Перечень учебников

Учебники онлайн

"Федеральная программа книгоиздания России"

VIII. Особенности звучащей речи

8.1. Интонация — отличительный признак устной речи

В устной звучащей речи используются разнообразные средства, которые ее обогащают, делают выразительной, эмоциональной, усиливают ее воздействие на слушателей.

Что же это за средства? Что они собой представляют?

Известный русский лингвист А.Б. Шапиро характеризует их таким образом:

...В устной речи мы делаем много таких пауз, повышений и понижений тона, замедлений и убыстрений темпа речи, изменений тембра голоса и т. п., которые никогда не отмечаются и не могут отмечаться в письменном тексте уже по одному тому, что дня этого потребовалось бы огромное количество разнообразных знаков, — наверное, не меньше, а возможно и больше, чем их требуется для музыкальных текстов (ср.: диезы, бемоли, синкопы и т. п.).

Автор цитаты, называя тон, темп, тембр голоса, имеет в виду интонацию, которая играет значительную роль в устой речи.

Интонация передает смысловые и эмоциональные различия высказываний, отражает состояние и настроение говорящих, их отношение к предмету беседы или друг к другу.

Передавая интонацию речи героев, писатель раскрывает их внутреннее состояние, их переживания: чувство вины Степана Аркадьевича (жалким голосом, с дрожанием голоса); обиду, отчаяние его жены (с болью и злобой). Душевное напряжение обманутой

По интонации героев произведения читатель понимает, в каком состоянии они находятся, какие чувства охватили их.

Интонация отличает устную речь от письменной, делает ее богаче, выразительнее, придает ей неповторимый, индивидуальный характер.

Однако этим не исчерпывается назначение интонации. Она выполняет и синтаксическую функцию: указывает конец фразы, ее законченность или незаконченность, то, к какому типу относится предложение, содержит ли оно вопрос, восклицание или повествование. В письменной речи о синтаксической роли интонации читатель узнает по знакам препинания.

Интонация — сложное явление. Она включает в себя четыре акустических компонента: тон голоса, интенсивность или силу звучания, темп речи и тембр голоса. Что же собой представляют слагаемые интонации?

Но прежде вспомним, что звук как акустическая единица также заключает в себе признаки высоты, силы, тембра и длительности. Высота звука — количество колебаний голосовых связок. Оно измеряется в герцах в секунду: чем больше герц в секунду, тем выше звук. Сила звука, его интенсивность зависят от амплитуды колебаний голосовых связок и измеряются в децибелах. Тембр — совокупность основного тона и обертонов. Обертоны (разкочастотные колебания частиц воздуха) образуются в ротовой полости. Их различие зависит от формы и объема рта, меняющихся во время артикуляции звуков. Длительность звука определяется количеством времени, необходимого для произнесения звука.

Следует подчеркнуть, что звуки и интонация состоят из одних и тех же акустических компонентов. Это объясняется тем, что образование звуков и интонации — единый артикуляционно-акустический процесс.

Прежде чем охарактеризовать слагаемые интонации, обратимся к истории ее изучения.

8.2. Из истории исследования интонации

Интонация присуща речи с начала ее зарождения.

А вот на вопрос, когда на нее обратили внимание, когда она стала объектом научного изучения и почему, ответить без знания истории науки трудно.

Интонация прежде всего заинтересовала теоретиков ораторского искусства еще в античные времена. Оратор должен уметь говорить четко, ясно, чтобы все понимали, о чем он ведет речь. Кроме того, оратор должен воздействовать не только на разум, но и на чувства слушателей, уметь завоевать их симпатию, склонить на свою сторону, вызвать нужную ему реакцию, Ему необходимо знать, как это сделать, какие средства звучащей речи надо для этого использовать. Вот почему ораторы Древней Греции и Древнего Рима, закладывая основы ораторского искусства, писали и об интонации.

В их трудах, дошедших до нас, описана речевая мелодия, определено ее отличие от музыкальной, охарактеризованы ритм, темп, паузы, говорится о важности разделения потока речи на смысловые части. Можно действительно сказать, что интонацией стали интересоваться со времен легендарного Ромула, основавшего Рим.

Проблема интонации привлекала внимание теоретиков публичной речи и в средние века. Но для нас больший интерес представляют работы, появившиеся в XVIII в. Именно в это время формулируются основные теоретические положения ораторского искусства, которые остаются актуальными и в наши дни. Одним из таких теоретиков был М.В. Ломоносов, Часть четвертая его “Краткого руководства к риторике” называется “О произношении”. Здесь он пишет о том, что произношение “имеет великую силу”, поэтому “кто подлинный ритор быть желает, тот в приличном слову произношении должен часто упражняться и наблюдать следующие правила”.

В XVII-XIX вв. с развитием театрального искусства интонацию начинают рассматривать как важный элемент сценической речи. Для актера, как и для оратора, звучащая речь — основное средство передачи мыслей, чувств, средство воздействия на зрителей, поэтому актер должен уметь использовать все возможности языка, знать его законы.

Специалисты по выразительному чтению, актерскому мастерству” сравнивая сценическую речь с обыденной, определили особенности ее интонации. На примере анализа художественного произведения они показали, какую функцию выполняет интонация, каковы ее составляющие, с какой интонацией следует читать то или иное произведение.

