в Центральной Африке, а экзаменовался по культурной (этнографической) антропологии. Пробелы в его знаниях показались мне тем более недопустимыми, что он мог вскоре оказаться в местах, где как раз и следовало бы задуматься о возможностях этой дисциплины, которая в то время редко фигурировала в обязательной программе начального курса психологии. Как я полагаю, Жо Годфруа согласился со мной и, приняв вызов, не только быстро наверстал упущенное, но и вплотную занялся предметом, который был для меня главным (и вскоре стал единственным), -экспериментальной психологией. Он в ней преуспел, доказав, что можно одновременно быть человеком действия со страстным, пылким темпераментом и неукоснительно подчиняться жесткому режиму лаборатории. Он проявил творческое воображение, впервые проведя исследование, в котором сочетались перспективы этологии и экспериментальной психологии животных, на десяток лет раньше, чем большинство специалистов в этих двух областях науки обнаружило их взаимодополняющий характер. Он проводил ночи напролет возле своих хомячков и заснял кинофильм, который мой коллега этолог Ж. Рюве и сейчас демонстрирует нашим студентам. Лет двенадцать спустя хомячков сменили канадские белки. На этих белках Годфруа сделал блестящую докторскую диссертацию, работая в одиночку в Квебеке, где он продолжал свою преподавательскую деятельность.

Настоящее руководство-плод этой деятельности, которой автор отдается с упоением. Он не признает, однако, преподавания в той его бесплотной форме, когда учитель довольствуется простой передачей знаний, рискуя вселить в своего ученика, подавленного энциклопедическим объемом материала, ощущение, что ему предстоит труд Сизифа.

Годфруа - приверженец динамичного и, как теперь принято говорить, «коммуникационного» стиля. Он обращается не к будущим специалистам, уже решившим стать психологами. Его аудитория (особенно учащиеся колледжей, в том смысле, какой вкладывают в это слово в Северной Америке) ожидает получить от курса психологии не только некую целостную совокупность сведений, но и представление о вкладе психологических дисциплин в решение кардинальных проблем нашего времени. А поэтому для Жо Годфруа важно прежде всего возбудить в своих учениках любознательность, которая к тому же выходила бы за пределы его курса. С этой целью он без колебаний рассказывает о спорах, которые ведутся в наши дни и отражаются, как в зеркале, в развитии психологических дисциплин, а подчас и сами бывают результатом этого развития. Автор не боится, что читатели догадаются о его собственных затруднениях, и не пытается создавать впечатление, что психология способна ответить на все их вопросы. Он предпочитает показать им, как психология, подобно всякой развивающейся науке, постоянно испытывает сомнения; как, для того чтобы продвигаться вперед, она пересматривает свои суждения и представляет стоящие перед ней проблемы в ином свете; он стремится также показать, что психология больше, чем любая другая наука (кроме, быть может, социологии), рискует оказаться в зависимости от господствующей идеологии общества, в которое она «вписана», и что изучать психологию - это означает, помимо всего прочего, учиться выявлять дефекты этого общества. Но, излагая читателю честно и реалистично все эти сомнения, он постоянно опирается на научные данные, причем объясняет, как эти данные были получены и как их следует интерпретировать. Будучи противником конформизма, автор не присоединяется ни к одной школе; а для такой позиции в современной психологии, как это ни парадоксально, надо обладать очень независимым мышлением и даже известной интеллектуальной смелостью. С конструктивным эклектизмом он черпает из разных источников и подчеркивает двоякие корни поведения человека -биологические и культурные. Знакомясь с теоретическими рассуждениями и конкретными данными, читатель встретится с рядом крупных ученых, талант которых оставил след в этой странной науке о нас самих.

Это введение в психологию, в отношении дидактической ясности продолжающее традицию начальных американских руководств, заполняет пробел в публикациях по психологии на французском языке в Европе. Оно послужит путеводной нитью для многочисленных преподавателей, читающих лекции тем студентам, которые не обязательно решили посвятить себя психологии, но заслуживают тем не менее того, чтобы получить основательное и пробуждающее интерес введение в дисциплину, с которой им еще придется столкнуться. Такие студенты найдут в этой книге не какую-то сумму твердо установленных научных фактов, а скорее путь, полный увлекательных приключений, который им захочется продолжить. Я не сомневаюсь в том, что труд Жо Годфруа будет способствовать реабилитации психологии в общей системе образования из которой ее в последние годы нередко исключали - иногда под тем предлогом, что она слишком специфична и в некоторых своих аспектах доступна только профессионалам, а иногда потому, что она несет на себе слишком явные отпечатки предвзятости той или другой школы. Эта книга заинтересует и всякого «порядочного человека» в обычном смысле слова, даже если он никогда не был студентом или уже перестал им быть. Своим успехом, уже достигнутым в ее недавнем канадском издании, книга, несомненно, обязана той убежденности, которую вложил в нее автор; с такой же убежденностью он, прежде чем передавать своим квебекским студентам собственную увлеченность психологией, обучал сначала африканских ребятишек, а затем объединял под своей эгидой однокурсников или, играя в любительском театре, который, вероятно, мог бы стать профессиональным, заставлял своих зрителей разделять переживания героев.

Марк Ришель

Предисловие автора

Эта книга обращена ко всем, кто желает войти в курс основных течений в западной психологии и ее подходов к изучению различных аспектов поведения человека. Автор хотел, чтобы она служила учебным пособием в науках о человеке, которое позволило бы каждому выработать собственные методы и критерии для анализа поведения в свете данных всех этих наук. Хотелось сделать содержание книги как можно более доступным и привлекательным как по характеру изложения материала, так и по стилю, который будет далеко –да простят автору великие ученые -от строгого языка научных трудов, способного сразу отпугнуть начинающих.

Книга отличается, однако, от американских учебников, где очень часто изложение сводится к наполнению глав фактами, из которых иногда бывает трудно извлечь основную идею. Автор пытался по возможности придерживаться в своей книге некой путеводной нити, с тем чтобы логически переходить от одной главы к другой; главы сгруппированы в четыре части, соответствующие различным уровням переработки информации головным мозгом.

Это, однако, не означает, что автор, стремясь сохранять объективность, остается нейтральным (возможно ли это вообще?). Он вынужден делать выбор и становиться на какую-то точку зрения, которая не всегда совпадает с ясными представлениями торжествующей науки, обычно излагаемыми в начальных курсах. Таким образом, можно не считать книгу неприкосновенным текстом и вместилищем истины, а рассматривать ее скорее лишь как одну из возможных попыток найти некий смысл в фактах, обнаруженных в результате исследований, и оценить теории, созданные на основе этих фактов и объясняющие их. Тем самым автор предоставляет лектору, преподавателю или студенту широкие возможности для обсуждения или для иного истолкования базовых данных.

Многочисленные приложения к главам -«документы» и «досье» -тоже помещены главным образом для того, чтобы порождать вопросы, а не для того, чтобы давать ответы. Многие из них представляют собой синтез статей, опубликованных в специальных обзорах или же в таких журналах, как La Recherche, Quebec Science или Science et Vie. Многие другие взяты из популярных психологических журналов, таких как Psychologie или Psychology today, на которые авторы начальных курсов, исполненные заботы о «научной строгости», никогда не ссылаются. Однако именно такие источники, гораздо более доступные, способны вызвать у читателя желание продолжить ознакомление с предметом, начатое с этой книги, и таким образом проверить эффективность тех новых средств анализа поведения, которыми он овладел.

Кроме того, в одном из досье, а также в некоторых документах описаны нетрадиционные модели или поиски новых путей исследования. Наше мнение по этому вопросу существенно отличается от взглядов популяризатора науки Мишеля де Праконталя, автора недавно вышедшей книги «Научный обман в десяти уроках» 2 . В этой книге Праконталь клеймит позором ученых-физиков, биологов, нейрофизиологов, этологов, которые в итоге длительных исследований и размышлений выдвинули ряд гипотез, не укладывающихся в рамки рационального научного объяснения.

С нашей же точки зрения, наилучший способ развития критического мышления состоит не в том, чтобы выступать в роли цензоров, а в том, чтобы как можно объективнее излагать состояние исследований, теорий и моделей, которые теснят друг друга, стремясь пробиться в узкую дверцу гуманитарных наук.

Важно помнить, что Декарт со своими концепциями «мыслящей души» и «животного разума» или Фрейд с его представлениями о «подсознательном» и о «либидо», а также большая часть психологов, цитируемых в этой книге (в том числе психофизиологи, взгляды которых на нервную систему непрестанно изменяются в связи с новыми научными открытиями),-тоже в какой-то мере «обманщики» в науке или же их концепции еще ждут своего подтверждения 2 . Нет никаких причин отказываться от того, чтобы расширить поле зрения психологии, включив в нее, например, «голографические» гипотезы Прибрама и Бома или гипотезу «в глубь собственного я» Лилли 3 .

Психология не может ждать, когда появится некая окончательная теория о функционировании головного мозга, и только тогда переходить к попыткам понимать и действовать. Как и другим гуманитарным наукам, ей нужны свои модели, чтобы помогать людям жить, любить и умирать. Это очень своевременно сейчас, когда вновь стали заботиться о накоплении знаний, которые позволят отделить зерна от плевел и проложить новые пути, все больше приближающиеся к реальной жизни человека. Недавний период в истории психологии показал, что стремление навязать слишком быстро редукционистское и «научное» представление о поведении человека приводит в лучшем случае лишь к карикатуре.

Беда не столько в изложении представлений, на первый взгляд кажущихся «ложью», сколько в стремлении выдать их за истину, за единственный возможный путь, или же, напротив, во имя научной ортодоксальности высмеять их (а заодно и всех, кто хотел бы к ним приблизиться) и окончательно изъять из области возможного. Автор старался на протяжении всех последующих страниц избегать как одного, так и другого из этих подводных камней. Если ему не везде это удалось, он смиренно примет критику.

  • 1 Michel de Pracontal, L'imposture scientifique en dix lecons, editions La Decouverte, Paris , 1986.
  • 2 Эволюционная теория Дарвина, которую мы излагаем в главе 1, продолжает испытывать сильные потрясения (см. М . Denton, Evolution: „Theory in Crisis", а также статью S. Ortoli, Science et Vie, № 834, 1987).
  • 3 См. документы к гл. 5.

Представление книги

Настоящая книга была задумана как попытка в максимальной степени удовлетворить любознательность студентов независимо от того, какой области знаний, связанной с человеком, они собираются себя посвятить: научным исследованиям, клинической медицине, педагогике, криминалистике или праву, административной работе или врачебной практике и вообще любой деятельности, требующей знания основ человеческого поведения.

Структура книги

Первые девять глав составляют содержание курса «Введение в психологию». Что касается трех последних глав, то их можно использовать как дополнение к вводному курсу, представив, например, в форме резюме или приложенных к ним документов; они составлены, однако, так, что могут служить канвой для таких курсов, как «Развитие личности», «Социальная психология» или «Введение в психопатологию», в случае если преподаватель и его слушатели не собираются обратиться к специальным руководствам по тому или другому из этих предметов. В этом качестве настоящая книга могла бы служить справочником по психологии в течение всего периода обучения студентов, специализирующихся в различных областях науки, непосредственно касающихся человека.

Приложение «Психофизиологические основы поведения» изложено относительно углубленно, с тем чтобы дать представление о состоянии проблемы или подкрепить знания, полученные в разных главах. В отличие от этого приложение, в котором очень конкретно рассмотрены «Статистика и анализ данных», содержит сведения, необходимые для того, чтобы облегчить изучение этой области математики, столь полезной в науках о человеке. Резюме, завершающие каждое приложение, дают достаточно широкое общее представление об основных понятиях этих двух областей науки.

