Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 8. Психологические действия в правоохранительной деятельности

8.1. Понятие о психологических действиях и психотехнике

Правоохранительная деятельность и психологические действия. Под деятельностью в широком смысле понимаютформу активного взаимодействия человека с миром, побуждаемого потребностямии проявляющегося в целенаправленном воздействии на его объекты и преобразовании.В психологическом смысле деятельность - внешне-внутренняя активность, регулируемаясознательно поставленной целью. Речь идет не о нормативной цели, не о той,что задается извне, а именно о мысленной, реально поставленной человеком,на деле направляющей его действия, ориентирующей на конкретный предвидимыйрезультат. Юридическая деятельность побуждается потребностями укреплениязаконности и правопорядка, личного участия работников правоохранительнойдеятельности и направлена на достижение осознанных целей, предусмотренныхназначением юридического органа, должностного лица, их обязанностями, правамии возможностями.

Деятельность сложна по своей организационной и психологической структуре. Она складывается из действий,цепи действий - особых единиц произвольной активности, "шагов" в направленииосознаваемой цели. Выдающийся отечественный психолог А.Н. Леонтьев определялдействие как процесс, подчиненный представлению о промежуточном результате,который должен быть достигнут на пути к цели.1

Действия в психологии - одна из структурно-функциональных единиц, составляющих деятельности, побуждаемаяее мотивом (личностным смыслом, индивидуальным значением и отношениемк цели), всегда направленная на достижение результата, определяемого осознаваемойзадачей данного действия и являющегося вкладом в достижение цели деятельности.Задача - промежуточная цель на пути к цели деятельности. Профессиональнаядеятельность любого специалиста правоохранительных органов также складываетсяиз особых действий, каждое из которых направлено на решение определеннойзадачи (частной цели) и получение промежуточного результата, приближающегок цели. Результаты действий, складываясь, обеспечивают достижение цели.Можно сказать, что действия - это способы осуществления деятельности.

Действия могут быть основными и вспомогательными. Основные действия связаны с основными задачамидействия, сущностью объекта воздействия и достижения необходимого результата.Таковыми в юридической деятельности выступают различные формы реализациидолжностным лицом, юридическим органом полномочий и обязанностей в соответствиис правовыми установлениями и в пределах своей компетенции. Хорошо известныследственные действия (осмотр места происшествия, допрос, очная ставка,следственный эксперимент и др.). Есть и оперативно-розыскные действия,профилактические, по обеспечению общественной безопасности и др. Они являютсяосновными, нормативно обусловленными, владение ими обязательно для соответствующих-специалистовправоохранительных органов.

  • 1 Леонпьев АН.Проблема деятельности в психологии. // Вопросы философии. - 1979. -№ 9. - С. 95-100.

Жизнь, однако, показывает,что профессиональные юридические действия выполняются всеми, кто работаетпо одной специальности, все знают, что надо делать, но результат весьмаи весьма различен. Причина в том, что специалисты все же по-разному понимают,что надо делать. Одни ограничиваются формально-нормативным, процедурным выполнением, а вторые обогащают его вспомогательными действиями, создающимиблагоприятные условия выполнения основных. Так, допрос можно выполнятьстрого процедурно, ограничиваясь выполнением только того, что предусмотреноУголовно-процессуальным кодексом, а можно дополнить изучением психологическихособенностей допрашиваемого, слежением за его психическим состоянием, контролемза признаками искренности - лживости, установлением психологического контакта,правомерным психологическим воздействием и др. Очевидно, что во второмслучае результат допроса скорее всего будет значительно лучше.

Психологические действия- действия, направленные на решение психологических задач и осуществляемые психологическими средствами и приемами. Задачиих: сбор психологической информации, психологический анализ, изучение психологиичеловека (группы), психологическая оценка обстановки или ситуации, психологическийанализ проблемы, психологическое решение, психологическое воздействие,разработка психологического замысла, психологический выбор линии поведенияили общения, выбор и реализации психологической позиции, психологическаятактика и др. Ниже в главе рассматриваются различные психологические действия,у каждого из которых своя психологическая задача, отвечающая интересамрешения основных профессиональных действий юриста, работника правоохранительныхорганов.

В юридической деятельности психологические действия чаще всего имеют характер вспомогательных действий,обслуживающих решение основной профессиональной задачи работников юридическогооргана. Их применение создает благоприятные условия для выполненияосновного, нормативно предусмотренного действия и существенно повышаетвероятность достижения высокого результата его. Использование их илипренебрежение ими, умелость или безграмотность их выполнения как раз иопределяют те кардинальные различия в результатах, которые наблюдаютсяу разных специалистов, внешне делающих одно и то же. За внешне наблюдаемыми,чаще всего относительно простыми по двигательным проявлениям действиямиподлинного профессионала правоохранительных органов стоит сложная, насыщеннаяпсихическая деятельность, сопряженная с преднамеренным и качественным выполнениемпсихологических действий. В этом один из главных секретов подлинногопрофессионализма юриста. Владение психологическими действиями, которыеносят профессионально-юридический характер и могут именоваться профессионально-психологическими,для профессионала правоохранительных органов столь же необходимо, скольнеобходимо умение строго процедурно выполнять следственные, оперативно-розыскныеи иные нормативно определяемые действия. Профессионально-психологическиедействия в юридической деятельности - это выработанные передовой юридическойпрактикой, исследованные, усовершенствованные и апробированные юридическойпсихологией эффективные психологические способы ее осуществления.

Действия, операции и психологические приемы. Наряду с интенциональ-ным аспектом, определяемым тем, что должнобыть достигнуто, действие имеет и операциональный, методический, технологичныйаспект. Знание действия, общее представление о нем есть ответ на вопрос"что делать?", а операция - ответ на вопрос "как делать"? Операция -это общий способ (движения, психологические акты, процессы) выполненияданного действия. Она сама имеет структуру, складывается из частныхспособов - приемов выполнения движений, актов, оценок, решений и пр.Ведь любое действие нельзя выполнить одним движением пальца. Например,осмотр места происшествия весьма протяжен по времени, складывается примерноиз четырех десятков операций, выполняемых с помощью различных приемов,которые можно назвать и методами. Психологические приемы как эффективныйспособ действия обладают определенными свойствами: профессиональностью,законностью, научностью, этичностью. Совокупность методов, приемов выполненияопределенного действия образует его операциональную сторону, методику,технику выполнения. В современной психологии в связи с этим говорят о психотехнологиях,психотехнике.1

Слово "техника" употребляется в русском языке в разных смыслах. Одно из них восходит к греческому слову,имеющему значение искусственный, искусство, мастерство. Психотехника- умелое использование психологических средств и приемов для решениястоящих перед человеком задач, причем не i только психологических. Однакопсихологические действия практически состоят только из них, особенно насыщеныими, что предъявляет повышенные требования к использующему их. Техника- это всегда мелочи, детали, но такие мелочи, тонкости в работе, которыеи отличают подлинного мастера от дилетанта. Это относится и к тем операциями приемам, которые повышают эффективность решения профессиональных задачюристом.

Операции, приемы, отношение к ним, техника во многом зависят не только от объекта, задачи, условий,в которых выполняется действие, но и от психологических особенностей личности(ее мотивов, подготовленности, способностей, уровня притязаний, уровнядостижений и др.), выполняющей ее.2

Операции и приемы также делятся на основные и вспомогательные. Основные операции и приемы направленына заданное преобразование объекта, а вспомогательные обеспечиваютреальное создание благоприятных условии для такого преобразования. К последнимотносятся и психологические приемы. Можно относиться по-разному к использованиюпсихологических приемов, но игнорирование или некачественное использованиеих всегда сказывается отрицательно на результатах, а имеющиеся возможностидостижения максимального результата не используются.

Психологические средства в юридической деятельности. Понятие "средства" в общем близко к понятию"способы" и можно их использовать в ряде случаев как синонимы. Но у первогоесть один смысловой оттенок, который не присущ второму - вещественный.Когда имеют в виду орудия, инструменты, с помощью ^которых решается профессиональнаязадача, говорят о средствах, но не о способах, за которыми всегда сохраняетсятехнологический смысл - как использовать средства. К числу психологическихсредств обычно, даже в криминалистике, относят речевые (словои др.) и неречевые (мимика, жесты и др. - см. § 9.2) средства.К ним можно отнести и поведение человека.

Например, следователь может своим поведением разыграть роль дурачка, который многое не понимает, готовповерить всему, что говорит подозреваемый, поддающийся уговорам, а может,наоборот, повести себя как все знающий и не нуждающийся особенно в искренностидопрашиваемого. Оперативник при разведывательном опросе может эмоциональновоскликнуть, когда при каком-то вопросе получит необходимую информацию,а может сделать вид, что гражданин ничего ценного в данный момент не сообщил,не проговорился, продолжить опрос и оставить собеседника в недоумении,что же было надо оперативнику узнать и узнал он или нет.

Можно спорить, являются ли речь, неречевые средства и поведение психологическими. Но бесспорно, чтопо преобладающим характеристикам, по тем признакам, тонкостям, наличиекоторых определяет их подлинную, действительную, преобразующую, воздейственнуюсилу, они - психологические. Но есть основания и для сомнений, и тут надоотметить следующее. Наверное, нет "чисто" правовых, административных, управленческих,социологических, психологических, педагогических и прочих средств, действийи методов. К какой категории можно отнести, например, разъяснение, предупреждение,напоминание, убеждение, воздействие, принуждение, наказание? Каждая областьзнания называет их своими. В действительности они могут быть такими. Однакоотнесение каждого из них к определенной категории возможно лишь приособом видении и использовании. Инструктаж заступающих на дежурство,например, останется преимущественно служебным мероприятием, если руководительпридерживается лишь служебных правил, соблюдая инструкции. Но он можетстать и педагогическим действом, если проводящий его видит скрытый педагогическийпотенциал и умело использует его. Его можно сделать и психологическим,если проводящий его ставит перед собой психологическую задачу на инструктаж,если он продумывает, как его психологично провести, если он используетслова и действия, которые производят психологический эффект, когда он соразмеряетвсе элементы инструктажа с тем конечным результатом, который должен бытьдостигнут -полной мобилизованностью заступающих, сформированностью у нихнастроя, отвечающего требованиям бдительности и немедленной готовностик действиям.

Вывод из сказанного таков:речь, неречевые средства становятся подлинно психологическими средствамии дают максимальный эффект только в руках профессионала, который владеет психотехникой их использования и стремится к полному и качественному ееиспользованию.

Кстати, средствами психологического решения задач могут стать и объекты совершенно иной природы, например,предметы, изображения, звукозаписи и пр. Так, следователь после длительногоотрицания допрашиваемым своей виновности может достать из ящика и молчаположить на стол вещественное доказательство, которое по своей психологическойвоздейственности окажется сильнее тысячи слов.

Таким образом, не сами психологические средства автоматически оказываются инструментами решения задач, все делов психотехнике, в способах, приемах их использования, которыми и долженовладеть профессионал правоохранительных органов.

  • 1 Носков В.А.Психотехника общения в работе оперуполномоченного БХСС. - Горький,1989.
  • 2 Чтобы не усложнять изложение, абстрагируемся от рассмотрения теории взаимопереходов деятельностии действия, действия и операции.

8.2. Психологический анализ профессиональных ситуаций

Истина всегда конкретна -утверждают философы, и это подтверждается практикой. Никакой факт не может быть по-настоящему понят, никакое решение, никакой метод не может бытьэффективным, если все делается по шаблону, без учета их уникальности. Такаяуникальность, конкретность объясняется своими причинами и одна из важнейших- участие в них человека, личности, индивида, группы, которые всегда вчем-то неповторимы. Единичность нельзя, конечно, возводить в абсолют, ибов ней всегда как-то представлено особенное и общее. Это тоже должно бытьпонято, чтобы разобраться с каждым конкретным случаем и наличием в немпсихологических факторов, причин и следствий, которые присутствуют неизбежнотам и тогда, где и когда участвуют люди

Прием системного анализа ситуационных психологических факторов. "Клубок" психологических явлений,присущих факту, ситуации, должен быть выявлен, подвержен анализу, оценке,а также учету каждым субъектом действий - оперативным работником, участковыминспектором, криминалистом, следователем, руководителем и др. Это надоделать применительно к любым ситуациям - наблюдению, беседам, задержанию,преследованию, планированию операции, допросу и др. Сложность психологическихфеноменов, их взаимодействие анализируются и оцениваются с учетом их системного,целостного характера.

Правило анализа "объектных", обстановочных и субъектных психологических факторов рекомендует весь анализируемый "клубок" (рис. 8.1) психологических явлений, выступающихв качестве действующих в данной ситуации, изучать первично дифференцированнои последовательно. В качестве субъектных здесь выступают те, которые присущидействовавшему (действующему, собирающемуся действовать) человеку - гражданину,совершившему какой-либо поступок, деяние, или самому юристу, анализирующему,осуществляющему или планирующему профессиональные действия. Слово "объектные"взято в скобки, поскольку под ним подразумеваются особенности человека,группы, психология которых изучается и на которых направлено (было направлено,планируется) воздействие. Они в этом смысле объекты, но в правовом отношении,конечно, сами субъекты права, а в психологическом - субъекты деятельности.Обстановочные психологические факторы присуши окружающим условиям, обстановке.Они также существенны для понимания ситуации.

Правило системной оценки взаимодействующих психологических факторов ситуации рекомендует в качествевторого шага, на основе результатов первого, осмыслить, в чем же состоитпсихологическая специфика ситуации.

Правило опосредованности действий предполагает совершение третьего аналитического шага: уяснениетого, что же влияет (повлияло, будет влиять) на участников ее, их психологию(психические состояния, восприятия, мышления, намерения, желания, мотивыи пр.) и действия.

Правило активной роли действий: они не только продукт всех обстоятельств, "объектных", обстановочныхи субъектных психологических факторов, но и мощная сила, способная внестикоррективы в каждый психологический элемент и во всю их совокупность, присущуюситуации. Из-за действий не только ситуация может превратиться из правомернойв криминальную, но меняется психология ее участников, могут изменитьсяи условия.

Таков общий алгоритм психологического анализа ситуаций, лежащий в основе планируемых действий, выбора условийи действий, изменения условий воздействия на психологию лиц, участвующихв ней в интересах успешного решения стоящей перед юристом задачи.

Прием анализа "объектных" психологических факторов ориентирован на реализацию оптимальной технологии изучения психологии человека и групп - участников различных юридическизначимых ситуаций и событий.

Правило: составлять психологический потрет лиц и групп (см. ниже специальные параграфы).

Правило: изучать и оценивать,как психология людей влияет на ситуацию. Помимо психологических особенностей, включаемых в психологический портрет людей, следует оценивать их взаимоотношения с другими, понимание ситуации, занятую позицию, совершаемые действия, влияющиена всю психологию ситуации.

Правило: субъекту - уяснятьсвою роль по воздействию на психологию "объекта" - других участников событий.Следует отдавать себе ясный отчет, исходя из выявленного, какое психическоесостояние необходимо сформировать у них, какую позицию и линию поведения,какого понимания и отношения добиться, какие желания, намерения, мотивыактуализировать.

Прием анализа обстановочных психологических факторов. Правило психологической оценки времении места определяет психологическую значимость этих объективных факторов.По-разному влияет, например, на ситуацию общения время: утром, днем, ночью,на свежую голову, в конце рабочего дня, перед опасным событием, после перенесенногопотрясения, в рабочий день, в выходной день и пр. Для тогоже общения имеет значение, где происходит общение: на работе, в домашней обстановке, в юридическом органе, на улице и Др.

Правило оценки природных условий учитывает определенное психологическое значение освещенности,видимости, ландшафта, растительности, Погодных условий, времени года ипр. В ряде случаев их роль может быть весьма велика. Так, при операциипо задержанию вооруженного преступника, засевшего в отдельно стоящем сарае,если дело происходит к вечеру, полезно считаться с тем, где находится надгоризонтом солнце, и подходить так, чтобы оно слепило преступнику глаза,а сам он был хорошо освещен.

Правило социально-психологических условий. Они создаются наличием и отсутствием третьих лиц. Иногда выгодно,чтобы другие люди были, а иногда - нет. Сказывается и то, что это за люди,каковы взаимоотношения их с участниками события, что они делают. Сказываетсяи факт групповой принадлежности, например, допрашиваемого. Он может бытьчленом преступной группы, находиться один на один со следователем, но группанезримо присутствует в служебном помещении, держит допрашиваемого в психологическихтисках и влияет на его психологию и поведение так, что обычные ухищренияследователя оказываются недостаточными. Опытный следователь всегда учтетэто и добьется своего.

Правило взаимоотношений рекомендует также оценивать взаимоотношения работника органа правоохраныс гражданином, что создает особую психологическую атмосферу, влияющую навсю ситуацию.

Прием анализа субъектных психологических факторов. Нередко эта группа факторов недооцениваетсяи все сводится к психологии лица, с которым юрист имеет дело. Психологиясамого юриста, его действия нередко вносят в психологическую атмосферуситуации больше, чем все другие факторы.

Правило самоанализа и самоуправления заключается в общей рекомендации давать себе самоотчетв собственном поведении и психологически целесообразно строить его.

Правило рефлексии рекомендует посмотреть на себя со стороны, оценить, как выглядишь сам и твои действияв глазах граждан.

Правило критической самооценки понимания ситуации. Не следует проявлять излишнего самомнения и полагать,что все понимаешь правильно. Надо честно ответить на вопрос: разобралсяли в психологических тонкостях ситуации? Если ответ отрицателен, сомнителенили носит неопределенный характер, следует заставить себя воспользоватьсявсеми приемами и правилами, описанными выше. Если это не сделать, то влияниесотрудника на ситуацию вряд ли будет отвечать критериям оптимальности иполного использования имеющихся возможностей.

Правило критической самооценки поведения - это совет проанализировать и оценить психологическое влияниена ситуацию всех элементов своего поведения: отношения к делу, к людям,занятой позиции и линии поведения, соблюдения принципов справедливостии законности, этики поведения, внешнего вида. Подумать, как их изменить,чтобы это влияние было таким, какое нужно. Порой грубость, черствость,безразличие, формализм, самомнение и другие недостатки поведения работникасказываются на ситуации так, что портят все дело.

Правило критической самооценки принятого решения и действий по его исполнению. Игнорирование необходимостипринимать решения и действовать в полном соответствии с обстановкой,в том числе с ее психологическими осооен-ностями, мало что дает для дела,а нередко приносит трудно исправимый вред. Правило использования рекомендацийюридической психологии. Реально сказывается на ситуации уровень профессионально-психологическойподготовленности юриста, наличие у него устойчивой психологической установкина реализацию рекомендаций юридической психологии, аккумулирующей достиженияюридической практики и науки. Отсутствие или слабость этих психологическихфакторов сказывается на всей ситуации и на ее развитии не лучшим образом.Действие на ее психологию и психологию лиц, участвующих в ней, без их пониманияравносильно знахарству в медицине, движению в тумане без компаса. Эффектвлияния и его результаты резко возрастают, когда юрист учитывает психологическиеаспекты выполняемых профессиональных действий, применяет при их реализациипсихологические приемы, производит специальные психологические действия, владеет психологической техникой. Все это описывается ниже.

8.3. Психологический анализ юридическихфактов

Как известно, под юридическими фактами понимаются предусмотренные в законе обстоятельства, которые являютсяоснованием для возникновения (изменения, прекращения) конкретных правоотношений.Они делятся на события и действия. Те и другие обладают своими психологическимиособенностями, которые особенно велики в действиях, являющихся жизненнымифактами, где обнаруживается сознательная деятельность людей со всей присущейей психологией. Для юридической деятельности важнее неправомерные действия- преступления, административные, дисциплинарные и гражданские правонарушения,дающие основания для возникновения охранительного правоотношения и привлечениявиновных лиц к юридической ответственности. Они требуют тщательного юридическогоисследования, предполагающего и психологический анализ, выявляющий субъективнуюстрону юридического факта. В этом плане особенно значимо умение юристаразобраться в причинных связях психологических феноменов,в том, как одно явление (причина) предшествует другому (следствию) и порождаетего.

Прием анализа психологических предпосылок факта. В основе такого анализа лежат приемы психологическогоанализа ситуаций, рассмотренные выше, а его результаты рассматриваютсякак основа психологических предпосылок факта, как "заводная пружина", кладущаяначало возникновению и последующему развитию юридического факта. Это находитвыражение в первом приеме - приеме психологического анализа исходнойситуации.

Однако понимание непосредственных психологических причин факта требует акцентуированного психологическогоанализа, который реализуется в приемах:

  • выявления непосредственных мотивов поведения лиц, участвующих в анализируемом факте. Непосредственноевнутреннее побуждение имеет первостепенное криминологическое и уголовно-правовоезначение. Это наиболее существенный элемент субъективной стороны любогодеяния, квалифицирующий признак состава преступления, выступающий обстоятельством,смягчающим или отягчающим ответственность. Именно мотив дает возможность понять действительныепричины деяния (как правомерного, так и пра-вонарушающего), а также психологиюличности и степень ее вины (под виной в праве, как известно, понимаетсяпсихологическое отношение лица к своему противоправному поведению и егопоследствиям). Мотив в психологической интерпретации в той или иной степениосознаваем, а поэтому он - разделительная линия между умыслом и неосторожностью;
  • изучения и оценки восприятия, понимания ситуации, события и последствий своего поведения. Осознание(понимание) их лицом как допустимых или недопустимых также определяет криминологическую оценку степени его вины. В праве преступление признается совершенным умышленно,если лицо, совершившее его, сознавало общественно опасный характер своегодействия или бездействия, предвидело его общественно опасные последствияи желало (прямой умысел) либо допускало (косвенный умысел) их наступления.Такие заключения требуют от юриста глубоких психологических знаний и умений,а в ряде случаев - и обращения за помощью к эксперту-криминалисту;
  • выявления и оценки психического состояния. Психические состояния имеют то или иное побуждающее значение,а криминологическая оценка предполагает изучение состояний вменяемостиили невменяемости, зависящих, в частности, от наличия или отсутствия аффективногосостояния. Изучение и оценка психических состояний в сложных случаях требуютназначения психологической экспертизы.

Прием психологического анализа динамики факта. Предпосылки - еще не сам факт. Во всяком деянииимеются начало, его течение и конец. Можно утверждать, что нельзя понятьдолжным образом субъективную сторону самого факта и его психологическиепричинные связи, ограничившись лишь анализом предпосылок. Необходимо исследовать,как исходные предпосылки вызвали непосредственные следствия, а последние- стали причиной последующих. Этот прием и предназначен для уточнения,а возможно, и выявления подлинных психологических причинных связей.

Правило выделения фактологического ряда в анализируемом факте (рис. 8.2). Необходимо составить линию фактологическогоряда, в начале которого помещается объективно обнаруживающаяся исходнаяситуация, а в конце - завершающая. После этого между ними выделяются последовательные,промежуточные, фактически обнаруживающиеся действия - "шаги" участниковсобытия.

Правило выделения психологического ряда в анализируемом факте. В начале психологического ряда находитсяпсихологическая ситуация, выступающая предпосылкой - причиной первого фактическогодействия. В результате этого действия возникает новая психологическая ситуация,которую надо проанализировать и понять как причину второго действия. Второедействие вновь вносит изменения в психологическую ситуацию, она становитсяиной, и вновь надо понять, как она становится причиной третьей ситуации,и т.д.

Правило итоговой оценки психологических причинных связей и субъективной стороны деяния-факта. Какотмечено выше, только прослеживание всей цепочки причинно-следственныхсвязей может дать наиболее точную оценку психологических детерминант правомерногоили правонарушающего поведения.

8.4. Психологический портрет и его составление

Психологический портрет в правоохранительной деятельности. Действующее уголовно-процессуальноезаконодательство, существующие нормативные документы непосредственно нерегламентируют деятельность по составлению психологических портретов иих использованию в правоохранительной деятельности. Однако юридическаяпрактика все больше и чаще стала пользоваться этим действием в трудныхслучаях раскрытия и расследования преступлений. За последние 20 лет имелсяряд случаев, когда с помощью психологического портрета удавалось раскрытьряд "висячих" уголовных дел, получивших широкий резонанс. Психологическийпортрет и его использование не являются доказательствами по делу, но могутуспешно применяться при поиске доказательств, а также осуществлении оперативныхи следственных действий по изобличению виновных. В условиях неочевидностис его помощью можно уточнить, сузить круг подозреваемых, выдвинуть и осуществитьпроверку версий, которые возникают только при его использовании. Оправдываетсебя использование психологического портрета и при решении оперативно-служебныхи служебно-боевых задач профилактики, исполнения наказания, борьбы с террористамии др.

Было бы ошибкой отказываться от разработки и использования психологического портрета, обосновывая этосложностью и недостаточной подготовленностью сотрудника. Конечно, это требуетопределенных психологических знаний, умений и навыков. Опытные сотрудникиовладевают ими за долгие годы юридической практики и составляют представлениео психологии представляющих для них интерес лиц, не называя это психологическимпортретом. Но сегодня этими действиями необходимо владеть всем, усвоивпсихологические знания и овладев приемами составления психологическогопортрета, воплощающими весь богатый практический опыт и результаты научныхразработок, что намного ускоряет овладение этим действием.

Прием составления психологического портрета с приданием ему определенных свойств. Составление психологическогопортрета - не простой набор слов, содержащих некоторые психологическиехарактеристики. Психологический портрет составлен профессионально, когдасотрудник изначально ориентируется на то, чтобы придать ему определенныехарактеристики, свойства. Для этого существуют некоторые правила.

Правило избирательности ориентирует на необходимость выбора определенных психологических характеристиклица, представляющего тот или иной профессиональный интерес для работникаправоохранительного органа. Необходимо определить для самого себя, чтонадо выявить в психологии человека, чтобы понять, как с ним работать иобщаться в связи со стоящей профессиональной задачей.

Правило достаточностиисходит из того, что перечень психологических особенностей вообще практическибеспределен. В русском языке имеется около 27000 слов, обозначающих разныеоттенки одного только характера. Поэтому сразу надо исходить из определенногоминимума и тех возможностей, которыми реально располагает рядовой работникправоохранительного органа. Вместе с тем этот минимум оправдает надежды,если он все же будет достаточен для нужной оценки психологии лица, заслуживающейдоверия.

Правило достоверности, развивая предыдущее, рекомендует не ограничиваться количественными соображениями, а заботиться о засуживающей доверия информации. Таковаяможет быть получена лишь при достаточной психологической подготовленностисамого сотрудника, следовании им рекомендациям юридической психологии.Особенно высокая психологическая подготовленность нужна при составлениипсихологического портрета скрывшегося преступника по следам, оставленнымим на месте преступления (см. §8.6).

Правило целостности подтверждает то, что уже сказано выше о изучении личности: ее психология может бытьпонята при составлении общего представления о том, что же это за психология,и проверке, как она укладывается в общую картину преступления, деяния,поведения данного лица. Можно придумать красивую и многообещающую версию,а потом появляется человек, знакомство с которым приводит к выводу, чтони по своим внешним, а тем более по внутренним свойствам этот человек вразработанную версию "не влезает". Бывает и наоборот.

Прием структуризации психологического портрета. После ознакомления с характеристикой первого приема в сознаниисохраняется вопрос: что конкретно надо изучать, чтобы это было и избирательно,и достаточно, и целостно? Этот прием задает алгоритм составления портрета.

Правило ориентации наобщую структуру личности рекомендует при определении структурных компонентов составляемого избирательно психологического портрета исходить из рекомендацийпсихологии. Следуя им, надо мысленно представлять себе такую общую структуру:1) направленность (це-ле-мотивацйонная структура, система побуждений -целей, мотивов, потребностей, интересов, взглядов на жизнь и пр.); 2) характер(морально-психологический облик, отношение к труду, к людям, к самому себе);3) деловые качества (интеллект, внимательность, память, целеустремленность,настойчивость, упорство, организованность, активность, самостоятельность,самообладание, и др.); 4) подготовленность (образованность, профессия,опытность, житейская мудрость); 5) темперамент (уравновешенность, скоростьреакции, эмоциональность, устойчивость и др.). Перебирая этот переченьв сознании, следует избирать для данного случая то, что имеет значениев конкретных условиях, а затем приступить к содержательному определению.

Правило юридически значимой типизации рекомендует для избирательного выбора из общей структурыпортрета и определения его содержания исходить из определенных типов людей,с которыми сотруднику приходилось сталкиваться и которые имеют определенноеуголовно-правовое значение. Так, определенной психологической типологиейобладают люди, принадлежащие к разным возрастным, профессиональным, национальнымгруппам, занимающие определенное уголовно-правовое положение (подозреваемый,обвиняемый, потерпевший, свидетель и др.), к разным типам личностей (например,сангвиник, холерик, флегматик, меланхолик). Имея дело с конкретным лицоми обладая исходными анкетными данными о нем, можно предположить у негонекоторые типологические психологические особенности. Во всяком случаеэто может быть исходной версией о его психологии, с которой можно начатьработу.

Правило индивидуализации рекомендует, опираясь на исходную версию о типологических особенностях человека, не ограничиваться ею, а постоянно конкретизировать, используяпостепенно, по мере углубления знакомства с ним, собираемую психологическуюинформацию. Возможно даже, что столкнувшись с совсем нетипичной личностью,от исходной версии придется отказаться вообще.

Правило правовой компетентностии криминального опыта личности выделяет наиболее важную избирательную часть психологического портрета. Оно предполагает изучение и оценку уровняразвития правовой психологии, отношения к праву, правоохранительным органам,конкретным уголовно оцениваемым деяниям, степень знакомства с криминальныммиром и культурой, отношение к ним, к имеемым судимостям и др.

Правило ситуативной определенности психологии личности подчеркивает важность составления не отвлеченногопсихологического портрета, а его вероятных и действительных проявленийв конкретной юридической ситуации, которая сталкивает данное лицо с сотрудникомправоохранительного органа. Иначе говоря, имеет значение прогнозированиеили понимание занятой личностью позиции, ее отношение к сотруднику и выполняемойим профессиональной обязанности, проводимой линии поведения, преследуемымцелям и актуальным мотивам.

Прием использования всех источников информации для составления психологического портрета. Существенныйвопрос - откуда черпать информацию для составления" психологического портрета?Хотя у обычного сотрудника нет никаких психодиагностических устройств,он обладает немалыми возможностями для сбора вполне приемлемой для негопсихологической информации. Портрет нужен сразу, сейчас, надо хоть на что-тоопереться, решая профессиональную задачу в отношении лица, которого онзачастую видит впервые, но учесть его психологию надо. Использование иизучение всех первичных материалов личности гражданина, субъекта правоотношений,всех деталей о нем позволяют затем действовать более обоснованно и направленнои снижают вероятность ошибок.

Правило оценки по делам, поступкам и их результатам. В поступке, в творениях своих рук воплощается психология человека. По одному поступку, который послужил поводом для его встречи с сотрудником, сразу всего не скажешь, но есть основаниесделать предположения о его мотивах, отношениях к праву, воле, самообладаниии другом. Это обычно первая возможность, которая открывается перед пытливыми думающим юристом. По продуктам деятельности человека (письмам, поделкам,достигнутым результатам и их особенностям) можно судить о его целях, мотивах,интересах, способностях, опыте, профессионализме, уме, воле, самообладании,аккуратности, добросовестности и др.

Вторая возможность обычно связана с правилом учета мнений других о данном лице. Такой информацией,хотя и не всегда, сотрудник все же обладает. Эта информация представляетинтерес, если сообщающий свое мнение человек хорошо знает данного или,как минимум, уже имел случай познакомиться с ним. Так, следователь можетсоставить себе исходное представление о задержанном на основе доклада илирапорта сотрудника милиции, задержавшего правонарушителя. Нередко появлениегражданина в служебном кабинете упреждает чей-то звонок, информирующийсотрудника и как-то ориентирующий его относительно этого человека. Разумеется,такая информация может быть весьма субъективной и даже ошибочной. Ее достоверностьповышается при применении метода, именуемого в психологической науке методомобобщения независимых характеристик. Сотруднику следует узнать мнениео лице не от одного человека, знающего его, а от нескольких и составитьнекоторое усредненное мнение, которое будет достовернее мнения одного.Нередко эти мнения не совпадают, а порой кажется, что речь идет о разныхлюдях, но и это важно, так как человек не прост, не однопланов и это позволяетприблизиться к пониманию его истинного "лица". В работе юриста часто приходитсясрывать маски, которые "надевают на себя" многие люди.

Правило психологической оценки документов, характеризующих интересующее лицо, удостоверяющихего личность, характеристик, анкетных документов, материалов личного иуголовного дела и других, - также одно из первых, которое можно использоватьзачастую еще до личной встречи сотрудника с изучаемым лицом. Естественно,они многое сказать не могут. Анкета - лишь тень человека; она лишь повторяетего силуэт, а содержания его психологии не дает. Они дают лишь некоторуюинформацию, например, о возрасте, профессии, образовании, национальности,семейном положении, имеющихся судимостях и др. Но и знакомясь с ними, надоне просто читать бумаги, а стараться понять человека.

Более широкие возможности открываются при личном контакте и общении.

Правило получения информации в процессе психологического наблюдения за человеком. Возможности испособы его реализации см. в § 8.5.

Правило биографическое исходит из того, что психология человека на любом году его жизни -в значительной степени продукт его онтологического (прижизненного) развития.В качествах человека - жизнью "написанная в нем" его биография, интегральныйрезультат всей совокупности условий, образа жизни, собственной активности.Поэтому, получив информацию об этом, можно с большой долей достоверностипредположить наличие у него определенных личностных особенностей.

Такую информацию можно получить из беседы с человеком, расспрашивая его именно о тех особенностях его прошлойжизни на разных ее этапах, которые могли формировать его направленность,ценностные ориентации, черты морально-психологическогооблика, познавательные, волевые и деловые качества. Для этого в ходе беседыобращается внимание не столько на хронологию жизни (где работал или учился),сколько именно на формирующие психологию обстоятельства: Какой была атмосферав семье? Каковы взаимоотношения родителей? За что они его поощряли и наказывали?Чего требовали? Как учился? Чем интересовался? Что нравилось и не нравилосьи почему? Чем увлекался? Чего старался добиться? Какой результат считалсамым важным и почему? Что считает неудачей? С кем дружил? Что это былиза люди? Что в них нравилось? Как проводили досуг, почему так? Какие книгилюбил и что в них нравилось? И т.п. Спрашивая, следует не только узнаватьмнение и ответы, но и понимать; слушать не только слова, но и "душу", понимать.Все это можно делать, например, при заполнении анкетной части протоколадопроса. Это, кстати, способствует и установлению психологического контакта,как бы переводя общение из формального во взаимно понимающее, доверительное.В таком разговоре познается не только само деяние, но и лицо, его совершившее.

Правило жизненной позиции продолжает изучение в ходе беседы, но переводит его на современность.Что нравится и не нравится в современной жизни общества и почему? Что быизменил, если бы имел власть? Как оценивает работу правоохранительных органов,почему? Что нравится или не нравится в телепередачах? Что интересует вгазетах? Чем занимается в свободное время? Как помогает родителям? С кемчаще всего общается и что в них нравится? И пр. Жизнь человека, представляющегоособый интерес, скажем, подозреваемого, должна быть изучена досконально.Надо узнать все его достоинства и слабости, привычки и интересы, где, чтои как он ест и пьет, как и каким маршрутом он ездит на работу, с кем находитсяв ссоре, с кем дружит и что с ним делает и пр. Бывает полезным сказать:"Будьте откровенны. Лучше, чтобы я вас понял. Это в ваших же интересах".

Правило извлечения психологической информации из вещей, принадлежащих человеку, расширяет возможностикак в очном, так и опосредованном контакте с ним. Особенно информативнызаписные книжки, кошельки, записки, хранящиеся в карманах, украшения, предметыодежды. Пользоваться ими можно при выполнении санкционированных следственных,оперативно-розыскных действий либо попросив гражданина показать предмет,либо рассматривая и оценивая, например, украшения на руках, шее или одежде.Изучая все это, надо стараться понять его вкусы, интересы, потребности,аккуратность, культурность, круг знакомств, претензии, групповую принадлежность,отношения к криминальным символам и многое другое.

Психологически информативны обстановка квартиры, в которой человек живет, домашние условия, порядок,гардероб, стол, портфель или сумочка, записная книжка, дневник, календарьс записями, библиотека, инструменты, предметы увлечения и коллекционирования,аудиовидеотехника, наборы записей и кассет, журналы и др. Веши всегда болееискренни, чем их владельцы.

Прием рефлексии предполагает мысленную постановку себя на место изучаемого лица и представление о том,какой может быть психология при этом. Подробно это рассматривается в §8.5.

8.5. Изучение человека в психологическом наблюдении

Понятие и значение психологического наблюдения. Самый доступный и наиболее широко применимый путь полученияпсихологической информации о человеке, представляющем профессиональныйинтерес для работника юридического органа, - путь наблюдения за ним, наблюдениясо стороны, при разговоре, при профессиональном контакте. Это реализуемопри психологическом наблюдении - особом психологическом действии, которымработнику-профессионалу юридического дела следует владеть.

Психологическое наблюдение- особое психологическое действие, обслуживающее решение правоохранительных задач и предназначенное для изучения психологических особенностей людей,с которыми профессионалу юридических органов приходится иметь дело.1Его значимость- в широкой доступности и оперативности (возможности быстро получить хотькакую-то информацию о человеке и его психологии). Все зависит практическиот самого работника, его желания и его профессионализма. Психологическоенаблюдение реализуется с помощью специальных психологических приемов, отвечающихего назначению, и конкретизирующих их правил. Упрощением бы было связыватьего успех только с некоторой техникой работы. Его реализация требует наличияу профессионала особой устойчивой внутренней установки на психологическоенаблюдение, наличия определенных психологических знаний, а также повышеннойпсихологической чувствительности (чувствительности к внешним проявлениямпсихологии человека). Все эти компоненты взаимосвязаны. Само применениеприемов психологического наблюдения нуждается в актуальной установке, вжелании и стремлении профессионала использовать их. Обратная зависимость- практика использования приемов развивает и укрепляет установку и психологическуючувствительность, возникает профессиональная привычка, формируются соответствующиенавыки и умения, накапливается опыт, совершенствуются знания.

