Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 4. ПОВТОРИТЕЛЬНЫЕ УПРАЖНЕНИЯ ПО ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ СТИЛИСТИКЕ

121. Произведите полный стилистический анализ рассказа И.А. Бунина, придерживаясь следующего плана: лексико-фразеологические особенности; грамматические черты; тема; цель высказывания; форма речи; общий вывод о функционально-стилевой принадлежности текста.

НА ХУТОРЕ

Долго-долго догорала заря бледным румянцем. Неуловимый свет и неуловимый сумрак мешались над равнинами хлебов. Темнело и в деревне, - одни оконца изб на выгоне еще отсвечивали медным блеском. Вечер был молчалив и спокоен. Загнали скотину, пришли с работ, поужинали на камнях перед избами и затихли... Не играли песен, не кричали ребятишки...

Все задумалось вечерней думой, - задумался и Капитон Иваныч, сидя у поднятого окна.

Усадьба его стояла на горе; мелкорослый сад, состоявший из акаций и сирени, заглохший в лопухах и чернобыльнике, шел вниз, к лощине. Из окна, через кусты, было далеко видно.

Поле молчало, лежало в бледной темноте. Воздух был сухой и теплый. Звезды в небе трепетали скромно и таинственно. И одни только кузнечики неутомимо стрекотали под окнами в чернобыльнике, да в степи отчетливо выкрикивал «пать-паль-вать» перепел.

Капитон Иваныч был один - как всегда.

Ему словно на роду было написано всю жизнь прожить одиноко. Мать и отец его, очень бедные, мелкопоместные дворяне, проживавшие у князей Ногайских, умерли, когда ему было меньше году от рождения. Детство и отрочество он провел в доме сумасшедшей тетки, старой девы, и в школе кантонистов. В юности он писал песни, подражая Дельвигу и Кольцову, называл ее в своих стансах Валентиной - на деле ее звали Анютой и была она дочь чиновника, служившего в комиссариате, - но взаимности не имел.

Имя у него было «как у дворецкого», наружность не обращающая на себя внимания; смуглый, худощавый и высокий, он похож был, по отзывам приятелей, на семинариста даже тогда, когда, по протекции князя (недаром говорили, что князь - отец Капитона Ивановича), добился офицерского чина. Тут ему досталось именьице от тетки, и он вышел в отставку. Он еще воображал себя порою то героем из какого-нибудь романа Марлинского, то даже Печориным, стригся по новейшей моде - «а-ля полька»... Но ничего не вышло из этого. «Валентина» поехала гостить к подруге и вышла замуж. А он «до гробовой доски» запер стихи в шифоньерке.

Он стал хозяйствовать; думал служить в только что открывшемся земстве, но и в земстве ему не повезло: предводитель, закусывая однажды в буфете дворянского собрания, сказал, что Капитон Иваныч «добряк, но фантазер... старый фантазер... отживающий свое время тип...». Капитон Иваныч перезнакомился с соседями мелкопоместными и увлекся охотой, приобретя себе незаменимого друга в легавой Джальме. И дни пошли за днями и стали слагаться в годы... Он стал настоящим мелкопоместным, носил «тужурку» и длинные черные усы; забыл даже думать о своей наружности и, вероятно, не знал, что его смуглое, немного рябое лицо очень привлекательно своей спокойной добротою...

Нынче он грустил. Утром зашла богомолка Агафья, бывшая дворовая Капитона Иваныча, и, между прочим, сказала:

- А помните, сударь, Анну Григорьевну?

- Помню, - сказал Капитон Иваныч.

— Умерла-с. Великим постом схоронили.

Целый день потом Капитон Иваныч неопределенно улыбался. А вечером... Вечер настал такой тихий и грустный!

Капитон Иваныч не стал ужинать, не лег спать рано, как ложился обыкновенно. Он свернул толстую папиросу из черного крепкого табаку и все сидел у окна, поджав под себя одну ногу.

Ему хотелось куда-то пойти. Как человек, привыкший все спокойно обдумывать, он спрашивал себя: «куда?» Разве перепелов ловить? Но заря уже прошла, да и идти не с кем. Семен нынче в ночном. Да и что перепела!