Особое внимание уделялось связи пунктуации с характером произношения текста, подчеркивалось, что знаки препинания определяют место пауз и их длительность, указывают границы речевых отрезков, требуют повышения или понижения тона. Уже в то время правильно определили зависимость интенсивности произношения от логического ударения, от порядка слов в предложении, от того, к какой части речи принадлежит слово, каким членом предложения является и какое место в нем занимает.

Теоретические высказывания о характере русской интонации и советы по практическому ее использованию в сценической речи обобщил и развил дальше выдающийся режиссер, актер, педагог, теоретик театрального искусства Константин Сергеевич Станиславский (1863-1938). В сочинениях “Работа актера над собой”, “Работа актера над ролью”, “Моя жизнь в искусстве” он неоднократно обращается к вопросу о звучащей речи, высказывает ряд интересных суждений и всегда облекает их в живую, красочную, увлекательную форму. Читать его сочинения — одно удовольствие. Многое иначе начинаешь воспринимать и понимать.

Проводя эксперименты со своим голосом, следя за его изменениями в результате специальных упражнений, внимательно прислушиваясь к интонации драматических и оперных актеров, беседуя с мастерами сцены об их работе над голосом, Станиславский пришел к выводу: характер интонации, окраска голоса зависят от звучания как гласных, так и согласных. Он любил повторять фразу: “Гласные — река, согласные — берега”. Пение с рыхлыми согласными, по образному выражению Станиславского, уподобляется реке без берегов, превратившейся в разлив с болотом, с топью, в которых вязнут и тонут слова.

Разрабатывая теорию интонации, он стремится осмыслить роль и функцию согласных в звучащей речи, их отличительные физиологические и акустические особенности.

По глубокому убеждению Станиславского, чтобы овладеть в совершенстве интонацией, необходимо знать, при каком положении рта, губ, языка образуются те или иные звуки, т. е. знать устройство речевого аппарата, его резонаторов. И не только знать его устройство, ко и четко представлять, какой оттенок приобретает звук в зависимости от того, в какой полости он резонирует, куда направлен. Например, специалисты по вокалу считают, что звук, который “кладется на зубы” или посылается “в кость”, т. е, в череп, приобретает металл и силу; звуки, которые попадают в мягкие части неба или в голосовую щель, резонируют, как в вате.

А губы? Насколько важна для образования звуков хорошо развитая их артикуляция? Вот какой, по словам Станиславского, она бывает у натренированного артиста:

...Я внимательно следил за его губами. Они напоминали мне тщательно пришлифованные клапаны духового музыкального инструмента. При их открытии или закрытии воздух не просачивается в щели. Благодаря этой математической точности звук получает исключительную четкость и чистоту. В таком совершенном речевом аппарате <...> артикуляция губ производится с невероятной легкостью, быстротой и точностью.

Затем Станиславский сравнивает увиденное с артикуляцией своих губ:

У меня не то. Как клапаны дешевого инструмента плохой фабрики, мои губы недостаточно плотно сжимаются. Они пропускают воздух, они отскакивают, у них плохая пришлифовка. Благодаря этому согласные не получают необходимой четкости и чистоты.

Заканчивается рассуждение о роли артикуляции губ словами:

Когда вы это поймете так же, как теперь понял это я, вы сами сознательно захотите заняться и развить артикуляцию губного аппарата, языка и всех тех частей, которые четко вытачивают и оформляют согласные.

Был у К.С. Станиславского и свой взгляд на происхождение звуков, слогов, слов. Он считал, что они не придуманы человеком, а появились естественным путем, “подсказаны нашим инстинктом, побуждениями, самой природой, временем и местом, самой жизнью”.

Отсюда следует вывод:

У всех звуков, из которых складывается слово, своя душа, своя природа, свое содержание, которые должен почувствовать говорящий. Если же слово не связано с жизнью и произносится формально, механически вяло, бездушно, пусто, то оно подобно трупу, в котором не бьется пульс. Живое слово насыщено изнутри. Оно имеет свое определенное лицо и должно оставаться таким, каким создала его природа.

И вот эту душу слов, из которых складываются фразы, формируется текст, его внутреннее содержание, смысл, говорящий должен уметь раскрыть, передать другим, используя все богатство интонации, ее мелодию.

Однако не у каждого человека бывает сильный, гибкий, с большим диапазоном голос. Он может быть хриплым, гнусавым, очень слабым, блеклым, невыразительным. Станиславский предупреждает, что некоторые недостатки вокала неисправимы, таково их природное свойство или результат болезни голоса. Но чаще всего голосовые изъяны можно устранить с помощью правильной постановки звука, а при болезни — с помощью лечения. В любом случае надо использовать все средства, чтобы быть всегда “в голосе”, т. е. “чувствовать, что можешь управлять своим звуком, что он повинуется тебе, что он звучно и сильно передает все малейшие детали, переливы, оттенки творчества”.

“Как же этого добиться?” — спросите вы. Ведь вам тоже это нужно знать. Особенно если вы мечтаете служить искусству, быть актером или станете ученым; да кем бы вы ни стали — политиком, бизнесменом, врачом, учителем, юристом, священником, — следует научиться владеть и управлять своим голосом.

Об обучении культуре и технике речи имеется специальная литература, доступная каждому, кто осознал важность и необходимость таких занятий. Заметим только, что Станиславский, приступив к занятиям по исправлению своей речи, дал обет: “Буду все время, постоянно следить за собой и за постановкой голоса! Превращу жизнь в сплошной урок! Таким путем я разучусь говорить неправильно”. Не следует ли и вам прислушаться к этим словам?

