Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 2. Сущность социально-технологических отношений и инновирование управленческой деятельности

В данной главе будут рассмотрены следующие основные вопросы.

  1. Сущность социально-технологических отношений.
  2. Технологизация процесса социального управления.
  3. Технологизация социальной деятельности.

1. В отечественной социально-философской литературе содержание термина "технология" претерпело определенную эволюцию. Первоначально под технологией подразумевалась общетехническая дисциплина, изучающая взаимодействие средств труда и сырья, материалов. Интересы ее сосредоточивались главным образом в сфере производства. Общетехническое значение технологии состояло в том, что она раскрывала наиболее рациональные пути построения и организации производственного процесса.

Более широкая трактовка понятия "технология" предложена болгарским философом Н. Стефановым: "Там, где человек активно и целенаправленно относится к окружающим его процессам, где он стремится сознательно и планомерно изменять природную и социальную среду, там в принципе возможна технология" [1].

Технология как важнейший фактор формирования и развития личности, определенная форма общественной практики, по мнению Н. Тарасенко, является своеобразным предметным способом самоутверждения человека в мире природы на основе труда и познания и одновременно разворачивания в данном процессе человеческих способностей и творческих дарований [2].

Представляется, что, поскольку технология является производительной силой, ее объективным социальным аналогом выступают коллективная деятельность и совокупный опыт многих поколений. В технологии воплощаются не просто труд, знание, навыки или умения отдельных индивидов, но и интегральная способность воспроизводства социальности, производительная способность коллективного труда в частности. Данная способность носит общественный характер и возникает вследствие разделения и интеграции различных видов и форм деятельности. Следовательно, создается дополнительная производительная сила, которая, овеществляясь в технологии, образует своего рода приращение общественной способности преобразования человеком природной и социальной действительности.

Итак, технология воплощает в себе социальную форму практики, способы регулирования, контроля и управления взаимодействием между предметом труда и орудием труда, его технологическим содержанием. Причем если объективной природной предпосылкой технологии являются природные процессы, которые обусловливают ее "вещественный каркас", то соответствующим социальным аналогом технологии выступает коллективная общественная практика, где материально-вещественные компоненты проявляют свою технологическую силу и раскрывают свое социальное значение. Общественная практика объединяет их в определенное целое, которое образует технологический способ освоения социального пространства.

Создание высокотехнологичных орудий на основе, трудовой деятельности становится возможным на достаточно высоком уровне развития общественной практики, науки и техники. Это относится прежде всего к индустриально-промышленному производству.

В ходе развертывания научно-технической, менеджеральной и информационной революций появляется возможность распространить технологический подход на все стороны общественной жизни: социальное управление, образование, воспитание, политику, торговлю и др. Причем в каждой из них разработка технологии основывается не просто на обобщении эмпирического опыта, а на новейших достижениях современной науки и техники.

Технология позволяет лучше уяснить механизмы взаимосвязей в системе природа — материальное производство — общество — человек — наука и другие стороны общественной жизни.

Появляются новые моменты в анализе взаимоотношения общества и природы (угроза экологического кризиса), внутри самого общества, которые свидетельствуют о том, что сознательно формулируемые обществом новые целевые установки, порождаемые, потребностями данного технологического способа производства, обязывают науку к разработке новых, экономных, рациональных (в смысле использования природных, трудовых, финансовых и иных ресурсов) технологий для средств практического достижения поставленных целей. Отсюда, на наш взгляд, технологию в широком смысле правомерно определить как сферу целенаправленной деятельности человека, организованной на новейших достижениях совокупности технических и социальных наук. И тогда с полным основанием можно говорить не только о технологии производства конкретных видов материальной продукции, но и о технологии государственного управления, образования, управления отдельными сторонами общественной жизни или всего общества в целом, т.е. о социально-технологических отношениях и соответствующих им видах деятельности.