Психологическое наблюдение дает информацию о человеке, но переоценивать ее достоверность не следует.Человек как объект психологического наблюдения весьма сложен и неоднозначен.Многое в нем содержит психологическую информацию: как вошел в комнату,как подошел, как сел, куда дел руки, какую фразу и почему произнес, почемуна одном вопросе задержался, другой обошел, почему опустил глаза, когдадрогнули веки, на кого и в какой момент посмотрел и многое другое. Всеэто составляет язык внешних проявлений психологии человека (рис.8.3). Его значения вероятностны и, тем не менее, профессионалу следуетпонимать их. Этот язык скажет профессионалу больше, чем человек сам о себе.Есть граждане-"артисты", пытающиеся маскировать свои действительные мысли,отношения, качества, состояния, что, конечно, в известной мере затрудняетпонимание языка внешних проявлений, прочтение последних. Однако подлинный профессионал достаточно уверенно отличит наигранное от действительного, искреннее от лживого. Дело в том, что "артист" живет двойнойвнутренней жизнью: демонстрируемой, рассчитанной на показ, и действительной,"для внутреннего пользования". Постоянные переходы от одной к другой впроцессе общения так или иначе обнаруживают это раздвоение в многочисленныхпризнаках противоречивости. Даже если профессионалу не удается составитьотчетливого психологического портрета человека, то по результатам психологическогонаблюдения у него возникают неудовлетворенность, предположения, подозрения,побуждающие его к дополнительным проверкам и в конечном счете - установлениюистины.

  • 'См.: О'Коннор Джозефи Гриндер Джон. Введение в нейролингвистическое программирование: Пер.с англ. - Челябинск, 1997; Человеческий фактор в правоохранительныхсистемах. Языки мозга и тела человека: проблемы и практическое использованиев деятельности органов внутренних дел. - Орел, 29 мая - 2 июня 1995 г.;Щекин Г.В. Визуальная психодиагностика и ее методы. - Киев, 1992;Скрыпников А.И., Лаговский А.Ю., Бегунова Л.А. Значение поведенческихреакций подозреваемого для экспресс-оценки его психологических особенностей.- М., 1995; Куприянов В.В., Стовичек Г.Р. Лицо человека. - М., 1988.

Прием избирательностии надежности психологического наблюдения. Интерес работника органов правоохраны в наблюдении - не праздное любопытство, он всегда конкретен.Эта конкретность выражается в интересе к составлению психологического портрета(который, как уже отмечено выше, в юридической деятельности всегда избирателен,акцентуирован) или отдельным психологическим феноменам (например, искренностиили лживости).

Правило избирательностии целеустремленности рекомендует со вниманием относиться к определению задач наблюдения в каждом конкретном случае, пользоваться рекомендациямипо составлению психологического портрета, уточнять, какие внешние проявления,выступая признаками подлежащих оценке психологических феноменов, подлежатнаблюдению и фиксации.

Правило комплексности предупреждает о недопустимости категорических! психологических оценокна основе единичной фиксации каких-то признаков*; Надо перепроверять информацию,усиливая наблюдение за повторными прояв-н лениями их. Кроме того, учитываяцелостность психики, следует собирать мак-1 симально широкий круг информации,отвечающей структуре психологическога"| портрета. Это позволит более достовернооценивать и отдельные проявления. (;|

Правило устойчивости к социально-психологическим эффектам, снижаю-! щим достоверность психологическогонаблюдения. К ним относятся эффекты! "первого впечатления", "первойинформации", ореола, инерции. В условиях] правоохранительной деятельностиособенно сильно и негативно сказывается' предварительная или имеющаясяу сотрудника информация о человеке, с ко- •. торым он встречается. Ониавтоматически формируют у него установку на| поиск, восприятие во внешнихданных и поведении человека того, что подтверждает имеющуюся информацию,полученную от других лиц или из доку- \ ментов. Правило требуетвсегда быть объективным, не поддаваться первым! впечатлениям, быть самостоятельным,судить о человеке только по непо-i средственно наблюдаемым и провереннымфактам, перепроверять свои впечатления, критично походить к выносимым оценкамо нем и его качествам.

Прием выявления в наблюдении качеств личности. По внешности, мимике, пантомимике, продуктам деятельности,словам, речи можно судить о ряде качеств человека. Правила:

  • по содержанию высказываний судить о его взглядах, убеждениях, целях, планах, мотивах, потребностях,ценностных ориентациях, интересах и др.;
  • по словарному запасу, построению речи, изложению мыслей, ответам на вопросы судить о его образованности, культуре, профессиональной принадлежности, умственном развитии,находчивости, криминализованности, правовой осведомленности, особенностяхправовой психологии и т.п.;
  • по произношению оцениватьего национальную и региональную принадлежность, возможное место рожденияи длительного жительства, образованность;
  • • по темпу речи, интонациям, жестикуляции, выразительности мимики и экспрессивности речи оцениватьего тип темперамента, эмоциональную уравновешенность, умение владеть собой, силу воли, самомнение, культурность, систему ценностных приоритетов. Так, человек с холерическим темпераментом быстр, темп речи у него устойчивовысок, мимика выразительна, характерны в поведении порывистость, нетерпеливость,несдержанность;
  • по вещам и предметам, принадлежащим человеку, - см. §8.3.

Прием выявления в наблюдении криминально значимых признаков. Для работника правоохранительных органовзначимость таких признаков особенно велика.

Правило оценки признаков криминализации речи. Засоренность речи словечками из криминальногожаргона характерна для некоторых категорий современной молодежи. Производноеот их представлений о "модности", "современности" такого языка, - это определеннаяпсихологическая характеристика. Заслуживают оценки обращения типа "гражданин начальник", "командир", слова и выражения, свойственные"блатной музыке" и умению "по феньке ботать". Чем их больше, чем точнееих словоупотребление (что может оценить знакомый с уголовным жаргоном работник),тем достовернее оценки.

Правило обращения внимания на татуировки. В большинстве своем они не просто украшения и проявленияизвращенных вкусов, а несут смысловую нагрузку, выдающую отношение егоносителя к закону, работникам правоохранительных органов, преданности криминальномумиру, статусу в криминальной среде, говорят о планах на будущее, характерепреступной деятельности, числе "отсидок" и др. Расположенные нередко навидимых частях тела человека (кистях, пальцах, ушах, носу и пр.), они недолжны остаться незамеченными и не интерпретированными психологически.

Правило наблюдения за жестами, движениями, деталями одежды, привычками поведения. В недалекомпрошлом опытные сотрудники очень четко подмечали людей, имеющих (или имевших)отношение к криминальному миру по короткой стрижке, несколько старомоднойодежде, приверженности к ношению ватников или кожаных курток, отсутствиюгалстука ("удавки"), наброшенному на плечи пиджаку, манерной походке идр. Ныне большинство этих примет устарело, но некоторые сохранились. Характерныинтенсивная жестикуляция, выразительные движения кистью и пальцами (в преступноммире, в местах лишения свободы жесты используются для безмолвного обменаинформацией и связи), определенная манера входа в помещение, походка, поведениепри общении, сидение на корточках у стены, симуляция болезней, способ хранениянекоторых вещей, особенности ожидания (три шага в одну сторону, три в другую),обращение к некоторым людям и к нему самому по кличке, неумение в столовойпользоваться ножом и вилкой, привычка смешивать разные блюда в одно, наличиедорогих перстней на пальцах и др. Конечно, не каждую из этих примет можноистолковать однозначно, но в совокупности они делаются определеннее. Естьсвои характерные привычки и приметы у шулеров, карманных воров и ряда другихпреступных "специализаций". Разработка комплекса примет заслуживает дальнейшейразработки юридической психологией.

Прием выявления в наблюдении признаков лица, занимающегося преступной деятельностью. Сегодня, правда,в большинстве случаев не трудно судить о том, кто ведет преступный образжизни; основная трудность в получении доказательных материалов. Все жебывает важным понять это, ибо лица, занимающие высокие места в преступнойиерархии, предпочитают нередко держаться в тени.

Правило слежения за признаками противоречивости личности. Нередко такими признаками выступают: несоответствиеобнаруживаемых качеств тому облику, который пытается придать себе человек(например, неожиданное обнаружение острого ума, наблюдательности, изощренностив возражениях и ответах на вопросы, обстоятельных и точных знаний в какой-тообласти, которых трудно ожидать, например, у "простого", малоприметного,ведущего тихий и скромный образ жизни, занимающего рядовую должность человека);демонстративное обнаружение "кристальной" честности, порядочности, бескорыстия,благотворительности и пр.; повышенная готовность к самозащите, острая настороженность,обостренная реакция на подозрения и подозрительность к другим, жесткийсамоконтроль и др.

Правило слежения за признаками поведения лиц, собирающихся совершить или совершивших преступление, особеннозначимо для сотрудников милиции, несущих службу на улицах и в общественныхместах, вневедомственной охраны и др. Заслуживают внимания:

  • настороженность, повышенная напряженность, нервозность, неестественная веселость или развязность человека,особенно когда он замечает сотрудника милиции или последний подходит кнему для проверки документов;
  • торопливая или излишне напряженная походка, выдающая как бы желание не обратить на себя внимание;
  • тревожное, порывистое оглядывание назад ("нет ли слежки") и по сторонам;
  • применение приемов отрываот слежки (вход в последний момент в автобус, метро и такой же выход, многочисленные пересадки на транспорте и др.);
  • наличие предметов, узлов, чемоданов в руках в ночное время или в местах, где люди редко бывают с ними;
  • несоответствие возраста,одежды и того, что несет человек в руках, и др.

Характерна для этих лиц, как, впрочем, и для тех, кто имеет большой преступный опыт, привычка не допускать, чтобы кто-то шел за ними сзади. Они либо ускоряют шаг, либопропускают идущего сзади.

Усиливает продуктивность обнаружения человека, собирающегося совершить преступление, и знание сотрудникомправоохранительных органов способов совершения тех или иных преступлений.Например, такое знание используется оперуполномоченными оперативных групп,занимающихся розыском и задержанием карманников. Они знают, где и когдаих искать, как их выделить из толпы, в какой момент брать с поличным.

Правило учета психологических особенностей опознания лиц, находящихся в розыске. Розыск осуществляетсяна основе использования различных портретов (фотографий, рисованных портретов,словесных портретов и др.), однако успех зависит от учета возможностейчеловеческой памяти лицами, осуществляющими ориентировку и инструктаж сотрудниковмилиции, выходящих на службу. Запомнить данные даже о пяти человеках трудно,если инструктаж не сопровождается раздачей копий портретов. Многое зависитот тренированности профессиональной памяти сотрудников, умения осуществлятьприпоминание сведений, сличение портрета и реально наблюдаемого человека,проверять документы, удостоверяющие личность.

Прием выявления и оценки психического состояния человека. Взволнованность, страх, радость, тревога,напряженность, расслабленность, злость, растерянность, даже спокойствиемогут многое сказать наблюдательному юристу.

Правило наблюдения за внешними признаками психических состояний. Такими признаками выступают:интонации голоса, изменения его темпа, пауз, тембра; выражение глаз и направлениевзгляда; цвет лица и выступление пота; жесты, прза (в состоянии напряжения,например, поза несколько неестественна, пальцы на руках могут дрожать илинапряженно сжиматься в кулак), движение рук (в состоянии волнения человекберет что-то в руки, начинает вращать, ускоряет вращение). Как верно сказалодин опытный юрист: "Надо вглядываться не только в Уголовный кодекс, нои в глаза человека". Трудно вообще судить о человеке, ни разу не взглянувпристально, изучающе ему в глаза. Наблюдение улучшается в условиях хорошейосвещенности.

Правило контроля за изменениями психического состояния. В ходе раскрытия и расследования преступлений,задержания преступников, пресечения нарушений общественного порядка и вдругих случаях сотруднику полезно, а то и необходимо знать, в каком психическомсостоянии находится правонарушитель, потерпевший, свидетель. Успокоениеили возникновение тревожности, страха, повышение напряженности и появлениепота в какие-то моменты встречи и разговора говорят о значимости момента,его опасности или уходе от опасности. На этом, в частности, строится идиагностика лжи и скрываемых обстоятельств (см. § 8.12).

Прием психологического зондирования. Опытный юрист не ждет пассивно, когда интересующее еголицо само проявит свою психологию. Он активно выявляет ее с помощью этогоприема и его правил.

Например, в квартире одного из подозреваемых проводился обыск, но он не давал результатов. Тогда руководительгруппы распорядился вывести подозреваемого в другое помещение, а в этойкомнате переставить всю мебель. Когда подозреваемого вновь ввели в комнату,за ним наблюдали. Тот, увидев перестановки, быстро обежал комнату беспокойнымвзглядом, задержав его на некоторое время на напольных часах, и успокоился,улыбнувшись. Из них и извлекли вещественные доказательства, которые былитам тщательно запрятаны. Подозреваемый выдал себя своей реакцией.

Прием контроля за информативно значимыми психологическими реакциями по ходу выполняемого сотрудникомследственного или иного профессионального действия:

  • движения глаз;
  • появление растерянности, задержки с ответом. Молчание может сказать больше, чем ответ;
  • уход от прямого ответа, перевод разговора на другие вопросы;
  • изменение психического состояния;
  • оттенки уверенности и неуверенности в голосе, появление признаков искренности или лживости, "провалы памяти;
  • внезапное покраснение и появление пота на лице, постукивание пальцем, усиление манипулированияпредметом в руках (ручкой, карандашом, спичечной коробкой, пуговицей, пепельницейи пр.), закуривание сигареты и др.;
  • непроизвольное расширение зрачков глаз;
  • естественность (наигранность реакций) и др.

Прием "качания". Всем известна с детства игра "горячо - холодно".

Этот прием схож с ней. Когда допрос, разговор, перемещение приближаются к опасным для человека, знающегосвою вину, но проявляющего неискренность и скрытность, теме, вопросу, месту,факту, его внутреннее напряжение возрастает, когда удаляются - снижается.Эти внутренние реакции непроизвольны, сдержать "выплескивания их наружу"практически невозможно, а попытка не проявить их внешне оказывается ещеболее заметной, так как неестественна.

От опытного, психологически наблюдательного юриста не укроются психологические проявления, и любыепопытки виновного обмануть его, как правило, оказываются безуспешными.Язык внешних проявлении всегда более искренен, чем слова.

8.6. Визуальная психодиагностика криминальных признаков личности

Значимость морфологических, функциональных и сопутствующих признаков. В обыденном сознании бытует расхожее мнение о том, что скошенный лоб,, "ястребиный" нос, тонкие "змеевидные"губы, а также татуировки, клички,, жаргон, уголовная жестикуляция и пр.- неотъемлемые признаки людей, находящихся в противоречии с законом, преступников.Данная точка зрения, сформировалась и продолжает существовать под воздействиемидей Ч, Лом-брозо, Э. Кречмера, догматов френологии, физиогномики, оттесняяпроцесс; научного познания и заменяя его по существу предубеждением и штампом..Сказывается влияние и ряда детективных произведений, фильмов, взявших насебя роль трансформатора массового физиогномического опыта, отдельных журнальныхи газетных публикаций.

Не подвергая критическому анализу псевдонаучные теории, литературу* детективного жанра, средствакинематографии, публицистику, заметим, что по сравнению с "человеком сулицы" сотрудник правоохранительных органов' находится в ином положении.Поскольку эффективность его деятельности4 зачастую прямо связанас успешностью распознавания лиц, причастных преступной среде, в правоохранительнойпрактике накоплен определенный опьг^ изучения личности с позиций ее асоциальногозаражения, опыта, статуса, действенности.

В юридической психологии выявляемые признаки группируются в три блока согласно принятой в криминалистикеклассификации:1

  • I блок - морфологические:особенности телосложения; строения лица, головы;
  • II блок - функциональные:речевое поведение (высказывания), жаргон; невербальное поведение (движенияи действия), знаки визуального тайного-общения (язык жестов, поз, мимики,взгляда);
  • III блок - сопутствующие:особенности одежды, обуви; татуировки1 шрамы; носильные вещи; растительные покровы на лице, голове. ~у

При выявлении криминальной принадлежности личности сотрудниками ОВД по психологическим признакам висследовании2 установлена следующая иерархия их значимости Втабл. 8.1 приведены ранговые места морфологических, функциональных и сопутствующихпризнаков в суждениях сотрудников уголовного розыска и следствия при идентификациилиц, причастных к преступной деятельности.

Морфологические признаки. Рассмотрение признаков первого блока приводит к выводу о невысокой значимости анатомии лица, головы, телосложения при оценивании криминальнойпринадлежности личности. Однако некоторая склонность сотрудников правоохранительныхорганов все же учитывать морфологические особенности не является результатомруководства положениями о фатальной связи антропометрических характеристикчеловека с его индивидуальными и криминальными особенностями. Ссылки на"узкий лоб", "приплюснутый или крючковатый нос", "маленькие глубоко посаженные,колющие глазки", "неблагородное выражение лица" и т. д. - действие не столькофизиогномических, сколько национальных примет.

  • 1 СнетковВ. А. Использование признаков внешности в работе ОВД. - М., 1993.
  • 2 Аминов И.И. Изучение психологии собеседника в деятельности сотрудников правоохранительныхорганов. - Ижевск, 1998.

Проявление "каузальной атрибуции" в виде этностереотипической добавки к устойчивому "криминальному портрету" нередко находит подтверждение в иронических прозвищах подозреваемых лиц иной, чем сотрудники, национальности. Действие этнического стереотипа вформе "вербальной стигматизации" (клеймения, деперсонализации) представителей"иной" национальности на основании особенностей внешности нередко блокируетадекватное восприятие индивидуально-личностных особенностей собеседника.

В целом низкая рейтинговость криминальных признаков, относимых к морфологическому блоку, может объяснятьсяситуативным влиянием на характер непосредственных впечатлений, неоднозначностьюинтерпретации физического облика человека.

Функциональные признаки. Основная причина необходимости внимания сотрудников функциональным признакам при выявлении антиобщественной личности, согласно ряду исследований,1- социокриминальное расслоение современной преступности. С одной стороны,в ней наблюдается процесс всемерной маскировки криминальной принадлежностичастью профессиональных преступников, проявляемый в демонстрации "респектабельности"(недопущении традиционных атрибутов асоциальной субкультуры, татуировок,жаргона и пр.), а также здорового образа жизни (ни спиртного, ни наркотиков,занятия спортом). Новое поколение преступников может демонстрировать семейныеустои, чадолюбие, старательное выполнение рабочих ("мирских") обязанностей.Бывает, что они уважаемы в глазах коллег по работе, что характерно дляновой генерации "благопристойных" уголовников "идейным" уклоном. С другойстороны, наблюдается стремление непрофеесиональных, в основном начинающих,правонарушителей к личному и груй новому самоутверждению в преступном миречерез сознательное и открыто подражание устоявшимся криминальным традициям.

  • 1 См.: АлферовЮ. А. Пенитенциарная социология: аудиовизуальная диагностика (татуировки,жесты, жаргон). В 2 ч. - Домодедово, 1996; Пирожков В. Ф. Законыпреступного мира молодежи (криминальная субкультура). - Тверь, 1994; Человеческийфактор в правоохранительных системах. - Орел, 1996.

Среди признаков функционального блока при криминологической идеи тификации выделяются особенности речевогоповедения (высказывания):

  • демонстрация социальной зрелости и нравственной чистоты (непротиворй чивость, аргументированность,мотивированность суждений без необходимости без требований к этому со сторонысотрудника правоохранительных органов);
  • преобладание однообразных фраз-паразитов, характеризующих умей венное развитие особого рода;
  • большая выразительность рук, нежели речи (постоянная помощь себе разговоре руками);
  • повышенная готовность к самозащите, обнаруживающаяся в постоянном и жестком самоконтроле поведения,в мгновенной реакции на опасные ситуации;
  • игра в "несгибаемость", корпоративную "честность", спекуляция на чувствах товарищества, коллективизма;
  • возмущение по незначительным поводам (неадекватность реакций на безобидные слова, замечания или действиясотрудника);
  • парадоксальное сочетание в речи искренности и лживости, безволия упрямства, изворотливости и примитивизма,чувства ненависти к себе пей добным и групповой сплоченности, женоненавистничестваи сексуально! озабоченности при крайней нестабильности каждого из этихкачеств;
  • в силу отработанных защитных механизмов - завышенная самооценку, склонность считать себя, свою судьбуособенными, исключительными;
  • самооправдание, выражаемое в максималистских, циничных заявлениях; типа: "преступно государство, амы - его верные подданные"; "воруют все кто смел, дай только волю"; "вселюди - враги" и пр.;
  • стремление сохранить дистанцию в отношениях с сотрудником ОВД, обезличить его, видя в нем лишь определеннуюсоциальную роль, а не живого человека.

Жаргон ("блатная музыка", "феня") используется преступниками как средство общения междусобой и потому может невольно проявляться в речи во время допросов.

На сегодняшний день сведения о жаргонном языке лиц, подозреваемых в преступной деятельности, являютсятакими же актуальными, как и много лет назад, когда Д. С. Лихачев писало том, что подобный материал ценен не •только этимологией отдельных слов.Этот язык включает в себя всю идеологию, все коллективные представленияи коллективные эмоции как воров, так и прочих асоциальных лиц.1

  • 1Словарьтюремно-лагерно-блатного жаргона. - М., 1992. - С. 368.

Употребление жаргонных слов лицами, причастными к криминальной среде, предназначено для: зашифровкимыслей и тем самым обеспечения живучести преступного сообщества; самоутвержденияв преступной среде или подчеркивания превосходства сообщества преступниковнад другими людьми (например, в преступном сообществе все люди делятсяна "гавриков", "шиб-здиков", "волосатиков", "дубаков", а чины милиции -на "легавых", "лягушек", "жаб", "псов", "снегирей", "клух"); распознавания"своих" и выделения их в особую касту по специализации (например, различаютсянесколько разновидностей воровской профессии: "мойщик" - вокзальный ворили лицо, обкрадывающее спящих в вагоне пассажиров, совершающее кражу упьяных, "охотник" - нищий профессионал, "барабанщик" - квартирный вор,стуком в окно или звонком предварительно проверяющий отсутствие хозяев,"ти-хушник" - вор, совершающий кражи из незапертых квартир, и пр.); выявлениялиц, имеющих намерения проникнуть в криминальное сообщество, что позволяет"изобличать" подосланных властями агентов, знающих только основы языка;отражения внутригрупповой иерархической структуры (по обозначению членовсообщества терминами жаргона определяются их права и обязанности, системавзаимоотношений: "косматый" - главарь группы; "валет" - лицо, прислуживающееавторитетам преступного мира, "взросляк" - совершеннолетний преступники пр.) и т. д.

При декодировании "зашифрованной речи" криминальных лиц сотрудникам правоохранительных органов приходитсясталкиваться с определенными трудностями. Во-первых, от представителейкриминального мира очень трудно добиться каких-либо объяснений тех выраженийи слов, которые они употребляют. Подозреваемый, прошедший не один десятокдопросов, вырабатывает в себе тактику запирательства. И этот факт "запирательства",по мнению опытных специалистов правоохранительной системы, делает "уголовнуютарабарщину" малодоступной пониманию, а сведения, содержащиеся в справочниках,словарях, энциклопедиях,1 в части освещаемой проблемы жаргонане всегда отражают быстро меняющиеся реальности преступного мира.

Во-вторых, отмечается постоянное обновление словаря уголовного жаргона, "удлинение" синонимического рядавходящих в него слов. Основная причина такого словотворчества - прогрессированиенаркоманийной преступности, члены которой отличаются по большинству параметровот общей массы правонарушителей: уровню информированности, общей культуре,образованию, эрудиции. В связи с расцветом в стране наркоманийной преступностисовременный жаргон правонарушителя постоянно наполняется искаженными иностраннымисловами, медицинскими терминами ("баядерка", "гейгерл", "гейшанка", "эвричка"и пр. - проститутка; "витамин С", "санта-мария", "хромосома жирная", "яйцеклеткатоваристая", "эрзац-баба" - жена, сожительница).

В-третьих, смысл жаргонного слова может преображаться в зависимости от контекста фразы, конкретнойобстановки, внешних обстоятельств. Например, слово "навернуть" означает"совершить", "что-то сделать", при этом можно "навернуть скачок" - совершитькражу со взломом; "навернуть малину" - установить тайную квартиру; "навернутьбабки" - добыть денег; "навернуть фраера" - обмануть кого-либо.

  • 1 ВакутинЮ. А. Словарь жаргонных слов и выражений. Татуировки. - Омск, 1979;Бронников А. Г. Криминалистическое значение татуировок у правонарушителей.- Пермь, 1982; и др.

В-четвертых, прослеживается "популяризация" среди всех слоев населения жаргонных слов и выражений. Они употребляются не только правонарушителями, но и законопослушными гражданами(хотя и в шутку, из озорства, без жиганской и воровской патетики), что вносит иногда путаницу в процесс криминологической идентификации.

Необходимость иметь представлениео жаргоне как инструменте изучения преступника вполне объяснима, в противном случае общение с ним мо"| жет оказаться ограниченным, не полным и не доверительным,а незнание или неудачное применение жаргонных слов сотрудником ОВД можетпривес-; ти к резким конфликтным ситуациям.

Невербальное поведение(неосознаваемые, малоосознаваемые движения и действия):

  • проявление настороженности в беседе даже на нейтральные темы: пристольный взгляд, прищуривание, наморщиваниелба перед ответом (придание! лицу выражения проницательности - желаниепредугадать направление беседы, степень осведомленности сотрудника ОВДо событиях преступления);
  • проявление подозрительностии скрытности (взгляд сбоку - углами глаз; движения рук, закрывающие лицо;взгляд в сторону; сокрытие ладоней и др.);
  • проявление нервозности(активное движение рук, в первую очередь кистей и пальцев; частое покашливание,прочищение горла; учащенное моргание; покусывание губ или ногтей; избегание взгляда сотрудника; ерзанье и др.);
  • неестественная веселость или развязность, примитивная бесцеремон-S ность (беззаботно открытая посадка- ноги или бедра широко расставлены; улыбчивость, демонстрация преувеличенногодружелюбия, когда обстановка? не располагает к этому) и т. д.

Специфику невербального поведения представителя криминального мира Д.С. Лихачев1 связывал с обрывочным,"заторможенным" характером ре-, чевого синтаксиса, с пропуском подлежащегои сказуемого. Страх произнести лишнее, выдать себя или других из-за болтливостичасто не разрешается ничем. Здесь-то и приходят "на помощь" телодвижениякак результат разрешения напряжения в речи преступника, в среде которогок тому же не терпят многословия, где почти все понимается с полуслова,порой по одному взгляду или позе. Это обстоятельство порождает пониманиеспециалистами ОВД необходимости владеть искусством толкования этого особогоязыка - языка телодвижения, проявление которого обусловлено импульсамиподсознания. Отсутствие у собеседника возможности подделать эти импульсыпозволяет доверять этому языку больше, чем обычному словесному каналу общения.

Знаки визуального тайного общения - "ручнаяфеня" (осознаваемое невербальное повеление). Использование знаков тайногообщения особенно распространено в среде мошенников, картежников, наперсточников,проституток, преступников, отбывающих наказание в местах лишения свободы.Так, у картежных игроков для передачи информации используются наиболееестественные жесты, движения глаз и др. Знаки визуального тайного общенияпозволяют: передать информацию с тайным содержанием при всех, на значительноерасстояние или при таких условиях, когда невозможно ее передать при помощи речи; обеспечитьбыстроту передачи информации; быть понятным только для определенного круга.

Например, психологическими исследованиями1 установлено, что зажатый в кулаке указательныйпалец является индикатором скрытности человека, неуверенности в своих словахи действиях, а следователи утверждают, что при проведении очных ставокэтот жест обозначает сигнал о безвыходном положении: "Обложили доказательствами".Жест, когда двумя раскрытыми ладонями изображается фигура, подобная букве"Т" - сигнал о серьезности обвинений, грозящих тюремным заключением, чтона жаргоне обозначается терминами: "крышка", "амба", "крепко сел". Вращениедвух указательных пальцев, направленных друг к другу, говорит о неопределенностиили неуверенности в чем-либо и т. д.

Наблюдение за глазами, жестами осужденных также является одним из способов получения весьма важной информации.Так, подмигивание в сочетании с поглаживанием подбородка означает "подойдико мне"; потряхивание рукой на уровне груди, напоминающее встряхиваниепыли, и попеременное подмигивание - "не подходи"; если шулер подмигнуллевым глазом и сжал пальцы в кулак, а потом резко разжал их - означает,что у него на руках подтасованная карта и напарник может ходить "ва-банк".

К числу опознавательных сигналов относится и условное движение пальцев. Особенно оно распространено у ворови картежных шулеров. Так, для определения "своего" в игре используютсярезкое, частое подмигивание и многократное соединение в кольцо большогои указательного пальцев; если напарник по игре сжал напряженно кулак -"крой всеми деньгами". Рука, сжатая в кулак при оттопыренных указательномпальце и мизинце, резко подносимая к подбородку или к горлу, означает приближениеопасности и др.

В психолого-юридических источниках в зависимости от содержания (тематической направленности), ценностно-функциональнойзначимости используемой символики все татуировки разделяют на: сигнально-обособительные,лич-ностно-установочные, стратификационно-информационные, мифологическиеи культовые, антирелигиозные, уголовные, сексуально-эротические, художественно-декоративные,юмористические, сентиментальные (памятные) и профессиональные (символикаразличных профессий).2

В настоящее время наблюдается многообразие социально-психологических функций уголовных татуировок. Ониявляются не только знаками общения правонарушителей между собой. В своемсодержании и локализации на различных участках тела татуировки близки преступникупо духу, его специализации, конкретному уголовному делу (могильный крест- "масть" убийцы; вытатуированный доллар - совершил ограбление; три точкиу девушек на руке - воровка и т. д.), могут многое рассказать о вкусахих носителей (изображение женщин, рюмок, шприца и пр.), выдать некоторыебиографические данные (МТ - Матросская Тишина, КПР - Казанский приемник-распределитель,год рождения и пр.), свидетельствуют о членстве в определенной преступной общности (изображение решетки,креста, карт, шприца и пр.). Кроме того, татуировка среди других особых примет указывает на устойчивые личностные характеристики, отражающие ееценности, образ мыслей, установки ("Не встану на колени"; "Не подам рукументам"; изображение кота - беглец по натуре; изображение якоря с узлом- "завязал" и т. д.).

  • 1 Словарь тюремно-лагерно-блатногожаргона. - С. 368.
  • 1 Рюкле X.Ваше тайное оружие в общении. - М., 1996. - С. 151.
  • 2 ПирожковВ.Ф. Указ. соч. - С. 134.

Тенденции, связанные с феноменом татуировок у преступников на современном этапе, заключаютсяв следующем:

  • большинство преступников наносили татуировки только в возрасте до) 28-30 лет, будучи еще подростками.Обычно этим отмечалось пребывание'М воспитательно-трудовых колониях. Раноили поздно перед ними встает вен прос о том, как очиститься от следов "лагернойкультуры".
  • • профессиональные преступники "новой волны" не носят на своем теле татуировок; авторитетные рецидивисты следят за тем, чтобы этого не делал молодые, перспективные в криминальномплане преступники. Причиной подобных "табу" является понимание, что татуировка- "визитная карточка" которая мешает осуществлению антиобщественной деятельности;
  • молодые, начинающие преступники зачастую наносят татуировки без относительно интерпретаций, изложенныхв справочных изданиях, побуждаемые мотивами отождествления себя с преступнойсредой, украшательства
  • различные касты криминалитета, а также отдельные индивиды могу вкладывать свой (не одинаковый по регионам)смысл в татуировки. Подлинную семантику татуировок можно понять только в комплексном изучений! конкретной личности преступника.

В перечне сопутствующих признаков криминальной специфики ветречаются: постоянное ношение рубашки с длиннымирукавами, скрывающей татуировки; манера носить кепку, надвигая ее на глаза;модная в уголовной среде одежда (преимущественно спортивного покроя), ношениечеток, стальных крестов на цепочках. Однако по этим особенностям не следуетделать) поспешных выводов об антиобщественной сущности их обладателя, таккатб при выборе стиля одежды, прически, украшений и т. д. нередко сказываетсявлияние множества не зависящих от индивида факторов (социальная мода, рабочаяобстановка, материальные возможности и пр.).

Выявление криминологически значимых признаков сотрудником праврохранительных органов позволяет своевременнопресекать преступные замыслы, недозволенные связи, имеет практическое значениев исследовании! психологических и социальных характеристик конкретной личности:

  • ее принадлежности к определенному преступному сообществу (ворам, грабителям, рэкетирам, насильникам, наркоманами т. п.);
  • степени криминальной зараженности, статуса, действенности;
  • внутреннего отношения ктруду, дисциплине, государственной и частной собственности, к другим людям, к представителям правоохранительных органов, закону, правилам человеческого общежития и общечеловеческим ценностям.

8.7. Составление психологического портрета преступника по следам на месте происшествия

Подходы к составлению психологического портрета по следам на месте происшествия. Зарубежныеи отечественные специалисты считают, что необходимость в разработке психологическогопортрета преступника (ППП) актуальна при расследовании определенной категориинеочевидных преступлений, характеризующихся существенным или полным отсутствиемсведений о конкретном виновном лице: убийств на сексуальной почве с признакамисадистского истязания жертвы; убийств с посмертными колотыми и резанымиранениями; убийств, содержащих признаки манипуляций преступника с трупомжертвы; "безмотивных" поджогов и взрывов; изнасилований и др. В этом случаепоиск признаков преступника осуществляется зачастую только исходя из следови обстоятельств преступления. Их психологический анализ в рамках методикисоставления психологического портрета преступника способен инициироватьпродуктивные версии о его признаках, которые позволяют сужать круг розыска,а также выявлять виновного среди лиц, попавших в поле зрения следствия.С учетом этих требований в портрет преступника специалисты рекомендуютвключать следующие данные:1 1) общую характеристику личностии преобладающую мотивацию преступлений; 2) индивидуальные признаки личности- привычки, склонности, навыки и пр.; 3) возраст; 4) район места жительства;5) район места работы, службы, учебы; 6) частные характеристики места вероятногообитания; 7) уровень образования и профессиональной квалификации; 8) родзанятий; 9) особенности происхождения (родительской семьи) и личной историижизни; 10) семейное положение; И) наличие детей; 12) отношение к отдельнымвидам деятельности - к службе в армии, спорту, медицине, работе с людьмии пр.; 13) наличие прошлой судимости; 14) наличие психической, а такжеиной патологии; 15) антропологические и динамические характеристики лица(тип внешности, телосложение, пантомимика и др.). Помимо указанных могутбыть приведены и другие данные.

Концептуально психологический портрет преступника строится на основе теоретического положения о личностнойдетерминированности всякого поведения. При этом имеют место два подходак установлению связи между признаками преступления и преступника.

Статистический подход основывается на существующей статистике сопряжений признаков преступникас признаками криминалистической характеристики преступления (их совокупности),выявленной по аналогичной категории раскрытых дел. Он активно используетсяв практике следственно-розыскной деятельности полиции США, Англии, Голландиии некоторых других стран. Недостаток данного подхода - отсутствие содержательныхсуждений по поводу выводимых признаков преступника. В то же время по конкретномуделу наименее статистически определенный признак может оказаться наиболеедостоверным и информативным.

  • 1 Перечень криминалистически значимых, поисковых признаков личности преступника предложен в Информационномписьме Генеральной прокуратуры и МВД РФ. от 1993г. и по содержанию сходенс характеристиками личности преступника, выявляемыми методом "профилирования",используемым ФБР США.

Аналитика-психологический подход1 нацеленна вскрытие субъективно-личностного содержания действий преступника, исходяиз чего выдвигается аргументированная версия о его признаках. Иначе говоря,связь признаков лица с признаками поведения здесь опосредована их психологической,смысловой взаимосвязью. В настоящем параграфе рассматриваются данный подход,теоретические основания, принципы и алгоритм его реализации на практике.

Теоретические основания разработки психологического портрета преступника (аналитико-психологическийподход). В теории и практике психологии исследование психических явленийисходит из конкретных действий и noступков человека, из его объективногоповедения.2 При этом, опираясь на существование общей для внешнейи внутренней деятельности макроструктуры3, можно говорить оспособности идеального оставлять свой "отпечаток" в материальной средев виде "комплексного, личностно-регуляционного следа"4, заключающегосделанные человеком выборы по каждому элементу криминалистической характеристикипреступления. Данный "след" не менее? пригоден для идентификации личностипреступника, чем след его пальца, Отсюда в основу разработки ППП положенычастные психологические принципы анализа происшествия:

  1. Элементы криминалистической характеристики рассматриваются каШ результаты поведения, реализованноголицом в условиях свободного выбора, двЛ терминированного системой как осознаваемых,так и неосознаваемых побужде-А ний и направленного на достижение субъективножелаемой цели.
  2. Элементы криминалистической характеристики преступления рассмат риваются как единая система, системообразующимпринципом которой выступает личность преступника в ее субъективном отношениик другим составляющим криминалистическую характеристику элементам.

Таким образом, преступное событие как психолого-криминалистическая система включает в себя его элементы(время, место, орудие, жертву и др.) по признаку "материализованного вних идеального (психологического)", а именно субъективного отношения преступникак качественному содержанию каждого из них и в их совокупности, что и предопределяетсделанные преступником выборы. Данное, личностно окрашенное отношение находитвнешнее проявление в "индивидуальном действии", которое трактуется по X.Хекхаузену как действие, детерминированное индивидуальной особенностьюличности.

  • 1 См.: АфиногеновА.И. Психологический портрет преступника, его разработка в процессерасследования преступления. Дисс. ... канд. психол. наук. - М., 1997; СамовичевЕ.Г. К методологии криминогенетического анализа. // Личность преступника:методы изучения и проблемы воздействия: Сб. научных трудов ВНИИ МВД РФ.- М., 1988. - С. 50-60.
  • 2 Котов Д.П.Установление следователем обстоятельств, имеющих психологическую природу.-Воронеж, 1987. - С. 121.
  • 3 ЛеонтьевА.Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М., 1977. - С. 101.
  • 4 Еникеев М.И.Основы общей и юридической психологии. - М., 1996. - С. 392.
  • 5 Понятие "отношение"здесь трактуется как субъективное принятие или отвержение на чувственном,бессознательном и интеллектуально осознанном уровнях.

В общем виде алгоритм разработки ППП включает три последовательных этапа анализа происшествия, первыйиз которых по существу является криминалистической технологией реконструкциимеханизма преступления (воссоздающей внешний ряд действий преступника)по следам и его обстоятельствам1 и поэтому здесь нами не рассматривается.Последующие второй и третий этапы анализа реализуют психологические приемыреконструкции признаков преступника и включают в себя: на втором этапе- три психологических приема выявления "индивидуального действия", а натретьем этапе - три психологических приема интерпретации "индивидуальногодействия".