В конце XIX в. исследованием интонации стали заниматься лингвисты. Это не значит, что раньше в их трудах не говорилось об интонации. О ней писали, например, в учебных пособиях. Однако в них давалась только общая характеристика интонации без соответствующего анализа. Для примера обратимся к “Российской грамматике” М.В. Ломоносова, изданной в 1755 г.

Насколько большое значение придавал ее автор интонации, говорит то, что начал он с главы под названием “О голосе”. В ней Ломоносов прежде всего пишет о великом даре, которым природа наделила человека, — о слухе и голосе. Ломоносов удивляется тому, сколько разнообразных “идей” воспринимается зрением, “но едва ли меньше дивиться должно несчетному их множеству, посредством слуха приемлемому”. Так формулирует Михаил Васильевич мысль о бесконечных возможностях интонации, ее богатстве и разнообразии.

Далее речь идет о компонентах интонации. Хотя терминология автора отличается от современной, но по описанию понятно, что он различает тон (“возвышение и опущение” голоса), темп (“протяжение долготою и краткостию”), интенсивность звучания (“напряжение громкостию и тихостию”).

Любопытно высказывание ученого о тембре голоса, который, по его мнению, не зависит от повышения, напряжения и протяжения:

Такие изменения примечаем в сиповатом, звонком, тупом и в других голосах разных. Отмена их коль многочисленна, из того видеть можем, что из великого множества знакомых людей каждого узнаем по голосу, в лице не видя.

Основы научного подхода к изучению интонации в отечественном языкознании были заложены Василием Алексеевичем Богородицким (1857—1941), который создал первую в России экспериментальную фонетическую лабораторию, Александром Матвеевичем Пешковским (1878-1933), Львом Владимировичем Щербой (1880-1944), возглавлявшим ленинградскую фонологическую школу. Первоначально интонация интересовала ученых как акустическое средство оформления предложений, т. е. ее синтаксический аспект. Лингвисты достаточно подробно описали интонацию вопросительных, восклицательных, побудительных, повествовательных предложений, исследовали и показали, как интонация оформляет высказывание, помогает различать его части с учетом их значимости.

С середины XX в. стали уточнять структуру интонации, выделять ее компоненты. В этом вопросе мнения исследователей разошлись. В одной из работ по интонации приводится частотный список ее элементов, выделенных авторами 85 исследований, опубликованных в XIX-XX вв. Большинство авторов к интонации относят мелодию (83), темп (71), силу или интенсивность звучания (55). Затем идут пауза (47), тембр (45), ударение (27), ритм (17), диапазон (3). Как видим, некоторые из исследователей в состав интонации включают па-Узу, ударение, выделяют как ее составную часть ритм, диапазон голоса.

Ученые давно установили, что интонация выполняет три основные функции: семантическую, синтаксическую и стилистическую. В последние два

десятилетия возрос интерес к изучению стилистической функции интонации, ее роли в формировании текста.

Поскольку любой текст произносится в определенном стиле (официально-деловом, научном, публицистическом, обиходно-разговорном), принадлежит к какому-то жанру, лингвисты выясняют, как изменяется интонация соответственно стилю и жанру. Привлекает исследователей и роль интонации в художественных произведениях, в которых она служит изобразительным средством, помогает раскрыть характер персонажей,

В работах стилистического характера особое внимание уделяется интеллектуальному значению интонации, поскольку она позволяет говорящему выделить в высказывании то, что является наиболее важным в момент речи.

Помимо интеллектуального, интонация имеет и волюнтативное (лат voluntas — “воля”) значение, когда она выражает волевые действия: приказ, запрещение, просьбу, предупреждение, предостережение, угрозу, повеление, мольбу, упрек, разрешение, поучение, протест, увещевание, согласие, понукание, рекомендацию, уговор. В связи с этим выделяются три коммуникативных типа воздействия на волю и поступки слушателей: 1) обвязывание или побуждение (приказ, требование, просьба); 2) повеление прекратить (запрещение, угроза, упрек); 3) убеждение (предложение, совет, инструкция). Следовательно, интонацию рассматривают и с точки зрения ее воздействия на слушателя,

Исследование интонации в настоящее время ведется на высоком научном уровне с использованием новейших достижений техники, в том числе и ЭВМ.

Результаты исследования интонации используются при обучении родному и иностранному языкам, диагностике некоторых заболеваний, а также когда необходимо установить, кому принадлежит голос, записанный на магнитную ленту или на какой-либо из записывающих аппаратов, — иными словами, по интонации устанавливается идентификация личности, а также эмоциональное состояние человека во время записи речи.

8.3. Акустические компоненты интонации

Теперь рассмотрим акустические компоненты интонации. Начнем с тона.

Термин тон восходит к греческому слову tonos (буквально “натянутая веревка, натяжение, напряжение”). Используется этот термин в разных науках. В физике он означает “звук, порождаемый периодическим колебанием воздуха”; в музыке — “музыкальный звук определенной высоты”; в живописи — “оттенок цвета или светотени”; в медицине — “звук работающего сердца, его клапанов”.

Слово это употребляется в устойчивых сочетаниях: задавать тон — “показывать пример, влиять собственным поступком, поведением”, попадать в тон — “говорить или делать что-либо уместное или приятное кому-либо”.

Когда говорят о тоне звуков речи, то имеют в виду высоту гласных, сонорных и звонких шумных согласных. Тон формируется при прохождении воздуха через глотку, голосовые связки, полости рта и носа. В результате колебания голосовых связок возникает основной тон звука — важнейший компонент речевой интонации.

