Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 9. Российское государственное управление в первой половине XIX века

Предпосылки, условия, проекты развития государственного управления. Возрастание роли высшего императорского управления. Переход к министерской системе центрального управления. Изменение местного государственного и общественного сословного управления. Развитие чиновной системы. Значение первого свода законов для государственного управления.

Предпосылки, условия, проекты развития государственного управления

Французские, испанская, итальянская и другие революции как локомотивы истории в сочетании с войной за независимость Греции, с радикальными преобразованиями на американском, европейском и других континентах ускорили темпы, определили новую социальную направленность мирового общественного прогресса, заложили качественно новые основы государственного управления во многих странах в соответствии с принципами свободы, равенства, всесилия конституции, разделения основных ветвей власти, возвышения представительной власти в лице парламента и подобных ему учреждений, правового устройства и развития к гражданскому обществу.

Революционное новаторство европейского управления откликалось в России. Самодержцы стремились отгородить Россию от революционных бурь, государственно-управленческих новаций Запада, сохранить средневековые политические и иные институты, укрепить самодержавные фундаментальные основы абсолютизма.

Состояние, методы управления отразили качество российской государственности, в условиях нестабильности которой окончательно утвердились на романовском престоле представители не мецкой этнической голштинской династической линии [1], стали возможны трагедии смены императоров. Павел I свергнут и убит в результате кровавого дворцового переворота 11 марта 1801 г. с участием сына-наследника. Тень убиенного отца преследовала всю жизнь Александра I [2]. При восшествии на престол его брат Николай учинил невиданный доселе расстрел гвардейских полков — участников выступления 14 декабря 1825 г., связанного с движением декабризма, с нарушением императорской фамилией традиций престолонаследия. Эта расправа и другие жестокие акции Николая I по отношению к народу России сказались на режиме его управления страной, оставив ему в российской истории звание «Николая Палкина» [3]. Тяжелым грузом на систему управления давили массовые репрессии против прогрессивно мыслящих дворян, польских патриотов, участников солдатских и других народных выступлений.

Состояние государственного управления и историческую ситуацию в целом обостряли многочисленные войны: с Францией, Турцией, Ираном, Швецией, развязанная Александром I в 1816 г. колониальная изнурительная многолетняя Кавказская война, продолжавшаяся до 1864 г. Россия испытала в этих войнах и горечь поражения, и триумф побед. Россия играла роль «жандарма Европы», разгромила польское освободительное движение 1830—1831 гг., Венгерскую революцию 1847—1850 гг. [4] Войны, каратель ные европейские экспедиции усилили напряженность в деятельности органов государственного управления вплоть до административного ужесточения и чрезвычайных методов, сказались на социально-политической жизни российского общества [5].

Все заметнее становится диссонанс, противоречие между качеством государственного управления и духовным, культурным подъемом, ростом национального самосознания, формированием новых идейных и политических ценностей в российском обществе.

Внутреннее и международное положение Российской империи, очевидный развал ее административной системы, круговая безответственность, взяточничество, казнокрадство, беззаконие в органах центрального и местного управления обострили потребность радикальной реорганизации системы власти и управления в целом, побудили к поискам более эффективного ее устройства. Обстановка, в которой они происходили, характеризовалась столкновением консервативной, либерально-модернистской и радикально-модернистской концепций относительно судьбы управления. Эти поиски отразили формировавшиеся и все явственнее обозначавшиеся тогда три основных идейных общественно-политических направления, предлагавших варианты путей дальнейшего существования России [6].

Многочисленные проекты преобразования системы управления, ее отдельных отраслей и звеньев, государственного строя создавались в строго секретной обстановке, в тайных кружках и обществах либерально и радикально настроенных дворянских кругов, по поручению императора [7]. Разные по характеру и целям проекты воплотили новый уровень государственного мышления, осознанную жгучую потребность в новой организации власти и управления, адекватной новой исторической ситуации [8].

Концептуальностью, четкой системой предложений отличались проекты М.М. Сперанского, Н.Н. Новосильцева, П. А. Вяземского, декабристов П.И. Пестеля, Н.М. Муравьева. Общим для них являлись признание несоответствия системы власти и управления новому времени, неэффективности самодержавного управления, несостоятельности его феодально-крепостнических устоев, необходимости введения конституционных основ, всеобъемлющего упорядочения законности, функционального разделения органов законодательной, исполнительной, судебной власти, создания всесословных представительных учреждений в центре и на местах, ведомственной системы по всей вертикали исполнительной власти, реорганизации устаревшей и пораженной пороками сферы управления, наделения сословий политическими и гражданскими правами.

Статс-секретарь М.М. Сперанский вручил Александру I в октябре 1809 г. «Введение к уложению государственных законов», содержащее вместе с другими примыкавшими к нему документами общий план государственных преобразований России, построенный концептуально в соответствии с определенной теорией исторического процесса. Предлагалось перестроить государственную систему на основании принципов законности, конституционности, разделения и сочетания функций законодательных, исполнительных, судебных органов власти, выборности представительных многосословных учреждений снизу доверху и чиновников, ответственных перед народом.

Исходя из приоритета законности в образе правления М.М. Сперанский обосновал необходимость «начертать план конституции», «определить разум коренных государственных законов» [9], права державной власти, образ составления законов, их силу и действие, политические и гражданское права различных групп населения, составить Государственное уложение, издать на этой основе новое «внутреннее политическое бытие России», верховную власть короны сочетать с системой управления из трех вертикалей учреждений, имеющих земский, выборный характер.

Законодательная вертикаль: а) волостная дума из всех земельных собственников волости и из старейшин государственных (казенных) крестьян по одному от 500 душ, выбирающая судей в волостной суд и депутатов в окружную думу на 3 года; б) окружная дума, выбирающая в окружной суд, в совет при окружном правлении и депутатов в губернскую думу; в) губернская дума, выбирающая депутатов государственной думы, губернский суд и совет губернского управления; г) Государственная дума в составе депутатов всех сословий стоит во главе вертикали, собирается ежегодно на общее собрание, рассматривает и одобряет вносимые властью монарха законопроекты, смету доходов и расходов, формулирует свои письменные представления о нуждах народа, отдельных сословий, об ответственности министров (идея ответственного перед Госдумой кабинета), указывает, какие и как нарушаются коренные государственные законы в распорядительных актах государственных структур. Все думы имеют председателей, а Госдума еще и канцлера.

Исполнительная вертикаль: а) вершина исполнительной власти — министерства во главе с министрами, назначенными монархом; б) губернатор в губернии, назначаемый монархом и одновременно чиновник МВД, зависимый от министра, и при нем губернское управление, подчиненное своеобразно Сенату, что обеспечивало двойную подчиненность МВД и Сенату; в) вице-губернатор в округе и окружное управление; г) уездный начальник с канцелярией, при нем полицейское начальство, городничие, исправники; д) волостной начальник — глава волостной администрации, назначаемой, как и уездный начальник, вице-губернатор.

Судебная вертикаль с высшей судебной инстанцией — Сенатом, губернскими, окружными, уездными, волостными судами третейского или мирового характера, при выборности судей и участии присяжных заседателей. Сенат, оставаясь административным учреждением, становился верховным судилищем империи. Сенаторы назначались монархом на пожизненный срок из числа представителей, избранных губернскими думами в Госдуму. Вводились в Сенате должности министра и канцлера юстиции. Функции вертикалей выражены кратко так: «Госдуме вверяется закон. Сенату — суд. Министерству — управление».

Все вертикали управления замыкаются на Государственный совет, «в коем все они соединяются и через который державная власть на них действует и приемлет их действия». Этот орган предлагался в качестве особого высшего учреждения совещательного характера для предварительного рассмотрения исходящих от императора проектов законов, годовых смет доходов и расходов, а также для наблюдения за исполнением законов с целью упорядочения законодательства, но без вмешательства в функциональный надзор Сената. В Госсовете централизовалась бы, таким образом, законодательная сфера. Он мог обеспечить единообразие юридических норм, исключить возможные противоречия в законодательных документах. Назначение Госсовета в том, чтобы объединять, согласовывать законотворческие и иные действия всех высших государственных структур, наладить их правовое взаимодействие, выполнять роль связующего звена верховной власти монарха с ее исполнительными структурами преимущественно в части утверждения законности в государстве.

Монарх назначает в Госсовет 35 высших сановников из аристократической элиты, в том числе и по должности, как министров, председательствует сам или по его поручению один из членов совета.

Предусмотрены: а) общее собрание совета; б) четыре департамента во главе с назначенными на полгода председателями: законов, экономики, военных, гражданских, духовных дел; в) канцелярия во главе с государственным секретарем, четыре ее отделения во главе со статс-секретарями для организации текущей работы департаментов и всего совета; г) комиссии составления законов и прошений на высочайшее имя.

Мыслился переход к державному, но не самодержавному управлению, к правильной и истинной монархии — представительной, но не самодержавной форме правления. Державную, верховную власть М.М. Сперанский толковал как выражение нравственных и физических сил народа, который представляет начало и источник государственности, стремится к достижению политической свободы. Державная власть есть соединение действий законодательных, судных, исполнительных сил, которые к ней восходят и от нее изливаются. Он исходил из необходимости и возможности установления строя с учреждением одинаково обязательных и равных законов для правителей, управляющих, управляемых.

В.О. Ключевский считал, что это был изумительно смелый план, который содержал новое устройство управления, отличался удивительной стройностью, последовательностью в проведении принятых начал, но оказался неосуществленным [10].

Как и многие прогрессивные представители дворянства, просветительства, декабризма, он считал возможным исправить несовершенство общественного устройства, преодолеть несправедливость в России и обеспечить эффективность государственного управления. И сделать это он намеревался через сочетание монархического правления и выборного представительства сословий в государственном управлении, через разделение и взаимодействие законодательной, исполнительной, судебной вертикалей власти, разумное и четко организованное законодательство, обучение широких слоев населения.

«Государственная уставная грамота Российской империи» Н.Н. Новосильцева — оригинальный проект государственного устройства и управления на консервативно-умеренной основе с учетом польской (1815 г.) и финляндской конституций (1810 г.), материалов М.М. Сперанского, первого опыта созданных недавно Госсовета и министерств [11].

Пирамиду управления государством венчала неразделимая державная власть в лице государя-императора, который объявлялся верховным главой общего управления империей, единственным источником законодательной, политической, гражданской, военной власти, наделялся исключительным правом издавать, изменять законы, уставы, указы, повеления, управлять «исполнительной властью во всем ее пространстве. Каждое начальство: исполнительное, управительное и судебное им одним постановляется». Он возглавляет Госсовет, государственный сейм — новое представительнее учреждение, Сенат, формирует их состав, назначает глав местных администраций, правит на основе конституции — Уставной грамоты Российской империи, в соответствии с которой должна строиться и функционировать вся система управления.

Проекты М.М. Сперанского, Н.Н. Новосильцева и другие содержали предложения о либерализации власти и управления на началах законности, многосословности, выборного представительства.

Оформившийся в начале XIX в. консерватизм-традиционализм утвердил узкокрепостническую тенденцию, отверг реформаторские инициативы, идеи конституционализма, парламентаризма, многосословного управления. Сторонники его исходили из самобытности российского государственного устройства, стремились сохранить средневековые устои самодержавного управления, допускали лишь отдельные административные изменения как вынужденные, но во имя сохранения незыблемости строя. Такую идеологию утверждали в российском сознании представители царской фамилии, особенно вдова Павла I Мария Федоровна, ее дети: Александр I , допускавший в молодости либеральные суждения, Константин, Елена, Николай I и влиятельные противники либеральной, тем более радикальной модернизации власти и управления.

В сочиненной по заказу великой княгини Елены Павловны «Записке о древней и новой России» Н.М. Карамзин воскресил идею священного характера самодержавной власти, стремился фактами истории убедить в том, что самодержавие есть коренное начало современного русского государственного порядка, ; «палладиум России», государь же есть «живой закон», «единственный законодатель, единственный источник власти». Необходимо и благодетельно сохранить неравенство сословий, крепостничество, незыблемость коренных основ строя, заимство вать отдельные полезные стороны опыта других стран, но сохранить устоявшиеся в России политические, управленческие структуры, «основания Российской монархии, законодательство, губернаторство, органы полиции, назначить в органы управления достойных монаршего доверия людей благородного дворянского сословия [12].

«Записка» стала основой российского политического консерватизма, она направлена против реформаторских планов и действий М.М. Сперанского. Формула Н.М. Карамзина «самодержавие, православие, отечество» превратилась в подновленную С.С. Уваровым триаду «православие, самодержавие, народность», ставшую сердцевиной теории «официальной народности». Она воплотила государственную идеологию монархического управления, своеобразное понимание единства монарха и верноподданных, традиционной православной нравственности и оказалась приемлемой для господствующих дворянских верхов, духовенства, части интеллигенции и других социальных слоев, но не была принята представителями российского дворянства, настроенного в духе радикально-модернизаторских идей.

Идеи этого направления проявились в общественном движении и проектах декабризма. Прогрессивно мыслящие дворяне прошли через модные тогда масонские ложи, тайные организации и общества, учитывали печальную судьбу отвергнутых проектов реформ, отказ Александра I от реформ, переход его к контрперестроечным мерам. Они объединяли силы верных и истинных сынов Отечества в интересах демократизации и гуманизации России, отрицали насаждаемые императорами немецкого происхождения прусские принципы уп равления, которые противоречили традиционным нормам жизни россиян [13].

Свой незаконченный конституционный проект П.И. Пестель назвал в память древнерусского свода «Русская правда, или заповедная грамота великого народа российского, служащая заветом для усовершенствования государственного устройства России и содержащая верный наказ как для народа, так и для временного Верховного правления» [14]. Она содержала программу постепенной замены личного управления «самодержавного тирана» демократической, республиканской системой управления, построенной на принципах народного представительства снизу доверху, базирующейся на конституции, единой и прочной законной основе.