Структура глав

Автор стремился избегать перегрузки глав материалом, стараясь выделить важнейшие понятия и сделать изложение как можно более доступным и логически последовательным. Что касается всякого рода дополнительной информации, то они сгруппированы в «документы» и «досье», помещенные в конце каждой главы.

Все главы завершаются довольно подробными резюме и вопросниками, позволяющими проверить усвоение материала.

Методические рекомендации

Возможны различные подходы.

Прежде всего классический подход: преподаватель более или менее углубленно излагает содержание какого-то раздела книги, расставляя акценты в соответствии с собственными взглядами, и приводит собственные примеры или использует материалы из документов.

Студенты могли бы при этом заранее готовиться к каждой лекции, внимательно читая текст и проверяя степень усвоения материала по специальному приложению, помещенному в конце каждой главы. В этом случае преподаватель может сделать лишь краткий обзор проблемы, опираясь на резюме, а главное внимание уделить разъяснению или углублению моментов, оставшихся неясными, а также чтению и обсуждению одного или нескольких «документов».

Можно также уделять в аудитории основное время обсуждению некоторых документов, рассматривая текст данной главы как синтез различных моментов, выявленных в процессе предшествующего обсуждения, а усвоение материала проверять по приложению в конце главы.

Вместо этого можно поручить изложение части материала группе студентов, которых особенно заинтересовали некоторые «документы» или «досье» и которые проработали этот материал более глубоко по обзорам или оригинальным работам, приведенным в библиографии; они могли бы сопроводить изложение демонстрацией видеофильмов.

Наконец, студенты могли бы прорабатывать книгу в одиночку или, объединившись с одним-двумя сокурсниками, контролировать успешность своих занятий по проверочным материалам в конце глав. В этом им помогут многочисленные иллюстрации и словарь терминов, помещенный в конце книги. Такие самостоятельные занятия можно было бы дополнить просмотром документальных видеофильмов. Личные встречи с преподавателем позволили бы заполнить некоторые пробелы и обменяться мнениями по вопросам, имеющим особое значение.

Во всех случаях для проверки приобретенных знаний могут служить многочисленные вопросы, помещенные в конце глав. Эти вопросы можно использовать в том виде, в каком они сформулированы, или видоизменять для более строгой оценки знаний.

Благодарности

Эту книгу я писал в одиночку на протяжении трех лет в разных местах западного Квебека в свободное от преподавания время и в периоды возвращения в Прованс. Она, однако, не могла бы получиться такой, какая она есть, без разумных замечаний и предложений моих квебекских коллег. Я горячо благодарю Annick Beve, Louise Bergeron, Michele Beaudry, Leandre Boufiard, Serge Levesque, Paul Potters, Frederic Legault, Fran9ois Berthiaume, Lise Matteau, Pierre Cloutier, Jacynthe Thiboutot, а также Francois Cauchy, координатора по психологии провинции Квебек; все они, каждый по-своему, указали мне на те или иные аспекты отдельных глав, которые, по их мнению, следовало бы изложить как-то иначе.

Я весьма обязан моему собрату Claude Gelinas из колледжа в Аби-тиби-Темисками за составление досье 5.1 по проблеме «наука и паранормальные явления», большую часть которого он отредактировал, и моему другу Louis Belanger, который прочитал и пополнил данные и библиографию, относящиеся к изучению пси-феноменов.

Я выражаю также блогадарность проф. Marc Richelle (лаборатория экспериментальной психологии Льежского университета), который сделал из меня экспериментатора, а также впервые приобщил меня к этнографической антропологии и психолингвистике, за любезно высказанные критические замечания по разным частом книги, относящимся к сферам его интересов.

Я пользуюсь также случаем, чтобы поблагодарить других своих учителей, которые обнаружат на этих страницах, что во всех своих рассуждениях я постоянно опирался на заложенные ими основы; это профессора Jean Paulus, который в свое время ввел меня в лабиринты психологии, Francois Duyckaerts, вложивший в меня основы динамической психологии, Andre Husquinet, обучавший меня основам клинической психологии, Maurice Dongier, пробудивший во мне понимание невротических расстройств, Adele Dubuisson-Brouha и Jacques Faidherbe, которым я обязан своими знаниями в области психофизиологии, Jean-Claude Ruwet, сформировавший меня как этолога, Michel Chardon, передавший мне часть своих зоологических знаний, и многие другие, участвовавшие в формировании моих представлений о поведении человека. Я надеюсь, что этой книгой я не слишком сильно обманул их ожидания и что они признают преемственность, которую я им навязываю по прошествии столь многих лет.

Бихевиористская подготовка, полученная от одних, и психоаналитический взгляд на личность, переданный мне другими, обогатились мало популярным в Европе в последние 20 лет гуманистическим подходом, которым меня одарили мои квебекские коллеги сразу после мая 1968 года. Именно такой подход, более соответствующий моим оптимистическим и прогрессивным взглядам на человека и его эволюцию, особенно помог мне создать педагогические принципы, положенные в основу моих методов преподавания.

И все-таки постоянным углублением и переосмыслением своих знаний и педагогики я обязан любознательности и заинтересованности, неизменно проявляемой множеством студентов в Абитиби-Темисками, которым я преподавал в колледже на отделении для взрослых, и в Квебекском университете. Я надеюсь, что они воспримут мою книгу как выражение моей признательности за те радости, которыми они меня непрерывно одаривали, и как отпечаток нашего общего вклада в интеллектуальный взлет этого обширного края западного Квебека.

В заключение я должен поблагодарить всех тех, без кого эта книга никогда не могла бы выйти в свет, и в особенности двух моих верных сотрудниц Raymonde Milesi в Провансе и Use Cadorette в Квебеке, неизменно обеспечивавших тщательную перепечатку рукописи, а также всех сотрудников издательства и типографии за их серьезный подход и качество работы и, самое главное, за их бесконечное терпение.

Жо Годфруа

Предисловие автора к русскому изданию

В 1965 году, будучи еще студентом, я имел возможность побывать в Москве и Ленинграде и соприкоснуться с советской психологической наукой. Знакомство с проф. Леонтьевым, его рассказы о состоянии психологических исследований в СССР, посещение разных лабораторий, где велись исследования, внесшие столь много в развитие рефлексологии, а также работы Васильева в области «паранормальных» явлений, волнение, охватившее меня при входе в кабинет, бывший свидетелем развития гениальных идей Павлова, теплые встречи со студентами-психологами, многие из которых, по всей вероятности, стали в дальнейшем моими коллегами, - все эти знаменательные картины встают передо мной в тот момент, когда благодаря моей книге возобновляются контакты, прерванные четверть века назад.

Мне особенно приятно, что перевод моего учебника, предпринятый издательством «Мир», происходит в момент сотрясающих наш континент грандиозных политических событий, сквозь которые благодаря свободному обмену идеями проступает надежда на возрождение европейского мышления, и в особенности психологических концепций. Можно в сущности предвидеть, что ознакомление западных ученых с глубоко оригинальными трудами Выготского, Лурия и Леонтьева, а также с новыми направлениями, порожденными этими работами или возникшими позднее, будет способствовать расширению наших знаний и созданию новых перспектив в анализе поведения человека. Вероятностные представления о Вселенной, высказанные, в частности, профессором Московского университета Владимиром Налимовым, не могут не привести к глубочайшему пересмотру наших концепций относительно человека и его деятельности, что откроет новые пути исследований.

Что касается самой этой книги, то ее единственная цель - представить в простой, как можно более доступной форме высказывания психологов нашего столетия, приведшие к попытке показать, что любая концепция человека-это чаще всего отражение того общества, в котором она была создана. Этот труд, однако, не сводится к простому обозрению существующих теорий. На протяжении всех его страниц я старался систематизировать фактические данные и пропустить их с максимальной объективностью сквозь сито давно усвоенного мною прогрессистского и гуманистического взгляда на общество, с тем чтобы осветить разного рода политические уловки, совершавшиеся именем науки. Удалось ли мне этого достигнуть, я предоставляю решать читателю.

Каким бы ни оказалось отношение к моей книге, я, воспользовавшись ее публикацией, хотел бы выразить наилучшие пожелания советским читателям-коллегам, учащимся и широкой публике, а через них -всем людям, пытающимся в конце нынешнего века найти наилучшие пути сочетания социальных завоеваний революции с возможностями для расцвета отдельной личности в условиях свободы. Успех такой попытки мог бы послужить моделью для мира, занятого поисками гуманистических ценностей на пороге третьего тысячелетия.

Жо Годфруа

1. Изучение поведения – история и методы

Введение

В 1799 году в лесах Аверона на юге Франции охотники нашли мальчика, который, по всей видимости, жил там один (рис. 1.1)

Мальчик не был похож на человеческое существо ни в психическом отношении, ни даже физически. Он передвигался на всех четырех конечностях, ел как животное и кусал тех, кто к нему приближался. Обоняние и слух были у него чрезвычайно развиты, но очень своеобразны; при малейшем треске ветки или звуке разгрызаемого орешка он подскакивал, тогда как хлопанье дверью не вызывало у него ни малейшей реакции. Он был способен ходить голышом в мороз или вытаскивать пищу из очень горячей воды, не испытывая при этом, по-видимому, никакой боли. Он издавал лишь нечленораздельные звуки, не пытаясь вступать в общение со своим новым окружением, которое он рассматривал скорее как препятствие к удовлетворению своих потребностей.

В начале XIX века известный психиатр Пинель (Pinel) обследовал мальчика и заявил, что тот страдает неизлечимым слабоумием. Молодой врач Итар (Itard), специализировавшийся на лечении глухих детей, не согласился с таким диагнозом. По его мнению, поведение ребенка, которого назвали Виктором, - следствие очень ранней и длительной изоляции от людей. Итар был убежден, что путем надлежащего обучения он даст возможность мальчику вступить в лоно общества и жить нормальной жизнью. Он решил взять это на себя.

Однако после пятилетних усилий Итар был вынужден признать, что ему никогда не удастся достичь поставленной цели. К юношескому возрасту Виктор научился узнавать различные предметы, понимал несколько слов и умел их произносить, мог написать и прочитать некоторые из них, не очень представляя себе их значение; но вскоре мальчик перестал делать успехи.

Попытки приучить Виктора к общению потерпели полную неудачу: он так никогда и не смог научиться играть или вступать в какие-либо другие отношения с людьми, а его поведение в сексуальном плане было еще менее адекватным. Вплоть до смерти в возрасте 40 лет никаких заметных улучшений в его поведении не произошло.

История Виктора порождает серьезные вопросы о том, что составляет основу человеческой природы.

Рождается ли человек с теми признаками, которые отличают его от прочих живых существ, или же приобретает их в результате общения с себе подобными? Виктор «чувствовал» иначе; он «слышал» и «видел» не так, как нормальное человеческое существо. Его эмоции и его мотивации тоже были иными. Сделала ли его таким среда, в которой он жил, или у него изначально отсутствовал умственный багаж, необходимый для того, чтобы вести себя как подобает человеку?

Тем не менее он относительно быстро научился передвигаться на двух ногах, а не на четвереньках, пользоваться предметами обихода цивилизованного человека и, что самое главное, овладел, хотя и в зачаточной степени, членораздельной речью, к чему не способна ни одна обезьяна.

Какова же роль врожденного и приобретенного в развитии индивидуума? Это один из вопросов, лежащих в основе понимания нашего поведения.