Ученые подсчитали, что мужчины говорят на частоте 85-200 Гц, а женщины — 160-340 Гц. Это средний тон речи.

Знаете ли вы, сколько колебаний в секунду совершают голосовые связки певицы с самым высоким женским голосом (колоратурное сопрано), когда она поет на самой высокой ноте (fa третьей октавы)? Частота колебаний поразительна. 1397! Такая частота голосовых связок — не только дар природы, но и результат напряженного труда певицы. А вот примеры В.П. Морозова:

В природе, однако, существуют “певцы”, частотный диапазон голоса которых намного превосходит возможности голосового аппарата человека. Такими феноменальными голосами природа одарила некоторых представителей из мира животных. Знакомство с ними оказалось для человека не только интересным, но и во многих отношениях даже полезным.

Диапазон голоса маленького ночного зверька — обыкновенной летучей мыши — составляет около семи октав! Самые низкие ноты у летучей мыши похожи на свист, а самые высокие лежат далеко за пределами нашего слуха, в области ультразвуковых частот, доходя до 140000 Гц.

Еще более поразителен диапазон голоса морского “певца” — дельфина. Его голос простирается от самых низких басовых (хрюкающих) звуков, перекрывает все диапазоны баритона, тенора, сопрано и даже летучей мыши, доходя до 160000-180000 Гц, т. е. до fa десятой октавы. Б общей сложности голос дельфина охватывает более 12 октав — никем из живых существ не превзойденная, рекордная цифра!

Другой компонент интонации — интенсивность звучания. Она зависит от напряженности и амплитуды колебания голосовых связок. Чем больше амплитуда колебания, тем интенсивнее звук.

На слух различают уровень интенсивности. Он бывает низким, средним и высоким. Уровень силы звучания может не изменяться (ровный, спокойный голос), но чаще всего направление и характер интенсивности меняются: увеличиваются или уменьшаются, и это может происходить резко или плавно.

Взаимодействие тона и интенсивности усиливает громкость речи.

Жизненная ситуация, психическое состояние человека, его воспитанность, уважительное отношение к окружающим определяют,, каким тоном он будет вести речь. Так, на митинге, параде, на вокзале, когда разговаривающие находятся один в вагоне5 а другой на перроне; если -собеседники разделены рас-стоянием или их окружает беспрерывный шум, а необходимо сказать что-то важнее, — в таких ситуациях позволительно говорить громко. Когда же человек находится в семье или в кругу друзей, на приеме у врача, в кабинете начальника, в трамвае, в магазине или в другом общественном месте, то громкая речь будет свидетельствовать о невоспитанности или чрезмерной нервозности, возбужденном состоянии или, наконец, о стремлении говорящего обратить на себя внимание.

Задание 182. Вспомните еще возможные ситуации, влияющие на степень тональности и интенсивности речи.

Нормальный темп речи русских — около 120 слов в минуту. Одна страница машинописного текста, напечатанного через 1,5 интервала, должна читаться за две — две с половиной минуты.

Темп речи может изменяться. Это зависит от содержания высказывания, эмоционального настроя говорящего, жизненной ситуации.

От чего, например, зависит темп произнесения предложений: Скорей бежим к лесу!; Идет нога за ногу; Ползет, как черепаха; Озеро широкое и глубокое, как океан? Темп речи в данном случае определяется содержанием предложений. Первое призывает к скорой реакции, к быстрому действию, поэтому произнесение убыстряется. Второе и третье предложения характеризуют замедленное действие. Чтобы это подчеркнуть, говорящий растягивает звуки, темп речи замедляется. В последнем предложении акцент падает на слова широкий и глубокий. Замедление речи при их произнесении позволяет как бы изобразить предмет, интонационно подчеркнуть его размеры.

Различным будет темп речи, если фразу Дождь только досаждал, но дождь со снегом был просто невыносим произнести то как констатацию факта, то с глубоким чувством. При констатации факта предложение произносится ровным голосом. Если же говорящий стремится передать свое эмоциональное отношение к высказываемому, то вторую часть он произнесет повышенным тоном и в более замедленном темпе.

Вообще, чувства восторга, радости, гнева ускоряют темп речи, а подавленность, инертность, раздумье — замедляют его.

Очень медленный темп характерен также для речи затрудненной, речи тяжелобольного, очень старого человека. В медленном темпе читается судебный приговор, произносится присяга.

Теперь представим ситуацию, требующую быстрой реакции (начался пожар или тонет человек). Понятно, что призыв на помощь будет не только громким, но и в быстром темпе.

Обратим внимание еще на одно явление, Но сначала представим три речевые ситуации. Заходит студент в деканат. — Здравствуйте, Александр Александрович! Сосед подошел во дворе к соседу. — Здрасъте, Алъсан Алъсаныч! Встретились два приятеля, — Здрасъ, Сан Саныч!

Чем различаются приветствия? Стилем произношения. Это дополнительный штрих, характеризующий интонацию звучащей речи. Когда мы находимся в официальной обстановке, выступаем перед большой аудиторией, когда хотим, чтобы все нас слышали и понимали, тогда замедляем темп речи, стараемся выговаривать каждый звук, каждое слово. Такой стиль произношения называется полным.

В неофициальной обстановке, в семейном кругу, с друзьями чаще всего используется неполный, разговорный стиль, который имеет много вариантов, иногда напоминает скороговорку.