Управление во всех единицах строиться должно по единому образу: «Полезно для блага и величия государства, чтобы во всем его пространстве одни и те же законы, один и тот же образ управления существовали». Этим обеспечивались, как полагал П.И. Пестель, политическая цельность государства, высшая степень его крепости и могущества.

Основополагающим началом государственного управления становилось народное представительство, развивавшее древние отечественные традиции демократии, самоуправления, являвшееся исходным фундаментальным фактором демократического устройства власти и управления на всех этажах государственного организма, обеспечивавшееся прямыми и непосредственными выборами всех структур власти и управления, чиновников и без ограничительных избирательных цензов.

Наместные народные собрания по всей представительной вертикали снизу доверху — вот источник власти и управления.

Основа вертикали — земские народные собрания волостей в составе всех их граждан.

Представительные органы избирают исполнительные органы по всей управленческой вертикали и судебные органы. Наместные собрания избирают предводителей (посадников) — глав исполнительных правлений, чиновников, присяжных, рассматривают отчеты правлений, жалобы на них, оценивают действия местных начальств, заседают ежегодно и одновременно во всем государстве.

Народное вече создает верховный исполнительный орган — Державную думу из 5 членов под главенством председателя (президента), которая осуществляет управительное исполнение через 10 государственных приказов, возглавляемых министрами (военных, морских сил, внешних сношений, путей сообщения, правосудия, казначейства и др.). Структура приказа в виде главных разрядов, отделений, палат, столов зависела от сложности, объема управленческих сфер.

Исполнительные правления областей, округов, уездов состояли из управ, которые имели присутствия, структурные разряды и штаты чиновников.

Основанием принципиально новой системы управления должна быть личная свобода гражданина, его конституционное право на «занятие всех мест и должностей по государственной службе. Одни дарования, способности, познания и услуги служат поводом и причиною к прохождению службы». Государственные служащие должны выполнять «круг действий каждого чиноначальства или правительственного места», повиноваться, как и все граждане, законам, уважать их с должным почтением». Законы созданы для всех, и «все им подвластными стоят. Никто свыше законов считать себя не может». Законы должны быть справедливы, понятны, просты.

П.И. Пестель считал настоятельной необходимостью для управления государством создать свод законов гражданского общества, или государственное уложение. В нем планировались три части: 1. Устав, определяющий состав гражданского общества, общественное состояние граждан. 2. Наказ, содержащий правила действия правительства. 3. Судебник с правилами деяний и поступков частных лиц.

Благоденствие всего свободного гражданского общества, судьбу России П.И. Пестель связывал с народной республиканской системой государственного управления, рационально построенной на основе общественной и частной собственности, отсутствия угнетения человека человеком, конституции, подот четности учреждений, ответственности их и должных лиц перед народом, их сменяемости, единства органов власти, управления и народа [15].

Устав Российской империи (Конституция) Н.М. Муравьева [16]содержал развернутую программу замены самодержавного управления демократическим, основанным на конституции, гражданском представительстве во всех звеньях системы, единстве и функциональном разделении законодательной, исполнительной, судебной ветвей власти и управления, принципах гуманизма, равенства граждан перед законом.

Для ее реализации требовалось: отменить крепостное состояние (рабство); предоставить крестьянам землю в общественное владение, признать ее их собственностью, сохранить помещичье землевладение, объявить право собственности священным и неприкосновенным; уничтожить разделение людей на благородных и простолюдинов («противно вере, по которой все просто люди»), на 14 классов (рангов), на «заимствованные у немцев гражданские чины», гильдии, цехи; заменить различные названия и сословия единым названием «гражданин»; закрепить конституционно положения, согласно которым «источник верховной власти есть народ», «гражданство есть право участвовать в общественном управлении» как непосредственно, будучи избранным в органы власти и управления, так и посредственно, т.е. через избранных чиновников; ликвидировать самодержавное управление, ибо «опыт народов и всех времен доказал, что власть самодержавная равно гибельна для правителей и для обществ, что она не согласна ни с правилами святой веры нашей, ни с началами здравого рассудка», исходить из принципа: «Русский народ, свободный и независимый, не есть и не может быть принадлежностью никакого лица и никакого семейства»; ввести свободу слова, печати, промысла, объединить граждан во всякого рода общества и товарищества без испрашивания у кого-либо на то позволения и ут верждения [17], изменить государственное устройство, административно-территориальное деление, превратить страну в федеративное союзное государство, образовать 13 держав, 2 области [18], 569 уездов (поветов), состоящих из волостей, в каждой из которых от 500 до 1500 жителей мужского пола.

Государственное управление намечалось построить в соответствии с федеративным или союзным правлением, которое бы «согласило величие народа и свободу граждан». Во всех административно-территориальных единицах избирать органы законодательной и исполнительной власти. Для функционирования же судебных органов с присяжными образовать судебные округа на базе существовавших губерний.

Законодательная вертикаль снизу доверху: волостной сход, уездное собрание граждан и уполномоченных от общественных земельных владельцев, правительствующее собрание державы в составе: а) палаты выборных и б) державной думы и, наконец, облеченное всей законодательной властью Народное вече федерации из: а) Верховной думы и б) палаты народных представителей.

Исполнительная вертикаль снизу доверху: волостное управление во главе с волостным старшиной, уездное управление, возглавляемое тысяцким, правительство державы в составе правителя, его наместника и советников, правительство верховное во главе с императором и в составе глав приказов.

Представительную, законодательную вертикаль венчает на высшем государственном уровне народное вече, 492 члена обеих палат которого («достойных мужей») представляли весь избравший их народ. 450 членов палаты народных представителей избирались каждые 2 года гражданами на уездных собраниях по одному представителю от 50000 обывателей мужского пола, 42 члена Верховной думы избирались на совместных заседаниях державных дум и палат выборных по 3 гражданина от державы, два — от Московской и один — от Донской областей. Каждые 2 года переизбирается 1/3 Верховной думы.

Народное вече наделялось широкими законодательными полномочиями по всем вопросам внутренней и внешней политики, избирало правителей держав, назначало верховного блюстителя законов, верховных судей, главнокомандующих сухопутными и морскими силами, корпусных командиров, начальников эскадр, судило министров, других высших сановников по обвинению, представленному верховным блюстителем законов.

Во время ежегодных съездов народного вече обе палаты проводят публичные и закрытые заседания, материалы которых публикуются, обсуждают проекты законов в трех чтениях, принимают решения поименным голосованием. Каждый проект рассматривается в обеих палатах, после одобрения императором получает силу закона. Не подписанный императором проект обсуждается с его замечаниями вторично обеими палатами и становится законом при голосовании за него 2/3 членов палат, что является конституционным условием преодоления вето. Отвергнутый одной из палат проект представляется вновь лишь на следующий съезд народного вече [19].

Категорически запрещалось совмещение административных должностей и членства палат народного вече.

Предусмотренный конституцией наследственный император не являлся верховным правителем, главой государства, был главой лишь исполнительной власти, предназначенной для повседневного, непосредственного управления государством на основе конституционного устава и законов народного вече. Ему отводился статус верховного чиновника правительства, дающего присягу на съезде народного вече: «Я клянусь торжественно, что буду верно исполнять обязанности императора Российского и употреблю все мои силы на сохранение и защиту сего конституционного Устава России» (ст. 101, п.23).

В уставе обозначены подробно его права, преимущества и ограничения. Вместе с Верховной думой народного вече он заключает мирные договоры с другими государствами, назначает верховных блюстителя законов, судей, главнокомандующих сухопутными и морскими силами, глав (министров) приказов и других чиновников. Он назначает послов, представляет страну во всех отношениях с иностранными державами. По уставу он обязан представлять каждому ежегодному съезду народного вече на его рассмотрение сведения о состоянии России, необходимые меры по его улучшению, укреплению; наблюдать за строгим исполнением законов. Имеет право созывать обе палаты народного вече.

Пределы полномочий главы российского правительства ограничены конституционно. Он не мог в своих трактатах нарушать права и состояния граждан, напасть на другие земли, уступить принадлежащие России участки земли. Запрещалось ему употреблять войска для подавления возмущений внутри России, выезжать за границу.

Правительство, возглавляемое императором или временным правителем, состояло из глав (министров) приказов, их помощников (наместников), других должностных чиновников. Имея широкие полномочия в своих сферах управления, они должны были подавать предложения народному вече, исполнять строго законы, отвечать персонально за состояние отрасли, не допускать расхищения общественных средств, и могли быть лишены должности народным вечем вследствие неспособности управлять, совершенных преступлений, расхищения казны, измены. Более того, отвечая за каждое свое действие, чиновник «не может оправдаться полученным приказанием, ибо... слепое повиновение не может быть допущено и всякий исполнитель противозаконного веления будет наказан так, как и подписавший веление» (ст. 114) [20].

Демократическим путем формировалось правительство — исполнительный орган державы. Законодательное собрание составляло список альтернативных кандидатов на должность правителя. Совместное заседание обеих палат федерального народного вече избирало из этого списка на альтернативной основе правителя державы каждые три года, утверждаемого императором. Законодательное правительствующее собрание державы избирало на три года (баллотировка) наместника, 5—9 советников, дьяка, казначея, собирателя пошлин в состав правительства державы.

В проекте Н.М. Муравьева придано государственное значение строгому соблюдению принципов выборности [21], сменяемости, подконтрольности и ответственности должностных лиц управления, предусмотрено наказание (кара) по суду за нарушение порядка выборов с целью влияния на избрание подкупом, насилием [22].

Возрастание роли высшего императорского управления

В первой половине XIX в. в государственном управлении существенно усилено значение высшего, императорского управления, для чего реорганизованы старые и созданы новые органы, теснее связанные с местными учреждениями.

26 марта 1801 г. упразднен Совет при высочайшем дворе, утративший еще в предшествующее царствование свое высокое когда-то положение, переставший функционировать и влиять на систему управления.

Став императором, Александр I опирался на своих близких молодых сподвижников: В.П. Кочубея, Н.Н. Новосильцева, П.А. Строганова, А. Чарторыйского, советовался с «друзьями юности», объединил их в «негласный комитет», который не имел официального статуса государственного учреждения, но оказал сильное влияние на изменения в управлении империей. По ноябрь 1803 г. здесь обсуждались почти все государственные меры, проекты реформ, многие из которых предложили сами же участники этого «интимного кружка», роль которого высоко оценил впоследствии Александр I .

Параллельно неофициальному органу действовал созданный 30 марта 1801 г. «для рассуждения о делах государственных» Непременный совет, куда Александр I назначил 12 титулованных высших сановников, екатерининских вельмож. «Наказом» Совету 3 апреля 1801 г. предписано пересмотреть существовавшие законы, составить в случае необходимости проекты новых, подготовить для императора свои соображения по различным вопросам государственного устройства. Ряд проектов Совета получил силу закона, в том числе Указ «О вольных хлебопашцах» 1803 г. Совет не пересмотрел обилие действовавших законов, рассматривал направлявшиеся ему царем маловажные и запутанные дела вплоть до своего упразднения в 1810 г.

Гораздо большее значение имел учрежденный Манифестом от 8 сентября 1802 г. Комитет министров — новый орган управления. Он начал оформляться в связи с созданием министерств. Манифест предусмотрел возможность для министров собираться вместе по инициативе и под председательством императора на совещания для обсуждения сложных межведомственных вопросов. Однако организация и деятельность таких совещаний не были конституированы. Собрания министров приобрели характер совещаний абсолютного монарха с главами всех центральных учреждений. Состав Комитета расширялся постоянно за счет высших чиновников, назначавшихся императором и перед ним ответственных.

В 1810 г. в состав его введены: председатель, госсекретарь, главы департаментов Госсовета, другие влиятельные должностные лица.

По предложению М.М. Сперанского «учреждением комитета министров» 20 марта 1812 г. оформлены законодательно пределы компетенции, функции, состав комитета.

«Никакое заключение комитета, — сказано там, — не производится в исполнение до тех пор, пока оно не рассмотрено государем императором и не удостоено его высочайшего утверждения». Министры введены в Сенат.

Под непосредственным руководством императора комитет рассматривал и дела, касающиеся нескольких министерств, требующие новых законов, согласованных действий, и слишком запутанные дела, непосильные одному министру, материалы сенатских ревизий, назначения, увольнения, награждения, выговоры местным администраторам и даже отдельные законопроекты. Учреждена специальная структура управляющего делами комитета. Ставились императором на совещаниях и отчеты министров, различные вопросы управления.

В отличие от западных правительств, возглавляемых самостоятельными председателями (премьерами) и представлявших объединение, кабинет министров, российский Комитет министров не был ни таким правительством, ни главой исполнительной вертикали управления, хотя вопросы эти поднимались не раз в «негласном комитете», других инстанциях. Предлагалось изучить опыт английского объединенного кабинета (министерства) его королевского величества, где имелись глава министерства и главы восьми отраслевых отделений. Александр I и Николай I боялись утратить часть своих верховных функций, возникновения относительно самостоятельного главы центрального исполнительного управления. Был использован опыт административной системы наполеоновской Франции, где министры не объединялись в один совет (правительство, правительственный кабинет), подчинились непосредственно императору Бонапарту, являлись членами Сената с совещательным голосом. Сенат же имел право судить министров «в случае нарушения ими свободы печати и личной свободы». Подобный опыт импонировал Александру I и Николаю I в их стремлении удерживать во всех случаях бразды правления в своих руках. Сохранилось неотъемлемое право царей самолично управлять государством. Они сами назначали, увольняли, контролировали министров, направляли и объединяли их действия, принимали их всеподданнейшие индивидуальные доклады, осуществляли через Комитет министров верховный надзор за государственным аппаратом.

В 30-е гг. Николай I усилил роль Комитета, рассматривал ежегодно 2—3 тыс. различных дел, ввел в состав наследника престола, военного губернатора столицы, проводил через Комитет решения по карательным действиям против восставших в Польше, Литве, Белоруссии, подавлению холерных бунтов, крестьянских и других выступлений против крепостничества, общественно-политических движений, ужесточению жандармско-политического режима, централизации и бюрократизации управления. Впоследствии Комитет министров стал высшей цензурной инстанцией, был либерализован в эпоху «великих реформ» 60—70-х гг., когда его главой назначался председатель Госсовета.