При рассмотрении истории Виктора встает еще один вопрос, вытекающий из первого: если мальчик был наделен признаками человека, то почему он не смог полностью освоиться в человеческом обществе? Был ли он идиотом от рождения, как это считал Пинель, или аутистическим ребенком, который не смог бы адаптироваться в любом случае, даже если бы воспитывался среди себе подобных? Ведь впоследствии в разных частях земного шара находили и других таких детей. Большую часть этих «детей-волков» или «детей-газелей», обнаруженных в Вест-Индии, а также пятилетнего «маленького Тарзана», перелетавшего с ветки на ветку в лесах Сальвадора, удалось перевоспитать. Создается при этом впечатление, что чем они были моложе в тот момент, когда их находили и начинали с ними работать, тем легче удавалось вернуть их в общество. По-видимому, в процессе развития имеются некие оптимальные периоды для обучения определенным вещам, которые позднее не усваиваются, как в случае Виктора, начавшего обучаться лишь в 12 лет.

Какое же заключение можно сделать о Викторе на основании всего, что о нем известно? Был ли он нормальным или нет?

Безусловно, да -до тех пор, пока он жил в лесу. Одно то, что он сумел выжить на протяжении стольких лет, говорит о его почти идеальной адаптации к этому образу жизни. Но люди, ежедневно соприкасавшиеся с Виктором после того, как тот был найден, утверждали обратное, поскольку он жил и реагировал не так, как они. Вот еще одна проблема, встающая перед тем, кто начинает изучать поведение: на какие критерии следует опираться при определении нормы? Нередко мы обращаемся к своим собственным схемам мышления, чтобы судить о том, что считать «нормальным», а что нет. В этом случае мы легко можем посчитать сумасшедшим того, кто ведет себя в соответствии с обычаями, присущими другим культурам, как только его поведение начинает отличаться от нашего и мы перестаем его понимать. Но существуют ли абсолютные критерии?

Все вопросы, поднятые в связи с историей Виктора, находятся в центре внимания психологии, когда речь идет о развитии любого человека. Цель данной книги -дать ответы, пусть пока частичные, на эти вопросы.

В первой части книги мы намерены определить, что такое поведение человека, и показать, как его объясняют психологи, принадлежащие к различным школам; затем будут рассмотрены методы, которыми они для этого пользуются.

В главе 1 мы попытаемся установить, что в поведении зависит от врожденного, а что -от приобретенного, подойдя к этому вопросу со стороны теории эволюции, особенно гипотез относительно эволюции человека.

История возникновения психологии и изучения поведения будет рассмотрена в главе 2. Мы проследим за развитием основных концепций вплоть до XX века и увидим, как в конце этого века различные течения, противостоявшие друг другу, становятся взаимодополняющими и приходят к более широким представлениям об индивидууме.

Глава 3 посвящена общему обзору разных разделов психологии, с особым упором на методические проблемы, возникающие при научном анализе поведения.

В трех других частях мы рассмотрим само поведение людей, особенности их восприятии и ощущений, научения, мышления, самовыражения, развития и взаимоотношений с себе подобными.

Так, во второй части читатель ознакомится с данными, позволяющими понять, каким образом происходит активация нашего мозга под действием сигналов, поступающих как извне, так и изнутри, интерпретация которых зависит от состояния сознания и мотивации в данный момент.

После сделанного в главе 4 обзора различных состояний сознания, нормальных или нарушенных сном, употреблением наркотиков или медитацией, мы перейдем в главе 5 к тому, каким образом вырабатывается наше восприятие внешнего мира, зачастую в ущерб восприятию мира внутреннего, и, наконец, в главе 6 увидим, как наши мотивации и наши эмоции влияют на расшифровку поступающих сигналов, а также управляют нашим обратным воздействием на то, что нас окружает.

В третьей части будет сделана попытка объяснить, как происходит переработка всех сигналов, активирующих мозг, и как она делает возможным приобретение навыков и хранение информации в памяти.

В основном, однако, речь пойдет о развитии двух способностей, присущих только человеку: мышления и способности пользоваться языком, позволяющим выражать мысли.

В главе 7 дан обзор различных способов научения -от самых примитивных до наиболее развитых. Рассмотрев в главе 8 процессы мышления и необходимые для них память и язык, мы перейдем в главе 9 к изучению разума и творческих способностей, от уровня которых зависит способность индивидуума к адаптации.

Четвертая часть посвящена индивидууму как целостному развивающемуся существу, живущему в постоянном взаимодействии с другими, Здесь мы увидим, как устанавливаются критерии нормальности и как проводится анализ форм поведения, считающихся патологическими.

В главе 10 мы постараемся объяснить, почему каждый из нас приобретает индивидуальность в процессе физического, полового, умственного и социального развития. Глава 11 посвящена изучению социальных взаимоотношений, установок и предрассудков, которыми пропитано наше восприятие других людей и которые очень часто побуждают нас «наклеивать на них ярлыки». И наконец, в главе 12 мы займемся в основном объяснением того, как выражаются эти явления в случаях развития отклоняющегося поведения у людей, которым ложное состояние или ранимость при столкновении с житейскими неурядицами мешают вести себя нормальным образом.

Психология развивается полным ходом. Продолжается накопление знаний и нередко то, в чем мы вчера были уверены, сегодня подвергается сомнению. Эта книга не претендует на всеобъемлющую полноту -она не может дать ответы на все вопросы. Ее цель -привлечь внимание читателя к различным аспектам нашего поведения и помочь лучше понять, что мы собой представляем и что побуждает окружающих нас людей действовать именно так, как они действуют.

Глава 1 Что такое поведение?

Врожденное и приобретенное

Виктор был человеческим детенышем. Какое же наследие он получил от своих родителей и поколений, которые им предшествовали? Было ли это наследие минимальным, как это считал Пинель, или же оно полностью трансформировалось под влиянием той особой среды, в которой Виктору пришлось жить? Безусловно, мы этого никогда не узнаем. Виктор унес свою тайну в могилу, а записи, оставленные Итаром, не дают возможности разобраться в этом вопросе.

Между тем соотношение вклада наследственности и среды в развитие индивидуума - фундаментальная проблема, породившая много споров.

В сущности почти во всех аспектах человеческого поведения постоянно проявляется, с одной стороны, основа, унаследованная от предшествующих поколений, а с другой - все множество непрерывных воздействий физической и социальной среды. Врожденное и приобретенное присутствуют в каждом нашем действии. Но в каком соотношении?

Идет ли речь об агрессивности или о развитии интеллекта, о сексе, социальном неравенстве или даже о некоторых половых извращениях,-не удастся предпринять никаких эффективных действий до тех пор, пока не будет пролит свет на этот вопрос. Принятие многих решений зависит от ответов, которые будут получены, особенно в нынешнюю эпоху быстрого прогресса и роста озабоченности общества многими проблемами.

В самом деле, если агрессивность – врожденная черта человека, то почти наверное конфликты между разными социальными или культурными группами будут продолжаться и усиливаться; войны неизбежны, и мы, вероятно, движемся к уничтожению нашей планеты. Если же, напротив, агрессивные тенденции, свойственные многим людям, обусловлены главным образом привычками, приобретенными в результате общения с другими людьми, будь то родители, учителя или друзья, либо слишком частого просмотра спектаклей и телепередач, демонстрирующих насилие, то можно пересмотреть методы воспитания и характер спортивных и культурных мероприятий, с тем чтобы они способствовали созданию гармоничных взаимоотношений между членами общества.

Точно так же, если будет доказано, что умственные способности обусловлены главным образом наследственностью, то бесполезно будет продолжать тратить средства на создание учебных заведений, в которых даже при самых лучших методах обучения не удастся поднять уровень умственного развития индивидуума выше пределов, установленных ему от рождения. И напротив, если можно показать, что как физическая, так и социальная среда играет важную роль в развитии с самого начала жизни - быть может, еще в чреве матери, то в таком случае следовало бы приложить все усилия для создания условий, благоприятствующих реализации потенциальных возможностей и максимальному умственному развитию каждого, причем создавать эти условия с первых минут жизни.

Если будет твердо установлено, что половые различия в психике имеют биологическую основу и что мужские и женские черты детерминированы от рождения, как у низших существ, то риск перемены в роли женщин и мужчин невелик, несмотря на ведущуюся борьбу за изменение порядка вещей. У папуасов, во Франции, в Китае и в любом другом месте женщины будут продолжать играть главную роль в воспитании детей и в домашнем хозяйстве, а мужчины - заботиться о материальном обеспечении семьи. Тем не менее, если исследования психологов подтвердят, что слова «мужская» и «женская» - всего лишь ярлыки, приклеенные к разным ролям, детерминированным культурой, и что профессиональная ориентация и выбор специальности в основном определяются характером полученного воспитания, то тогда следует сделать все, чтобы с самого раннего детства каждый индивидуум мог развиваться в соответствии со своими склонностями.

Если доминирование отдельных индивидуумов над множеством других - врожденная биологическая особенность, то весьма велика вероятность, что в будущем успех отдельных групп и обществ будет зависеть от качеств их вождя и от его доброй воли. И наоборот, если изучение среды, в которой растут дети, покажет, что именно она лежит в основе будущих взаимоотношений индивидуума с окружающими, то очень важно будет обеспечивать самые благоприятные условия для развития таких взаимоотношений, которые позволили бы создать более справедливое общество, где царили бы равноправие и братство.

Наконец, если человек-это существо, находящееся во власти инстинктов и врожденных наклонностей, которые оно не в силах преодолевать, то можно ожидать, что число изнасилований, преступлений на почве ревности или нарушений закона о порнографии удастся уменьшить лишь с помощью репрессивных мер -вплоть до тюрьмы и смертной казни. Если же удастся доказать, что воспитание чувств, начатое с детства и позволяющее индивидууму глубоко познать самого себя, дает ему возможность понять причины, побуждающие его к действиям, и сохранять власть над собой, то нет никаких оснований для пессимизма в отношении возможности предупреждать такого рода правонарушения.

Как мы увидим в следующей главе, разные школы, существующие ныне в психологии, дают на этот основной вопрос – о соотношении биологического и социального в человеке - порой весьма противоречивые ответы. Несомненно, потребуется еще немало исследований, чтобы окончательно оценить аргументы, выдвигаемые каждой из этих школ. К ним мы вернемся позднее.

А сейчас мы прежде всего попытаемся обрисовать эволюционные предпосылки формирования человеческой природы и посмотрим, чем наш вид отличается от других животных.

Эволюционная теория

Можно ли сказать, что человек в основе своей отличен от всех других представителей животного мира? Что он изначально предназначен быть полновластным повелителем, стоящим над всеми остальными видами? Долгое время люди придерживались именно такого мнения, а многие убеждены в этом и до сих пор.

Согласно традиционной точке зрения, весь живой мир с его растениями, животными и человеком был создан сразу и в окончательном виде. В Библии утверждается, что это было сделано за шесть дней. а один ирландский богослов в XVII веке даже «вычислил» точную дату-4004 год до рождения Христа. Креационистская теория господствовала до середины XIX века, и даже в наши дни ее все еще придерживаются различные религиозные секты и даже некоторые политические деятели в США и других странах (см. Reeves, 1986).

Этой концепции происхождения всего живого была противопоставлена теория, выдвинутая в 1859 году английским естествоиспытателем Чарлзом Дарвином. Согласно его гипотезе, все существующие ныне растения и животные происходят от одной формы жизни и представляют собой результат эволюции, продолжающейся миллиарды лет. Что касается человека с его физическими и поведенческими признаками, то и он в конечном счете -всего лишь один из результатов этой эволюции (рис. 1.3).

Каким образом удалось Дарвину создать столь революционную гипотезу?

Мысли о ней впервые возникли у него во время экспедиции, целью которой была топографическая съемка берегов Южной Америки.