Удивительно то, что стиль речи может свидетельствовать о пренебрежительном отношении говорящего к тому, с кем разговаривает.

Задание 183. В каком темпе должны быть произнесены выражения, и от чего он зависит в данном случае?

Это потребует два дня. Это потребует свыше тысячи лет.

Задание 184. Можно ли согласиться с автором в его оценке слов? Если да или нет, то почему?

В книге Е. Эткинда “Разговор о стихах” (М., 1970) две главы имеют названия: “Медленное слово "медленно"” и “Быстрое слово "быстро"”.

Задание 185, На какие особенности звучащей речи указывают пословицы, поговорки, устойчивые выражения? Какие из них характеризуют темп речи?

Эка понесла: ни конному, ни крылатому не догнать. За твоим языком не поспеешь босиком. Горлом не возьмешь. Горлом изба не рубится. Замолола безголова. Бормочет, как глухарь. Пищит, как цыпленок. Кричит, как выпь. Говорит, словно в стену горохом сыплет. У него слово слову костыль подает. Слово за словом на тараканьих ножках ползет. Он речь сквозь зубы цедит. Говорит, что в цедилку цедит. Слово к слову приставляет, словно клетки городит. Слово за словом вперебой идет. Слово за слово цепляется. Говорит, что родит. Слово вымолвит, словно жвачку прожует, Говорит, как клещами на лошадь хомут тащит. Строчит, как из пулемета. Тысячу слов в минуту.

Последний компонент интонации — тембр. Это — дополнительная артикуляциокно-акустическая окраска голоса, ее колорит. В полости рта в результате большего или меньшего напряжения органов речи и изменений объема резонатора образуются обертоны, т. е, дополнительные тоны, придающие основному тону особый оттенок, особую окраску. Поэтому тембр называют еще “цветом” голоса.

По тембру голоса устанавливают его тип: бас, баритон, тенор, сопрано, колоратурное сопрано и др.

Тип голоса может быть общим, но у каждого человека свой тембр, как и отпечатки пальцев. В Италии, например, в средние века в паспорте среди характерных для владельца примет указывался и тембр голоса.

Тембр голоса может изменяться, что зависит от эмоционального состояния человека. Поэтому тембром называют также специфическую окраску речи, которая придает ей те или другие экспрессивно-эмоциональные свойства. Такое значение приобретает иногда и термин тон. В этом случае тембр и тон становятся терминами-дублетами.

Характер тембра бывает настолько разнообразным, а его восприятие субъективным, что ученые в описании особенностей тембра используют самые различные определения, подчеркивающие зрительное восприятие (светлый, темный, тусклый, блестящий); слуховое (глухой, вибрирующий, дрожащий, заглушенный, звонкий, крикливый, скрипящий, сонорный, шепотной); осязательное (мягкий, острый, твердый, тяжелый, холодный, горячий, легкий, жесткий, сухой, гладкий); ассоциативное (бархатный, медный, золотой, серебряный, металлический); эмоциональное (угрюмый, хмурый, раздосадованный, веселый, радостный, ликующий, резвый, восторженный, восхищенный, насмешливый, пренебрежительный, возмущенный, сердитый, нежный, сердечный, благодушный, страстный).

О некоторой неопределенности и относительном характере определений тембра говорит и то, что одни из них обозначают его акустические свойства (светлый — темный, горячий — холодный, твердый — мягкий), другие указывают на положение органов артикуляции (узкий — широкий); относятся к акцентуации (тяжелый — легкий); подчеркивают темп (спокойный — живой). Да и не во всех случаях понятно, какую особенность тембра имеет в виду автор, давая ему определение. Например, в одном из пособий по искусству декламации рекомендуется: стихотворение Майкова “Весна” читать в золотом тоне, “По полю, полю чистому” Цыганова — в серебряном, “Душа моя мрачна” Лермонтова — в медном, а его “Утес” — в бархатном тоне. Но четких разъяснений, чем один тон отличается от другого, нет.

В последнее время ученых стал интересовать язык эмоций, который особенно отличается разнообразием интонаций. Он, как считают исследователи, обладает самостоятельностью, имеет единый для всех людей акустический алфавит и даже независим от слова.

Музыковеды утверждают, что любую эмоцию (гнев, радость, боль, нежность, презрение и др.) можно выразить при пении мелодии без слов, и даже лишь одной гласной на одной ноте.

О таких возможностях интонации говорят не только музыковеды. К.С. Станиславский считал, что чувства, возникающие у человека, рождают потребность выплеснуть их наружу через звучание. Так, например, открытый, ясный, широкий ба-а... передает неожиданность, радость, бодрое приветствие, от которого сильнее и веселее бьется сердце.

Прислушайтесь сами. Ба! Вы чувствуете, как у меня внутри, & тайниках души, зародилось, забурлило гортанное б, как мои губы едва сдерживали напор звука вместе с чувством — изнутри. Как, наконец, препятствие прорвалось и из распахнувшихся губ, наподобие объятий рук или дверей гостеприимного дома, к вам навстречу вылетел, точно хозяин, встречающий дорогого гостя, широкий, хлебосольный, пропитанный приветливым чувством звук а. Б-б — а-а-а! Разве вы не чувствуете в этом восклицании кусочек моей собственной души, который летит к вам в сердце с радостным звуком?