Изменены функции, состав, статус Сената, который к началу века утратил былое значение, приданное ему Петром I , имел громоздкую структуру, слабо функционирующий аппарат, раздробленный на обособленные департаменты, канцелярии со смешанными функциями и самостоятельными единоначальниками. Указом от 5 июня 1801 г. Александр I повелел по рекомендации своих молодых соратников восстановить Сенат «на прежнюю степень, ему приличную». Сенат и «негласный комитет» рассмотрели доклад сенатора П.В. Завадовского о правах и преимуществах Сената, имевшего почти 100-летний опыт функционирования.

Указ «О правах и обязанностях Сената»(8 сентября 1802) [23] объявил Сенат верховным местом империи, хранителем законов, указы которого должны исполняться всеми органами, должностными лицами, как собственные императорские. Установлен порядок представления коллегиями, начальниками губерний и мест докладов, рапортов по рассматриваемым вопросам, порядок функционирования и принятия решений департаментами (единогласно) и общим собранием Сената (двумя третями сенаторов). Сенату надлежало быть высшим административным, судебным, контролирующим органом, проводить сенаторские ревизии, наблюдать повсеместно правосудие. Власть его ограничена только императором, который назначал генерал-прокурора, действовавшего от имени императора, всех сенаторов. Ему подчинены высшие, центральные органы управления, в том числе созданные министерства, судебная система.

Реформа Сената предпринята для усиления самодержавного начала. Возрастание же роли Сената в духе восстановления его петровского статуса встревожило Александра I . В 1811 г. М.М. Сперанский предложил новый проект возвышения Сената: отделение правительственных функций от судебных, создание самостоятельных и авторитетных правительствующего сената и Сената судебного [24]. Проект остался нереализованным, остановлен процесс превращения Сената в высший административный, правительственный орган. Он подчинен Госсовету, совмещены должности генерал-прокурора и министра юстиции, изменены функции департаментов. Его роль ограничена Комитетом министров, создаваемыми по важным государственным вопросам чрезвычайными комитетами, совещаниями, оформлявшейся окончательно собственной его императорского величества канцелярией. Постепенно роль Сената угасала, и он снова превратился в высшее судебное учреждение.

Произошла трансформация собственной Б.И.В. канцелярии. Этот своеобразный орган, созданный в самом начале века, решал на первых порах личные дела членов царского двора, но роль его усиливалась. Еще до Отечественной войны через него решались и общегосударственные вопросы. При А.А. Аракчееве, который возглавлял собственную Е.И.В. канцелярию в 1812—1825 гг., она приобрела характер высшего государственного учреждения. Через нее Александр I усилил воздействие на все высшие и центральные органы, всю систему управления [25].

Стремление Николая I к усилению личного, династического характера государственного управления воплощено в необычной роли и «статусе» дворцовой канцелярии, которая возглавляла законодательство и всю систему управления. Здесь и в специальных императорских комитетах разрабатывались законопроекты, принимались различные установления для всех ведомств, были сосредоточены нити и важнейшие вопросы управления страной.

Эта структура стояла фактически над всем аппаратом управления, отразила наиболее ярко абсолютистский порядок устройства высших органов управления, когда царь с помощью непосредственно подчиненной, зависимой всецело от него небольшой кучки высших должностных лиц решал судьбы Российского государства. Полномочия организационных структур канцелярии почти не отличались по параметрам от прав министерств, что обусловило ненужный и вредный параллелизм структур высшего и центрального управления, принижало значение и ответственность последнего. Канцелярия была превращена в орган непосредственного царского управления всеми сферами государственной жизни. Через нее осуществлялась связь монарха со всеми высшими центральными органами и губернаторами.

Постоянно разрастался ее бюрократический аппарат. В 1812 г. действовало одно-единственное отделение, исполнявшее личные поручения царя, ведавшее личным составом чиновников, представлявшее ему поступавшие на его имя дела, объявлявшее по ним царские решения. Объем работы увеличился в годы Отечественной войны. Через канцелярию шла переписка царя с главнокомандующими, решались вопросы комплектования, расквартирования воинских частей, размещения военнопленных, собирались сведения об ущербе хозяйству помещиков и др. После войны через нее, ее главу А.А. Аракчеева поступали царю доклады, рапорты министров, губернаторов, других чиновников, послов.

В связи с расширением функций изменилась структура канцелярии, создавались временные и возникли в 1826—1842 гг. шесть постоянных отраслевых отделений, каждое из которых представляло собой самостоятельный орган высшего управления, имело строго очерченные предметы ведения, начальствующее, ответственное только перед императором должностное лицо, специально подобранные штаты высокопоставленных чиновников, делопроизводство.

Первое отделение унаследовало от прежней канцелярии ряд ее функций, заведовало отчетностью министров императору, контролировало исполнение ими высочайших повелений, изготовляло проекты указов, следило за исправным взысканием недоимок, стремилось повысить оперативность работы центральной и местной администрации, сосредоточило у себя надзор за службой гражданских чиновников, через свой Инспекторский департамент в 1846—1858 гг. управляло кадрами чиновной бюрократии вплоть до принятия, увольнения, производства в чины.

Второе отделение, созданное на основе комиссии составления законов, обобщало императорские повеления, систематизировало законодательные акты, рассылало их во все учреждения. Первый начальник отделения профессор Санкт-Петербургского университета М.А. Балугьянский организовал сбор в архивах, государственных учреждениях всех законодательных актов XVII , XVIII , XIX вв., поручил возвратившемуся в столицу М.М. Сперанскому обработать, систематизировать их, результатом чего стали Полное собрание и свод законов Российской империи, изданные в 30-х гг. XIX в., а также своды военных постановлений, местные своды.

Третье отделение [26] обеспечивало защиту государственной безопасности [27]; заведовало особой, высшей политической полицией. Создателем и первым начальником его был генерал-адъютант А.Х. Бенкендорф, палач декабристов, руководитель новой спецслужбы, человек из среды «инквизиторов по убеждению». Николай I одобрил составленный им «Проект об устройстве высшей полиции», утвердил 5 июля 1826 г. указ об учреждении отделения, наделил его широкими полномочиями [28]. Отделение, его пять функциональных экспедиций вели политический сыск, следствие, жандармерию, осуществляли негласный контроль над всем государственным аппаратом, являлись всесильными органами тайной полиции, проникали во все сферы управления и жизни общества, имели тщательно подобранный штат особо доверенных чиновников, тысячи соглядатаев, жандармские воинские соединения, преобразованные 1 июля 1836 г. в Отдельный корпус жандармов [29] с правами армии, штабом, дивизионами в столице, Москве, Варшаве, жандармскими полками и 126 жандармскими командами во всех губерниях и в армии. Тысячи жандармов в синих мундирах и белых перчатках наводили страх именем императора, следили за настроениями всех групп населения, политическим состоянием страны, осуществляли внесудебную расправу. А.Х. Бенкендорф с присущим ему цинизмом заявлял, что законы пишутся для подчиненных, а не для начальства.

Третье отделение обобщало ежегодно свою работу в целом и по отдельным экспедициям, представляло императору «отчеты о действиях», обозрения «нравственно-политического состояния» российского населения, отдельных его сословий. При этом оно использовало не только материалы всей царской администрации, донесения, показания арестованных, но и поступавшие в отделение ежегодно 5—7 тыс. Просьб, жалоб на решения администрации, суда, полиции, личные оскорбления и др.

Четвертое отделение являлось канцелярией императрицы с попечительскими функциями над благотворительными и учебными заведениями. Пятое отделение было создано (1836 г.) специально для реформирования управления государственными крестьянами.

Шестое отделение возникло в связи с расширением территории империи на Кавказе, разрабатывало административные реформы для этого региона, учредило в 40-е годы кавказское наместничество, занималось вопросами, связанными с управлением Кавказом, в том числе в условиях Кавказской войны.

К собственной Е.И.В. канцелярии примыкали и с ней сотрудничали немноголюдные и с большими полномочиями особые высшие комитеты и совещания, которые имели секретный характер, создавались для оперативного руководства, разработки проектов указов по вопросам центрального и местного управления, надзора над местной администрацией, цензурными органами, церковными раскольниками и отступниками от православия, а также для решения проблем управления в отдельных регионах империи, по крестьянским, еврейским и другим делам. Они действовали вне постоянных органов и даже могли контролировать их, придавая управлению элементы чрезвычайщины [30]. Через эти органы Николай I усилил личную роль, сосредоточил в своих руках и распорядительные, и исполнительные функции, установил мелочную опеку над органами центрального и местного управления.

Манифестом, Положением о Государственном совете (1 января 1810) [31] был образован по проекту М.М. Сперанского новый орган в системе управления, просуществовавший более 100 лет.

На первом собрании Госсовета Александр I заявил, что образованием его кладет твердое основание одному из важнейших государственных установлений и желает, чтобы благосостояние империи утвердилось на законе, а закон был бы недвижен на постановлениях. Чуть позднее он мотивировал целесообразность учреждения Госсовета необходимостью придать рассеянной и разбросанной законодательной власти «новое начертание постоянства и единообразия», объединить законотворчество высших и центральных структур управления.

Государственный совет создан для «утверждения и распространения единообразия и порядка в государственном управлении». В нем «все части управления в главных их отношениях к законодательству соображаются и через него восходят к верховной императорской власти». Совет получил статус совещательного органа, мог рассматривать проекты законов, уставы по предложению императора. Решения совета не имели силы закона «без утверждения верховной власти».

Членами Госсовета являлись министры, назначаемые императором лица, «знанием отечественных законов, трудами и долговременною службою отличившиеся». Их количество постепенно увеличилось с 35 до 80 человек. За первые пятьдесят лет членство в совете имели 175 человек. Председательствовал император или назначаемый им один из членов совета [32].

Общие собрания совета проводились еженедельно. Члены совета были свободны в своих мнениях по обсуждаемым вопросам. Решения принимались большинством голосов, фиксировались в журнале вместе с мнением меньшинства, докладывались императору, который утверждал с припиской «вняв мнению Государственного совета» [33] или отвергал. В 242 спорных случаях Александр I возвел 83 раза в закон мнение меньшинства и в 4 случаях — мнение единственного члена совета [34].

Госсовет имел департаменты: 1) законов, 2) военных, 3) гражданских и духовных дел, 4) государственной экономии, возглавлявшиеся директорами (председателями), комиссии составления законов, прошений с структурными отделениями, государственную канцелярию с госсекретарем во главе и четыре ее департаментские канцелярии, возглавляемые статс-секретарями [35].

Законом установил высокий статус Госсовета: а) он рассматривает новые законы по всем отраслям управления; б) он один их рассматривает; в) рассмотренные законы не передаются к исполнению без утверждения верховной властью. Своеобразие обсуждения в том, что члены совета обладали свободой высказывать свои мнения, действовать не по указанию, а по собственному разуму. Госсовет мог внушить свою волю монарху.

Госсовет не стал единственным, монопольным органом законотворчества. Без его обсуждения многие проекты издавались Александром I по итогам рассмотрения Комитетом министров, собственной Е.И.В. канцелярией, Святейшим синодом, различными высшими недолговечными комитетами. Совет выполнял роль совещательно-мозгового механизма в императорском законодательстве, помогал ему рационализировать эту сферу власти, сконцентрировать разрозненные законотворческие усилия, в том числе и особенно в области государственного управления [36].

Госсовет вытеснил Непременный совет, повлиял на реорганизацию Сената и органов центрального управления.

Николай I понизил статус Госсовета, сосредоточил законотворчество в собственной Е.И.В. канцелярии, министерствах, специальных комитетах. Обсуждение проектов Госсоветом приобрело формальный характер. Они вносились с категоричным предписанием монарха: «Желательно мне, чтобы принято было».

Николай I мнил себя знатоком во всех делах управления, он установил личный контроль не только над Госсоветом, но и над всеми высшими и центральными органами. Требовал четкого исполнения своих приказаний, пресекал малейшие проявления самостоятельности, все, что шло вразрез с его прусскими убеждениями об образе правления. В устройство управления государством он заложил принцип: а) по личной воле монарха, б) личным его воззрениям, в) является делом только самодержца.

Переход к министерской системе центрального управления

Наиболее значительным изменениям подверглась система центрального управления, действовавшая в XVIII в. на основе коллежского принципа, который перестал отвечать требованиям нового столетия. И «негласный», и Непременный совет осознали потребность в более гибком, оперативном, централизованном исполнительном управлении. Александр I предпочел конституции радикальную административную реформу, поддержал проект Н.Н. Новосильцева о создании министерской системы управления, предпосылки которой формировались в исполнительных структурах и обозначились на рубеже веков, отразив и министерские образцы других стран.

Принципиальная основа нового устройства управления отражена в манифесте «Об учреждении министерств» (8 сентября 1802 г.) [37]. Во-первых, подчеркнута преемственность реформы с преобразованиями Петра I . Во-вторых, учреждение министерств мотивировано необходимостью приведения всех частей государственного управления в прочное и намерению императора соответственное устройство. В-третьих, выражена надежда, что министерства помогут утвердить народное спокойствие, тишину, правосудие, благоустройство империи, оживить промышленность, торговлю, все хозяйство, распространить науки и художества, возвысить общее благосостояние, обеспечить благоденствие народов. В-четвертых, государственными делами отныне должны были управлять восемь министерств: военных сухопутных сил; военных морских сил; иностранных дел; юстиции; внутренних дел; финансов; коммерции; народного просвещения [38]. В-пятых, при разделении государственных дел каждое министерство ведает определенной частью их, и все министерства обеспечивают естественную связь, единство управления. В-шестых, министры назначаются императором, перед ним ответственны, непосредственно управляют всеми вверенными им частями, представляют им ператору через Сенат ежегодные письменные отчеты, где должно быть обосновано расходование средств структурами министерства, указаны успехи в содеянном, состояние дел и возможные перспективы. В-седьмых, Сенату надлежало рассматривать и анализировать деятельность министров, представлять доклады императору с соответствующими заключениями, мнением о состоянии управления каждым министром. В-восьмых, министр управляет и местными вверенными ему структурами, получает еженедельные мемории о всех текущих их делах, имеет постоянные связи с ними.