Рис. 1.3. Генеалогическое дерево царства животных. Это царство развивалось на протяжении последнего миллиарда лет, образуя многочисленные ветви. В пределах отдельной ветви зоологи различают классы, которые они подразделяют далее на отряды, семейства, роды и виды (положение вида Homo sapiens в такой системе представлено в табл. 1.1). Последовательности возникновения классов соответствует возрастающая сложность организмов: одноклеточные появились раньше многоклеточных, беспозвоночные-раньше позвоночных, а среди последних водные животные предшествовали обитателям суши и воздушной среды.

  • * Стрекающие - первая группа животных с двусторонней симметрией тела.
  • ** Иглокожие-единственная группа, которой свойственна пятилучевая симметрия.

Приглашенный в 1831 году участвовать в этой экспедиции, Дарвин, находясь на борту корабля «Бигль», должен был регистрировать все виды растений и животных, встречавшиеся во время путешествия. После привычной фауны и флоры Англии Дарвина ошеломило разнообразие форм, подчас очень близких друг к другу, которые он увидел в обследуемых местах. С тех самых пор он уже не мог верить, что мир был создан с полным набором всех существующих видов, уникальных и неизменных 1 . И он пришел к выводу, что эти виды, по всей вероятности, достигли такого разнообразия в результате изоляции, когда та или иная группа была отделена от других пустыней, морским проливом или горной цепью. Различные условия, в которых оказались эти группы, привели к тому, что эволюция каждой из них протекала по-своему.

Выдвинув гипотезу, надо было объяснить, почему эволюция данной группы шла именно в таком, а не ином направлении, и, прежде всего, выявить механизм происходящей дифференциации.

Первым толчком к ответу на этот вопрос послужила для Дарвина работа английского экономиста Томаса Мальтуса, касающаяся человеческого общества. По мнению Мальтуса, рост численности населения происходит гораздо быстрее, чем рост источников пропитания; в случае голода или войны, когда пищи становится недостаточно, возникает конкуренция и в «борьбе за существование» отбор благоприятствует сохранению более сильного.

Почему бы не приложить этот принцип к популяциям растений и животных?

Если, например, в густом лесу деревья преграждают друг другу доступ к источнику энергии -солнечному свету, то все они рискуют погибнуть. Но если некоторые из них достигнут большей высоты, потому что они случайно унаследовали более высокий рост, то эти деревья смогут уловить больше света. Эта вариация даст им возможность выживать и размножаться более эффективно, производя другие высокие деревья, которые мало-помалу вытеснят более низкие.

Для других видов такой вариацией, обеспечивающей выживание, может оказаться способность развиваться в тени, для третьих - форма корней. Природа, таким образом, была вынуждена отбирать признаки, наиболее приспособленные к данной среде, благоприятствуя их передаче. Она действовала как фактор отбора, позволяющий выживать наиболее жизнестойким за счет более слабых.

То же самое относится к животным. Если в какую-то эпоху, длившуюся много тысячелетий, климат резко холодает, то можно представить себе, что среди рождающихся особей более устойчивые к холоду будут выживать дольше других. Они, таким образом, смогут оставить больше потомков, которые унаследуют их благоприятные признаки и среди которых будет происходить дальнейший отбор. Аналогичным образом можно объяснить наличие у полярного медведя таких признаков, как густой мех, толстый слой жира на всем теле и способность плавать под водой, -признаков, возникших в результате отбора в длинном ряду поколений.

  • 1 В настоящее время насчитывают около 12 млн. различных форм бактерий, растении и животных (включая человека), принадлежащих примерно к 1,2 млн. видов

Далее мы увидим, как подобным же образом можно объяснить вертикальное положение тела и развитые руки у человека -два особых признака, обеспечивших его эволюционный успех и позволивших ему заселить почти всю планету.

Дарвин затратил около двадцати лет на создание своей теории эволюции, основанной на принципе естественного отбора. Тем не менее он отказывался ее опубликовать, не желая вступать в дискуссии, которые она неизбежно должна была вызвать. Но в 1858 году другой естествоиспытатель, Альфред Генри Уоллес (Wallace), выдвинул теорию, опиравшуюся на ту же идею, и Дарвин, не желая, чтобы кто-то другой единолично пожинал все лавры за исследование, которому он отдал столько лет, опубликовал на следующий год свою работу под названием «Происхождение видов». Как он и ожидал, она вызвала ожесточенные споры, которые, впрочем, все еще не вполне затихли.

С тех пор теория эволюции обогатилась данными генетики, развившейся на рубеже XX века; были использованы, в частности, законы Менделя, приобретшие популярность в это же время. Все это позволило объяснить, с одной стороны, сохраняемые отбором вариации как результат мутаций, возникающих на уровне генов, а с другой -способ передачи признаков из поколения в поколение.

Сами неодарвинисты не всегда едины во взглядах на механизм эволюции. По мнению одних, она происходит в результате ряда последовательных мелких сдвигов с использованием случайных мутаций в соответствии с сиюминутными потребностями; другие считают, что в эволюции есть определенная внутренняя тенденция, которой следует развитие видов, подчиняющееся неким ориентирам, уже заложенным в генах; по мнению третьих, эволюция совершается скачками, начинаясь с крупных переделок, возникающих в каких-то «узлах» - избранных точках эволюционного пути, в которых происходит дифференциация видов.

Тем не менее, даже если отдельные (иногда существенные) моменты эволюционной теории подвергаются критике и переформулируются, ее основы в настоящее время принимает большинство ученых. Благодаря этой теории можно понять, как эволюционировали физические признаки организмов, а также как изменялось их поведение с момента возникновения, два или три миллиарда лет назад, жизни на Земле путем перехода от сравнительно простых движений к сложным поведенческим актам, присущим высшим животным, и в особенности человеку (см. документ 1.1).

Эволюция поведения

Согласно теории эволюции, виды животных, а внутри них особи (индивидуумы), наиболее способные к выживанию и размножению, - это, как мы убедились, те, которые обладают признаками, обеспечивающими наилучшую адаптацию к среде; это могут быть как физические особенности (например, густота шерстного покрова зимой), так и поведенческие признаки (миграции в более теплые края с приближением холодного времени года, способ устройства нор у грызунов или характер песни у птиц и т. п.)

С этой точки зрения даже самые простые среди живых организмов благодаря отбору обладают поведением, адаптированным к их образу жизни. Так, у растений можно наблюдать определенные формы поведения, называемые тропизмами; например, поворот соцветия к солнцу у подсолнечника обусловлен гелиотропизмом, а проникновение корней в почву в поисках влаги и необходимых минеральных солей -геотропизмом.

Таксисы

Одноклеточные существа, находящиеся на нижнем конце лестницы животных, обладают более сложным поведением.

Такова, например, парамеция (рис. 1.5)-крошечный организм, едва видимый невооруженным глазом (длина его 0,25 мм), обитающий в прудах и лужах почти по всему земному шару. Она состоит из одной клетки, снабженной «ртом» и примитивной пищеварительной системой, а на ее поверхности разбросаны участки, чувствительные к свету, теплу, прикосновению и к различным химическим факторам. Парамеция покрыта ресничками, благодаря волнообразному биению которых, направленному назад, клетка передвигается вперед. Парамеция питается бактериями, которых она переваривает, извлекая из них питательные вещества и выбрасывая остальное в воду.

С помощью очень простых автоматических движений парамеция направляется ко всему тому, что похоже на пищу, и удаляется от любых неприятных стимулов, в частности от слишком яркого света. Такая общая и притом механическая ориентация организма по отношению к источнику раздражения получила название таксиса.

Таксисы обычно свойственны одноклеточным организмам, лишенным нервной системы, но наблюдаются также и у некоторых видов с более высокой организацией. Например, насекомых летним вечером неудержимо влечет к зажженной лампе -это тоже проявление таксиса.

Рис. 1.5. Парамеция, или туфелька, - крупное одноклеточное существо. Как всякая клетка, она состоит из цитоплазмы и ядра. Парамеция передвигается по спирали за счет биения покрывающих ее ресничек.

Рефлексы

Как мы только что видели, таксисы представляют собой реакции организма в целом на определенные раздражения, исходящие от среды. Эти примитивные формы поведения исчезают по мере продвижения вверх по эволюционной лестнице. Их место занимают более локализованные и более точные реакции - рефлексы; это уже механизмы, связанные с развитием нервной системы.

За одноклеточными организмами в процессе эволюции следуют многоклеточные, у которых разные группы клеток выполняют разные функции. Хорошим примером служит медуза, тело которой состоит из студенистой массы в форме зонта. Медуз можно встретить, плавая в море (рис. 1.6). У них еще нет мозга, но уже имеется примитивная нервная система, состоящая из нервных клеток, связанных между собой наподобие рыболовной сети. Если прикоснуться к поверхности медузы в каком-то месте, то раздражение быстро распространяется по всей сети, и в результате сокращения мускулатуры животное удаляется от раздражителя. Например, когда краб пытается ухватить медузу своими клешнями, нервная сеть реагирует на это раздражение и животное уплывает в сторону от источника опасности.

Рис. 1.6. Медуза в воде имеет вид зонтика со свисающими по краям щупальцами. Выброшенная на песок, она выглядит как студенистая масса.

Такая цепь событий, когда сигналы от какого-либо органа чувств передаются с помощью нервной системы и вызывают автоматическую реакцию, называется рефлексом.

По мере специализации нервной системы у высокоорганизованных животных эти врожденные, генетически запрограммированные рефлексы постепенно все больше локализуются в определенных частях организма, а для особо важных функций заменяются более сложными формами поведения. У человека сохранилось лишь небольшое число рефлексов, полезных для выживания (отдергивание руки или ноги при воздействии, причиняющем боль, мигание, расширение зрачков в темноте, слюноотделение, чихание и т.п.).

Как мы увидим позже при обсуждении проблемы научения, некоторые ситуации могут вызывать «перепрограммирование» врожденных рефлексов, заставляя индивидуумов реагировать на привычный стимул по-новому. В таких случаях говорят о выработке условных рефлексов. Если, например, направить в лицо новорожденному младенцу струю холодного воздуха, то он заморгает. Ему не нужно учиться этой реакции: она врожденная и автоматическая. Но, если перед тем, как подуть в лицо младенцу, мы позвоним в колокольчик, и, если это повторится несколько раз, он начнет моргать при одном лишь звуке колокольчика - у него выработался условный рефлекс.

Инстинктивное поведение

Таксисы и рефлексы -это простые и стереотипные реакции, особенно характерные для самых примитивных животных.

Но как объяснить такие формы поведения, как постройка гнезда у птиц, у которых все представители данного вида строят его совершенно одинаково, или организацию общественного образа жизни в пчелином улье, миграцию у гусей и лососевых рыб, создание геометрически правильного узора паутины у паука? Здесь мы имеем дело со сложными стереотипными формами поведения, присущими данному виду, причем модели и цели такого поведения детерминированы генетически. Его называют инстинктивным поведением 1 (см. документ 1.2).

Этологи, изучающие поведение животных, сообщили нам много сведений об инстинктивном поведении. В таких исследованиях подчеркивается, что животные, способные к инстинктивному поведению,- не просто автоматы, реагирующие на стимулы каким-то одним способом в любое время (см. документ 1.3).

  • 1 Следует различать инстинктивное поведение-комплекс врожденных и приобретенных компонентов—и инстинкт как часть этого поведения, наименее пластичный его компонент -Прим peд.

Врожденные пусковые механизмы

Для того чтобы инстинктивное поведение могло проявиться, нужна не только стимулирующая ситуация вовне, но и определенные внутренние факторы в форме потребностей или мотиваций. Лишь в случае объединения внешних и внутренних факторов может произойти запуск такого поведения. В результате создается впечатление, что животное специфически реагирует на какую-то определенную стимуляцию в определенный момент. Такое соответствие между типом раздражения и типом реакции навело этологов на мысль о существовании какого-то механизма, способного решать, какую именно из всех свойственных данному виду форм поведения следует запустить в том или ином случае. Этот механизм, присущий данному виду и встроенный в его мозг с самого рождения, получил название врожденного пускового механизма. Его можно было бы сравнить с заложенной в вычислительную машину программой, которая с учетом информации, поступающей извне, позволяет решить, в какой момент и в каких условиях нужна та или иная ответная реакция.