А что по этом поводу пишут ученые-специалисты? Каково их мнение? Они подтверждают, что характер звука зависит от физического состояния человека, испытывающего ту или иную эмоцию, и состояния органов речи.

Эмоциональная речь в большей степени воздействует на слушателя, чем речь бесстрастная. Педагог и писатель Антон Семенович Макаренко (1888-1939), делясь опытом воспитания подростков, сказал:

Я сделался настоящим мастером только тогда, когда научился говорить “иди сюда” с 15-20 оттенками, когда научился давать 20 нюансов в постановке лица, фигуры, голоса, И тогда я не боялся, что кто-то ко мне не подойдет или не почувствует того, что нужно.

Задание 186. Скажите, как зависит интонация речи от состояния говорящего (крайнее возбуждение, восторг, апатия, испуг, равнодушие, радость, безразличие,

покой, взволнованность, гнев)? Влияет ли характер интонации на адресата? Как? При каких ситуациях?

Задание 187. Понаблюдайте за речью людей, когда они чем-то расстроены, на что-то негодуют, чему-то радуются, отчего-то пришли в восторг. Определите, как эмоциональное состояние человека отражается в его речи.

Задание 188. Продолжите ряд определений, характеризующих тон голоса: крикливый, пронзительный, резкий...

Задание 189. Сгруппируйте глаголы, прилагательные, наречия, учитывая, на какие особенности звучащей речи они указывают. Дополните каждую группу новыми словами.

Чеканить слова, рубить слова, мямлить, канючить, захлебываться словами, рапортовать, растягивать слова, завораживать словами, усыплять своим разговором, сюсюкать; однотонная речь, прерывистая речь, взволнованная, крикливая, размеренная, невнятная, отчетливая, затрудненная, спокойная, плавная, певучая, мягкая, странная, теплая, пламенная, захватывающая, тихая, громкая, сухая, высокопарная; говорить тихо, громко, быстро, медленно, спокойно, вежливо, грубо, решительно, с жаром, с трудом, с увлечением, с гордостью, любезно, откровенно, охотно, задушевно, приветливо, пламенно, эмоционально, живо, восторженно, гневно, зло, вызывающе, миролюбиво.

Задание 190. Прочитайте выразительно вслух несколько раз, изменяя темп и силу голоса, текст З.В. Совковой “Скакалка”:

Со скакалкой я скачу,

Научиться я хочу

Так владеть дыханьем,

чтобы

Звук держать оно могло

бы,

Глубоко, ритмично было

И меня не поводило.

Я скачу без передышки

И не чувствую одышки.

Голос звучен, льется ровно,

И не прыгаю я словно.

Раз-два!

Раз-два!

Раз-два!

Раз!

Можно

прыгать

целый час!

Задание 191. Прочитайте выразительно вслух отрывки из “Полтавы” Пушкина и “Гренады” Светлова. Скажите, чем отличается интонация при чтении этих текстов?

1.Швед, русский — колет, рубит, режет.

Бой барабанный, клики, скрежет,

Гром пушек, топот, ржанье, стон,

И смерть и ад со всех сторон.

2.Мы ехали шагом,

Мы мчались в боях

И “яблочко” песню

Держали в зубах.

Ах, песенку эту

Доныне хранит

Трава молодая —

Степной малахит.

8.4. Типы интонации

Когда с вами говорят, как вы узнаете, что вас о чем-то спрашивают и следует ответить? Не задумывались над этим? Ведь все, кажется, очень просто. А просто ли? Давайте разберемся.

Представьте; вам передали записку, В ней написано: Мы пойдем завтра на речку, но никакого знака препинания в конце предложения нет. Как в таком случае понять, то ли приглашают, то ли спрашивают? Если спрашивают, то о чем? О том, кто пойдет или куда пойдет, а может быть, когда пойдет? Но если написавший произнесет это предложение вслух, по интонации сразу понятно, повествует он или спрашивает, И о чем спрашивает. Отсюда можно заключить, что в языке существуют определенные типы интонации. И удивительно то, что ни до школы, ни в школе интонации специально не обучают, а все мы, говорящие по-русски, умеем пользоваться ею. Знание интонации для говорящего можно считать врожденным навыком.

Понятно, конечно, что лингвисты, которые занимаются фонетикой, исследуют интонацию, особенно ее синтаксическую функцию. В этом и мы должны будем разобраться, т. е. понять, что происходит с тоном голоса, как он изменяется, каков его интонационный рисунок при произнесении повествовательных и вопросительных предложений. Но, прежде чем говорить об этом, необходимо сделать несколько уточнений.

Повествовательные и вопросительные предложения сами по себе могут иметь различную интонацию. Все зависит от того, что они выражают: удивление, неуверенность, предположительность, несогласие или то, что говорящий просто не понял и переспрашивает. Это свидетельствует о разнообразии и богатстве русской интонации, но соответственно к усложняет ее изучение.

Задание 192. Произнесите предложения со всеми возможными интонациями.

1. Мы поедем завтра в зоопарк. 2. Я не люблю, когда жарко. 3. Ты хочешь знать мое мнение. 4. Как хороши, как свежи были розы. 5. И что ты по этому поводу думаешь. 6. Все давно ушли.

8.5. Пауза, ее типы

Московский художественный академический театр. Одно название приводит в трепет каждого, кто хоть раз побывал в нем. Знаменитый занавес с изображением парящей в воздухе чайки. В зале, в фойе никаких золотых росписей, украшений, никакого бархата, сверкающих хрусталем люстр. Здесь главное — игра актера, его звучащий голос, несущий мысли, чаяния, надежды, богатство человеческой души зрителям. Девиз театра — жизненная правда.

