Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 11. Пол и различные виды деятельности

В этой главе речь идет об участии мужчин и женщин в общественнополезной деятельности: учебе, труде, общественной работе, службе в армии. Вы узнаете о причинах лучшей успеваемости девочек в учебе, о различиях юношей и девушек в склонностях к той или иной профессии, о том, почему некоторые ученые считают, что мальчиков и девочек лучше учить раздельно. В главе обсуждаются многие вопросы, связанные с профессиональной деятельностью мужчин и женщин: имеются ли мужские и женские профессии, почему так мало женщин - бизнесменов и руководителей предприятий и учреждений, почему у женщин возникает "страх успеха", могут ли женщины быть хорошими политиками, какие функции выполняют женщины, служащие в армии, и т. д.

11.1. Пол и учебно-воспитательная деятельность

Воспитание и обучение детей в школе во многом зависит от того, как дети того или иного пола воспринимаются учителем, какие роли он приписывает мальчикам и девочкам, а главное - учитывает ли их половые особенности при подаче учебного материала и воспитании. Ведь вся учебно-методическая литература практически бесполая. По этому поводу В. Д. Еремеева и Т. П. Хризман пишут: "Во многих методических пособиях, рекомендациях, учебниках, книгах мы видим неумолимое: "Ребенок в 1 год должен... в 4 года должен... к 7 годам должен..." И приводятся таблицы по возрастам: что должен уметь бесполый ребенок. А вот таблицы таких сравнительно мало существенных для будущей жизни ребенка (да простят нас педиатры) показателей, как рост и вес, составлены отдельно для мальчиков и девочек. Значит, вес тела разный, вес мозга, соответственно, разный, а все то, что является результатом их деятельности (произвольные движения, восприятие и анализ информации, мышление, память и т. д.), одинаковое? Конечно, нет" (с. 14).

Дело, естественно, не в таблицах с разными для мальчиков и девочек нормативами развития психических функций (например, в отношении интеллекта такие таблицы есть), а в том, насколько правомочными будут эти нормативы, если одни авторы отмечают различия по этим функциям, а другие их отрицают. И все же зерно истины в этом высказывании авторов есть: нужны обоснованные рекомендации о том, как воспитывать и учить мальчиков и девочек. Разве справедливо, что девочек чаще хвалят, с ними чаще рассуждают, а когда разговаривают с мальчиками, то чаще всего ограничиваются прямыми указаниями (отнеси, сходи, перестань).

Важно и другое: нужно корректировать оценки, которые дают педагоги (да и вообще взрослые) мальчикам и девочкам. Опрос учителей, проведенный В. Д. Еремеевой и Т. П. Хризман, на предмет выявления характеристик их учащихся, выявил, что негативные характеристики приписывались мальчикам значительно чаще, чем девочкам. На вопрос - какие "самые хорошие" и "самые плохие" дети запомнились учителям за многие годы их работы - в первом списке преобладали девочки, а во втором - мальчики. Мальчики в глазах учителей чаще неряшливые, молчаливые, возбудимые, упрямые, нетерпеливые, с излишне высоким самомнением. Девочки же более старательные, застенчивые, владеющие собой, ловкие, боязливые, нерешительные. Неудивительно, что у 19 из 20 воспитательниц детского сада в ранжированном списке их воспитанников (по наименьшему числу негативных качеств) все первые места заняли девочки. В школе из 14 учительниц первые места отдали девочкам 11, а последние места мальчикам - 9. В то же время психолог, оценивая тех же детей, не дал явных предпочтений ни мальчикам, ни девочкам.

Приведенные примеры свидетельствуют о разном подходе педагогов к мальчикам и девочкам на интуитивном уровне, во многом ведущем к неадекватному отношению к детям разного пола. В то же время на осознанном уровне, несмотря на понимание различий между лицами мужского и женского пола в способностях, интересах и склонностях, особенностях поведения, педагогика до сих пор остается бесполой. Единственно, где учитываются половые различия - уроки труда, но и это вызывает негативную оценку некоторых психологов (Н. В. Ходырева, 1997). Бесполое обучение и воспитание вызывало (Г. Компейре, 1910; Современные..., 1913) и вызывает сейчас (Г. М. Бреслав, Б. И. Хасан, 1990; В. Д. Еремеева и Т. П. Хризман, 2001) у многих психологов, нейрофизиологов и педагогов беспокойство по поводу искаженного воспитания мальчиков и девочек и неадекватности способов их обучения, а в итоге - развития их личности. По данным А. С. Волович (1990), среди тех учащихся выпускных классов, которые в наибольшей степени соответствуют школьным требованиям, подавляющее большинство (85 %) составляют девушки. А юноши, попавшие в число таковых, обладают традиционно женскими качествами: примерное поведение, усидчивость, исполнительность и т. п.

Образы мальчиков и девочек в сознании педагогов. В. Л. Ситников (2001) показал, что в сознании педагогов гендерные установки выражены больше, чем в сознании детей. Так, образы "абстрактных" детей разного пола в сознании одного и того же учителя имеют больше различий между собой, чем образы реальных мальчиков и девочек. Между образами конкретных девочек в сознании педагогов и Я-образами этих же девочек имеется больше достоверных различий, чем между соответствующими образами мальчиков. При этом имеются существенные различия между педагогами и студентами педагогического вуза в том, как они представляют "абстрактных" мальчиков и девочек. По негативной модальности суждения педагогов более близки к тому, как мальчики отражают самих себя, суждения студентов более близки к тому, как отражают себя девочки.

Интерес мальчиков и девочек к разным предметам. Многие авторы отмечают различия в характере познавательных интересов мальчиков и девочек: девочкам присущ интерес к предметам гуманитарного цикла, а мальчикам - естественнонаучного. Еще Н. Д. Левитов (1962) выявил, что наибольшее число выборов у мальчиков получила математика, а у девочек - литература.

М. А. Меньшикова (1979) обнаружила отчетливые половые различия в учебно-познавательных интересах учащихся 5-10-х классов. Эти данные представляют особый интерес в связи с большим контингентом обследованных школьников (более 5000) во многих регионах бывшего СССР, а также в связи с тем, что исследование было проведено путем двух срезов с интервалами между ними в 10 лет. Это позволило судить о том, насколько устойчивы выявляемые тенденции.

Повсеместно у юношей на первом месте стоит устойчивый интерес к математике, на втором - к физике и на третьем - к истории. Девушки тоже предпочитают математику, затем (по убывающей) литературу, химию и физику. При этом есть различия между городскими и сельскими школьницами. У сельских школьниц на первом месте стоит литература, на втором - химия и лишь затем математика.

Из предметов, которые не нравятся, у юношей на первых местах находятся иностранный язык, астрономия, обществоведение, а у девушек - физика, география, астрономия, обществоведение.

По данным Э. Э. Грузиной (2001), у студентов математического факультета 60 % юношей считали самыми любимыми предметы, связанные с программированием, а 65 % считали их самыми главными. Число таких девушек было значительно меньшим (соответственно 17 % и 41 %).

Очевидно, что интерес к разным учебным предметам у мальчиков и девочек разный в силу их природных различий в направленности на восприятие и познание окружающего мира. Д. П. Барам (1984) приводит данные о соотношении среди восьмиклассников лиц с преобладанием образных или вербальных компонентов познавательных процессов. Оказалось, что среди тех, у кого преобладали вербальные компоненты, было 13 мальчиков и 6 девушек, а среди тех, у кого преобладали образные компоненты, - 3 мальчика и 16 девушек. Эти данные весьма красноречиво говорят о том, что среди девочек больше лиц с преобладанием первой сигнальной системы, по И. П. Павлову, а среди мальчиков больше лиц с преобладанием второй сигнальной системы. Естественно, это не может не отразиться как на интересе к различным предметам, так и на успеваемости по ним.

По данным Д. П. Барама, интересы к разным предметам у первосигнальщиков и второсигнальщиков выглядят следующим образом (табл. 11.1).

Таблица 11.1.
Средний балл выраженности по группам учебных интересов

Группы

Физкультура, труд

География, биология, история

Русский и английский языки

Русская литература

Математика, физика, химия

Преобладание вербального компонента

13

13

2

15

8

Преобладание образного компонента

4

12

1

18

1

Достоверность различий

Р < 0,01

 

 

 

Р < 0, 05

Без преобладания того или другого компонента:

 

 

 

 

 

мальчики

24

17

8

3

13

девочки

17

12

11

23

4

Достоверность различий

 

 

 

Р < 0,01

Р < 0,05

В этой таблице обращают на себя внимание различия между мальчиками и девочками, у которых отсутствует преобладание одной из сигнальных систем. У девочек явно выражена склонность к изучению литературы и языков, а у мальчиков - к точным дисциплинам (математике, физике и химии), а также к труду, физкультуре, истории, географии и биологии.

Е. А. Шумилин выявил различное понимание значимости любимого предмета у юношей и девушек. Юноши чаще, чем девушки, отмечают его влияние на умственное развитие (соответственно 55 % и 42 %), а девушки чаще, чем юноши, - на его значимость в народном хозяйстве (соответственно 26 % и 19 %).

Совместное или разнополое обучение? Различия в способностях мальчиков и девочек, выявленные психологами, также являются основанием для постановки вопроса о разнополом обучении детей. Так, по данным Ю. Б. Юдовиной (2001), в процессе изучения английского языка девочки улучшили свои показатели по вербальному интеллекту в большей степени, чем мальчики. Это согласуется с лучшей выраженностью вербальных способностей у лиц женского пола, о чем говорилось в разделе 5.5. В то же время уровень общего и невербального интеллекта даже среди одаренных детей выше у мальчиков, чем у девочек (С. С. Савенышева, 2001).

Споры о достоинствах и недостатках совместного или раздельного обучения мальчиков и девочек продолжаются до сих пор (A. Foon, 1988). В школах совместного обучения девочки реже выбирают для углубленного изучения математику и естественные науки. В то же время в школах раздельного обучения естественные науки выбирают многие девочки. Это рассматривается как доказательство гендерных влияний (установок общества) на интересы к тем или иным учебным дисциплинам, что приводит к снижению желания серьезно учиться у многих учениц школ с совместным обучением (J. Jones, 1990).

Однако давление противоположного пола испытывают и мальчики, особенно в младшем возрасте в связи с опережающим развитием девочек. В. Д. Еремеева и Т. П. Хризман сообщают об эксперименте, проведенном в Нижнем Новгороде: в детском саду мальчики и девочки воспитывались в однополых группах. Для девочек ничего не изменилось, а мальчики после некоторого трудного периода адаптации вдруг удивительно раскрылись, начали бурно развиваться, так что воспитатели их просто не узнавали. Если девочки забегали к мальчикам поинтересоваться, как те живут, то мальчикам девочки были совсем не нужны.

До сих пор в мире существуют две модели организации школьного обучения: американская, в которой обучение мальчиков и девочек осуществляется совместно, и европейская, где для мальчиков и девочек существуют раздельные школы. Для каждой из этих моделей существует своя идеология. Для совместных школ декларируются товарищеские, дружеские и равноправные отношения между мальчиками и девочками. Полагают, что в результате совместного общения мальчики будут "обогащаться" положительными качествами девочек (сдержанность, деликатность) за счет их смягчающего и возвышающего влияния, научатся уважать женщин, а девочки под влиянием общения с мальчиками освободятся от излишней робости, станут менее легкомысленными. Если же мальчиков и девочек будут воспитывать и обучать раздельно, то это помешает в будущем созданию семьи.

Эти несколько наивные ожидания и опасения явно уступают по весу отрицательным сторонам совместного обучения. Г. М. Бреслав и Б. И. Хасан справедливо отмечают тот факт, что в определенный возрастной период "слабый" пол становится явно сильнее "сильного" пола, поскольку девочки в своем развитии на год-полтора опережают мальчиков.

Более раннее половое созревание девочек приводит к явному рассогласованию их психологических установок и ожиданий с установками мальчиков. Девочки хотят, чтобы к ним относились уже не как к бесполым существам, у мальчиков же эти пожелания и требования не находят понимания и соответствующего ответа, так как они остаются в половом отношении физиологически инфантильными, хотя формально и признают половую дифференциацию и специфику взаимоотношений между полами. Больше того, у мальчиков в этом возрасте появляется тенденция не только к избеганию общения с девочками, но и к полному с ними размежеванию.

Противники совместного обучения отмечали в начале XX в., что установление товарищеских отношений между мальчиками и девочками приводит к уменьшению браков среди образованных людей, так как сила физиологического притяжения обратно пропорциональна чувству дружбы (Современные..., 1913). Конечно, это объяснение выглядит надуманным, но бесспорным остается факт, что романтическая любовь исчезает, а вместе с ней и глубина чувств. С утратой идеализированного образа, отмечает Г. М. Бреслав (1987), исчезают и ориентиры для самосовершенствования любящих друг друга юношей и девушек. Мы все больше становимся свидетелями правоты Г. Компейре, который говорил, что "в один прекрасный день может оказаться, что остался только один женский пол, но исчезла женственность" (1910, с. 86). И действительно, по данным Г. М. Бреслава и Б. И. Хасана, и девушки, и юноши называют желательными у женщин такие традиционно мужские качества, как мужественность, независимость, уверенность в себе, целеустремленность, которые доминируют над чисто женскими качествами . У учащихся 8-9-х классов явно преобладают силовые, грубые формы взаимодействия, причем девушки успешно используют именно "мужские" средства.

Парадокс современной общеобразовательной школы состоит в том, что содержание учебных планов и учебных предметов имеет явно технократическую и естественно-научную направленность, т. е. в основном мужской уклон. Осуществлять же эту стратегическую линию должны в большинстве своем учителя-женщины, предъявляющие требования (прилежание, усидчивость, дисциплинированность), которые ближе девочкам. Школьные требования нацелены на тщательность выполнения заданий, проработку деталей, в заданиях велика доля исполнительства и мало творчества. Все это ставит в более выгодное положение девочек, так как женщины обычно лучше выполняют задачи не новые, типовые, шаблонные, но требующие усердия, тщательности. Предварительные объяснения задания исключают этап поиска, который присущ мужскому интеллекту. Мальчику надо до всего дойти своим умом, тогда он лучше поймет и запомнит принцип решения задачи.

Успешность выполнения интеллектуальных тестов и учебная успеваемость. Определение успешности выполнения различных интеллектуальных тестов (стандартизированных тестов достижений) показало, что мальчики начальной школы получали значительно более высокие баллы в заданиях, относящихся к естественным и общественным наукам и к математическому мышлению, девочки - в орфографии, употреблении языка и в арифметических вычислениях (L. Terman, Miles, 1936; A. Traxler, G. Spaulding, 1954).

В США анализ результатов Предварительного теста академических способностей ( PSAT ) с 1960 по 1983 г. тоже выявил статистически значимые половые различия: девочки, в среднем, показали лучшие результаты в грамматике, орфографии и более высокую скорость восприятия информации. Мальчики, в среднем, отличались лучшим пространственным воображением, б о льшими успехами в математике в старших классах и более развитыми механическими способностями. Не было выявлено различий в способности рассуждать при работе со словесным, числовым и образным материалом (Г. Крайг, 2000).

Вопрос о соотношении школьной успеваемости и пола изучался многими учеными. Однако полученные результаты сильно расходятся: по мнению одних авторов лучше успевают мальчики, по мнению других - девочки, третьи вообще не обнаружили различий. Об этом, например, свидетельствуют данные, приведенные в работе В. Н. Васильевой и Н. А. Васильева (1979) - табл. 11.2. Как видно из этой таблицы, девочки лучше успевают, чем мальчики, в основном до 7-го класса. Затем успеваемость у тех и других становится практически одинаковой.