Технологический алгоритм разработки ППП включает три приема, соответствующих трем строго последовательновыполняемым этапам составления психологического портрета.

Прием реконструкции криминалистического механизма преступления. Ретроспективно, по следам на месте происшествияи его обстоятельствам, воссоздаются внешний ряд действий преступника иситуация преступления.

Прием психологического моделирования поведения преступника. Задача: выявить с помощью трехпсихологических приемов анализа (приводимых ниже) в реконструированнойвнешней стороне деятельности преступника составляющие "индивидуальные действия".2

Правило выявления "индивидуального действия" на основе установления индивидуальных различий. Начинатьнадо с оценки степени соответствия реконструированного действия действиямдругих людей. Чем меньше согласуется действие человека с действиями большинствалюдей в той же ситуации, тем в большей степени оно обусловлено личностнымифакторами.

Пример - "помощь": толпа людей неподвижно стоит вокруг жертвы аварии, и лишь один наклоняется, чтобыпомочь. Данное действие является "индивидуальным".

Правило выявления "индивидуального действия" на основе установления стабильности действия по отношению к ситуациям.Следует оценивать степень соответствия данного действия действиям тогоже человека в других ситуациях. Чем однотипнее действует человек в различныхситуациях, тем сильнее его поведение обусловлено личностными факторами.

Пример - "метро": в серии преступлений, совершенных одним и тем же преступником, прослеживались существенныеразличия в объективных параметрах их ситуационных условий: по времени суток;по характеристике качества пространства - "замкнутое" (чердак, подвал,подъезд и т.п.), "открытое" (лесополоса, пустырь, улица и т.п.); по возрастуизбираемых жертв, их половой принадлежности. В них объективно существовалсущественный разброс. Преступления совершались как в тех, так и в другихситуационных условиях. В то же время во всех случаях условия ситуаций происшествийсодержали один общий для них признак: пространственно место происшествиявсегда было незначительно удалено от какой-либо из станций метро. Такоестабильно проявляющееся действие (в разных ситуациях) по однотипному выбору(осознанному или бессознательному) места совершения преступления, исходяиз одной и той же его характеристики - незначительной удаленности от станцийметро - необходимо рассматривать как "индивидуальное действие".

Правило выявления "индивидуального действия" на основе установления стабильности действия во времени. Важнаоценка степени соответствия реконструированного действия действиям тогоже человека в аналогичных ситуациях в прошлом. Чем заметнее человек приповторных ситуациях меняет свое поведение, тем в большей степени оно детерминированоличностными/ факторами (при условии, что на ситуацию не влияют дополнительныевнешние обстоятельства).

  • 1 См.: ЛузгинИ.М. Моделирование при расследовании преступлений. - М., 1981; ВалчецкаяТ.С. Ситуационное моделирование в расследовании преступлений. - Дисс....канд. юрид. наук. - М., 1991; и др.
  • 2 В основу положенытри параметра действия, научно обоснованные X. Хекхаузеном. См.: ХекхаузенX. Мотивация и деятельность. - М., 1986. - С. 16.

Пример - "сокрытие": в серии преступлений, совершенных одним и тем же лицом, прослеживалась закономерность:в шести из семи эпизодов преступник после совершения убийства не предпринималникаких мер к сокрытию трупа и лишь в одном случае - пятом по счету, имеломесто перемещение трупа с последующим его сокрытием. Очевидно, чтоздесь нарушена закономерность в его поведении. Следовательно, действиепо перемещению трупа с последующим его сокрытием необходимо считать "индивидуальным".

Прием психологической интерпретации поведения преступника (индивидуальных действий).Задача: объяснить, психологически оправдать "индивидуальные действия" преступника.Психологическими приемами интерпретации! "индивидуального действия" выступаюттакие:

Правило объяснения причин "индивидуального действия" "сильной стороной" личности, предопределившей выбор данного действия среди возможных других.

1. Выдвигается версия, чтов "индивидуальном действии" проявились (возможно акцентуированно) какие-либ из следующих параметров личности

  • направленность (потребности,мотивы, установки, жизненные планы концепции, ценностные ориентации,склонности, вкусы, хобби); i
  • социально-психологические особенности поведения (в том числе демо-Ц графические, культурные, социальныйи межличностный статус, роли, стили жизни и общения);
  • характерологические качества(характер, акцентуированные свойства личности);
  • психические свойства и процессы (особенности интеллектуальной', эмоционально-волевой сфер, восприятия,внимания, речи);
  • операциональные характеристики(привычки, умения, навыки, знания);
  • биопсихические свойства(темперамент, половые, возрастные, морфологические, патологические свойства,состояние здоровья);
  • особенности сексуальной сферы (сексуальная ориентация, биологические и социальные детерминантыличностной проблемы).2

2. Оцениваются действия преступника в контексте указанных выше лич-:; ностных параметров (необходимо связатьустановленные особенности в дей-'l ствиях преступника с какими-либо егопараметрами, способными объяснить; эти действия). Пример - "помощь" (см.выше). "Индивидуальное действие"^ по оказанию помощи можно интерпретироватьследующим образом: этого; человека, по-видимому, отличает большая готовностьк помощи. Возможны; и другие внутренние причины, объясняющие такое поведение,как-то: он имеет отношение к медицине, готов всегда исполнить профессиональный долг; является близким человеком для потерпевшего и т.п.

  • 1 За основу взята примерная схема составления психологической характеристики личности, предложеннаяв кн. Глазырин Ф.Б., Шиханцов Г.Г. Практикум по судебной психологии.- Минск, 1977. - С. 31-32.
  • 2 Причиной для выделения указанной сферы в самостоятельный структурный компонент служитвыявленная в ряде категорий уголовных дел и психологических исследованияхдетерминированность преступного поведения биологическими и социальнымипроблемами, тесно сопряженными с особенностями функционирования именноданной сферы. - См.: Материалы международной конференции: серийные убийстваи социальная агрессия. - Ростов-на-Дону.; М., 1994.

Правило объяснения причин "индивидуального действия" "операциональным смыслом",1 предопределившим выбор этого действия среди возможных других.

  1. Выдвигается версия, что в "индивидуальном действии" реализовался опыт прошлых способов действия,заключающий в себе приобретенные навыки: профессиональные; бытовые; связанныес увлечениями и другие, а также привычки (феномен "операционального смысла"как механизм избирательности проявляет себя, как правило, на подсознательномуровне реализации, иногда рельефно выделяясь непривычным или редким дляситуации способом действия, употребления предмета, отличным от оптимальноговарианта линией поведения).
  2. Необходимо увязать установленные навык, привычку, знание, умение с признаками и свойствами личности какспособными объяснить выявленную особенность поведения (т.е. необходимодать смысловую интерпретацию "индивидуального действия" преступника).

Пример: на пустыре обнаружен труп. В 200 метрах от него (на тропинке, ведущей к жилому массиву), зазабором частного владения найдена скомканная ветошь со следами крови. Следствиемустановлено: местом преступления является место обнаружения трупа; кровьна ветоши принадлежит потерпевшей. Отсюда следователем в рамках реконструкциидействий преступника было сделано вероятное предположение, что преступникв целях сокрытия следов причастности к преступлению предпринял действияк уничтожению следов крови на руках. Для этого он поднял валявшийся наземле клочок ветоши и, вытирая ею на ходу руки, удалился. Особенности обстановочныхусловий (наличие лужи с водой, песка, травы, наконец, одежды потерпевшей,которые могли выступить альтернативным средством достижения цели), с однойстороны, а с другой - нетипичность выбора способа уничтожения улики позволилисделать суждение о возможной природе причин, породившей избранный способдействия, в котором можно усмотреть специфический операциональный состав- неторопливое, неоправданно продолжительное (как бы "между делом") вытираниерук ветошью.

В результате была выдвинута версия о признаке виновного, а именно: род профессиональной деятельностипреступника, вероятно, включает в себя частый контакт с горюче-смазочнымиматериалами либо другими "пачкающими" руки "жирными" веществами, химическийсостав которых не требует использовать перчатки для защиты кожи рук. Вто же время, вероятно, привычным средством вытирания рук является ветошь.Таким образом, в основу разработки оперативно-розыскных мероприятий леглачастная версия о признаке виновного, которая существенно сузила круг заподозренныхлиц по профессиональному признаку (механик, слесарь-сантехник и т.п.).

Правило объяснения причин "индивидуального действия" механизмом маскировки "слабых сторон - позиций" преступника. Чаще всего именно этим объясняется выбор им данного действия среди возможных других. К этой категории "индивидуальных действий" относятсявсевозможные действия-сокрытия: следов на месте преступления; места совершенияпреступления; самого факта преступления и т.д., а также действия-инсценировки.

  1. Необходимо проанализировать, не является ли выбранное преступником "индивидуальное действие" (совокупность действий) "маскировочным", в частности, носящим характер сокрытия, инсценировки. Если есть основания предположить это, то, вероятно, существует какая-либо связь преступника с жертвой либо местом совершения преступления, либо иными обстоятельствами преступления. Возможно существует и связь по совокупности указанных факторов.
  2. Целесообразно выдвинуть версию о связи преступника с жертвой, способной объяснить "индивидуальноедействие". Пример - "Сокрытие" (см. выше). Вероятно, объяснение отсутствиясокрытия преступления в шести из семи эпизодах можно найти в такой "психологике"преступника: "Меня невозможно "вычислить", так как я не вхожу в круг лицзнакомых жертвы. Пространственно место преступления не сопрягается с моимместом жительства, стандартными перемещениями, : иными обстоятельствамимоей обычной жизнедеятельности, а также обстоятельствами, в силу которыхя оказался в том месте и в то время". Лишь в одном случае (5-й эпизод),по-видимому, обстановочные условия либо особенности жертвы в каких-то1своих параметрах нарушали "в его глазах" эту "железную" логику и содержалипризнаки, способные сузить круг поиска сотрудниками милиции. Поэтому оп-fjравдана версия о том, что либо место преступления, либо жертва в 5-м эпизоде!сопрягаются с признаками преступника: а) пространственная близость мести?преступления к месту его жительства либо к обычным его перемещениям и т.п. (в то время как другие преступления им совершены на относительноудаленном1 расстоянии, вне его обычной орбиты жизнедеятельности).Либо, возможно, что иные сложившиеся на момент преступления обстоятельства"указывают" на закономерность его пребывания в данном месте, в данное время;б) наличие какой-либо его связи с жертвой, способной, при установленииэтой связи с сатрудниками органов внутренних дел, сузить круг поиска и"вычислить" его.
  • 1 Понятие "операциональный смысл" ввел O.K. Тихомиров. См.: Структура мыслительной деятельностичеловека. - М., 1969. - С. 132. См. также: Еникеев М.И. Основы общейи юридической психологии. - М., 1996. - С. 392.

Возможны и иные внутренние причины, побуждающие к отклонению от| привычного образа действий в аналогичныхситуациях. Их нахождение способна! во многих случаях указывать на индивидуальныепризнаки преступника.

Рассмотренные психологические приемы разработки ППП и иллюстрирующие их примеры демонстрируют, что установлениепсихологического (субъективного) содержания действий преступника, а такжепрояснение лежащих за ними : побуждений позволяют аргументирование выдвинутьверсию о признаках лица, совершившего преступление. В то же время необходимопризнать, что существуир риск получения искаженных результатов при анализеделикта методом "портрета? рования". Возможные причины этого во многомлежат в отдаваемых следователем предпочтениях привычным, стереотипным суждениям,предвзятой направленности расследования. "Первоначально возникающие установкимогут порождать тенденциозность в интерпретации воспринимаемых явлений".1Объективность выводов о признаках личности преступника в психологическомпортрете обеспечивается рядом общих правил анализа материалов уголовногодела:

  1. Отказом от преждевременных обобщений и выводов.
  2. Вариативностью предположений. Е.И. Регирер, изучая развитие способностей исследователя, отметил, что он "...должен держать свое воображение "на привязи", постепенно охлаждая себя суждениями о возможности и степени вероятности. Не сбрасывая с себяэтой узды, необходимо почаще рассматривать всякие предположения: "еслибы", "допустим, что" и всевозможные предполагаемые ситуации, связанныес некоторым риском мысли".2
  3. Многократностью наблюдений(повторяемостью) проявлений особенностей личности в других обстоятельствах и действиях. Данное требование предполагает учитывать то, что "...однаи та же форма поведения является, с одной стороны, реализацией многих индивидуально-личностныхтенденций и особенностей, с другой - имеет различные объективные отражения-следы.Поэтому сделать заключение о той или иной особенности личности предполагаемогопреступника можно лишь на основе анализа многих форм его поведения, отраженныхв разных криминалистических элементах преступления".1
  4. Контролем с помощью других методов исследования (например, специально организованного эксперимента).
  5. Выявлением противоречий в логике действий преступника, обстоятельствах происшествия и их междусобой, ища им объяснения, не исключая возможность инсценировки.
  6. Системностью. Отдельные объекты объединяются в системы, комплексы, обусловленные сущностью изучаемыхявлений, с соблюдением такого порядка "наблюдения", чтобы ни один существенныйдля расследования объект не остался вне поля внимания. При этом оцениваетсязначение одного факта в системе других фактов. Новое знание - вывод сопоставляетсяс известным и другими выводными знаниями. При альтернативных гипотезахо личности предпочтение отдается той, которая находит большие основанияв совокупности обстоятельств преступления. "Реконструкция тем успешнее,чем больше информации о взаимосвязях между всеми элементами события".2
  • 1 Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии, С. 413.
  • 2 Регирер Е.И.Развитие способностей исследователя. - М., 1969.
  • 1 Самовичев Е.Г. Некоторые прикладные вопросы анализа серийных преступлений //Сб. научных трудов ВНИИ МВД России. - М., 1993. - С. 15.
  • 2 Самовичев Е.Г. Указ. соч. - С. 18.

8.8. Психологическое наблюдение за группой

Психологическое наблюдение за группой. В практике деятельности работников правоохранительных органовнаблюдение за психологическими особенностями группы людей позволяет решатьразнообразные профессиональные задачи. Во-первых, психологическое наблюдениеза группой правонарушителей и диагностика специфики ее психологии (выявлениестатусной и ролевой структур, оценки состояния внутригрупповых отношений,характера поведения лидера и т.д.) создают благоприятные предпосылки дляразобщения группы, предупреждения и пресечения преступлений. Во-вторых,наблюдение за социально-психологическими явлениями в группах работниковf органов правопорядка (следственно-оперативных группах,группах по задержанию вооруженных преступников, патрульно-постовых группахи др.) позволяет повысить эффективность совместной деятельности и руководстваими. В-третьих, проведение ряда профессиональных действий вообще невозможнобез применения психологического наблюдения за группой. Например, проведениеследователем очной ставки основывается на психологическом наблюдении заповедением по крайней мере двух людей, что позволяет сделать определенныевыводы об их взаимоотношениях, взаимопонимании или противоречиях, социально-психологическихкачествах общающихся.

Психологическое наблюдение за группой представляет собой целенаправленное и организованное восприятиеразличных сторон ее психологии в процессе совместной деятельности и взаимодействиялюдей. Психологическое наблюдение может быть включенным и невключеннымв зависимости от того, является наблюдатель членом группы или нет.

В психологическом наблюдении за группой доказала свою эффективность процедура стандартизованного (иликонтролируемого) наблюдения.

При стандартизованном психологическом наблюдении в отличие от нестандартизованного (или неконтролируемого, случайного)сбора фактов наблюдатель заранее определяет, какие элементы групповогоповедения имеют наибольшее значение для изучения, и сосредоточивает наних свое внимание. Стандартизованное наблюдение осуществляется с помощьюдиагностических шкал, формализованных планов и программ наблюдения.

Формализованный план наблюдения за групповой деятельностью. В юридической психологии хорошо известнапроцедура контролируемого наблюдения за групповой деятельностью, предложеннаяамериканским психологом Р.Бейзлом. В результате многочисленных исследованийон составил план наблюдения, в котором показаны все значимые признаки поведениячленов' группы при совместном решении задачи.1

План наблюдения за поведением людей в группе

  1. Проявляет солидарность, поддерживает других, помогает, поощряет.
  2. Чувствует себя удобно, шутит, смеется, проявляет удовлетворение.
  3. Соглашается, -пассивно повинуется, понимает, уступает другим.
  4. Советует, руководит, причем учитывает автономию других.
  5. Высказывает мнение, оценивает, анализирует, выражает свои чувства или желания.
  6. Ориентирует, информирует, повторяет, объясняет, подтверждает.
  7. Просит ориентировать, информировать, повторить, подтвердить.
  8. Спрашивает о чужом мнении, установке, интересуется оценкой своих действий, выражением чувств по поводу своего поведения.
  9. Ориентируется на предложения, просит указаний о возможных путях действий.
  10. Не соглашается, саботирует, не оказывает помощи, действует формально.
  11. Проявляет напряженность, раздражение, просит о помощи, уклоняется от совместных действий.
  12. Проявляет антагонизм, унижает других, защищает и утверждает себя.

Указанные в плане наблюдения признаки поведения членов группы говорят о следующем:

  • пп. 1,2,11,12 описывают сопровождающие процесс совместного принятия решения эмоции (пп. 1,2 - положительные ипп. 11,12 - отрицательные эмоции) и .соответствующие действия членов группы;
  • пп. 6, 7 характеризуют ориентировку членов группы в отношении общей задачи;
  • пп. 5, 8 оценивают ход выполнения совместной задачи членами группы;
  • пп. 4, 9 характеризуют качество внутригруппового контроля;
  • пп. 3, 10 раскрывают процес принятия совместного решения, причем пп. 4, 5, 6 характеризуют предложениясобственных решений, а пп. 7, 8, 9 - поиск решений у других членов группы.

 

  • 1 Ядов В.А.Социологическое исследование // Методология, программа, методы. - М.:Наука, 1972. - С. 114-115

Шкала оценки в процессе наблюдений межличностных отношений в группе.

В. Ньюстетгером предложена шкала оценки в процессе наблюдения характера проявлений взаимоотношенийчленов группы в диапазоне от сердечности до прямой враждебности. Шкаласостоит из девяти пунктов (табл. 8.2).1

Таблица 8.2.
Шкала оценкимежличностных отношений в группе

Пункт шкалы

Наблюдаемые показатели у членов группы

1

Физическое выражение симпатии (прикасаться, гладить и т.д.)

2

Знаки особого расположения в доброжелательном смысле (давать, одолжать, приглашать,предпочитать, защищать)

3

Знаки товарищеского отношения (шепот, смех, улыбки, совместная работа, высказывание,приобщение)

4

Случайные разговоры (беседы, которые не обязательны для ситуации, приветствия)

5

Почти нейтральное, но еще немного позитивное отношение (вопросы, согласие, одобрение,похвала, любезность, одолжение, выполнение небольших просьб, игнорирование,обиды)

6

Знаки равнодушия к правам, требованиям или просьбам другого (игнорирование вопросаили просьбы, отказ выполнить просьбу, попытка доминировать без ссоры, ирония,критика)

7

Признаки нескрываемого, явного конфликта с правами, требованиями и желаниями других(спор, возражения против правил поведения, первенство над другими)

8

Признаки злобы или презрения личностного типа без прямого нарушения прав, требованийили желания (обвинение, критика, ирония)

9

Признаки гнева или намеренных оскорблений (пренебрегать, противиться, ругаться,угрожать, вызывать на драку)

Шкала показателей групповых взаимоотношений и ее применение в процессе наблюдения. РазработаннаяВ.Л. Марищуком и Л.К. Серовой шкала показателей групповых взаимоотношений представлена в табл. 8.3.2

Представленная шкала позволяет осуществлять наблюдение по таким критериям: характер взаимодействия; уровеньвзаимопонимания в группе; наличие одобрения или упреков; готовность к взаимопомощи. При подведении итогов наблюдения необходимо наблюдаемые признаки отменить, исходя из 5-балльной шкалы.

  • 1 Методы социальной психологии. / Под ред. проф. Е.С. Кузьмина и канд. психол. наук В.Е. Семенова.- Л.,1977. - С. 23-24.
  • 2 Методики психодиагаостики в спорте: Учеб. пособие. / В.Л. Марищук, Ю.М. Блудови др. - М., 1984. - С. 67-68.

Одним из важнейших факторов повышения эффективности психологического наблюдения за группой являетсяиспользование различных приемов преодоления субъективизма в оценках и выводахнаблюдателя.

Прием достижения целостного образа группы основывается на необходимости сбора как можно более полнойи объективной информации о группе, что позволяет преодолеть тенденцию ккатегоричным, грубым оценкам специфики ее психологии только "в черно-белых"красках.

Таблица 8.3.
Шкала показателей групповых взаимоотношений

№п/пНаблюдаемыепоказатели

Условныеоценки

1.

Взаимодействуют согласованно и слаженно, понимают друг друга с полуслова, не упрекают,а поддерживают, проявляют инициативу во взаимопомощи

5

2.

Взаимодействуют с незначительными рассогласованиями, хорошо понимают друг друга, поддержкаи одобрение преобладают над упреками, помогают друг другу при необходимости

4

3.

Взаимодействуют не согласованно, понимают друг друга с трудом, высказывают много упреков,не стремятся к взаимопомощи, оказывая ее лишь по просьбе

3

4.

Взаимодействуют формально, партнеры не хотят понимать друг друга, взаимные обвинения преобладаютнад дружескими советами, высказывают явное нежелание помогать друг другу

2

5.

Взаимодействие практически отсутствует, оно происходит лишь случайно, партнеры конфликтуют,категорически отказываются помочь друг другу

1

Прием критичности в оценке группы. Смысл его заключается в сбалансированности как положительных,так и отрицательных оценок. Тенденция к злоупотреблению положительнымиоценками, которая получила название "эффекта снисхождения", искажает истиннуюкартину психологических явлений в группе. Кроме того, при наблюдении "эффектаореола" следует учитывать действие характерного переноса на актуальнуюоценку групп предыдущих оценок (как отрицательных, так и положительных).

Прием избирательного подходак оценке группы и преодоления распространенных стереотипов. Наблюдениеза группой должно строиться с учетом имеющихся порой тенденций к усреднениюоценок и использованию стереотипов, шаблонных выводов при диагностике групповогоповедения (например, при ведении наблюдения за группой правонарушителей).Каждая группа имеет свою психологию и обнаруживает особенности групповойдеятельности.

Прием выводов и оценок, основанных на длительном наблюдении за группой. Иногда наблюдатель делает выводы о группе на основе первого впечатления о ней, а последующуюинформацию отбрасывает, считая ее случайной и поверхностной. Это обстоятельствоприводит порой к неверным выводам о психологических особенностях группы.Практика показывает, что социально-психологические явления в группе должны изучатьсяне только путем отдельного кратковременного наблюдения, а посредством достаточнодлительной по времени фиксации наблюдаемых фактов.

Прием опоры в наблюдении на сознательно выделяемые признаки и показатели групповой психологии предъявляетсерьезные требования к подготовке наблюдателя, отбору обоснованных показателейоценки группового поведения, свидетельствующих о специфике групповых социально-психологическихявлений. Использование этого приема позволяет избежать большого числа логическихошибок, возникающих в силу констатации связей между некоторыми признакамигруппового поведения и реальной психологией группы, хотя на самом делетакая связь отсутствует или минимальна.

8.9. Психология профессионального общения, установления контакта и доверительных отношений

Общая психотехника профессионального общения. В труде юриста общению принадлежит видная роль. Общение протекаетв рамках самых разнообразных профессиональных действий как общение с гражданином,обратившимся за помощью, при юридическом консультировании, профилактическойбеседе, административном разборе правонарушения, в ходе личного сыска,опроса, допроса, очной ставки, других следственных действий. В подавляющемчисле случаев это не простой разговор юриста с другим человеком, а актповедения и действий, осуществляемый для решения определенных профессиональныхзадач. Профессиональные особенности его определяются тем результатом,который должен быть достигнут (дача показаний, установление истины, изменениеповедения гражданином и др.), протеканием в режиме права и правоотношений,контактом, как правило, с непростыми людьми, обстановкой напряженности,зачастую, конфликтное(tm) и противоборства.

Владея общей психотехникой общения, можно адаптировать ее к каждому конкретному случаю.

Прием комплексной психологичности общения. Некоторым общение представляется весьма упрощенно - какобмен словами и стоящей за ними информацией. В действительности общениепротекает как контакт:

  • ситуационно-деловой, осуществляемый для решения определенной юридической задачи. Цели, задачи, обстановка оказывают психологическое влияние на его протекание и результат;
  • юридический, в ходе которого возникают правоотношения, определяющие порядок реализации своихправ и обязанностей. Со стороны юриста оно протекает строго в режиме соблюденияустановленных норм, что понимает и его партнер по общению и это тоже сказываетсяна их психологии и общении;
  • статусно-ролевой. Это не общение двух друзей, разговаривающих на равных, когда можно говоритьвсе. И юрист, и гражданин отдают себе отчет в различиях позиций в ситуации,которая побудила их к общению;
  • познавательныо-оценочный. Вступившие в контакт люди внимательно присматриваются друг другу ив зависимости от его результатов решают, что и как говорить, а что не говорить;
  • межличностный, взаимоотношений, во многом индивидуализированный. Разговаривают не звуковые устройства,а личности, определенным образом относящиеся друг к другу, подверженныесимпатиям и антипатиям, взаимопониманию и вражде, пытающиеся повлиять другна друга и использующие для этого все средства общения; информационный.

Поэтому люди в общении -не подобия акустических снарядов, издающих и воспринимающих звуки. Они не только передают-принимают информацию, но вступают во взаимодействие,взаимоотношения, изучают, воздействуют друг на друга, проводят свою линиюповедения, отстаивают свои интересы. Весь этот клубок психологическихфакторов сказывается на процессе обмена информацией в ходе общения, и успехобеспечивается умением инициатора общения - юриста принять их во внимание,использовать для решения стоящей задачи.

Правило: к общению надо относиться со всей психологичностью, на которую способен юрист. Юристу следует намеренно переводить свои размышле- -ния о способахобщения и преодоления его трудностей в плоскость психоло- ? гических рассуждений,оценок, сравнений, выборов, намерений и средств их '-реализации.

Правило психологических условий требует, чтобы проявлялась забота о:

  • деловой атмосфере общения;
  • благоприятствующей решению задач позиции, линии поведения и тактике юриста;
  • выборе и создании психологически целесообразных условий общения;
  • создании отвечающей решению задач психологической атмосферы общения;
  • изучении собеседника ииндивидуализации общения с учетом индивидуально-психологических особенностей и состояний;
  • выборе отвечающих требованиям законности и решаемой задаче средств и способов психологического воздействия.

Правило продуманности целей и сценария общения. К каждой встрече следует готовиться индивидуально,тщательно продумывая, как ее вести, учитывая конкретную цель и задачи,вопрос, по которому будет вестись общение, желательный результат общения,индивидуальные особенности приглашаемого на разговор, обстановку и др.Четкая мысленная модель предстоящего общения, отвечающая на вопросы, чегонадо добиться и как, это и есть сценарий общения.

Правило предусмотрительности в общении требует учитывать последствия сказанных юристом слов и поведенияв разных-ситуациях общения, думать не только о том, что сказать, нои как сказать. Ошибочно сказанная фраза, тон, слово могут серьезнонавредить общению, а порой на долгое время испортить отношения между людьми.

Прием создания исходных благоприятных психологический условий для решения задач общения. Необходимостроить общение в спокойной, деловой обстановке, при желании разговариватьмежду собой и достигать взаимопонимания и договоренностей.

Правило благоприятны хисходных обстановочных условий общения. Предпочтителен разговор двое-на-двое,при отсутствии посторонних (если привлечение других юристов для помощи заранее не просчитано). Позиция, когда юрист сидит за своим столом,а пришедший - на стуле перед ним, подчеркивает статусные и ролевые различия.Если люди сидят рядом в креслах, возникает чувство разговора на равных,неформальности, доверительности.

Правило оказания благоприятного впечатления на собеседника. Внешний вид юриста должен быть опрятным,его лицо должно выражать спокойствие, уверенность в себе и внимательность,расположение к вошедшему. Это впечатление усиливается, если юрист вежливоздоровается с гражданином, выходит ему навстречу или встает, здороваетсяпри необходимости за руку, вежливо приглашает сесть и рассказать, что беспокоитпосетителя. Бывает выгодным выглядеть простым, "своим", а бывает - иметьимидж официального представителя власти.

Прием развития благоприятной психологической атмосферы в ходе общения. Удачное создание исходныхблагоприятных психологических условий задет тон общению. Однако начальныйуспех надо развивать и быть юристом-психологом дальше, до конца.

Правило авторитета, справедливостии доброжелательности представителя власти. Юрист - не частное лицо,а представитель власти, работник правовой сферы. Ему следует помнить, что в общении с гражданами он представляет не себя, а государственный аппарат,власть, закон, и быть внимательным, справедливым. Хорошему началу общенияспособствует доброжелательное и спокойное выражение лица, улыбка, радушное обращение.

В ходе общения, приема правилом юриста выступает стремление максимально актуализировать (проявлять)свои коммуникативные умения и способности: быть общительным, уметьналаживать и тактично направлять разговор; стремиться слушать и устанавливатьпсихологический контакт.

Правило диалогичности, разговаривания собеседника. Активно говорящего можно легче и лучше понять, получить необходимую для решения вопроса информацию, проследить,какую позицию он займет, какую линию и тактику разговора начнет проводить.Для этого наряду с предложением высказаться юристу не стоит вначале сразузатрагивать болезненные и сложные вопросы, иначе партнер может замкнутьсяв себе. Лучше дать ему несколько успокоиться.

Можно для начала обосновать приглашение гражданина в правоохранительный орган, задать вежливые и ничегоне значащие вопросы: "Как добрались до нас?", "Вы прямо с работы?", "Расскажите,пожалуйста, немножко о себе: где работаете? где живете? какая семья?" ипр. Ведь любого человека это так или иначе волнует и вызывает вопросы.

Правило внимания к собеседнику и к тому, что он говорит. Всем своим видом - позой, выражением лицаи глаз, голосом - выражать готовность объективно разобраться и помочь.Недопустимо заниматься чем-то другим, отвлекаться на телефонные разговоры,демонстрировать торопливость и желание побыстрее расстаться с заявителем,поглядывать все время на часы.

Правило активного слушания и поддержания речевой активности гражданина: слушать, изучать, понимать,оценивать. Высказываясь, человек не просто сообщает, но всегда и ведетсебя по отношению к юристу и предмету разговора. Слушать поэтому надоне только слова, но человека, стремиться понять, что он хочет и не хочетсказать. Правильна позиция активного слушания, которая реализуется: наклономтела в сторону говорящего; выражением, визуальным контактом, мимикой, глазамипозиции "Я весь внимание"; реагированием всеми невербальными способами на содержание излагаемого говорящим: жестами, изменением формы бровей, сужением и расширением глаз,движениями губ, челюстей, положением головы, тела: "понимаю", "Да что Вы?!","Представляю, что Вы чувствовали!" и пр.; стимулированием подробного изложения:"Не понял. Уточните это", "Расскажите детальнее" и пр.; резюмированиемс предложением подтвердить правильность или внести уточнение: "Я Вас понялтак... Правильно?", "Вывод из ваших слов я делаю такой...".

Правило сдерживания эмоций. В атмосфере эмоций логические рассуждения и доводы утрачивают свою силу и никакого вопроса решить нельзя. К юристу люди по своей инициативеобращаются тогда, когда их что-то сильно волнует и возмущает. Проявлениечувств при рассказе об этом, о своей оби-; де, гневе, естественно,эмоционально, пресечь это нельзя, да и не надо. Бы- д вает полезновыждать некоторое время и дать человеку "разрядиться", свободно "излитьдушу". При совместном же рассмотрении существа вопроса, разъяснениях, принятиирешений эмоции надо сдерживать, показывая пример собеседнику.

Прием достижения момента истины в решении задач разговора. Общение служит для решения определенныхвопросов, а поэтому в ходе его правильно разбираться с проблемой, ее причинами,а не с людьми, с которыми' осуществляется общение.

Правило отказа от демонстрации своего превосходства. Юрист всегда лучше, чем обычные граждане, осведомленв правовых тонкостях, законах, инструкциях, имеет опыт решения юридическихвопросов, четче формулирует свои мысли, причем нередко языком, которыйрядовым гражданам малопонятен. Это и положение гражданина в качестве просителя,допрашиваемого и т.п. психологически ставит общающихся в неравные положения,определяет превосходство юриста, соблазняет некоторых к использованию возможности"сыграть" на неосведомленности гражданина, внешне обоснованно, а по существунесправедливо отказать ему, отослать куда-то и пр.

Правило изучения собеседника и учета его психологии, психических состояний в общении. Изучение психологическихособенностей собеседника позволяет более гибко вести его, вносить коррективы,если подмечаемые психологические изменения по ходу не отвечают намеченномупсихологическому сценарию общения и поставленным целям.

Необходимо считаться с тем, что само пребывание заявителя в правоохранительном органе, в официальной и непривычной обстановке, как правило, вызывает у него выраженное или скрытоесостояния напряженности, беспокойства, тревоги, неуверенности, что повышаетего внушаемость.

Правило презумпции доверия. Нельзя изначально, априорна проявлять предубежденность, недоверие, антипатию к гражданину, стремление лишь бы как, но поскорее закончить разговори дело. Нужно подавлять изначальное желание не верить абсолютно никомуи ничему, убеждение, что все недобросовестны. Ошибочна и противоположнаякрайность. Недопустимо также упрощенно полагать, что свидетели заведомонедобросовестны, и наоборот.

Правило подчинения общениярешению задач правового воспитания. Указание на эту необходимость содержитсяв ст. 2 УПК РСФСР. Много таких указаний в ведомственных документах и в функциональных обязанностях. Воспитывающую энергию несет не только содержаниевысказываний юриста, но и то, как он говорит, какую позицию при этом занимает, как строит взаимоотношения, как общается. Правовое воспитание - не только гражданский и профессиональный долг, но и одно из условий успеха в решении стоящей перед сотрудником правоохранительногооргана задачи.

Правило этичности и психолого-педагогической тактичности. Уместно вспомнить, что ничто не стоит так дешево и неценится так дорого, как вежливость. Это и долг любого государственногослужащего, норма цивилизованности.

Установление психологического контакта и доверительных отношений в общении юриста. Для решения трудныхзадач в общении нужна не просто близость тел двух людей, но близость ихдуш - целей, мыслей, чувств, намерений. Именно это имеют в виду, когдаговорят о психологической близости, психологическом контакте, взаимопонимании,взаимном доверии.

Психологический контакт в правоохранительной деятельности - это проявление работником правоохраныи гражданином взаимного понимания и уважения целей, интересов, доводов,предложений, приводящее к взаимному доверию и содействию друг другу прирешении профессиональной задачи юристом. Иначеговоря, это профессионально-психологический контакт. Чаще всего психологическийконтакт и возникающие на его основе доверительные отношения локальны, имеютузкую зону развития, иногда похожую на ниточку, чем-то связывающую двухлюдей. Это не всеобъемлющее доверие, а ограниченное какой-то информацией,договоренностью по какому-то вопросу. Чаще всего оно бывает временным,не выходящим за рамки части выполняемого юристом профессионального действияи ситуации. Это определенный, как говорят ныне, консенсус - договоренность,согласие и очень редко безграничное доверие, какое бывает при дружбе. Однакои установление такого парциального, разового контакта очень важно. Найти"ниточку", "потянуть за нее" - это нередко начало крупного успеха.

Основные психологические условия установления психологического контакта обусловлены тем,что, как правило, надо не искать "золотой ключик", не рассчитывать наавось, а фундаментально, комплексно подходить к его установлению. Существуетпо меньшей мере пять групп психологических факторов, образующих в комплексеусловия установления психологического контакта:

  • психологическая значимость, трудность, объективная или субъективная, оценивая опасность того дела,проблемы, по поводу или в контексте которых ведется общение и юристом делаетсяпопытка установить психологический контакт;
  • психология гражданина, занятая им позиция, избранная линия и тактика поведения, психические состояния;
  • психологические особенности обстановки, в которой осуществляется общение;
  • психология юриста;
  • психологическая эффективность применяемых юристом приемов общения и установления контакта.

Правило создания благоприятных условий для установления контакта и учета психологии граждан дублируетвсе то, что уже сказано выше об общении. Только реализация его делаетсяабсолютно обязательной и максимально правильной.

Правило самопрезентации личности юристом и справедливо благожелательного отношения к гражданину.Никто добровольно не будет искренен и доверителен с человеком, которыйвыглядит не заслуживающим этого. В ряде случаев юристу целесообразно позаботитьсяо том, чтобы до вызываемого гражданина заблаговременно была доведена информацияо его личности, ка--чествах, квалификации, отношениях к проблемам, беспокоящимграждан. Сильно, как уже отмечено, первое впечатление, и оно имеется иу гражданин о юристе. В процессе общения разумно его последовательно инастойчиво улучшать, укрепляя представление о себе как о человеке, которомуможно довериться, надо довериться, чтобы решить свою проблему. Для этогонужны: внешне выраженное внимание, понимание, сочувствие к гражданину,к беспокоящим его вопросам, к поиску выхода из трудного положения, в котороеон попал; ясно выраженная готовность помочь; напоминание о том, что толькоон, юрист, может помочь гражданину; упорно выражать убеждение, что толькодоверившись юристу, гражданин сможет решить свои проблемы, и иного выходанет.

При общении с лицами, принадлежащими к преступному миру, можно значительно повысить свой авторитет, продемонстрировавглубокое знание татуировок, "блатной" речи, воровских обычаев и традиции,субкультуры преступной среды и т.п. Прием нейтрализации психологическихбарьеров ориентирован на устранение или ослабление опасений, настороженности,недоверия, враждебности, которые мешают установлению контакта, которыеособенно сильны при общении граждан с представителем правоохранительногооргана. Опять-таки это зависит от строгого, умелого и последовательноговыполнения юристом общих правил общения. Кроме того, надо явно демонстрироватьсвою объективность, отсутствие "обвинительного уклона", зачитывать соответствующие-1статьи кодексов, обязывающих юриста к поиску истины, указывать наобстоятельства, которые могут помочь решить вопрос в его пользу, либо носитьхарактер смягчающих, предлагать совместно искать их. Хорошо, когда юристуудается предварительно оказать какую-то посильную и отвечающую нормам правапомощь гражданину (в решении какого-то служебного, квартирно* го вопроса,в получении паспорта, иного документа или материальной помощи, положеннойпо закону, юридическом консультировании и пр.). В этом случае гражданинпсихологически испытывает собственную обязанность, перед юристом ответитьдобром на добро. ' Правило накопления согласий - хорошо известныйи успешно применяемый способ (прием). Он заключается в изначальной постановкетаких вопросов собеседнику, на которые он естественным образом отвечает"да". Учитывается такая "психологика", свойственная людям: 1) если человекизначально ответил "нет", то сказать потом "да" ему психологически трудно;2) если человек несколько раз подряд сказал "да", то у него возникает хотяи слабая, но реальная, как говорят, фиксированная психологическая установкапродолжить тенденцию согласий и сказать "да" в очередной раз. Тактика примененияприема заключается в том, чтобы начинать с простых, безобидных, "нейтральных"вопросов, которые не вызывают тревоги и на которые, кроме "да", никак ответитьнельзя. Постепенно вопросы усложнять, приближаясь к сути обсуждаемой проблемы,начинать касаться "болезненных" точек, но для начала все же не главных.