В реальной жизни имеет место диалектическое взаимодействие социальной и технологической систем. На развитие техники оказывают влияние не только непосредственно экономические отношения и системы управления хозяйством, но и многие факторы политического и социального порядка. Значение последних все более возрастает.

Научно-технический прогресс порождает множество технологических нововведений, основная значимость которых в том, что "они предлагают также возможность новых решений общественных, философских и даже личностных проблем. Они изменяют весь духовный мир человека, его способ мышления и взгляды на окружающее" (О. Тоффлер).

При этом важно обратить внимание на анализ развития ремесленного производства капиталистической кооперации, мануфактуры, машинного производства. Проведенный К. Марксом анализ показал, что наряду с социально-экономической детерминацией все в большей мере возрастает роль технологических изменений в орудиях труда, в производственных навыках работников. Изменения в разделении труда, в технологических способах и методах производства порождают новые объективные требования к совершенствованию общественных отношений. К. Марксом сформулирован закон обязательного соответствия технологических и социальных факторов тем условиям, при которых возможна реализация научных открытий. Им выделена также ведущая роль технологии в революции производительных сил, исследован ее социально-исторический характер, выявлены основные направления технологизации: производство полезных человечеству вещей и характер их использования.

Итак, технология и как способ производства материальных ценностей, и как способ их использования взаимосвязаны и определяют характер ответов на два очень важных вопроса: как человек производит и как использует производимое? Поэтому технологические, отношения во многом определяют гуманистическую направленность производства на благо человека, на удовлетворение его потребностей и интересов.

К. Маркс в данной связи анализирует организационно-технологический аспект материального производства применительно к формированию общественных отношений.

В данном контексте он исходит из следующих двух моментов. Во-первых, традиционное понятие технологии как процесса разложения деятельности на операции, этапы, требующие определенных трудовых навыков, приемов, средств, знаний и т.д. Во-вторых, активное отношение человека к природе, непосредственный процесс производства его жизни, а вместе с тем и его общественных условий жизни и проистекающих из них духовных представлений [3].

Итак, речь идет о том, что технологические процессы необходимы не только при превращении природного в социальное в исследовании отношения "человек — труд", где также необходим анализ процесса труда в двух аспектах: не только в технологическом, но и социально-экономическом аспекте.

Таким образом, одной из важнейших форм технологического уровня социальной детерминации является сам уровень развития производительных сил. Другой формой выступает организационно-технологическая сторона человеческой деятельности и, естественно, третьей формой технологической детерминации — технологически-управленческие отношения.

Эти исследования актуальны и сегодня потому, что технологические изменения происходят во всех важнейших сферах деятельности человека, превращая их в единый сплав науки, техники, самого производства, что в свою очередь требует от общества решения целого комплекса разнообразных задач с учетом сложных и многообразных зависимостей между всеми сферами общественной жизни.

В "Капитале" К. Маркс, анализируя сущность технологии, раскрывает причины ее ускоренного развития в условиях капитализма, определяет направления дальнейшей технологизации производства и социальных процессов. Отмечая, что до XVIII в. отдельные ремесла назывались mysteries (тайнами), в глубину которых мог проникнуть только опытный и профессионально подготовленный человек, К. Маркс раскрывает роль крупной промышленности в снятии таинственного покрова с общественного процесса производства. "Принцип крупной промышленности — разлагать всякий процесс производства, взятый сам по себе и прежде всего безотносительно к руке человека, на его составные элементы создал вполне современную науку технологии. Пестрые, внешне лишенные внутренней связи и окостеневшие виды общественного процесса производства разложились на сознательно планомерные, систематически расчлененные, в зависимости от желаемого полезного эффекта, области применения естествознания" [4].