Таблица 11.2.
Общая успеваемость школьников разного пола, среднегодовые баллы

Класс

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

Девочки

4,0

4,4

4,4

4,1

4,0

4,2

4,0

3,7

3,6

3,9

Мальчики

3,9

4,0

4,4

3,5

3,7

3,9

4,1

3,4

3,6

3,8

Среди девочек реже встречаются отстающие и чаще - хорошо успевающие (E. Lincoln, 1927; J. Summerskill, C. Darling, 1955). Даже в авиационных училищах женщины получают лучшие оценки, чем мужчины, с тем же самым показателем способностей (M. Gordon, 1953).

Неуспеваемость у мальчиков отмечается в 2 раза чаще, чем у девочек, а по данным многих стран среди неуспевающих 75 % составляют мальчики. Неудивительно, что, несмотря на более высокие в среднем показатели интеллекта, отсев из вузов значительно выше среди юношей (В. П. Багрунов, 1984).

Т. В. Фомичева и А. И. Ходор (1978) изучали этот вопрос на большом контингенте детей 7-8 лет (633 мальчика и столько же девочек). В младших классах успеваемость девочек по основным предметам (чтение, письмо, математика) заметно выше, чем у мальчиков. Найденные различия были небольшими, но статистически значимыми. Особенно значимыми были различия по письму. Сочинения девочки пишут лучше, у них больше связности и описательности, больше внимания уделяется деталям, хотя по фантазии они не превосходят мальчиков. Среди отличников девочек было 67,4 %, а среди учащихся с удовлетворительными отметками - 56 % мальчиков.

Авторы объясняют лучшую успеваемость девочек более ранним созреванием у них головного мозга, по сравнению с мальчиками. Думается, однако, что это не единственная причина; ведь и в более старших классах девочки учатся лучше, чем мальчики, да и в институтах прослеживается та же тенденция. Объясняя различия в успеваемости по письму, Т. В. Фомичева и А. И. Ходор сами указывают одну из таких причин: присущую в большей степени девочкам аккуратность и тщательность. Кроме того, авторы выявили, что среди подготовленных к школе девочек было больше, чем мальчиков (соответственно 57,4 % и 42,6 %). Это тоже могло оказать влияние на различия в успеваемости на первых ступенях обучения (в первом полугодии).

Различия мальчиков и девочек в успеваемости в начальных классах обусловлены тем, что в одном классе, по существу, сидят дети разного возраста: в среднем мальчики по темпам развития моложе девочек на 1-1,5 года. Вследствие этого у девочек начальных классов лучше развиты лингвистические способности, играющие важную роль в обучении. Девочки имеют превосходство в почерке (за счет большей ручной ловкости), пишут аккуратно, что может влиять на оценку письменных работ (E. Lincoln, 1927). Нельзя не учитывать влияния на школьные отметки большей дисциплинированности, усидчивости и прилежания девочек, что, во-первых, производит благоприятное впечатление на учителей и, во-вторых, способствует лучшему усвоению учебного материала. Наконец, в начальных классах преподают женщины, поэтому девочкам легче идентифицировать себя с ними. Не исключено, что методы преподавания учителей-женщин больше соответствуют потребностям девочек, чем мальчиков. Все это создает более сильную мотивацию учения у девочек по сравнению с мальчиками.

Снижение успеваемости девочек в ранней юности К. Гиллиган (1989) объясняет тем, что внешняя привлекательность и соответствие общепринятым гендерным стандартам оказываются для них важнее, чем хорошие отметки в школе. Возможно, это и так, однако по данным моего исследования среднегодовой балл успеваемости все равно был выше у девушек, чем у юношей (соответственно 14,2 и 13,4 балла). Можно предположить, что это в какой-то степени было связано с тем, что у данных девушек был выше и мотив достижения, обусловивший, очевидно, большее их прилежание в учебе.

Лучшая успеваемость представительниц женского пола в старших классах обусловлена, скорее всего, их большей ответственностью к учебе, но в то же время это сопровождается их большей психической напряженностью.

Это, кстати, объясняет тот факт, что к концу учебного года, как показано в исследовании А. Н. Горшковой (1999), состояние у девочек гораздо хуже, чем у мальчиков (табл. 11.3).

Таблица 11.3.
Динамика психоэмоционального состояния у старшеклассников в течение учебного года, процент случаев

Состояние

Пол

Начало года

Конец года

Благоприятное

Девушки

91,5

37,7

Юноши

65,2

58,6

Неблагоприятное

Девушки

6,7

49,0

Юноши

28,2

21,0

На основании обзора зарубежных работ Дж. Мак-Геч (J. MacGeoch, 1942) считает, что половые различия в быстроте научения малы и непостоянны, а разнообразие получаемых результатов объясняется или характером предъявляемого материала или небольшим числом испытаний.

В работе Л. Термана (L. Terman, 1946) также указывается на зависимость неодинаковых результатов от характера материала. Он ссылается на ряд авторов, которые выявили преимущество в успеваемости девочек, если учащиеся находились на низших ступенях обучения и задания были простыми. Однако при более сложных арифметических заданиях преимущество имеют уже мальчики. Сходные данные получил Д. Кенрик (D. Kenrick, 1987): у девочек успеваемость по математике лучше, чем у мальчиков, но только в том случае, когда программа, по которой они учатся, не очень напряженная. При более насыщенной математической программе успеваемость школьниц резко снижается.

Говоря о математических способностях мужчин и женщин не следует забывать, что имеются разные разделы математики, которые требуют разных способностей. Одно дело алгебра, другое дело - геометрия как наука о соотношениях и пространственных формах. В старших классах девочки лучше справляются с алгеброй (оперирование с буквенными символами!), а мальчики - с геометрией (оперирование с пространством!). Да и преподаватели высших учебных заведений отмечают, что именно для студенток начертательная геометрия является камнем преткновения.

Некоторые авторы объясняют лучшую успеваемость мальчиков по математике тем, что математика и точные науки считаются в большей степени мужскими дисциплинами, поэтому даже учителя пребывают в уверенности, что мальчики более способны к математике, чем девочки, и уделяют им больше внимания при преподавании этого предмета. Делаются даже выводы, что учителя вообще больше внимания на уроках уделяют мальчикам, чаще спрашивая их, чаще оценивая их успехи, дают возможность мальчикам решать задачи самостоятельно, а девочкам оказывают помощь и т. д. и т. п. Остается, однако, непонятным, почему тогда таким же образом не объясняют лучшую успеваемость девочек по языку и литературе. Создается впечатление, что ученых психологов-женщин просто раздражает всякое отставание женщин от противоположного пола, в то время как их преимущество в чем-то перед мужчинами воспринимается как само собой разумеющееся и не требующее объяснений.

На самом деле девочки часто получают более высокие отметки даже по тем предметам (например, по математике, истории), в отношении которых при стандартном тестировании мальчики обнаруживали большие достижения, чем девочки (T. Lentz, 1929).

Кроме большего прилежания девочек, это можно объяснить тем, что преподавание математики в основном ведется учителями-женщинами, которые учат решать математические задачи способом, рассчитанным на лучшее развитие у них самих и у девочек вербальных способностей. Так, они при решении геометрических задач обозначают все углы и стороны буквами и дальше оперируют буквенными символами и с выученными шаблонами-теоремами. Собственно геометрические (пространственные) методы решения задач, свойственных мальчикам, учителя-женщины не используют. Мальчики же при решении этих задач мысленно поворачивают сравниваемые фигуры в пространстве и накладывают их одну на другую. Таким образом, метод обучения, предлагаемый учителем-женщиной, создает оптимальные условия для обучения девочек, но вступает в противоречие со способностями мальчиков.

Лучшая успеваемость девочек, обусловленная б о льшим их прилежанием и женским стилем обучения, создает не одинаковые условия при отборе учащихся обоего пола для дальнейшего обучения в 9-11-х классах. Ведь школьная администрация не очень охотно идет на перевод в 9-й класс школьников с невысокими отметками. Практика же показывает, что половина талантов во время обучения в школе были троечниками. Все это приводит к тому, что на высшее образование в основном претендуют и имеют больше шансов попасть в вуз вследствие лучшей подготовленности представительницы женского пола. Ситуация во многих технических вузах с традиционно мужскими специальностями такова, пишут Г. М. Бреслав и Б. И. Хасан, что руководители вуза радуются, если половина студентов оказывается мужского пола.

Стили научения. В зависимости от того, как человек собирает и перерабатывает информацию, выделяют различные стили научения, которые представлены у мужчин и женщин в различном соотношении. Информацию можно собирать посредством конкретного опыта или абстрактной концептуализации, а обработка информации происходит либо путем рефлексивного наблюдения, либо путем активного экспериментирования. Исходя из этого Д. Колб (D. Kolb, 1976) выделил четыре стиля научения:

  • аккомодирующий : конкретный опыт + активное экспериментирование;
  • дивергирующий : конкретный опыт + рефлексивное наблюдение;
  • ассимилирующий : рефлексивное наблюдение + абстрактная концептуализация;
  • конвергирующий : абстрактная концептуализация + активное экспериментирование.

М. Филбин с коллегами (M. Philbin et al., 1995), используя разработанный Колбом "Вопросник личностных стилей", установили, что большинство мужчин (48 %) из их выборки использовали ассимилирующий стиль, поскольку им нравилось разрабатывать модели и таксономии. Только 8 % мужчин пользовались дивергирующим стилем, так как полагались в основном на воображение. У женщин распределение различных стилей было более равномерным: дивергирующий и конвергирующий стили использовали по 28,9 %, аккомодирующий - 22,2 %, ассимилирующий - 20 %.

11.2. Пол и профессиональная деятельность

Занятость женщин профессиональным трудом стремительно росла на протяжении всего XX в. Эта тенденция отчетливо проявилась в развитых капиталистических странах, не говоря уже о нашей стране, где лозунг "кто не работает, тот не ест" заставлял косо смотреть на женщин, не занятых в сфере производства. В связи с этим среди занятых в народном хозяйстве СССР 51 % составляли женщины. В США в 1960 г. работали 37,8 % женщин, а в 1993 г. - уже 57,9 %. Этот прирост особенно выражен среди белых женщин и испаноязычных американок, которые в силу лучшего экономического положения по сравнению с афроамериканками могли позволить себе не работать. В 1990-х гг. постоянно не работали лишь 11 % американок. К 2005 г. прогнозируется увеличение числа работающих женщин до 63,2 % (Statistical Abstract of the United States, 1994). Однако этот прогноз может и не сбыться, так как появилась тенденция оттока американских женщин из производства, они снова хотят заниматься домашними делами. По этому поводу Б. Фридан (1994) пишет: "Более чем странным парадоксом является тот факт, что сегодня, когда женщина в Америке наконец может выбрать себе любую профессию, выражение "работающая женщина" стало чем-то ругательным; что по мере того, как высшее образование становится доступным любой, имеющей к нему способности, оно вызывает такое подозрение; что все больше и больше девушек оканчивают школу и колледж лишь для того, чтобы выйти замуж и иметь детей; что в современном обществе женщинам предоставлено столько возможностей, а они упорно ограничивают себя только одной ролью" (с. 110). Действительно, почему? Может быть, все-таки эта роль и есть призвание для многих женщин? И чтобы понять это, им нужно было сначала получить равные с мужчинами юридические, политические и экономические права? Ведь запретный плод всегда сладок только до тех пор, пока его не попробуешь.

"Давайте на минуту представим себе, что женщины трудоспособного возраста (от 16 до 55 лет), занятые в общественном производстве нашей страны, оставили свои рабочие места и приступили к "исконно женским" обязанностям - рожать, стирать, готовить, кормить и т. д. Что же вслед за этим произойдет? Больные останутся без врачей и медсестер, ибо 83 % работников медицины - женщины, школьники - без учителей (71 % - женщины), покупатели и посетители столовых и других точек общественного питания - без продавцов, официантов, кассиров и других работников этой сферы, доля женщин в которой составляет 84 %. Четыре тысячи заводов и объединений лишатся своих директоров-женщин, а количество цехов, отделов, лабораторий, оставшихся без руководителей-женщин, составит около 200 тысяч. В настоящее время женщины-научные работники составляют около 40 % из общего числа научных работников страны (тогда как в США, например, не превышают 9 %). Женщин-академиков, член-корреспондентов, профессоров у нас 2,5 тысячи, доцентов - свыше 21 тысячи человек. Социализм впервые превратил в массовые для женщин и такие профессии, как шофер, инженер, режиссер и т. д.

Если в конце XIX в. во всей России были три женщины-инженера, то сейчас их сотни тысяч. Среди специалистов со средним специальным и высшим образованием на "слабый" пол приходится 59 %, на "сильный" - 41 %. Сложилась прямо-таки парадоксальная ситуация: мужчин приходится "подтягивать" до уровня женщин" (В. Т. Лисовский, 1986, с. 78).

Склонности к профессиям. Половые различия в профессиональной направленности, пишет Б. Г. Ананьев (1968), заметны уже на ранних этапах развития детей. Даже в возрасте 24 недель, когда влияние среды еще едва заметно, у девочек гораздо выше интерес к фотографиям человеческого лица, чем к предметам. Мальчики же этого возраста проявляют больший интерес к геометрическим фигурам, чем к лицу. Конечно, нельзя говорить о профессиональной направленности младенцев. Скорее речь должна идти о некоторых психологических особенностях, которые в будущем могут повлиять на склонность к той или иной профессиональной деятельности.

С. В. Ковалев (1988) отмечает, что в возрасте 1,5-2 лет отчетливо проявляется б о льшая склонность мальчиков к преобразующей деятельности, тогда как девочки предпочитают проявлять активность в установленных рамках. Мальчики этого возраста стремятся к анализу внутренних механизмов и смысла явлений и обстоятельств, а девочки обращают внимание на качество и полезность объектов. Это проявляется и в школьные годы, когда активность мальчиков в разных мероприятиях зависит от уяснения ими их смысла и значения, в то время как девочкам достаточным оказывается внушенное или внешне заданное значение вещей.

У мальчиков 6-7 лет 70 % составляют рисунки с индустриальным пейзажем, в то время как у девочек таких рисунков всего 6 %. Девочки в этом возрасте чаще рисуют домики, деревья, цветы, людей, природу.

Тридцать лет спустя И. В. Тельнюк (1999) подтвердила эти данные. Девочки любят рисовать цветы, женские образы из сказок, отображают сферу семьи и быта, в рисунках мальчиков явно выражена военная техника, космос, персонажи компьютерных игр. В трудовой деятельности девочкам (55 %) интересен хозяйственно-бытовой труд, шитье; мальчики же предпочитают работу с деревом, конструктивную деятельность.

По данным этого автора, в ручном труде мальчики более решительны и настойчивы в достижении цели. Мальчики предпочитают работать с более крупными инструментами, а девочки - с миниатюрными. Девочки более аккуратны, амплитуда трудовых движений у них меньше.

Неудивительно, что половые различия учащихся оказывают существенное влияние на профессиональное самоопределение и общее перспективное планирование жизни.

С. Сингер и Б. Штефлер (S. Singer, B. Steffler, 1954), изучив профессиональные выборы учащихся средней школы, пришли к заключению, что юноши стремятся к работе, позволяющей получить власть, выгоду и независимость, а девушки более всего ценят работу в сфере обслуживания, либо дающую интересный опыт.

По данным И. Н. Вакуловой (1979), С. П. Крягжде (1981) и Д. П. Барама (1984), юноши отдают предпочтение технономическим профессиям, а девушки - социономическим. Кроме того, по данным последнего автора, у девочек больше выражен интерес к искусству.

По данным Л. А. Головей (1996), среди девушек преобладает социальная, артистическая направленность, а среди юношей - предпринимательская и исследовательская.

Б. Розен (B. Rosen, 1989) приходит к выводу, что большинство подростков выбирают профессии, соответствующие их гендерной роли. Однако вряд ли этот вывод полностью соответствует действительности. Почему гендерная роль должна предписывать девушке выбирать профессию педагога или врача и не предписывать этот выбор мужчине? Или исходя из каких гендерных соображений очень многие девушки выбирают инженерные профессии или идут учиться в университет МВД? Связь гендерных установок с выбором профессии скорее постулируется, чем доказывается. При этом не учитывается такой фактор, как оплата труда в той или иной профессии (что имеет значение для мужчин как кормильцев семьи), наличие в данной местности тех или иных профессиональных учебных заведений и промышленности и т. д. Можно, конечно, сказать, что именно гендерные установки толкают девушек в городе Иванове становиться ткачихами, но можно высказать и другую мысль - что в городе Иванове, текстильной столице России, просто больше некуда пойти работать. И разве выбор женщинами помогающих и обслуживающих профессий не может зависеть от их природной эмпатийности, а не от гендерных установок?