Демонстрация общности взглядов, оценок, интересов. Психологическому сближению способствуетотыскивание и подчеркивание всего общего между гражданином и юристом, чтотолько может быть, и протягивание личностных "нитей связи" между ними,приводящих их к временному сближению и обособлению от всего окружающегомира (к образованию диады "мы"). Они могут отыскаться в единстве, схожести,подобии, сравнимости: возраста, пола, места жительства, землячества, элементовбиографии (воспитание в семье без отца, служба в армии или на флоте, отсутствиеродителей, воспитание в детском доме, временное проживание в прошлом вкаком-то городе, районе, области, трагических, неприятных событий, илинаоборот, - удач и др.); увлечений, способов проведения досуга, культурныхинтересов, планов на будущее, занятий на садовом участке, отношений к спорту,увлечений автомобилями, мнений о прочтенных книгах, просмотренных фильмахи телепередачах и др.; понимании и отношении к разным событиям, происходящимв стране, тем или иным сообщениям средств массовой информации; оценкахлюдей, ценимых их качествах, наличии общих знакомых, встречах в разноевремя с кем-то и отношениях к нему.

Психологическое "поглаживание"представляет собой признание понимаемых юристом положительных моментов в поведении и личности партнера по общению, наличия правоты в его позициии словах, выражение понимания его. Это немного успокаивает, повышает чувствоуверенности, формирует представление, что юрист справедлив и не настроеногульно отрицательно и благожелателен. Главный расчет применения такогоправила - морально-психологическое обязывание собеседника, побуждение егок ответному признанию достоинств и правды юриста, согласию с его утверждениями,выражению понимания его. Когда это делается, число "точек" психологическогосближения увеличивается, контакт нарастает.

Окончательное обособление в диаду "мы" завершает процесс нарастающей близости: "Вы и я","Мы с Вами", "Мы вдвоем", "Мы одни", "Нас никто не слышит", "Нас никтоне видит". Этому способствуют беседа с глазу на глаз, отсутствие посторонних,интимная обстановка, сокращение дистанции разговаривающих до 30-50 см.На слово "мы" не скупиться, подчеркивая близость и интимный, доверительныйхарактер общения.

Демонстрация искренности юристом важна как показ того, что он первым поверил партнеру по общению,что с уважением относится к его трудностям, как пример для подражания,как сигнал к началу проявления ответной искренности и доверительности.Разумеется, нельзя разглашать служебную или следственную тайну собеседнику.

Поиск точек согласия в решаемой проблеме. Пора когда-то переходить к делу и распространятьсферу налаживающегося взаимопонимания и близости на содержание вопроса,который должен быть решен в процессе общения и ради которого налаживаетсяпсихологический контакт. Переходить без поспешности, когда юрист почувствует,что психологические барьеры ослабли, что близость реально наросла. Начинатьс констатации фактов по делу, рассматриваемой проблеме, не вызывающих сомнения.Добиваться при этом четких ответов собеседника - "Да", "Согласен", "Подтверждаю","Возражений нет". Постепенно переходить к фактам, не доказанным с полнойубедительностью и требующим от партнера искренности.

Совместный поиск взаимоприемлемого решения проблемы имеет двоякое предназначение. Он полезен для делаи психологичен. Став на путь участия в разрешении задачи, стоящей передработником правоохранительного органа, гражданин психологически сближаетсяпо намерениям и направлению мыслей с ним, возрастает взаимопонимание.

Актуализация мотивов искренности. Решающим моментом при установлении контакта, позволяющим преодолеть внутреннюю борьбу мотивов и колебания гражданина "говорить - не говорить?",выступает актуализация мотивов искренности, приводящих к решению - "говорить".Задача и заключается в том, чтобы оказать психологическую помощь в нужномвыборе, актуализировать, повысить силу мотивов искренности. При боязнигражданином огласки, ущемления самолюбия (это наиболее часто встречаетсяу потерпевших и соучастников) уместно опереться на мотив "следования принципамсвоей достойной жизни". Обращать внимание на наличие у него хороших качеств,жизненных принципов, которым он изменяет, не делая сейчас правильного ичестного выбора. "Мотив любви к ближним" - сильный мотив почти у каждогочеловека. Важно показать связь его долга по отношению к ним с необходимостьюпринести им минимум огорчений, дополнительных проблем, забот, трудностей,горя. Активизация "мотива личной выгоды" особенно уместна у подозреваемых,обвиняемых, подсудимых.

Все описанные приемы и правилапредставляют собой достаточно мягкие формы установления психологическогоконтакта, которые в большинстве случаев при решении самых разных правоохранительныхзадач приводят к успеху. Бывают, однако, и сложные случаи, когда конфронтациюне удается преодолеть, например, допрашиваемый продолжает скрытничать,лгать. Тогда приходится переходить к более энергичным мерам пресеченияи разоблачения лжи (см. §8.9-8.12), психологического воздействия.

Психологическое воздействие при установлении контакта. Закон запрещает работникам правоохранительныхорганов применять какое бы то ни было насилие, угрозу, давать невыполнимыеобещания и прибегать к иным незаконным мерам. Допустимое и правомерноевоздействие должно побудить человека, на которого оно направлено, к сознательномуизменению своих решений, занятой позиции, линии поведения, которые противоречатинтересам и целям отправления правосудия.

Юридическая наука и практика выработали немало правомерных способов психологического воздействия.1Ниже приведен ряд наиболее эффективных.

Информационный выпад или "психологический укол" (В.В. Мицкевич). Сильное влияние оказывают на партнера намеки и заявления, что у юриста имеется уличающая его информация,но она временно не предается огласке, ибо в интересах гражданина самомусообщить ее, а запирательство бессмысленно. При отсутствии доказательнойинформации полного объема могут неожиданно сообщаться отдельные достоверныесведения, пусть незначительные, но подтверждающие наличие информации, чтообычно оказывает на запирающееся, не вступающее в контакт лицо, ошеломляющеевпечатление. Можно сообщить о большом объеме проделанной работы (с кемюрист разговаривал, где побывал, какие документы собрал, что изучил и пр.),что косвенно подтверждает наличие у него большого объема информации, втом числе и скрываемой запирающимся лицом. Все это полезно делать, особеннокогда опрашиваемое (допрашиваемое) лицо уверовало в свою безопасность и бессилие юриста.

  • 1 См.: Рщинов А.Р. Судебная психология для следователей; Рахунов Р.Д. Признаниеобвиняемым своей вины. - М., 1975; Хайдуков Н.П. Тактико-психологическиеосновы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. - Саратов, 1984;Шестаков А.Г. Психологическое воздействие в деятельности сотрудниковорганов внутренних дел. - Ленинград, 1985; Мицкевич В.В. Приемыустановления психологического контакта сотрудников ОВД с гражданами прирешении оперативно-служебных задач. - Минск, 1989; Носков В.А. Психотехникаобщения в работе оперуполномоченного БХСС. -С. 92-104; Карагодин В.Н.Преодоление противодействия предварительному расследованию. - Свердловск,1992; Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 3. - М., 1997. - С. 216-235;Чуфаровский Ю.В. Психология в оперативно-розыскной деятельности.- М., 1996 и др.

Компроментация "друзей". Запирательства и лживость допрашиваемого лица нередко объясняются "корпоративнойсолидарностью", верностью "воровской дружбе", нежеланием выдавать "подельников","авторитетов", рассчитывая, что и они не выдадут его. Поэтому разрушение связей этой круговой поруки - важная задача в разрушении лживой позиции.Можно, конечно, разъяснять неискренность и порочность ее, как и всей криминальнойсубкультуры. Но еще лучше, если юрист располагает фактами лживости "дружбы","заботы" о находящемся под следствием и его семье, дачи против него уличающихпоказаний, "подставки" его и т.п.

В целях компроментации применяютсяи такие способы:

  • вызов одного из "друзей" в правоохранительный орган с информированием запирающегося об этом фактеи формировании у него представления о возможной даче тем признательных показаний или конспиративным подки-дыванием информации об этом "друзьям", находящимся на свободе;
  • "случайная" конспиративная встреча сотрудника правоохранительного органа с "другом" на глазах разрабатываемого;
  • приведение конкретных примеров из практики раскрытия и расследования примеров, подтверждающих частые случаипредательства "друзей";
  • помещение в одну камеру ИВС подельников и "матерого преступника". Одного из подельников чаще, чем другого, вызывают на допрос и подолгу не возвращают в камеру. Менее опытномузадержанному представляется возможность самому домысливать этот факт ивыслушивать разоблачающие откровения "матерого". Зачастую малоопытные иновички не выдерживают психологического напряжения, начинают подозревать"подельника", возникают ссоры между ними, утрачиваются взаимное довериеи солидарность. Каждый начинает сам бороться за себя, пренебрегая интересамидругого. У юриста тоже появляются возможности использовать этот факт.1

Уличение во лжи. Сильное воздействие, которое порой приводит к капитуляции конфронтирующего противникав разговоре, оказывает уличение во лжи. Оно может осуществляться на основевыявления внешних проявлений лжи и скрываемых обстоятельств. Подметив их,следует сказать об этом опрашиваемому (допрашиваемому), подчеркнув их достоверность.Уличение во лжи возможно путем выявления противоречий в словах, выражениях,сообщенной в разное время информации. Обычно при этом лицо, если не признаетсяв ней, то теряет хладнокровие, начинает совершать больше ошибок, что создаетвозможности для констатации новых проявлений неискренности. Уличение волжи возможно и путем сообщения лицу информации, полученной от других лици противоречащей словам запирающегося и ведущего неискреннюю линию поведения.

  • 1 Мицкевич В.В. Указ. соч. - С. 33.

Громом средь ясного небавсегда бывает предъявление вещественных доказательств. Внезапное и безмолвноепоявление такого доказательства на столе о казывает психологическое воздействие,превышающее порой любые словесные ухищрения юриста. Контрастность и эффектвозрастают, если предварительно юрист задает ряд вопросов, относящихсяк предстоящему предъявлению доказательств, не мешая опрашиваемому врать.

8.10. Психологическое воздействие в правоохранительной деятельности

Проблема психологических воздействий в деятельности сотрудников правоохранительных органов. Проблемапсихологического воздействия имеет важное и специфическое значение в правоохранительнойдеятельности. Много написано о воздействиях оперативного работника илиследователя1 на граждан, процессуально зависящих от него: подозреваемых,подследствен-3 ных, свидетелей и потерпевших. С развитием в нашей странедемократических принципов общественного устройства стали появляться публикации,касающиеся защиты прав личности при возникновении правоотношенийс органами правопорядка и их сотрудниками, носящие преимущественно пуб-1лицистический характер.2

Понятия "психического воздействия " 3 и "психологического воздействия" 4, имея свои семантические оттенки, в литературе и практике иногда используются часто как взаимозаменяемые. В частности, так поступают авторы Комментария к Уголовного кодексу РФ.5

Строго говоря, любое нефизическое воздействие одной личности на другую, признаки процесса или конечныйрезультат которого возможно обнаружить, является психическим. Психологическоевоздействие - преднамеренное, целенаправленное вмешательство в процессыпсихического отражения действительности другого человека в отличие от психического,которое может происходить и без выраженного желания воздействующего субъектаи даже в его отсутствие ("его слова запали мне в душу, хотя он даже недогадывается о моем существовании "). Оно проивольное, волевое, как правило,методически подготовленное, часто - инструментально оснащенное.Результаты его ожидаются и прогнозируются. Именно таким и должно бытьпсихологические воздействие сотрудника правоохранительного органа.

  • 1 Глазырин Ф. Б. Психология следственных действий. - Волгоград, 1983; ГотаренкоВ.И., Со-киран Ф.М. Психологическое воздействие в целях получения объективнойинформации при допросе // Криминалистика и судебная экспертиза. - М., 1990,вып. 41. - С. 24 - 28; Еникеев М.И. Общая и юридическая психология.Ч. 2. - М., 1996. - С. 278-281; 327-337; Пушков В.Г. Специфика психологического воздействия в следственной практике. // Психологический журнал. Т. 18.- 1997. - №1. - С. 146 - 156; Романов В.В. Юридическая психология.- М., 1998. -С. 407-438; и др.
  • 2 Механизмы защиты прав человека в России // Доклады Комитета адвокатов по правам человека.- М., 1995; Пономарев В.Н. Как защититься, если Вы обвинены в совершениипреступления// "Юридическая консультация" Вып. 4. - М., 1997; КотоваИ., Савчук И., Журавскип В. (сост.). Как осужденный может защититьсвои права. - Серпухов, 1996; Степаненко П. Как выжить в современнойтюрьме. - Минск, 1999; и др.
  • 3 ЕнгалычевВ.Ф., Шипшин С.С. Судебно-психологическая экспертиза. Методическоеруководство. Изд. 2-е. - Калуга-Обнинск-Москва. 1997. - С. 146-152; ЕнгалычевВ.Ф. Диагностика психического воздействия в процессе судебно-психологической экспертизы. // Методы психологии: Материалы II Всероссийской научной конференциипо психологии Российского Психологического Общества. - Ростов-на-Дону,1997. - С. 96-98.
  • 4 ГотаренкоВ.И., Сокиран Ф.М. Указ. соч. - С. 24-28; Ковалев ГА. Психологическоевоздействие: Системно-экологический анализ. - М., 1989; Пушков В.Г.Указ. соч. - С. 146-156.
  • 5 Комментарийк Уголовному кодексу Российской Федерации. Изд. 2-е, - М., 1999. -С. 85.

Сотруднику при целеустремленном осуществлении психологического воздействия надо представлять, какие измененияв сознании человека должны произойти (конечный результат), как вызватьнеобходимые изменения, каковы возможности применяемых им воздействий, какони соотносятся с его правами и правами гражданина. Чтобы так поступать,сотруднику нужна незаурядная профессионально-психологическая подготовленность.Без этого психологическое воздействие может оказаться не просто неэффективным,но противоправным, привести далеко не к тем результатам, на которые сотрудникрассчитывал, возможно, тяжелейшим и для него и для того человека, на которогоон воздействовал.

Типология психологических воздействий. Психологические воздействия классифицируются по различнымоснованиям. Так, по характеру воздействия различают простое воздействиеи сложное. Простое связано с реализацией детального плана последовательныхдействий, реализуемых за один сеанс общения: беседу, опрос, допрос, консультацию,экспертизу и пр. Как правило, простое воздействие обусловлено достижениемвсего одной или нескольких тактических целей. Сложное состоит изряда простых, оно является средством или способом достижения стратегическойцели. Например, для сотрудника - это решение профессиональной задачи: убеждениев необходимости сотрудничества, даче показаний, выдаче улик и пр.

По направленности воздействия оно может быть индивидуальным или социально-психологическим.1Индивидуальное направлено на конкретного человека, социальное- на группу людей.2 Например, работа так называемых "пиарщиков"3,пресс-секретарей правоохранительных органов и возглавляющих их должностныхлиц связана как раз с оказанием социально-психологического воздействияна общественное мнение.

Форма осуществления психологического воздействия может быть открытой, закрытой (неочевидной) и комбинированной.Открытая форма подразумевает обращение непосредственно к уровнюсознания. Закрытая связана с использованием приемов, воздействующихна сферу подсознания (косвенное внушение, "косвенный допрос", НЛП и др.)Комбинированная форма сочетает в себе обе предыдущие. Комбинированнаяформа требует высокой психологической подготовленности сотрудника, тщательнойметодической проработки либо привлечения специалиста из психологической службы.

  • 1 Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. - М.: Наука,1984. - С. 249.
  • 2 Хотя имеется и иная позиция, представители которой считают, что любое воздействие (какчастный случай взаимодействия субъектов) воплощает в себе в одно и то жевремя социальную предметную и личностную ориентацию: "Оно социально, таккак направлено на борьбу с преступностью как явлением, и на изменение группылиц, определяемой как преступники... В то же время за ним всегда стоитличностный аспект и смысл взаимодействия, особенно для подследственных".
  • 3 Public Relations(англ.) - связи с общественностью.

По технической оснащенности различают субъектные воздействия и инструментальные. Субъектные - воздействияличности, слов, приемов, применяемых сотрудником, инструментальные - воздействияс помощью материальных объектов и условий (предъявление вещественного доказательства),выбора места (квартира, храм, место происшествия и пр.).

Существуют также методы психологического воздействия,1 основными из которыхявляются убеждение, принуждение, внушение, постановка и варьированиемыслительных задач и др., и приемы - конкретные техникиуправления психическим состоянием партнера по общению.2

Принципы воздействия. Они обычно связываются с допустимостью использования психологического воздействия в уголовном процессе, а число их, выделяемых разными авторами,колеблется от 103 до четырех.4 Фактически есть триосновных принципа: законности, научности, целесообразности.

Принцип законности требует, чтобы оказываемое психологическое воздействие соответствовалоКонституции Российской Федерации, действующему законодательству, международнымправовым актам и документам. Сотрудник, оказывающий воздействие, долженосознавать, что он несет полную ответственность за его результаты.

Принцип научности предполагает, что все применяемые в правоохранительной деятельности методы, приемы воздействия на личность научно обоснованы и прошли необходимую апробацию. Сотрудник,применяющий их, получил необходимую подготовку, контролирует процесс ихиспользования, отслеживает обратную связь.

Принцип целесообразности указывает, что воздействие должно отвечать намеченной цели, бытьадекватным состоянию человека, подвергающегося воздействию, не быть недостаточнымили чрезмерным, не превращаться в психическое давление, принуждение, насилие.

Сферы применения. Как уже отмечено выше, достаточно подробно описано применение психологическоговоздействия в профессиональной деятельности оперативного сотрудника и следователя,меньше - судебного психолога-эксперта, совсем не изучено его использованиепрокурором, судьей, юрисконсультом и др. Каждый из этих видов юридическоготруда помимо общих требований к осуществлению психологического воздействияимеет и специфические, связанные с конкретными условиями деятельности,которые диктуют свои методы, приемы и техники воздействия, характер и направленность,формы и оснащенность. Общим для всех будет только необходимость соблюденияпринципов применения воздействия - законности, научности, целесообразности.

Рассмотрим на примере, какое место занимает психологическое воздействие в работе психолога-эксперта.Здесь оно выступает в двух аспектах: как один из способов решения профессиональнойзадачи и как предмет судебной экспертизы. Второй аспект связан с тем, чтоиногда необходимо проведение экспертизы для установления факта психического воздействия на подозреваемого либо обвиняемого со стороныследователя или третьих лиц. Как правило, подобные экспертные исследованияпроводятся в случаях, когда по-дэкспертный утверждает, что на него оказывалосьдавление, в том числе и психологическое, и сообщенная им на предварительномследствии информация на самом деле не соответствует действительности.

  • 1 Чуфаровский Ю.В. Указ, соч., - С. 106-122.
  • 2 См., в частности:Цветков Э.А. Тайные пружины человеческой психики или как расширитьсферу своего влияния. - М., 1993; Бэндлер Р., Гриндер Д. Шаблоныгипнотических техник Мил-тона Эриксона с точки зрения НЛП. - М., 1995;Гарифумшн P.P. Энциклопедия блефа. - Казань, 1995; Доценко Е.Л.Психология манипуляции. - М., 1996; Таранов П.С. Приемы влиянияна людей. - Симферополь, 1995; Щербатых Ю. Искусство обмана. - СПб.,1997; и др.
  • 3 Чуфаровский Ю.В. Указ. соч. - С. 108-109.
  • 4 Пушков В.Г.Указ. соч. - С. 146.

Первоначально объектом таких исследований служили протоколы допросов, тексты которых эксперты исследовалина предмет обнаружения признаков неправомерного воздействия. Впоследствии,упреждая могущие возникнуть заявления об отказе от первоначальных показаний,данных под давлением, следователи стали фиксировать ход допросов и иныхследственных действий с помощью аудио- и видеоаппаратуры. Тем не менееиногда жалобы все же поступают. В этом случае на разрешение экспертов ставитсяодин вопрос: "Имеются ли в тексте допроса (следственного эксперимента),на аудио- и/или видеозаписи признаки психического (психологического) воздействияна испытуемого со стороны допрашивающего либо третьих лиц?"

Задача судебно-психологическойэкспертизы здесь состоит в установлении наличия или отсутствия признаков психического воздействия на испытуемого в процессе указанного следственногодействия. При этом анализу подвергаются такие факторы, как содержание вопросовдопрашивающего с точки зрения их внушающего воздействия, интонационныехарактеристики речевого взаимодействия, а если анализируется видеозапись,то и невербальные компоненты общения, особенности расположения зафиксированныхлиц. Особо отслеживаются косвенные признаки воздействия, посколькуникто не заинтересован в том, чтобы фиксировать на пленку собственные профессиональныепогрешности и нарушения.

Конкретный пример: задержанные У. и Ф. обвинялись в том, что они вместе с группой лиц изнасиловали и убили К. Будучи допрошенным в качестве подозреваемого У. признался в причастности к убийству женщины. Свои показания У. подтвердил при осмотре места происшествия,что было зафиксировано на видеозапись. При допросе в суде У. отказалсяот ранее данных показании, пояснив, что дал признательные показания подвоздействием психического и физического насилия со стороны следователяи других сотрудников.

При изучении видеозаписи осмотра места происшествия с участием У. на предмет определения психическоговоздействия на обвиняемого со стороны следователя или третьих лиц экспертами-психологамибыли обнаружены следующие признаки возможного воздействия на него со сторонылиц, присутствующих при проведении осмотра места происшествия, а именно:

  • употребление сотрудниками следственных канцеляризмов, не характерных для уровня интеллектуальногоразвития и полученного образования подэкспертного, типа: "режущий удар","проникающее ранение", "пакет старого образца", "гражданами, известнымимне ранее по совместному пребыванию в..." и др. Эти слова могли быть какнавязаны следствием и заучены подэкспертным, так и восприняты им самостоятельнов процессе предварительного следствия, либо ранее;
  • использование следователем вопросов:
    а) имеющих наводящий характер: "Вы пошли не туда, где мужчина идет?", "Ну, вы сюда пошли?", "Вы взялись за ручку как удобнее, вот так, или по-другому?";
    б) уже содержащих в себе варианты ответов: "Она была тяжелая, как вы, или чуть тяжелее?", "Зеленыйцвет ведь для вас более приятен?", "Что там было, когда клали - может бытьтрава, кусты, песок? Трава?";
    в) предписывающих, подавляющих волю подэкспертного: "Так и запишем?", "Посчитали, что " (ответ У.: "ГЬсчитали,что ")", "Вы, как неглупый человек, должны признать, что ";
  • демонстрация следователем и сопровождавшими его лицами компонентов невербального поведения, которыемогут быть интерпретированы, как:;
    а) предписывающие действия,выполнение которых обеспечивалось синхронизацией вопросов следователя со знаками, подаваемыми верхней частью туловища; "Вам нужен адвокат? (утвердительныйкивок следователя)". Ответ У.: "Да". Следователь: "Нет, я имею в виду вэтом следственном действии" (наклон в сторону). У.: "Нет, нет";
    б) указательные жесты: "Как идти, вот так? (указательный жест)", "Ветки отсюда брались?";
  • организация некоторых этапов следственного эксперимента таким образом, который существенно ограничивалсвободу выбора у подэкспертного. В частности, во| время движения за огородамидеревни Р-но У. сопровождали с трех сторон следователь и конвоиры, создаваятем самым специфический коридор следования ("коробочку"). При остановкахподэкспертный немедленно побуждался "искать место оставления трупа", причемдвигаться он мог только в направлении, оставленным сопровождающими свободным(время записи 13.10 - 14.23);
  • на предполагаемом местенахождения трупа конвоир трижды шел впереди У., как бы указывая путь (время записи 14.28 - 14.40).
  • прекращение видеозаписи проводилось:
    в 13.05 - 13.09 операто рзаявил о необходимости замены батарей и после этого! был ключевой моментпоиска, поворота,
    в 13.35 - 14.02 производится осмотр местности,
    в 14.07 произошла незаявленная в протоколе остановка,
    в 14.08 - 14.13 производится осмотр местности;
  • появление посторонних лиц, не заявленных в протоколе, в частности, некоего "усатого мужчины в сапогах"(имя и процессуальный статус неизвестны). У. во время экспертизы называл его как одного из тех, кто применял к подэкспертному физиче-: ское и психическоедавление на этапе предварительного следствия. Этот мужчина! впервые присоединилсяк участникам следственного действия возле дома С. (время записи 12.44),подойдя к ним от автомобиля "ВАЗ-2121" белого цвета. Впоследствии он имелвозможность общаться с подэкспертным и даже задавать ему вопросы на местепредполагаемого нахождения трупа.

Таким образом, анализ видеозаписи осмотра места происшествия показал, что имели место некоторые признакипсихического воздействия на подэкспертного со стороны лиц, участвовавшихв указанном следственном действии.

В рамках психологического исследования аудиозаписей и видеозаписей обязательно проводится экспериментально-психологическоеобследование допрашиваемого, в ходе которого устанавливаются его интеллектуальные,личностные, эмоционально-волевые и иные особенности, а также склонностьк фантазированию и устойчивость к внушающему воздействию.

Правомерное и неправомерное воздействие. Одной из важнейших характеристик психолбгического воздействияявляется его разделение на правомерное (допускаемое законом) и неправомерное(противозаконное). По сути это центральная проблема в большинстве дискуссийо нем. Какое воздействие может использоваться в процессе оперативной разработки,дознания, предварительного следствия? Где его правовые и моральные границы?Может ли власть в лице своих законных представителей в интересах государственнойи общественной безопасности избирать любые методы воздействия наличность?

Законодательство регламентирует формы воздействия, которые допустимы при производстве оперативно-розыскныхи следственных действий, хотя в самом Уголовном кодексе нет терминов "психическое"либо "психологическое" воздействие. Понятия "психическое воздействие","психическое насилие", "давление на психику" и некоторые другие возникаюттолько в Комментарии к УК. В то же время согласно ч. 3 ст. 20 УПК РСФСР,законодатель запрещает домогаться показаний обвиняемого и других участвующихв деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер. Разъясняется, чтона подозреваемом и обвиняемом не лежит процессуальной обязанности даватьпоказания, они лишь вправе их давать (ст. 76 и 77 УПК РСФСР). Такаяобязанность есть у потерпевшего, свидетеля и эксперта (ст. 73, 75, и 82УПК РСФСР), и закон разрешает в отношении их применение привода как мерыпринуждения.1

Другие средства принуждения процессуальных участников содействовать раскрытию преступления в случаеих отказа добровольно сделать это - задержание, избрание мер пресеченияв отношении подследственных, угроза уголовной ответственности за дачу ложныхпоказаний потерпевшим и свидетелями, принудительное освидетельствование,обыск и т.д. Теоретически каждое из них может вызвать нарушения физическогои психического здоровья, но эти меры допускаются законом.

К неправомерным способам получения доказательств относятся такие виды психологического воздействия,как насилие, угроза, шантаж. Обнаружение фактов их применения однозначновынудит поставить вопрос об уголовной ответственности самого сотрудникаорганов правопорядка. Таким образом, психологическое принуждение рассматриваетсязаконодательством в двух планах: с одной стороны, это связано сосуществлением правомерного воздействия на препятствующих правосудию, ас другой - на тех, кто пытается его осуществить противоправными способами.

Еще одним аспектом оценки психологического воздействия как правомерного или неправомерного являетсяобращение к новым, нетрадиционным для России методам получения доказательствпо делу. Уже описаны процессуально допустимые возможности использованияполиграфа2 и гипноза,3 есть свидетельства об иныхпрограммных, аппаратных, медикаментозных и прочих разработках.

Вопросы, которые мы только начинаем ставить перед собой, уже имеют длительную историю дискуссий зарубежом. Начало их открытого обсуждения положила знаменитая книга ДжонаМаркса "В поисках кандидата из Манчжурии", где впервые на подлинном архивномматериале было рассказано об опытах ЦРУ по контролю над человеческой психикойи поведением, включая гипноз, наркотики, психопрограммирование и пр.4

  • Комментарий к Уголовному кодексу РФ.- С. 697.
  • Инструкция о порядке использования полиграфа при опросе граждан. Утверждена приказомМинистерства внутренних дел Российской Федерации от 28 декабря 1994 г.№ 437; Комиссарова Я.В. Практика использования полиграфа в целяхсужения круга лиц, подозреваемых в совершении преступления // БюллетеньМинистерства юстиции Российской Федерации. - 1999. - № 5.
  • Хабалев BJJ.Возможности использования гипнорепродукции для активизации памяти опрашиваемых лиц. - Вологда, 1998; Юридические и психологические проблемы активизациипамяти человека в раскрытии преступлений: Материалы научно-практическогосеминара. - Вологда, 1999.
  • Marks John.The Search for the "Manchurian Candidate": The CIA and Mind Control.- N.Y. : W W Norton & Co, 1991. В 2000 г. планируется первое изданиекниги на русском языке.

Итогом этих обсуждений сталоусиление общественного контроля за деятельностью спецслужб.1Напоминание же о том, что помимо профессионального долга, а точнее, раньшенего, стоит долг общечеловеческий, нравственный, никогда не бывает лишним.Хотя большинство исследователей и считает репертуар допустимых методовпсихологического воздействия ограниченным, мнение, реализуемое чаще осторожно,но иногда и более открыто, что "суть дела не в провозглашении каких-либоположений, а в реальных обстоятельствах"2 никогда и никуда не исчезало.

8.11. Психологический анализ сообщений граждан

Значительную долю информации, необходимой для работы, юрист получает от граждан - заявителей, очевидцев,свидетелей, потерпевших, правонарушителей и др. Практически без этой информациии никакое решение профессионально-юридических задач невозможно. Приходитсясчитаться с тем, что эта информация отличается психологическими сложностямии требует от юриста соответствующей подготовленности. Имеются точные данные,что значительная часть не раскрытых и не расследованных до конца уголовныхдел, приговоров, отмененных вышестоящими судами, просто профессиональныхрешений обусловлена неумением работника получать, добывать, оценивать ииспользовать информацию от граждан.

Одним из условий совершенствования всей работы с получаемой информацией и овладения умением пользоваться еювыступает комплексный учет психологических факторов, характеризующих различияпсихологии; граждан, их мотивы и цели в общении, особенности формированиясобщений и др. Особенно важна и психологически сложна задача установленияистинности сообщений, отделения неточной, неполной, искаженной, ошибочнойи ложной информации. Искажения могут быть продуктом заведомой лжи и результатомдобросовестного заблуждения. Сплошная ложь, как и сплошная ошибочностьсообщений - явление относительно редкое. Чаще в сообщении содержатся моментыистины и моменты ошибочности или лживости.

  • 1 Дело дошлодо того, что любой гражданин США, основываясь на своем праве свободногодопуска к источникам информации, может запросить и получить из ФБР свойличный файл, содержащий собранную на него информацию, полученную различнымиспособами, включая агентурный.
  • 2 Пушков В.Г.Указ. соч. - С. 155-156.

Истинные сообщения могут содержать элементы добросовестного заблуждения и ошибки в виде, например,расчленения целостного события на независимые, не связанные между собойчасти; ошибочного объединения не связанных между собой фактов; преувеличения(или, напротив, преуменьшения) реальных размеров, длительностей, интенсивностипроявлений чего-то; наделения (или, наоборот, устранения, изъятия, пропусков)событий, объектов мнимыми, не свойственными им признаками, чертами, особенностями;перестановки, замещения реальных объектов признаков, свойств, событий другими,смещения их по времени или переноса в другое место; ошибочного отождествленияи усмотрения сходства различных объектов и лиц, искажения формы, структуры,последовательности событий, объектов и др.1

Прием создания условий для установления момента истины. Исходной в работе юриста выступаетобязательная задача установления истины, только истины и больше ничего.Поэтому первое правило - постоянное поддержание своей внутреннейустановки на установление истины и реализацию принципа социальной справедливости.Для сотрудника не может быть "желательных" или "нежелательных" сообщений,удовлетворяющих его только потому, что они совпадают с его ожиданиями,предположениями или версиями.

Используются и другие правила, описанные в соответствующем приеме, - правило презумпции доверия, правило авторитета и справедливости власти, правило учета психологии собеседника,правило отказа от демонстрации своего превосходства (см. §8.9).

Прием выявления зависимостей сообщения от восприятия юридически значимого события. Всякое сообщениетребует тщательного анализа влияния тех факторов, которые могли повлиятьна его содержание. Первым уроком передовой практики и юридической психологиивыступает необходимость тщательного анализа зависимостей сообщений заявителей,свидетелей и других лиц от непосредственного восприятия факта. Все начинаетсяс того, что лицо, которое впоследствии сообщает информацию сотруднику,становится очевидцем или соучастником какого-то события, факта, явления,процесса, разговора и пр. Последние как-то отражаются в его психике и то,как отражаются, влияет и на сообщение. Имеется множество психологическихаспектов такого отражения, которые и выражены в правилах их учета и изучения.

Правило установления зависимости сообщения от объекта и физических условий восприятия. То, что подмечено,во многом зависит от объекта и предмета восприятия (например, материальногообъекта и человека, групп людей), фона наблюдения, погодных, суточных условий,освещенности и др. Например, значительная часть насильственных, насильственно-корыстныхпреступлений (убийства, изнасилования, разбойные нападения, грабежи) итранспортных совершается в темное время суток, при плохой видимости, ав этих условиях сказываются индивидуальные особенности ночного зрения,степень темновой адаптации, изменения восприятия цвета, формы, размеровпредметов, расстояний и др. Сплошь и рядом решающее значение могут иметьвосприятия звуков, запахов и др., которые в устном сообщении очевидцевмогут не находить отражения вообще и или искажаться.

Правило установления зависимости сообщения от положения воспринимавшего и состояния его органов чувств.На восприятии сказываются место, расстояние от воспринимавшего до объектавосприятия, объекты между ними, направление, угол зрения, расположениепо высоте, положение сидя, стоя, на ходу или бегу и пр. Состояние органовчувств помимо упоминавшихся выше порогов ощущения связано с остротой зрения,наличием или потерей очков, а также с наличием слухового аппарата, солнечныхочков, заболеваний органов чувств и др.

  • 1 Существенныйвклад в исследование психологии свидетельских показаний внесен в последниедесятилетия А.Р. Ратиювым и Н.И. Гавриловен. См.: РатиновА.Р. и Гавршова Н.И. Ложно-психологическая структура лжи и ошибкив свидетельских показаниях // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 37.- М, 1982. С. 44-57; Гавршова Н.И. Ошибки в свидетельских показаниях(происхождение, выявление, устранение). - М., 1983. Полученные ими данныеиспользуются в этом параграфе.

Правило установления зависимости сообщения от особенностей личности воспринимавшего. Существует закономернаязависимость восприятий от жизненного опыта, пола, возраста, уровня развитияинтеллекта, профессии, национальности и др. Так, мужчины в среднем лучшезапоминают местность, дорогу, события, а женщины - обстановку, людей, иходежду, психические состояния. Личностный характер восприятий означает,что они всегда индивидуализированы, т.е. момент истины выражен в них сосвоеобразием, с привнесением в них "отсебятины".

Правило установления зависимостей сообщения от социально-психологических факторов. Симпатии и антипатииучастников события сильно отражаются на жалобах, заявлениях и предложениях.С большой легкостью принимаются отрицательные факты и оценки в отношениинеприятных заявителю, свидетелю людей и зачастую отвергаются, не воспринимаютсяотрицательные стороны в людях, симпатичных ему.

Правило установления зависимости сообщения от общего психического состояния воспринимавшего. Волнение,испуг, страх, растерянность и другие психические состояния существенноотражаются на качестве восприятия и последующего сообщения. Не случайноговорят: "у страха глаза велики". Криминальные события воспринимаются вообщеиначе, чем рядовые, будничные, более эмоционально. Они лучше запоминаются,но сопряжены с искажениями из-за необычности, индивидуальности их пониманияи отношения к ним. Сильно искажаются восприятия формы, цвета, размеров,скорости, времени под влиянием алкогольного и наркотического опьянения.

Прием выявления зависимостей сообщения от запоминания, сохранения и изменения информации до ее поступленияюристу. Возможности человеческой памяти далеко не беспредельны, а еепроявления не безукоризненны.

Правило учета вида запоминания и его особенностей у заявителя. Существует долговременная и оперативнаяпамять (мгновенного запоминания), а также память на лица, слова, цифры,звуки и пр. Оперативная память характеризуется цифрой 7 плюс-минус 2: столькоединиц информации способны мгновенно запоминать люди. Криминальные событиянередко происходят в секунды, и запомнить все человек не в состоянии. Ненадо подозревать его в неискренности, если он что-то не запомнил. Скореесправедливо обратное (если речь идет именно о мгновенных событиях). Всевиды памяти очень индивидуальны и нелишне убедиться, каковы они у данногозаявителя.

Правило учета времени, прошедшего с момента события. Быстрее всего забывается то, что запоминалосьоперативно: быстро в первые часы, сутки (к концу из этого забывается почти80% информации), а затем - много медленнее. Иногда детали помнятся годами,что объясняется как своеобразием памяти данного человека, но еще большеличностными зависимостями: эмоциональным впечатлением, личностным смысломданной информации, ее глубоким пониманием и обостренным отношением к ней.

Правило учета изменения информации в процессе ее сохранения в памяти. Забывание - не чистоколичественное выпадение каких-то деталей события. Хранящаяся в памятиинформация, особенно волнующая, подвергается, даже бессознательно, обдумыванию,структурированию, переструктурированию. Свидетели события обмениваютсявпечатлениями, получают дополнительную информацию из средств массовой информации,подвергаются психологическому давлению. В результате даже верная информация"подправляется" в их памяти, что-то в ней домысливается еще до поступленияк работнику юридического органа.