Подобного рода механизм управляет в большинстве случаев поведением очень многих видов. Особенно это относится к брачному поведению. Так, например, у гусей и уток с наступлением времени брачных церемоний самец начинает проделывать ряд строго определенных движений (приподнимает туловище, раскрывает крылья, виляет хвостом и т. п.) в определенном порядке в ответ на приближение или удаление самки. Число и интенсивность этих движений возрастает, по мере того как все больше проявляется рецептивность самки, и достигают кульминации при сближении и спаривании.

Импринтинг

При наблюдениях над животными этологов особенно интересует относительная роль в их поведении врожденного и приобретенного.

Работы австрийского этолога Конрада Лоренца помогли понять взаимодействие между этими двумя факторами в некоторых явлениях.

В частности, Лоренц занимался изучением гусят, вылупившихся в инкубаторе. Первым движущимся объектом, с которым встречались гусята в момент вылупления, была не их биологическая мать, а сам Лоренц. Произошла удивительная вещь: вместо того чтобы присоединиться к стаду гусей, эти гусята повсюду следовали за Лоренцом и вели себя так, как если бы он был их матерью. Оказавшись в присутствии своей настоящей матери, они не обращали на нее никакого внимания и возвращались под защиту Лоренца. Проявления этой привязанности к человеку стали особенно необычными, когда, достигнув половой зрелости, эти гуси принялись искать брачных партнеров, сходных с человеком, не проявляя ни малейшего интереса к представителям собственного вида.

Лоренц назвал эту глубокую привязанность к первому движущемуся объекту, который увидели гусята после вылупления из яйца, импринтингом (запечатлением). Другие исследователи показали, что в условиях эксперимента импринтинг может быть вызван любым объектом: мячиком для пинг-понга, футбольным мячом, подушкой, картонной коробкой или животным, относящимся к иному виду, при условии, что этот объект движется. Механизм импринтинга, судя по всем данным, важен для выживания. В природных условиях первый движущийся объект, попадающий в поле зрения гусят, - это обычно их мать; естественно поэтому, что импринтинг у них направлен именно на нее и что она становится той моделью, которая дает им возможность адекватно проявлять формы поведения, присущие данному виду.

Такие явления, хотя они продемонстрированы главным образом у выводковых птиц, у некоторых рыб и ряда млекопитающих, по-видимому, существуют также у птенцовых птиц. У обезьян-животных, у которых детеныши гораздо дольше зависят от родителей, импринтинг происходит намного позднее и выражен сильнее. У ребенка социальные связи устанавливаются очень рано и носят более глубокий характер. Если индивидуум первые годы жизни находится в изоляции, то это приводит к отклонениям, иногда очень значительным, в его поведении (примером может служить одичавший мальчик Виктор). Изучив такие примеры, мы, возможно, сумеем частично объяснить явления, подобные импринтингу.

Научение

Механизм импринтинга служит как бы связующим звеном между врожденным и приобретенным. В самом деле, у видов, которым свойствен эффективный импринтинг, формы сыновнего или дочернего, а также социального и полового поведения детерминированы генетически, но направленность их зависит от опыта, получаемого с самых первых минут жизни, т. е. является приобретенной.

Чем выше мы поднимаемся по эволюционной лестнице, тем больше стереотипное поведение замещается поведением приобретенным. Один из самых известных примеров инстинктивных действий – материнское поведение у некоторых животных: постройка гнезда и забота о потомстве, наблюдаемые у самок многих видов, часто приводят нас в восхищение. И хотя эти формы поведения кажутся наследственными, они могут также в огромной степени зависеть от научения. Хорошей иллюстрацией служит пример, приведенный в документе 1.4.

Способностью к научению обладают главным образом виды, далеко продвинувшиеся в эволюционном развитии. Можно спросить: в чем состоит прогрессивность форм поведения, возникающих в результате научения, по сравнению с врожденными стереотипными поведенческими актами, относящимися к инстинктивному поведению? Чтобы ответить на этот вопрос, следует рассмотреть эту проблему под углом зрения адаптации.

К инстинктивному поведению (как, впрочем, в меньшей степени -к рефлексам и таксисам) относятся те формы поведения, которые обеспечивают животному максимальную приспособленность в обычной для него среде и обычных обстоятельствах: «правила игры» записаны в наследственности данного вида, и при этом имеются врожденные пусковые механизмы, обеспечивающие максимально возможное соответствие между внешними стимулами и ответными поведенческими реакциями. Но что станется с пчелой, если извлечь ее из родного улья и увезти за тысячу километров от него, или с пауком, если он вынужден ткать паутину, потеряв одну конечность? Шансов на то, что в таких условиях индивидуум сможет проявить адекватное поведение, «перестроиться» или даже просто выжить, очень мало. В сущности только особи тех видов, у которых доминирует способность к научению и выработке навыков, могут справляться с новыми ситуациями и формировать новые поведенческие акты, позволяющие им адаптироваться.

В 1912 году Йеркс ( Yerkes ) пытался выяснить, на какой ступени эволюции животного мира появляется эта способность чему-то научаться. Ее зачатки с несомненностью обнаруживались уже у дождевого червя. Действительно, Йеркс сумел научить некоторых особей поворачивать направо в Т-образном лабиринте. Чтобы достичь такого результата, потребовалось больше 150 проб, в которых червь, если он поворачивал налево, натыкался на сетку, находившуюся под током. Тем не менее было доказано, что простая нервная система этих животных может накапливать информацию, способную изменять их поведение 1 (рис. 1.8).

  • 1 Цит . по Maier N. R F , Schneiria Т . С ., Principles of Animal Psychology, N. Y., McGraw-Hill, 1935.

Рис. 1.8. Т-образный лабиринт, использованный Йерксом для изучения способности дождевого червя к научению. Если червь поворачивал направо, он попадал в темный отсек, наполненный сырой землей (А); если же он поворачивал налево, то получал удар электрического тока (Б).

Эта способность обучаться развивается по мере продвижения вверх по эволюционной лестнице. Так, у наиболее продвинутых форм-шимпанзе и человека - почти нет форм поведения, которые позволяли бы им с момента рождения и без тренировки адекватно приспосабливаться к окружающей среде. У человека несколько форм поведения, которым он не должен обучаться, -это врожденные рефлексы, дающие ему возможность выжить после появления на свет (сосательный, глотательный, чихательный, мигательный и т. п.). В остальном развитие у ребенка навыков, необходимых для того, чтобы он мог включиться в группу себе подобных и приобрести независимость от нее, целиком зависит от взаимодействия с физической и в еще большей степени – с социальной средой.

Способность к умозаключениям

Навыки чаще всего формируются путем подражания или выработки условных рефлексов, но также путем проб и ошибок, причем с увеличением числа проб ошибок становится все меньше. Именно это наблюдают у крысы, помещенной в лабиринт, или у кошки, запертой в ящике со сложным запором (см. гл. 7).

У высших млекопитающих, главным образом у обезьян и человека, благодаря высокому уровню развития головного мозга появляются новые способности, позволяющие решать задачи без предварительных пробных манипуляций (см. документ 1.5).

Очевидно, наиболее далеко продвинувшиеся в процессе эволюции обезьяны и, разумеется, человек смогли выработать эту способность улавливать связь между различными элементами ситуации и выводить из нее правильное решение путем умозаключений, не прибегая к пробным действиям, производимым наудачу.

Умозаключения используются в самых разнообразных ситуациях повседневной жизни, идет ли речь о выполнении какой-нибудь задачи, о перемещении из одного места в другое или о получении и осмысливании информации, исходящей от среды, в которой живет индивидуум.

Эта способность дала возможность человеку достигнуть огромного прогресса в своей эволюции.

Эволюция человека

Происхождение вида Homo sapiens частично все еще остается тайной. Тем не менее последние ископаемые находки, особенно из восточной Африки, позволяют считать, что предки человека появились примерно 3 млн. лет назад 1 . Более того, несколько сотен ископаемых остатков из Старого Света позволили датировать важнейшие этапы в эволюции человека (см. документ 1.6).

Итак, область гипотез сужается день ото дня, и история нашего происхождения все больше уточняется.

Ниже будет изложена точка зрения директора Коллеж де Франс палеоантрополога Ива Коппанса ( Yves Coppens , 1983).

От деревьев до первых поселений

В настоящее время, по-видимому, можно считать установленным, что род человеческий зародился в восточной Африке. В результате геологического катаклизма восточная часть этой области, представлявшая собой лесистое высокое плато, опустилась. Это событие, происшедшее 8 млн. лет назад, разделило наших предков на две группы. Члены группы, оставшейся на возвышенности, продолжали вести древесный образ жизни, а их потомки -это наши ближайшие родичи, шимпанзе и гориллы (рис. 1.9). Другая группа оказалась на равнине, которая со временем утратила былую влажность и покрылась высокой травой. В этих условиях отбор должен был благоприятствовать особям, наиболее приспособленным к жизни в саванне, лишенной деревьев; только существа, способные издалека обнаруживать хищников и быстро убегать в укрытие, могли здесь выживать и оставлять потомство. Таким образом, мутанты, способные передвигаться в вертикальном положении смогли адаптироваться к происшедшему изменению среды (как кениапитек, см. рис. 1.18).

Благодаря переходу к двуногому хождению передние конечности, занятые раньше в процессе локомоции, постепенно освобождались. Рука с ее больше и больше противопоставлявшимся большим пальцем превращалась во все более совершенный хватательный орган, облегчая нашему предку возможность манипулировать ветками и камнями.

  • 1 В 1982 г. на конгрессе, организованном Папской академией наук в Ватикане, известные всему миру антропологи, биохимики и генетики, основываясь на современном состоянии знаний, пришли к общему мнению относительно родственных связей человека с животным миром.

  • Рис. 1.9. В Рифт-Валли в восточной Африке обнаружены данные, позволяющие считать эту область колыбелью человечества. Поиски производились главным образом в Танзании, Кении и Эфиопии.

За это время положение головы постепенно становится уравновешенным при вертикальном положении тела; черепная коробка может, таким образом, развиваться во всех направлениях, что создает возможность значительного увеличения объема мозга.

С переходом хватательных функций к рукам облегчается эволюция рта возрастает подвижность его мышц, и это позволяет расширить репертуар производимых звуков.

Постепенно создаются условия, обеспечивающие развитие речи и способности к мышлению и предвидению.

С течением времени создаются новые виды. Несколько больше двух миллионов лет назад появились первые признаки гоминизации: их носителем был Homo habilis - человек умелый (рис. 1.10), названный так потому, что он впервые начал изготовлять орудия 1 .

  • 1 Это были не просто случайно найденные камни с режущим краем, а настоящие орудия, изготовленные с применением других камней; именно использование одного орудия для изготовления другого и представляет собой важнейший признак гоминизации.