Он вздыхал и почесывал свой давно не бритый подбородок.

Как, в сущности, коротка и бедна человеческая жизнь! Давно ли был он мальчиком, юношей? Школа кантонистов - хорошо, что теперь их нет более! - холод, голод, поездки к тетке... Вот был человек! Он отлично помнил ее, старую худую деву с растрепанными, сухими черными волосами, с безумными глазами, - говорили, от несчастной любви сошла с ума, - помнил, как она, по старой институтской привычке, твердила наизусть французские басни, закатывая глаза и делая блаженную, важную физиономию: помнил и «Полонез Огинского»... Страстно и необычно звучал он, потому что с безумной страстью играла его старая дева... Ах, этот полонез! И она играла его...

Звезды в небе светят так скромно и загадочно; сухо трещат кузнечики, и убаюкивает и волнует этот шепот-треск... В зале стоят старинные фортепианы. Там открыты окна... Если бы туда вошла теперь она, легкая, как привидение, и заиграла, тронула старые звонко-отзывчивые клавиши! А потом они вышли бы из дома и пошли рядом полевой дорогою, между ржами, прямо туда, где далеко-далеко брезжит свет запада...

Капитон Иваныч поймал себя и усмехнулся.

- Расфа-нта-зировался... - протянул он вслух.

Трещали кузнечики в тихом вечернем воздухе, и из сада пахло лопухами, бледной, высокой «зарей» и крапивой. И этот запах напоминал - вечера, когда он приезжал домой, из города, и сладко было ему думать о ней, обманывать себя надеждами на счастье.

Ни одного огонька не светилось на деревне, когда он поднимался в гору. Все спало под открытым звездным небом. Темны и теплы были апрельские ночи; мягко благоухали сады черемухой, лягушки заводили в прудах дремотную, чуть звенящую музыку, которая так идет к ранней весне... И долго не спалось ему тогда на соломе, в садовом шалаше! По часам следил он за каждым огоньком, что мерцал и пропадал в мутно-молочном тумане дальних лощин; если оттуда с забытого пруда долетал иногда крик цапли - таинственным казался этот крик и таинственно стояла темнота в аллеях... А когда перед зарею, охваченный сочной свежестью сада, он открывал глаза - сквозь полураскрытую крышу шалаша на него глядели целомудренные предутренние звезды...

Капитон Иваныч встал и пошел по дому. Шаги его отдавались по комнатам, полы кое-где гнулись и скрипели.

«Восемьдесят лет домику! - думал Капитон Иваныч. - Вот осенью надо звать плотников, а то холод зимою будет ужасный!»

Шагая по зале, он чувствовал себя как-то неловко. Высокий, худой, немного сгорбленный, в длинных старых сапогах и расстегнутой тужурке, из-под которой виднелась ситцевая косоворотка, он бродил по зале и, поднимая брови, покачивая головою, напевал «Полонез». Он чувствовал, что он сам следит за своею походкою и фигурою, представляет себя как другого человека, шагающего в полусвете старинной залы, человека, который бродит один-одинешенек, которому грустно и которого ему до боли жаль... Он взял картуз и вышел из дому.

На дворе было светлее. Свет зари, погасающей за деревней, еще слабо разливался по двору.

- Михаила! - тихонько позвал Капитон Иваныч старого пастуха. Никто не откликнулся. Михаила ушел «ко двору, рубаху сменить».

Стараясь придумать себе дело, он направился по двору к варку: накосил ли Митька травы коровам? Но, думая совсем о другом, Капитон Иваныч только постоял у варка.

- Митька! - позвал он.

Опять никто не отозвался. Только за воротами тяжело-тяжело вздохнула корова и завозились и затрепыхали крыльями на насесте куры.

«Да и на что они мне нужны?» - подумал Капитон Иваныч и не спеша пошел за каретный сарай, туда, где начинались на косогоре ржи. Шурша, пробрался он по глухой крапиве на бугор, закурил и сел.