Прием учета влияния наьсообщение факторов, присущих встрече заявителя (свидетеля и др.) с юристом.При встрече происходит воспроизведение информации, которая сохраниласьв памяти заявителя. Но это не простая репродукция, озвучивание. Информацияна этой стадии может дополнительно сокращаться, увеличиваться, обедняться,видоизменяться, искажаться.

Правило: при встрече с заявителем исключать возможное неблагоприятное влияние на формированиеего информации. Такое влияние могут оказать особенности обстановки,социальное восприятие, атмосфера общения, поведение юриста. Так, обычнонеблагоприятно оказываются неуравновешенность и раздражительность юриста,оскорбительный тон, безразличное выражение лица и др. Особенно нетерпимопсихологическое давление, запугивание. Часть граждан, желая помочь юристу,может стремиться приблизить свое сообщение к тому, которое, по их мнению,будет одобрено им и при этом непроизвольно искажает имеющуюся информацию.Некоторые поглядывают на него, чтобы проверить, какое впечатление производятих слова, и в зависимости от этого по ходу меняют сообщение. Могут значительноизменить сообщение вопросы юриста.

Правило: слушать не только слова, но человека, стремиться понять его и действительные события, стоящиеза словами.

Правило: выявлять погрешности сообщения в ходе его получения, помогать в этом заявителю. Ясно, чтопогрешности в сообщении (не только ошибки, сознательные искажения, но инеполнота, излишества, неточности, индивидуальность и др.) - обычное, ане исключительное явление. Поэтому получение сообщения должно сочетатьсяс его анализом, установлением истинного и искаженного в нем, проверкойи уточнением, что только и позволяет дать окончательную оценку сообщениюи с уверенностью использовать его в дальнейшей работе. Выслушивая сообщение, юрист имеет определенную возможность сразу отсекать часть незначимой информации,что достигается:

  • выявлением причин и условий, которые психологически влияют на формирование сообщения на первых двухстадиях, и оценкой того, как они могли влиять на полученную информацию;
  • сопоставлением высказываний заявителя с особенностями его личности, складывающимся психологическимпортретом его;
  • постановкой дополнительных, уточняющих вопросов, требующих от заявителя конкретизации и детализациисообщения, дополнения иными подробностями, о которых он сам не рассказывал,но которые (по предположению юриста) заметил как очевидец;
  • проверкой сообщений тактичной постановкой по существу дублирующих, но варьирующих по форме вопросов,отвечая на которые, заявитель побуждается к повторному изложению существенныхили вызвавших у юриста сомнение аспектов;
  • оказанием помощи в припоминании, использованием для этого механизма узнавания путем перечисления понятий,цветов, имен, фамилий, номеров, высказываний, действий и пр., среди которыхзаявитель распознает забытое, упущенное либо указывает на близкое к истинному;
  • поиском совместно с заявителем наиболее памятной ему точки отсчета времени и места, строго последовательном,шаг за шагом, воспроизведением эпизодов события;
  • сопоставлением однородной, но сообщенной в разные моменты беседы, информации (той, которая содержалась в первом сообщении и в последующих ответах на вопросы);
  • выявлением и анализом признаков искренности - лживости.

Анализ сообщений в сложных случаях сопровождается составлением сличительных таблиц и графических изображений,позволяющих детально и многократно изучать информацию, полученную как отодного лица, так и от, многих лиц по одному и тому же факту (или детали). Эффективно и использование средств видео- и звукозаписи.

8.12. Психология диагностики лжи и скрываемых обстоятельств

Психологическая диагностика лжи и скрываемых обстоятельств в юридической практике. Тайна и ложьлежат в основе преступной деятельности. Преступник в процессе приготовленияк своему криминальному деянию старается склонить других людей на свою сторону,завоевать их доверие, тщательно маскируя и скрывая истинно преступные намерениеи цели. Будучи задержанным в качестве подозреваемого или обвиняемого, преступникчасто с целью ухода от уголовной ответственности или снижения степени своейвины в противоправном деянии? умышленно пытается ввести органы дознанияи следствия в заблуждение, используя для этого различные способы лжи. Онприбегает к вымыслу и искажает реальные факты. В силу различной мотивациимогут лгать и другие участники уголовного процесса: свидетели и потерпевшие.

Исследования показывают, что извращение обстоятельств уголовного дела в показаниях допрашиваемыхдостигается с помощью следующих приемов:

  • умолчание, сокрытие, исключение из сообщения отдельных элементов описываемого события, собственных действийи действий иных действующих лиц;
  • •дополнение описания вымышленными деталями или элементами, при помощи которых событию придаются нужные характери окраска;
  • перестановка и смещениев описании отдельных фрагментов события по их месту, времени, последовательности, взаимосвязи и т.п.
  • замена отдельных элементов события иными, вымышленными обстоятельствами и деталями".1

Знание работниками правоохранительных органов приемов психологической диагностики лжи и неискренности в поведении человека является важной предпосылкой успешной деятельности по раскрытиюи расследованию преступлений.

Прием диагностики лжии скрываемых обстоятельств на основе анализа речевых высказываний человека.Этот прием основывается на оценке правдивых и лживых высказываний посредствомвыделения определенных критериев или признаков (табл. 8.4).

Часто выходят за рамки знаний человека и его осведомленности. Он обычно строитправдивые суждения на основе не только личного опыта, но и тех фактов,которые реально видел или слышал о них от других лиц, либо читал о нихв книгах, газетах и т.д.

Обычно ограничены опытом, квалификацией и образованностью человека, а также егоспособностями к фантазированию. Кроме того, измышления могут строитьсяна основе типовых вариантов действий, имеющих прецеденты в реальной жизни,литературе, кино и т.д.

  • 1 См.: РатиновА.Р. Феноменология лжи. // Судебно-психологический взгляд. Юридическаяпсихология: Сб. научных трудов - М., 1998. - С.103-104.

Примечание. Часть критериеви их описание взяты из: Ратинов А.Р., Гавршова Н.И. Логико-психологическаяструктура лжи и ошибки в свидетельских показаниях // Вопросы борьбы с преступностью.- 1982. - вып. 37. - С. 44-57.

Человек в силу различных причин (недостатка жизненного опыта, образования и др.) может добросовестно заблуждаться и поэтому при очевидной ложности высказываний нельзя всегдаделать вывод об умышленном искажении информации. Добросовестное заблуждениесвязано с трудностями восприятия, переработки, запоминания и воспроизведенияинформации о том или ином событии. В связи с этим обстоятельством человекможет непроизвольно объединять несвязываемые факты, преувеличивать илисокращать длительность события, добавлять несвойственные событию факты,отождествлять несходные объекты и т.д.

Прием диагностики лжи и скрываемых обстоятельств на основе наблюдения за невербальными (неречевыми)реакциями человека. Часто можно наблюдать противоречия между высказываниямичеловека и телодвижениями, позами, мимикой и жестами. Невербальный "язык"часто "с головой" выдает человека, говорящего неправду. Более того, в психологиив результате наблюдений за невербальным поведением человека выделены такназываемы^! "жесты неискренности" (защита рта рукой, прикосновение к носуи др.).1

Умение обнаружить соответствие(или противоречие) между языковым и неязыковым общением является важной предпосылкой точности оценки информации, получаемой от собеседника. Необходимообращать внимание на взгляд человека. Известно, что при нормальном контакте,когда люди говорят правду друг другу, взгляды встречаются около 2/3 всеговремени общения. Если человек неискренен или скрывает что-либо, то егоглаза будут встречаться с глазами собеседника менее 1/3 части всего временивзаимодействия. При этом он будет стараться отвести взгляд в сторону. Вслучае вопросов, относящихся к скрываемой или искусственно сконструированнойим информации (так называемый "бегающий взгляд").

  • 1 См.: ПизАЯзык телодвижений. Как читать мысли других людей по их жестам: Пер.с англ. - М, 1992.

Продолговатая улыбка собеседника(губы слегка оттянуты назад от верхних и нижних зубов, образуя продолговатуюлинию губ, а сама улыбка не кажется глубокой) показывает на внешнее приятие, официальную вежливость другого человека, но не на искреннее участие в общениии готовность к оказанию помощи. Оборонительная позиция и антагонизм в общении оцениваются при виде плотно сжатого рта и мышц челюсти, а также косоговзгляда в сторону собеседника.

Наблюдение позволяет выделить ряд невербальных реакций человека, свидетельствующих о его неискренности:

  • защита рта рукой (рука прикрывает рот, большой палец прижат к щеке);
  • прикосновение к носу (легкое прикосновение к ямочке под носом или одно быстрое, почти неуловимое прикосновениек носу);
  • потирание века;
  • почесывание и потирание уха;
  • оттягивание воротника рубашки;
  • частое приглаживание волос;
  • легкая, снисходительная улыбка, сопровождающая ложное высказывание;
  • "бегающий взгляд" (человекс трудом "держит" взгляд собеседника, отводит глаза в сторону);
  • нервозность в поведении(периодическая прочистка голоса; покашливание; частое курение сигареты;ерзание на стуле; постукивание по столу;
  • потирание ладоней; непроизвольное изменение интонации, темпа и тембра речи; появление дрожи в голосе; паузыпри ответах на вопросы; слишком быстрые ответы на вопросы и т.п.);
  • прищуривание, сужение глаз при ответах на вопросы;
  • микронапряжение лицевых мышц, когда в момент ложного высказывания по лицу как бы пробегает тень;
  • вегетативные реакции (покраснение лица; подергивание губ; учащение дыхания; расширение зрачков; сужение зрачков;повышенное потоотделение; тремор кистей, рук, ног).

Невербальное поведение человека, скрывающего какие-либо обстоятельства или обманывающего других людей, может проявляться в его действиях и поступках (избегание встреч с конкретнымилюдьми, нежелание или желание посещать определенные места и т.п.). Из историиизвестны процедуры уличения человека во лжи и изобличения его в неблаговидномпоступке или преступлении на основе предположения, что человек, скрывающийкакую-либо информацию, в значимых для него обстоятельствах будет поступатьиначе, чем другие люди. Так, у эскимосов подозреваемые в преступлении (например,воровстве)должны были поодиночке заходить в темный чум и прикасаться кперевернутому горшку, под которым, со слов шамана, сидела вещая ворона.Шаман говорил, что в случае прикосновения к горшку преступника ворона подастголос. После выхода из чума у каждого из подозреваемых осматривали кистирук и точно указывали на преступника, так как у него руки были чистые,а у остальных замазаны сажей (горшок перед испытанием был незаметно покрытсажей). Преступник, пытаясь избежать наказания, заходил в чум и проходилмимо горшка, не касаясь его.

Приемы диагностики лжи на основе применения специального технического устройства - полиграфа (детекторалжи). Полиграфическое тестирование строится на основе установленнойзакономерности: значимые раздражители (например, слова, имеющие отношениек описанию места преступления) вызывают заметное эмоциональное напряжение,выражающееся в определенных реакциях организма человека. Эти реакции полиграффиксирует и позволяет сделать вывод о причастности человека к какому-либособытию, а также о наличии у него скрываемой информации.

К числу вегетативных и физиологических реакций при эмоциях относят:

  • изменение (при отсутствии физической нагрузки) частоты пульса, а также изменение ритма пульсовыхсокращений;
  • изменение кровяного давления(по гипертоническому или гипотоническому типу);
  • изменения в ритме дыхания(особенно резкое сокращение фазы выдоха и искажение обычного дыхательногоцикла);
  • выраженные изменения вкожно-гальванической реакции (КГР), появление обильного потоотделения безтемпературных и физических нагрузок;
  • изменения в электрокардиограмме(ЭКГ);
  • изменения в картине электроэнцефалограммы(ЭЭГ);
  • повышение перистальтики кишечника; повышенный диурез;
  • различные изменения в элементах крови, мочи, слюны.1

Наиболее распространенный тип полиграфа построен на использовании регистраторов изменений таких физиологическихпараметров организма человека, как кожно-гальваническая реакция, дыхание,периферическое артет риальное давление (АД) и сокращения пульса.Этот тип полиграфа имеет как стационарную, так и портативную модификации.

  • 1 Методики психодиагностики в спорте: Учеб. пособие для студентов / В.Л. Марищук,Ю.М. Блудов и др. - М., 1984. - С. 164-165.

Процедура проведения испытанияна полиграфе имеет определенные правила:

  1. добровольное участие в испытании;
  2. исключение какого-либо давления на испытуемого;
  3. предварительное обсуждение круга вопросов, которые будут заданье; человеку;
  4. требование ответа испытуемого на все вопросы двумя словами да" или "нет";
  5. проведение опроса наедине(оператор и испытуемый);
  6. проведение опроса для точности несколько раз (обычно три раза);
  7. проведение опроса специалистом- оператором полиграфа.

Основная область применения полиграфа - определение степени причастности к событию преступления (виновностиили невиновности человека) установление скрываемых обстоятельств и степениискренности человека при отборе его на работу в ряд государственных и коммерческихорганизаций Очень популярен в полиграфических исследованиях "тест определениявиновности", или "тест виновных знаний". В ряде стран прохождение данноготеста признается доказательством в уголовном процессе (например, в США), Полиграфы кроме США широко применяются в Великобритании, Германии, Японии, Польше, Венгрии, Китае и других странах. В России опыт примененияполиграфов очень невелик, в основном он связан с деятельностью Ми-t! нистерстваобороны, ФСБ, МВД и некоторых коммерческих структур.

Полиграфические обследования имеют перспективу при отборе кадров, в; том числе в правоохранительныеорганы, определении скрываемых фактов жизни будущих работников, при решенииряда профессиональных юридических задач. К последним следует отнести определениестепени виновности человека в преступлении, установление психического статусапри проведении психолого-психиатрических экспертиз и ряд других задач.

8.13. Психодиагностика причастности лица к правонарушению в отсутствие доказательств

Общая характеристика метода. Разработан оригинальный, не имеющий аналогов в отечественной правоприменительной практике психологический метод диагностики скрываемой причастности лица,совершившего преступление. Метод представляет собой интеграцию идей психологови криминалистов по вопросам раскрытия и расследования преступлений: допроса;1защитного поведения,2 невербальных (несловесных) проявленийи взаимодействия в процессе общения1и др. Метод не претендует на обеспечение процессуальной доказанности вины лица, но дает вполне достоверную информацию о возможной его причастностик преступлению, что позволяет существенно ограничить круг подозреваемых;выбрать нужное направление деятельности в поиске доказательств, возможныхсоучастников, похищенного, следов и т.д.; получить сведения о действительныхобстоятельствах произошедшего либо об отдельных его элементах. Ниже приводитсясокращенный его вариант,2 пригодный для практического применения.

  • 1 Криминалистика:Учеб. - М., 1950. - С. 290; Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. - М., 1967; Еникеев М.И., Черных Э.А. Психологиядопроса. - М., 1994; Филонов Л.Б. Психологические способы выявленияскрываемого обстоятельства. - М., 1979; и др.
  • 2 Ратинов А.Р.,Ефремова Г.Х. Психологическая защита и самооправдание в генезисе преступного поведения // Личность преступника как объект психологического исследования.- М., 1979; Фрейд А. Психология "Я" и защитные механизмы. - Л.,1993; Разин В.М. Психология для юристов. - М., 1997 и др.

Метод состоит из двух взаимосвязанных бесед-опросов, в основе которых лежат специально сформулированные вопросы,последовательно задаваемые опрашиваемому лицу. После каждого вопроса даютсяхарактеристики ответов непричастного и причастного лица с краткими комментариями.При их рценке следует:

  • обращать внимание на информацию, содержащуюся в словах-ответах на вопросы (произвольную вербальную);
  • дифференцировать указанную информацию и информацию, также выраженную в словах, но возникающую какреакция на соответствующее психологическое воздействие допрашивающего (непроизвольнуювербальную);
  • отслеживать наличие и изменение невербальных проявлений: физиологических (потение, тремор рук, изменениецвета кожных покровов и т.п.) и поведенческих (разновидность "бихевиористскихключей") - поза, жесты, мимика, пантомимика.

Совокупность данных, полученных в результате анализа ответов по каждой из названных позиций, свидетельствуето возможной причастности опрашиваемого лица.

Беседам-опросам должно предшествовать установление психологического контакта, побуждение к желанию оказыватьнеобходимую помощь в исследовании события и готовности отвечать на вопросы,высказывать свои соображения, мнения, представления и ощущения в обстановкедоверия и искренности. При этом не следует показывать, что субъект вправеотказаться от участия в беседе. Последняя не должна носить обвинительнуюнаправленность или создавать впечатление временного ограничения свободы.Опрашиваемый должен уяснить, что в его интересах оказать вам, как лицу,занимающему определенное должностное положение, посильную помощь, не навлекаяна себя ненужных подозрений и недоверия.

В целях объективности, чтобы свести к минимуму побочный эффект психического воздействия, оказываемогона невиновных, иногда целесообразно опрашивать лиц в привычной для нихобстановке, например, по месту работы или жительства, без излишней официальностии выраженной предвзятости. Любые искажения смысла и содержания предлагаемыхвопросов могут повлечь ошибки в интерпретации проявляемых реакций (вербальныхи невербальных). Для более полного последующего анализа в ходе бесед-опросовжелательно использовать аудио- или видеозапись.

Первая беседа-опрос. Главными задачами первой беседы-опроса выступают, во-первых, включение в круг предположительнопричастных к исследуемому событию лиц - максимального количества потенциальныхего участников; во-вторых, изучение исходных данных, характеризующих исследуемоесобытие, любых ориентирующих сведений о нем, обеспечение присутствия опрашиваемыхлиц в месте опроса и создание необходимой обстановки для проводимых бесед.

  • 1 КарнегиД. Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей. - Самара, 1997.
  • 2 Полноеизложение метода см.: Гельманов А.Г., Гонтарь С.А. Как установитьучастие лица в правонарушении? Эффективный и экономичный метод диагностикискрываемой причастности и получения признания виновного в отсутствие доказательств.- М., 1999.
  • 3. Сообщите, что один изтех, кто будет опрошен, совершил это преступление (или является виновникомэтого происшествия).
  • 4. Упомяните, что опрашиваемыйвозможно еще понадобится.
  • 5. Заверьте, что информациябудет использована только лишь в служебных целях.

Начало беседы-опроса

  1. Объясните дело без подробностей.
  2. Укажите, что с каждым,кто так или иначе мог иметь отношение к этому преступлению (происшествию),будет проведена беседа-опрос.

Основная часть беседы-опроса.

Вопрос 1. "Вы знаете, почему вас пригласили на эту беседу?"

Ответы: А) правдивый -ответ не имеющего отношения к преступлению, как правило, неуклончиви нередко содержит упоминание преступления, некоторые соображения о нем. Он не связывает это событие с собой, а поэтому ему нет нужды заду-1мываться о значении той информации, которую он сообщает;

Б) неискренний. Крайнене определенные или нереалистичные ответы могут свидетельствовать о причастностик событию (преступлению). Человек, действительно! причастный к нему, подсознательнозанимает изначально оборонительную позициюJ склонен умалчивать свою осведомленность,боится выдать какую-либо информацию,! которую может знать только участниксобытия (преступления). При этом он часто да! осознает разницы между констатациейфакта уже существующего события (преступления) и проявлением так называемой"виновной осведомленности" о нем. Вслушиваясь в его объяснения, важно уяснитьнеопределенный и нереалистичный характер объяснений и ответов, проявлениескрытого убеждения, что оправдывающим и исй-j ключающим подозрения в егоадрес моментом является делаемый им в ответе акцент на его отсутствие вцепи "событие - субъект - беседа". Демонстрация этого акцента ему настольковажна, что иногда он жертвует естественностью своего заявления. 1

Вопрос 2. "Вы верите тому,что это преступление (происшествие) (сказать, что! случилось) действительнобыло совершено.

Ответы: А) правдивый. Непричастные лица, заинтересованные в установлении! истины, не имея оснований для искажения известных им сведений, касающихся пой следствийсобытия, как правило, соглашаются с тем, что последнее имело место. При|этом они не склонны оспаривать его детали;

Б) неискренний. Виновные часто дают другие ответы, так как стараются любый| способом скрыть своюосведомленность или затруднить установление обстоятельстйj события.

В ситуациях, когда вероятность криминальности события небесспорна (кто-тб: заявил о пропаже у него денег,выявлена недостача, обнаружен подлог документов и пр.), искомое лицостарается любыми средствами отвести от себя возможные подозрения, и ответна данный вопрос дает ему возможность направить следствие по ложному пути,поставив под сомнение наличие самого факта события преступления, чтобыэто устраняло необходимость дальнейшего расследования, влекло иные, желательныедля лица предположения о криминале или его отдельных последствиях. В качестведеталей, позволяющих замотивировать истинную направленность даваемых объяснений,может выступать описание в ответе на вопрос об особенностях места, времени,способа совершения преступления и других обстоятельств.

Вопрос 3. "Кто, по вашему мнению, мог бы это совершить?" Вопрос выявляет желание человека помочь следствию (пострадавшему, семье, родственникам пострадавшего). Отсутствиеэтого желания может свидетельствовать о причастности лица, хотя может бытьи следствием негативного отношения к опрашивающему (как к личности иликак к сотруднику правоохранительных органов).

Ответы: правдивый. Неимеющие причин скрывать что-либо и желающие помочь в расследовании готовы дать ответ, в котором могут фигурировать те или иные лица, даже они сами;

Б) неискренний. Виновные уклоняются от упоминания имен, так как знают истинного виновного и не хотятвпутывать в дело невиновных, поскольку это может принести только вред.В случае инсценировки, обычно сопровождаемой ложными сообщениями и прямымиуказаниями на конкретных лиц, обязательно в ответе содержатся и придуманные обстоятельства, моделирующие следовую картину причастности этих лиц к событию (преступлению).

Вопрос 4. "Почему вы так думаете?" Подобный вопрос побуждает лицо аргументировать свои предположения какими-либо конкретными фактами или наблюдениями, которые могут дать дополнительнуюинформацию об обстоятельствах события (преступления) и свидетельствоватьо степени осведомленности лица о нем.

Ответы: А) правдивый. Невиновные часто дают объяснения, которые согласуются с ответом напредшествующий вопрос "Кто мог бы ". Предлагая имена и фаш-лии определенныхлюдей, они обосновывают их связи с фактами, вызвавшими у них подозрения;

Б) неискренний. Причастные лица либо дают крайне расплывчатые и неопределенные ответы, либо, еслиони называют конкретных лиц, то их аргументация отличается подробностью,связностью и продуманностью.

В размышлениях причастного лица преобладают представления о реально существующих связях события (преступления)и его собственного поведения, поэтому ему очень трудно сразу сформулироватьлогическую привязку посторонних лиц к событию (преступлению). Здесь возможнысущественные ошибки в объяснении таких связей и опасность непроизвольновыдать ту информацию, которой данное лицо просто не может располагать,не будучи причастным. Чтобы избежать этого, они, как правило, стараютсяуклониться от упоминания конкретных имен и дают уклончивые и расплывчатыеответы.

Вопрос 5. "Кто, по вашему мнению, мог бы совершить это преступление (происшествие) с наименьшей вероятностью?"Вопрос контрольного, проверочного свойства, он прямо противоположентретьему вопросу и требует восстановления и воспроизведения тех ассоциативныхсвязей, которые были сконструированы в ходе неискреннего вынужденного ответа,только противоположного характера. Он изменяет созданную заранее установкуна выявление причастного лица и требует формирования новой, согласующейсяс ней - на определение непричастного. Это позволяет получить дополнительнуюинформацию о событии и лицах, их совершивших.

Ответы: А) правдивый. Непричастные, следуя той же схеме, что и в предыдущем случае, постараютсяназвать имена, исходя из той же бытовой логики и желая помочь расследованию.

Б) неискренний. Причастные стремятся уклониться от исключения кого-либо из числа возможных преступниковподобно тому, как они избегали предлагать кого-нибудь в качестве заподозренного(ввиду нежелания проявлять какую-либо осведомленность и избежать возможныхошибок в объяснениях, не быть пойманным на противоречиях). Кроме того,они не готовы к изменению установки на защиту на установку на взаимодействие,так как возрастает вероятность ошибки в изложении фактов. Поэтому они предпочитаютуклоняться от указания конкретных имен и дачи в связи с этим объяснений.

Вопрос 6. "Кто имел наилучшие возможности это сделать?" Формулировка вопроса подразумевает оценкуопрашиваемым объективных (отсутствие алиби, наличие орудий и средств совершенияпреступления и т.п.) и субъективных (замысел, мотивы, цели, знания, умения,навыки и т.п.) возможностей лица, причастного к событию. Детальная дифференциацияих по своей относимости возможна только лицом причастным.

Ответы: А) правдивый. Непричастные желают помочь расследованию и это стремление очевидно. Они скорее всего будут называть конкретные имена, возможно, даже свое, но их объяснение будет базироваться на наиболее общих (характерных длябольшинства людей) представлениях о механизме данного события (преступления)и особенностях личности называемых лиц. Детальная аргументация в силу ихнеосведомленности, как правило, отсутствует.

Б) неискренний. Причастные могут ответить следующим образом: "Любой мог это сделать". Причастные воздерживаютсяназывать имена, так как боятся непроизвольно проявить осведомленность одеталях события, а это вполне вероятно, поскольку им придется аргументировать свои соображения и, кроме того, они не хотят облегчить, вашу работу (см.также пп. 3, 4, 5).

Вопрос 7. "Как вы думаете, что заслуживает человек, который это сделал?" Данный вопрос выявляетимеющееся отношение лица как к событию (преступлению), так и к лицу, егосовершившему (с точки зрения общественной опасности, противоправ-ностии наказуемости содеянного).

Ответы: А) правдивый. Непричастный предложит реалистическое наказание, соответствующее традиционнымнормам и без учета каких-либо смягчающих или, отягчающих обстоятельств;

Б) неискренний. Причастный, зная о том, кто совершил преступление, будет, снисходительным и предложит предварительно обсудить этот вопрос на совещании, & коллективесотрудников, вернуть обратно деньги и т.п. или же уменьшит значение этогособытия и предложит наказание, которое не соответствует тяжести преступлвг,ния. Он может приводить оправдательные аргументы, смягчающие обстоятельства(о : которых, естественно, знает), преуменьшать вину, значение и общественнуюonac^i ность события, готов "спустить все на тормозах", "не делать из мухислона". .,

Вопрос 8. "Вы думали когда-нибудь о том, чтобы сделать что-нибудь подобное?"1 Вопрос, позволяющий иногдадостаточно определенно дифференцировать причастных и непричастных к событию(преступлению) лиц. Кроме того, имеется возможность! выявления лиц, склонныхк совершению подобных действий.

Ответы: А) правдивый. Непричастный человек, считая себя нравственным,?! будет отрицать такую возможность;

Б) неискренний. Причастное лицо допускает возможность ошибки в своих ранее^ дававшихся объясненияхи стремится профилактировать ее, сообщая, что ранее думая об этом, но всилу определенных причин, чаще всего морально-этических (но могуг| бытьи технические - хорошая охрана, надежные замки и пр.), не совершал.

Вопрос 9. "Вы когда-нибудь брали что-нибудь "в долг" подобным образом с намерена нием потом это вернуть?"Вопрос, похожий на предыдущий, но дающий возможность причастному "сохранитьсвое лицо" благодаря изменению квалификации внешней'J стороны проступка(кража представляется как вынужденное взятие в долг и "подсказывается"возможное оправдание). Варианты вопроса могут зависеть от вида проступка.

Ответы: А) правдивый. Непричастный по причинам, указанным в п. 8, сразу же отвергнет такую возможность. Для него иное название осуждаемого им поступка, не изменитего собственного к нему отношения и потому недовольство, проявленное им,будет естественным;

Б) неискренний. Причастный может сказать, что он думал об этом, даже допускает такую возможность приопределенных условиях (с приведением оправдательных аргументов), но никогдане делал ничего подобного.

В содержание вопроса хорошо включать иной (более нейтральный) вариант характеристики деяния и вариантсмягчающего ответственность обстоятельства.

Окончание беседы-опроса.

  1. Поблагодарите опрашиваемого и затем сделайте следующее заявление в утвердительной или констатирующейформе: "Я знаю, что вы будете рады встретиться и поговорить со мнойоб этом деле еще раз". Создайте впечатление, что беседа закончена,закройте папку с записями, встаньте и т.д. Все как бы говорит о том, чтоваши вопросы исчерпаны, и опрашиваемый может облегченно вздохнуть и расслабиться(что часто и происходит,). На самом деле завершен только первый, отборочныйэтап исследования, когда круг возможно причастных лиц существенно сузился,после чего будут проведены новые беседы.
  2. Задайте опрашиваемому неожиданный в данный момент вопрос: "Как, по-вашему, в действительностипроисходило данное событие!" Расчет делается на то, что виновное лицо,располагая информацией, пойдет на оказание услуги и расскажет о действительноимевших место деталях события (характеристика и поведение жертвы, обстановкаместа происшествия, механизм совершения деяния, пути отхода, приемы сокрытияследов и т.п.), но как бы предположительно, от третьего лица.
  3. Закончите беседу вопросом:"Если бы вы захотели сделать что-нибудь подобное, как бы вы это осуществили?"Вопрос имеет психологические основания. Беседа окончена, наступилоопределенное успокоение, защитные механизмы могут активизироваться с опозданием,и лицо допустит ошибку.

Ответы: А) правдивый.Честные люди обычно не имеют готового ответа, так как они не рассматривалинечто подобное применительно к себе;

Б) неискренний. Виновные лица часто описывают, как в действительности было совершено преступлениеили же дают объяснения, имеющие много общего с истинным событием (в ихописании часто присутствуют реальные детали происшедшего).

Вторая беседа-опрос. Замысел ее заключается в повышения психологической напряженности и увеличении объемапроявлений виновной осведомленности. Проводить ее следует через один-двадня и начинать с тех лиц, которые подпадают под наибольшее подозрение.Обстановка начала беседы не должна носить обвинительного характера и должнабыть непринужденной.

Основная часть беседы-опроса.

Вопрос 1. "Хотите ли вы добавить что-нибудь к тому, о чем мы говорили во время первой беседы?"Вопрос рассчитан на выяснение отношения опрашиваемого к расследованию(или к опрашивающему) и на уточнение, насколько предыдущие ответы былиподготовлены заранее.

Ответы: А) правдивый. Непричастный может добавить к ранее сказанному некоторые сведения, так как не боится несовпадения ответа с первым и хочет чем-то еще помочьследствию;

Б) неискренний. Причастный может вновь изложить ранее сказанное, как правило, слово в слово с учетомдаже малейших мелочей. Может наблюдаться замешательство и неуверенность,так как лицо осознает, что результаты первой беседы послужили причинойповторной встречи. Он допускает возможность собственной ошибки в показаниях,но не предполагает, какой именно.

Вопрос 2. "Имеются ли у вас какие-нибудь новые соображения или подозрения о том, кто мог совершитьэто преступление (происшествие) ?"

Ответы: А)правдивый. Так как событие вызвало определенный резонанс в коллективе или обществе, попрошествии первой беседы-опроса опрашиваемый так или иначе имел возможностьполучить дополнительную информацию от других лиц, дополняющую или опровергающуюего собственные представления о событии. Поэтому, наверняка, с его сторонывозникнут какие-либо дополнения, уточнения или коррекция прежних показаний.

Б) неискренний. Причастном унет дела до подозрений в отношении других лиц, так как он знает, кто этосделал, и главная его задача - любым путем скрыть свою причастность, атакже получить информацию о ходе расследования и имеющихся в отношениинего подозрениях. Поэтому на этот вопрос он отвечает отрицательно либоего замечания имеют формальный характер, не касающийся существа дела.

Вопрос 3. "Из всех работающих(проживающих) здесь (или другая подходящая фраза) кого бы вы исключилииз числа подозреваемых?" Вопрос противоположного предыдущему свойства, требует определенного умственного напряжения и сопоставления прежних показаний с настоящими. Ошибка, допущенная при ответе на этот вопрос, может иметьсерьезные последствия.

Ответы: А) правдивый. Непричастные будут вести себя так же, как и при ответе на предыдущий вопрос. Ко второй беседе они могут располагать новой информацией об упоминавшихсяранее лицах, которой, скорее всего, поделятся;

Б) неискренний. Линия поведения причастного будет прежней. Опасность запутаться заставляет егопридерживаться прежних показаний, не отступая от них даже в мелочах.

Вопрос 4. "Что, на ваш взгляд, чувствует человек, который это сделал?" Вопрос, побуждающийлицо к описанию своих внутренних переживаний в связи с совершенным проступком(преступлением).

Ответы: А) правдивый. Непричастные лица затрудняются ответить на этот вопрос и это вполне естественно;

Б) неискренний. Причастные лица будут описывать скорее всего свои собственные переживания.

Вопрос 5. "Имеется ликакая-нибудь причина, которая не позволяет исключить вас \ из числа подозреваемых?"Вопрос, выясняющийотношение лица к себе как к подозреваемому другими.

Ответы: А) правдивый.Непричастные склонны к гневным протестам;

Б) неискренний. Причастное лицо отвечает неопределенно с относительно слабой эмоциональной реакцией.Субъект лихорадочно рассуждает про себя, анализирует возникшую ситуацию,воспринимая ее ловушкой. Он пытается вспомнить, где он допустил ошибку,почему ему задали такой вопрос. Дезориентация и дезорганизация сознанияобычно заметны внешне.

Вопрос 6. "Имеется ли объяснение тому, что вас видели (могли видеть) на месте преступления (происшествия)?"

Ответы: А) правдивый. Непричастные лица отвечают отрицательно.

Б) неискренний. Причастное лицо будет вынуждено давать какие-либо объясне-;! ния. Относительная неопределенностьвопроса (без указания времени, места, сопутствующих обстоятельств), дающаяпонять лицу, что расследование располагает какими-то сведениями, заставляетего либо последовательно, либо лихорадочно (в зависимости от степени психологическойустойчивости) перебирать возможные варианты объ" | яснений. Если имеютсядоказательства, опровергающие ложь (следы рук, транспорта, оставленныена месте предметы, словесные описания), можно использовать их для уличения лица и опровержения его объяснений.

Следующие два вопроса задаются вместе, с интервалом от трех до пяти секунд.

Вопрос 7. "Я заметил вашу реакцию на этот вопрос при его обсуждении. Мне кажется, что эта тема васочень волнует". Вопрос - вполне определенный намек на связь проявляемогобеспокойства лица с исследуемым событием.

Ответы: А) правдивый. Непричастный может прервать вас или рассердиться, так как намек будет оскорбительным;

Б) неискренний. Причастный будет ждать окончания вопросов для того, чтобы узнать от вас как можнобольше и построить новую защиту. Вполне возможно сильное замешательство,если у него исчерпались объяснения. Из-за опасности, которую таит неосторожноевысказывание в ответ на вопрос, у опрашиваемого может визуально отмечатьсянапряжение.

Вопрос 8. " Вы сделали это?"Он должен прозвучать обязательно с интервалом от трех до пятисекунд после первого. Смотря в глаза опрашиваемому, можно зафиксироватьего эмоциональную реакцию на вопрос.

Ответы: А) правдивый. У невиновного он может проявиться в крайней эмоциональной форме (насколькоэто позволяют воспитание и нравственные устои);

Б) неискренний. В этот кульминационный момент виновный с трудом контролирует реакции и нормализуетсвое состояние.

Вопрос 9. "Может, быть, вы поступаете и реагируете таким образом потому, что вы сделали в прошлом что-нибудь подобное. Расскажите об этом" Вопрос, открывающий причастномувыход из безвыходной ситуации.

Ответы: А) правдивый. Непричастное лицо не оценит вашу "помощь" и будет настойчиво продолжать отрицать свою вину;

Б) неискренний. Причастный скорее всего воспользуется представившейся возможностью отвести от себяподозрения в данном преступлении рассказом о якобы имевшем место проступкев прошлом. Причем явный вымысел будет содержать элементы исследуемого события.

Вопрос 10. "Хотели бы вы пройти испытание на полиграфе?" Вы не просите опрашиваемого сделатьэто, а только лишь говорите о возможности участия в таком испытании.

Ответы: А) правдивый. Непричастный имеет склонность сказать определенно: "да" или "нет";

Б) неискренний. Большинство виновных лиц имеют склонность к тому, чтобы сказать: "да, но ...", а затемвыдвигают причину для т>го, чтобы избежать испытания, или говорят, чтоони не доверяют результатам испытания. Причастные, как правило, опасаютсявызвать дополнительные подозрения и поэтому склонны соглашаться с предложеннымиспытанием, но с оговорками, дающими им основание подвергнуть результатыиспытания сомнению.

Вопрос П. "Как вы думаете, какой бы у вас был результат при прохождении испытания на полиграфе?" Вопрос, выясняющий степень убежденности лица в своей невиновности.

Ответы: А) правдивый. Непричастные субъекты убеждены в положительных для них результатахи склонны отвечать, что последние указали бы на их невиновность;

Б) неискренний. Причастные субъекты также могут выразить убеждение в положительном исходе испытания,но допускают возможность ошибки, могут сделать оговорку, как и в предыдущемслучае: "да, но... ". Виновное лицо вынуждено заявлять о невозможностиполучения на полиграфе уличающих его показателей.

Окончание беседы-опроса.

В случае, если вы склоняетесь к убеждению, что результаты опроса характеризуют данного субъекта как виновного,и вы доверяете им - вы нашли искомое лицо. Если же результаты предыдущихбесед указали преимущественно на непричастность либо они неопределенны,остается поблагодарить собеседника и извиниться за отнятое у него времяи доставленные неудобства.

8.14. Юридическая психолингвистика

Сущность и возможности юридической психолингвистики. Психолингвистика возникла в 50-е годыXX в. как междисциплинарная наука о соотнесенности процессов порожденияи восприятия текстов, конструкции этих текстов с психическим и психофизиологическимсостояниями людей, включенных в процессы коммуникации. Одна из ее задач- атрибуция текста, т.е. установление его автора. Решение ее отличаетсяот автороведческой или графологической экспертизы, поскольку не принимаетв расчет самой техники исполнения текста: величины и размера букв, углаих наклона, соразмерности различных участков листа, занятого текстом, ит.д. Это вызвано тем, что иногда автор текста и его исполнитель суть разныелюди, и текст мог быть записан по просьбе или под принуждением.

Разность объектов и предметов исследования определяет и различие в технике решения прикладной задачи.1Другой, не менее актуальной задачей является учет невербальных факторовпри производстве следственных действий, когда в зависимости от степенипонимания следователем телесных сигналов подследственного и управлениясобственным невербальным поведением зависит как выбор тех или иных тактическихприемов, так и успешность коммуникации в целом - получение объективной информации.1 Таким образом, многие конкретные проблемы,стоящие перед юридической психологией в ее прикладном аспекте, не могутбыть успешно решены без привлечения психолингвистики.