Таблица 1.1.
Паспорт для космоса

Одно из заключений, к которым приводит теория эволюции, состоит в том, что каждый из нас в конечном счете -всего лишь пылинка, затерянная в беспредельной Вселенной. В век космических исследований полезно будет определить место человека среди видов, населяющих нашу планету, и место самой этой планеты среди множества галактик

Место человека в пространстве:

Вид Homo sapiens

Род Homo

Семейство Hominidae (представлено лишь одним видом)

Отряд Primates (ближайшие родичи человека среди приматов-шимпанзе и горилла, с которыми у него, по-видимому, был общий предок, живший 7,5 млн. лет назад)

Охота становится

Класс Mammalia (теплокровные позвоночные, тело которых покрыто шерстью и которые выкармливают своих детенышей молоком)

Тип Vertebrata (животные с внутренним скелетом, центральной осью которого служит позвоночник)

Царство Animalia

Планета Земля

Система Солнечная (Солнце -одна из сотен миллиардов звезд, составляющих нашу Галактику)

Галактика Млечный Путь (одна из нескольких сотен миллиардов галактик, образующие нашу Вселенную). Его диаметр около 100000 световых лет"

Вселенная Единственная, а может быть и нет; радиус той ее части, которая доступна для исследования, составляет 15 млрд. световых лет.

  • 1 Один световой год-расстояние, которое проходит свет за один год -10000 млрд км)

Таблица 1.2.
Эволюционный календарь

В настоящее время наиболее широким признанием пользуется теория, согласно которой Вселенная возникла в результате Большого взрыва, произошедшего примерно 15 млрд. лет назад; взрыв привел к образованию галактик, которые с тех пор удаляются друг от друга с огромными скоростями. Чтобы сопоставить эволюцию человека с историей Вселенной и Земли, можно использовать модель в виде годичного календаря, приняв, что первая секунда 1 января соответствует Большому взрыву. В этом масштабе продолжительность жизни человека равна восьмой доле секунды.

Месяцы

Дни

События

Примерная давность, годы

Янв.

1

Большой взрыв

15 млрд. лет назад

Февр. Март Апр.

 

 

10 млрд.

Май

2

Возникновение нашей Галактики - Млечного Пути

 

Июнь Июль Авг.

9

Возникновение Солнечной системы

5 млрд. лет назад

Сент.

14

Образование Земли

 

Окт.

20

Возникновение жизни в морях

4 млрд. лет назад

Ноябрь Дек.

7

Возникновение пола

1 млрд.

 

19

Первые позвоночные

500 млн.

 

20

Первые наземные растения

450 млн.

 

22

Первые рыбы

400 млн.

 

23

Первые амфибии

350 млн

 

24

Первые рептилии

300 млн

 

26

Первые млекопитающие

195 млн.

 

27

Первые птицы

150 млн.

 

29

Вымирание гигантских рептилий Первые приматы 70 млн.

 

 

31 дек.. 19.30

Первые гоминиды

7,5 млн.

 

21.45

Первые люди

4 млн.

 

22.45

Homo habilis

2,2 млн.

 

23.07

Homo erectus

1,5 млн.

 

23.42,30с

Овладение огнем

500000 л

 

23.53

Первые Homo sapiens

200000

 

23.58, 36с

Первые люди в Америке и Австралии

40000

 

23.58,57 с

Первые наскальные рисунки

30000

 

23.59,18с

Начало земледелия

20000

 

23.59, 41 с

Первые поселения на Среднем Востоке

9000

 

23.59,56с

Нулевой год н. э.

2000

 

23.59,59 с

Изобретение книгопечатания; Христофор Колумб высадился в Америке

400

С появлением Homo erectus (рис. 1.11), т.е. примерно полтора миллиона лет назад, начинаются великие миграции в сторону Азии, а затем Европы. Миграции в Европу связаны с первыми успехами в овладении огнем (500000 лет назад).

Homo erectus -человека, прямоходящего - сменил Лото sapiens -человек разумный; первым его представителем был неандерталец, живший более 200000 лет назад.

Примерно 65 000 лет назад неандерталец окончательно уступил место линии нашего непосредственного предка, Homo sapiens в прямом смысле - кроманьонца: древнейшие из известных ныне представителей кроманьонцев появились 100000 лет назад. Их потомки 40000 лет назад заселили северную часть Европы, а затем обе Америки и Океанию. Лишь гораздо позднее, примерно 9000 лет назад, появились первые поселения на Среднем Востоке.

Как подчеркивает Коппанс, 200000 поколений, сменявших одно другое после первых этапов гоминизации, произвели на свет 70 миллиардов индивидуумов, которые, таким образом, все связаны между собой родственными узами.

Развитие речи

Любая группа, для того чтобы выжить, должна обладать средством, которое позволяло бы ее членам общаться между собой, направлять и координировать действия каждого из них.

Почти у всех видов животных имеются способы передачи информации, с помощью которых каждая особь может сообщать другим представителям своего вида об опасности, привлекать внимание потенциального брачного партнера или запрещать проникновение на свою территорию. Эти сигналы, однако, всегда связаны с той или иной сиюминутной ситуацией. По-видимому, ни одно животное, кроме человека, не способно передавать информацию, не относящуюся к данному моменту 1 . Только человеческие существа могут при помощи слов возвращаться в прошлое, делая доступным познание давних событий, а также сообщать заранее о некоторых событиях или действиях, предстоящих в будущем, или необходимых шагах для их осуществления.

Исследователи еще не пришли к единому мнению о том, в какой именно момент возник язык. Некоторые авторы считают, что это произошло очень давно, возможно 2 млн. лет назад, в эпоху, когда Homo habilis изготовлял свои первые орудия. Разнообразие этих орудий и передача соответствующих навыков были бы невозможны без языка.

  • 1 Нам, однако, пока еще не известно, какими возможностями обладают в этом отношении дельфины и киты.

Рис. 1.12. Многие наблюдатели обратили внимание на то, как шимпанзе используют орудие, в данном случае ветку. Животное отламывает ветку где-то вблизи термитника, очищает ее от листьев, увлажняет собственной слюной и погружает в одно из отверстий, а потом вытаскивает и лакомится прилипшими термитами; но шимпанзе отличается от человека тем, что хотя иногда сохраняет свое орудие, однако никогда не пытается его усовершенствовать. Человек же не только совершенствует свои орудия, но и создает для этой цели новые приспособления.

По мнению других, однако, навыки вполне могли передаваться в результате простого подражания, подобно тому как детеныши шимпанзе перенимают у взрослых особей способ ловли термитов путем введения в их гнездо ветки (рис. 1.12). Эти авторы считают более правдоподобным, что речь начала развиваться в эпоху, когда потребность в ней стала настоятельной, ибо от этого зависело выживание вида. Они полагают, что эта эпоха соответствует последнему оледенению, когда 75 тыс. лет назад наступление льдов резко изменило среду обитания человека. По мере того как группы людей осваивали тот или иной образ жизни, все больше возрастала необходимость передавать информацию не с помощью криков или урчания, а каким-то иным способом. Но как объяснить в таком случае, что язык развивался также и в экваториальных областях?

Вероятно, вопрос этот никогда не удастся разрешить, поскольку существование речи нельзя установить по ископаемым остаткам скелетов. Тем не менее строение головного мозга, восстановленное по слепкам полостей очень древних черепов, позволяет предполагать, что область, управляющая речью, развилась на относительно ранней стадии эволюции человека. Известно также, что человек – единственный примат, который благодаря низкому положению гортани способен к развитию членораздельной речи. Однако, как показывает строение костного основания ископаемых черепов, такое расположение гортани появляется на относительно поздних стадиях эволюции наших предков. Переход от высокого расположения гортани, как у Люси, к полувысокому, типичному для Homo erectus , было, по-видимому, связано с преобразованием верхних дыхательных путей в результате изменения климата в умеренных областях, так что членораздельная речь появилась, вероятно, 1,5 миллиона лет назад.

Социальная и культурная эволюция

Как уже говорилось, первые человеческие существа, вероятно, бродили группами по саванне, питаясь плодами, кореньями или мелкими животными, которых они убивали камнями.

Семейный, групповой, а затем и племенной образ жизни обладает многими преимуществами, облегчая добывание и дележ пищи, ночную охрану стойбища от диких зверей, воспитание детей, требующих заботы в течение многих лет, прежде чем они становятся самостоятельными. 1

После создания такого оружия, как деревянные палицы, каменные и костяные рогатины и ножи, охота стала главным занятием человека, обеспечивающим пропитание группы. С этого времени на охоту, все более длительную, отправляются только самые сильные члены группы, а пожилые люди и матери с детьми остаются на стойбище или в пещере. По всей вероятности, именно те, кто остается дома, совершенствуют гончарные изделия и другие предметы домашнего обихода, но главное их занятие-развитие земледелия, начавшееся 15-20 тыс. лет назад, сперва методом проб и ошибок, а затем путем отбора лучших форм растений.

Общественная организация присуща не только человеку; ее можно обнаружить и у многих видов животных. Но при этом человек -единственный примат, который делится пищей со своими сородичами и образует постоянные брачные пары, составляющие ядро семьи 2 . Эти обычаи сыграли важнейшую роль в эволюции групп человека; в частности, они способствовали укреплению семейных уз и повышению качества заботы о детях и их воспитания. За длительный период обучения молодые особи имеют возможность приобрести социальные и культурные навыки и вобрать в себя опыт предшествующих поколений. Освоив эти достижения, каждое поколение может продолжить поиски новых решений, которые оно в свою очередь передает своим потомкам.

Таким образом, благодаря союзу руки и мозга, языка и группового образа жизни область познанного развивалась по спирали со все возрастающей скоростью.

В последние 10000 лет человек двигался вперед гораздо быстрее, чем в предшествующие миллионы лет. За этот период он прошел путь от каменного века до выхода в космос. Сегодня отдельный человек узнаёт за один день больше нового, чем его предок, живший в саванне, узнавал за всю свою жизнь.

Поколение двухтысячного года в свою очередь будет знать в сорок раз больше, чем поколение восьмидесятых годов. Но сможет ли оно употребить все эти знания себе на пользу? Дадут ли они ему возможность обеспечить физическое и психологическое благоденствие населения земного шара или же заведут его в тупик? Второе тоже может случиться, если повсеместные проявления агрессивности между группами людей будут не только продолжаться, но и поощряться созданием все более и более изощренных средств разрушения.

  • 1 Переход от обезьяны к человеку представляется результатом мутаций, ведущих к продлению периода роста и развития ребенка и подростка. Эта неотения влечет за собой более длительную зависимость молодых особей от взрослых. У человека этот период вдвое больше, чем у других приматов.
  • 2 Среди других приматов только гиббоны тоже образуют постоянные пары; однако у них нет семьи, так как лишь немногие детеныши остаются с родителями больше одного года.

Агрессивность человека

По-видимому, агрессивность между особями одного вида существует у большей части приматов. Наблюдения, проведенные в 60-е годы Джейн Гудолл, показали, что у шимпанзе она может даже доходить до полного истребления самцов враждебной группы.

На всем протяжении развития нашего вида агрессивность играла важную роль в выживании его представителей. Первым охотникам приходилось иногда проявлять жестокость, убивая животных или других людей, которые вступали с ними в конкуренцию за пищу, брачного партнера или территорию. Но вся последующая история всех цивилизаций отмечена вооруженными конфликтами между кланами, племенами или нациями, причем связи между этими конфликтами и выживанием индивидуумов как таковым обнаружить не удается.

Существуют, однако, культуры, которые сумели создать способы сдерживания агрессивности, выработав системы особых сигналов, угрожающего поведения или воинственных ритуалов, подобных встречающимся до сих пор у племен на берегах Амазонки или островах Океании. Этнологи обнаруживают даже общества, которым агрессивность, по-видимому, неведома ( Mead , 1969).

Что можно заключить из этих фактов? Следует ли считать агрессивность врожденной чертой или нет? Подобные дебаты лишены смысла. Главный вопрос, который должны ставить перед собой все гуманитарные науки, состоит в том, чтобы понять, каким образом культура может обуздать жестокость в тот час, когда все более изощренные виды вооружения грозят уничтожить миллионы людей в результате простого нажатия кнопки.