Думается, что, несмотря на известное влияние гендера на формирование профессиональной направленности, его роль не следует абсолютизировать.

У юношей профессиональное самоопределение формируется в русле общей жизненной перспективы и органически входит в него. На их профессиональное самоопределение влияют факторы дальней перспективы: чем более определены планы на дальнейшую жизнь, тем выше уровень сформированности профессионального плана и степень уверенности в правильности профессионального выбора. У девушек жизненное и профессиональное самоопределение не связаны между собой, для них характерна б о льшая эмоциональность и ситуативность самоопределения, менее целостное мировоззрение. Ближайшие планы девушек определяются в основном познавательными интересами и уровнем эмоциональной возбудимости. У юношей на планирование ближайшей перспективы большое влияние оказывают интеллектуальные показатели (комбинаторное мышление, общий уровень интеллекта) и уровень самоконтроля.

В профессиональном самоопределении девушки опережают юношей. И. С. Кон (1989) приводит данные Ю. П. Вавилова и Н. В. Андреенковой, согласно которым, среди определившихся с выбором профессии девушек больше, чем юношей (соответственно 33 и 21 %).

Ту же закономерность выявила позже и Л. А. Головей (1999): по показателям осознанности профессионального выбора и определенности путей получения профессии девушки имеют преимущество (табл. 11.4).

Таблица 11.4.
Особенности профессионального планирования старшеклассников, количество учащихся в процентах

Класс

Пол

Уровень сформированности профессионального плана

Осознанность профессионального выбора

Определенность путей получения профессии

высокий

низкий

9

М

26

11

26

29

Ж

32

32

38

31

10

М

45

18

32

47

Ж

39

32

55

45

11

М

55

-

45

54

Ж

53

23

50

69

Среди заканчивающих школу девочки чаще, чем мальчики, предполагают идти в вуз; и в значительной степени это связано с тем, что мальчики ожидают призыва в армию.

До сих пор речь шла о предпочтении профессий лицами, еще не достигшими социальной зрелости. А что же показывают исследования на взрослых? По данным Л. Термана и К. Майлз (L. Terman, C. Miles, 1936) мужчины проявляют интерес к профессиям, связанным с приключениями, требующим подвигов, физического напряжения, к работе вне помещения, к механизмам и инструментам, к науке, физическим явлениям и изобретениям. Женщины склонны к профессиям, связанным с эстетикой, с сидячей работой в помещении, с оказанием помощи, особенно детям, беззащитным и нуждающимся людям.

Сходные данные через полвека были получены и другими авторами. М. Гиббс (M. Gibbs, 1985) отмечает, что женщин больше всего привлекает в работе возможность помогать другим людям. При анализе основных предпочтений работающих женщин США оказалось, что в своей профессии они стремятся продолжать типичные семейные виды деятельности: воспитание детей (педагогика), уход за другими (медицина), помощь мужу (секретарская работа; в США 90 % секретарей - это женщины), приготовление пищи (кулинария) (J. Agassi, 1979). Кроме того, если мужчины предпочитают социальную активность и более динамичны, то женщины ориентированы на кабинетную, камерную, не очень динамичную работу (C. Bird, 1971).

О. В. Митина и В. Ф. Петренко (2000) изучили профессиональные предпочтения у российских и американских женщин (рис. 11.1).

(Вопросы: 1 - иметь высшее образование или профессию высокой квалификации; 2 - работать в государственном учреждении; 3 - посвятить свою жизнь профессиональной карьере; 4 - работать в сфере воспитания и образования (воспитателем, учителем и т. д.); 5 - работать в сфере бизнеса; 6 - работать в сфере науки; 7 - посвятить свою жизнь семье, быть домохозяйкой; 8 - иметь свой собственный бизнес; 9 - работать в сфере массовой коммуникации (журналистом, редактором, диктором); 10 - работать в сфере медицины (врачом, медсестрой); 11 - работать руководителем (предприятия, организации, учреждения); 12 - работать в сфере искусства (актрисой, художником, писателем и т. д.); 13 - работать в сфере торговли и услуг (продавцом, официантом, парикмахером и т. д.); 14 - работать в сфере сельского хозяйства; 15 - работать в сфере производства (на фабрике, на заводе) по рабочей специальности; 16 - заниматься низкоквалифицированным, малооплачиваемым трудом; 17 - стать моделью, участвовать в конкурсах красоты; 18 - иметь традиционно мужскую профессию (в армии, службе безопасности и т. д.); 19 - стать профессиональной спортсменкой; 20 - нигде не работать, рассчитывая на помощь родителей; 21 - стать профессиональным политическим деятелем; 22 - посвятить свою жизнь религиозному служению (в монастыре, секте))

Рис. 11.1. Профессиональные предпочтения российских и американских женщин

Наиболее предпочтительным как для тех, так и для других явилась возможность иметь высшее образование или профессию высокой квалификации. На втором месте у россиянок было желание работать в государственном учреждении, а у американок - желание посвятить свою жизнь профессиональной карьере. У американок было выражено и желание работать руководителем предприятия, организации, учреждения или иметь свой бизнес.

Представленность мужчин и женщин в различных профессиях. Принято считать, что в сфере занятости имеет место горизонтальная профессиональная сегрегация , т. е. асимметричное размещение мужчин и женщин в профессиональной структуре: ряд профессий являются практически либо мужскими, либо женскими. Так, по данным И. Калабихиной (1995), в здравоохранении и социальном обеспечении в России женщины составляют 83 %, в торговле и общественном питании - 82 %, в образовании - 79 % от общего числа занятых. В Белоруссии, по данным Е. Гаповой (1998), в 1994 г. среди работников бухгалтерского учета доля женщин превышала долю мужчин в 30 раз, а в 1995 г. - в 60 раз (при этом в банках, где зарплата выше, доля мужчин больше; среди медицинского персонала женщин больше, чем мужчин, в 10 раз, а среди педагогических работников - в 5 раз. Например, в 1991 г. среди всех учителей России женщины составляли 75 %, а в 1994 г. - уже 84 %; в 2001 г. женщин в школе стало уже 91 %. В других странах положение хотя и лучше, но наблюдается та же тенденция, например в Германии и Франции учителей-женщин в средней школе "всего" 60 %.

Причин феминизации школьного образования несколько. Могут влиять объективные социально-экономические условия. Это и демографическая обстановка в развитых странах после Первой и Второй мировых войн, и недостаточно высокая оплата учительского труда, и падение престижности этого труда. Но есть и субъективные причины, например б о льшая склонность женщин к общению и взаимодействию с детьми. Очевидно, играет роль и то, что мужчинам в женском коллективе трудно удовлетворять потребность в общении, находить с женщинами общий язык. Это приводит к тому, что чаще уходят из школы или не приходят в нее мужчины. В результате в школе возникают определенные проблемы с воспитанием мальчиков, на что обращал внимание еще в начале XX в. Г. Мюнстерберг. Феминизация школы неизбежно привела и к феминизации требований к учащимся, установления женских эталонов поведения. Инициатива и автономия, свойственная мальчикам, особо не поощряются, ритуал взаимоотношений преобладает над содержанием, а внешняя дисциплина - над самоорганизацией (Г. М. Бреслав, Б. И. Хасан, 1990).

Однако такое жесткое деление для большинства видов профессиональной деятельности вряд ли оправдано и не имеет исторических корней. Так, в настоящее время в сфере обслуживания в основном заняты женщины. Но значит ли это, что эта сфера и является только их профессиональным предназначением? Разве не были приказчиками в магазинах в царской России мужчины? Разве не считались в Италии лучшими прачками и цирюльниками тоже мужчины? А Дж. Хаксли и А. Хэдон (J. Huxley, A. Haddon, 1936) упоминают замечание греческого писателя III в. Атенауса: "Кто-нибудь знает женщину-повара?" И действительно, в известных ресторанах шеф-поварами являются мужчины, как и на конкурсах кондитеров и парикмахеров побеждают не только женщины, но и мужчины. И это не случайно. Ведь и раньше, например, профессия повара была мужской. Мужчины искали новые компоненты, соотношения, изобретали рецепты, писали поваренные книги. И двигало ими стремление к деятельности, требующей поиска нового, свежего, нестандартного решения. Очевидно, поэтому и вязание изобрели в конце XIII в. итальянские мужчины, и в течение нескольких веков это было сугубо мужским делом. Затем вязание стали осваивать и женщины и довели дело до такого совершенства, что мужчины уже не могли с ними конкурировать.

В ряде стран в последние десятилетия женщины успешно пробиваются в традиционно мужские профессии (см. рис. 11.2). Так, в период с 1985 по 1995 г. в США число женщин-судей возросло с 7 % до 18 %, операторов и специалистов информационных систем - с 11 % до 28 %, экономистов - с 13 % до 34 %, архитекторов - с 4 % до 11 %.

Рис. 11.2. Изменение гендерных ролей на рабочих местах

В настоящее время наблюдается и феминизация психологии. Так, среди студентов психологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета соотношение лиц мужского и женского пола в конце 1990-х гг. равнялось 1:3,5. Среди студентов спецфакультета (получение второго образования) это соотношение было еще выше - 1:4,3.

В большинстве стран дикторами телевизионных новостей в равной степени являются мужчины и женщины. Увеличивается и число женщин - ведущих программ (Atkin et al., 1991). Больше того, продюсерами большинства программ, где участвовали женщины, отклоняющиеся от стереотипов, были также женщины.

По данным М. Д. Александровой (1974), среди 150 обследованных водителей такси были только 2 женщины. Среди 150 водителей троллейбусов женщин было больше - 23, а среди водителей трамваев женщины уже преобладали - 93 против 57 мужчин. Там, где требуется б о льшая сила, мужчин явно больше. В транспортном цехе машиностроительного завода работа именно такого характера, и неудивительно, что работающих мужчин там почти в 4 раза больше, чем женщин. В то же время мужчин и женщин - фрезеровщиков было равное количество.

Среди работников налоговой службы тоже наблюдается четкое разделение по полу. Так, в выборке, обследованной О. С. Дейнека с соавторами (1999), среди служащих налоговой инспекции было 90 % женщин, а среди сотрудников налоговой полиции все - мужчины.

Независимо от профессиональных предпочтений больше женщин занято умственным трудом, чем физическим (З. Дроздовски, 1999): в возрасте 20 лет - соответственно 59 % и 38 %, в возрасте 35 лет - 72 % и 35 %.

Надо отметить, что распределение мужчин и женщин в различных профессиях во многом определяется сложившимися в той или иной стране традициями и экономическим положением. В России большинство врачей - женщины, в Северной Америке - мужчины (84 %). В Дании большинство дантистов женщины, а в США и Канаде - мужчины.

И все же, несмотря на то что в последние десятилетия половое разделение труда потеряло свою былую жесткость и количество исключительно мужских и исключительно женских занятий резко уменьшилось, превалирование мужчин или женщин в ряде профессий остается, и на то имеются, очевидно, основательные причины. В качестве этих причин одни авторы видят только социальные факторы, другие - как социальные, так и биологические факторы.

Социальные психологи Г. Гибш и М. Форверг (1972), опираясь на обзор А. А. Гольденвейзера, видят причину этого не в биологических особенностях мужчин и женщин, а в социальных условиях, складывающихся в том или ином обществе.

А. А. Гольденвейзер установил, что не существует какой-либо производственной деятельности, которая выполнялась бы повсюду и во все времена исключительно людьми одного пола. Препятствия, которые у женщин обусловлены периодами менструаций, беременностью и кормлением младенцев, не являются настолько серьезными, как принято считать в европейской культуре. Б о льшая у мужчин мышечная сила также не оказывает серьезного влияния на участие того или иного пола в производительной деятельности. У многих африканских племен и у некоторых народов южной части Тихого океана женщины заняты тяжелыми земледельческими работами, в то время как мужчины, пишут авторы, занимаются более легким делом - охотой.

В этих утверждениях имеется ряд слабых мест. Во-первых, никто не доказал, что охота ради пропитания, а не удовольствия является более легким делом, чем земледелие. Тогда и чабанов, пасущих в горах отары овец, можно причислить к разряду тунеядцев: ездят себе и ездят на лошадях. На самом деле этот труд чрезвычайно тяжелый, требующий физической выносливости, закалки и подчас мужества. То же бывает и на охоте. Во-вторых, выполнение женщинами физической работы еще не свидетельствует о целесообразности этого в связи с отрицательным влиянием больших физических нагрузок на репродуктивные органы женщины. Лучше все-таки учитывать при выборе рода занятий биологические различия между мужчинами и женщинами, а не пренебрегать ими. Тогда и мужчины, и женщины будут давать максимальную эффективность своей деятельности, исходя из имеющихся у них природных возможностей, а главное, сохранят работоспособность на долгие годы и будут иметь полноценное потомство.

Конечно, социальные факторы оказывают влияние на выбор женщинами той или иной профессиональной деятельности и практика показывает, что женщины неохотно осваивают те сферы деятельности, где преобладают мужчины (K. Deaux, 1985). Достижение успеха в этих сферах деятельности, полагают женщины, приведет к тому, что их будут считать мало женственными. Однако, хотя этот фактор и имеет место, в последние годы он все больше теряет свою значимость.

Женщины работают главным образом в непроизводственной сфере, труд в которой связан в основном с выполнением обслуживающих функций, считается малопрестижным, и вследствие этого малооплачиваемым. Об оплате женского труда речь была выше. Это, по мнению Ю. Е. Алешиной (1985), лишает фемининных женщин возможности получать высокую удовлетворенность от своего труда. С этим трудно согласиться. Во-первых, именно фемининные женщины и должны, по идее, быть удовлетворены выбранной "женской" профессией. Во-вторых, многие профессии, хотя и "кабинетные", выбираются и мужчинами. Примером тому служит научная деятельность, которая, кстати, оплачивается мужчинам и женщинам одинаково.

Следует отметить, что, по данным американских авторов, большинство женщин не хотят устраиваться на "мужские" работы, так как лучше чувствуют себя на "женской" работе, с которой они знакомы и к которой они лучше подготовлены . Следовательно, меньшая занятость женщин в традиционно мужских профессиях может быть обусловлена не только предвзятостью мужчин, старающихся не принимать женщин на работу, считая их менее ценными работниками, но и личностными факторами женщин: их склонностью к "женским" делам, ощущением дискомфорта в мужских коллективах. Кстати, отмечается, что дискриминации при приеме на работу подвергаются и мужчины, если они устраиваются на "женские" профессии (P. Glick, 1991).

Факторами, препятствующими участию женщин в "мужских" профессиях (следовательно, и работе в мужских коллективах), являются, с одной стороны, негативное отношение сослуживцев-мужчин к их коллегам-женщинам (Padavic, Reskin, 1990), а с другой стороны, сексуальные преследования со стороны мужчин-коллег (Gutek, 1986; Kohen, 1987; Mansfeld et al., 1991). Б. Гютек отмечает, что 20 % женщин из их выборки, работавших ранее на нетрадиционных для женщин работах, оставили свои места из-за преувеличенного сексуального интереса к ним со стороны коллег-мужчин, а еще 9 % потеряли работу из-за того, что пытались жаловаться начальству или отказывались терпеть такое обращение (подробно об этом говорилось в разделе 9.7).

"На диспуте "Любовь и семья", проходившем в апреле 1983 г. в Ленинградском инженерно-экономическом институте, выступавшие говорили (обсуждая героиню телефильма "Солнечный ветер". - Е. И. ):

- Надя - типичнейший образец отрицательного женского персонажа современности, издержек ложно понятой эмансипации. Мужа не любит, сына забросила, вся ушла в науку. Да и в науке готова пойти на соглашательский компромисс, чтобы "выбиться в люди" (Слава, студент).