  • 1 ОщепковаЕ.С. Определение скрытых намерений автора как одна из возможностей психолингвистического анализа текста. // Первая областная конференция Калужскогоотделения РПО. - Калуга, 1999. - С. 82-85; Енгалычев В.Ф. О возможностиустановления некоторых психологических особенностей автора анонимного текста.// XIII Международный симпозиум по психолингвистике и теории коммуникации"Языковое сознание: содержание и функционирование". - М., 2000; а такжеработы В.Н. Белова, В.И. Батова и др.

В отечественной науке сложилось направление, связанное с лингвистическими методами идентификации личностипо ее анонимному тексту. Общий метод психолингвистики заключается в том,чтобы на основе исследования формальных (лингвистических, текстовых, фонетических,стилистических и пр.) и неформальных (содержательных, смысловых, интенциональныхи др.) характеристик текста (либо поведения, представленного как текст)определить отдельные психологические черты породившего его человека либо,в идеале, его целостный психологический портрет. При этом не имеет значения,в каком виде и на каком носителе был зафиксирован текст: на печатной машинке,карандашом на сигаретной пачке, в виде компьютерного файла или как-то иначе.Не имеет значения и то, что данный текст мог неоднократно переписываться,выучиваться и воспроизводиться вновь - ведущие индивидуальные характеристикиязыковой личности автора останутся неизменными. Атрибуция текста находитсвое применение в:

  1. составлении психологического портрета неустановленного преступника по тексту его речи;
  2. судебно-психологической экспертизе (психолог выносит заключение помимо прочего и на основе содержательногоанализа текста):
    а) комплексной судебной психолого-лингвистической экспертизе (одновременное участие психолога и лингвиста, каждый из которыхотвечает на свои специфические вопросы);
    б) судебной психолингвистической экспертизе: исследование предмета, , обладающего психологическими и лингвистическимипараметрами; использование специальных психолингвистических методик; проведениеэкспертизы психолингвистом - лицом, сведущим одновременно и в психологии,и в лингвистике;
    в) комплексной судебной психолингвопочерковедческой/автороведческоЙ(или психолого-лингвопочерковедческой/автороведческой) экспертизе. Это вид комплексной экспертизы, где объект и предмет исследований одновременнотребуют специальных познаний в психологии, лингвистике и почерковеде-нии/автороведении;
  3. криминальной психологии:составлении психологического портрета исследуемой личности (установленной либо неустановленной) по тексту ее речи:
    а) контактном профилировании- психологический портрет личности при непосредственном взаимодействиис ней;
    б) дистанционном профилировании- опосредованное изучение личности, в том числе и через тексты ее речи;
  4. коррекционной психологии;
  5. психологии профессионального отбора.
  • 1 ГореловИ.Н., Енгалычев В. Ф. Невербальные компоненты общения на допросе //Проблемы повышения эффективности применения юридической психологии/ Ученыезаписки Тартуского гос. ун-та. - Тарту, 1988.

Теория и практика юридической психолингвистики. История атрибуции текста в текстологии и историческомлитературоведении насчитывает уже не одну сотню лет,1 но тольков новейшее время стали проводиться исследования, результатами которых смоглавоспользоваться юридическая психология. Так, во время второй мировой войныбыл разработан показатель (индекс) удобочитаемости Флэша (The Flesh Index),2который использовался военными психологами для установления авторства захваченныхвражеских документов. Индекс Флэша применялся при судебныхразбирательствах на Гамбургском и Нюрнбергском процессах, когда установлениеавторства определенных документов было важно для привлечения к суду конкретныхлиц. Этот индекс рассчитывается по формуле:

/= 0,39а+ 11,80*- 15,59,

где / - индекс Флэша,

  • а - средняя длинапредложений по количеству слов,
  • Ь - среднее количествослогов в слове.

Затем была создана специальная программа подсчета, ныне известная как индекс Флэша - Кинкейда, представляющаясобой одну из наиболее точных, достоверных и обоснованно построенных методикв современных судебных исследованиях.3 Достаточно только указать,что правительственные документы США перед сдачей в печать подлежат обязательномутестированию по индексу Флэша - Кинкейда, в соответствии с результатамикоторого в них вносятся коррективы.

В 1945 г. Р. Ганнингом был разработан так называемый FOG-индекс (The Gunning FOGIndex), который вскоре стал более распространенной техникой, чем индексФлэша, но только не в среде профессионалов, по-прежнему предпочитающихпоказатель Флэша. Здесь учитываются те же факторы, что и у Флэша, но данныйиндекс намного менее чувствителен к тонкостям и поэтому неприменим в научнойпрактике.

Позднее стали появляться и более эффективные методики, позволяющие помимо атрибуции текста высказыватьи веские гипотезы относительно психологического портрета автора изучаемоготекста, даже его установочных (розыскных) данных. В 1979 г. К. Р. Шерерв монографии "Социальные показатели в речи"5 указал на возможностьвыявления по тексту не только социальных характеристик его автора (влияниерегиона, положение в обществе, образование, род занятий и социальная роль),но и физических особенностей (пол, возраст, состояние здоровья), а такженекоторых психологических черт. Там же он описал различные подходы к выявлениюэтих характеристик, в частности, стилометрию (статистическуюстилистику), которая опирается на:

  1. подсчет частоты и природы лексических, орфографических, синтаксических и грамматических ошибок;
  2. исследование стилистических факторов письменной речи (длина слов, длина предложений; количество слогов,приставок и суффиксов на 100 слов);
  3. процент встречаемости в тексте частей речи: соотношения глаголов к прилагательным, глаголов -к существительным и т. п., а также показатель TTR (Type Token Ratio)- представление в форме десятичной дроби соотношения количества различныхслов с общим количеством слов в тексте.
  • 1 Терзиев Н.В.,Эйсман АА. Введение в криминалистическое исследование документов. Ч.1. - М., 1949.
  • 2 Flesh R.Maiks of Readable Style: A Study in Adult Education. - New Yoik: Bur.of Publ., Teachers Cool., Columbia University. - 1943; 1946; 1948.
  • 3 Crystal D.Cambridge Encyclopedia of Language, Section 15. (Statistical Structureof Language). Cambridge: Cambridge University Press. 1987.
  • 4 Gunning R.Gunning finds papers too hard to read. // Editor and Publisher. - 1945.- May, № 19.
  • 5 Scherer K.Social Markers in Speech. - Cambridge: Cambridge University Press,1979 Scherer K. Social Markers in Speech. - Cambridge: Cambridge UniversityPress, 1979.

Н. Реттерстол провел специальное исследование по анализу предсмертных записок суицидентов. Во многих случаях лицо, совершившее самоубий-1 ство, оставляет записку,обычно адресованную кому-то из близких. Результа-1 ты показали, что анализтаких записок может выявить мотивацию и другие! личностные характеристикиавтора, необходимые следствию. При помощк| анализа такой записки можетбыть выяснено, имел ли автор в действитель- \ ности намерение уйтииз жизни или эта попытка была чем-то вроде просьбы! о помощи или способомманипулирования "значимыми другими". Каждая из| возможностей требует индивидуальногоподхода со стороны профессионала.! Те, кто остался в живых после покушенияна самоубийство, обычно в первую" очередь подозреваются в провокации (подстрекательстве).Если записка отсутствует, необходим анализ других документов, включая личнуюкорреспонденцию за период предсуицида и официальные документы, касающиесяпрофессиональной деятельности причастных лиц. Но, несомненно, отсутствиезаписки препятствует анализу семантики контекста, который мог бы иметьрешающее значение. В исследовании суицидального поведения психолингвистическийанализ всегда играет главную роль, так как только он может внести ясностьв расследование спорных случаев самоубийств. Основное - выяснение истинныхнамерений жертвы, обвиняемого и других причастных лиц.

Одним из наиболее эффективных психолингвистических подходов к решению юридических (судебных) задач, применяемыхв последние годы, является подход Колтарда (Coulthard, 1994).Он не только обнаруживает перспективные данные для исследований, но и предлагаетновые способы проведения собственно текстуального анализа. В рамках даннойметодики психологи сопоставляют некоторые аспекты исследуемого текста ссистемой того языка, на котором написан текст. Кроме основного словарногосостава языковой системы специальные своды лексики выведены из текстовразличных видов (словарная система предсмертных записок самоубийц, писемс угрозами, записей телефонных переговоров преступников, процессуальныхтекстов, протоколов допросов и т.д.). Методика выделяет ряд лингвистическихфакторов, по которым может быть проанализирован текст. Например, наиболеечастотные лексические единицы текста могут быть сопоставлены с "лидерами"данной языковой системы, а расхождения проанализированы статистически илисопоставлены с соответствующими единицами второго текста, а расхождениязатем подвергнуты статистическому анализу. При анализе единичного текста,автор которого утверждает, что его часть была сфальсифицирована другимлицом, спорная часть может быть сопоставлена с неоспариваемой.

Большинство текстов и речей в повседневной жизни состоит из ядра словарной системы (примерно 2500 слов),таким образом, появление слов, не входящих в это ядро, имеет особое значение.

Еще одной характеристикой при анализе является порядок сочетаемости слов, т.е. взаимообусловленностьпоявления в тексте двух или более различных слов в одном сочетании. Сочетаемостьслов - явление очень персонализированное, и учет ее существен при анализе.

  • 1 RetterstolN. Suicide. European Perspective. - Cambridge: Cambridge UniversityPress, 1993.

Другие факторы анализа: настоящее- прошедшее времена, пассивные - активные залоги, утвердительные - отрицательные конструкции, опущение - замена определенного артикля и некоторые другиехарактеристики, позволяющие сравнить структуру текста с системой языка,а посредством этого - и с другими текстами.

Леви (Levi, 1994) описала различные психолингвистические подходы к исследованию речи с опорой настилометрию. В частности, она выделяет:

  • исследования голоса (акустическиеи графические записи голоса), применяемые для идентификации личности говорящего при расследовании звонков с ложной угрозой, непристойными домогательствами,шантажа, в делах по защите авторских прав, установления обоснованностиопознания говорящего с помощью свидетелей;
  • лингвистическую морфологию, состоящую в диалектологическом анализе старинных родовых договоров, вызывающих разногласия по вопросу землевладения, и применяемую также по делам нарушенияавторских прав или торговой марки;
  • синтаксический анализ, применяемый для оценки удобо понятности документа и для выявления несоответствийв речи преступников, не признающих свою вину;
  • семантику, которая применяется для исследования двусмысленных слов и фраз, особенно в случаях, когда важнаяинформация печатается в документах или контрактах в незаметном месте имелким шрифтом. Данный анализ может привести к раскрытию особенностей поведенияличности;
  • прагматику, заключающуюся в изучении содержания общения и того, что называется иногда паракоммуникацией(paracommunication), т.е. выявление различий в том, как человек формулируетвопрос. Данная техника часто применяется в случаях, когда претендентовна финансовую поддержку обвиняют в фальсифицированных ответах. В последнеевремя прагматика как одна из методик стилометрии часто используется дляустановления психологического портрета виновных в изнасиловании;
  • анализ разговоров, иногда называемый анализом дискурса, используемый чаще всего при работе с записаннымина пленку разговорами подозреваемых, преступника с жертвой, следователяи свидетеля, следователя и подозреваемого;
  • анализ удобопонятности текста, включающий некоторые описанные выше типы психолингвистическогоанализа, но использующий также анализ выбора лексики графического оформлениятекста;
  • проверку юридической надежности зафиксированного признания, необходимость в которой появляется из-за большихтрудностей, возникающих при оценке достоверности письменного признанияв суде (см. также Gudjonsson, 1998).

Идентификация по голосу- одна из проблем, которая может быть решена с помощью методов юридической психолингвистики. Такая проблема стоит при исследовании материаловтелефонных звонков или записей прослушиваемых разговоров, а также в случаерепродукции беседы преступника с жертвой (в записи). Когда существует графическаязапись в дополнение к магнитофонной, психологи могут работать по уже описаннымвыше методикам. Но анализ только аудитивной записи - это а) отдельная проблема сама по себе (юридическая фонетика)и б) еще не решение проблемы в целом.

Сейчас известно несколько способов анализа аудитивного материала с помощью компьютера. В том, чтокасается идентификации говорящего, существенных результатов добились экспертыГермании.1 Область применения-: дела по убийствам, шантажу,угрозе применения взрывных устройств, похищению детей или взрослых, угрозетеррористов и др.

По аудитивному методу в судебной практике не только идентифицируют голос. Возможен анализ и другой информации:степень правильности понимания аудитивного материала (например, офицерамиполиции); заключение' о вменяемости обвиняемого по аудиозаписи, если покаким-либо причинам; невозможно сделать личное медицинское заключение;расследование причин авиакатастроф по записям разговоров в кабине самолета(спектрография го-; лоса в записи совместно с психолингвистическиманализом содержания ау-диотекстов). В последнем случае это особенно ценно,так как на борту (особенно в критической ситуации) члены экипажа могутзаговорить на родном языке и/или неформальном (инвективная лексика). Описанытакже случаи анализа речи преступников во время совершения преступлений,послужившего основой для составления психологического портрета похитителя,его идентификации и ареста.

Со времени появления компьютера исследователи текста активно стали изучать его возможности для автоматизированногоподсчета различных факторов (лингвистических категорий), которые уже послеэтого могли быть подвергнуты анализу и содержательной интерпретации. Сегодняуже почти все формальные исследования в юридической психолингвистике могутбыть проведены при помощи специальных компьютерных программ. Вместе с темпоскольку круг проблем, решаемых юридической психолингвистикой, чрезвычайнообширен, создать программу, которая бы соответствовала всем требованиям,сложно. Самая удачная программа на сегодняшний день - Prostyle (США).Она осуществляет немедленный анализ любого вводимого текста и выводит впорядке номеров факторы, позволяющие провести статистический анализ значенияв любых расхождениях в двух исследуемых текстах (например, письменное признаниесвоей вины и более ранний документ, написанный обвиняемым). Среди факторов,учитываемых программой Prostyle, находятся:

  • предельный индекс четкости(насколько данный текст легок или труден для понимания);
  • индексы FOG и Флэша - Кинкейда;
  • показатель частотности страдательных конструкций, позволяющий достаточно точно выявить индивидуальныеособенности автора;
  • •количество используемых лексических единиц, которое при вычислении процента соотношения с общимколичеством слов в тексте дает показатель словарного запаса автора;
  • процент сложных слов попрефиксам, суффиксам, количеству слогов (в Prostyle - только по последнемуфактору);
  • средняя длина предложения, прямо коррелирующая с уровнем образования автора;
  • "читательский возраст", представляемый данным текстом;
  • количество погрешностей письменного стиля в тексте (возможные ошибки: неправильное употреблениеабстрактных существительных; неправильное употребление глагольных форми предлогов; опущение глагола; неуместное употребление сленга и жаргона;использование устаревших, высокопарных слов; нарушение пассивных конструкций;грубые и непристойные слова; слабое знание английского языка).

Дополнительно программа имеет пятиуровневую систему оценок от "отлично" (менее пяти ошибок) до "неудовлетворительно"(более 50 ошибок), что важно для поиска автора текста. Многофакторный психолингвистическийанализ, представленный в Prostyle, имеет несомненное преимущество: вероятныерасхождения могут быть протестированы несколько раз, а погрешности анализасведены к минимуму.

  • 1 KuenzelH. On the problem of speaker identification by victims and witnesses.// Forensic Linguistics. - 1994. - 1(1). - pp. 45-58.

Еще одна из удачных программ- IEA (Intelligent Essay Assessor). Она позволяет выявить стилистические ошибки и полноту раскрытия темы по заданным семантическим критериям. Первоначальносозданная для оценки студенческих работ - сочинений на заданную тему IEAможет иметь и более широкое применение, в том числе в судебной психологии.

Из отечественных программ компьютеризованной обработки текстов наиболее интересными, на наш взгляд,являются программы В.И. Батова с коллегами и В.П. Белянина (1996).

Так В.И. Батовым с коллегами1разработан компьютерный метод ЛИНГВА-ЭКСПРЕСС, с помощью которого возможно раскрыть психологическое содержание текста как продуктаречевой деятельности, т.е. определить особенности речевого поведения, глубинныхпсихических свойств или характера человека (автора или авторов текста)и переживаемых им (в момент порождения текста) состояний.

Компьютерная программа В.П.Белянина ВААЛ1 позволяет выявлять акцентуацию автора текста. Особый блок этой программы - ПАТ (психиатрический анализтекста) - предполагает выявление соотнесенности между лексическими элементамитекста и возможной акцентуацией его автора. ПАТ позволяет определить выраженностьв анализируемом тексте таких акцентуаций, как паранойяльность (в терминахавтора - "светлые" тексты), возбудимость, или эпилептоидность - ("темные"тексты), гипертимность, или маниакальность ("веселые" тексты), депрессивность("печальные" тексты), ис-тероидность, или демонстративность ("красивые"тексты) и т.д. Программа предусматривает не только выявление процентовлексики того ли иного класса, находящейся в тексте, но и построение нормализованногопредставления этих данных по отношению к норме русского языка. Особенностямипрограммы ВААЛ является то, что она позволяет не только находить корреляциимежду любыми категориями, но и вводить новые категории, актуальные длярешения каждой конкретной задачи. Тем самым программа ВААЛ позволяет определитьнаправленность текста, предсказать степень его воздействия и сделать выводыв отношении личности его автора.

  • 1 Батов В.И.,Сорокин Ю.А. Атрибуция текста на основе объективных характеристик //Изв. АН СССР. т. XXXIV. (Серия литературы и языка) - 1975. - №1.
  • 2 Белянин В.П.Введение в психиатрическое литературоведение. - Munchen: Veiiag OttoSagner, 1996.

Таким образом, в последнее время наметился формализованный подход к решению задачи идентификации личностипо речи с помощью экспертных программ, которые бы делали анализ независимоот эксперта.

В 90-х годах были созданы международные организации, работающие над применением психолингвистикив судебной практике. Международная Ассоциация Судебной Фонетики (InternationalAssociation of Forensic Phonetics), созданная в 1991 г. в Колледже СвДжона(St. John's College) в Йорке (Великобритания) объединяет ученых, ведущихисследования в данном направлении.

Международная Ассоциация Судебных Лингвистов (International Association of Forensic Linguists), основанная в 1992 г. на базе Школы английского языка Бирмингемского университетаВеликобритании - основные цели: обеспечение обмена информацией и новымиидеями среди специалистов (конференции, информационные отчеты и т.п.).

Есть специальное печатноеиздание - журнал "Юридическая лингвистика: международное издание в областиисследования речи, языка и права" (Лондон, с 1994 г.).

В России с 1998 г. этими проблемами занимается секция юридической психолингвистики КЮП (Коллегииюридических психологов). С 1999 г. на базе Алтайского государственногоуниверситета начал издаваться сборник статей "Юрислингвистика". Первыйномер его посвящен предмету и проблематике лингвистической дисциплины,находящейся на стыке языка и права, второй - правам человека в сфере коммуникации(языковой аспект).

8.15. Психология разоблачения маскировок, инсценировок и ложного алиби

Психология маскировки и маскировочных действий преступника. Под маскировкой часто понимаютсядействия преступника или правонарушителя, имеющие целью сокрыть подлинныенамерения, дезинформировать и ввести в заблуждение работников органов правопорядка.Преступник, желая уклониться от ответственности, стремится тем или инымспособом воспрепятствовать установлению подлинных обстоятельств совершенногоим противоправного деяния.

Например, молодая женщина заявила в милицию по телефону, что на ее квартиру совершено разбойное нападение.По ее словам, она доверчиво открыла дверь квартиры незнакомому мужчинеи получила сильнейший удар по голове. Полтора часа пролежала без памятии за этот период времени квартиру основательно обворовали. После прибытияследственно-оперативной группы женщина с заплаканными лицом еще раз рассказалао случившемся. Затем описала приметы преступника и подробно рассказалао пропавших вещах. При этом она продемонстрировала синяк от удара преступника,после которого она полтора часа пролежала без сознания. Опыт оперативныхработников подсказал, что от сильного удара такого синяка быть не можети, возможно, женщина причастна к событию преступления. Дополнительная работаоперативников позволила установить информацию, от которой версия нападениянезнакомого мужчины на квартиру и ее хозяйку полностью "рухнула". Заявительницасама распродавала вещи своей сестры, которая работала за границей. Предвидяее скорое возвращение, преступница придумала версию с ограблением и длямаскировки своего участия сама нанесла удар по лицу, вследствие чего появилсянебольшой синяк.

Маскировки связаны с применением специальных средств и приемов для сокрытия причастности к преступным деяниям.К числу таких приемов и средств часто относят:

  • маскировку личности преступника(изменение почерка, внешности, голоса и т.д.);
  • действия на этапе подготовки преступления, связанные с его сокрытием (изготовление тайников, подготовкуканалов сбыта краденного и т.д.) и маскировкой роли преступника (изготовлениефальшивых документов, приобретение форменной одежды милиционера или военнослужащегои т.д.);
  • маскировку связей соучастников преступления (применение специального жаргона, условных знаков, секретныхвстреч, тайной переписки и т.п.);
  • действия по сокрытию следов преступления (тщательное протирание стола, ручек двери и других предметовдля уничтожения следов пальцев, применение для обработки следов обуви специальныххимических средств, чтобы сбить со следа служебных собак, имитация чужихследов - обуви, пальцев, следов животных и т.п.);
  • разработку способов хранения или уничтожения орудий и средств совершения преступления и предметов, добытыхпреступным путем.

Маскировка может выражаться в сокрытии своих переживаний и психических состояний, в совершении действийс какими-либо предметами, в контактах с другими людьми. Кроме того, маскировочныедействия могут быть направлены на сокрытие личных планов, оценок, отношений,т.е. сокрытие истинных психологических переменных в поведении преступника.Часто с целью маскировки участия в преступлении имитируются состояния подавленности,горя, отрицательных переживаний либо, наоборот, состояния оптимизма, радости,удовлетворенности. Причем экспрессия поведения тщательно согласовываетсяс передаваемой преступником дезинформацией о своих реальных действиях иотношением к событию преступления.

При маскировке субъект преступления, передавая дезинформацию работникам органов правопорядка, пытается достичь ее правдоподобия, затруднить их работу по выявлению истинной картины противоправногодеяния. Именно недостаточная степень правдоподобности, расхождения в информации,передаваемой преступником, с объективными факторами происшествия частоведут к разоблачению маскировок. Важное значение для разоблачения маскировокиграет профессионально-психологическая (особенно коммуникативная) подготовленностьработников органов правопорядка. Она позволяет им по мельчайшим штрихамв поведении подозреваемых лиц, противоречиях в их высказываниях, невербальныхреакциях определить неискренность и склонность к представлению лживой информации.

Психология разоблачения инсценировок и ложных алиби. Одной из разновидностей маскировок являетсяинсценировка. Обычно инсценировка включает в себя систему маскировочныхдействий для создания искусственной картины происшествия в целях сокрытияпреступления. Видоизменяя обстановку места происшествия, преступник преследуетцель создать у работников органов правопорядка и других лиц представлениео подлинности инсценируемого события, замаскировать истинное противоправноедеяние и воспрепятствовать расследованию преступления, привлечению виновныхк уголовной ответственности.

С психологической точки зрения инсценировка криминальной ситуации может быть охарактеризована как опосредованноемежличностное взаимодействие, возникающее в процессе расследования преступлениямежду двумя сторонами (противниками): следователем (а также другимиработниками органов правопорядка) и преступником - субъектом инсценировки.Инсценировка реализуется посредством активных воздействий субъекта инсценировкина противника (следователя и других работников органов правопорядка) сиспользованием передачи лживой информации о своих- истинных целях и намерениях,направленных на формирование искаженной картины криминальной ситуации.1

Различают следующие виды инсценировок, созданных с целью:

  • "правдоподобного" представления о мотивах преступной деятельности (мотивационные);
  • "правдоподобного" представления о способе преступной деятельности (операциональные);
  • формирования "правдоподобного" образа относительно субъекта преступной деятельности (ролевые);
  • формирования "правдоподобного" образа результата преступной деятельности (когнитивные инсценировки).

В качестве примера можно рассмотреть случай использования преступниками воздействия на других лицпутем применения приема ролевого инсценированного контакта.2

В стеклянные двери московского магазина верхней одежды - из тех, которые отгораживаются от случайных посетителейвысокими ценами, - вошел широкоплечий полковник в уставном плаще. Маленькое,семенящее сзади существо с перемотанным шарфом горлом явно обременяло егосвоим присутствием. - Кругом! Шагом марш! - скомандовал полковник преследователю.В армии, как известно, принято отдавать приказы таким тоном, чтобы у подчиненногорассеялись всякие сомнения в правоте начальника и возник энтузиазм службы.Лица продавцов приняли выражение, говорящее, что офицер выбрал не самоеудачное место для строевых занятий.

- Ну, пупсик! - ничуть не оробев, прошептало хрупкое создание, видимо, страдающее фолликулярной ангиной.- Ты же черт знает что выберешь! - Так с военачальником могла разговариватьтолько жена.

- Вернись в машину! Не разноси инфекцию!

Женский персонал магазина бросился тушить семейный скандал. Супруга получила заверение, что полковникаобслужат по высшему разряду. Протянув мужу внушительную пачку денег, женщинамолча удалилась. Деньги полковник равнодушно сунул в карман плаща. Послеэтого плащ был снят и небрежно брошен на кресло. Сверху на него упала фуражка.Проделав эти манипуляции, полковник отдал себя в распоряжение экспертоввнешнего вида. Полковник вертелся у зеркал, как барышня, и скоро совершеннопотерял боевой вид. От обилия одежд, ежеминутно натягиваемых на плечи,наэлектризованный китель начал недовольно постреливать. Офицер остановилсвой выбор на боярской шубе, подбитой горностаем.

- Все-таки пойду покажусьжене! - заявил полковник. - Пусть на меня из машины полюбуется. Ей нельзя выходить!

Предложение вызвало у продавцов секундное замешательство. Шуба, конечно, была шикарная. Но, с дртой стороны,строевого полковника с благородной осанкой сложно было заподозрить в намерениисмыться с неоплаченным товаром. Тем более на кресле лежал плащ с пачкойденег в кармане. - О, да, конечно! - понимающе согласились продавцы.

  • 1 См.: ШевченкоВ.М. Психология инсценировки как способа сокрытия преступления: Дисс. канд. псих. наук. - М., 1992.
  • 2 Там же.

И шубу, и полковника, имеющего к армии не больше отношения, чем белогрудый пингвин, они видели последнийраз в жизни. После получаса бессмысленных ожиданий персонал магазина решилсяобследовать уставный плащ. Карман оказался распоротым. Сквозь дыру, какнесложно было догадаться, деньги транзитом проследовали в карман галифе.

Основной целью инсценировки является попытка ее субъекта ввести в заблуждение, дезинформировать работниковорганов правопорядка и других лиц относительно истинной картины совершенногопреступления. Преступник пытается таким образом навязать компетентным лицаморганов правопорядка ложное представление о произошедшем событии, направитьход их мыслей в нужном ему направлении и побудить выдвигать версии, соответствующиеинсценировке. Причем действия инсценировщика могут быть направлены длямаскировки: преступного события в целом; отдельных обстоятельств совершенногопреступления (времени, места, способа, субъекта преступления, соучастникови т.д.); самого субъекта преступления и создания ему ложного алиби; преступногоумысла субъекта преступления.

Процесс формирования модели инсценировки у преступника проходит ряд этапов:

  1. определение цели инсценировки;
  2. мысленное моделированиеи планирование инсценировки;
  3. принятие решения по порядку проведения инсценировки;
  4. выбор и подготовка средств сокрытия, возможных вариантов аргументации своей непричастности к событию преступления;
  5. реализации инсценировки;
  6. оценка субъектом результатов инсценировки;
  7. выбор линии поведения субъекта после инсценировки.

Часто встречающейся разновидностью инсценировки является ложное алиби. Суть его сводится к попыткампреступника убедить работников органов правопорядка в том, что он не имелфизической возможности совершить преступление, так как в период совершавшегосясобытия находился в другом месте. Ложное алиби создается самим преступником,а также, по договоренности, другими лицами, действующими в его интересах.Возможны два варианта действий преступников для создания ложного алиби:1) сокрытие преступниками времени совершения преступления посредством "размывания"границ его временных параметров (уничтожение следов, которые могут ориентироватьотносительно времени преступления, и т.д.); 2) изменения времени совершенияпреступления путем "смещения" его фактических временных параметров на болеепоздний или более ранний период. В этом случае преступнику обычно приходитсязаранее обдумывать более сложные инсценировки (например, распространениеслуха, что потерпевший в определенный период времени был жив, хотя фактическион был убит) или договариваться и инструктировать лжесвидетелей о своемложном алиби.

Разоблачение инсценировок требует высокой профессиональной подготовленности работников органов правопорядка,проявления ими рефлексивности мышления, умения рассуждать о рассужденияхсубъекта преступления. Безусловно, позитивно сказывается опыт деятельностив должности сотрудника правоохранительных органов.

Часто разоблачение инсценировок связано с анализом личности подозреваемого в преступлении - субъекта инсценировки.Исследования показывают, что ошибки и просчеты в инсценировочных действияхмогут быть связаны с: недостаточностью знаний, в том числе специальных(юридических, медицинских и др.); недостаточностью умений и навыков; нехваткойвремени для подготовки и исполнения инсценировки; ограниченностью в выборетехнических средств; неподходящими условиями окружающей среды; неадекватнымэмоциональным состоянием преступника; недостаточной подготовленностью лжесвидетелейи другими факторами.

Учитывая возможность таких ошибок, работникам органов правопорядка следует уделять при диагностикеинсценировки больше внимания противоречиям в представляемой инсценировщикоминформации и реальной обстановке, объективным особенностям людей (например,небольшой синяк на лице и утверждения преступника о нахождении после ударабез сознания в течение полутора часов).

Так, при ролевой инсценировке, связанной с переодеванием в форменную одежду милиции и "перевоплощением" в работника органов внутренних дел, следует обращать внимание на соответствие одетой форменной одежды официально установленной милицейской форме. Большоезначение здесь приобретает диагностика полноты форменной одежды, правильногорасположения знаков различий, погон, петлиц, шевронов и т.п. Кроме того,диагностические возможности представляет анализ взаимодействия "оборотней".Вместо того чтобы применять стандарты общения, принятые в органах правопорядка(по специальному званию, имени и отчеству), псевдомилиционеры могут обращатьсяпо кличкам, применять слова из уголовного жаргона, неправильно употреблятьюридические термины, проявлять недостаточную культуру общения и т.д.

Разоблачение ложного алибичасто возможно при анализе результатов различных экспертиз (судебно-медицинской, криминалистической, в частности, трассологической и др.), а также данных допроса большого числа лиц, знавших предполагаемого преступника. Полезнопроведение различных следственных действий (очных ставок, предъявлениядля опознавания и др.), позволяющих расширить круг объективной информациио событии преступления.

8.16. Судебно-психологическая экспертиза

Сущность и значение судебно-психологической экспертизы. Разрешение специальных вопросов, возникающих перед следствиеми судом при необходимости оценки явлений, относящихся к психической деятельностилюдей, требует проведения судебно-психологической экспертизы, посколькуэто входит в компетенцию психолога как специалиста данной отрасли знаний.1

  • 1 Одним из первых к разработке общих проблем применения психологических познаний в уголовномпроцессе обратился М.М. Коченов в монографии "Судебно-психологическаяэкспертиза" (М., 1977). В дальнейшем появился ряд исследований, посвященныхболее углубленному изучению теории и методики отдельных направлений судебно-психологическойэкспертизы (Ситковская О.Д. Судебно-психологическая экспертиза аффекта.- М., 1983; Конышева Л.П., Коченов М.М. Использование следователемпсихологических познаний при расследовании дел об изнасиловании несовершеннолетних.- М., 1989; Алексеева Л.В. Проблема юридически значимых эмоциональныхсостояний. - Тюмень, 1997.; Енгалычев В.Ф., Шипшин С.С. Судебно-психологическаяэкспертиза. Методическое руководство. - Калуга, 1997; Сафуанов Ф.С.Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. - М., 1998;и др.) Ряд новых проблем и направлений судебно-психологической экспертизы,возникших в связи с введением в 1996 г. Уголовного кодекса РФ, рассмотренв монографии Ситковской О.Д. Психология уголовной ответственности(М., 1998).

Изучение следственной и судебной практики показывает, что в результате своевременного и обоснованного примененияспециальных психологических познаний и методов научной психологии, позволяющихобъективно устанавливать причины и внутренние механизмы конкретных поступковлюдей, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства, их психологическиеособенности, существенно расширяются возможности доказывания многих фактов,необходимых для справедливого и правильного разрешения уголовных дел.

Основная форма использования специальных психологических познаний в современном уголовном процессе -судебно-психологическая экспертиза, развивающаяся в соответствии с закрепленнымив законе (ст. 78,79 УПК РСФСР) общими принципами, регулирующими экспертнуюдеятельность по уголовным делам.

Судебно-психологическая экспертиза способна оказывать значительную помощь в решении фундаментальных для уголовногопроцесса вопросов о виновности лиц, совершивших общественно опасные деяния,квалификации преступлений, индивидуализации ответственности и т.д. Поэтомуиспользование специальных психологических познаний по конкретным уголовнымделам представляется важной гарантией от объективного вменения, как и отне менее значимой угрозы несправедливости наказания вследствие игнорированияили неполного учета определенных личностных свойств, влиявших на содержаниедеяния, предшествующее и последующее поведение субъекта.

В новом УК РФ (1996г.) последовательно проведена идея соответствия уголовно-правовых последствий преступленияхарактеру и степени общественной опасности, обстоятельствам совершенияи личности виновного. Значительно расширено, уточнено по сравнению с предыдущимУК и детализировано использование понятий и терминов, относящихся к сферепсихологии, что вполне понятно, так как преступное поведение - разновидностьпроизвольного (управляемого) поведения.

В УК 1996 г. значительно расширены предусмотренные законом задачи и пределы исследования по уголовномуделу личности обвиняемых и потерпевших (с выделением особенностей такогоизучения применительно к некоторым категориям личностей - несовершеннолетним,рецидивистам и пр.).

Законодатель достаточно смело использовал данные психологии и для регламентации многих новых дефиниций,норм и институтов уголовного права, применяя непривычные для практики психологическиетермины, воспринятые из психологической науки. Это например, "отставаниев психическом развитии, не связанное с психическим расстройством" (какобстоятельство, устраняющее уголовную ответственность); "уровень психическогоразвития, иные особенности личности несовершеннолетнего" (как обстоятельство,индивидуализирующее наказание); "обоснованный риск" (как обстоятельство,устраняющее преступность деяния); "садизм" (как обстоятельство, отягчающеенаказание) и др. В новом У К использованы базовые для уголовной ответственностии наказания понятия, требующие психологического анализа их содержания сучетом положений общей и юридической психологии. Например, вменяемость,возраст, с которого наступает уголовная ответственность, уголовная ответственностьвменяемых лиц с психическими расстройствами, разграничение неосторожнойвины и казуса, мотив преступления, личность и др. Установление многих изних требует проведения психологической экспертизы по конкретному уголовномуделу.

Сказанное объясняет значительнуюактуализацию проблем использования профессиональных психологических познанийкак при разъяснении, интерпретации, комментировании для следственной, прокурорской,экспертной, судебной практики положений нового закона, так и непосредственнопри производстве судебно-психологических экспертиз, научных консультацийпо конкретным уголовным делам.

Судебно-психологическая экспертиза (СПЭ) является самостоятельным видом судебной экспертизы,состоящим в использовании специальных (профессиональных) психологическихпознаний для установления обстоятельств, входящих в процесс доказыванияпо уголовному делу. Судебно-психологическая экспертиза имеет свой предмет,собственные объекты и методы экспертного исследования.

В предмет СПЭ входит обширный круг обстоятельств, характеризующих субъективную сторону деяния,наличие и пределы осознания и руководства (управляемости) своим поведениемв уголовно релевантных ситуациях, а также состояния и свойства личности,значимые для индивидуализации ответственности и наказания.

Объектами служат источники информации о психической деятельности человека - результаты экспериментально-психологическогообследования участников уголовного процесса (обвиняемого, потерпевшего,свидетеля), материалы уголовного дела, в том числе протоколы допросов,дневники, письма и прочие документы, поддающиеся психологической экспертнойоценке и имеющие уголовно релевантное значение.

Методы СПЭ в большинстве случаев заимствуются из общей психологии, однако некоторые из них специальноразрабатываются для целей соответствующей экспертизы. Характерным являетсяиспользование в рамках конкретной СПЭ комплекса методов, так какбудучи взятыми по отдельности ни один из них не может самостоятельно решитьпоставленный перед экс- , пертом вопрос. Именно комплексность, обеспечивающаямногостороннее изучение психической деятельности подэкспертного, являетсяважнейшей характеристикой методики любого направления СПЭ.

Компетенция судебно-психологической экспертизы. Теоретически к компетенции судебно-психологической экспертизымогут быть отнесены любые вопросы психологического содержания (личностныеособенности, психические состояния обвиняемых, потерпевших, свидетелей),значимые для доказывания или имеющие непосредственное уголовно релевантноезначение, для решения которых необходимы специальные профессиональные познанияв области научной психологии. При этом необходимо иметь в виду, что жесткозафиксировать все психологические вопросы, которые могут возникать в связис расследованием конкретного уголовного дела, практически невозможно. Обозначимлишь основные направления судебно-психологической экспертизы, сделав акцентна вопросах, которые целесообразно ставить перед экспертами.

1. Исследование личности обвиняемого непосредственно вытекает из закона и является обязательным(Ф.С. Сафуанов, О.Д. Ситковская и др.). В соответствии с общими началаминазначения наказания понятие индивидуализации охватывает в комплексе оценкудеяния, личности виновного, обстоятельств, смягчающих и отягчающихответственность. Значимы здесь те личностные особенности, которые влиялина выбор и реализацию противоправного варианта поведения, затрудняли илиоблегчали его, а равно сказывались на отношении к содеянному.

Психологические особенности личности могут быть по-разному связаны с совершенным преступлением. Однииз них могут играть ведущую роль в выборе преступного способа удовлетворенияпотребностей или разрешения конфликта (эгоистическая, корыстная направленностьличности, неуважение к человеческой личности и человеческому достоинству,сексуальная распущенность, агрессивность и пр.). Другие психологическиеособенности чаще только способствуют совершению преступления приналичии внешней неблагоприятной ситуации (слабоволие, подчиняемость, легкомыслие,низкий уровень интеллектуального развития, болезненное самолюбие, эмоциональнаявозбудимость, трусость и пр.). Наконец, многие психологические особенностиобвиняемого остаются нейтральными по отношению к факту преступления(например, увлечения, интересы лица, совершившего преступление в состоянииаффекта или неосторожное преступление и пр.).