К. Маркс связывает технологию с разложением производственного процесса на соответствующие операции и элементы. Важно и то, что расчленение производственного процесса происходит в зависимости от желаемого полезного эффекта. Как видно, технология ни в коей мере не ограничивается только сферой техники, материального производства. "Дарвин, — пишет К. Маркс, — интересовался историей естественной технологии, т.е. образованием растительных и животных органов, которые играют роль орудий производства в жизни растений и животных. Не заслуживает ли такого же внимания история образования производительных органов общественного человека, история этого материального базиса, каждой особой общественной организации?" [5].

Таким образом, Маркс в определенной степени разграничивал естественную и социальную технологию, относя к последней соответствующие процессы. Под технологией он понимал не науку о технике или средствах и орудиях труда, а сам объективный процесс формирования явлений.

Большой вклад в разработку данной проблемы внесли болгарские философы Н. Стефанов и М. Марков. Рассматривая социальную технологию многоаспектно, Н. Стефанов приходит к следующему выводу: "В самом общем виде можно принять: социальная технология — это деятельность, в результате которой достигается поставленная цель и изменяется объект деятельности ... Социальная технология — это предварительно определенный ряд операций, направленный на достижение некоторой цели или задачи", "чтобы деятельность получила право называться технологией, необходимо, чтобы она была сознательно и планомерно расчленена на элементы, реализующиеся в определенной последовательности". Автор предлагает выделить в процессах социальной технологии несколько процедур: "1. Определение цели, которая должна быть реализована в результате применения данной технологии; 2. Построение системы критериев для выбора возможных вариантов; 3. Обозначение круга возможных вариантов; 4. Выбор оптимального варианта; 5. Внедрение избранного варианта".

Бесспорно, вопрос о вариантах, которому так много внимания уделяется в социальной технологии Н. Стефановым, заслуживает самого пристального внимания, ибо специфика технологии определяется собственной структурой общественных отношений, законами их развития, а последние проявляются как вид средней статистической всех действующих в данный момент сил, что предполагает возможность различных вариантов их развития.

М. Марков предлагает рассматривать технологию социальной деятельности в двух аспектах: как систему знаний об организации действительности, связанную с выполнением этапов, операций, методов, действий и т.п. по формированию общественных явлений, и как технологизацию этих знаний в процессе деятельности, которая выражается в трудовых действиях людей, соответствующих требованиям конкретных, специфических социальных структур [6].

В.Г. Афанасьев, отмечая, что социальная технология выступает специфическим посредником между объективно протекающими процессами и субъективной действительностью людей, органически связывает ее с социальным управлением, в котором ей принадлежит "свое место", т.е. обеспечение действия всего механизма социального управления. Иначе говоря, в социальной технологии реализуется "перевод объективных законов в механизм социального управления, т.е. "перевод" абстрактного языка науки, отражающей объективные законы развития общества, на конкретный язык решений, нормативов, предписаний, регламентирующих, стимулирующих людей на достижения поставленных целей" [7].

2. Итак, в литературе справедливо отмечается, что наряду с понятием "социальное управление" все большее признание в общественных науках получает понятие "социальные технологии". Возникает потребность технологизации самого процесса социального управления, где субъективное воздействие переводится в объективное содержание, в изменение качества объекта.

Таким образом, научное познание и научное управление достигают таких высот, когда возможно не только понимание общих закономерностей и тенденций общественного развития, но и их подробное описание, вплоть до каждой практической операции, отдельного этапа, формы, средства и метода практической деятельности людей. Становится возможным не только прогнозирование, но и реализация прогнозных данных через поэтапное решение ряда социальных задач. А.Н. Леонтьев, рассматривая понятие операции как способа действия, при помощи которого осуществляются практические или познавательные цели, подчеркивал, что "действие как элемент деятельности соотносится с целью, операция же соотносится с условиями действия, с орудиями труда; она — форма действия" [8]. Цель действия, таким образом, обусловлена не только наличием условий, но и самой деятельностью, определяемой в свою очередь способами, приемами поэтапного ее формирования.