Учреждалась должность «товарища министра» — помощника министра. Совмещены должности министра юстиции и генерал-прокурора Сената. Определены функциональные направления, предметы и параметры деятельности каждого министра, подведомственные ему сохраненные государственные коллегии [39] и другие учреждения, что обеспечивало преемственность управления и эволюционный характер преобразования его аппарата при переходе на качественно иной уровень единоначалия, ответственности, исполнительности и формирования ведомственности.

Своеобразный статус получил министр внутренних дел, который обязан был заботиться («пешись») о повсеместном благосостоянии народа, спокойствии, тишине и благоустройстве всей империи. Очень широкими полномочиями было наделено возглавляемое им министерство, которое, кроме полицейских функций, должно было еще управлять государственной промышленностью, строительством и содержанием всех публичных зданий, предотвращать нехватку жизненных припасов, всех надобностей в общественной жизни. В ведение МВД переданы мануфактурные и медицинские коллегии, Главная соляная контора, Главное почтовое правление, экспедиция Государственных имуществ, опекунство иностранных и сельского домоводства и др. Линейность управления МВД определена повелением императора всем губернаторам представлять рапорты императору через МВД, под управлением этого министерства решать все военные, гражданские, полицейские вопросы. Губернаторы, губернские правления, включая приказы общественного призрения, переданы в систему МВД. Представляя собой специальный карательный орган, МВД возглавило деятельность местных административно-полицейских Учреждений [40].

Широкий диапазон функций, включение губернаторства в ведомство МВД определили особый статус и большую роль его в государственном управлении на протяжении всего XIX в., усиление полицейского характера всей системы управления. Именно идею сохранения и укрепления феодального государственного устройства заложил Александр I в статус МВД. «Учреждая министерство на таковых правилах, — отразил он в своем законе, — мы имеем лестную надежду, что оно споспешествовать нам будет к учреждению народного спокойствия, сего истинного и нерушимого оплота царей и царств... к приведению всех частей государственного управления в прочное к намерению нашему соответственное устройство». Укрепленное высокопоставленными чиновниками, профессионалами полицейской государевой службы, МВД быстро включилось в работу. В конце октября 1802 г. Александр I отметил удовлетворенно, что работа МВД «идет довольно хорошо уже более месяца. Дела от этого приобрели гораздо более ясности, и я знаю тотчас с кого взыскать, если что-нибудь идет не так как следует» [41].

По его плану и при непосредственном участии совершена реорганизация, воплощена новая методика организации министерского управления. Сначала было усовершенствовано разделение функций центрального управления. Законом «О разделении государственных дел по министерствам» (17 августа 1810 г.) упорядочены сферы отраслевого управления, объединены министерства коммерции и финансов, выделено из МВД министерство полиции с полномочиями чисто полицейского характера, создано вслед за Главным управлением водяных и сухопутных путей сообщения (1809 г.) Главное управление духовных дел, иных, кроме православия, исповеданий, что породило тенденцию управления отдельными отраслями через Главные управления, а не министерства. По закону 28 января 1811 г. возникли Главные управления ревизии государственных счетов, а также путей сообщения.

Главные управления — новые органы центрального управления — возникли наряду с министерствами. Учреждение их углубило отраслевое разделение функций управления. Они имели тоже высокий государственный статус, возглавлялись директорами в ранге министра, назначенными императором из придворной знати [42].

Затем была воплощена разработанная М.М. Сперанским на научной основе на сформулированных им же принципах государственного управления развернутая и стройная программа всесторонней организации министерской системы с учетом российских условий и западноевропейских образцов. «Общее учреждение министерств» (25 июня 1811 г.) [43] знаменовало новую нормативную основу министерской системы управления, воплощение ведомственно-линейного образа органов центрального управления с широкими, точно очерченными исполнительно-распорядительными функциями, высокой меры ответственности.

В 30—40-х гг. Николай I усилил полицейско-карательные и сократил хозяйственные функции МВД, преобразовал его структуру, создал на базе Почтового департамента самостоятельное Главное управление почт, развившееся в мощное почтовое ведомство, наделенное сыскной функцией — перлюстрацией корреспонденции.

Процесс экономического развития, рост буржуазных слоев вызывали объективно усиление внимания власти к управлению хозяйственной сферой, создание и совершенствование соответствующих органов в системе центрального управления.

Главным среди хозяйственных органов являлось Министерство финансов, главами которого назначались Васильев, Д.А. Гурьев (1810—1823 гг.), Е.Ф. Канкрин (1823—1844 гг.). Минфин вобрал функции упраздненного министерства коммерции, создал департамент по заведованию внешней торговлей, включил из МВД в 1819 г. Департамент мануфактур и внутренней торговли, учредил при нем Мануфактурный (1828 г.) и Коммерческий (1829 г.) советы по просьбам промышленников и купцов [44]. В состав Минфина вошло Государственное казначейство, на его базе создан соответствующий департамент, учреждено Главное казначейство для приема, хранения, выдачи денежных средств. В ведении министерства находились: Ассигнационный, Заемный и учрежденный в 1847 г. Государственный коммерческий банки, чтобы «дать купечеству вящие способы к увеличению и расширению коммерческого оборота». Министерство финансов имело тесную связь с Межведомственными финансовым комитетом (1806 г.), учрежденным для сокращения государственного долга, изыскания средств по погашению бюджетного дефицита, и Советом государственных кредитных установлений (1818 г.), учрежденным для высшего надзора и контроля за кредитными операциями и оборотами банков.

Возросла роль Минфина в разработке бюджета, составлении единой росписи доходов и расходов на основании представлявшихся министрами смет не позднее 15 ноября.

Это же министерство содействовало открытию высших технических учебных заведений с разночинским составом студенчества — Горного и Технологического институтов, где готовились инженерно-технические кадры. Ими занимался непосредственно Ученый комитет министерства.

Вновь созданное Министерство государственных имуществ (1837 г.) имело целью умножение государственного сектора экономики и увеличение от него поступлений в казну. Два департамента управляли государственными имуществами центральных губерний и государственными крестьянами. Третий попечительствовал совершенствование сельскохозяйственного производства и с 1845 г. назывался Департаментом сельского хозяйства. Четвертый — Лесной департамент — ведал лесным делом с помощью военизированного корпуса лесничих, Лесным институтом — высшим учебным и научно-исследовательским заведением. В состав министерства входило Главное управление государствен ного коннозаводства, созданное для управления государственными и надзора за частными конными заводами.

Министерство осуществляло «благожелательное попечительство», помогало государственным крестьянам повысить производительность их хозяйств, внедряло новые методы обработки земли, ухода за скотом, новые сельскохозяйственные культуры [45], и т.д.

«Общим учреждением министерств» расширены предметы ведения Министерства народного просвещения. Ему предписано управлять всеми общими учебными заведениями, университетами, академиями, учеными обществами и иметь связь в общих делах с духовными, военными и другими училищами, находившимися в особых ведомствах, учреждениями для образования юношества к отдельным частям управления (Горный корпус и подобные ему). В ведение министерства переданы: публичная библиотека в столице, Румянцевский музей в Москве (1814 г.), Пулковская обсерватория (1839 г.), Академия художеств, типографии, цензура и др.

Основную работу организовало Главное правление училищ, актив которого состоял из назначенных императором чиновников и попечителей учебных округов.

Расширена сеть университетов (срок обучения — три года), которые открыты в Вильно, Харькове, Казани, Дерпте, затем в Петербурге (1819 г.) и Киеве (1834 г.) [46]. Согласно своим уставам университетский совет из профессоров имел широкие административные, учебные, научные, судебные права (университетский суд), избирал ректора, деканов отделений, правление для хозяйственных дел, инспектора, в чем воплотилась автономия университетского управления. На университеты были возложены функции управления учебными заведениями [47] округа, что ограничило административную деятельность попечителя. Университетский совет избирал окружного директора училищ, он заведовал наряду с попе чителем 4-классными гимназиями, 2-классными уездными училищами, одногодичными приходскими училищами, между которыми была установлена преемственность вплоть до университета.

Устав императорских университетов (26 июля 1835 г.) ограничил их права функциями только учебных и научных заведений, увеличил в округе и университете роль попечителя. Уставом учрежденного Киевского университета ограничивалась выборность деканов факультетов, вводилось назначение профессоров министром просвещения. В 1848—1849 гг. ограничен приток разночинцев в университеты, закреплена дворянская сословность состава студентов.

Николай I усилил сословность средних учебных заведений, ограничил обучение в гимназиях детей лиц непривилегированных сословий, запретил обучение крепостных. Новый устав гимназий и училищ 1828 г. дал департаментам гимназий и училищ широкие права контроля и управления учебными заведениями губерний. Учреждена должность инспектора для надзора за преподаванием и «нравственной» частью в гимназиях.

При директорах гимназий созданы официальные советы. Дворянство избирало почетного попечителя гимназии на три года для наблюдения за направлением образования. В 1833 г. учреждена в округах должность инспектора частных учебных заведений с целью усиления административного надзора за ними. Создан в центре специальный комитет по устройству учебных заведений.

Министерство просвещения не осуществило программу всесословного школьного обучения. В 1854 г. имелось 77 гимназий, в том числе в Тобольске, Томске, Иркутске. Более 100 городов не имели школ. Не были открыты они в селах. Не имели гимназий многие губернские города.

Министерства военное, морское, иностранных дел управляли соответствующими отраслями под непосредственным личным вниманием императора, решали ответственные государственные задачи, перестраивали неоднократно свои организационные структуры, важнейшими среди которых руководили члены императорской фамилии [48]. Управление этими сферами было централизовано в гораздо большей степени, чем другими. Имела место мелочная регламентация деятельности низших звеньев при почти полной бесконтрольности военной администрации.

Военные министерства функционировали на основе нового Устава об управлении армией в военное и мирное время, занимались военно-теоретической подготовкой командного состава [49], боевой подготовкой войск, техническими переоснащением армии, использованием достижений военной науки и техники [50].

Для управления растущим хозяйством императорской фамилии 22 августа 1826 г. создано Министерство императорского двора и уделов, многочисленные егермейстерские, конюшенные и другие дворцовые конторы которого и Департамент уделов заведовали землями, предприятиями, крестьянами, различным имуществом, обслуживали императора и членов его фамилии.

Николай I стремился подчинить всецело себе центральное управление, установил строгий порядок еженедельных «всеподданнейших докладов» министров лично ему. Секретный комитет под председательством В.П. Кочубея, созданный для «пересмотра государственного управления» (6 декабря 1826 г.), имел предписание работать и готовить проекты секретно, силами доверенной бюрократии, не привлекать даже дворянские общественные силы. Задумывались реформы для централизации системы управления, укрепления ее законной основы, искоренения произвола чиновников — этого извечного зла российского управления.

Проведены меры по укреплению центрального управления с помощью петровского опыта его милитаризации. Главами большинства министерств назначены генералы [51]. Введено военное устройство в управлении путями сообщения, лесным делом. Милитаризированы производство чугуна, железа, вся горнозаводская промышленность. Департамент горных и соляных дел министерства финансов преобразован (1834 г.) в военизированное Главное управление горных и соляных дел со штабом корпуса горных инженеров, горного аудиториата и расположенными на заводах воинскими командами, призванными предотвращать вол нения крепостных горнозаводских рабочих, способствовать увеличению производства продукции. Через этот орган Министерство финансов управляло горными заводами, соляными промыслами, приписанными к ним рабочими, Монетным двором, осуществляло надзор за частной промышленностью.

Центральное управление приобретало на министерской основе характер централизованной и бюрократической ведомственной системы, представленной в середине XIX в. девятью министерствами и тремя главными управлениями, подчиненными непосредственно императору, который координировал их совместные межведомственные усилия через Комитет министров. Генезис центрального отраслевого управления через путных бояр—приказы-коллегии увенчался министерствами. Министерской системе присущи такие черты, как: а) четкое функциональное разделение сфер управления; б) конкретность предметов, параметров отраслевого управления; в) единоначалие; г) персональная ответственность, исполнительность; д) линейная вертикаль исполнения, строгая ведомственная подчиненность. Видимо, поэтому министерская система жизнеспособна, сравнительно легко адаптируемая к изменяющимся объективным условиям, потребностям управления, утвердилась в России на длительное время [52] вплоть до XXI века, когда министерства функционируют на уровнях федерального центра, республик, областей и других субъектов Федерации [53].

Изменение местного государственного и общественного сословного управления

Унаследованная из XVIII в. система местного управления нуждалась в рационализации соответственно условиям и потребностям нового, XIX в.

Александр I сохранил статус губернатора как представите ля власти, управляющего губернией именем императора, хозяина губернии, уточнил параметры его властных полномочий, механизм управления губернией посредством губернского правления, а не только одним лицом. Указом «О непреступлении губернатором пределов власти, назначенным им законами» (16 августа 1802г.) [54] предписано губернаторам управлять в точном соответствии с законами, в установленных ими рамках, «не простирать власть свою за пределы законов», т.е. не допускать беззакония, обеспечить исполнение законов всеми учреждениями, которые должны поступать «по точной силе и словам закона». Губернским прокурорам надлежало «непрестанно наблюдать за исполнением законов, не упуская ни единого случая без взыскания с виновных». Губернаторам указано, что они «никаких личных переписок в виде повелений не принимали б и не употребляли бы», по всем делам губернии обращались бы не к лицам, а «прямо в те места, до которого какое дело принадлежит». Подтвержден прежний указ 1780 г. об ответственности за взяточничество, задача Сената — контролировать его исполнение. Губернаторам указано: «Дабы никакие поборы, кроме узаконенных деланы не были, и те, чтобы взыскиваемы были без излишеств, но сколько действительно надлежит» [55].