Подлинно личностный подход с позиций справедливости в идеале требует изучения достаточно большогообъема свойств обвиняемого по большинству уголовных дел и включает в себяисследование его внутреннего мира: потребностей, побуждений, лежащих воснове поступков (мотивов поведения), общей структуры и отдельных чертхарактера, эмоционально-волевой сферы, способностей, индивидуальных особенностейинтеллектуальной деятельности (восприятия, мышления, памяти и других познавательныхпроцессов). Разумеется, в рамках уголовного процесса могут и должны изучатьсяне все психологические особенности обвиняемого, но только имеющие значениедля уголовного дела. В большинстве случаев бывает необходимо и достаточноисследовать те свойства личности обвиняемого, которые: а) указывают назакономерность или случайность принятия и реализации решения о преступлении;б) влияют на способность управлять поведением в конкретной ситуации; в)значимы для прогноза опасности рецидива и определения программы коррекционноговоздействия.

Основные вопросы при этом виде экспертизы:

  • Каковы индивидуально-психологические особенности личности обвиняемого?
  • Могли ли индивидуально-психологические особенности обвиняемого повлиять на его поведение в момент совершения противоправныхдействий?
  • Имеются ли у обвиняемого такие индивидуально-психологические особенности личности, как... (в зависимостиот обстоятельств конкретного дела - импульсивность, жестокость, агрессивность,эмоциональная неустойчивость, внушаемость, подчиняемость и др.)?
  • Каковы индивидуально-психологические особенности личности обвиняемого с точки зрения прогноза опасности рецидиваи программы коррекционного воздействия?

2. Исследование психологических мотивов конкретною преступного поведения (Ениколопов С.Н., КонышеваЛ.П., Ситковская О.Д. и др). Мотив -это признак субъективной стороны преступления.Его установление необходимо для разграничения составов, имеющих сходныепризнаки, например, хулиганство и причинение легких телесных поврежденийи др. В ряде случаев выяснение мотива имеет значение для доказывания виновности.Мотив преступления может учитываться в качестве отягчающего или смягчающегоответственность обстоятельства, свидетельствовать об отсутствии в действияхвиновного общественной опасности.

В психологии под мотивом понимается побуждение к деятельности^ направленной на удовлетворение потребностейсубъекта, предмет (материальный или идеальный), ради которого деятельностьосуществляется. Уголовное право для обозначения мотивов поведения оперируеттакими обобщенными понятиями, как месть, корысть, ревность, хулиганскиепобуждения, неприязненные отношения и др. Некоторые из этих понятий могутвключать в себя самые различные психологические мотивы. Например, корыстныедействия с психологической точки зрения могут быть мотивированы стремлениемк обогащению, завистью, потребностью в самоутверждении, стремлением вестипраздный образ жизни, страстью к развлечениям, азартным играм, потребностьюв удовлетворении труднопреодолимых влечений (например, к алкоголю или наркотикам).Исследование психологических мотивов деяния углубляет познание юридическизначимых побуждений, лежащих в основе правонарушения.

Являясь частным случаем человеческого поведения, преступное поведение всегда мотивировано. Имеющиеся в литературессылки на "безмотивные преступления" основываются на незнании закономерностейчеловеческого поведения и сложности установления мотива в конкретном случае.К "безмо-тивным преступлениям", как правило, относят деяния, мотивы которых"неадекватны поводу", не связаны с поведением потерпевшего, а также действияв состоянии аффекта. Однако в каждом конкретном случае, когда мотив неочевиден, надо исходить из того, что он существует и может бытьобнаружен при психологическом исследовании. Если речь идет о преступлении,то оно всегда имеет мотив, независимо от того, какие обстоятельства предшествовалиначалу преступных действий - значимые или незначимые в глазах следователяили суда. Бесспорно, что здесь необходимы психологические познания на профессиональномуровне.

Основной вопрос при этом виде экспертизы: С учетом индивидуально-психологических особенностей личности и ситуации каковы главные психологические мотивыдеяния, инкриминируемого обвиняемому?

3. Диагностика аффекта у обвиняемого(ст. 107 УК РФ) в момент совершения им преступления (Коченов М.М., СитковскаяО.Д. и др.). Аффект - бурно протекающая эмоциональная вспышка, захватывающаявсю личность и ощутимо влияющая на поведение человека. Преступные действия,совершенные под влиянием аффекта, имеют особые диагностические признаки,психологические причины и условия, способствующие их возникновению: аффекто-геннаяситуация, личностные особенности, предрасполагающие к аффективному срыву,некоторые ослабляющие организм факторы.

Психологическая диагностика аффекта у субъекта на момент совершения инкриминируемых действий включаетв себя: а)ретроспективный анализ психического состояния субъекта, его влиянияна сознание и деятельность; б) изучение индивидуально-психологических особенностейподэкспертного, степени его устойчивости к эмоциогенным ситуациям, склонностик аккумуляции аффективных переживаний; влияния возрастных особенностей;временно ослабляющих организм факторов; в) изучение и психологическую оценкуситуации, в которой совершено преступление.

Основной вопрос при данном виде экспертизы: Находился ли обвиняемый в момент совершения инкриминируемого деяния (какого именно) в состоянииаффекта?

4. Диагностика эмоционального состояния обвиняемогона момент совершения преступления (помимо аффекта), существенно влияющегона способность правильно осознавать явления действительности, содержаниеконкретной ситуации и на способность произвольно регулировать свое поведение(Алексеева Л.А., Коченов М.М., Ситковская О.Д., Шипшин С.С. и др.).

Речь идет о сильных стрессах, состояниях нервно-психического напряжения, делающих невозможным или существенно затрудняющих исполнение профессиональных функций в областиуправления современной техникой, приводящих к совершению неосторожных преступлений(в авиации, автомобильном и железнодорожном транспорте, в работе оператораавтоматизированных систем на производстве и пр.); об установлении у субъектаиндивидуально-психологических особенностей, не позволяющих выполнятьнеобходимые функции на достаточно высоком уровне в экстремальной ситуациив случае появления неожиданных помех в деятельности, усложнения ситуациив сторону повышения ее требований к психологическим возможностям человека.

Это направление СПЭ приобретает особое значение в связи с введением в новый УК ст. 28 (ч.2) о невиновномпричинении вреда, когда деяние признается совершенным невиновно, если лицо"хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствийсвоих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствияв силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальныхусловий или нервно-психическим перегрузкам". К этому направлению близкопримыкает и установление психологом обоснованности риска (ст. 41УК РФ).

Наиболее часто в состоянии стресса нарушается процесс выбора целей действий, последовательность восуществлении сложных интеллектуальных и двигательных актов. Происходятошибки в восприятии окружающей действительности, уменьшается объем внимания,нарушается оценка временных интервалов, появляются затруднения в пониманииситуации в целом. Завершением стрессовой ситуации, его "вершиной" можетоказаться аффект, что, однако, происходит далеко не во всех случаях.

К компетенции психолога в таких случаях относится изучение психологических обстоятельств, имеющихзначение для установления истины: экстремальной ситуации (неожиданность,новизна, сложность); индивидуально-психологических особенностей личности(интеллект; уровень общих и специальных знаний субъекта; степень сформированности,автоматизированности у него навыков и умений, эмоционально-волевые качества,уравновешенность, импульсивность; ведущие психологические мотивы поведениясубъекта и мотивированность конкретных общественно опасных действий; особенностисамосознания и самооценки, критичности, склонности к риску; индивидуальнаяустойчивость к эмоциогенным раздражителям); влияния утомления, соматическихрасстройств, стресса, аффекта на деятельность; влияния особенностей социальныхконтактов, взаимодействия в коллективе, конформности, дисциплинированности,агрессивности, самоуверенности, дефектов организации совместной деятельностии др.

Основные вопросы при данном виде экспертизы:

  • Находился ли обвиняемый в момент инкриминируемых деяний в стрессовом состоянии?
  • С учетом эмоционального состояния обвиняемого мог ли он точно соотносить свои действия с объективными требованиями ситуации?
  • Мог ли субъект, если учесть его индивидуально-психологические особенности, правильно понимать требованияэкстремальной ситуации?
  • • С учетом способности субъекта к установлению причинно-следственных связей и общего уровня его интеллектуального развития мог ли он предвидеть наступление опасных последствий, принятьправильное решение и реализовать его?
  • • Находился ли субъект в момент совершения инкриминируемых действий в психическом состоянии, котороемогло вызвать существенное снижение качества профессиональных функций,возможности совершать действия по предотвращению опасных последствий?

При использовании психологических познаний для применения института обоснованного риска могут бытьпоставлены следующие основные вопросы: а) С учетом особенностейличности (обвиняемого) и ситуации какова цель рискованного поведения? б)С учетом интеллектуальных и характерологических особенностей обвиняемогобыл ли он способен к осмыслению ситуации, возможностей ее развития и ожидаемыхпоследствий? в) С учетом динамики развития ситуации мог ли он правильнои адекватно (самокритично) оценить собственные возможности для ее разрешения?

5. Установление способности несовершеннолетних обвиняемых,имеющих признаки отставания в психическом развитии, не связанногос психическим расстройством, полностью сознавать значение своих действийи определение меры их способности руководить своим поведением (ст.20 ч. 3).

Цель экспертного исследованияне сводится к диагностике наличия или отсутствия у испытуемого признаков отставания в психическом развитии: наличие признаков отставания в психическомразвитии не является прямым указанием на отсутствие у несовершеннолетнегоспособности полностью сознавать значение своих действий и руководить ими(Коченов М.М., Сафуа-нов Ф.С., Ситковская О.Д. и др.). Экспертное психологическоеисследование всегда направлено не на установление общей, постоянно проявляющейсякак свойство личности способности или неспособности сознавать значениесвоих действий; оно касается сугубо конкретных действий, совершенныхв конкретных условиях. Поэтому судебно-психологической экспертизой поведениеиспытуемого рассматривается в единстве с ситуацией, в которой были совершеныпротивоправные поступки. Соотнесение данных о состоянии и особенностяхпсихического развития подростка с результатами анализа ситуации и поведения испытуемого - обязательный компонент экспертного исследования.

Наличие или отсутствие оснований для освобождения от уголовной ответственности со ссылкой на ч.З ст. 20может быть признано обоснованным только, если описание содержания психическогоотставания наложено на механизм конкретного деяния. Экспертиза должнаустановить, правильно ли несовершеннолетний понимал ситуацию правонарушения,в частности, осознавал ли наличие альтернативных выходов из нее, осознавалли объективное содержание целей своих действий, предвидел ли прямые и косвенныерезультаты поступков, способен ли был оценивать собственное поведение сточки зрения действующих правовых норм и общепринятой морали; мог ли свободно выбирать как цели, так и способы их достижения, произвольно регулироватьсвое поведение.

Основные вопросы, разрешаемые данным видом экспертизы:

  • Имеются ли у несовершеннолетнего признаки отставания в психическом развитии и, если имеются, в чем они выражаются;каковы их причины?
  • • С учетом наличия отставания(если оно установлено) мог ли несовершеннолетний осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий в момент совершения общественноопасного деяния?
  • • С учетом наличия и характера указанного отставания в психическом развитии мог ли он руководить своимидействиями в этот момент?

6. Применительно к потерпевшему также может возникать необходимость в постановке перед экспертом вопросао его личности, мотивации действий. Однако на практике чаще всего требуется:установление способности понимать значение собственных действий идействий, связанных с посягательствами на него (в первую очередь по деламоб изнасилованиях малолетних и несовершеннолетних), как и способностиоказывать сопротивление противоправным действиям (Конышева Л.П.,Коченов М.М.).

Одним из квалифицирующих признаков изнасилования является беспомощное состояние потерпевшей (ст.131 УК РФ). Беспомощность (или беззащитность) характеризуется неспособностьюпотерпевшего правильно понимать характер и значение ситуации и действийокружающих людей, а также руководить своими действиями. Беспомощность можетбыть связана с физическим или психическим состоянием жертвы (малолетнийили престарелый возраст, физические недостатки, психическое расстройство,сильная степень наркотического или алкогольного опьянения и др.).В большинствеслучаев правоохранительные органы самостоятельно решают вопрос о наличии беспомощного состояния у потерпевшей.

Исключение составляют дела об изнасиловании несовершеннолетних, особенно в тех случаях, когда жертва(в силу особенностей своего психического состояния, личностных свойств)не оказывала реального сопротивления насильственным действиям и у следствия(суда) возникает версия о том, что ее поведение обусловлено наличием беспомощногосостояния: неспособностью к эффективной защите от посягательства путем целенаправленного осознанно-волевого поведения в конкретной ситуации.

По одному из уголовных дел была проведена судебно-психологическая экспертиза потерпевшей Ж. Следствиембыло установлено, что группа подростков неоднократно совершала половыеакты с несовершеннолетней Ж., при этом она значительного сопротивленияне оказывала, о случившемся никому не рассказывала. В процессе экспертизыбыли изучены материалы дела, проведены экспериментально-психологическоеисследование, беседа с подэкспертной. Было установлено, что Ж. очень тихаяи скромная девочка. Характерными чертами ее являются безынициативность,отсутствие самостоятельности в мнениях, привычка подчиняться, пассивность,боязливость и нерешительность. Ж. боится кому-нибудь не угодить, не склоннак конфликтам и ссорам со сверстниками, самостоятельных мыслей не высказывает.В эксперименте продемонстрировала большую внушаемость. Мать характеризуетдевочку как послушную, уступчивую, беспрекословно выполняющую все требованияродителей и окружающих. Исследование привело экспертов к выводу, что Ж.по складу характера не обнаруживает тенденции к активным решительным действиям;возможности оказания противодействия психическому и физическому насилиюу нее невелики. Эти характерологические особенности могли способствоватьвозникновению в период совершения против нее насильственных действий состояния аффекта страха, в результате которого она была неспособна оказывать сопротивление.

Однако имеются ситуации, когда кроме экспертизы жертвы изнасилования необходимо одновременное проведение психологического исследования несовершеннолетнего обвиняемого (обвиняемых).Применение специальных познаний здесь необходимо не только для выяснениявопроса, мог ли он (они), с учетом возрастных и индивидуально-психологическихособенностей, в полной мере сознавать фактический характер и общественнуюопасность своих действий и руководить ими, но и, что не менее важно, каким в указанной обстановке воспринималось поведение потерпевшей, могло лионо восприниматься им как согласие на вступление в интимную близость. Речьидет об исследовании в рамках психологической экспертизы способностиобвиняемого правильно оценивать, понимать и интерпретировать состояние потерпевшей.

Основные вопросы, решаемые данным видом экспертизы в отношении потерпевших:

  • С учетом психического состоянияи психологических особенностей потерпевшей могла ли она правильно понимать характер и значение совершаемых с нею действий?
  • С учетом психического состоянияи психологических особенностей потерпевшей могла ли она оказывать действенное сопротивление?

Основные вопросы, решаемые данным видом экспертизы в отношении обвиняемых:

  • С учетом особенностей психического развития несовершеннолетнего и его психического состояния, содержания ситуациисовершения сексуального посягательства мог ли несовершеннолетний полностьюсознавать значение своих противоправных действий?
  • С учетом особенностей психического развития обвиняемого и его психического состояния можно ли сделать выводо том, что он мог правильно оценивать психическое состояние и поведениепотерпевшей?
  • В какой мере несовершеннолетний при его психическом развитии и психическом состоянии, а также с учетомсодержания ситуации сексуального посягательства мог руководить своими действиями?

7. В отношении свидетелейи потерпевших перед СПЭ может быть поставлен вопрос об их принципиальной способности,с учетом индивидуально-психологических и возрастных особенностей,уровня психического развития, правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания (КоченовМ.М., Осипова Н.Р. и др.).

Основные вопросы, решаемые данным видом экспертизы:

  • Каковы индивидуальные особенности познавательной деятельности свидетеля (потерпевшего)?
  • Имеются ли у свидетеля (потерпевшего) психологические особенности (например, повышенная внушаемость,склонность к фантазированию и др.), снижающие способность правильно воспринимать события или предметы (указать какие) и давать о них правильные показания?
  • • Каково было психическое состояние свидетеля (потерпевшего) в момент восприятия событий или предметов(указать каких)?
  • • С учетом психологических особенностей, психического состояния свидетеля (потерпевшего) и условий,в которых воспринимались события или предметы (указать какие), мог ли испытуемый их правильно воспринимать?
  • • Если учесть психологические особенности свидетеля (потерпевшего), может ли он давать правильные показанияо важных для дела обстоятельствах?
  • • Если учесть уровень психического развития свидетеля (потерпевшего) и его психологические особенности, могли он понимать внутреннее содержание (какое именно) событий (указать каких)?

8. Эксперт-психолог может провести посмертную экспертизу для выяснения вопроса, находилсяли умерший в период, предшествующий смерти, в психическом состоянии,предрасполагающем к самоубийству и, если находился в этом состоянии,чем оно могло быть вызвано (Коченов М.М. и др.). В следственной и судебнойпрактике встречаются случаи инсценировок убийств под самоубийства, чтоиногда приводит к необходимости проведения посмертной судебно-психологическойэкспертизы.

Самоубийство психически здорового человека является одним из видов поведенческих реакций в сложных конфликтныхусловиях. Как правило, самоубийство является заранее запланированным действием(стойкое мотивированное намерение добровольно уйти из жизни) под влияниемтяжелых переживаний, сильного потрясения, глубокого разочарования при оценке человеком ситуации как безвыходной.

В некоторых случаях возможно совершение самоубийства в состоянии внезапно возникшего аффекта, которыйоказывает влияние на сознание человека (аффективно суженое сознание), ипоэтому в таком состоянии повышается вероятность принятия решения о самоубийстве и его реализации в немедленных действиях.

Основной вопрос при этом виде экспертизы: Было ли психическое состояние человека в период, предшествующий смерти, предрасполагающим к самоубийствуи, если оно было таковым, чем вызывалось?

Комплексные психолого-психиатрические экспертизы. На практике нередки ситуации, когда для решения возникающихперед следствием и судом вопросов оптимальным представляется проведениекомплексных психолого-психиатрических экспертиз.1 Речь идетоб исследовании, проводимом для ответа на конкретные вопросы суда (илиследственных органов), затрагивающих пограничные между психологией и психиатриейпроблемы. При этом для выработки выводов используются специальные познания,относящиеся к обеим научным дисциплинам, применяются специфические методы,сложившиеся в психологии и психиатрии, сопоставляются и интегрируются данныепсихологического и психиатрического исследований.

Основной предпосылкой, определяющей необходимость развития психолого-психиатрической экспертизы, является существованиеобщих для психологии и психиатрии проблем. Важно здесь и постоянное усилениев правоохранительной деятельности тенденции к максимально полному и всестороннемуисследованию всех обстоятельств дела, раскрытию внутренних механизмов поведенияучастников уголовного процесса (обвиняемых, потерпевших, свидетелей) в конкретных ситуациях.

  • 1 См.: Кудрявцев И.А.Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. - М., 1988.

Необходимо отметить, что эксперты - участники комплексных экспертиз помимо собственной основной экспертной специальности должны обладать дополнительной профессиональнойхарактеристикой - наличием профессиональных знаний, необходимых и достаточныхдля того, чтобы хорошо ориентироваться в методике и выводах других ее участникови их значении для общего вывода. Они должны владеть методикой совместнойработы, комплексного исследования. Иными словами, только совместная деятельность,взаимодействие образует интеграцию специальных знаний, необходимую и достаточную для комплексного исследования и общего вывода.

8.17. Посмертная судебно-психологическая экспертиза

Психология суицида. Этот вид экспертно-психологических исследований является одним из самых сложных и вызывает постоянный интерес отечественных и зарубежных исследователей.О нем писали Г. В. Акопов с соавторами, Дж. Верт, Д. Кантер, Д. Лестер,Н. Реттерстол и др.1 Многие из них отмечают, что главная трудностьздесь заключается в том, что объектом исследования служит не психика живойличности, а только следы ее психической деятельности, при жизни оставленныев окружающих материальной и духовной средах: в воспоминаниях, письменных текстах, личных предметах и пр.

Предметом посмертной судебно-психологической экспертизы являются индивидуальные особенности психической деятельностисуицидента. Причем исследование не должно ограничиваться простой констатациейустановленных фактов и закономерностей. Оно обязано также выявить возможноеналичие связей различных психических свойств и состояний с событиями, имеющимисущественное значение для следствия и суда. Особое значение в данной экспертизепридается анализу периода жизни непосредственно перед совершением суицида,так называемого предсуицида. Исследователями отмечается несколько формвнутреннего суицидального поведения: суицидальные мысли, замыслы и намерения,а также соответствующий эмоциональный фон - суицидальные переживания.

Суицидальные мысли, представления и фантазии на тему своей смерти - пассивная форма суицидального поведения. Об их существовании на раннем этапе предсуицида могут свидетельствоватьдневниковые записи, рисунки, письма, показания свидетелей, имевших возможность наблюдать суицидента в соответствующий период времени.

Активной формой суицидального поведения являются суицидальные замыслы и намерения. Замысел включает в себя проработку плана действий, связанных с исполнением самоубийства, продумываютсяспособ суицида, время и место его совершения. Суицидальное намерение характеризуется наличием волевого начала, побуждающего к непосредственному переходу от замысла к реализации.

  • 1 См. также:'Алексеева Л.В. Практикум по судебно-психологической экспертизе.- Тюмень, 1999; Енгалычев В.Ф. Диагностика психического воздействияв процессе судебно-психологической экспертизы. // Методы психологии. МатериалыII Всероссийской научной конференции по психологии Российского ПсихологическогоОбщества. - Ростов-на-Дону, 1997, С. 96-98; Енгалычев В.Ф., Шипшин С.С.Судебно-психологическая экспертиза. Методическое руководство. 2-е изд.Калуга-Обнинск-Москва. 1997; Коченов М.М. Введение в судебно-психологическуюэкспертизу. - М., 1980; Кудрявцев И.А. Комплексная судебная психолого-психиатрическаяэкспертиза. - М., 1999; Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертизав уголовном процессе. - М., 1998 и др.

По мнению Акопова и его соавторов,1формы суицидального поведения выражены в структуре суицидальных переживаний, которые характеризуются отношением к двум полярно противоположным ценностям:собственной жизни и смерти.

Отношение к жизни в предсуициде выражается в четырех основных формах:

  1. ощущение безразличия;
  2. чувство сожаления о своем существовании;
  3. переживание его тягостности, невыносимости;
  4. отвращение к жизни.

Отношение к смерти выступает в формах:

  1. страх смерти, хотя и сниженный в своей интенсивности;
  2. ощущение безразличия;
  3. чувство внутреннего согласия на смерть;
  4. желание смерти.

В структуре суицидальных переживаний выделенные формы встречаются в различных сочетаниях, создавая множество индивидуальных вариантов.

Посмертная судебно-психологическая экспертиза суицида. В ряде случаев мотивы суицида очевидны (истинный суицид), они подтверждаются материалами следствия, но для полноты доказательствпо делу может быть назначена экспертиза, на разрешение которой выносятся следующие вопросы:

  • Находилось ли данное лицо в период, предшествовавший смерти, в психическом состоянии, предрасполагавшем к самоубийству?
  • • Если да, то чем это состояние могло быть вызвано?

Перед подъездом 9-этажногожилого дома был обнаружен труп 16-летней Л., в кармане одежды которой находилась записка следующего содержания: "Папочка, прости меня, но это единственныйвыход". По показаниям К., подтвержденным показаниями его жены В., его дочьЛ. родилась слабым, болезненным ребенком. Жена умерла, когда девочке былтолько год. Он, как отец, очень любил свою дочь, сам ее растил, купал икормил. Когда дочери было три года, он женился вновь. У его новой женыбыло двое своих детей. Все дети жили дружно, мачеха старалась никак неотделять Л. от своих детей. Как считает подэкспертный, они с женой относилиськ Л. даже лучше, чем к другим детям, старались облегчить ей жизнь. У нее,как у старшей, была своя комната, где она любила уединяться, никого к себене пуская. До самой смерти у нее в комнате оставались любимые куклы. Л.не хотела их прятать и говорила, что это память о детстве. К подростковомувозрасту у Л. сформировались такие черты характера, как прилежность, послушание,старательность, дисциплинированность. Она не была слишком разговорчивойили общительной, скорее наоборот -ценила покой и одиночество. Из близкихподруг она дружила только с Г., которая иногда приходила к ней в гости.У нее была интересная черта, о которой почти никто не знал, за исключениемК. и Г.: она писала письма героям художественных фильмов, но никогда ихне отсылала. К. считал, что, когда дочь вырастет, она, может быть, станет писательницей.

Учительница литературы отмечала ее хороший слог и чувство языка. Несмотря на мягкость характера, очень редко, но два-три раза бывали случаи, когда Л. резко высказывалась по каким-топоводам. Правда, уже через непродолжительное время она приходила вся вслезах, просила ее простить. Как-то при ссоре Л. в сердцах сказала родителям,что они не совсем справедливо к ней относятся, что, если бы была жива ееродная мать, та бы ее понимала лучше. Тем не менее, острых конфликтов всемье не было, и Л. неоднократно заявляла, что ее отец ей очень дорог, и что когда-нибудь она это докажет.

  • 1 Акопов Г.В.,Мельченко Н.И., Ефимова О.И. (ред.) Методы профилактики суицидального поведения. - Самара-Ульяновск, 1998.

Примерно за год до смертиу Л. появились друзья, с которыми она подолгу стала гулять на улице. Несколькораз она поздно возвращалась из кино или дискотек. Родители предупреждалиее, что это может плохо закончиться, приводили соответствующие негативныепримеры, но Л. говорила, что все это к ней лично не относится. Однаждыона пришла из школы в слезах. С трудом они узнали от нее, что прямо вовремя занятий из класса ее вызвал в коридор некто Лен., который стал предлагатьей свое покровительство. Когда она резко повернулась, чтобы уйти, он силойудержал ее и сказал, что если она будет "выступать", ей будет хуже. К.очень взволновало это событие, он тут же пошел в школу выяснять, кто такойЛен. и как он проник в школу, но вразумительного ответа ни от кого не получил.После этого Лен. еще несколько раз давал о себе знать. Он перехватывалЛ. по дороге в школу или домой, силой заставлял ее'стоять рядом с ним иразговаривать, представлял Л. своим друзьям как свою девушку.

Однажды поздно ночью раздался телефонный звонок. Мужской голос стал требовать к телефону Л. В ответ наслова К. о том, что звонить уже поздно и что Л. спит, мужчина грубо ответил,что это не его дело и пусть он лучше побережет свое здоровье. После тогокак подэкспертный бросил трубку, звонки раздавались еще некоторое время.Л. стала крайне подавленной, часто плакала, боялась выходить одна на улицу,в школу и из школы ее сопровождали либо К., либо его жена, хотя это и причинялоим очень много неудобств. Но вскоре звонки прекратились, и они успокоились.В это время ничего необычного в поведении Л. ими не отмечалось.

Новый год Л. собралась проводитьс друзьями. К. с женой проводили ее и ушли домой в уверенности, что все должно быть нормально. На следующий день Л. пришла домой примерно в 4 утра. Вид у нее был страшный: заплаканная, изможденная, глаза распухшие. У нее была настоящая истерика, которая долго не могла прекратиться. Они не смогли добиться от нее рассказа о том, что произошло. Оставив ее одну в комнате, они вышли, решив вернуться к этой теме позднее. К. с женой пошли к подругеЛ., чтобы все выяснить. В это время Л. оставалась в квартире одна.

Подруга Л. - Г. показала, что телефонные звонки прекратились только для родителей, на самом деле они продолжались. Однажды Лен. встретил Л. на квартире у Г., где оказалсявместе со знакомым Г., и в ультимативной форме потребовал, чтобы Л. непрекращала с ним встречаться. В случае ее отказа либо передачи содержанияразговора родителям он угрожал "очень тяжелыми последствиями" для нее идля них. Последнее напугало Л. больше всего, поскольку она подумала, чтоиз-за нее могут причинить вред отцу. Она не сообщила об этой встрече родителям,так как подумала, что если об этом узнает отец, он не будет молчать, апойдет "выяснять отношения" и в конечном итоге всем им будет очень плохо.Лен. регулярно звонил Л. в то время, когда родителей не было дома. ИногдаЛен. встречал Л. возле школы, провожал, при этом не разрешал без его согласиявыходить из дома и с кем-либо встречаться. Лен. говорил ей, что если онабудет вести себя "не по делу", ее сделают проституткой, а родителей "замочат",и что Лен. для нее фактически "ангел-хранитель". Со слов Г., Л. была уверена,'что все это в действительности так страшно. Она переживала унижение, ощущаясебя "чужой вещью", испытывала мучительные колебания из-за невозможностини порвать с Лен., ни сказать об этом отцу. Вместе с тем она мечтала, окончившколу, тут же уехать учиться куда-нибудь "далеко-далеко", где ее никто не найдет. А уже оттуда она "написала бы ему подробное письмо".

Новый год Л. и Г. собрались проводить с друзьями. Лен. спрашивал ее, где это будет происходить, и она не смогла это скрыть. Примерно в 23 ч. в квартиру позвонил Лен. и попросил Л. выйти на лестничную площадку, где он ее "хотел поздравить с праздником". Но на лестничнойплощадке он сильно взял ее за руку и повел к машине, где хотел "познакомитьсо своими друзьями". Л. начала плакать и говорить, что не хочет никудаидти, но он уговорил ее сесть в машину, чтобы "поговорить", поскольку наулице стоять было холодно. Внезапно машина тронулась с места и быстро уехалав неизвестном направлении.

По показаниям свидетелей по делу, Л. привезли в сауну спортивного комплекса, где ее ввели в мужское отделение. К ней вышло несколько голых мужчин, завернутых в банные полотенца. Неожиданно они сняли с себя полотенца и стали говорить Л., что будут подвое и по трое с ней заниматься сексом, описывали подробности, как именноэто все будет происходить. По Л. было видно, что она очень испугалась.У нее началась истерика, стало плохо с сердцем. На ее глазах мужчины занимались сексом с другими девушками, били их и заставляли пить водку. Все это продолжалось несколько часов. Л. заставляли на все это смотреть. В конце "праздника"Лен. отвез ее домой, предупредив, чтобы она никуда не уходила, так какскоро они за ней вернутся.

Анализ материалов уголовного дела позволил экспертам-психологам прийти к следующему выводу. В период,предшествовавший смерти, Л. предположительно находилась в состоянии остройфрустрации, вызванной действиями Лен., угрозами в адрес ее и ее родителей.На момент, предшествовавший смерти, Л. находилась в состоянии сильной психическойнапряженности (стресса), обусловленной посягательством на ее половую неприкосновенность,честь и достоинство; разворачивающаяся ситуация в сауне, реальная угрозаподвергнуться еще большему насилию противоречила ее принципам и морально-нравственнымценностям, образу жизни, воспитанию (доброжелательная атмосфера в семье,любовь и поддержка со стороны родителей, неприспособленность к жизненнымтрудностям). Предположительно у Л. была комбинированная акцентуация характера:педантичность, дистимичность, тревожность (по типологии Шмишека), предполагающаязависимость от внешних обстоятельств и утрату гибкости поведения в критическихслучаях. Все это, а также такие индивидуально-психологические особенностиЛ., как прилежность, послушание, старательность, дисциплинированность,чувствительность, ранимость, замкнутость, скрытность, и обусловили ее неспособностьоказывать сопротивление психологическому и физическому насилию. Нарастающеепсихотравмирующее воздействие, достигшее своего пика в период предсуицида,сверхценность отношений с отцом, желание доказать ему свою любовь, отсутствиезначимой психологической поддержки могли оказаться решающими факторами при выборе стратегии выхода из сложившейся ситуации.

В некоторых случаях следствие сталкивается со случаями смерти, только имеющей внешние признаки суицида.Часто главной трудностью при расследовании этих случаев является отсутствиеубедительных доказательств ведущей версии. Даже родные и близкие погибшегоотказываются верить в его добровольный уход из жизни. Как это ни парадоксально,но иногда версия насильственной смерти для них оказывается предпочтительнее,чем признание факта самоубийства. И они сознательно либо неосознанно оказываютдавление на следствие. Близким людям* трудно представить себе, что онимогли просмотреть психологический кризис такой силы, единственным выходомиз которого оказалась смерть. Им трудно поверить, что погибший не смогили не захотел обратиться к ним за помощью. Им страшно было бы узнать,что иногда они сами прямо или косвенно подталкивали его к этому решению.

Как правило, такой острый психологический кризис, если только он не имеет психопатологической природы, либо развивается внезапно, под влиянием внезапных психотравмирующих событийзначительной интенсивности, либо имеет длительную предысторию, постепенно аккумулируя негативные переживания. Но и в первом,и во втором случаях этот психологический кризис часто имеет аффектогеннуюприроду. Это по сути физиологический аффект, направленный на себя. Отдельнымслучаем являются суициды, обусловленные особыми социокультурными традициями, которые здесь рассматривать не будем.

Классическим примером продуманного суицида, подготовленного несколькими годами борьбы за душевное равновесие, за поиски выхода из субъективно безвыходной жизненной ситуации, является смерть известной советской поэтессы Юлии Друниной.

Для нее сильнейшим стрессогенным фактором явились сначала потеря любимого человека, а затем целой страны(Советского Союза не как политического образования, а как уникального социокультурногофеномена), поэтическое служение которой во многом составляло смысл ее жизни.О ее душевном состоянии в это время лучше всего говорит одно из писем,написанное перед смертью: "Почему ухожу? По-моему, оставаться в этом ужасном,передравшемся, созданном для дельцов с железными локтями мире такому несовершенномусуществу, как я, можно, только имея крепкий личный тыл. А я к тому же потеряладва своих главных посоха - ненормальную любовь к Старокрымским лесам ипотребность творить. Оно лучше- уйти физически неразрушенной, душевно несостарившейся,по своей воле. Правда, мучает мысль о грехе самоубийства, хотя я, увы, неверующая. Но если Бог есть, он поймет меня ".

Ее решение добровольно уйти из жизни было хорошо продумано и тщательно подготовлено. Перед смертью,20 ноября 1991 г., Друнина написала письма: дочери, зятю, внучке, подругеВиолетте, редактору своей новой рукописи, в милицию, в Союз писателей.Ни в чем никого не винила. На входной двери дачи, где в гараже она отравиласьвыхлопными газами автомобиля, приняв снотворное, оставила записку: "Андрюша,не пугайся. Вызови милицию и вскройте гараж".

Внешняя похожесть на суицид еще не означает его обязательной подтверждаемое(tm) в результате расследования.Такая смерть в действительности может, как минимум, иметь следующие варианты:

1. Истинное самоубийство.

  • 1.1. Самоубийство по собственному волеизъявлению.
  • 1.1.1. Рациональное (продуманное)самоубийство.
  • 1.1.1.1. Рациональное аффективное самоубийство.
  • 1.1.1.2. Рациональное неаффективное(по религиозным либо философским основаниям) самоубийство.
  • 1.1.2. Импульсивное аффективное самоубийство.
  • 1.2. Самоубийство по неосторожности.

2. Имитация самоубийства.

  • 2.1. Имитация самоубийства(косвенное убийство).
  • 2.1.1. Самоубийство под принуждением.
  • 2.1.2. Доведение до самоубийства.
  • 2.2. Имитация самоубийства(демонстрация в целях провокации или шантажа).

3. Естественная смерть, имеющая признаки самоубийства по не зависящим от умершего причинам.

  • 3.1. Смерть в результате несчастного случая.
  • 3.2. Естественная смерть в результате иных причин (старость, болезнь и пр.).

4. Истинное убийство.

4.1. Убийство, замаскированное под самоубийство.

4.2. Убийство, имеющее признаки самоубийства по не зависящим от убийцы причинам.

С другой стороны, иногда смерть, казавшаяся вызванной иными причинами, впоследствии оказывается классифицированной как суицид. Еще более сложным случаем является ситуация,когда очевидны обстоятельства самоубийства, но в то же время неочевидныего мотивы. Поводами, позволившими усомниться в естественной смерти исследуемоголица Либо в истинности его самоубийства, могут явиться показания свидетелейпо делу, положение трупа, обнаружение определенных предметов рядом с трупомили на нем, содержание текстов, имеющих отношение к данному делу (на любыхносителях: бумаге, магнитофонной кассете, компьютерном диске и пр.). Так,например, из следственной практики известны случаи, когда расширение свидетельскойбазы позволило переквалифицировать статью: смерть в результате несчастногослучая была изменена на доведение до самоубийства (суи-цидент совершилбросок под проезжавшую машину обидчика), или актер, пытавшийся "вжитьсяв роль" и репетировавший поведение человека с выраженным депрессивным состоянием, совершил самоубийство по неосторожности и т.п.

Приведенная выше классификация отражает систему выдвижения различных следственных версий по делам, связанным с самоубийством. При этом имеются две ситуации, когда может возникнуть потребность в психологе:

1) в случае необходимости удостоверения в самом факте самоубийства, если собранные доказательстване позволяют сделать однозначного вывода об убийстве или самоубийстве.В этой ситуации психолог может быть привлечен к участию в расследованиилибо в качестве специалиста, либо в качестве эксперта. Здесь на разрешение психологу рекомендуется поставить два вопроса:

  • • Каковы были основные индивидуально-психологические(личностные, эмоционально-волевые, мотивационные, интеллектуальные) особенностиличности под экспертного, которые могли существенно повлиять на его поведениев исследуемой ситуации?
  • • В каком психическом состоянии мог находиться подэкспертный в период, предшествовавший его смерти?

Не следует задавать вопроса, касающегося "психического состояния, предрасполагавшего к самоубийству", поскольку такая постановка вопроса намекает на доказанность априори факта суицида;

2) в случае, когда имеются некоторые признаки самоубийства и одновременно обоснованные подозренияоб определенной роли некоторых лиц в трагической судьбе суицидента, можетбыть назначена посмертная судебно-психологическая экспертиза для разграничениямежду самоубийством (истинным самоубийством) и доведением до самоубийства,что согласуется с квалификацией ст. НО УК РФ: "Доведение лица до самоубийствапутем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческогодостоинства потерпевшего". Здесь, в дополнение к указанным выше, на разрешениеэксперта целесообразно поставить следующих два вопроса:

  • Имелась ли какая-либо взаимозависимостьмежду психическим состоянием подэкспертного в период, предшествующий егосмерти, и действиями определенного лица (указать какого)?
  • Если такая взаимозависимость имелась, то каковы были ее характер и признаки?