- Ты не прав. Надя - искренний и хороший человек. Беда в другом. Вы, современные мужья, не можете дать нам, женщинам, счастья. Вот и ищет его Надя на стороне (Наташа, студентка)" (В. Т. Лисовский, 1985, с. 76).

Требования к профессии мужчин и женщин. Лица мужского и женского пола предъявляют к профессиональной деятельности в значительной степени разные требования, видят в ней источник удовлетворения разных потребностей. По данным Л. А. Головей (1999), от 9-го к 11-му классу у юношей существенно возрастает число требований к своей будущей профессии, т. е. принимается во внимание все большее число факторов. У девушек же число требований к будущей профессии возрастает незначительно. Юноши на первое место ставят высокую заработную плату и возможность самостоятельного принятия решений в процессе труда. В числе важных факторов юноши называют процесс и условия труда, его творческий характер. Большое место у юношей занимает романтика их будущей профессии. Контакт с людьми для них менее важен. Для девушек главными факторами профессиональной деятельности являются возможность контактов с людьми и сам процесс труда, а также высокая материальная заинтересованность, хотя роль этого фактора от 9-х к 11-м классам снижается: его отметили только треть выпускниц школы.

В другом исследовании выявлено, что девушки чаще считают, что будущая профессия должна предоставлять возможность работать в крупных городах и научных центрах. Юноши же чаще отмечают, что выбираемая профессия должна отвечать интересам и склонностям.

Опрос взрослых женщин в нашей стране показал, что 40 % из них работают только ради денег. Второй по распространенности у них мотив - желание быть в коллективе и лишь третий - интерес к содержанию профессиональной деятельности (А. Г. Харчев, 1972). Д. Пфейфер и Г. Девис (D. Pfeiffer, G. Davis, 1971) при исследовании работающих представителей среднего класса в возрасте от 46 до 71 года выявили, что 90 % мужчин и 82 % женщин предпочли бы работать и дальше, даже если бы могли этого и не делать. Таким образом, значимость труда определяется многими факторами: возрастом, социальным и материальным положением, жизненными целями, но при этом выявляется все же тенденция, что для мужчин труд имеет большее значение, чем для женщин.

Н. Ф. Наумова и М. А. Слюсарянский (1970) отмечают, что для мужчин более важны содержание и общественная значимость работы, ее разнообразие, творческий характер, результаты труда; для женщин важнее взаимоотношения в коллективе, условия труда и размер заработной платы.

В работе Л. Г. Почебут и В. А. Чикер (2000) изучалась частота выборов различных карьерных ориентаций мужчин и женщин (называемых в американской социальной психологии "якорями", и отражающих осознаваемые приоритетные профессиональные потребности личности).

Поясню условные название некоторых "якорей". Автономия отражает выбор независимости в работе или же предпочтение безопасности и стабильности за счет пожертвования независимостью (автономией). Профессиональная компетентность отражает самоопределение личности при необходимости выбирать между двумя направлениями: движением в сторону углубления технической или функциональной компетентности либо в сторону административной деятельности. Предпринимательская креативность отражает потребность создавать новый продукт, новые услуги или организации, на которые человек имеет право собственности. Вызов - это потребность в соревновательности. Интеграция стилей жизни - стремление совместить работу, семью и собственные интересы.

Полученные Л. Г. Почебут и В. А. Чикер данные (табл. 11.5) свидетельствуют о том, что у мужчин более выражена направленность на менеджмент, на предпринимательство и соревновательность, а у женщин - на профессиональную компетентность, автономию, стабильность, служение и интеграцию стилей жизни.

Таблица 11.5.
Частота выборов различных карьерных ориентаций, проценты

Ориентации

Мужчины

Женщины

Профессиональная компетентность

10,6

12,2

Менеджмент

11,7

9,9

Автономия

13,5

14,5

Стабильность

11,8

13,9

Служение

12,3

13,5

Вызов

11,2

9,9

Интеграция стилей жизни

13,5

14,4

Предпринимательская креативность

11,2

8,4

Разное отношение к одной и той же работе мужчин и женщин выявилось и в исследовании С. А. Гаранина (1993). Им было показано, что учителя-женщины в большей степени, чем учителя-мужчины, стремятся к расширению своих знаний, в то же время учителя-мужчины больше стремятся к научному осмыслению своей педагогической деятельности, к экспериментированию в работе и к изучению динамики развития своих учеников.

По данным Р. А. Пономаревой (1985), для молодых женщин-работниц труд имеет более высокую общественную значимость и значимость для самосовершенствования и реализации творческих возможностей, чем для молодых мужчин-рабочих. В то же время такой фактор, как оплата труда, оценивается девушками ниже, чем юношами.

Половые особенности адаптации к профессии. Н. Г. Колызаева (1989) выявила особенности профессиональной адаптации мужчин и женщин. У женщин на первый план выступает социально-психологический аспект, у мужчин - профессионально-деятельностный. Отмечены также разнонаправленные изменения в процессе адаптации личностных характеристик: у женщин эти изменения происходят в основном в эмоционально-коммуникативном блоке, а у мужчин - в коммуникативно-волевом. Т. А. Кухарева (1980), изучавшая адаптацию молодых специалистов-инженеров, обнаружила, что женщины более настойчивы в достижении целей, мужчины же умеют лучше организовать свою работу и более конформны.

Если женщина осуществляет одинаковую с мужчиной профессиональную деятельность, это не значит, что она имеет на нее одинаковый с ним взгляд и одинаково ее осуществляет. И. В. Грошев (1997) показал, во-первых, что оценочный показатель "врачебных качеств" у женщин-врачей выше, чем у их коллег-мужчин; во-вторых, значимость этих качеств у тех и других различна, что видно из ниже приведенного их перечня с данными им оценками:

У женщин

У мужчин

Гуманизм - 4,83
Доброта - 4,82
Ответственность - 4,81
Отзывчивость - 4,80
Вежливость - 4,79
Чуткость - 4,77
Чувство долга - 4,74
Жалость - 4,61
Сострадание - 4,57
Сожаление - 4,46
Сдержанность - 4,32
Гармоничность чувств - 4,27

Ответственность - 4,76
Чувство долга - 4,68
Доброта - 4,60
Гуманизм - 4,59
Отзывчивость - 4,58
Чуткость - 4,51
Вежливость - 4,49
Сдержанность - 4,41
Жалость - 4,36
Гармоничность чувств - 4,31
Сострадание - 4,24
Сожаление - 4,20

У женщин оценки ниже только по сдержанности и гармоничности чувств (правда, что означает последнее - сказать трудно). Но, в общем, создается впечатление, что по мнению женщин для профессии врача более значима эмпатийность, а по мнению мужчин - ответственность, чувство долга, сдержанность.

По данным Р. X. Кузиной (2001), для мужчин и женщин-военнослужащих значимыми для успешной службы были моральная нормативность, поведенческая регуляция, состояние здоровья, однако они разошлись в том, что четвертым важным качеством у мужчин была физическая работоспособность, а у женщин - коммуникативные способности.

Различаются у мужчин и женщин стили осуществления одной и той же деятельности .

Болгарский психолог С. В. Иванов (1990) показал, что имеются некоторые различия в педагогическом общении мужчин и женщин - учителей физкультуры. Учителя-женщины больше стремятся показывать и объяснять учебный материал по сравнению с учителями-мужчинами, чаще задают вопросы и делают дополнения к ответам учащихся. Женщины чаще используют оценки, шутки. Учителя-мужчины чаще дают конкретные указания по организации работы, чаще используют команды и распоряжения. В воспитательной работе учителя-мужчины больше внимания обращают на внешнюю и формальную сторону, меньше вникая в мотивы поведения ученика. Они отдают предпочтение в общении школьникам-спортсменам и более физически развитым и дисциплинированным школьникам.

По данным Д. А. Мишутина (1992), учителя-мужчины чаще используют личностно-групповое общение, а учителя-женщины - межличностное общение. Мужчины по сравнению с женщинами чаще используют неречевые средства общения, а женщины - речевые. Воспитательные обращения также чаще используются женщинами.

"Сегодня многие женщины работают, и причины, побуждающие их к этому, существенным образом изменились.

Помимо традиционных материальных соображений, здесь действуют честолюбие, стремление к самовыражению или общению (эти мотивы действенны для тех, кто находится в наиболее благоприятных условиях), желание вырваться из домашней изоляции. В любом случае работа для женщины всегда связана со стремлением к независимости. Не желая больше жить с нелюбимым мужчиной, она хочет вернуть себе свободу, не нанося при этом непоправимого ущерба своему материальному положению" (Элизабет Бадинтер. - Курьер ЮНЕСКО. - 1986. - апр. - С. 17).

Женщины в большей степени, чем мужчины, заинтересованы в санитарно-гигиенических условиях труда, в улучшении организации работы (Э. Ранник, 1978). Они, как отмечает Н. Н. Обозов (1997), больше ориентированы на оценки их труда другими участниками совместной деятельности, поэтому похвала или негативная оценка являются основными регуляторами их трудовой активности. Женщины больше всего чувствительны к отношениям, складывающимся на производстве, поэтому они предпочтут работу, где у них сложились хорошие отношения, даже в ущерб заработной плате. Ориентация на личные, комфортные отношения может компенсировать их неудовлетворенность в семейно-брачных отношениях.

Мужчины в силу природных особенностей и сложившихся исторических традиций более ориентированы на производство, деловые отношения, успехи на службе.

Сказанное выше объясняет различное отношение женщин и мужчин к даваемым им оценкам. Признать вслух свои физические недостатки, немодную прическу или одежду женщина не захочет. К оценке же своих деловых, лидерских качеств она отнесется гораздо спокойнее. Успешные "деловые женщины" не желают признавать вслух свою деловитость. В отличие от них недооценка способностей мужчины в сфере его профессиональной деятельности больнее всего бьет по его самолюбию.

"Никто не оспаривает права женщин на самую напряженную творческую профессиональную жизнь. Отнюдь! Речь идет о другом: "свобода" женщины, ее полная отдача жизни общественной и профессиональной слишком часто оборачивается бедой в ее же собственной семье. Кроме того, в подобных семьях возникает опасный дух соперничества, который ведет к своеобразной ревности супругов друг к другу, к успехам каждого, ибо успехи эти уже не воспринимаются как свои, общие. А отсюда - стремление (пусть и неосознанное) несколько принизить успехи другого, высмеять его искания, отмахнуться от его проблем" (И. С. Кон, 1982, № 2).

Удовлетворенность трудом. По данным А. Н. Михайлова (1987) и Н. Л. Волошинова (1987), общая удовлетворенность своей работой у женщин-учителей физкультуры выше, чем у мужчин-учителей. Кроме того, у женщин выше удовлетворенность условиями и результатами работы, а также взаимоотношениями с коллегами и учащимися. У спортивных тренеров Г. В. Лозовая (2002) выявила другие зависимости между полом и частными видами удовлетворенности. Содержанием деятельности (возможностью воспитывать и обучать), престижностью профессии, возможностью общения и творчества больше были удовлетворены тренеры-женщины, а результатами деятельности и материальной базой - тренеры-мужчины. Но в целом и у тренеров-женщин удовлетворенность работой выше, чем у тренеров-мужчин.

По данным Н. Л. Волошинова, учителя-мужчины меньше, чем учителя-женщины, удовлетворены местом работы, а также заработной платой. При этом, как показал Н. В. Журин (1991), у учителей-мужчин удовлетворенность местом работы больше всего обусловлена заработной платой, а у женщин - взаимоотношениями с администрацией и с достигаемыми результатами.

А. Н. Михайлов установил также, что соотношения между удовлетворенностью учителей-мужчин и учителей-женщин зависят от стажа их работы в школе. Среди молодых учителей (стаж до 5 лет включительно) удовлетворенность мужчин выше, у опытных же учителей удовлетворенность выше уже у женщин. Это связано с тем, что почти по всем позициям удовлетворенность учителей-мужчин снижается (особенно по позициям "взаимоотношения с коллегами и администрацией школы"), а учителей-женщин возрастает. Возможно, это связано с тем, что педагогический коллектив и администрация чаще всего состоят из представителей женского пола.

Удовлетворенность профессией и профессиональной деятельностью медицинских работников "скорой помощи", по данным М. Д. Петраш (2001), несколько выше у мужчин, чем у женщин. У женщин все показатели "выгорания" (истощение, резистенция, напряжение) несколько выше, чем у мужчин (рис. 11.3).

Рис. 11.3. Эмоциональное "выгорание" у мужчин и женщин - работников "скорой помощи"

Большое значение для женщин с направленностью на семью имеет свободный рабочий график, возможность работать неполный рабочий день, с тем чтобы иметь возможность заниматься детьми. В связи с этим часто они бросают свою основную профессию или переходят на научную работу. Женщины с направленностью на творчество в избранной профессии достигают в ней высоких результатов, но это происходит отчасти за счет оттеснения семейных приоритетов (отвержения ценностей "семья", "материально-обеспеченная жизнь", и даже "любовь"). Мужчины с направленностью на творчество имеют более сбалансированные приоритеты (Т. В. Андреева, 1998).

Общее положение российских женщин на рынке труда в "Информационном бюллетени..." (1994) характеризовалось следующим образом:

  • более низкая по сравнению с мужчинами квалификация;
  • более низкая по сравнению с мужчинами оплата труда;
  • ограниченный набор профессий;
  • специфическое отраслевое распределение;
  • горизонтальная профессиональная мобильность, т. е. без повышения в должности и квалификации;
  • тяжелые и вредные условия труда;
  • более высокий по сравнению с мужчинами уровень безработицы;
  • отчуждение женщин от участия в высших политических и управленческих структурах.

Личностные факторы, влияющие на трудоустройство мужчин и женщин. По данным Л. А. Коростылевой (2000), легче трудоустраиваются более интеллектуальные, дипломатичные, в меру смелые, недоминантные, считающиеся с мнением других, менее общительные и экспрессивные мужчины и несколько доминантные и социально смелые, более общительные и экспрессивные женщины. Эмоциональная устойчивость в большей мере способствует трудоустройству женщин, чем мужчин. Мужчины, преодолевшие затруднения в трудоустройстве и самореализации, не столь низко мотивированы, а женщины не столь фрустрированы, как в общих выборках тех и других.

11.3. Пол и профессиональная карьера

Женщины чаще, чем мужчины, пассивны в планировании деловой карьеры, больше живут сегодняшним днем и меньше заглядывают в завтрашний. По данным В. Г. Горчаковой (2000), лишь 20 % женщин в нашей стране имеют устойчивую тенденцию к профессиональной карьере.

Женщины устраивают свою профессиональную карьеру значительно позже мужчин. Как показал Д. Левинсон (D. Levinson et al., 1978), большинство мужчин завершали свое профессиональное ученичество и полностью достигали статуса зрелости в сфере труда к 30-летию. Женщины же не переставали числиться новичками в профессиональном мире вплоть до достижения среднего возраста. Р. Дроэдж (R. Droege, 1982) даже обнаружила, что у большинства женщин, начавших свою карьеру после 20 лет, "период ученичества" длился до 40 лет, а то и позже. Но даже у тех женщин, которые, как и мужчины, достигли профессиональной зрелости к 30 годам, происходило переключение интереса с достижения профессионального успеха на получение удовлетворения от личных отношений. В этом состоит отличие женщин от мужчин, так как для последних карьера остается основной задачей и после 30 лет (D. Adams, 1983).

Смена профессиональной карьеры. Мужчины чаще меняют свою профессиональную карьеру, чем женщины, так как последние не оставляют попыток добиться повышения по службе и не готовы к переоценке своих профессиональных целей и достижений (R. Droege, 1982). Думается, этому есть и другая причина - б о льшая склонность мужчин к риску.