Губернаторы выполняли функции с помощью губернского правления, канцелярии, различных комитетов, комиссий, присутствий, составлявших администрацию губернии. Губернское правление имело общее присутствие, превращалось к середине XIX в. в исполнительную губернаторскую инстанцию. Возросла роль его канцелярии, аппарат которой имел четыре функциональных отделения: 1. По обнародованию законов, наблюдению за исполнением распоряжений губернатора и правления [56]. 2. По управлению полицией. 3. По связи администрации с судами. 4. По связи с финансово-хозяйственными органами различных ведомств.

Созданы новые коллегиальные аппараты под председательством губернатора в виде отраслевых присутствий, комиссий, комитетов, куда входили ответственные должностные лица, руководители местных, прокурор. С их помощью осуществлялись хозяйственно-административные ведомственных учреждений, губернские предводитель дворянства и функции, решались социальные проблемы. Действовали рекрутские присутствия (с 1831 г. — комитеты), комиссии народного продовольствия [57], строительные, дорожные, комитеты статистические, земских и городских повинностей, общественного здравия, холерные, оспенные, попечительные о тюрьмах, раскольниках (с 1838 г.), врачебно-полицейские и др.

Во второй четверти XIX в. губернаторство приобрело характер централизованного, бюрократического института управления. По «Общему наказу гражданским губернаторам» (3 июня 1837 г.) [58]главы губерний объявлены блюстителями неприкосновенности верховных прав самодержавия, полномочными хозяевами губерний, обязанными обеспечить точное, полное исполнение императорских законов, указов Сената, предписаний МВД, оберегать законы, не допускать отступления от них ни в коем случае, организовать четкую и оперативную работу губернских управлений, приказов общественного призрения, комиссий, комитетов, обеспечить единство местного управления.

Установлен бюрократический порядок функционирования губернаторства как института власти и управления, годичных и специальных отчетов его перед вышестоящими структурами [59], проведения сенатских и иных ревизий, представления отчетных данных, различных сведений по конкретным формам, связи с уездной администрацией.

По «Учреждению губернских правлений» (2 января 1850 г.) [60] они являлись высшим в губернии местом, управляли в пределах вверенной им власти, по законам, именем императорского величества, осуществляли широкий спектр подробно расписанных распорядительных и исполнительных функций, решали все дела жизни губернии через разветвленный аппарат местной царской администрации, особое внимание уделяли взиманию податей, налогов, рекрутским наборам, полиции, местным воинским частям, судебному управлению. Определены состав губернского правления, его присутствия, канцелярии, круг полномочий вице-губернатора.

Губернское правление состояло в ведомстве МВД, будучи подчинено непосредственно правительствующему Сенату, куда представляло дела на благоусмотрение, «встретив сомнение и недоразумение в смысле законов».

Губернаторство охватывало и ведомственные учреждения, созданные на местах министерствами. Сеть их обширна: полицейские и жандармские управления, казенные палаты Минфина, палаты государственных имуществ, удельные конторы и отделения в губерниях с удельными крестьянами, палаты уголовного и гражданского суда, Министерства юстиции, учреждения Министерства народного просвещения в составе учебных округов, охватывавших по нескольку губерний, административно-хозяйственные органы Военного министерства, объединенные в 12 артиллерийских, 8 инженерных, 10 провиантских и 18 комиссарских округов.

Уездное управление представлено по-прежнему нижними земскими судами во главе с капитан-исправниками, в составе заседателей от дворян, государственных крестьян.

Ведомственными органами Министерства финансов являлись созданные уездные казначейства, которые подчинялись губернской казенной палате, ведали приемом, хранением денежных сборов, доходов и выдачей денежных сумм. Кроме того, они выдавали по распоряжению местных властей паспорта, подорожные, продавали все виды гербовой бумаги и др. [61]

В 1837 г. уезды разделены на полицейские станы. Назначаемый губернатором становой пристав осуществлял полицейские функции, опираясь на вотчинную полицию и избранных крестьянскими сходами сотских и десятских.

Диапазон функций местного государственного управления быстро расширялся в связи с усложнением местной жизни, обо стрением социальных отношений; увеличился значительно административный аппарат.

Своеобразно строилось государственное управление вошедшими в состав Российской империи новыми территориями [62], другими окраинами, учитывалось специфическое административно-территориальное деление: наместничества, генерал-губернаторства, губернии, края, области, округа, магалы и др.

В наместничествах, генерал-губернаторствах администрация имела относительно большую самостоятельность, почти всегда сливались военные и гражданские функции, объединялись в одних учреждениях административно-полицейские, финансовые и другие функции. В отдельные структуры, звенья управления привлекались представители верхушки местного населения, феодалы новых земель получали права и привилегии российских дворян, принимались на императорскую службу вне зависимости от национальной принадлежности [63].

Присоединенная в 1809 г. по секретному договору Александра I и Наполеона Финляндия получила статус великого княжества [64], впервые обрела государственность, хотя и ограниченную. Российскую корону представлял генерал-губернатор. Финляндия имела органы власти в лице представительного сейма [65], Сената (до 1816 г. — Совета), свою судебную и правовую систему, особый таможенный статус и местное самоуправление.

Переданной России по решению Венского конгресса (1815 г.) большей части Варшавского герцогства был придан статус царства (королевства) Польского, где царем (королем) являлся российский император, управлявший через своего наместника (верховного комиссара). Имелись конституция, которой присягнул Александр I , двухпалатный сейм (назначаемый царем Сенат, избираемая дворянами и городскими общинами посольская изба), исполнительные органы в лице государственного совета и шести министерств, свои армия, герб, гражданское законодательство, польский государственный язык, поддерживаемое властью католичество.

Восемь воеводств управлялись воеводами и выборными советами. Поветы, на которые делились воеводства, управлялись поветовыми старостами, а самая низшая территориальная единица «гмин» — тминным сходом во главе с войтом — помещиком.

После восстания 1830—1831 гг. Николай I упразднил конституцию, сейм, Госсовет, армию, ввел «органический статут», заменил министерства комиссиями, воеводства и поветы — губерниями и уездами, установил общероссийские законы, органы управления под началом наместника.

Три прибалтийские губернии были объединены в Прибалтийское генерал-губернаторство, сохранены сословные органы баронов-помещиков, их привилегии, свобода крестьян, отменен Литовский статут, ограничены права Курляндии и Ливонии.

Управление присоединяемыми постепенно в течение всей первой половины XIX в. землями Кавказа складывалось в различных формах по общероссийскому образцу в основном. Добровольно вошедшей в состав России (1801 г.) Восточной Грузией управлял главнокомандующий [66], ставший председателем возникшего в 1803 г. Верховного Грузинского правительства, состоявшего из экспедиций, действовавших подобно губернским правлениям. Окружные начальники возглавляли уездные управы земской полиции и суд. Городами управляли коменданты из офицеров русской армии с помощью полицмейстеров из грузинских дворян.

В Азербайджане созданы провинции и магалы, которыми управляли соответственно коменданты из русских офицеров и магальные наибы из лояльных местных феодалов. Комендантское управление совмещало административные, полицейские, судебные функции.

Образованная в 1828 г. из Эриванского и Нахичеванского ханств Армянская область управлялась областными начальником и правлением с широкими административными, финансовыми, судебными функциями. Составные части области округа управлялись окружными начальниками, магалы — наибами из армянских дворян.

«Наказом главному управлению Закавказским краем» (12 но ября 1842 г.) определены задачи по охране границ, организации таможенной службы, пределы прав и обязанностей различных сословных групп, условия вероисповедания жителей Закавказья.

В ходе острого периода Кавказской войны учреждено наместничество Кавказа (1844 г.). Наместнику М.С. Воронцову предписано было реорганизовать управление воюющим краем, подавить сопротивление горцев, подчинить их российской короне, привести в повиновение, в состояние подданных. К концу 1846 г. оформлен аппарат сражающегося наместничества. В совет наместника Николай I назначил чиновников. Организована канцелярия из ответственных должностных лиц. Наместнические учреждения установили контроль за всем региональным аппаратом и судом Кавказа, обеспечивали исполнение законов. Своеобразными функциями были наделены губернаторы, объединившие военное и гражданское управления, имевшие статус военных губернаторов. Участвовали в управлении выборные заседатели из дворян и купцов.

Уездные начальники ведали хозяйственными, полицейскими, судебными делами, участковые начальники выполняли полицейско-судебные функции. Управление Кавказом отразило обстановку жестокой войны между Россией и имаматом Шамиля, подчинено задачам завоевания Кавказа [67].

До 1822 г. Сибирское генерал-губернаторство объединяло Тобольскую, Томскую, Якутскую губернии. По предложению генерал-губернатора Сибири М.М. Сперанского созданы Западно-Сибирское генерал-губернаторство (Тобольская, Томская губернии и образованная Омская область) и Восточно-Сибирское генерал-губернаторство (образованные Иркутская, Енисейская губернии, Якутская область, Охотское, Камчатское, Троицко-Савское управления). Генерал-губернаторы имели очень широкие административные, полицейские, хозяйственные, финансовые, судебные и другие полномочия. Совет генерал-губернатора состоял из назначенных императором чиновников, должен был контролировать его деятельность.

Губернское управление строилось по общероссийским стандартам. Вместо уездов губернии делились на округа, начальники которых возглавляли окружное казенное управление, совещательный окружной совет чиновников. Земский суд и его глава — земский исправник ведали полицией округа. Полицией городов ведали городничие, хозяйственными делами — сословные думы (голова, 2—3 заседателя). Русское сельское население имело волостное и сельское управление.

На территории сибирских областей размещались постоянные и регулярные войска (казаки). Областное управление имело те же структуры, что и округа губерний, но окружной начальник совмещал гражданские и военные функции управления.

В отличие от Европейской России в управлении Сибирью громадную долю составляли функции содержания каторжан, поселенцев, особенно в восточной части, и управления нерусскими народами.

Местная администрация опиралась на феодальную и родоплеменную знать. На окраинах, присоединенных землях проводилась политика русификации, унитаризации государственного устройства и управления.

Николай I упразднил наместничества как постоянно действующий институт в системе управления, создавал их в исключительных случаях по политическим соображениям и на основе особых императорских актов (царство Польское, Кавказ). В законах о центральном и местном управлении не предусматривался этот институт. Предпочтение отдано генерал-губернаторству. Их число возросло с трех в начале века до 10 к 1850 г. [68] Они объединяли по нескольку губерний, являлись по сути дела имперскими округами.

Государственное управление городом сохранило прежние учреждения, должностные места, выборные магистраты, ратуши, особенности управления губернскими и уездными городами. К середине XIX в. из 700 городов империи (без Польши и Финляндии) 62 имели статус губернских, 498 — уездных. Почти 80% российских городов являлись административными центрами, имели административные функции. Возрастало значение и промышленных, торговых функций. Через административные структуры государство присутствовало в жизни городов, регулировало непосредственно, прямо и косвенно через финансовую, налоговую, торговую, промышленную, сословную политику все основные сферы городской жизни.

Сформировалась четко устроенная система полицейских органов, должностей, решавших различные, в том числе административные, вопросы местного управления, суда: городские управы благочиния с обер-полицмейстерами, приставами, ратманами, полицмейстерами, частными приставами (деление городов на части), полицейскими, будочниками, городскими, уездными городничими, капитан-исправниками, становыми приставами, земскими судами в уездных городах.

С 1802 г. стали создаваться градоначальства. Градоначальство как административно-территориальная единица включало город с прилегающей территорией, выделенный из губернии.

Как институт управления учреждалось градоначальство на основе частных законодательных актов, функционировало по «особым учреждениям», входило в систему МВД, подчинялось ему непосредственно. Возглавлял градоначальство градоначальник. Его назначал лично император, в том числе по представлению МВД. Градоначальник был приравнен к губернатору по статусу и правам, имел высокий военный чин. Он заведовал городским управлением, благоустройством, возглавлял полицию, контролировал торговлю и судоходство, осуществлял надзор за состоянием крепостных, портовых, публичных зданий и сооружений, присутственных мест, за содержанием карантинов, почтой, наблюдал за деятельностью иностранных консулов, выдавал заграничные паспорта, разрешения на открытие частных типографий и литографий, председательствовал в статистическом комитете и особом по городским делам присутствии.

Градоначальство централизовало управление городами, влияло на общественное городское управление, было распространено в последующее время на столицы и другие города.

Система государственного управления дополнялась по-прежнему органами общественного сословного управления. Решающее значение в местном управлении приобрели дворянские сословные корпорации. Возросла роль губернских и уездных дворянских собраний и предводителей дворянства, которые возглавляли, как правило, все присутствия, комиссии, комитеты, а собрания избирали уездных капитан-исправников, судей, заседателей в полицейские и судебные учреждения. Укреплены позиции крупного дворянства в управлении. Манифестом «О порядке дворянских собраний, выборов и службы по оным» (6 декабря 1831 г.) право выбирать на дворянские общественные должности могли дворяне, имевшие не менее ПО душ крепостных крестьян или 3 тыс. десятин незаселенной земли. Законом (от 16 июля 1845 г.) создавались условия для сохранения крупного дворянства: переход заповедных дворянских имений (майоратов) по наследству к старшему сыну, запрещено отчуждать их посторонним лицам и дробить. Через сословные дворянские органы усилена в государственном управлении роль крупных помещиков-крепостников.

В 1837—1841 гг. оформлено сословное управление государственных крестьян по реформе министра государственных имуществ П.Д. Киселева. Урегулировано не только государственное управление этой четырехмиллионной категорией крестьян, но и самоуправление, его начала в соответствии с российскими традициями земского управления.

Казенные крестьяне делились на самоуправляющиеся сельские общества и волости[69]. По два представителя от 10 дворов (десятидворники) составляли сельских сход, который решал дела сельского общества — низшей единицы сословного управления. Он избирал сельского старшину, двух «сельских добросовестных» на три года в сельскую расправу [70], уполномоченных на волостной сход по одному от 20 дворов. Сельский старшина утверждался губернской палатой государственных имуществ.