Научная организация всех видов деятельности получает свои "жизненные права" как возможность. Однако, чтобы превратить возможность в действительность, необходима инновационная технология социальной деятельности, которая предполагает: 1) создание научно обоснованной социально-технологической модели, отражающей процесс целенаправленного преобразования определенного общественного явления или его формирования с учетом требований стратегического решения, специфических и необходимых свойств, связей, отношений этого явления с другими, поэтапное его формирование, выработку основных средств, методов, приемов, форм; 2) выделение промежуточных целей, жестко взаимоувязанных; рассмотрение пространственной и временной расположенности операций; техническую и материальную оснащенность и др. Таким образом, социально-технологическая теоретическая модель воплощает в себе сплав обществознания, естествознания и технического знания. Последние преломляются в социально-технологическом знании в специфической форме — посредством использования кибернетики, математической логики, теории игр, теории решений, социальной информатики и др.

Однако речь идет не о механическом перенесении производственных технологий на общественную жизнь, а о проектировании и внедрении в организацию человеческой деятельности специфических технологий, соотносимых с закономерностями общественного развития.

Обществу далеко не безразлично, какова управленческая ориентация технологии социальной деятельности: гуманистическая или ригористическая (инструментальная).

Только "гуманизация" норм, средств, приемов ориентирует работника на сознательное, творческое выполнение задания, формируя тем самым стремление к конечному результату — сделать качественнее, больше, быстрее.

"Инструментализация" нормы, ориентируя на подчинение лишь волевому давлению, может "затушевать" главную цель. Поэтому очень важным является сочетание управленческих, социально-технологических решений с углублением демократии, расширением самоуправления, вследствие чего и возможна самореализация творческого потенциала личности. Социально-технологический подход в управлении ни в коей мере не устраняет инициативы управленческой деятельности и творчества людей. Его задача — придать организации всей деятельности осознанный, научно обоснованный характер.

Итак, можно констатировать, что социальные технологии — это своеобразный механизм соединения знаний с условиями их _ реализации в управлении.

Следует указать на различие понятий "реализация знаний" и "технологизация знаний". Реализация знаний — это родовое понятие технологизации, процесс материализации, объективации любых знаний. Технологизация знаний связана с реализацией не любых знаний, а только тех, которые объективируются в организационно-технологической стороне человеческой деятельности, прежде всего в управлении. Наряду с понятием "технологизация знаний" мы используем понятие "интеллектуализация социальной деятельности и процесса управления", подчеркивая тем самым развитие всех общественных отношений на научной основе, исключение бюрократического администрирования, волюнтаризма и субъективизма, использование АСУ, информационно-логической техники, повышающей надежность отношений управления, ограничивающих влияние нежелательных дестабилизирующих факторов.

Вместе с тем было бы неверно полагать, что, опираясь только на социальные технологии, можно сразу решить все экономические, социальные, политические и духовно-нравственные проблемы. Для разработки и реализации социальных технологий прежде всего требуются соответствующие объективные условия (в том числе материально-технические средства) и достаточно зрелый субъективный фактор (не только в плане возможностей познания механизма действия законов общественного развития). Речь идет о высоком уровне экономического, нравственного и политического сознания людей; трудовой и исполнительской активности населения, дисциплине, настойчивости и инициативе, творческом подходе к делу, воле, стремлении изменить ситуацию к лучшему, осознании пагубности разрушительных технологий и необходимости перехода к технологиям созидания. Особое значение приобретает наукоемкость технологии, связанная с интеллектуализацией труда, ростом интеллектуальной собственности.

Поэтому, рассматривая происходящие в современном обществе изменения, многие ученые (Э.А. Араб-Оглы, Г.Н. Волков, В.П. Марахов и др.) большое внимание уделяют анализу процесса превращения науки в один из ведущих факторов изменения трудовых функций человека, в непосредственную, производительную силу общества. И действительно, наука выступает как самостоятельный тип труда, приобретающий все более массовый характер. В самой общей форме эту тенденцию можно охарактеризовать как растущую технологизацию знаний и интеллектуализацию общественного труда. Производство и применение постоянно обновляющихся знаний становятся важнейшим фактором устойчивого развития всех сфер общественной жизни.