Виды профессиональной карьеры женщин. Выделены три вида карьер женщин: линейная - постоянное ведение домашнего хозяйства; прерывистая - женщина на определенное время прекращает работать ради семьи, а затем вновь возвращается на работу; параллельная - женщина работает и ведет домашнее хозяйство.

Характерным является отмечаемый Т. В. Андреевой (1998) факт, что даже у тех женщин, которые в юности выбрали творческую работу, в зрелом возрасте (около 30 лет) у большинства преобладает семейная направленность. Это согласуется с выявленным Э. С. Чугуновой (1986) фактом, что среди инженеров с индифферентной установкой к творческой профессиональной деятельности женщин в 2,5 раза больше, чем мужчин. Более того, 18 % женщин высказали отрицательное отношение к повышению уровня своих технических знаний, что тормозит их творческую активность и профессиональное продвижение.

Возможно, что в совокупности с обстоятельствами, связанными с рождением детей и уходом за ними, это приводит к тому, что женщин менее охотно принимают на работу. По крайней мере, статистические данные свидетельствуют о том, что безработных женщин больше, чем мужчин (по разным данным - от 60 % до 75 %). Прерывание женщинами своей карьеры по семейным обстоятельствам является также причиной того, что на них отрицательно смотрят при принятии решения о продвижении по службе. Так, Дж. Барон с соавторами (J. Baron et al., 1986) проанализировали список перспективных (т. е. позволяющих делать карьеру) должностей в 100 организациях и выявили, что 71 % из них были заняты мужчинами.

Выявлены несколько факторов, определяющих, будет ли женщина стремиться к карьере: возраст вступления в брак, экономическое положение мужа, его взгляды на работающих женщин. Наиболее неблагоприятным считается вариант, когда женщина прерывает ради семьи свою карьеру, не закончив образования. Длительный перерыв при еще неустоявшихся профессиональных интересах ведет к тому, что женщине трудно возвратиться к получению профессионального образования (замечу, что в этом ничего принципиально специфичного для женщин нет; такие же проблемы возникают и у юношей, прерывающих учебу из-за службы в армии. Разница лишь в том, что мужчин принуждают, а женщин вынуждают семейные обстоятельства прервать учебу).

Научная деятельность как карьера. Еще в античные времена были женщины, проявившие себя в науке, однако это было большой редкостью. И до сих пор научной деятельностью занято больше мужчин, чем женщин, причем чем выше научный статус, тем больше проявляются эти различия. Приведу в качестве примера данные З. Яворского (Z. Jaworsky, 1994), относящиеся к польским вузам (табл. 11.6).

Таблица 11.6.
Количественный состав (%) и квалификация преподавателей в различных вузах Польши

Квалификация

Мужчины

Женщины

Профессор и доцент

82,3

17,7

Адъюнкт

58,8

42,2

Старший преподаватель

62,0

38,0

Старший ассистент

65,4

34,6

Преподаватель

43,6

56,4

Ассистент

67,6

32,4

Лектор

9,3

90,7

Всего

60,7

39,3

В России от общего числа научных работников женщины составляют 40 %. Среди них кандидатов наук 28 %, а докторов наук 13-14 %. Среди руководителей научных учреждений женщин всего 12 %. Чаще всего это руководители лабораторий, заместители директоров высших учебных заведений. В США среди докторов наук женщин 20 % (следует иметь в виду, что докторская степень на Западе соответствует кандидатской степени в России).

На одну из возможных причин этого указывал еще Ч. Дарвин (1896): отрасли, в которых мужчина наиболее превосходит женщину, - те, которые требуют упорного доискивания и продолжительной работы над отдельными мыслями . Имеет значение и то, что женщины чаще, чем мужчины, ставят под сомнение свои способности в овладении науками (N. Ware, N. Steckler, 1983). Выявлено, что студентки колледжей оценивают статьи, написанные мужчинами, выше, чем статьи, написанные женщинами (H. Goldberg, 1983). Возможно, имеет значение то, что в школе учителя чаще спрашивают и вызывают к доске, больше поощряют в занятиях точными науками, в частности - математикой, мальчиков, чем девочек, чаще рекомендуют мальчикам заняться наукой (Brophy, 1985; Eccles, Blumenfeld, 1985; Matyas, 1987).

"Гипатия из Александрии (370-415) - женщина-математик, астроном и философ-неоплатоник. Преподавала она в Александрийском музее, куда съезжались студенты со всего света, чтобы послушать лекции по математике, астрономии, механике, философии. Вместе с отцом - математиком и астрономом Теоном - занималась пересмотром и совершенствованием Евклидовой геометрии. Они впервые изобрели устройство для дистилляции воды и измерения ее уровня. Гипатия стала жертвой религиозного фанатизма христиан и была растерзана толпой. На нее до сих пор ссылаются как на единственного представителя "слабого пола" в истории математики.

Первыми ботаниками были женщины. Они собирали травы, связывали созревание растений с астрономическими явлениями (сменами фаз Луны, появлением звезд).

...В эпоху Средневековья было известно имя аббатисы Хильдегард (1098-1179). Она оставила описание 230 видов растений и 60 видов деревьев, птиц, рыб, камней, металлов, теологические трактаты, книги по медицине, энциклопедию. Церковь причислила ее к лику святых.

...В XVIII в. во главе отечественной науки стояла Е. Р. Дашкова (1744-1810). Она была одновременно директором императорской Академии наук в Петербурге и президентом Российской академии - научно-исследовательского центра гуманитарных наук по изучению русского языка, древнерусской словесности, отечественной истории.

...Каролина Гершель из Ганновера в 1783 г. открыла три новые туманности. Она помогала брату исследовать двойные звезды, а затем открыла сама несколько новых звезд и еще 14 туманностей. Первого августа 1786 г. она обнаружила новую комету. В возрасте 75 лет завершила описание туманностей, за что в 1828 г. получила золотую медаль Королевского астрономического общества (Англия), почетным членом которого стала в 1835 г.

Ада Лавлейс, дочь Байрона, была математиком. Она и ее муж, граф Лавлейс, создали вычислительную машину - прообраз современного компьютера.

М. Склодовская-Кюри вместе с мужем Пьером Кюри открыли полоний и радий, исследовали радиоактивные излучения.

Софья Ковалевская (1850-1891) - математик, первая женщина - член-корреспондент Петербургской Академии наук. Она вела исследования в области математики, механики, астрономии и была удостоена премии Парижской Академии наук и Академии наук Швеции" (Женщины в науке: Реферативный сборник. - М., 1989).

По данным Л. Термана и К. Майлза (L. Terman, C. Miles, 1936), женщины, защитившие докторские диссертации или попавшие в перечень "Кто есть кто", т. е. сделавшие карьеру, в среднем оказались более маскулинными, чем женщины любых других профессий.

Однако отказ женщин от карьеры (особенно женщин-руководителей) не обязательно связан с боязнью утратить женственность. Многие женщины не хотят играть в политические игры мужчин, ориентируются на негативное отношение общества к лидерству женщин (K. Rojahn et al., 1997).

Страх женщин перед успехом. Мешает успешной профессиональной карьере женщин имеющийся у многих из них страх перед успехом. Ученица Дж. Аткинсона М. Хорнер (M. Horner, 1968) ввела в двухфакторную модель своего учителя (мотивацию достижения успеха-избегания неудачи) третий фактор - мотивацию избегания успеха. По ее представлениям, успех вызывает у женщин тревогу, так как ассоциируется с нежелательными последствиями: утратой женственности, потерей значимых отношений с социальным окружением. Кроме того, женщина, испытывая вину перед детьми и мужем, подсознательно стремится отказаться от профессиональной карьеры, тем более что культурные традиции не одобряют жен, добившихся большего успеха по сравнению с их мужьями. Этот феномен получил название "конфликта боязни успеха" . Успех в сферах профессиональных и значимых отношений представляется для женщины взаимоисключающим. Поэтому, отдавая предпочтение значимым отношениям, она начинает бояться успеха в профессиональной деятельности.

М. Хорнер предлагала студентам колледжа написать небольшое сочинение, началом которого являлась фраза "После экзаменов за первый семестр Джон, студент медицинского колледжа, оказался на первом месте по успеваемости в своей группе". Студенткам было предложено то же начало, только имя "Джон" был заменено на "Энн". Девяносто процентов студентов-мужчин отнеслись в своем сочинении к "Джону" положительно. В то же время две трети студенток отрицательно отнеслись к "Энн". Они описывали ее как непопулярную и всеми отвергаемую личность или обманщицу.

М. Хорнер считала страх успеха особенностью, изначально присущей женской природе, тормозящей достижения женщин в любой сфере деятельности. Другие психологи видели в появлении страха успеха влияние внешних факторов (C. Breedlove , V. Cicirelly, 1974; T. Bremer, M. Witting, 1980; L. Monahan et al., 1974). Так, К. Такач (C. Takacs, 1986) отмечает, что девочек учат ставить на первое место карьеру будущего мужа. В пользу роли внешних факторов на появление страха успеха свидетельствует и тот факт, что в тех ситуациях, где достижения приемлемы с полоролевой точки зрения, этот страх у женщин не появляется. К. Бридлов и В. Цицирелли показали, что страх успеха у женщин, занятых в медицине (сфере, не типичной для женщин в ряде стран Запада), выше, чем у учителей (в сфере, типичной для женского пола). Те же результаты получены при сравнении женщин-инженеров с медсестрами. Страх успеха достигал максимума в их исследовании, когда женщина находилась на вершине инженерной иерархии и имела много семейных обязанностей.

Показано также, что страх успеха проявляется у женщин в меньшей степени, если они не составляют в смешанной по половому признаку группе меньшинство (R. Kanter, 1977) или работают в одиночестве.

Страх успеха выявлен также у российских женщин-политиков и женщин-предпринимателей (Г. В. Турецкая, 1998). Однако в исследовании А. Е. Чириковой данный факт в отношении женщин-предпринимательниц не подтвердился. Автор объясняет это тем, что до занятия бизнесом обследованные женщины были руководителями своих предприятий, и освоение ими новых социальных полей явилось для них поводом не для страха, а ощущением раскрытия новых личностных возможностей. В то же время только 10 % опрошенных считали, что им удалось сбалансировать работу и личную жизнь.

Страх успеха возможен и у мужчин, когда род их деятельности не соответствует их гендерной роли (Э. Арансон, 1998; H. Yamauchi, 1989). Черри и До (F. Cherry, K. Deaux, 1975) утверждают, что мужчина в школе медсестер также будет избегать успеха. С. Пайк и С. Кэйхилл (S. Pyke, S. Kahill, 1983) повторили эксперимент М. Хорнер с "Джоном" и "Энн" на врачах и обнаружили, что мужчины больше боятся успеха, чем их коллеги женского пола. Страх успеха может появиться у мужчин также в тех случаях, когда они не хотят вызвать зависть своих сослуживцев, нарушить дружеские отношения с ними.

11.4. Пол и бизнес

Мужчин в бизнесе больше. В России по данным 1994 г. имели собственную фирму 1,7 % женщин и 3,8 % мужчин. Владельцев и совладельцев частного предприятия, дела и организации женщин было 2,9 %, а мужчин - 5,6 % ("Информационный...", 1994). В выборке предпринимателей, обследованных О. С. Дейнеко и Д. Г. Мартюшевым (2000), были 35 мужчин и только 5 женщин. При этом профессиональный профиль женского предпринимательства в основном традиционен: легкая промышленность, ремесла и промыслы, консультативная, учебная деятельность, медицина, косметические услуги.

Между тем женщин, желающих заняться бизнесом, гораздо больше. Е. Кобзева (1991), например, выявила путем опроса на КамАЗе, что более трети женщин хотели бы перейти из государственного сектора экономики в кооперативы, малые и совместные предприятия, заняться индивидуальной трудовой деятельностью. При этом около 15 % женщин хотели бы создать свое дело, организовать свое предприятие.

В США в отношении женщин к бизнесу тоже произошли существенные сдвиги. Если раньше количество студенток, специализировавшихся в бизнесе и менеджменте, составляло менее 10 %, то в начале 1990-х гг. - более 50 %. В 1989 г. каждая пятая студентка получила диплом специалиста по организации и экономике производства. Более 4 миллионов фирм США принадлежат полностью или частично женщинам, но большинство из них имеют низкий годовой оборот (1 миллион долларов и меньше). Около трети новых миллионеров США составили молодые женщины-предпринимательницы (М. Дедерихс, 1995).

В последние годы во всем мире увеличивается число женщин, участвующих в принятии решений в экономической сфере. В США, Канаде, Германии число женщин, возглавляющих фирмы, растет быстрее, чем число мужчин, но они концентрируются в сферах с более низким уровнем оборота. Однако в целом в Европейском регионе среди предпринимателей, собственников фирм, а также занимающих руководящие посты, до сих пор женщин мало.

Как показано А. Е. Чириковой (1999), существуют серьезные отличия между мужчинами и женщинами, занятыми в бизнесе в России, в оценке ими деловых и личностных качеств, способствующих успеху в их деятельности.

У женщин первые позиции (в порядке убывания значимости) занимают следующие качества и умения.

  1. Умение идти на компромисс, гибко вести переговоры, учитывая позиции других сторон.
  2. Уверенность в себе и своей миссии.
  3. Умение действовать в ситуации конфликта и угрозы риска.
  4. Постоянная готовность к изменениям, к нововведениям.
  5. Способность быстро делать выбор.
  6. Умение эффективно использовать способности и умения других людей.
  7. Трезвое отношение к новшествам, здоровый консерватизм.
  8. Умение противостоять давлению и нажиму, отстаивать свою позицию.
  9. Умение жить сегодняшним днем, "здесь-и-сейчас".

У мужчин отмечены следующие ведущие качества и умения:

  1. Постоянная готовность к изменениям, к нововведениям.
  2. Умение при необходимости навязать свою позицию.
  3. Умение чувствовать себя свободным и извлекать выгоду в рамках принятых ограничений и правил.
  4. Умение эффективно использовать способности и умения других людей.
  5. Умение использовать чужие идеи для реализации своих целей.
  6. Умение действовать в ситуации конфликта и угрозы риска.
  7. Умение производить впечатление, налаживать и поддерживать отношения с другими людьми.
  8. Уверенность в себе и своей миссии.
  9. Умение противостоять давлению и нажиму, отстаивая свою позицию.

Автор отмечает, что женщины на фоне выраженной способности к доминированию в своих стратегиях ориентированы на компромисс, уверенность в себе, расчет на свои силы, доверии только к себе при высокой пластичности, приспосабливаемости к ситуации. Мужчины же склонны лидировать, опираясь, в первую очередь, на умение доминировать, действовать в ситуации неопределенности и угрозы риска, эффективно использовать других людей для реализации своих целей. Мужчины сильнее, чем женщины, ориентированы на "демонстративные качества", в то время как женщины в меньшей степени стремятся к "самопрезентации".

Мужчина в бизнесе больший "игрок", нежели женщина, он ориентирован на достижение цели "во что бы то ни стало". Женщина в большей мере опирается на другие качества и умения: рационально распоряжаться капиталом, быстро переключаться с одного дела на другое, понять и принять чужую точку зрения, идти на компромиссы, жить сегодняшним днем, уверенность в себе и своей миссии, умение действовать в ситуации конфликта.

Женщины, в отличие от мужчин, являются сторонниками "консервативного бизнеса", пытаются избавиться от взгляда на бизнес как на "большую игру".

Мотивация мужчин и женщин-предпринимателей. По данным А. Н. Индиенко (2001), у мужчин-продавцов, по сравнению с коллегами-женщинами, более выражены такие факторы мотивации социального успеха, как достижение результата и соперничество.

Женщины видят в бизнесе возможность самореализации, в то время как мужчины ищут в нем возможность самоутверждения и приобретения свободы.