Волостной сход представителей, составлявших волость сельских обществ, избирал волостного голову, двух заседателей волостного правления [71], двух «добросовестных» волостной расправы, решал дела волости.

Сословное крестьянское управление (самоуправление) действовало на основе государственных законов под надзором царской администрации, обеспечивало порядок, выполнение податей, повинностей, рекрутчины, было распространено на удельных крестьян, учтено в организации общественного управления бывших помещичьих крестьян, вышедших в 1861 г. из крепостной зависимости [72].

В XIX в. стеснено сословное управление духовенства.

Высшим законодательным, административным и судебным учреждением по делам Русской Православной Церкви (РПЦ) оставался Синод, главой которого назначался царем светский чиновник. Обер-прокурором при Николае I был даже армейский офицер из гусар. Усилился процесс бюрократизации церковного управления, появились новые канцелярии, хозяйственные и духовно-учебные управления, в 1817—1824 гг. церковное ведомство входило в Министерство духовных дел и народного просвещения, когда неудачно предпринималась попытка клерикализации просвещения. Падала роль Синодальной коллегии в церковном управлении, члены которой назначались императором из видных архиереев (черного духовенства), и решения которой утверждались императором. С 1835 г. обер-прокурор входил в состав Комитета министров. Синод усилил духовную цензуру, преследования раскольников и «иноверцев». РПЦ превращалась в обособленную часть самодержавного управления, что порождало и обостряло противоречия между властью и сословным управлением духовенства.

В XIX в. продолжалась начатая в XVIII в. политика ограничения и регулирования сословного казачьего управления. По-прежнему отсутствовали круги — органы самоуправления [73], возрастала роль наказного атамана, усиливалось государственное управление казачеством, укреплялся институт жалованных, а не выборных казачьих старшин, казаки привлекались все больше к внутренней службе по подавлению народных выступлений [74]. 2 октября 1827 г. Николай I назначил своего старшего сына, цесаревича Александра, атаманом всех казачьих войск, и с тех пор эту должность занимали наследники престола. «Временными правилами об управлении войском Донским (16 февраля 1828 г.) определены официально права и обязанности войскового атамана. Через семь лет закреплено окончательно за наследником престола звание Войскового атамана всех войск, которому подчинены все наказные атаманы. Этот статус отражен и в своде законов Российской империи. В соответствии с Положением об управлении Донского войска (6 мая 1835 г.) учреждена новая система управления войском с приоритетным государственным началом. Она отразила окончательное превращение донского казачества в особое военное сословие, главное назначение которого — верная государева служба [75]. Суженное казачье сословное управление функционировало в жестких рамках самодержавной системы государственного управления.

Развитие чиновной системы. Значение первого свода законов для государственного управления

Состояние государственного управления и службы определялось во многом качеством, ролью чиновной служилой бюрократии. В начале XIX в. сказывались пагубные последствия освобождения дворян от обязательной государственной службы, жалованных им привилегий, отказа от петровского принципа повышения в чине при занятии соответствующей должности. Стремление получить более высокий чин без должностного продвижения, без учета служебных качеств и результатов породило своеобразную чиноодержимость. Чин стал целью жизни, он давал исключительные привилегии, право владеть землей, крепостными крестьянами, эксплуатировать. Росла чиновная номенклатурная бюрократия, продвигалась по рангам соответственно действующей Табели о рангах, добивалась новых привилегий, обретала относительную самостоятельность, бесконтрольность, погрязала в пороках, что снижало эффективность административных реформ. Администрация, суды в центре и на местах были поражены эпидемией злоупотреблений (казнокрадство, взяточничество, мздоимство, хищения, бюрократическая волокита) и тяжелым бременем давили народ России. Растущие постоянно налоги, в том числе и на содержание бюрократии, оборачивались бедностью податного населения, миллионными недоимками. Выручали доходы от винной торговли.

В начале века оставалась непопулярной среди дворянства гражданская служба, куда переходили неприспособленные к армейской службе или отстраненные от нее. Сказывались недостаточное образование, низкая квалификация чиновничества.

При помощи М.М. Сперанского и других усилена линия на повышение образованности чиновничества, упорядочено чинопроизводство. По указу (3 апреля 1809 г.) на основе его проекта придворные звания камергера и камер-юнкера становились лишь простым отличием, перестали давать право на получение чина, но обязывали служить повседневно, ответственно, аккуратно.

Нашумевшим оказался впоследствии и подготовленный втайне М.М. Сперанским указ «О правилах производства в чины по гражданской службе и об испытаниях в науках для производства в коллежские асессоры и статские советники» (6 августа 1809 г.), известный в истории государственного управления и службы как закон об экзаменах [76].

Со времен Екатерины II гражданские чины коллежского асессора (8-й класс) и статского советника (5-й класс) приобретались преимущественно выслугой, но не заслугой и гарантировали значительные классные привилегии, предусмотренные для чиновников правительственных учреждений. Теперь получить эти чины можно было при наличии университетского образования, сданных в университете экзаменов по предусмотренной указом специализированной и обширной учебной программе, рассчитанной на несколько лет обучения, а также 10-летнего опыта службы, включая два года на ответственной должности.

Есть свидетельства о благотворном воздействии инициативы великого реформатора российского управления. «Университеты наполнились молодыми дворянами, знания развивались с необыкновенной быстротою, и мы все, тогдашние молодые люди, благословляли впоследствии этот указ, расширивший круг наших познаний и давший нам большие преимущества просвещения перед стариками» [77].

Подготовке кадров для управления, специалистов по гуманитарным и точным наукам способствовали не только открытие новых университетов в Харькове, Казани (1804 г.), Петербурге (1819 г.), Киеве (1834 г.), но и лицеев. М.М. Сперанский разработал правила для лицея, сформулировал принципы обучения и воспитания чиновников для центральных ведомств. Лицеи являлись привилегированными, закрытыми учебными заведениями. Царскосельский (1811 г.), Демидовский (1815 г.) в Ярославле имели сословно-дворянский характер, давали уровень знаний, близкий к университетскому. По статусу лицеи стояли вслед за университетами. Царскосельский лицей окончили с 1817 по 1842 г. 286 выпускников (по 24 в год), в том числе 50 офицеров и 236 гражданских чиновников. В последующие годы все выпускники этого лицея, переехавшего в Петербург под именем Александровского, поступили на гражданскую службу, пополнив образованную прослойку чиновничества [78].

При Николае I , который предпочитал опираться преимущественно на армию, полицию и чиновное, бюрократическое дворянство, усовершенствованы подготовка служилой бюрократии и чинопроизводство. На основании специальных указов от 21 апреля 1826 г. и 7 ноября 1850 г. (п. 3) изменен порядок прохождения государственной службы, введены строгие правила по соблюдению формулярного (послужного) списка, повышению деловой квалификации каждого чиновника независимо от ранга. Предусмотрены различные формы поощрения верноподданничества и служебного карьеризма: жалованье, благодарности, почетные звания, пособия, ордена, знаки беспорочной службы в течение 15 и 40 лет и др., что способствовало чинопродвижению, стимулировало служебное рвение и качество. В то же время из чиновной среды изгонялись политически неблагонадежные лица. Определилась в первой половине XIX в. и тенденция наращивания числа государственных чиновников, увеличившегося за полвека вчетверо; усиления их влияния на систему управления как в центре, так и на местах, что позволяло утверждать: «Россией правят столоначальники» [79].

В первой половине XIX в. проведена уникальная систематизация законов, которая в отличие от ряда неудачных попыток XVIII в. завершилась успешно.

Повелением Александра I создана специальная комиссия [80], приступившая к выявлению, собиранию, обработке законов с 1649 г. Затем преобразована кодификационная комиссия при Госсовете. Николай I повелел привести в порядок существующие акты. 31 января 1826г. создано специальное Второе отделение собственной Е.И.В. канцелярии под руководством М.А. Балугьянского [81]. В том же году приступили к работе М.М. Сперанский и выделенные ему в помощь чиновники [82]. За короткое время выявлено в разных учреждениях, ведомствах более 30 тыс. указов, Манифестов, грамот, уложений, других законодательных актов за 176 лет после Уложения 1649 г. до манифеста о вступлении на престол Николая I 13 декабря 1825 г. М.М. Сперанский планировал применить при их обобщении кодификационный метод, Объединить старые нормы, дополнить их новыми, привести законодательство в соответствие с требованиями новой исторической ситуации, создать новое уложение, выделить коренные или «Основные законы (фундаментальные), законы о наследовании престола, о порядке законодательства, о правах разных сословий, положить в основу деление права на публичное и частное, идущее от западноевропейских концепций, восходящих к римскому праву. Он называл эти две группы законов государственными и гражданскими. Николай I указал ничего не менять в законах и не предлагать новые.

М.М. Сперанскому удалось обобщить законотворчество, отредактировать многие законы, освободить их от неточных, двусмысленных формулировок, многословия, противоречащих друг другу узаконений. Подготовлено 40 томов с 30600 законами, 5 томов приложений, указатель в виде Полного собрания законов Российской империи (ПСЗ РИ) [83].

На основании ПСЗ подготовлено 15 томов в 8 книгах действующих законов, составивших Свод законов Российской импе рии [84] (СЗ РИ). Свод составлен по оригинальной системе М.М. Сперанского с учетом лучших европейских образцов. В отдельных томах и книгах объединены законы о власти, высшем, центральном, местном управлении, о государственной службе, сословиях, полиции, цензуре, ссылке, представлены разделы гражданского, уголовного, процессуального права. Подготовленные ПСЗ и СЗ проверены семью ревизионными комиссиями. 10 января 1832 г. Госсовет одобрил ПСЗ и СЗ, решив ввести в действие с 1 января 1835 г. [85]

По инициативе М.М. Сперанского, расставшегося с либерально-конституционными идеями своих отвергнутых властью проектов, введено понятие «Основных государственных законов Российской империи», в качестве которых систематизированы в первом томе «Свода законов Российской империи» императорские законы XVIII — начала XIX в. о государственном устройстве, самодержавном правлении. Первым среди них поставлен екатерининский закон «Император российский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться верховной его власти не только за страх, но и за совесть сам Бог повелевает». Другими основными законами закреплена вся система самодержавной власти и управления: исключительно лишь самодержца право на законодательство, управление, суд. Воля монарха — источник и воплощение основных государственных законов империи. Они стали юридическим обоснованием абсолютной власти представителей немецкой, голштинской династической линии на российском престоле, для которых россияне должны быть исполнительными, законопослушными верноподданными. «Империя Российская управляется на твердых основаниях положительных законов, учреждений и уставов, от самодержавной власти исходящих», — закреплено в основных законах абсолютное право монархов на власть и управление во всей государственной системе [86]. Тем самым сформулирована представлявшаяся тогда вечной, незыблемой для России правовая основа, исключающая любое конституционное ограничение самодержавия каким-либо представительным сословным или многосословным учреждением [87].

Государственное управление и служба опирались с тех пор на законы, систематизированные с учетом самодержавных задач и потребностей, удобства работы управленческого бюрократического аппарата.

* * *

В истории административных преобразований первой половины XIX в. выделяются три стадии, рубежами которых стали победа в Отечественной войне 1812 г. и скандальная смена братьев-монархов в декабре 1825 г., выступления [88] декабристов, их казни и репрессии. Первая стадия характеризуется административными преобразованиями. Послевоенный политический курс Александра I означал не только отказ от них, но и контрреформирование отдельных сфер управления, что вообще присуще самодержавному реформаторству и определило реакционное содержание политики государственного управления во второй стадии. В 1825 г. она вылилась в усиление имперского характера управления, подчинения лично императору всех органов высшего и центрального уровня, придания всей системе управления необычных черт и методов. Идея конституции для России объявлена преступной Николаем I , активные и последовательные ее сторонники приняли смерть на эшафоте, обречены на каторгу в сибирских рудниках.

Представители голштинской династической линии на романовском престоле укрепили свое самовластие, связывали с самодержавием победу над Наполеоном, рост международного авторитета российских императоров, в этом видели свое предназначение — властвовать и управлять русским народом.

Пирамиду власти и управления венчал по-прежнему император. Оформлена идеология управления в виде карамзинско-уваровской триады «самодержавие, православие, народность», что определило содержание государственной доктрины почти на столетие.

Была утрачена благоприятная возможность преобразования государственного управления на основе конституции, представительства, создания правового государства и гражданского общества. Государственное управление базировалось по-прежнему на таких средневековых устоях, как абсолютизм, вотчинно-поместное начало, крепостничество, сословность.

В отличие от эволюции управления Англии, Америки и других стран в России происходило усиление самодержавной природы государственного управления, его централизация, бюрократизация, регламентация, военизация, полицеизация и жандармеризация. Обычные функции государственного управления передавались органам полиции, политического сыска. Это придало новые черты абсолютистскому управлению, произошло вступление его в новую фазу — фазу формирования полицейского государства.

Посетивший в 1839 г. Россию известный путешественник, литератор маркиз де Кюстин неоднократно беседовал с Николаем I , многое увидел и потом отметил в книге наличие господ и рабов, господство бюрократии, отсутствие правосудия, назвал Николая I тюремщиком одной трети земного шара, где «цивилизация» прикрывает варварство [89].

Поражение в Крымской войне обнажило со всей беспощадностью гнилость николаевского государственного устройства и управления, которое стесняло Россию, ограничивало ее потенциальные возможности и развитие. По признанию известного историка С.М. Соловьева, пришлось расплачиваться русскому народу за тридцатилетнюю ложь, тридцатилетнее подавление всего живого, духовного, народных сил. Николай I пытался 30 лет до казать целесообразность для народов России жесткого самодержавного управления и привел страну к катастрофе в войне с государствами, имевшими другие системы управления [90].

Был нанесен страшный удар по стремлению монархов сохранить Россию как заповедный остров феодальной, крепостнической системы государственного управления.

Увеличилась пропасть между властью и обществом, бюрократически-сословной системой управления и многомиллионным крестьянством, пребывающем в крепостном рабстве.