К 1987 г. население нашей планеты достигло 5 миллиардов человек, тогда как в 1850 г. был только 1 миллиард. В дальнейшем численность будет возрастать на 1 миллиард каждые 12 лет.

Население земли, составлявшее 10-40 тыс. лет назад всего несколько тысяч человек, в настоящее время достигло 5 млрд., а через 15 лет оно превысит 6 млрд. . Перед лицом все более смертоносных войн, вспыхивающих в разных уголках земного шара, всплеска расизма и слепого терроризма настало время использовать в индивидуальном порядке наши способности рассуждать и общаться, с тем чтобы объяснять другим людям, и прежде всего детям, что при разрешении конфликтов всегда следует отдавать предпочтение ненасильственным методам.

Все другие виды живых существ эволюционируют вслепую, по воле изменений, происходящих в окружающей среде. Человек – единственный вид, который благодаря языку и умственным способностям начал направлять собственную эволюцию. Чрезвычайно важно, не отказываясь от наследия нашего животного происхождения, использовать ресурсы, которыми мы располагаем, чтобы в будущем придавать проявлениям этого наследия надлежащие формы. В этой книге, где собраны знания, накопленные психологами, делается скромная попытка помочь прогрессу в этом направлении.

Документ 1.1. Уровни поведения и эволюция

Принято различать пять уровней поведения – от таких врожденных стереотипных форм адаптации, как таксисы и рефлексы (а также - в некоторых отношениях – инстинктивное поведение), до приобретенных поддающихся модификации форм, связанных с мышлением.

Относительную роль каждого из этих уровней поведения у животных, находящихся на разных ступенях эволюционного развития, можно отобразить в виде диаграммы, предложенной Детье и Стелларом ( Dethier , Stellar , 1961) и воспроизведенной с некоторыми упрощениями на рис. 1.15.

Из этой диаграммы видно, как по мере повышения организации животных врожденные стереотипные реакции все больше и больше вытесняются приобретенными формами поведения. Если, например у насекомых преобладает инстинктивное поведение, то у низших млекопитающих, таких как крыса, оно замещается способностью обучаться; что же касается способности к умозаключениям, почти отсутствующей у крыс, то она вместе с научением представляет собой главный тип поведения у человека, утратившего большую часть стереотипных реакций.

Таксисы

Рефлексы

Инстинктивное поведение

Научение

Рассудочная деятельность

Рис. 1.15. Схема, предложенная Детье и Стелларом ( Dethier , Stellar , 1961).

Документ 1.2. Миграция лососей - инстинктивное поведение или результат научения?

Весной в быстрых и прозрачных водах какого-нибудь ручейка на севере Канады, в Скандинавии или в Шотландии появляется молодь лосося. Икра, отложенная прошлой осенью самками на гравии, покрывающем дно ручья, оплодотворяется самцами, и примерно через три месяца из нее вылупляются мальки.

Спустя несколько лет (от двух до семи в зависимости от широты), проводимых в пресных водах, малек, превратившийся в молодого лосося-так называемую пестрятку-спускается вниз по реке, чтобы вскоре устремиться в океан. На этой стадии лосося называют серебрянкой, или смолт.

Самцы и самки остаются в открытом море два или три года, удаляясь иногда от берегов почти на 3000 км.

Лишь после достижения половой зрелости лососи начинают свое фантастическое путешествие на нерестилища. Рыбы проходят 50-100 км в день, чтобы прежде всего найти устье своей родной реки. Из десятков впадающих в море рек они направляются в ту, по которой спустились в море несколько лет назад, а затем без колебаний плывут по ней вверх до своего родного ручейка, где приступают к нересту.

Хотя рыбы попадают в настоящий лабиринт притоков со многими разветвлениями, на каждой развилке между двумя направлениями они неизменно делают правильный выбор. И если они все же иногда ошибаются, то тут же поворачивают назад, возвращаясь на то место, где произошла ошибка; затем они вновь пускаются в путь, преодолевая самые быстрые течения и водопады, высота которых достигает подчас нескольких метров, чтобы после многодневных изнурительных усилий добраться до своих нерестилищ, до «земли предков», где они родились и где большая их часть погибнет, осуществив репродуктивную функцию.

Эта проблема -одна из самых увлекательных. Каким образом эти рыбы после долгих лет отсутствия, преодолев огромные расстояния, находят тот ручей, где они появились на свет? Почему именно этот ручей, а не другой, столь же гостеприимный?

Ученые продолжают поиски ответов на эти вопросы. Кажется вероятным, что важную роль играет здесь обоняние лососей, а определяющими факторами у берегов служат химический состав, вкус и запах воды. Но чем руководствуются рыбы, находясь в открытом море, и какие механизмы инициируют миграцию?

Документ 1.3. Охрана территории у колюшки

Колюшка-маленькая пресноводная рыбка, которую один из создателей современной этологии, Тинберген ( Tinbergen , 1953), выбрал объектом своих исследований.

У этого вида сооружение гнезда, охрана территории, забота об икре и о молоди лежит на самце, который загоняет самку в гнездо, чтобы она отметала икру.

Рис. 1.16. Модели, использованные Тинбергеном. Чем большая часть модели окрашена в красный цвет, тем агрессивнее ведет себя по отношению к ней самец колюшки. На модель, точно воспроизводящую колюшку, но без красного брюшка, самец, охраняющий свою территорию, не нападает вовсе.

Все эти фазы поведения, по-видимому, стереотипны и запрограммированы таким образом, чтобы реакция у животного вызывалась не общей ситуацией, а строго определенными стимулами. Рассмотрим в качестве примера поведение самца при защите территории.

Весной самец выбирает себе участок на песчаном дне реки и начинает строить гнездо в форме тоннеля. В это время его грудь и брюшко приобретают красивую красную окраску -таков его «брачный наряд». Самец при этом становится очень агрессивным и начинает нападать на всех самцов своего вида с таким же, как у него, красным брюшком, которые приближаются к его территории. Тинберген решил выяснить, что возбуждает эту агрессивность -весь облик соперника или просто красный цвет его брюшка. Для этого Тинберген отсадил самца, занявшего себе территорию, в отдельный аквариум и стал подносить к нему на кончике палочки различные гипсовые модели самцов колюшки - одни очень похожие, но со светлым брюшком, а другие чрезвычайно грубые, но с красным брюшком (рис. 1.16).

Оказалось, что агрессивное поведение самца вызывают только модели с красным брюшком, даже если они лишь отдаленно похожи на рыбу; более того, самец систематически атаковал кусочек красной шерсти, погруженный в аквариум. Если, однако, такой эксперимент проводится на несколько недель раньше или позднее, то красный цвет не вызывает агрессивной реакции; его воздействие, таким образом, ограничено во времени.

Документ 1.4. Материнский инстинкт или научение?

Все животные, по-видимому, обладают врожденным знанием того, как следует поступать в разных случаях жизни. Но можно ли считать, то эти инстинктивные формы поведения изначально вполне структурированы? Как обстоит дело у млекопитающих?

Наблюдать за материнским поведением крысы-самки в ее естественной среде столь же увлекательно, как наблюдать за самками любых других животных. Всякая самка при приближении родов (даже если это первородящая самка) совершает те же подготовительные действия по устройству гнезда, что и ее предки на протяжении многих тысяч поколений. Она без устали притаскивает различные материалы, которые разлохмачивает зубами, чтобы сделать их более мягкими, а затем строит шаровидное гнездо, приобретающее окончательную форму в последние часы перед родами. Затем она занимается каждым из детенышей по мере их появления на свет: перекусывает им пуповину и перетаскивает по одному в гнездо. Записана ли вся эта наука в психике животного или же она частично зависит от предварительного обучения?

Как будет вести себя молодая крыса, выросшая в среде, где она не имела ранее доступа к материалам, необходимым для постройки гнезда, и получила их ко времени родов? Создается впечатление, что в этом случае животное обычно оказывается неспособным к устройству гнезда или проявлению необходимой заботы о детенышах.

Таким образом, крыса обладает инстинктом, который называют «материнским», но который всегда проявляется в виде очень сложной последовательности простых форм поведения, как приобретенных, так и врожденных. Все они зависят, однако, от непосредственного окружения и от прошлого опыта. Поэтому, если крыса прежде не имела возможности приобрести такие простые навыки, как обращение с материалами, которые понадобятся позже для постройки гнезда, для нее может оказаться затруднительным проявить свой «материнский инстинкт». Даже при наличии такой потребности для ее удовлетворения крысе необходимо предварительное обучение, которое позволит ей достигнуть цели, детерминированной генетически.

Понятно, почему можно утверждать, что у человека «материнский инстинкт» практически исчез. В самом деле, многочисленные опросы показали, что привязанность матери к своему младенцу частично зависит от опыта, приобретенного ранее, главным образом в детстве, но в равной мере и от связей, которые устанавливаются после родов в результате ее забот о ребенке и его реакций на эти заботы.

Документ 1.5. Собака, обезьяна и способность к умозаключениям

Голодную собаку запирают в клетку. На некотором расстоянии от клетки помещают кусок мяса, обвязанный веревочкой, свободный конец которой лежит у ног собаки. Собаке достаточно было бы ухватить конец веревки зубами, чтобы притянуть к себе мясо. Однако она, по-видимому, не способна спонтанно установить связь между этими двумя элементами; она часами будет скулить, не умея решить задачу.

Но если в клетку посадить шимпанзе, а к веревочке привязать банан, то не пройдет и минуты, как она завладеет бананом, потянув за веревочку . Как мы увидим в главе 7, Кёлер даже наблюдал, как шимпанзе догадался вставить одну в другую две находившиеся в клетке палочки и придвинуть банан к себе.

Документ 1.6. Эволюция человекообразных обезьян и гоминид

После того как в 1974 году была обнаружена «Люси» -это были самые древние на сегодня ископаемые остатки представителя семейства

Генеалогия человека

Появление Вымирание, линии, млн. млн. лет назад лет назад

30 Проплиопитек 19 Дриопитек 14 Кениапитек 7,5 Преавстралопитек 2,5 5 Australopithecus 1 africanus 2,5 A . robustus 1 4 Появление Hominidae 2,2 Homo habilis 1 1,5 H . erectus 0,2 Я. sapiens 0,065 neanderthalensis (в Европе и на Ближнем Востоке -100 000 лет назад) 0,1 H . sapiens sapiens (на Ближнем Востоке, в Европе, а затем 40000 лет назад - в Америке)

Рис. 1.18. Эволюционная линия человека (в соответствии с гипотезой Коппанса). * Purgatorius - самый древний из известных в настоящее время ископаемых приматов.

  • ** Амфипитек-последний общий предок человека и обезьян Старого и Нового Света. Это «недостающее звено», обнаруженное недавно в Азии; миграция потомков амфипитека в Африку положила начало эволюционной линии человека (см. Science et Vie , 1986, № 824, р. 58-61).
  • *** Эпоха, в которую эти виды дивергировали в генетическом плане.

Hominidae ,-появилось множество гипотез, в которых пересматривается генеалогия человека ( Chavaillon , 1985). Приведем три из них.

  1. От общего древнего ствола возрастом 7,5 млн. лет отходят три ветви, и Люси-наша «двоюродная сестра», принадлежащая к ветви преавстралопитеков. Это гипотеза Коппанса ( Coppens , см. рис. 1.18).
  2. Австралопитеки и род Homo представляют собой две самостоятельные ветви, а Люси-прямой предок этих двух ветвей, отходящих от общего ствола. Эту гипотезу выдвинули Джохансон ( Johanson ), Уайт ( White ) и Тобиаш ( Tobias ).
  3. Существовали две совершенно обособленные линии Hominidae , а Люси-их отдаленная родня, происходящая от ветви австралопитеков. Эта гипотеза принадлежит Лики ( Leakey ).