А. Н. Индиенко, используя опросник мотивационных источников ( MSI ) Е. Барбуто и Р. Сколл, в переводе Е. В. Сидоренко, показал, что у женщин-продавцов, по сравнению с мужчинами-продавцами, почти в два раза больше выражен фактор интереса к работе, а у мужчин-продавцов значительно больше, чем у женщин-продавцов, выражен фактор оплаты своего труда.

Это совпадает с имеющимися в литературе данными, согласно которым в мотивационной иерархии мужчин-бизнесменов доминируют такие ценности, как достижение конкретных и ощутимых результатов своего труда, обеспечение защищенного материального положения для себя и своей семьи, возможность творческой самореализации, а у женщин - интересная работа, связанная с новыми впечатлениями и общением с людьми (у мужчин эта ценность стоит на последнем месте), конкретные и ощутимые результаты своего труда, внутренний комфорт и самоуважение. Таким образом, женщины-бизнесмены предстают менее материально ориентированными, чем мужчины.

11.5. Лидерство, руководящие должности и пол

Гендерная психология лидерства как научное направление начала интенсивно формироваться под влиянием феминистского движения с середины 1970-х гг., прежде всего американскими, австралийскими и западно-европейскими учеными, хотя и ранее этот вопрос обсуждался в ряде работ. В большинстве случаев лидерство изучается в деловых группах или в группах с интимными отношениями (семья, влюбленные). Последний из аспектов рассматривался в предыдущей главе. В данной главе речь пойдет о лидерстве в деловых группах.

Негативное отношение к женскому лидерству традиционно проявляли сторонники фрейдизма. Лидеры-женщины считались обладателями нездоровой гендерной идентичности (M. Walsh, 1987), а их стремление к лидерству, называемое "фаллическим", рассматривалось как проявление неполноценности женщины, завидующей мужчинам (S. Chehrari, 1987).

К. Бартол и Д. Мартин (K. Bartol, D. Martin, 1986) показали, что женщина-лидер в мужском деловом мире и вообще находящаяся в мужской группе играет одну из четырех неформальных ролей: 1) "матери" - от нее ждут эмоциональной поддержки, а не деловой активности; 2) "соблазнительницы" для начальника, что вызывает негодование у коллег-мужчин; 3) "игрушки, талисмана" - милой, но не деловой женщины, приносящей удачу; 4) "железной леди", обладающей неженской жестокостью, вследствие чего они бывают больше всего изолированными от группы. Все эти роли мешают женщинам занять равное положение среди мужчин и снижают их возможности служебного роста. Мужчины делают больше попыток доминировать над представителями своего пола. Женщины же в присутствии противоположного пола менее активно, чем мужчины, претендуют на роль стихийного лидера. Я. Джорстад (J. Jorstad, 1996), норвежский психотерапевт, на основании своей практики заключил, что лидерство не входит в систему жизненных ценностей многих женщин. Отсюда мнение (A. Eagly et al., 1995; C. Johnson, 1994; S. Wayne et al., 1994), что женщины-лидеры проигрывают лидерам-мужчинам в эффективности руководства, так как обладают меньшей властью, влиянием и ресурсами. Однако, как показано Маккоби и Джеклин, при более длительном общении женщины выравнивались с мужчинами по лидерству. Э. Игли и К. Джонсон (Eagly, Johnson, 1990) выявили, что женщины больше стремились к получению руководящей должности, если она отвечала традиционной гендерной роли (в частности, директора школы).

Следует, очевидно, принимать во внимание различные модели лидерства, которые, по данным Т. В. Бендас (2000), с различной частотой встречаются у мужчин и женщин. Для первых более характерна конкурентная модель (доминантность, агрессивность, уверенность в себе, эгоцентризм, стремление к власти) в сочетании с маскулинной, для женщин - сочетание конкурентной модели с кооперативной (направленность на общение, альтруизм, экстраверсия) и преобладание фемининной (лидерская роль принимается только при вакууме лидерства, когда нет представителя, соответствующего маскулинной модели). Правда, соотношение этих моделей лидерства у мужчин и женщин может изменяться в связи с этническими особенностями обследованных.

Как сообщают американские авторы, в административной и управленческой сфере в США заняты 12 % мужчин и 7 % женщин. Успешность женщины в качестве администратора и ее продвижение в этой должности во многом зависит от наличия у нее наставника-мужчины, в роли которого часто выступают их мужья. Однако когда профессиональная карьера женщины начинает мешать ей уделять необходимое время семье, мужья-наставники часто отказываются содействовать продвижению жены по служебной лестнице (R. Roberts, P. Newton, 1987).

По данным международного института "Женщины и управление", только 6-8 % женщин, прошедших подготовку в этом институте, работают менеджерами.

В. О'Лири (V. O'Leary, 1974) пишет, что в американском обществе существует предубежденность против женщин, имеющих какой-либо приоритет (в том числе - и в должности) над мужчинами того же возраста и социального положения. Это получило подтверждение как в лабораторных экспериментах (A. Eskilson, M. Willey, 1976), так и полевых (O. Brenner et al., 1989) и объясняет тот факт, что в США число женщин-руководительниц на среднем и высшем уровне составляло в конце 1980-х гг. 5 и 1 % соответственно от общего числа руководителей (B. Ragins, E. Sundstrem, 1989). В Японии женщины составляют только 10 % от всего руководящего состава фирм и корпораций. В этой стране вся система продвижения по служебной лестнице построена таким образом, что мужчина перед выходом на пенсию обязательно получает руководящую должность низшего либо среднего уровня. Для женщин такие льготы не предусмотрены. В Южной Корее среди руководителей женщин еще меньше - всего 2 %. В этом отношении наиболее продвинутой является Швейцария, там 48 % женщин занимают различные руководящие должности (Triandis, 1994).

Тенденции, свойственные Западу в отношении женщины-руководителя, присущи и нашему обществу. Э. С. Чугунова (1985) приводит данные о количестве мужчин и женщин, работающих инженерами. Руководящие должности чаще занимают мужчины, чем женщины (табл. 11.7).

Таблица 11.7.
Статусное представительство среди инженеров обоего пола, проценты

Пол

n

Руководители коллектива

Руководители малых групп

Инженеры

Женщины

346

6

22

72

Мужчины

514

35

33

32

По данным В. А. Шаховой (1985), удельный вес женщин среди руководителей различного уровня управления значительно уступает удельному весу мужчин. Так, среди руководителей органов государственного управления и их структурных подразделений женщины составляют 44 %, а на производстве в числе первых руководителей - 24 %, начальников цехов, участков, мастерских и отделов - 23 %. В то же время в общем количестве инженерно-технических работников женщин 49 %.

По данным И. Ф. Рековской (1993), каждый второй (!?) мужчина, имеющий высшее или среднее специальное образование, является руководителем (возникает, однако, вопрос: кем же тогда каждый из них руководит - тремя сотрудниками, из которых один мужчина и две женщины, если исходить из того, что среди населения каждой страны тех и других приблизительно по 50 %). Среди дипломированных специалистов женщин-руководителей только 7 %. Даже в школах при засильи учителей-женщин среди директоров школ женщин только 39 % (И. Калабихина).

Было выявлено, что женщины-лидеры воспринимаются менее компетентными, особенно если подчиненные являются сторонниками традиционных, а не эгалитарных взглядов на лидерство, т. е. полагают, что лидерская роль является маскулинной (J. Adams et al., 1984; G. Gerber, 1989). Показано также, что этот взгляд более присущ мужчинам (M. Heilman et al., 1989). Предубеждение против женщин имеется и в нашей стране. По данным А. Г. Шестакова (1997), мужчины-руководители отдали предпочтение мужчинам как работникам в 25,3 %, и лишь в 12,9 % - женщинам. Не отстают от мужчин и женщины: по данным этого же автора, женщины тоже проявляют б о льшую готовность сотрудничать и оказывать воздействие на женщин, а не на мужчин.

Но и многие женщины не считают себя способными выполнять функции руководителей высшего звена и соглашаются с мнением, что высокие достижения и женственность несовместимы.

Однако дело не только во взгляде или мнении. Женщинам-менеджерам, например, дают меньше информации, или слишком короткие сроки для выполнения задания. Женщинам, как правило, не поручают заданий, которые дали бы им возможность приобрести необходимый опыт и проявить себя в качестве претендента на руководящую должность.

Уже говорилось, что во многих странах женщины за одинаковую работу с мужчинами получают меньшую заработную плату. Как ни странно, но именно это обстоятельство в период экономических кризисов ставит японских женщин в более выгодное положение. В целях экономии средств руководители фирм чаще увольняют "дорогостоящих" руководителей подразделений - мужчин и ставят на их место более "дешевых" женщин, которые по своей компетентности и организаторским способностям, оказывается, ни в чем не уступают мужчинам.

В. О'Лири изучала связь между полоролевыми стереотипами и оправданием задержки продвижения женщин по служебной лестнице в промышленности. По ее мнению, без каких либо объективных оснований женщинам приписываются следующие установки на работу: они работают только ради "булавочных" денег (т. е. небольшой заработной платы); в работе их больше интересуют чисто коммуникативные и эмоциональные моменты; женщинам больше нравится работа, не требующая интеллектуальных усилий; они ценят самоактуализацию и продвижение по службе меньше, чем мужчины. Основой этих ложных представлений являются, пишет О'Лири, другие, не менее ложные представления об отсутствии у женщин компетенции, независимости, соревновательности, логики, притязаний и т. д.

Высказывается также точка зрения, что меньший статус женщины в обществе приводит и к ее меньшему статусу в малой профессиональной группе. Чтобы быть лидером, руководителем, женщине приходится преодолевать больше препятствий по сравнению с мужчинами, даже если она обладает большими знаниями и способностями (E. Maccoby, C. Jacklin, 1978).

При отборе на руководящую должность к женщине предъявляют более высокие требования, чем к мужчине. Срабатывает правило, согласно которому женщина должна быть вдвое лучше мужчины. Женщина имеет больше шансов занять руководящую должность среднего звена, в то время как высшие руководящие должности безоговорочно отдают мужчинам. Так, в списке 200 высокооплачиваемых руководителей экономики и производства США не было ни одной женщины (М. Дедерихс, 1995). В то же время в среднем менеджменте женщины занимали половину всех мест. При одинаковом с мужчиной уровне квалификации женщины чаще всего оказываются ниже по служебной лестнице. Высказывается мнение, что для женщины путь к власти связан с преодолением многочисленных препятствий, тогда как для мужчин - с реализацией многочисленных возможностей (B. Ragins, E. Sundstrem, 1989). Конечно, с последним утверждением трудно полностью согласиться, мужчин слишком много, а начальственных постов слишком мало, поэтому им тоже приходится бороться за "место под солнцем", но для женщин эта борьба тяжелее, с меньшими шансами на успех. Многое зависит от того, в какой сфере общественной жизни и на каком уровне эта борьба происходит.

По данным И. Калабихиной (1995), даже те женщины, которые повышают свою квалификацию, далеко не всегда имеют возможность повысить свой профессиональный статус. Только 57 % опрошенных женщин считали, что их квалификация соответствует выполняемой работе (интересно, что ответили бы мужчины? Наверное, автор предполагает, что положительный ответ дали бы 100 % опрошенных), а 25 % считают, что их квалификация вообще не соответствует выполняемой работе. У 65 % женщин после обучения на курсах повышения квалификации ничего не изменилось в производственной ситуации (а разве это должно непременно следовать?), 91 % не получили повышения в должности, 88 % - в разряде и 81 % - в заработной плате. Скорее, это говорит о том, что повышение квалификации проводится формально, для галочки, но эта беда касается в такой же мере и мужчин.

В связи с этим в США существует понятие "стеклянный потолок". Эта метафора отражает тот факт, что во многих организациях существует как бы невидимый потолок, выше которого женщины продвинуться не могут (С. Чаффинс и др., 1997). И действительно, исследования показывают, что в США женщины имеют больше препятствий для служебного роста, чем мужчины. Это и меньший доступ к информации, и меньшая возможность поучиться у опытных женщин-руководителей, поскольку их очень мало, и предпочтение подчиненными в качестве руководителя мужчины, и скептическое отношение мужчин-администраторов к женщинам-лидерам, и осуждение близких и друзей (A. Eagly et al., 1995; B. Ragins, 1989).

Представительниц ряда национальностей (афроамериканок, латиноамериканок, женщин азиатского и индейского происхождения) среди менеджеров вообще ничтожное количество, в связи с чем некоторые ученые говорят о том, что для них поставлен "бетонный потолок".

Причиной более частого наличия "стеклянного потолка" для женщин может быть то, что хорошая работа женщин редко приписывается их способностям, а характеристика работника как "способного" положительно коррелирует с его служебными перспективами (J. Greenhaus, S. Parasuraman, 1993).

Думается, что при вынесении женщинами-исследователями частых заключений о якобы распространенной вертикальной сегрегации все же преобладает эмоциональная сторона. В большинстве случаев тот факт, что женщины занимают меньше руководящих постов, обусловлен не происками или молчаливым заговором мужчин, а объективными обстоятельствами. Как уже говорилось, мужчины больше стремятся к самореализации в профессиональной деятельности, чем женщины. Естественно, более высокие должности, как правило, достаются более компетентным. А поскольку таких больше среди мужчин, то и начальственные должности достаются им чаще. Там же, где больше работает женщин (непроизводственные виды бытового обслуживания, общественное питание, розничная торговля, медицина, образование, культура), наблюдается и самая высокая доля женщин-руководителей. Например, в нашей стране в преподавательской и научной сфере никакой сегрегации по половому признаку не наблюдается. Кафедрами, лабораториями и даже институтами руководят и женщины, если они имеют к этому и организаторские способности, и соответствующий уровень профессионализма. Однако поскольку, например, в России среди докторов наук только 14 % женщин, это значит, что стать заведующим кафедрой и лабораторией мужчины имеют шансов в 6 раз больше, чем женщины.

В достижении высокого профессионализма женщинам мешает направленность на семью и детей. Р. Валдез и Б. Гутек (R. Valdez, B. Gutek, 1987) обнаружили, что женщины-руководители намного чаще оказываются незамужними, чем те, кто не занимает руководящих должностей. При этом чем более ответственна работа и чем большей подготовки она требует, тем больше среди женщин, занятых этой работой, бездетных и тем меньше среди них женщин с тремя и более детьми. В другом исследовании было показано, что женатых менеджеров-мужчин гораздо больше (86 %), чем замужних менеджеров-женщин (45 %); мужчин, имеющих детей, также больше (62 % против 20 %). Конечно, нельзя сбрасывать со счетов и предубеждение мужчин-руководителей против женщин, имеющих детей, но ведь это предубеждение возникло не на пустом месте, а отражает накопленный многими поколениями опыт, говорящий, что женщины чаще, чем мужчины, вынуждены прерывать свою работу из-за беременности, ухода за больными детьми. Поэтому работодатели небезосновательно предполагают, что женщина, в отличие от мужчины, может уволиться в любое время. Отсюда на руководящую должность назначаются только те женщины, которые неоднократно подтвердили свою преданность делу. Впрочем, тот же критерий существует и для назначения на руководящую должность мужчин.

"Хороший начальник - это человек бесстрастный, умный, хладнокровный. Все эти прекрасные качества мало общего имеют с чисто фемининным поведением: эмоциональным, спонтанным, непредсказуемым. Когда женщина волевым усилием воспитывает в себе идеального менеджера, она душит женские начала. Но обычно процесс застревает на полпути: получается полуначальник - полуженщина.

Тетки-руководительницы эмоциональны, даже если пытаются это скрыть. В этом специфика женского стиля. От шефа мужского пола практически невозможно услышать фразу: "Мы поступим так, как мне подсказывает интуиция". Женщина всегда считается со своими чувствами. И - что удивительно - нередко принимает отличные решения.

Дамы чаще руководствуются критериями "нравится - не нравится", а не "полезно - не полезно". В коллективах, возглавляемых женщинами, всегда больше любимчиков - нелюбимчиков, сплетен, подсиживаний, немотивированных повышений и увольнений. Работу своих сотрудников женщины тоже оценивают не по объему выручки или рейтингу деловой активности, а как подскажут темперамент и сердце.