Противоречия ослабляли считавшиеся традиционно фундаментальными основы абсолютистского государственного управления. Россия оказалась перед выбором: революция снизу или реформы сверху.

Вопросы для самопроверки

  1. Какие конкретно-исторические условия повлияли на состояние государственного управления первой половины XIX в.?
  2. Проекты государственного управления М.М. Сперанского.
  3. Государственная уставная грамота Российской империи.
  4. Проект изменения государственного управления в конституции Н.М. Муравьева.
  5. Радикальный проект изменения государственного управления в «Русской правде» П. И. Пестеля.
  6. Реорганизация и учреждение новых высших органов государственного управления впервой половине XIX в.
  7. Создание министерской системы центрального управления, ее отличие от коллежской.
  8. Изменение местного государственного управления в первой половине XIX в.
  9. Ограничение сословного общественного управления в первой половине XIX в.: дворянского, городского, церковного, казачьего.
  10. Реформа общественного управления государственных крестьян (1837-1841). А.Д. Киселев.
  11. Значение первого свода законов для государственного управления Российской империей.
  12. Развитие чиновной системы, ее влияние на состояние государственного управления в первой половине XIX в.
  13. Фундаментальные социально-политические основы и основные направления, черты развития системы государственного управления и результаты его функционирования в первой половине XIX в.

Рекомендуемая литература

  1. Государственная уставная грамота Российской империи // Политическая история России. Хрестоматия. М., 1996.
  2. Зайончковский П.А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. М., 1978.
  3. История государства Российского: жизнеописание. XIX в. Первая половина. М., 1997.
  4. Карамзин Н.М. Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях. М., 1991.
  5. Конституция Н.М. Муравьева // Освободительное движение и общественная мысль в России XIX в. М., 1991.
  6. Корнилов А.А. Курс истории России XIX в. М., 1993.
  7. Милютин Д.А. Воспоминания. 1816—1843. М., 1997.
  8. Мироненко С.В. Страницы тайной истории самодержавия: политическая история России первой половины XIX столетия. М., 1990.
  9. Образование государственного совета. Манифест 1 января 1810 г. // Политическая история России. Хрестоматия. М., 1996.
  10. Об общем учреждении министерств. Манифест 25 июня 1811 г. // Политическая история России. Хрестоматия. М., 1996.
  11. Об обязанностях гражданских губернаторов объезжать один раз в году вверенные им губернии. 18 октября 1827 г. //Учреждения государственного управления в России: опыт формирования и эволюция. Н.Н., 1994.
  12. Общий наказ гражданским губернаторам. 3 июня 1837 г. // Учреждения государственного управления в России: опыт формирования и эволюция. Документы повествуют... Н.Н., 1994.
  13. О непреступлении губернатором пределов власти, назначенных им законами. 19 августа 1802 г. // Учреждения государственного управления в России: опыт формирования и эволюция. Н.Н., 1994.
  14. О правах и обязанностях Сената. 8 сентября 1802 г. О слушании дел в Сенате и о подаче сенаторами мнений своих. 27 ноября 1810 г. // Учреждения государственного управления в России: опыт формирования и эволюция. Н.Н., 1994.
  15. О формах всеподданнейших рапортов гражданских губернаторов по годичному обозрению губерний. 8 июля 1833 // Учреждения государственного управления в России: опыт формирования и эволюция. Н.Н., 1994.
  16. Пестель П. Русская правда. Наказ временному верховному правлению. СПб., 1906: Также см.: Освободительное движение и общественная мысль в России XIX в. М., 1991.
  17. Российская государственность: исторический аспект. М., 1996.
  18. Россия первой половины XIX века глазами иностранцев. М., 1991.
  19. Сперанский М.М. Введение к уложению государственных законов. // М.М. Сперанский. Проекты и записки. М., 1961. Также см.: Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. 1999. № 6.
  20. Сперанский М.М. Краткое начертание государственного образования. Общее обозрение всех преобразований и распределение их по временам. Проект учреждения Правительствующего сената // Политическая история России. Хрестоматия. М., 1996.
  21. Учреждение губернских правлений. 2 января 1845 г. // Учреждения государственного управления в России: опыт формирования и эволюция. Н.Н., 1994.

[1] Братья-императоры Александр I и Николай I принадлежали по происхождению к голштинской династической линии, упрочили ее семейными браками с немецкими принцессами. Женой Александра I была баден-дурлахская принцесса Луиза-Мария-Августа (в православном крещении Елизавета Алексеевна). Жена Николая I — принцесса Шарлотта, дочь прусского короля Фридриха Вильгельма (в православном крещении Александра Федоровна), стала матерью императора Александра II , бабушкой Александра III , прабабушкой Николая П.

[2] Александр I говорил своим близким не раз о желании оставить престол нелюбимой им азиатской России, возвратиться на родину деда и бабушки в Германию, жить на берегах Рейна.

[3] После смерти Александра I присягнули его брату Константину гвардейские полки, третий брат Николай, его двор, свита, многие царедворцы. Николай совершил невиданный в истории России шаг — изменил присяге и сам зачитал манифест о восшествии на престол. Гвардейцы остались верны присяге.

[4] Народные выступления, восстания в Польше, Армении, Азербайджане, Грузии, Белоруссии, Литве, на Украине вызвали страх у Николая I . Широко известно его высказывание: «Революция на пороге России, но клянусь, что она не проникнет в нее, пока во мне сохранится дыхание жизни, пока я буду императором».

[5] Победа в Отечественной войне достигнута высокой ценой: погибло. 2 млн. россиян, более 1 млрд. рублей составили материальные потери, разрушены промышленность, города, села, опустошены многие губернии. Роль жандарма Европы дорого обходилась народу России, которая тратила огромные средства на содержание армии, ее карательные походы в европейские страны.

[6] Высказывались в первой половине XIX в. и западнические, и славянофильские, и революционно-демократические, социалистические и другие идеи о характере преобразования власти, управления, всего государственного устройства. Сказывалось влияние масонских лож, сетью которых были охвачены широкие круги дворянства, высокопоставленная и служилая бюрократия, определявших нередко судьбу проектов государственного управления.

[7] Авторами проектов были императорские сановники В.П. Кочубей, Н.Н. Новосильцев, П.Я. Вяземский. М.М. Сперанский, А.А. Аракчеев, Д.А. Гурьев, Б.Б. Кампенгаузен, Е.Ф. Канкрин, П.Д. Киселев и др. П.А. Строганов составил записку-набросок конституции. А. Чарторыйский поддержал план замены коллегий министерствами.

[8] Представитель высших образованных сфер дворянства Н.С. Мордвинов предлагал переход к конституционным формам государственного управления, предоставление гражданских прав лицам недворянского происхождения, создание статуса свободного человека и гражданина, освобождения крестьян от крепостной зависимости.

[9] Сперанский М.М. О коренных законах государства. Еще нечто о свободе и рабстве. Введение к уложению государственных законов //Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки. 1999 № 6. Здесь же см.: Коваленко В.И. Михаил Михайлович Сперанский.

[10] Ключевский В.О. Соч.: В 9 т. Т. V . Курс русской истории. М., 1989, С.200—201. Идеи М.М. Сперанского отражены созвучно в других проектах, развиты К.Д. Кавелиным, Б.Н. Чичериным, Н.А. и Д.А. Милютиными, С.Ю. Витте, П.А. Столыпиным и др. Уместно видеть связь с ними создания Госдумы в 1906 г. Отмену крепостного права Сперанский связывал с развитием промышленности, торговли, просвещения народа, ибо, полагал он, не было в истории примера, чтобы народ просвещенный и коммерческий мог долго в рабстве оставаться.

[11] Появление «Грамоты» связано с декларативным обещанием Александра I в польском сейме (весна 1818 г.) дать России конституцию, его поручением своему представителю в Варшаве Н.Н. Новосильцеву разработать ее проект. Подготовленная с участием П.А, Вяземского «Грамота» была передана царю осенью 1820 г. Экземпляр ее на французском языке хранился в архиве наместника в Польше, стал достоянием польских повстанцев в 1831 г., опубликован в Западной Европе оппозиционными царскому режиму силами, во французском оригинале название звучало как «Конституционная хартия Российской империи», известен и как «Конституция Н.Н. Новосильцева». См.: Политическая история России. Хрестоматия. М., 1996. С. 409—445. Из шести глав, имеющих 191-ю статью, план реорганизации управления отражен наиболее полно во второй — «О правлении Российской империей» (ст. 9—77) и четвертой — «О народном представительства» (ст. 99—164).

[12] Н.М. Карамзин осуждал, считал противным российскому образу самодержавного управления обращение М.М. Сперанского к кодексу Наполеона, его перевод на русский язык, предложения начать Русское уложение главой о правах гражданских. Он назвал это попыткой шить для России кафтан по чужой мерке. Карамзин требовал «более мудрости хранительной, нежели творческой», утверждал: «Если история справедливо осуждает Петра I за излишнюю страсть его к подражанию иноземным державам, ... то в наше время будет еще страшнее». См.: Карамзин Н.М. Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях. М., 1991.

[13] Заявление Александра I : «Каждый русский или плут, или дурак» вызвало ответную реакцию, суть которой в том, что государь слишком любит немцев, чтобы любить еще и свой народ. Братья А.Н. и М.Н. Муравьевы видели в немцах на российском троне источник многих зол России, являлись врагами ее онемечивания, выступали одно время даже за убийство коронованного представителя немецкой династической линии. П.И. Пестель сформулировал идею освобождения русского народа от немецкого «зловластия», хотя сам имел родословную саксонских немцев, приехавших в Россию при Петре I , организовавших почтовое дело в Москве, Санкт-Петербурге, дослужившихся до действительного статс-советника, обрусевших за 4 поколения.

[14] Из 10 намечавшихся глав закончены три, начерно — есть 2 и 5 — в отрывках, признал П.И. Пестель на следствии.

[15] Неоконченная рукопись «Русской правды» признана самой страшной уликой против П.И. Пестеля, ей приписано необыкновенное влияние на убеждения. Николай I опасался даже за членов следственной комиссии, и потому, видно, она не была известна хорошо ни им, ни членам Верховного уголовного суда, запечатана после следствия по указу императора, хранилась в архиве МВД. Лишь в 80-е гг., спустя более 50 лет, арестованная рукопись впервые распечатана для исследователя истории академика РАН Н.Ф. Дубровина, который сделал список подлинника.

[16] Конституция Н.М. Муравьева // Освободительное движение и общественная мысль России XIX в. М., 1991.

[17] См.: Конституция Н. М. Муравьева... О народе русском и правлении (гл. I ). О гражданах (гл. II ). О состоянии, личных правах и обязанностях русских (гл. III ). Ст. 1—42.

[18] См.: Там же. В гл. IV «О России» названы державы (федеральные округа): Ботническая (Гельсингфорс), Волховская (город святого Петра), Балтийская (Рига), Западная (Вильно), Днепровская (Смоленск), Черноморская (Киев), Кавказская (Тифлис), Украинская (Харьков), Заволжская (Ярославль), Камская (Казань), Низовская (Саратов), Обийская (Тобольск), Ленская (Иркутск), Области: Московская (Москва), Донская (Черкасск).

[19] См.: Конституция Н. М. Муравьева... «85. Никакой должностной человек... не может быть членом ни той, ни другой палаты, пока он будет сохранять свою должность. 86. Никакой член думы не может быть назначен ни в какую гражданскую должность». Этот принцип предусмотрен и для органов держав, областей.

[20] Конституция Н. М. Муравьева... О верховной исполнительной власти. Гл. X . Ст. 101—114.

[21] См.: Там же. Принцип избрания гражданами членов представительно-законодательных и исполнительно-управленческих органов распространялся вплоть до тюремных начальников, полицейских чиновников (ст. 39, 40).

[22] Проекты П.И. Пестеля, Н.М. Муравьева — плоды самостоятельного политического творчества, учета отечественных демократических традиций, назревших и осознанных прогрессивным дворянством объективных потребностей, зарубежных передовых образцов — имели много общего. Было стремление сблизить компромиссно, переработать оба проекта, выработать один, но оно не осуществилось в результате царских репрессий. Отдельные принципы, предположения реализованы видоизмененно в истории управления Россией в XX в.

[23] Государственные учреждения в России. Н.Н., 1994. С. 34—39. Здесь же см. другие документы о функциях, работе Сената.

[24] Правительствующий Сенат с функциями надзора за органами центрального управления в составе министров, их товарищей, единый для всей Российской империи, мог непосредственно влиять на управление. Судебный сенат — высшая судебная инстанция, половина состава которого назначалась бы короной, половина избиралась бы дворянами. Проект рассмотрен специальным комитетом, членами Госсовета, одобрен большинством, хотя имелись возражения. См.: Проект учреждения правительствующего Сената, представленный М.М. Сперанским в 1811 г. //Политическая история России. Хрестоматия. М., 1996.

[25] См.: Строев В. Н. Столетие собственной его императорского величества канцелярии. СПб., 1912.

[26] В 1801 г. Александр I упразднил Тайную экспедицию. В 1805 г. создал Временный комитет высшей полиции для наблюдения за общественным мнением, который через два года преобразовал в Комитет общественной безопасности с правами перлюстрации частной переписки, учредил органы политической слежки, жандармские части в армии, особую канцелярию Министерства полиции, затем — Министерства внутренних дел. Политическим сыском занимались несколько самостоятельных учреждений.

[27] Номинальной задачей отделения было провозглашено призрение вдов и сирот, официальным гербом стал белый платок, врученный Николаем I А.Х. Бенкендорфу, который должен был символизировать осушение слез.

[28] Помощник А.Х. Бенкендорфа, генерал из прибалтийских немцев М.Я. фон Фок, как и его начальник, отличался беспощадностью, свирепостью. В 1844—1856 гг. главным начальником 3-го отделения был А.Ф. Орлов.

[29] Шефом отдельного корпуса жандармов являлся главный начальник третьего отделения, ближайшим помощником его — начальник штаба ОКЖ. Этот пост занимал в 1839—1856 гг. генерал Л.В. Дубельт — основатель особого стиля российской жандармерии.