Широкая равнина лежала внизу в бледной темноте. С косогора была далеко видна молчаливо утонувшая в сумраке окрестность.

«Сижу, как сыч на бугре, - подумал Капитон Иваныч. - Вот, скажет народ, делать нечего старику!»

«А ведь правда - старик я, - продолжал он размышлять. - Умирать скоро... Вот и Анна Григорьевна померла... Где же это все девалося, все прежнее?»

Он долго смотрел в далекое поле, долго прислушивался к вечерней тишине...

- Как же это так? - сказал он вслух. - Будет все по-прежнему, будет садиться солнце, будут мужики с перевернутыми сохами ехать с поля... будут зори в рабочую пору, а я ничего этого не увижу, да не только не увижу - меня совсем не будет! И хоть тысяча лет пройдет - я никогда не появлюсь на свете, никогда не приду и не сяду на этом бугре! Где же я буду?

Сгорбившись, закрывши глаза и потягивая левою рукой черный, седеющий ус, он сидел, покачивался...

Сколько лет представлялось, что вот там-то, впереди, будет что-то значительное, главное... Был когда-то мальчиком, был молод... Потом... в жаркий день на выборы на дрожках ехал по большой дороге! - И Капитон Иваныч сам усмехнулся на такой скачок своих мыслей...

Но и это уже давно было. И вот доходишь до такой поры, в которой, говорят, все кончается; семьдесят, восемьдесят лет... а дальше уже и считать не принято! Что же наконец, долга или коротка жизнь?

«Долга! - подумал Капитон Иваныч. - Да, все-таки долга!»

В темном небе вспыхнула и прокатилась звезда. Он поднял кверху старческие грустные глаза и долго смотрел в небо. И от этой глубины, мягкой темноты звездной бесконечности ему стало легче. «Ну, так что же! Тихо прожил, тихо и умру, как в свое время высохнет и свалится лист вот с этого кустика...» Очертания полей едва-едва обозначались теперь в ночном сумраке. Сумрак стал гуще, и звезды, казалось, сияли выше. Отчетливее слышался редкий крик перепелов. Свежее пахло травою... Он легко, свободно вздохнул полной грудью. Как живо чувствовал он свое кровное родство с этой безмолвной природой!

122. Проанализируйте лексические, морфологические и синтаксические особенности данного отрывка и докажите его стилевую отнесенность.

Однако в отдельных случаях нам оказывается известной не только этимология новых слов, но и их создатели. Так, например, автором слова утопия был английский ученый-гуманист XV ? XVI века Томас Мор, слово фауна было создано шведским естествоиспытателем XVIII века К. Линнеем, слово лилипут в начале XVIII века придумал английский писатель Дж. Свифт. Украинский ученый XVI ? XVII века М.Г. Смотрицкий явился создателем слова деепричастие. Вот еще небольшой перечень новых слов и их авторов: вандализм (А. Грегуар), газ (Я. Гельмонт), промышленность (Н.М. Карамзин), заумь (А. Крученых), оэкранить (И. Северянин).

Выше мы уже видели, что много новых слов и терминов в русском языке создал М.В. Ломоносов. Некоторые из новых слов (в частности, у Ломоносова) представляют собой кальки. Иногда этимология неологизмов прозрачна (заумь, оэкранить), хотя значение могло в той или иной степени измениться...

123. Сопоставьте данные ниже тексты; укажите их лексические, фразеологические, морфологические и синтаксические различия; определите экстралингвистические факторы, обусловившие характер отбора и организации языковых средств в каждом тексте.

I . а) Солнце любимое, солнце осеннее!
Не кручинься над лесом пустующим:
Горе горькое радости тленнее,
Не горюй же над миром горюющим!
Не одно ты в просторах темнеющих
Заблудилось и мчишься пустынями:
За тобой на лугах зеленеющих
Люди мчатся за веснами синими.