Теперь хорошо было бы сделать музыкальную паузу,

Но в учебнике это невозможно.

Можно только поговорить... о паузах.

Вы спросите: “О чем тут говорить? Чем могут заинтересовать паузы? Надо замолчать — вот и все”. Так и не совсем так.

Действительно, пауза (лат. pausa, от греч. pausis — “прекращение, остановка”) — временная остановка звучания, в течение которой речевые органы не артикулируют и которая разрывает поток речи. Но и молчание может быть выразительным и значимым. Даже наука такая есть — паузология. Первый паузолог США проф. О'Коннор считает, что паузы могут сказать о человеке не меньше, чем слова, что в разговоре на них уходит 40-50 процентов времени.

Не случайно, говоря об открытии МХАТа, о первом спектакле, о том, как играли актеры и как приняли их зрители, Немирович-Данченко пишет и о... паузах: паузы не пустые, а заполненные дыханием этой жизни и этого вечера; паузы, в которых выражалось недоговоренное чувство, намеки на характер, полутона. Значит, паузы передают настроение говорящего, его эмоции, способствуют раскрытию его характера. Но паузы — все же не слова. Они — только намеки, полутона. О значении пауз надо догадываться, надо уметь понять, уловить их смысл.

Тонкий знаток сценического искусства, прекрасно знающий возможности живого, устного слова с его разнообразием интонаций и пауз, Немирович-Данченко понимал, что паузы бывают разные. Он писал: паузы не пустые, а заполненные.

Что же имел в виду Владимир Иванович, противопоставив пустые паузы заполненным? Какие паузы он считал пустыми? В письме К.С. Станиславскому читаем: “Прежде всего — роль знать, как “Отче наш”, и выработать беглую речь, не испещренную паузами, беглую и легкую. Чтобы слова лились из Ваших уст легко, без напряжения”. Вот, оказывается, в чем причина появления пустых пауз в сценической речи. Это — плохое знание текста роли, когда актер постоянно думает о том, что дальше следует говорить.

Пустые паузы встречаются не только на сцене, но и в обыденной обстановке. Не выучил ученик урок, а его вызвали отвечать. Стоит он у доски и мается. Скажет несколько слов и,., пауза, ждет подсказки. Бывают и другие ситуации. Есть люди очень ограниченные, их интеллект слабо развит, они почти ничего не читали, мало что знают. Когда они вступают в разговор, то речь их бывает “испещрена” паузами, ничего не значащими, не несущими никакой информации. Такие паузы не создают комфорта при общении, они затягивают разговор, а некоторых собеседников даже раздражают.

Кто-нибудь может возразить: “Но ведь человек, когда говорит, должен думать, что и как сказать. Для этого необходимо время, вот он и делает паузы. Разве это плохо?”

Конечно, нет! С пустой паузой, порожденной отсутствием мысли, не следует смешивать паузы хезитации, т. е. паузы обдумывания, размышления, Чаще всего паузы хезитации встречаются в речи людей, обсуждающих политические, социальные, научные проблемы, когда у выступающих еще не сформировалось окончательное мнение по обсуждаемой проблеме, они ищут решение вопроса, вслух обдумывают его. Паузы помогают говорящим оформлять свои мысли в предложения, находить лучшую, наиболее точную и ясную форму изложения. Паузы размышления возникают в любом месте высказывания и отражают колебания при выборе возможных речевых средств. Их могут заменять сочетания слов: пожалуй, точнее сказать, лучше сформулировать так, правильнее будет..., нет, не так надо сказать. После этих оговорок дается новая формулировка мысли. Паузы хезитации уместны и необходимы.

Однако больший интерес для говорящих и исследователей звучащей речи представляют паузы, сопровождающие эмоциональную речь.

Экспрессивно-эмоциональной можно назвать и паузу — реакцию на исполнение произведения искусства, Это может быть спектакль, пение, художественное чтение, балет, игра оркестра, выступление музыканта. Такая пауза выражает эмоцию не одного человека, а многих зрителей, слушателей и свидетельствует о высшей степени их увлеченности. Такая пауза — самая высокая награда исполнителям, мастерам сцены.

Есть и другие разновидности пауз, Чтобы речь была ясной и понятной, необходимо перед заучиванием теста или его произнесением вслух навести порядок в словах, правильно соединить их в группы, т. е. в речевые такты. Тогда будет ясно, какое слово к какому относится, как они объединяются, из каких отрезков складываются фразы. Вот как, например, можно разделить на речевые такты стихотворение М.Ю. Лермонтова:

Прощай, немытая Россия/

Страна рабов/

страна господ/

И вы/

мундиры голубые/

И ты/

им преданный народ/

Быть может, за стеной Кавказа/

Укроюсь от твоих пашей/

От их всевидящего глаза/

От их всеслышащих ушей/

Когда стихотворение произносится, то каждый речевой такт отделяется от предыдущего паузой, которая называется интонационно-логической.

Логическая пауза может быть коварной волшебницей. От нее иногда зависит судьба и сама жизнь человека. Вынесли приговор: Казнить нельзя помиловать. Как поступить его исполнителям? Если прочитать Казнить/ нельзя помиловать, то осужденный прощается с жизнью. Если же прочитать Казнить нельзя/ помиловать, то жизнь ему сохраняется. Пример этот широко известен. Он приводится в различных учебных пособиях.