[30] По делам Финляндии функционировали в Петербурге Комиссия (1809—1811 гг.), Комитет (1811—1826 гг.), статс-секретариат (1820—1857 гг.). Несколько еврейских комитетов с 1802 г. рассматривали вопросы оседлости, быта, религии и школы евреев. Сибирский комитет действовал в 1821—1838 гг. Комитет по делам царства Польского — в 1831—1841 гг. Комитет западных губерний — 1831—1838гг. Остзейские комитеты по землям Прибалтики — 1828—1831 и 1849—1850 гг. Кавказский комитет под разными названиями — 1840—1882 гг.

[31] Образование Государственного совета. Манифест 1 января 1810 г. Положение о государственном совете. 1 января 1810 г. // Российское законодательство. М., 1988. Т. 6; Государственные учреждения в России; Политическая история России. Хрестоматия для вузов. М., 1996. Эти учредительные документы, как и другие, составленные М.М. Сперанским, являют образец бюрократического менеджмента.

[32] Н.П. Румянцев (1810—1812). Н.И. Салтыков (1812—1816), П.В. Лопухин (1816—1827), В.П. Кочубей (1827—1834), Н.Н. Новосильцев (1834—1838), И.В. Васильченков (1838—1847), В.В. Левашев (1847—1848), А.И. Чернышев (1848—1855). Некоторые из них совмещали в 1812—1865 гг. председательство в Комитете министров. См.: Государственный совет // Отечественная история с древнейших времен до 1917 г. Энциклопедия. Т.1. А—Д. М., 1994. С. 618— 619.

[33] Александр I отказался через некоторое время от этой формулы, а его брат Николай I при переиздании свода законов в 1842 г. вычеркнул ее собственноручно из всех документов. Н.М. Карамзин убеждал: «В самодержавии не надобно никакого одобрения для законов, кроме подписи государя, он имеет всю власть». См.: Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях. М., 1991. С. 60.

[34] См.: Ерошкин Н.П. Крепостническое самодержавие и его политические институты. Первая половина XIX в. М., 1981. С.94.

[35] После польского восстания 1830—1831 гг. был создан 5-й департамент дел царства Польского.

[36] Госсовет нельзя никак сравнивать с законодательными и законосовещательными западными парламентами, которые имели законотворческую инициативу, законодательный статус, выбирались и представляли различные социальные слои. В России император учредил Госсовет, назначил состав его и руководство, вносил законопроекты, своей волей влиял на принятие их, утверждал или отвергал мнение большинства совета, принимал законы без рассмотрения советом, минуя его, осуществлял самодержавно-неограниченную власть короны.

[37] См.: Государственные учреждения в России. Н. Н., 1994. С. 53— 57.

[38] В законе сказано: «Управление государственных дел разделяется на 8 отделений, из коих каждое, заключая в себе все части, по существу своему к нему принадлежащие, составляет особое министерство и находится под непосредственным управлением Министра, коего мы назначаем ныне, или впредь назначить заблагорассудим». См.: Государственные учреждения в России. С. 54.

[39] Воплощена идея П.А. Строганова «придать блеск> старым коллегиальным учреждениям путем их министерского обновления, организации центральных ведомств, совещательных советов министерств.

[40] В 1810 г. из МВД выделены карательные структуры, образовано особое министерство полиции с чисто полицейскими полномочиями, но через 9 лет слито с МВД. Особая канцелярия МВД присоединена в 1826 г. к собственной Е.И.В. канцелярии. На этой базе создано Третье отделение.

[41] Марней Л.П. Формирование структуры министерства финансов в России в первой четверти XIX в. // Вестник Московского университета. Серия 8. История. 1998. № 6. С. 43.

[42] Главой первого в истории Главного управления водных и сухопутных путей сообщения Александр I назначил своего шурина принца Георга Ольденбургского, приехавшего и обосновавшегося при царском дворе в числе родственников своей сестры.

[43] См.: Политическая история России. Хрестоматия. М., 1996. С. 355—375. Этот документ определял функционирование Центрального отраслевого управления до 1917 г. Изменения были частичными, не затронули принципиальную основу системы.

[44] Советы собирали, обобщали сведения о состоянии промышленности, торговли, разрабатывали меры по их развитию, организовали ряд промышленных выставок, торговых ярмарок, поощряли лучшие образцы премиями-, награждали, ходатайствовали перед властью о «пользах и нуждах» промышленников и купцов. Члены советов из фабрикантов, заводчиков, купцов имели статус мануфактур- и коммерц-советников, работали под председательством министра финансов.

[45] Внедрение посадок картофеля происходило с применением административных методов в организации так называемых «общественных запашек» и сопровождалось «картофельными бунтами» (1840—1844 гг.).

[46] Открыты Лесной, Технологический институты в Петербурге, Московское техническое училище. Для дворянок открыты институты в Петербурге, Москве, Нижнем Новгороде, Казани, Саратове, Астрахани, Иркутске.

[47] Положением об учебных округах (25 июня 1835 г.) попечителю переданы все функции управления учебными заведениями, при нем созданы совет, канцелярия, учреждена должность инспектора казенных училищ.

[48] Великие князья Николай и Михаил возглавляли с 1819 г. обособленные ведомства строевой части артиллерии и инженерных войск. Великие князья Константин, Михаил и сменивший их цесаревич Александр стояли во главе созданного в 1831 г. Штаба его императорского величества по управлению военно-учебными заведениями. Князь А.С. Меншиков был в 1827—1855 гг. главой морского Е.И.В. штаба всего морского ведомства, ему подчинялся морской министр.

[49] Помимо существовавших Пажеского и Кадетского корпусов созданы высшие учебные заведения: Военная (с 1855 г. Николаевская) академия Генштаба, Военно-инженерная, Артиллерийская академии.

[50] Морское министерство создало Пароходный комитет (1842 г.), издавало «Морской сборник» (с 1848 г.).

[51] Министром духовных дел и народного просвещения назначен адмирал А.С. Шишков, министром государственных имуществ — генерал П.Д. Киселев, обер-прокурором Синода — гусарский полковник Н.А. Протасов.

[52] См.: Шепелев Л. Е. Министерства в России// Советская историческая энциклопедия. Т. 9. М., 1980.

[53] В составе Ростовской областной администрации функционировали (март 2001 г.) 11 министерств: промышленности, торговли, транспорта, связи, дорожного комплекса; сельского хозяйства и продовольствия; строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства; топлива, энергетики и природных ресурсов; экономики, международных и внешнеэкономических связей; финансов; здравоохранения; труда и социального развития; общего и профессионального образования; культуры; физической культуры, спорта и туризма.

[54] См.: Государственные учреждения в России. С. 88-90.

[55] По сведениям Третьего отделения собственной Е.И.В. канцелярии 1804г. не брали взяток лишь три губернатора из 50: Писарев в Киеве (очень богатый), А. Муравьев в Таврии (декабрист), Радищев в Ковно (потомок А. Радищева).

[56] Первые отделения правления ведали и газетой «Губернские ведомости», издававшейся с 1837 г. в губерниях и областях 2—3 раза в неделю (кое-где ежедневно). Публиковались законы, распоряжения, информация о событиях в мире, стране, губернии, материалы по краеведению, этнографии, фольклору и др.

[57] Эти комиссии создавали на случай голода «запасные хлебные магазины», ставшие средством обогащения чиновников.

[58] См.: Государственные учреждения в России. С. 93—103.

[59] Узаконены ежегодные объезды губернаторами всех уездов, городов, представления лично императору обозрения по итогам ревизий (18 октября 1827 г.), установлены специальные и детальные формы донесений о состоянии органов местного управления, хозяйства, об общем положении губернии императору (копия в МВД). Государственные учреждения в России. Подробнее см.: Поташев Ф.И. Российское губернаторство: институт власти и управления // Местное самоуправление на юге России. Ростов н/Д, 1997.

[60] См.: Государственные учреждения в России. С. 104-111.

[61] См: Ерошкин Н. Местные государственные учреждения дореформенной России (1801—1860 гг.). М., 1985.

[62] В первой половине XIX в. территория империи увеличилась на 20%, население достигло 70 млн. человек.

[63] В формулярных списках российских чиновников не было графы о национальности, что отражало полиэтнический характер России.

[64] Великим князем являлся император России. Завершилась многовековая распря с Швецией из-за Финляндии.

[65] Сейм не созывался в 1809—1863 г. Не принята конституция, хотя проект разработан.

[66] В 1801 г. образована Грузинская губерния, в состав которой включена в 1812 г. территория Закавказья, отошедшая к России по Бухарестскому миру. В 1840 г. — Грузино-Имеретинская губерния, куда вошли территории упраздненных Армянской и Имеретинской областей. В 1846 г. она упразднена, образованы Тифлисская и Кутаисская губернии в составе Кавказского наместничества.

[67] В 1859 г. был пленен Шамиль, в 1864 г. закончена Кавказская война, в ходе которой погибли тысячи русских горцев, затрачены огромные ресурсы России, пострадали народы Кавказа.

[68] В Петербурге, Москве, Финляндии, Польше, Прибалтике, Западной и Восточной Сибири, Оренбурге, Новороссии генерал-губернаторства имели фактически характер наместничеств.

[69] В сельских обществах с 1833 г. государственные крестьяне платили повинности на основе круговой поруки.

[70] Сельская расправа (1838—1858 гг.) — домашний суд первой инстанции в сельском обществе. Под председательством старшины рассматривала гражданские дела и проступки, присуждала к штрафу до 1 рубля, отдаче на общественные работы до 6 дней, телесным наказаниям до 20 розог.

[71] Члены волостного правления утверждались палатой государственных имуществ, подчинялось окружным управлениям государственных имуществ в уездах.

[72] Помещичьи крестьяне объединены тоже в сельские общества (общины), для управления делами которых выбирались либо назначались помещиком сельские старосты (не путать со старшинами), выполнявшие разнообразные функции, включая дисциплинарно-полицейские.

[73] Отмененные круги восстановлены весной 1917 г.

[74] В 1805 г. Новочеркасск стал административным центром Земли войска Донского вместо разжалованного Черкасска.

[75] Изменено название территории: вместо «Земли донских казаков» — «Земля войска Донского». Войско Донское поставлено в положение не обособленной части империи, а отдельной области с управлением, сходным с управлением губернией. См.: Сергеев В.Н. Положение об управлении Донского войска 1835 г. как историко-правовой источник // Северо-Кавказский юридический вестник. 1999. № 3.

[76] См.: Государственная служба в России. С. 40-43.

[77] См.: Фурсов А. Человек-королевство//Труд. 1996. 19 сентября. Автор привел и обращенные к Александру I слова Наполеона, произнесенные серьезно, без шутки: «Не угодно ли Вам будет, государь, променять этого человека на какое-нибудь королевство?». Здесь же указано с сожалением, что в деревне Черкутино Владимирской области, где родился 1 октября 1772 г. М.М. Сперанский в семье, священника, в 1996 г. не преподавалась в сельской школе история из-за отсутствия учителя.

[78] Царскосельский (Александровский), Демидовский, Ришельевский (Одесса), князя А.А. Безбородко (Нежин), памяти царевича Николая (Москва) подготовили тысячи своих выпускников для гражданской службы. См.: Егоров А.Д. Лицеи в России // Отечественная история. 2000. № 1. С. 176.

[79] Николай I стремился максимально использовать административный ресурс, бюрократизировать управление. Он ввел форменную одежду даже для гражданских чинов, одел чиновников в сословные мундиры.

[80] Короткое время работала утвержденная в 1801 г. комиссия П.В. Завадовского по составлению законов, но была распущена, как и несколько предыдущих. Занимался этими вопросами безуспешно и Совет непременный.

[81] М.А. Балугьянский был воспитателем Николая I .

[82] М.А. Балугьянский включил в состав своих сотрудников профессоров Царскосельского лицея Куницына, Клокова, Арсеньева, выпускников лицея Корфа, Замятина, Илличевского.

[83] Издано тогда же 45 томов ПСЗ. Второе издание ПСЗ печаталось потом ежегодно вплоть до законов 1881 г., завершено 55-м томом в 1883 г. Документы с марта 1881 г. вошли в третье издание ПСЗ.

[84] Свод законов издан в 1832 г. в 15 томах, переиздан в 1842 и 1857 гг. полностью. В 1833, 1876, 1885, 1886, 1889 гг. изданы отдельные тома с законами по конкретным отраслям управления. В 1885 г. СЗ дополнен 16-м томом (процессуальное законодательство). Структура СЗ не менялась до 1917 г.

[85] СЗ РИ дополнен впоследствии региональными сводами законов, сводом военных постановлений. В 1845 г. создано уложение о наказаниях уголовных и исправительных — первый российский уголовный кодекс, при подготовке использованы 15-й том СЗ РИ и западноевропейские уголовные кодексы. В 12 разделах помещено более 2000 статей. На первое место поставлены наказания за преступления и проступки против государства, религии, порядка управления и за должностные преступления.

[86] Николай I снял с себя высший орден Российской империи и наградил М.М. Сперанского на заседании Госсовета, в 1839 г. присвоил ему титул графа. М.М. Сперанский сочетал качества мыслителя и реформатора, проявил ярко, полезно практические государственные способности на постах статс-секретаря, губернатора Пензы, генерал-губернатора Сибири, систематизатора российского законодательства.

[87] Были и продолжаются до сих пор попытки считать «Основные государственные законы» конституцией и не менее того, хотя в них воплощена единоличная воля монарха, организация самодержавной власти и управления на абсолютистской основе.

[88] Движение декабризма и стало реакцией прогрессивных кругов российского дворянства на поверхностные, ограниченные и неудачные преобразования Александра I , усиление охранительного консерватизма, контрреформирования государственного управления и других сфер после Отечественной войны.

[89] Маркиз де Кюстин. Николаевская Россия. М., 1990.

[90] По свидетельствам современников Николай I перед смертью в у 1855 г. якобы осознал крах своих идеалов и 30-летнего управления страной.

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com