Резюме

  1. При исследовании многих форм поведения человека возникают споры об относительном значении врожденного и приобретенного.
  2. Эволюционная теория, рассматриваемая ныне как установленный факт, утверждает, что в данной среде наиболее приспособленные к ней особи оставят больше потомков, чем менее приспособленные, потомки которых будут таким образом мало-помалу элиминироваться. Эта теория позволяет понять, как происходила эволюция поведения со времени появления жизни на Земле до наших дней.
  3. Самые простые формы поведения появились вместе с первыми одноклеточными существами; это таксисы, которые проявляются в общей механической реакции организма на тот или иной источник раздражения.
  4. С развитием нервной системы появились рефлексы, определяемые как более специфические и более точные реакции на раздражение тех или иных рецепторов.
  5. Инстинктивное поведение гораздо сложнее и специфично для каждого данного вида; структура и цели каждой его формы закреплены генетически. То или иное инстинктивное поведение может проявиться лишь в том случае, если связанный с ним врожденный пусковой механизм решает, что для этого создались адекватные внутренние и внешние условия.
  6. Импринтинг - особое явление, присущее некоторым видам; в результате импринтинга у детенышей (птенцов) с первых часов жизни возникает глубокая привязанность к первому движущемуся объекту, с которым они встречаются.
  7. С развитием способности к научению эволюционно наиболее продвинутые виды получают возможность изменять свое поведение в зависимости от обстоятельств и адаптироваться таким образом к изменяющейся среде.
  8. Способность к умозаключениям - уровень, достигаемый только высшими приматами, главным образом человеком. Она позволяет решать проблемы, возникающие в повседневной жизни, просто путем мысленного установления связи между различными элементами данной ситуации, причем это не требует предварительного научения.
  9. Род человеческий происходит от живших на деревьях приматов, от которых он отделился в результате развития прямохождения и использования руки для хватания. За этим последовало увеличение объема головного мозга и развитие языка, что позволило человеку за последний миллион лет достигнуть быстрых успехов в приобретении разного рода навыков и заселить всю планету.
  10. Благодаря членораздельной речи человек может рассуждать как о событиях, происходивших в прошлом, так и о грядущих событиях, общественная структура облегчает выживание группы и воспитание детей. Таким образом, человек окончательно берет свою эволюцию в собственные руки. Однако агрессивные тенденции, составляющие, возможно, часть наследия, полученного человеком от животных предков, грозят погубить его, если он не сумеет преодолеть их путем надлежащего воспитания.

Литература

  1. Chapoutier G., Kreulzer M., Menini С ., 1980. Psychophysiologie-Le systeme nerveux et le comportment, Montreal , Etudes vivantes, Paris . Chavaillon J. (1985). Les premiers habitants d'Ethiopie, La Recherche, n° 165, p. 449-451.
  2. Clarke R., 1985. De 1'univers a nous, Paris , Seuil. Coppens Y., 1983. Le Singe, 1'Afrique et 1'Homme, Paris, Fayard. Dethier V.G., Stellar E., 1961. Animal Behavior, Englewood Cliffs, N.J., Prentice-Hall. Kohler W., 1927. L'intelligence chez les singes superieurs, Paris, Alcan. Lorenz K., 1979. Evolution et modification du comportement, L'inne et 1'acquis, Paris , Payot.
  3. Mead M.N., 1969. Moeurs et sexualite en Oceanic, Paris , Plan. Moore R., (Dir, publ.), L'evolution, Nederland , Time-Life (B.V.). Ouvrage collectif, 1979. Le Darwinisme aujourd'hui, Paris , Seuil. Piagel J., 1979. Le comportement, moteur de 1'evolution, Paris , Gallimard. Reeves H., 1986. L'heure de s'enivrer, Paris , Seuil. Singh J.A.L, Zingg P.M., 1980. L'homme en friche-de 1'enfant-loup a K. Hauser, Bruxelles, Ed. Complexe. Tmbergen N.. 1953 L'etude de 1'instinct, Paris , Payot.

Материал для самопроверки

Заполнить пробелы

  1. Относительная роль ..... и окружающей среды в развитии индивидуума остается предметом дискуссии.
  2. Согласно Дарвину, естественные процессы привели к ..... признаков, наиболее ..... к данной среде, благоприятствуя их передаче последующим поколениям.
  3. Труд Дарвина, опубликованный в ..... г. и вызвавший ожесточенные споры, назывался ..... .
  4. В XX в. эволюционная теория обогатилась данными ..... и открытием ..... .
  5. У животных, находящихся у основания эволюционной лестницы, наблюдаются очень примитивные формы поведения, известные под названием ......
  6. Последовательность событий, в результате которой информация от ..... передается в нервную систему и вызывает автоматическую реакцию, называется ......
  7. Присущие данному виду сложные ..... формы поведения, организация и цели которых генетически детерминированы, называют ..... поведением.
  8. Врожденный ..... механизм - это механизм, благодаря которому индивидуум проявляет надлежащее поведение в определенный момент в зависимости от определенных внутренних условий и с учетом информации, поступающей из внешней среды.
  9. У некоторых животных наблюдается .... -создается глубокая привязанность к первому ..... предмету, который они увидели после появления на свет.
  10. Только представители видов, обладающих способностью к .....и приобретению ..... , могут справляться с новыми ситуациями и вырабатывать новые формы поведения, позволяющие им адаптироваться.
  11. Способность к ...... это способность понимать связь между различными элементами данной ситуации, с тем чтобы найти решение данной проблемы. В эволюционном ряду животных она появляется у ..... .
  12. Вид Homo habilis , очевидно, возник ..... лет назад в ..... Африке.
  13. Переход к прямохождению повлек за собой освобождение ..... и развитие способности к изготовлению первых ..... .
  14. Вертикальное положение тела создало также возможность для развития ..... во всех направлениях, а тем самым и для увеличения ..... головного мозга.
  15. Первые признаки гоминизации появились у Нота ..... примерно ..... лет назад.
  16. Заселение Северной Европы и обеих Америк нашим прямым предком Homo ..... , или ..... , произошло примерно ..... лет назад.
  17. Развитие ..... создало возможности для обмена информацией и явилось основой быстрого прогресса человека.
  18. Главные особенности социальной организации человека ...... пищи со своими сородичами и образование постоянных ..... .
  19. Наблюдения Джейн Гудолл над ..... показали, что агрессивность ..... может иногда приводить к уничтожению самцов враждебной группы.
  20. В некоторых обществах, обнаруженных в различных точках земного шара, ...... по-видимому, совершенно отсутствует, и в их словаре даже нет соответствующего слова.

Верно или неверно?

  1. Одичавшего мальчика, найденного в Авероне, по-видимому, вырастили волки.
  2. Профессор Итар, изучавший Виктора, был уверен, что мальчик был идиотом от рождения.
  3. Дарвин считал, что природа действовала как фактор отбора, позволявший выживать самым слабым.
  4. В настоящее время основы эволюционной теории принимают большинство ученых.
  5. У растений уже можно обнаружить самые примитивные формы поведения.
  6. Врожденный пусковой механизм одинаков для всех поведенческих актов v всех видов, обладающих инстинктивным поведением.
  7. Способностью к научению обладают только высшие организмы.
  8. Первые признаки гоминизации появились 10 млн. лет назад.
  9. Первые поселения Homo sapiens начал строить примерно 9000 лет назад.
  10. Только у человека существует язык, позволяющий ему «переноситься» в прошлое или будущее.

Выбрать правильный ответ

1. У человека врожденными формами поведения считаются

  • а) агрессивные действия;
  • б) доминирование;
  • в) половое поведение.
  • г) Все ответы неверны.

2. Дарвин создал свою теорию эволюции

  • а) после прочтения работы Уоллеса на эту тему;
  • б) с целью подтвердить тезисы креационистов;
  • в) чтобы объяснить разнообразие существующих видов;
  • г) с целью показать причину неизменяемости видов.

3. Теория эволюции в широком смысле

  • а) принимается в настоящее время подавляющим большинством ученых;
  • б) представляет собой уже не просто гипотезу, а установленный факт;
  • в) обогатилась данными генетики и открытием законов наследственности,
  • г) Верны все ответы.

4. Таксис -это реакция организма, которая

  • а) носит общий (нелокальный) характер;
  • б) является механической;
  • в) ориентирована относительно источника раздражения.
  • г) Верны все ответы.

5. Рефлексы

  • а) всегда врожденные;
  • б) встречаются только у низших животных;
  • в) имеют мало отношения к выживанию.
  • г) Все ответы неверны.

6. Инстинктивные формы поведения

  • а) запрограммированы от рождения;
  • б) менее сложны, чем рефлексы;
  • в) не могут изменяться в результате опыта;
  • г) у человека более многочисленны, чем у других видов.

7. Инстинктивное поведение преобладает главным образом у

  • а) насекомых;
  • б) рыб;
  • в) рептилий;
  • г) млекопитающих.

8. Импринтинг, например у гусенка,

  • а) может быть направлен на любой объект, подвижный или неподвижный;
  • б) создается в любом возрасте;
  • в) возникает благодаря скрещиванию.
  • г) Все ответы неверны.

9. Приобретенные формы поведения обеспечивают животному адаптацию

  • а) идеально соответствующую условиям среды;
  • б) к вполне определенному типу среды;
  • в) к различным средам.
  • г) Все ответы неверны.

10. Согласно эволюционной теории и палеонтологическим данным, человек

  • а) произошел от обезьяны;
  • б) имеет общего предка с шимпанзе и гориллой;
  • в) не происходит от животных.
  • г) Все ответы неверны.

11. Гоминизация тесно связана

  • а) с вертикальным положением тела;
  • б) с освобождением руки;
  • в) с развитием головного мозга;
  • г) Верны все ответы.

12. Наиболее прямые предки человека появились

  • а) 700000 лет назад;
  • б) 200000 лет назад;
  • в) 100000 лет назад;
  • г) 40 000 лет назад

13. Человек – единственное существо, способное

  • а) передавать информацию о прошлых и будущих событиях;
  • б) пользоваться орудиями;
  • в) жить в сообществах.
  • г) Верны все ответы.

14. Присущая человеку социальная структура дает детям возможность

  • а) получать очень хороший уход;
  • б) воспринимать социальные и культурные обычаи;
  • в) усваивать опыт предшествующих поколений.
  • г) Верны все ответы.

15. Агрессивность человека

  • а) представляет собой врожденное свойство;
  • б) может быть легко преодолена;
  • в) отсутствует у большинства народов.
  • г) Все ответы неверны.

Ответы на вопросы

Заполнить пробелы

1 - наследственности; 2 -отбору, приспособленных; 3-1859, «Происхождение видов»; 4 -генетики, законов наследственности; 5 -таксисов; 6 -органов чувств, рефлексом; 7 -стереотипные, инстинктивным; 8 -пусковой; 9 - импринтинг, движущемуся; 10 -научению, навыков; II -умозаключению, высших млекопитающих; 12-10 млн., восточной; 13 -рук, орудий; 14 -черепа, объема; 15 - Homo habilis , 2 млн.; 16 - sapiens , кроманьонцем, 40000; 17 -языка (речи); 18 - разделение, групп; 19 -шимпанзе, самцов; 20 - агрессивность.

Верно или неверно (В или Н)

1-Н; 2-Н; 3-Н; 4-В; 5-В; 6-Н; 7-Н; 8-В; 9-В; 10-В.

Выбрать правильный ответ

1-г; 2-в; 3-г; 4-г; 5-г; 6-а; 7-а; 8-г; 9-в; 10-6; 11-г; 12-в; 13-а; 14-г; 15-г.

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com