Задание 193. Определите, как изменится мораль басни И.А. Крылова, если сделать паузу там, где стоит знак (//).

А ларчик // просто открывался.

А ларчик просто // открывался.

В первом случае подчеркивается, что замок имеет нехитрое устройство. Отсюда мораль: человек иногда сам усложняет обстановку, ситуацию, отношения. Во втором варианте главное — ларчик вовсе не был заперт. Мораль: нечего ломиться в открытую дверь.

Задание 194. В каком случае пауза делает предложение нелепым?

От радости в зобу // дыханье сперло.

От радости // в зобу дыханье сперло.

Конечно, нелепо первое предложение, так как не радость находится в зобу, а дыханье в нем сперло.

Задание 195. Разбейте данные ниже предложения на речевые такты и определите, как при этом изменяется их смысл.

Например: Чужим // телефоном пользоваться запрещается. Чужим телефоном // пользоваться запрещается.

1. Недавно приехавший доктор выступил в печати. 2. В городе недавно заработанные деньги таяли. 3. Через час после поступления дела ко мне позвонил Колесников. 4. Они сообщают о получении корреспонденции с большим опозданием. 5. На остановке стояли мужчины и женщины с детьми.

В теории публичной речи, кроме интонационно-логической, выделяют еще психологическую паузу.

В исследованиях ученых немало внимания уделяется интонационно-синтаксическим паузам, которые отражают синтаксическую природу предложений. Они соответствуют знакам препинания в письменной речи и различаются длительностью. Самая короткая пауза — на месте запятой, а самой длинной требует точка. Интонационно-синтаксической паузой отделяются в звучащей речи однородные члены предложения, вставные конструкции, обращения; пауза заполняет то место в предложении, где подразумевается пропуск слова.

Есть еще одна разновидность пауз. Встречается она при чтении стихотворений. Связано это с явлением, которое стиховеды называют переносом. Перенос (франц. enjambement, от enjamber — “перешагнуть, перескочить”) — несовпадение интонационно-фразового членения в стихе с метрическим членением.

Разберем это на примере строчек из поэмы А.С. Пушкина “Медный всадник”:

Его терзал какой-то сон.

Прошла неделя, месяц — он

К себе домой не возвращался.

Его пустынный уголок

Отдал внаймы, как вышел срок,

Хозяин бедному поэту.

Евгений за своим добром

Не приходил. Он скоро свету

Стал чужд. Весь день бродил пешком,

А спал на пристани; питался

В окошко поданным куском.

В первой строчке пауза и понижение тона в конце предложения не нарушают метрическое членение стиха. А в следующих строчках? Стих требует паузы, а по логике членения предложения она в конце стиха не должна быть.

Как же спасти архитектонику стиха? Как не разрушить ее? На помощь приходит опять-таки пауза, названная структурно-концевой или просто структурной. О ней читаем у нашего современника — литературоведа Г. Артоболевского:

Необходимо, чтобы это естественное в прозе синтаксическое членение соединилось с теми необходимыми паузами, которые определяются концами стихов:

Прошла неделя, месяц — он

К себе домой не возвращался.

Здесь совсем не трудно сделать паузу после “он” даже с настоящей психологической мотивировкой. Это пауза заинтересованности, внимания, напряжения, во время нее у слушателя как бы возникает вопрос: ну, что же? что с Евгением? Нужно только проследить, чтобы понижением голоса не поставить в конце строки несуществующую точку, чтобы не прочесть так:

Прошла неделя, месяц. Он.

Точка — конец фразы — в устной речи обозначается понижением голоса. При “стиховом переносе” надо, наоборот, в конце стиха повысить голос не в смысле силы, а мелодически, чтобы слушателю было ясно, что надо ждать продолжения фразы. И тогда паузу можно держать сколько угодно.

Темп стихотворной речи не является величиной постоянной: он изменяется в зависимости от непрерывно пульсирующего художественного содержания — переживаний поэта, отражающихся и на интонационном движении.

От поэзии перейдем к прозе. Представим себе такую картину: идут вступительные экзамены. Абитуриенты пишут диктант. Преподаватель читает текст медленно, повторяет части предложения и, повторяя, делает паузы. Что это за паузы? Как они называются? Какова их функция? Прежде чем ответить, приведем другой случай. У причала стоит туристический пароход “Капитан Сутырин”. Пассажиры стоят на палубе, провожающие — на пристани. Все спешат сказать друг другу слова, которые кажутся самыми важными, самыми нужными. Я... тебя... прошу... будь осторожен... Что?.. Не,.. пони...маю...! Будь... осто...ро...жен... по...нял?! Еще одна картинка. На плацу маршируют новобранцы. Раздается команда: На…ле...во! шагом... марш!

Паузы... паузы... паузы!

Чем они вызваны? Ситуацией, Какова их функция? Надо, чтобы абитуриенты успели написать текст диктанта, чтобы в шуме и на далеком расстоянии люди услышали и поняли друг друга, чтобы новобранцы успели приготовиться выполнить команду. Поскольку паузы вызваны той или иной ситуацией, они называются ситуативными.

Есть еще паузы физиологические. Они появляются, когда не хватает воздуха в легких, особенно при одышке, или когда поражена центральная нервная система и в результате забывается нужное слово, трудно выразить какую-нибудь мысль. Хорошо, если человек обходится без таких пауз!

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com