Необходимы новые производственно-экономические, социально-политические условия для обеспечения гармонического развития технологических отношений. Поэтому неизбежно усиление роли человека как субъекта выработки научно обоснованных технологий социальной деятельности.

3. Следовательно, вопрос технологизации управленческой деятельности не менее актуален, чем проблема проектирования и внедрения новых технологий в материальное производство. Как невозможна высокая производительность труда без современных технологий, так и немыслима успешная реализация концепции устойчивого развития без социально-технологического обеспечения. Технология социальной деятельности должна проектироваться и внедряться на основе применения научных методов на базе социального творчества людей.

Значение технологии заключается прежде всего в том, что она делает человеческую деятельность более рациональной, включая в нее только те процессы и операции, которые необходимы для достижения поставленной цели.

Первым признаком технологизации является разграничение, разделение, расчленение данного процесса, деятельности на внутренние взаимосвязанные этапы, фазы, операции. Смысл указанной процедуры заключается в точном определении требований, предъявленных к субъекту, действующему по данной технологии; в обеспечении нормативной (или близкой к оптимальной) меры развития процесса. Чем точнее степень соответствия описания процесса его объективной логике, тем реальнее возможность достижения высокого эффекта деятельности. В силу этого жизнеспособными становятся те технологии, которые учитывают требования объективных законов и на этой основе ориентируют социальный субъект на целесообразные действия, на оптимальные решения с учетом достижений науки, сочетания традиционного и инновационного опыта.

Задача технологизации — не только полнее влиять на природные и социальные процессы, но и способствовать их преобразованию в соответствии с целями общества, класса, организации и т.д.

Второй признак любой технологии — поэтапность действий, направленных на достижение искомого результата. Последовательность и порядок исполнения действий должны базироваться на внутренней логике функционирования и развития данного процесса. Однако реализация указанного признака технологии отнюдь не означает, что субъект будет "скован" установленной последовательностью. У него всегда остается возможность "вмешаться" в объективный ход процессов, изменить их порядок, установить ту или иную последовательность и темп процедур и операций в зависимости от изменяющихся обстоятельств

Некоторые современные технологии (например, в производстве кристаллов) позволяют в течение нескольких дней или часов получить материалы, которые природа создавала годами и столетиями. Аналогичными возможностями в неменьшей степени обладают социальные технологии, которые позволяют "сжать" социальное время. Появление технологии — наглядный пример умения личности диалектически сочетать объективное и субъективное в достижении могущества человека, овладевшего законами природы и общественного развития.

И наконец, третий, довольно существенный признак. Каждая технология предусматривает однозначность выполнения включенных в нее процедур и операций. Это решающее, непременное условие достижения результатов, адекватных поставленной цели. Чем значительнее отклонения в действиях субъекта от параметров, предписанных технологией, тем реальнее опасность деформировать весь процесс и получить результат, не соответствующий ожидаемому. Для технологии социальной деятельности возможен гораздо больший диапазон отклонений, чем для технологий производственных, но и в первом, и во втором случаях отклонения возможны только до определенных границ, за которыми вместо творчества начинается уже субъективизм, приводящий к снижению эффективности управления.

[1] Стефанов Н. Общественные науки и использование технологии. М.: Мысль. 1976. С. 182.

[2] Тарасенко Н.Ф. Природа, технология, культура. Киев, 1985.

[3] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 383.

[4] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 493.

[5] Там же. С. 383.

[6] Марков М. Технологизация и эффективность социального управления. М.: Мысль, 1982. С. 57-58.

[7] Афанасьев В.Г. Общество: системность, познание, управление. М.: Политиздат 1983. С. 369.

[8] Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность//Проблемы деятельности в психологии. 1975. № 9. С. 106.

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com