б) Солнце для человека - и источник тяжких испытаний, и бесценный дар. На широте Ашхабада на каждый квадратный метр земли в сутки приходится 7 - 8 тыс. ккал. солнечного тепла или втрое больше, чем на широте Москвы. Такого количества тепла достаточно, чтобы испарить трехметровый слой воды, вызвать смертельные ожоги на коже человека, солнечный удар - перегрев всего организма.

Но без солнечного тепла невозможна жизнь. Жгучее солнце в Средней Азии может быть и благом: здесь очень короткий солнечный сезон. Солнце позволяет высушить виноград, абрикосы, персики, дыни, получить сухой изюм, урюк и курагу, сушеную дыню. Но это все пассивные способы пользования солнечным теплом. Наука работает, и небезуспешно, над использованием солнечных лучей для тепловых электростанций.

На очереди прямое превращение солнечного тепла в электроэнергию, космическая гелиотехника уже пользуется этим, но для промышленности и населения городов это еще дорого. Техническая сторона задачи известна, но к.п.д. термоэлектрогенератора еще низкий, и потому "желтый" уголь пока остается резервным топливом.

в) Солнце - центр, тело Солнечной системы, раскаленный плазменный шар, типичная звезда-карлик спектр, класса G 2; масса М 0 = 2 ? 10 30 кг, радиус R 0 = 696 т. км 3 , ср. плотн. 1,41 ? 10 3 кг/м 3 , светимость L 0 = 3,83 ? 10 кВт, эффективная тем- pa поверхности (фотосферы) 5770°К.

Период вращения (синодич.) изменяется от 27 сут. на экваторе до 32 сут. у полюсов, ускорение свободного падения 274 м/с 2 . Хим. состав, определенный из анализа солнечного спектра: водород - ок. 90%, гелий - 10%, остальные элементы - менее 0,1 % (по числу атомов). Источник солнечной энергии - ядерные превращения водорода в гелий в центр, области С., где темп- pa превышает 10млн.°К... Энергия из недр переносится излучением, а затем во внешнем слое толщиной ок. 0,2 R 0 - конвекцией.

П. а) Ока

Паустовский назвал ее самой русской рекой. Тихо, неторопливо собирает Ока воду серединной России и несет Волге. В большинстве мест река эта служит границей леса и степи. По одну сторону - жаркое хлебное поле, по другую - грибные чащи, луга, мещерские топи и мшары. По этой линии Русь столетиями держала оборону против воинственных степняков и хоронилась от них в лесах. На этой серебряной нитке нанизаны бусины древних селений, среди которых выделяются ныне Калуга, Кашира, Таруса, Коломна, Рязань, Касимов, Муром. 13 каждом названии - седина времени.

Множеству поколений служила река. Легко представить на ней долбленые лодки наших далеких предков - рыбаков и охотников. Легко представить на Оке паруса торговых гостей, приходивших с Камы, с Волги, с берегов Каспия. Сегодня нам служат пути асфальтовые, рельсовые и воздушные, однако судоходная наша Ока не уменьшилась. Идут по реке грузы, пробегает множество лодок, катеров, теплоходов.

Особо надо сказать о красоте этой тихой, неторопливой реки, Ока хороша во все времена года. Но особая радость - увидеть Оку в октябре, когда в леса на ее берегах приходит прощальная желтизна. В тихий погожий день, выйдя на кручу, замираешь, плененный серебристым изгибом воды, отражением в ней озябших деревьев, дымкой заокских далей, игрою солнца в стеклах бегущего белоснежного катера... Стихает моторный шум, и ты вдруг слышишь верещание синиц в приокском овраге, суету дроздов на рябине, видишь, как на тот берег, отражаясь в воде, полетели сороки...

Хорошо побывать в гостях у Оки!

б) Ока - река, протекающая по территории России, наиболее крупный правый приток Волги. Длина 1500 км, площадь бассейна 245 тыс. км 2 . Основные притоки: Угра, Москва, Клязьма (слева), Мокша (справа).

Судоходна от г. Чекалин. Главные города: Орел, Калуга, Серпухов, Коломна Рязань, Муром, Нижний Новгород (в устье).

в) Родина Есенина - село Константинове (теперь Есенино) находилось недалеко за Окой.