Наконец, у женщин есть склонность относиться к своим подчиненным как к детям. Одна моя клиентка пришла ко мне вот с какой проблемой: приблизительно каждые два года у нее возникал конфликт с сотрудниками, да такой сильный, что уходили все. Она не могла понять, в чем дело: она пеклась о подчиненных, как мать. Отмечала дни рождения, летом вывозила коллектив за границу. Иногда строго наказывала, иногда хвалила сверх меры. Но ведь люди-то к ней приходили не за материнскими чувствами, а за заработком. И положение отличников-двоечников их не устраивало. А общаться с коллегами на равных, как с партнерами, она не умела" (М. Колосова, психолог. - Огонек. - 2001. - № 27).

Возможно, причиной этого является то, что мужчина-руководитель организации не столько больше протежирует мужчинам, сколько опасается протежировать женщинам (из-за возможных подозрений в сексуальном интересе, боязни потерять собственный престиж вследствие несоответствия его решения принятым в обществе взглядам на роль женщины). Мужчины-начальники считают также, что служащие будут испытывать неловкость, получая приказания от женщины, или что клиенты фирмы не будут ей доверять. Во всяком случае, имеются данные, что мужчины-менеджеры, по сравнению с женщинами-менеджерами, пользуются большей симпатией коллектива и получают большую поддержку подчиненных (M. Wiley, A. Eskilson, 1988).

Но и сами женщины во многих странах поддерживают точку зрения мужчин. Выявлено (Schein, Muller, 1992), что немецкие женщины не меньше, чем немецкие мужчины, склонны считать работу руководителя "мужским" делом, с ними солидарны и женщины Великобритании, правда, в меньшей степени; американки же считают, что оба пола в равной степени обладают чертами, необходимыми для успешного руководства делом.

Скептическое отношение общества к возможности женщин быть руководителем заставляет их прибегать к защитным стратегиям (названным "гендерным менеджментом"): а) тратить больше времени и усилий на работе; б) использовать специфически женские способы ведения деловых переговоров с мужчинами (кокетство, принижение своих способностей); в) применять "маску" - стремление скрыть свою эмоциональную и личную жизнь, чтобы не получить ярлык неэффективного работника. Однако такое поведение, как отмечает Г. Пауэлл (G. Powell, 1990), может составлять угрозу их психическому здоровью.

Эффективность руководства. По данным А. Е. Чириковой, большинство женщин склонны считать, что женщины-руководители имеют некоторые преимущества перед мужчинами-руководителями. Этого же мнения придерживаются и мужчины. Группа западноевропейских ученых собрала в более чем в десяти странах данные, из которых следует, что большинство мужчин признают, что, занимая место начальника, женщины реже "срываются", с ними легче решать любые вопросы, они не столько зависят от настроения и лучше заботятся о подчиненных (Знание - сила. - 1984. - № 6. - С. 49).

Вообще, в отношении способностей женщин-руководителей получаемые в исследованиях данные весьма противоречивы. Одни авторы не выявили различий между лидерами мужчинами и женщинами ни по эффективности их деятельности (A. Eagly et al., 1995; J. Farth et al., 1991), ни по вербальному поведению (C. Johnson, 1994), ни по лидерскому стилю (A. Eagly, B. Johnson, 1990). В то же время найдено, что женщины-лидеры отличались от мужчин-лидеров, но в сторону, противоположную ожидаемым гендерным различиям. Так, женщины-лидеры превосходили мужчин по мотивации достижения и стремлению к лидерству (G. Powell, 1990; A. Eagly, B. Johnson, 1990). Надо отметить, что вообще женщины, выполняющие "мужские" профессиональные обязанности, в том числе и руководство, имеют более маскулинный стиль мышления и мужские черты характера. В. А. Буткевич (2001), например, выявила, что женщины-руководители отличаются от других женщин доминантностью, эмоциональной устойчивостью, стремлением к самопроявлению, социальной смелостью и проницательностью.

В исследованиях было показано, что женщины-руководители могут устанавливать высокие деловые отношения не только с женщинами, но и с мужчинами-подчиненными (G. Fairhurst, 1993). Установлено, что женщины-руководители наравне с мужчинами способны мотивировать подчиненных на сверхдостижения (S. Komives, 1991). Женщины-руководители так же ориентированы на задачу, как и мужчины-руководители.

"Проблема женщин-карьеристок связана с конкретной женской субъективностью. Просто есть проблемные женщины. Карьеристки они или нет - неважно. Сделай такую домохозяйкой - это будет несчастье для близких, в первую очередь для детей.

И наоборот: женщины, способные использовать все природой данные преимущества - гибкость, интуицию, более тонко и нюансированно воспринимающие других людей, да еще при соответствующих интеллектуальных возможностях, действительно перегонят любого мужчину. Так что суть лежит в иной плоскости: если есть некая поврежденность в женском начале, она в любом случае даст о себе знать - хоть на производстве, хоть в личной жизни.

...Иногда бывает по-другому: есть некоторая востребованность, стечение обстоятельств, свободное время, не занятое малолетними детьми и докучливыми требованиями мужа. Почему бы себя не проявить в карьере? Человек в принципе должен себя в чем-то проявлять.

Способность принимать людей такими, как они есть, - характерная женская черта. А неспособность принимать себя, детей, супруга, подчиненных, тревожность, агрессивность, желание все переделать неизвестно как - свидетельствуют о внутреннем неблагополучии.

Но это свойственно и мужчинам тоже. Подобное женское поведение воспринимается более болезненно, потому что противоречит социокультурным ожиданиям" (А. Копьев, психолог. - Огонек. - 2001. - № 27).

Дж. Дарли (J. Darley, 1968) полагает, что из-за нашей склонности судить о людях по их социальной роли мы часто забываем о том, что заботливая, нежная, внимательная жена и мать может быть настойчивым, рациональным и эффективным руководителем на работе. И поскольку в нашем сознании преобладает образ женщины в традиционной женской роли, требующей совсем иных качеств, чем те, что необходимы для руководителя, нам трудно увидеть в женщине человека, подходящего для руководящей работы.

Э. Игли с соавторами (Eagly et al., 1995) показали, что эффективность исполнения лидерской роли мужчинами и женщинами зависит от многих факторов. Мужчины были более эффективными: а) при решении задачи, б) при руководстве мужчинами, в) в военных организациях и в роли спортивных тренеров, г) на низшем уровне управления, требующем технических способностей; а женщины: а) при установлении межличностных отношений, б) в сфере образования, бизнеса, на социальной и государственной службе, в) на среднем уровне управления, где нужно устанавливать межличностные отношения.

Элис Игли (E. Eagly) отмечает, что у женщин-руководителей возникает конфликт между гендерной и лидерской ролью, поскольку последняя требует маскулинного поведения. Смягчению этого ролевого конфликта, по мнению Э. Игли, могут способствовать: 1) реальные достижения женщин; 2) выбор ими той области занятий и должности в тех организациях, где лидерская роль по стереотипу не слишком маскулинизирована, а, скорее, андрогинна (например, руководитель детского образовательного учреждения, а не военного ведомства); 3) демонстрация относительно фемининного лидерского стиля - демократического и ориентированного на взаимоотношения.

Стили руководства. По мнению Дж. Роузнер (1995), женщины пользуются своим умением общаться и руководят не так, как мужчины. Они добиваются успеха, используя именно "женские" качества. Мужчины-менеджеры воспринимают свою работу как серию дел (или сделок) с подчиненными, с награждением за оказанные услуги или наказанием за некачественную работу. При этом они чаще пользуются властью, которую дает им занимаемая должность. Женщины-менеджеры руководят так, чтобы подчиненные преобразовали свои интересы с учетом интересов группы, ставя перед собой более широкие цели. Свою власть женщины связывают с личными качествами - обаянием, контактностью, умением общаться и интенсивно трудиться, а не с занимаемой должностью. Дж. Роузнер назвала их стиль "преобразовательным".

Основной характеристикой этого стиля является активное взаимодействие с подчиненными, которых приглашают к участию в управлении фирмой, с которыми делятся властью и информацией, у которых пробуждают интерес к выполняемой работе. Этот стиль руководства в нашей стране обозначается чаще всего как демократический. Работники видят, что руководство доверяет им, воспринимает их идеи, в результате возрастает преданность подчиненных делу.

В принципе, ничего специфически женского в этом стиле руководства нет. Поэтому следует говорить не о женском стиле, а о том, что женщины чаще, чем мужчины, склонны использовать демократический стиль руководства. Мужчины же более склонны пользоваться авторитарным стилем руководства, но это не исключает использования ими и демократического ("женского") стиля, так же как женщинами - авторитарного стиля. С. Эпстайн (цит. по Г. Л. Ходыревой, 1997) выявила среди женщин-адвокатов много тех, кто руководит авторитарно, агрессивно, с применением наказаний, но при этом способных к эмпатии и взаимодействию.

"Преобразовательный" стиль, по Дж. Роузнер, имеет и другую характеристику, а именно - поддержание в сотруднике уважения к собственной персоне. Правда, эта характеристика является лишь производной от первой: когда руководитель приглашает сотрудников к процессу принятия решений, возникает побочный положительный эффект - возрастание осознавания своей значимости. Женщины-менеджеры стараются как можно чаще отмечать заслуги подчиненных в письменном виде или устно в присутствии других сотрудников.

Третьей характеристикой "преобразовательного" стиля является поддержка сотрудников в сложных ситуациях, связанных с постоянной конкуренцией на рынке и работой с клиентами. Эта поддержка проявляется в создании программ по поддержанию здоровья, по профилактике состояния "выгорания", в совместном проведении свободного времени, создании благоприятного социально-психологического климата на работе.

Возможно поэтому в последнее время на Западе, принимая на работу руководителя, стали отдавать предпочтение женщинам, потому что, в отличие от мужчин-боссов, которые любят подгонять сотрудников и настраивать их друг против друга, женщины-руководители не только объединяют сотрудников, но и умеют вдохновлять их, демонстрируя восхищение даже самыми незначительными успехами. Кроме того, женщины-менеджеры более готовы к нестандартным решениям, к структурным (кадровым) преобразованиям, к изменению методов руководства в критических ситуациях, считает Дж. Роузнер.

Однако выводы Дж. Роузнер подверглись критике со стороны ряда авторов, и прежде всего, за то, что стили руководства описывались самими менеджерами, а не наблюдались со стороны.

Но, как бы то ни было, многие исследования показывают, что склонность к авторитарному и авторитарно-демократическому стилю руководства, ориентированному на задачу, чаще встречается у мужчин, чем у женщин; последними же чаще используется демократический стиль руководства (A. Eagly, B. Johnson, 1990; Нгуен Ки Тыонг, 2000) - табл. 11.8.

Таблица 11.8.
Распространенность склонности к определенному стилю руководства, проценты случаев (по данным Нгуен Ки Тыонга)

Половая принадлежность

Авторитарно-демократический

Демократический

Либерально-демократический

Мужчины (n=147)

38

48

14

Женщины (n=78)

28

45

27

Это подтверждается также данными А. Н. Индиенко (2001) и Е. Б. Мащенко (2001), выявившими б о льшую директивность (по Hand -тесту) у мужчин, чем у женщин. Женщины же более склонны к чисто демократическому стилю руководства, ориентированному на участие в общей работе. Э. Игли с сотрудниками показали, что мужчины более эффективны, чем женщины, если их поведение совпадает с маскулинным, а женщины оказывались более эффективными, чем мужчины, когда их поведение соответствовало фемининному образцу. Если женщины пользовались лидерским стилем, который традиционно считается мужским (авторитарный и директивный), то их рейтинг снижался. Люди охотнее воспринимают "сильное и напористое" мужское руководство, нежели "навязчивое и агрессивное" женское (R. Maupin, 1993). В то же время при демонстрации мужчинами и женщинами демократического стиля и те и другие оценивались с одинаковым предпочтением.

Некоторые исследователи (например, E. Kushell, R. Newton, 1986) полагают, что вследствие этого женщины-руководители должны иметь преимущество перед мужчинами, так как подчиненные лучше воспринимают демократический стиль руководства. Однако это заключение слишком обще: ведь и среди женщин есть склонные к авторитарному стилю управления, а среди мужчин - склонные к демократическому стилю.

Игли и Джонсон предполагают, что более демократический настрой женщин-руководителей обусловлен тем, что они стремятся завоевать признание у скептически настроенных к ним подчиненных.

"Почему такое пристальное внимание к женщинам-карьеристкам? Потому что дамы-руководители на виду, их мало, они более заметны. Конечно, у них могут быть проблемы, но может таких проблем и не быть. Процентное соотношение личной устроенности-неустроенности, думаю, одинаково и у простых женщин, не хватающих звезд с неба, и у незаурядных.

Когда у меня спрашивают, что для меня важнее, работа или дом, я отвечаю: и то и другое.

Я абсолютно уверена: сделать настоящую карьеру за счет компенсации каких-то своих комплексов невозможно. Отдельные, даже очень высокие взлеты могут быть, но стабильная и успешная карьера - удел натур созидательных и гармоничных. У женщины могут быть такая энергетика, такие таланты, способности к руководству, интеллектуальный потенциал - что она горы свернет" (М. Мелия, психолог, директор консалтинговой фирмы. - Огонек. - 2001. - № 27).

Опираясь на результаты эмпирических исследований, Ф. Денмарк пришла к следующему выводу: предположение, что женщины-руководители существенно отличаются от мужчин-руководителей, не подтверждается. Исследователи сходятся только на одном отличии руководителей разного пола: большем интересе женщин-руководителей к отношениям между людьми, что является скорее плюсом в руководстве людьми. Кто является более эффективным руководителем - мужчина или женщина, до сих пор остается неясным.

Эффективность групповой деятельности. По данным М. Хорнер (M. Horner, 1987), мужчины работали лучше, когда за ними наблюдали сверстники, женщины же на присутствие сверстников не реагировали. Отмечается также (W. Wood, 1987), что чисто мужские по составу группы более продуктивны, чем чисто женские.

Показано, что мужчины и женщины при решении групповых задач ведут себя по-разному в зависимости от присутствия лиц своего и противоположного пола (A. Eskilson, M. Willey, 1976). Если в группе было трое мужчин, то они вместе сотрудничали, решая поставленную экспериментатором задачу; при наличии в группе двух мужчин и одной женщины мужчины пытались решить задачу без помощи назначенного экспериментатором женщины-лидера; если лидером в смешанной группе назначался мужчина, то при отсутствии претензий на лидерство женщины оба мужчины конкурировали друг с другом, доказывая умение решать задачу ("эффект забияки"). Группа из трех женщин показала наименьшую эффективность.

И лидеры-мужчины, и лидеры-женщины были наиболее продуктивными, работая с ведомым своего пола, и наименее эффективными, работая с ведомыми противоположного пола.

11.6. Пол и общественная деятельность

Как показано в ряде исследований, общественная активность у школьников разного пола существенно отличается.

По данным Е. А. Сидорова (1984), во всех классах (младших, средних и старших) общественную работу чаще выполняют мальчики, чем девочки, причем с возрастом это различие увеличивается (рис. 11.4).

Рис. 11.4. Частота выполнения общественной работы школьниками обоего пола

Существенно, однако, то, что девочки чаще, чем мальчики, добросовестно относятся к выполняемым поручениям. В младших классах добросовестных было 70 % мальчиков и 95 % девочек, в средних классах - соответственно 70 % и 90 %, в старших классах - 62 и 87 %. Очевидно, поэтому наиболее сложные и ответственные поручения, по данным одного социологического исследования, выполняли 45 % девочек и только 17 % мальчиков (Общественная..., 1978). Причину относительной социальной пассивности мальчиков в школе видят в слабости их контактов со сверстниками и взрослыми вследствие отсутствия специализации воспитательной работы с учетом пола, а также феминизации труда в школе в связи с преобладанием в учительском коллективе женщин (С. В. Кондратьева, 1977).

Мужчины и женщины в политике. Несмотря на то, что в XX в. произошел существенный сдвиг в умонастроениях относительно политической деятельности женщин (например, в США в середине 1930-х гг. были готовы проголосовать за женщину-президента около 33 % американцев, а в 1990-х гг. - около 85 %) и вторая половина XX в. охарактеризовалась прорывом женщин в высшие эшелоны власти (в Дании, Нидерландах, Норвегии треть министров - женщины, а в Швеции - даже половина. Президентами и премьер-министрами становились Корасон Акино в Индонезии, Беназир Бхутто - в Пакистане, Индира Ганди - в Индии, Маргарет Тэтчер - в Великобритании и т. д.), большинство политиков - мужчины. В конце 1990 гг. среди глав государств были 96 % мужчин, а среди мирового корпуса министров - 97 % (Д. Майерс, 2000). Участие женщин в политике вызывает особое недовольство в мусульманском мире. Так, когда Беназир Бхутто стала премьер-министром, главнокомандующий вооруженными силами не отдавал ей воинского приветствия на том основании, что отдавать честь женщине противоречит исламу. В исламских странах осуждают мужей, позволяющих своим женам заниматься политикой. Немаловажную роль играет здесь мнение, что политика и материнская роль женщины несовместимы. Так, Б. Бхутто успела за время премьерства родить трех детей и поэтому ее называли "вечно беременным премьером". В результате последнюю беременность она вообще скрыла от общественности.

Поскольку женщины представляют в политике "социальное меньшинство", это, как считают некоторые женщины-социологи, грозит обществу большими неприятностями, так как "чисто мужская политика обречена на провал" (Е. М. Зуйкова, Р. И. Ерусланова, 1999, с. 92). Бесконечные войны, рэкет, расхождение слова и дела и многое другое - все это от того, что политикой занимаются одни мужчины.

Как тут не вспомнить А. К. Толстого, который писал:

Тут кротко или строго

Царило много лиц,

Царей не слишком много,

А более цариц.

Бирон царил при Анне;

Он сущий был жандарм,

Сидели мы, как в ванне,

При нем, das Gott erbarm!

Веселая царица

Была Елисавет:

Поет и веселится,

Порядка только нет.

Какая ж тут причина

И где же корень зла,

Сама Екатерина

Постигнуть не могла. 14

  • 14 Толстой А. К. История государства Российского от Гостомысла до Тимашева: Собр. соч.: В 4 т. - М.: Правда, 1969. - Т. 1. - С. 381-382.

А уж сколько женщин-террористок было в России в конце XIX - начале XX в., это известно каждому школьнику. Только у одного Б. Савинкова в его "Воспоминаниях" упомянуты имена более 30 женщин-террористок, обладавших не меньшим, а подчас и большим фанатизмом, чем мужчины-террористы.

Именно при М. Тэтчер англичане воевали с Аргентиной. Не удалось ей погасить вражду и между католиками и протестантами в Северной Ирландии, несмотря на то что ее называли "железной леди". Так что политика - дело гораздо более серьезное, чем это представляется некоторым женщинам-социологам.

Конечно, участие женщин в политике - это веление времени. По мнению М. Дедерихс, женщины больше заботятся о социальных проблемах и более активно подталкивают правительства к решению этих проблем. Кроме того, они менее уверены в завтрашнем дне и более осмотрительны, нежели мужчины, поэтому стремятся больше финансов направлять на детские учреждения, медицину, пенсии. Мировой опыт парламентаризма показал, что если в законодательном органе 10 % мест занимают женщины, то это облегчает принятие законов в защиту детей, а 20-30 % женщин-депутатов обеспечивают более легкую реализацию программ, отражающих интересы женского населения.

В Государственную Думу России в 1993 г. избрали 13,6 % женщин, в 1995 г. их стало 9,6 %, а в 1999 г. женщин было выбрано еще меньше - 7 % (тогда как женского населения в стране 52 %, т. е. большинство, хотя и небольшое). Среди самих женщин существует убеждение в том, что политика - не женское дело. Однако, несмотря на давление социальных стереотипов, некоторые женщины выбирают политику в качестве своей профессиональной деятельности, но 70 % из них не вполне уверены в своих силах.

Сами женщины относятся к своему выбору двояко: на сознательном уровне - положительно, на подсознательном - испытывают чувство вины, чувство неполноценности из-за несоответствия принятым в патриархальной культуре типам женской социализации.

11.7. Пол и служба в армии и МВД

Еще Платон предполагал, что в будущем идеальном государстве оба пола должны будут освоить одни и те же занятия и ремесла и что женщинам наравне с мужчинами придется участвовать в войне. Его пророчество сбылось. Уже при Петре I право женщин на армейскую службу (правда, только в качестве медиков) было зафиксировано в уставе 1716 г. В конце XVIII в. по указанию князя Потемкина в Крыму была создана "амазонская рота". Она формировалась из молодых жен и взрослых дочерей офицеров. Командовала этой ротой тоже женщина. Эти российские амазонки, по отзывам современников, отличались храбростью, прекрасно ездили верхом, метко стреляли из ружей. Первой женщиной-офицером и Георгиевским кавалером была Надежда Дурова, прославившая себя в Отечественной войне 1812 г. Женщины-кавалеристки участвовали и в войне 1905 г. с Японией. Во время Первой мировой войны прославилась Мария Бочкарева, которую называли русской Жанной Д'Арк. Она, будучи рядовым солдатом, ходила в штыковые атаки, была полным Георгиевским кавалером (т. е. имела солдатские ордена - Георгиевские кресты всех четырех степеней), имела чин унтер-офицера и командовала в конце Первой мировой войны женским отрядом, преобразованным потом в "батальон смерти", с помощью которого Временное правительство А. Ф. Керенского пыталось устыдить солдат-мужчин и заставить их воевать до конца. Правда, нельзя не отметить, что, по свидетельствам очевидцев, она имела мужеподобный вид и была крайне груба и жестока в обращении с подчиненными ей дамами.

В Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. участвовали 800 тысяч женщин-военнослужащих, из которых 550 тысяч ушли на фронт. Они были снайперами, связистами, разведчиками, летчиками. Восемьдесят шесть женщин стали Героями Советского Союза, четыре - полными кавалерами орденов Славы.

Примеры участия женщин в войнах и проявления ими мужества имеются и в странах Запада. Хрестоматийным является образ Жанны Д'Арк, деяния которой описаны во многих литературных произведениях.

В ряде западных стран женщины довольно активно участвуют в службе в армии. В Израиле женщин в армии 11 %, и в этой стране существует всеобщая воинская обязанность не только для мужчин, но и для женщин (правда, женщины служат меньший срок), в Канаде - 10,9 %, в Великобритании - 6 %, в Японии - 3,5 %, во Франции - 2,9 %. В основном, женщины выполняют штабную работу, служат интендантами, инструкторами и освобождаются от участия в боевых действиях.

Дальше всех в этом отношении пошли в США. В. В. Пешков с соавторами (2001) приводят данные, согласно которым, в военной авиации США численность женщин-военнослужащих составляет 13 %, причем женщины служат в качестве пилотов в штурмовой и истребительной авиации, в качестве инструкторов в подразделениях межконтинентальных баллистических ракет (до 84 % личного состава), в ВМС более 300 женщин летают на всех типах самолетов в качестве испытателей, пилотов оперативных эскадрилий и эскадрилий поддержки. В то же время бывший министр обороны США Лес Эспин считал, что нельзя допускать женщин в пехотные, бронетанковые и воздушно-десантные подразделения.

В Великобритании число женщин, служащих в ВВС, составляет 6,8 % от общего числа летного и инженерно-технического состава. Они представлены в службах обеспечения авиации (авиационные техники, инженерно-технический состав). Имеются подразделения стюардесс, обслуживающие глав правительств, и бортовых медицинских сестер, участвующих в воздушно-транспортной эвакуации. В ВМС женщины входят в состав экипажей противолодочных вертолетов (пилотами и штурманами-операторами). В перспективе рассматривается вопрос о снятии запрета на службу женщин на истребителях палубного базирования.

В ВВС Франции женщины составляют 10 % от общего количества и имеют право занимать офицерские должности в экипажах самолетов и вертолетов в качестве летчиков, штурманов, но в основном военно-транспортной авиации. В авиации ВМФ офицерские должности отведены для женщин в летных экипажах на транспортных самолетах и вертолетах связи.

В Австралии количество женщин-военнослужащих ВВС составляет 13 %, а в Нидерландах - только около 3 %.

Прием женщин со средним образованием на военную службу и в военно-учебные заведения по подготовке специалистов для ВВС осуществляется без ограничений, причем условия приема и обучения отличаются от мужских только программой по физической подготовке и требованиями по профессиональному психологическому отбору. В США женщины проходят обучение в одном из самых престижных учебных заведений - академии ВВС. Начали привлекать женщин для обучения в академии ВВС и в Индии. В войсках НАТО на действительной службе в 1999 г. находились 270 тысяч женщин. В то же время высоких воинских званий удостоены лишь немногие из них. Так, среди женщин-военнослужащих США имеется 11 генералов и 1 адмирал, в Израиле имеется 2 бригадных генерала. Объясняют это тем, что женщины служат меньший срок, чем мужчины, кроме того, получение воинского звания зависит от участия в боевых действиях, а в них принимают участие в основном мужчины (хотя во время войны США в Персидском заливе в операциях "Щит пустыни" и "Буря в пустыне" участвовали почти 40 тысяч женщин-военнослужащих).

<Женщины способны на все. Мужчины - на все остальное. А. Ренье , французский писатель>

Привлечение женщин для службы в армии на Западе обусловлено демографическими причинами, а именно уменьшением числа молодых мужчин среди населения, а также способных нести воинскую службу по состоянию здоровья. Играет роль и тот фактор, что в США, например, служба в армии осуществляется на добровольной основе.

Россия пока отстает от Запада, хотя в последние годы приток женщин в армию усилился. Так, в 1995 г. женщины составляли 8,5 % численности личного состава, в 1999 г. - 10,0 %. Это обусловлено не столько их желанием быть военными, сколько тяжелым экономическим положением в стране. Восемьдесят процентов женщин-военнослужащих до прихода в вооруженные силы знали о военной службе лишь понаслышке. По данным Р. X. Кузиной (2001), основными мотивационными факторами, влияющими на решение женщин поступить на военную службу, являются высокий уровень безработицы в России, недостаточное материальное обеспечение, наличие социальных и экономических льгот у военнослужащих, возможность получения более раннего и повышенного, по сравнению с большинством других категорий женщин, пенсионного обеспечения.

В то же время женщина, поступившая на военную службу, имеет определенные возможности для самореализации: для нее открываются возможности служебной карьеры (за последние годы почти вдвое увеличилось количество военнослужащих женщин, проходящих службу в должности офицеров), самоутверждения, стать независимой и самостоятельной, приносить пользу обществу. По данным Р. X. Кузиной, 56 % женщин охарактеризовали военную службу как достаточно интересную для себя, разнообразную, нескучную, но не позволяющую проявлять инициативу.

Военная служба по контракту наиболее привлекательна для женщин в возрасте после 30 лет (для мужчин - в возрасте от 20 до 24 лет). Средний возраст женщин-военнослужащих в России - 37-38 лет, хотя наблюдается тенденция к омоложению состава женщин-военнослужащих. При этом замужних женщин почти вдвое больше, чем женатых мужчин-контрактников рядового состава. Замужние военнослужащие имеют, как правило, двоих детей. Образовательный ценз у военнослужащих женщин намного выше, чем у мужчин (высшее образование в 1994 г. было у 22 % опрошенных женщин и у 3,5 % мужчин, проходящих по контракту военную службу на должностях сержантского и рядового состава, а в 1999 г. женщин с высшим образованием было в армии уже 37 %).

Без ограничения женщины замещают должности, связанные со специальностями военно-гуманитарного, педагогического, научного, юридического, медицинского и ветеринарного профилей. В ВВС женщин разрешено назначать на несколько сот должностей авиационных специалистов, но офицерами разрешено отбирать только на должности командного и инженерно-технического профилей. В 1998 г. женский контингент составлял в ВВС 25 тысяч, а вместе с войсками ПВО - 45 тысяч.

Однако применение женского труда в ВВС России в качестве летного состава носит ограниченный характер. Имеются лишь единичные случаи применения женщин как бортовых специалистов (бортинженеров, борттехников). Большое количество женщин-военнослужащих выполняет наземные, обеспечивающие функции.

Среди российских женщин-военнослужащих офицерские звания имеют менее 3 %, из них 61 подполковник и 8 полковников, генералов на 1998 г. не было. Одна из женщин-офицеров объяснила трудное продвижение женщин по армейским должностным ступеням тем, что, в отличие от мужчин, готовых к выполнению любого, иногда бестолкового приказа, женщины не стесняются говорить правду в глаза, могут постоять за себя, противятся выполнению нелепых приказов (Вестник ПВО. - 1992. - № 2. - С. 5). Если это так, то сетовать на то, что женщин не принимают в высшие военные учебные заведения, не приходится. Ведь в армии приказы не обсуждаются.

Конечно, женщины, проходящие военную службу, испытывают определенные трудности при адаптации к новым для себя условиям, в том числе и к особенностям армейских взаимоотношений. В исследовании Р. X. Кузиной адаптационные характеристики мужчин оказались выше, чем у женщин, хотя у женщин они соответствуют норме и не являются противопоказанием к их военной службе. Нельзя, однако, не обратить внимания, что эмоциональная реакция перед отправкой их в район боевых действий была выражена очень сильно, близко к аффекту. Больше выражены у женщин в ходе боевых действий и астено-депрессивные состояния.

Следует учитывать и такой неблагоприятный для женщин фактор, как сексуальные домогательства. По исследованиям 1991 г., проведенным в США, две трети женщин-военнослужащих подтвердили, что их коллеги мужского пола повинны в оскорблениях и приставаниях. В ряде исследований (B. Gutek, A. Cohen, 1987; P. Mansfield et al., 1991) было обнаружено, что там, где преобладают мужчины, женщины чаще испытывают на себе нежелательное сексуально окрашенное внимание сослуживцев-мужчин, чем те, кто работает в смешанных коллективах. Если в коллективе мало женщин, мужчины смотрят на них прежде всего как на женщин , а потом уже как на работников.

Женщины в органах внутренних дел. В 1997 г. в России на должностях рядового и начальствующего состава проходили службу 146 тысяч женщин. В некоторых службах они составляют большинство. Так, инспекция по делам несовершеннолетних на 58 % состоит из женщин, паспортно-визовая служба - на 71,5 %, инспекция исправительных работ - на 61 %. Несколько меньше их среди психологов (53,5 %), в кадровых аппаратах (29,6 %), в следственных отделах (36,2 %).

Увеличивается доля женщин среди сотрудников служб, традиционно считавшихся "мужскими". В уголовном розыске в 1997 г. работали более тысячи женщин (в 1993 г. - 592), в службе участковых инспекторов милиции - 562 женщины, в подразделении по борьбе с организованной преступностью - 670, в ОМОНе - 219, подразделениях ОПУ - 2,8 тысячи.

Контрольные вопросы

  1. Чем объясняется лучшая успеваемость девочек в школе?
  2. Чем ряд ученых обосновывают раздельное обучение в школах мальчиков и девочек?
  3. Имеются ли различия у мальчиков и девочек в профессиональных склонностях?
  4. Обосновано ли мнение общества о наличии чисто мужских и чисто женских профессий?
  5. Какова представленность мужчин и женщин в различных профессиях?
  6. Может ли женщина быть успешным бизнесменом и руководителем?
  7. Что такое "страх успеха"? У кого он больше выражен: у мужчин или женщин?
  8. Чем отличается профессиональная карьера мужчин от карьеры женщин?
  9. Одинаковы ли факторы, влияющие на удовлетворенность трудом, для мужчин и женщин?
  10. Кто проявляет большую общественную активность - лица мужского или женского пола?
  11. Какова специфика службы женщин в армии?
СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com