В той стороне всегда садилось солнце. И мне с тех пор поэзия Есенина кажется наилучшим выражением широких закатов за Окой и сумерек в сырых лугах, когда на них ложится не то туман, не то синеватый дымок с лесных гарей.

В этих, как будто безлюдных, лугах было и у меня много всяких случаев и неожиданных встреч.

Однажды я ловил рыбу на небольшом озере с высокими, крутыми берегами, заросшими цепкой ежевикой. Озеро обступили старые ивы и осокори. Поэтому на нем всегда было безветренно и сумрачно, даже в солнечный день.

Сидел я у самой воды, в таких крепких зарослях, что сверху меня совершенно не было видно. По краю берега цвели желтые ирисы, а дальше в иловатой, но глубокой воде все время струились со дна пузырьки воздуха, - должно быть, караси копались в иле, отыскивая пищу...

Солнце уже садилось за Окой, за селом Есенином, и освещало косым красноватым светом тянувшиеся стеной на востоке леса.

г) - Ну и повезло мне этим летом! У родителей отпуск был в августе, и мы все вместе махнули к бабушке. Ее деревенька недалеко от Рязани находится.

- Ну и что ты делал там целый месяц?

- Этот месяц пролетел так, что я даже оглянуться не успел! Что делали? Грибы в лесу собирали, ягоды. В огороде бабушкином помогали. А рыбалка, честное слово, потрясающая! Сроду такой не видел. Жду не дождусь следующего лета, а там - снова на Оку...

124. Прочитайте отрывок из книги "Юности честное зерцало". В чем специфика данного текста? Каковы его основные языковые особенности?

Когда прилунится тебе с другими за столом сидеть, то содержи себя в порядке по сему правилу:

В-первых, обрежь себе ногти, да не явится, якобы оныя бархатом обшиты. Умой руки и сяди благочинно, сяди прямо и не хватай первый в блюдо, не жри как свинья и не дуй в ушное, чтобы везде брызгало, не сопи егда яси. Первый не пей, будь воздержан и бегай пьянства; пей и яждь, сколько тебе потребно, в блюде будь последний. Когда что тебе предложат, то возьми часть из того, прочее отдай другому и возблагодари его. Руки твои да не лежат долго на тарелке, ногами везде не мотай, когда тебе пить, не утирай (рта) губ рукою, но полотенцем и не пей, пока еще питци не проглотил. Не облизывай перстов и не грызи костей, но обрежь ножом. Зубов ножом не чисти, но зубочисткою, и одной рукою прикрой рот, когда зубы чистишь; хлеба приложа к грудям не режь, ешь, что пред тобою лежит, а инде не хватай. Ежели перед кого положить хочешь, не примай перстами, как некоторые народы ныне обыкли, над ествою не чавкай, как свинья, а головы не чеши; не проглотя куска, не говори, ибо так делают крестьяне. Часто чихать, сморкать и кашлять непригоже. Когда яси яйцо, отрежь напредь хлеба и смотри, чтоб притом не вытекло, и яждь скоро. Яичной скорлупы не разбивай, и пока яси яйцо, не пей, между тем не замарай скатерти, и не облизывай перстов, около своей тарелки не делай забора из костей, корок, хлеба и прочего. Когда перестанешь ясти, возблагодари бога, умой руки и лицо и выполощи рот...

125. Подберите принадлежащие к разным функциональным стилям тексты, максимально отражающие особенности того или иного стиля. Произведите их полный стилистический анализ по плану, данному в предыдущем задании. Отметьте в текстах стилистически маркированные единицы и определите характер их окрашенности.

126. Составьте на одну и ту же тему тексты, максимально характеризующиеся признаками того или иного стиля.

Примерная тематика: 1. Страна, республика, город, деревня. 2. Научные открытия. 3. Профессия (учитель, рабочий, писатель, художник, врач и т.д.). 4. Дружба, друг. 5. Природа (лес, степь, горы, море и т.д.); наводнение, пожар, шторм, дождь и т.д. 6. Времена года. 7. Животный мир. 8. Происшествия.

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com