Приведем характерный в этом отношении пример, где следствию необходимо было определиться с версиями:а) убийство с имитацией суицида; б) самоубийство; в) доведение до самоубийства.Для получения доказательств по делу была назначена судебно-психологическаяэкспертиза, на разрешение которой были вынесены все четыре указанных вышевопроса.

В сарае, принадлежащем гражданам Кл., проживающим в деревне Б., рано утром был обнаружен повесившимся их несовершеннолетний сын К. Накануне смерти между К. и Е. произошла ссора,в ходе которой на почве ревности Е. подверг избиению К., угрожал ему публичнойрасправой и унижением. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы,смерть К. наступила в результате сдавления шеи петлей при повешении, обнаруженныекровоподтек под левым глазом, западающая ссадина по наружному краю левойброви, обширный кровоподтек в области лопаток, кровоподтек в области правойголени в причинной связи со смертью не состоят. После причинения телесныхповреждений К. был способен совершать активные действия - кричать, передвигаться,поднимать тяжелые предметы и переносить их на расстояние. Причиненные К.телесные повреждения не могли привести его в бессознательное состояние.

В деревне многие были убеждены,что К. на самом деле был повешен, а самоубийство было сымитировано, поскольку мотивов суицида, по утверждению родственников К., у него не было. Болеевсех этой версии придерживались родители К., которые обратились с заявлениемв прокуратуру. По делу была назначена судебно-психологическая экспертиза,к оторая проходила параллельно с расследованием.

По показаниям свидетелей, знакомых К., погибший отличался вспыльчивостью, был обидчив, однако быстро отходил; остро реагировал на замечания по поводу его одежды, плохого зрения,особенностей поведения. По натуре был скрытен. Не признавал своих недостатков,отличался мстительностью. В драки старался не ввязываться, задирой никогдане был. Отстаивая себя, использовал преимущественно словесную защиту, колкости,оскорбления. Часто настраивал людей против себя, задевая их своими замечаниями.В классе старался выделиться, одевался хорошо, следил за собой. Девушкиу К. не было, хотя от недостатка женского внимания он не страдал. К. дерзил окружающим, позволял себе вольности с учителями.

К. находился в дружеских отношениях со Ст. и входил в группу молодых людей, в которой Е. пользовался авторитетом и уважением. Молодые люди посещали секцию таэквон-до, где Е.постоянно демонстрировал мастерское владение этим видом боевых искусств,своими победами в спаррингах неоднократно вызывая у К. восхищение. К осознавал,что физически Е. намного превосходит его. К. посещал секцию отчасти потому, что стеснялся своего слабого зрения, хотел быть физически развитым и сильным.

К. нередко слышал высказывания в свой адрес, что он "голубой", поскольку постоянно ходит с парнем, и унего нет девушки. Поэтому, когда Г., которую в их компании "официально"считали девушкой Е., в течение нескольких месяцев отсутствия Е. стала выказыватьК. признаки внимания, ему это очень понравилось. Г. писала ему стихи, звонила,ходила с ним на речку, признавалась подруге, что К. ей нравится, искаламалейший повод встретиться с ним. Ближайшие друзья и родственники К. советовалиему не поощрять Г., так как это было бы подлостью по отношению к Е., моглопривести к серьезному конфликту с ним. Е. считался человеком самолюбивым,гордым, злопамятным. Мать К. предостерегала его от близких отношений сГ., так как опасалась мести со стороны Е. К. стал избегать встреч с Г.,не танцевал с ней на дискотеках. Он часто жаловался друзьям и близким,что Г. его преследует, навязывается ему. Матери он говорил, что из-за конфликтного характера Е. с Г. никто не дружит.

Накануне выпускного вечера К. поссорился с отцом, которой заявил, что К. ему не сын, в результате К. пришлось добираться до Калуги на электричке, а не на машине, как обычно.На выпускном вечере К. предупредил Ст., чтобы последний наблюдал за ним,иначе он (К.) "получит в морду", К. был явно расстроен, взвинчен, не в настроении. На выпускном вечерев нетрезвом состоянии К,, подойдя к группе знакомых, среди которых находилсяЕ., грубо пошутил: "Педики всех стран, объединяйтесь", на что Е. поинтересовалсяу К., не себя ли тот имеет в виду. Такое поведение было нехарактерно дляК. и удивило многих его знакомых. За столом на выпускном вечере Е., Г.и К. сидели недалеко друг от друга, и Е. стал в шутливой форме расспрашиватьК. о том, как он "любит" Ст., так как последний много времени проводилв его обществе. В ответ К. оскорбил его, назвав "педиком" в присутствиибольшого числа знакомых. Поскольку это произошло публично, Е. был удивлени поражен дерзостью и беспричинной злобой К. по отношению к нему. В деревнеего боялись, так как Е. никому ничего не прощал, в данном же случае егооскорбили при всех. Е. встал из-за стола и вышел на улицу для того, чтобыне конфликтовать с К. на празднике. Через некоторое время К. вместе соСт. вышел на улицу. Е. отозвал К. в сторону, чтобы выяснить, чем вызванаего неприязнь. К. стал обвинять Е. в том, что последний хочет его унизитьи "опустить" перед девушками. Ст. и подошедшая мать К. разняли их. На следующийдень до Е. стали доходить слухи о том, что Г. "бегает" за К., купаласьс ним на речке и к тому же ушла с ним в поход. По показаниям ряда свидетелей,в походе Г. пыталась уединиться с К., выслала из палатки подругу и долгоевремя оставалась с ним наедине (около 2-3 часов), засветила пленку, накоторой была сфотографирована вместе с К. ночью в палатке. Однако, со словсамой Г., К. признался ей в ту ночь в любви, просил бросить Е. На следующееутро К. выглядел чем-то сильно расстроенным. Вернувшись домой, на расспросы матери не отвечал.

На следующий день Е. направился домой к Г., поссорился с ней, обвиняя в измене с К., и Г. призналась ему в этом, ссылаясь на свое нетрезвое состояние. После этих слов Е., по показаниямсвидетелей, находился во "взвинченном" состоянии, проявлял раздражительностьи агрессивность. При большом скоплении знакомых у клуба он грозился избитьК., унизить его, "опустить", предлагал знакомым присоединиться и помочьему в этом, потом пытался вызвать К. из дома к клубу. Однако К. отсутствовал,и Е. снова направился к Г., чтобы "раз и навсегда выяснить отношения, чтобывсе знали", но Г. отказалась выйти на улицу, ссылаясь на свое плохое самочувствие.Е., бормоча угрозы и проклиная Г., замахнулся на нее рукой. По словам свидетелей,угрозы Е. в отношении К. они воспринимали как желание выяснить отношения в драке, причем никто не сомневался в ее исходе (в том, что Е. побьет К.).

В тот день мать попросила К. выгулять собак, однако он всячески оттягивал этот момент, не хотел выходитьиз дома, был взволнован и расстроен чем-то, на ее расспросы не отвечал,постоянно о чем-то думал, предлагал перенести разговор на завтра. В рукахон держал какие-то стихи и читал их. Узнав, что К. выгуливает за домомсобак, Е. и Ст. пошли его искать и обнаружили около сараев. Между Е. иК. около огорода произошла драка, в результате которой К. был избит. Ст.,близкий друг К,, считал, что К. совершил подлость по отношению к их дружбеи к Е. лично, разбил их компанию. Несмотря на то, что К. после драки осталсясидеть на земле, он не помог ему подняться и не остался с ним, а ушел сЕ. Видевшие их через час после драки свидетели отмечают, что Е. был ужев другой одежде, а под глазом у него был синяк. В разговоре он обронил следующее: "Завтра будем ждать участкового".

Домой К. ночевать не пришел. Утром Кл., обнаружив отсутствие сына в комнате, отправилась в сарай, так как иногда К. оставался там ночевать на сеннике. Лестницы на чердак онане увидела, но заметила, что щеколда на двери сарая отодвинута. Войдя внутрь,она нашла сына, который висел на веревке от боксерской "груши". Лицо унего было в пыли, кровоподтеках, одежда и руки в грязи. Ноги почти касалисьземли. У ног К. стоял пень, который ранее находился в месте, где привязывалисобаку. Пень весил 25 кг, но К. иногда перетаскивал его, когда возникала необходимость повесить на крюк боксерскую "грушу".

Е. обратился в больницу через сутки после смерти К. Из акта судебно-медицинского заключения следует,что у Е. установлены повреждения в виде сотрясения головного мозга с кровоподтеком орбиты левого глаза, отеков в теменной и затылочной областях, давностьнанесения которых определяется не более чем двумя днями с момента обращения последнего в больницу.

В присутствии свидетелей К. как-то высказался, что он бы не смог себя убить, так как для самоубийства нужна большая смелость. Вместе с тем однажды К. привел свою знакомую нажелезнодорожные рельсы и сказал, что выбрал это место, чтобы лечь под поезд.14 июня, незадолго до смерти, он также сказал ей словно в шутку: "Вот умру,и будете плакать". Такие высказывания К. по поводу его возможной смертификсировались неоднократно. Так, в мае он подарил младшей сестре Г. гвоздьи сказал: "Заколотишь в крышку моего гроба". Незадолго до описанных в делесобытий К. также нечто подобное говорил Ст.: "Будешь плакать над моим гробом".Несколько раз К. просил знакомых истолковать сны, которые ему снились:будто его родственники хоронят его, идут за гробом, плачут, а он никакне может выбить крышку гроба. Однажды с близким человеком он поделилсясодержанием сна: он вроде бы умер, а потом ожил и сказал: "Здорово я вас всех обманул!".

Некоторые свидетели считают, что К. вполне мог покончить жизнь самоубийством вследствие того, что было унижено его мужское достоинство. Для него имело большое значение то, чторебята - старше его по возрасту и влиятельные фигуры в деревне - "принялиего в свой круг", "дали ему поддержку". Без этой поддержки никто не моггарантировать ему личной безопасности, поскольку дрались в деревне частои без особых поводов. Хотя К. занимался в секции таэквон-до и хотел считатьсяфизически совершенным человеком, к реальной жизни он не был подготовлен.На это накладывались и слабые черты характера К.: обидчивость, вспыльчивость,ранимость, слабость, неуравновешенность.

Другие свидетели утверждали,ч то никогда не слышали от К. намерений покончить с жизнью. Невероятно, что он мог убить себя, ведь он так себя любил: мог подолгу лежать на диване,рассматривая себя в зеркале. Обсуждал с сестрой свои прическу, одежду,манеру поведения. Был исключительно чистоплотен, избегал любых признаковгрязи. Всегда был жизнерадостным, любил пошутить, строил планы на будущее,хотел после окончания школы продолжить учебу, мечтал иметь высокое положение,квартиру, дачу, машину. Говорил о том, что в будущем должен помогать своим родителям.

Психологический анализ материалов уголовного дела и проведенное экспертно-психологическое исследование показали, что для К. были характерны следующие индивидуально-психологические особенности:обидчивость, вспыльчивость, эмоциональная неуравновешенность, частая сменанастроения, аффективная ригидность, застреваемость на деталях, демонстративностьповедения. В конфликтных ситуациях он прибегал преимущественно к вербальнойагрессии, драки не провоцировал, однако при необходимости от столкновенияне уклонялся. Остро реагировал на оскорбления, направленные в его адрес,особенно переживал, когда его называли "голубым", "шестеркой", "ребенком".Стеснялся своего физического недостатка, слабого зрения, поэтому не носилочков. Большое внимание обращал на свой внешний вид, на то, каким его видятокружающие. Пытался привлечь к себе внимание оригинальной одеждой, экстравагантнымвнешним видом.

Судебно-психологическая экспертиза получила возможность опосредованно ознакомиться с его бессознательной сферой, выраженной в сюжетах сновидений. В частности, несомненным фактом можносчитать, что а) сюжеты, связанные со смертью, были нередки р его сновидениях;б) он обращал на них внимание, т.е. они были для него значимы; в) он неоднократнообсуждал эти сюжеты с близкими людьми. Таким образом, есть веские основаниясчитать, что сюжеты его сновидений формировали внутренний план поведенияК., оказывали на него программирующее воздействие, готовность при известныхобстоятельствах поступить определенным образом. В разговорах с друзьямиК. неоднократно в шутливой форме высказывал мысли о возможном самоубийстве.Испытывал потребность вступить в близкие отношения с девушкой, о чем неоднократно сообщал близкому другу, но наличие таких отношений достоверно не выявлено. Пытался самоутвердиться,посещал секцию таэквондо, однако технически был слабо подготовлен и проигрывалв спаррингах. Восхищался Е., который был сильнее его физически. В юношескойсреде опирался на его дружбу и поддержку. Был привязан к матери, находилсяпод ее контролем.

Перечисленные свидетелями индивидуально-психологические особенности соответствуют циклотимическому складу личности. Таким людям свойственны периодические смены настроения,причем такие перемены и неслучайны, и нередки. Радостные события вызываюту них жажду деятельности, повышенную общительность, стремление выделиться,командовать; печальные - подавленность, замедленность реакций, также частоменяется манера их общения. На замечания реагируют раздражением, грубостью,в глубине души впадая в уныние, депрессию, не исключены суицидальные попытки. Учатся неровно. Настроение влияет на их самооценку.

С учетом изучения материалов уголовного дела и результатов психологического исследования эксперты-психологи пришли к следующему выводу. В период, предшествовавший описанным в делесобытиям, К. находился в безвыходной ситуации, связанной с отношениямимежду ним, Е. и Г. Сближение с Г. вызывало резкую критику и предостережениясо стороны близких и друзей - значимых для К. лиц. В то же время Г. демонстрировалаему свою заинтересованность в развитии их отношений (звонила, писала стихи,гуляла с ним, осталась наедине в походе). Ссора с отцом накануне выпускноговечера, информация о том, что Г. пригласила на выпускной Е., проблемы вовзаимоотношениях с одним из близких друзей - Ст. усугубили его отрицательныепереживания, что вербально выразилось в грубом поведении за общим столом.Упреждая могущие быть высказанными обвинения в подлости и предательстве,К. начинает задевать резкими замечаниями Е. и других друзей. Его страхвыливается в агрессию. Взвинченное состояние, в котором находился К., атакже его некоторые индивидуально-психологические особенности (обидчивость,острое реагирование на шутки, чувствительность, ранимость, завышенная самооценка)привели к провоцированию быстрого развития конфликта между ним и Е. Вернувшисьиз похода, К., по-видимому, предполагал, что не сможет избежать выясненияотношений с Е., он не хотел выходить на улицу, выглядел расстроенным ина расспросы матери не отвечал. В драке с Е. К. был избит. Е. спросил уСт., с кем из них он остается, подразумевая тем самым, прощает ли он "предательство"К. Ст. ушел с Е., оставив К. одного, тем самым показав ему, что он оцениваетего поведение как предательство. Учитывая дружеские взаимоотношения междуСт. и К., то, насколько последний ценил К., уважал его, прислушивался кего мнению, выбор Ст., вероятнее всего, усилил его субъективное ощущениесобственной никчемности, покинутости. Еще болезненнее было ощущать себяво всех смыслах "грязным". Из симпатичного юноши, бойкого на язык, членаодной из могущественных юношеских группировок, он очень быстро и незаметнодля себя превратился в предателя, подлеца и изгоя. Он не успел адаптироватьсяк новому для себя состоянию, он не хотел к нему адаптироваться, но адекватнымиспособами выхода из него он, по-видимому, не обладал. В деревне, маленькойвселенной, где все знают все обо всех, состояние "опущенного" психологическии угроза быть "опущенным" физически могла быть воспринята им как личная катастрофа.

Комплекс этих переживаний характерен для углубляющегося состояния фрустрации, ведущего к утрате гибкости поведения, растерянности, к субъективному восприятию ситуации в качествебезвыходной. Таким образом, не исключено, что после драки К. находилсяв состоянии фрустрации (безвыходности), которое могло быть обусловленоего индивидуально-психологическими особенностями, физическим и психологическимунижением, осуждением друзей, предшествующим конфликтом с отцом, неоптимистичнымиперспективами продолжения развития конфликта.

Задача судебно-психологической экспертизы в таких случаях заключается в установлении наличия или отсутствия у суицидента в период, предшествовавший смерти, психического состояния,предрасполагавшего к самоубийству. Если признаки такого состояния будут обнаружены, необходимо выявить их возможные причины, среди которых могу тбыть и действия указанного определенного лица.

Очевидно, что выводы посмертной экспертизы могут быть только вероятными. Это связано с несколькими причинами. Во-первых, потому что экспертное исследование проводится опосредованно:по материалам дела, показаниям свидетелей, родных и близких погибшего,по исполненным им текстам, которые могут дать лишь косвенную информациюо личности и обстоятельствах его жизни. Во-вторых, потому что предрасполагающеек самоубийству состояние не обязательно приводит к суициду или суицидальнойпопытке. Достоверно установленное депрессивное состояние, зафиксированныевысказывания о возможном суициде, даже подготовка к нему не обязательнодолжны были быть реализованы в суицидальной попытке. Это состояние моглобыть совмещено с фактом смерти по времени, а не в результате причинно-следственнойзависимости. Поэтому здесь не применимо правило post hoc, ergo propterhoc, поскольку "после этого" еще не означает "вследствие этого". В третьих,даже действия определенного лица, субъективно воспринятые погибшим какоскорбительные или угрожающие, необязательно объективно могли быть таковымилибо достигнуть уровня соответствия квалификации ст. НО УК РФ (Комментарий,1999). В-четвертых, поведение самого суицидента могло быть неадекватным,конфликтным, провоцирующим неприязнь и агрессию со стороны третьих лиц.

Не всегда представленные на экспертизу материалы позволяют прийти к каким-либо определенным выводам. Иногда приходится констатировать, что ответить на поставленные вопросыне представляется возможным, так как выводы экспертизы во многом зависятот полноты собранных следственными работниками данных.

8.18. Внеэкспертные формы использования специальных познаний психолога в уголовном судопроизводстве

Формы использования специальны хпознаний. Совершенствование практики судопроизводства требует более активного использования накопленных психологией знаний. Психологические знания могутприменяться как самим практиком, так и профессиональным психологом, привлеченным к расследованию. В последних случаях речь идет о специальных психологических познаниях.

Действующее законодательство процессуально закрепляет две формы применения специальных познаний: участие специалиста в производстве конкретных следственных действий (ст. 1331,2531 УПК РСФСР) и проведение судебной экспертизы(ст. 78, 288 УПК РСФСР).

В уголовно-процессуальном положении специалиста и эксперта имеются различия, в основном - в характере деятельности. Согласно положениям доказательственного права деятельностьэксперта служит целям получения новых фактов и их оценки с позиции используемыхспециальных познаний. Экспертная деятельность осуществляется без участияправоприменителя. Ее результаты являются самостоятельным видом доказательствпо делу. Деятельность специалиста также направлена на обнаружение, закрепление,изъятие тех или иных доказательств. Но в отличие от эксперта, который имеет полную процессуальную самостоятельность,специалист работает совместно с практиком. Результаты этой совместной деятельностизакрепляются протоколом следственного (судебного) действия. Доказательственную силу этим документам придает сам следователь (суд).

Статьи 1331, 2531УПК РСФСР предусматривают участие в судопроизводстве профессионала любой неюридической специальности. Следователь и суд, имея дело с человеком ианализом его поведения, нередко сталкиваются с вопросами психологическогосодержания. Причем анализ практики предварительного расследования и судебногоразбирательства уголовных дел показывает, что уровень сложности некоторыхиз них таков, что они не могут быть достаточно полно разрешены на основепрофессионального и житейского опыта следователей и судей. Обеспечениеполноты и всесторонности расследования, как уже сказано выше, требует вряде случаев применения специальных психологических познаний. Институтучастия специалистов открывает новые возможности в использовании психологических познаний в уголовном процессе.

Недостаточная разработанность процессуальных норм - тормоз внедрению в уголовное судопроизводство внеэкспертных форм деятельности психолога. Само введение в процесс специалиста обусловливалосьжеланием создать правовое поле более открытое, чем экспертиза, для использованияв судопроизводстве накопленных в науке, технике, искусстве, ремесле знаний.Стремление к более мобильному внедрению психологических познаний в практикупри неотрегулиро-ванности процессуальных требований к характеру и результатамдеятельности специалиста зачастую приводит к крайностям: с одной стороны,к попыткам использовать под видом специальных познаний псевдонаучных, которыемало что дают практике, с другой - к созданию неоправданных процессуальныхпреград, тормозящих внедрение полезных для практики знаний.

В качестве таких преград можно рассматривать некоторые недостаточно обоснованные процессуальные ограничения и предложения отдельных авторитетных процессуалистов. Так,ряд авторов (А.А. Эйсман, И.Л. Петрухин, А.М. Гольдман и др.) считают,что специалист не должен в отличие от эксперта проводить исследования,его функция - лишь помощь в обнаружении и фиксации непосредственно усматриваемых фактов.

Приемлемой представляется другая позиция. Придерживающиеся ее авторы не видят возможности провести грань между исследовательской деятельностью эксперта и деятельностью специалистапо обнаружению фактов (Э.Б. Мельникова, С.Ф. Скопенко и др.). Они предлагаютусматривать отличие не в характере самой деятельности сведущих лиц, а вдоказательственной силе ее результатов. Результаты исследовательской деятельностиспециалиста значимы для оперативных, но не для доказательственных целей(В. Махов). Это, тем не менее, не исключает необходимости более полно иточно отражать характер деятельности специалиста в протоколах следственных действий.

Некоторые ученые предлагают результаты деятельности специалиста оформлять справкой, заменяющей процессуальноеположение документа. Оценка этого документа производится правоприменителемпутем анализа его содержания и сопоставления с иными доказательствами.Практика последних лет идет именно по этому пути. "Судебная практика признаетдопустимыми документы (справки,консультации), представляемые по поручению органа, осуществляющего судопроизводство,специалистом в определенной отрасли знаний".1

Но это не означает размывания границ между деятельностью эксперта и специалиста. Как уже сказано, главное отличие в том, что вывод специалиста не имеет доказательственной силы.Несогласие с ним практик не должен мотивировать. Он вправе его отброситьбез всяких объяснений и без проведения исследования вопроса другим специалистом, хотя возражения специалиста обязан занести в протокол.

Дискутируется и вопрос округе задач, которые может решать специалист. Ст. 1331 УПК РСФСР утверждает, что правоприменитель вправе пригласить специалиста для участияв производстве следственных действий. В решении проблем, выходящихза рамки следственных действий, специалист не участвует. Многиеполагают, что "специалист как процессуальная фигура" немыслим вне рамокследственного действия" (НА.Селиванов, Э.Б. Мельникова и др.). Тем не менее,в литературе неоднократно указывалось и на то, что возможности специалистовдолжны использоваться шире. Так, А.И. Вин-берг считает, что "круг вопросов,по которым следователю может понадобиться помощь специалиста, не можетбыть заранее определен или ограничен законом".2 Это означает,что автор предлагает расширить функции специалиста при оказании помощиправоприменителю за рамки следственного действия. Эта позиция представляетсявполне правомерной и способствующей более активному внедрению психологии в судопроизводство.

Специальные познания в значительном числе случаев применяются на этапах судопроизводства, связанных с собиранием доказательств, т.е. на стадии, предшествующей возбуждению уголовного дела,а также на этапах предварительного и судебного следствия. При кассационномпроизводстве и производстве в надзорной инстанции осуществление следственныхдействий в целях собирания доказательств не предусмотрено. Поэтому специалисты,так же как и эксперты, в процессе кассационного и надзорного производствав рассмотрении дела судом второй инстанции не участвуют. В случаях выведениядеятельности специалиста за рамки следственных действий процессуальныеограничения для оказания специалистом помощи правоприменителю на стадияхкассационного и надзорного производства исчезают.

В этой связи заслуживают внимания предложения вынести деятельность специалиста за рамки следственных действий или, как альтернативный вариант, ввести в процесс, наряду с экспертоми специалистом, фигуру консультанта, работающего, как и специалист, под руководством следователя.3

Круг проблем, решаемыхв уголовном процессе психологом-неэкспертом. Несмотря на дискуссионность многих вопросов, в том числе регулирующих правовую сторону деятельностиспециалиста, практические работники активно используют в этой форме помощьпсихологов. Анализ реально сложившейся практики подтвердил актуальностьвнедрения внеэкспертных форм специальных психологических познаний и позволило чертить круг задач, которые наиболее часто ставятся перед психологом.

  • 1 Научно-практическийкомментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. В.М.Лебедева. 2-е изд. - М., 1997. - С. 160.
  • 2 Винберг А.Специалист в процессе предварительного расследования.// Социалистическаязаконность. - 1961. - №9. - С. 31.
  • 3 ГольдманA.M. Основания и формы применения специальных познаний в советскомуголовном законодательстве.// Вопросы экспертизы в работе защитника. -Л., 1970. - С. 27-44.

Одна из таких задач - оказание общеконсультативной помощи справочного характера: информирование лиц, ведущих расследование, о закономерностях протекания тех или иных психическихпроцессов, типичных психических состояниях человека и механизмах совершенияопределенной категории преступлений, психологических особенностях малолетних,престарелых, болеющих тем или иным соматическим заболеванием, преступниковопределенного типа и пр. Эта информация может облегчить поиск скрывшегосяпреступника, помочь с большим профессионализмом оценить необходимость назначенияпсихологической экспертизы и ее направленность, дать дополнительную информацию для выработки тактики допроса и пр.

Исполнение специалистом этих функций, как правило, не требует от него ознакомления с материалами уголовного дела, не предполагает совместной работы психолога и юриста-практика и можетбыть осуществлено в ходе разового консультирования, письменного или устного.Выбор специалиста для дачи разовой консультации должен быть сделан с учетомуровня научной квалификации психолога и его профессиональной специализации.

Кроме того, следственные и судебные органы обращаются к специалистам-психологам за консультациям и по более конкретным вопросам, ведущим к принятию совершенно определенныхправовых решений: о возможности и необходимости проведения экспертногопсихологического исследования и его направленности, по поводу оценки ужепроведенных психологических экспертиз, о наличии признаков состава отдельныхп реступлений.

Например, во избежание ошибочного и произвольного толкования информации, поставляемой средствами массовой информации, во многих случаях нельзя обойтись без применения специальныхпознаний в психолингвистике. Функция специалиста - предварительная оценкапредоставленной в его распоряжение информации на стадии доследственнойпроверки. Если в этой информации содержатся отрицательные эмоциональныеоценки, оскорбительные характеристики той или иной нации, расы, религии;подстрекательства к враждебным действиям против какой-либо этнической,расовой, религиозной группы, то возбуждается уголовное дело по ст. 282УК РФ ("Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды"). В ходерасследования дела окончательно проясняется вопрос о смысловом содержании информации и о наличии у публикатора умысла распространить материал именно такого содержания.

Задача специалиста - помочь следователю разобраться в содержательной направленности материала и проблеме наличия или отсутствия в действиях публикатора объективных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ.

По делу К., обвиняемому в убийстве и изнасиловании малолетней, были проведены судебно-психологические экспертизы в отношении свидетельниц Г. и П. Экспертизы проводились спустяшесть лет после восприятия свидетельницами интересующих следствие событий.На основании анализа весьма ограниченного числа факторов, негативно влияющихна способность давать правильные показания, экспертами был сделан выводо наличии у обеих такой способности. При этом не было учтено, что и Г.и П., имевшие сниженный уровень интеллектуального развития, подвергалисьпсихологическому воздействию одной из заинтересованных в исходе дела сторон,а также влиянию социальных ожиданий, поскольку обстоятельства дела получилиширокий общественный резонанс. О невозможности рассматривать экспертныйвывод как научно обоснованный было сообщено в ходе затребованной судомвторой инстанции научно-психологической консультации. Вывод специалиста привел к решению вернуть дело на новое расследование.

В Научно-практическом комментариик УПКт РСФСР со ссылкой на Постановление пленума Верховного суда РФ1 указывается, что "сведения, содержащиеся в справке специалиста, относящиесяк числу новых (дополнительных) материалов, предоставленных в кассационнуюили надзорную инстанцию, и ставящие под сомнение заключение эксперта, использованноеорганом расследования и судом первой инстанции, могут быть положены в основуопределения (постановления) об отмене приговора".

Решение всех указанных выше задач вызывает необходимость выборочного знакомства специалиста с материаламиу головного дела. Психолог, таким образом участвующий в деле, должен бытьзнаком с доказательственным правом, а также иметь относительно глубокиепознания в области теории, методологии, методики экспертных исследований,экспертный опыт. В частности, в том направлении, к которому принадлежит акт экспертизы, подлежащий оценке, или планируемая практиком экспертиза.

Помимо эпизодической общеконсультативной деятельности и деятельности, связанной с консультациями по вопросам экспертныхисследований, психолог-специалист привлекается и для непосредственногоучастия в производстве следственных действий. В этих случаях решаютсязадачи получения, корректной фиксации, оценки информации, исходящей отсвидетеля, потерпевшего, обвиняемого; выработки, с учетом состояния и личности участника уголовного процесса, оптимальных условий для его допроса, очной ставки.

Анализ следственной практики показывает, что от внимания следственных работников нередко ускользает информация, характеризующая психологические особенности лица, о которомрассказывает свидетель или потерпевший. В частности, в протоколе обычноне фиксируются воспринятые очевидцем приметы внешности и невербальногоповедения, произвольно изменить которые достаточно трудно: особенностипоходки, жестикуляции, общий стиль и манера общаться и пр. Расшифровкатакого поведенческого кода и фиксация в протоколе некоторых особенностейстиля деятельности человека - непростая задача. Психолог - специалист вобласти невербальных коммуникаций, знакомый, в частности, с техниками нейролингвистическогопрограммирования, способен оказать помощь следствию. Сбор у свидетеля информациио таких незаметных для обычного взгляда особенностях облика человека можетоблегчить поиск и идентификацию преступника. Кроме того, владеющий навыкамипсиходиагностической и психотерапевтической работы психолог может существенноупростить и проблему установления контакта со свидетелем. Оценке специалистамогут быть подвергнуты и показания свидетеля на предмет установления психологических предпосылок их достоверности.

Успешное решение задач, связанныхс участием в производстве конкретных следственных действий, требует от психолога не только высокой научной квалификации, но и соответствующейспециализации, владения методами нейро-лингвистического программирования,экспресс-диагностики, психотерапии, психологической оценки достоверностипоказаний, умения использовать имеющиеся знания для практической организации деятельности следователя.

  • 1 БюллетеньВерховного суда РФ. - 1997. - № 1. - С. 20.

И наконец, еще одна, возможно, наиболее перспективная сфера приложения специальньгх познаний, - длительное участие специалиста-психолога в расследовании. В этих случаях специалиствыступает в качестве постоянного консультанта следователяи наряду с уже перечисленными решает другие, чрезвычайно многообразныеи заранее не определенные задачи: помогает следователю увидеть проблемы,требующие психологического осмысления, интерпретировать полученные сведенияо личности посягателя, свидетеля, потерпевшего; оказывает профессиональнуюпомощь в разработке версий о причастности, в установлении психологическихпричин, способствующих совершению преступления, и пр.

Например, в криминальной психологии накоплен значительный материал о лицах, склонных совершать серийные убийства на сексуальной почве. Перспективной формой актуализации этогоматериала может стать привлечение к расследованию психолога-специалиста.Он, действуя в составе следственной бригады, будет иметь возможность участвоватьв обсуждении хода следствия, в разработке версий о причастности, в составлениипсихологического портрета разыскиваемого, в определении вероятностных психологическихмеханизмов конкретного преступления, решать некоторые другие заранее неопределяемыезадачи. Не исключено подобное участие психолога и в делах иных категорий.

Использование психолога в качестве постоянного консультанта предъявляет особенно высокие требования к выбору специалиста. Помимо уже указанных качеств он должен хорошо ориентироватьсяв специфике следственной работы.

Таким образом, изучение современной практики участия психолога в уголовном судопроизводстве выявило, что законодательная база введенного в 1961 г. процессуального института специалиста недостаточноразработана и отстает от потребностей юридической практики. Так, в соответствиис процессуальным законодательством Российской Федерации следователь вправевызвать специалиста для участия в производстве следственных действий, ноза рамки следственных действий выходят общеконсультативная деятельностьспециалиста-психолога, его консультативная деятельность по оценке экспертныхзаключений, деятельность, связанная с участием в расследовании в качествепостоянного консультанта, и пр. Другими словами, многие встречающиеся ипрактически полезные виды деятельности психолога-неэксперта не укладываютсяв процессуально предусмотренные рамки и выступают в качестве внепроцессуальных.Чтобы повысить эффективность и надежность результатов внеэкспертной деятельностипсихолога, осуществляемой в процессе судопроизводства, необходимо решитьпроблему совершенствования законодательной регламентации его деятельности.Более четкая разработка вопросов, связанных с процессуальной определенностьюположения психолога-неэксперта, безусловно будет способствовать и расширениюпрактики применения психологии в судопроизводстве.

8.19. Нетрадиционные психологические методы раскрытия и расследования преступлений

Использование психологического портрета предполагаемого преступника. Наиболее часто психологический портрет составляется при раскрытии: убийств на сексуальной почве с признакамисадистского истязания жертвы (потрошения, посмертных колотых и резаныхранений, манипуляций преступника с телом жертвы, причинения увечий жертвеи т.п.), серийных убийств, ритуальных поджогов и взрывов, изнасилований и других тяжких преступлений.

Рекомендации ВНИИ МВД РФ, согласованные с Генеральной прокуратурой РФ (в зависимости от характера информации, содержащейся в уголовных и оперативно-поисковых делах), предлагаютв психологический портрет преступника включать следующие характеристики:а) общее описание особенностей личности и доминирующей мотивации преступления;б) индивидуальные особые признаки личности (привычки, склонности, навыки,стереотипы и т.п.); в) возраст; г) район места жительства; д) район местаработы, службы, учебы; е) описание иных мест вероятного обитания; ж) уровеньобразования и профессиональной квалификации; з) род занятий; и) особенностипроисхождения, родительской семьи и личной истории жизни; к) семейное положение;л) наличие детей; м) отношение к различным видам деятельности (труду, службев армии, к спорту, медицине, к работе с людьми и т.д.); н) наличие прошлойсудимости и вида прежде совершенных преступлений; о) наличие психическойили физической патологии, уродства; п) антропологические и функциональныеособенности преступника (внешность, телосложение, мимика, пантомимика,особенности речи и т.п.). Помимо указанных могут быть сформулированы и иные характеристики подозреваемого лица.

Для составления обоснованного психологического портрета необходимо собрать информацию о: 1) дате совершения преступления, времени и дне недели; 2) дате обнаружения трупа жертвы; 3)месте обнаружения трупа с подробным его описанием, а также подробным описаниеми фотографированием всей обстановки места происшествия; 4) погодных условияхна момент совершения преступления; 5) потерпевших (фамилия, имя, отчество,дата и место рождения, возраст, адрес местожительства, адрес места работыили учебы, род занятий, чем занимались непосредственно перед нападением,рост, вес, телосложение, выраженность вторичных половых признаков, семейноеположение, наличие судимости, особенности одежды и т.п.); 6) содержаниисудебно-медицинской экспертизы (причина и время смерти, число и характернанесенных повреждений, прижизненность или посмертность нанесения повреждений,использованное орудие для нанесения повреждений и др.); 7) характере действийпредполагаемого серийного преступника в отношении жертвы (признаки использованияв преступлении автомототранспорта; признаки доставки жертвы к месту обнаруженияна автомобиле, мотоцикле, велосипеде, тип и марка предполагаемого автотранспортногосредства; наличие признаков того, что жертва была доставлена к месту обнаружениятрупа живой, выброшена из автомобиля; наличие признаков паркования автомобиляи следования преступника и жертвы до места обнаружения трупа пешком; наличиеследов волочения трупа; использование связывания жертвы; наличие орудияпреступления на месте происшествия; совершение с жертвой сексуальных актов и форма их;придание телу жертвы определенного положения; совершение сексуальных действийпосле смерти жертвы или посмертных действий с телом; введение в анус илидругие естественные отверстия тела каких-либо предметов; наличие признаковвампиризма; отсечение частей лица и головы, гениталий, грудных желез, ягодиц,рук, ног, пальцев, головы; обнажение тела - прижизненное, посмертное, полное,частичное, верхней части тела, нижней части тела; наличие признаков половогообезличивания трупа жертвы; наличие разрезания или разрывания одежды; изъятиепреступником каких-либо предметов или одежды жертвы; наличие признакови способа удушения жертвы); 8) расстоянии от места обнаружения трупа доместа жительства и работы жертвы; расстоянии до ближайшего населенногопункта и транспортной магистрали; характерных предметах, метках, надписях,оставленных преступником на месте преступления и теле жертвы.

Исследование нескольких десятков убийств позволило установить следующие зависимости:

  • чем старше преступник, тем реже, но длительнее серия преступлений и, наоборот, чем он моложе,тем выше частота криминальных эпизодов (эта зависимость позволяет ориентировочносудить о возрасте преступника);
  • имеет место тенденция к прямой связи между возрастом виновного и возрастом выбираемых жертв.

Имеется опыт составления обобщенного условного портрета маньяка, совершающего серийные убийства на сексуальной почве. Один из таких подходов (проф. А. Бухановский) основанна выводе, что "...это мужчина, либо родившийся в местности с плохой экологией,либо получивший родовую травму, патологическую наследственность. Он интраверт,своим миром живет больше, чем внешним. Не отличается буйным темпераментоми гибкостью мышления. Он родился в неполной семье либо отец присутствовалформально. Зато его мать - жестокая, деспотичная женщина. Ребенокраздражал ее, но она не могла в этом признаться, и воспитание вышло скорееханжеским, внимание уделялось лишь внешним приличиям. А посколькусын видел от нее одну только жестокость, агрессия по отношению к слабому стала его способом существования".1

Гипноз и расследование преступлений. Применение метода гипноза (гипнорепродукционного опроса)в процессе розыскных и следственных действий позволяет "оживить" следыпережитого опыта в памяти человека (потерпевшего, свидетеля или очевидца)и получить нужную дополнительную информацию. В УК РФ нет упоминания о применениигипноза при расследовании преступлений, поэтому гипнорепродукция можетиспользоваться для оперативно-розыскных мероприятий. В связи с этим целесообразноговорить о "розыскном" гипнозе, правовой базой которого служит Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" от 12 августа 1995 г.

Гипноз представляет собой измененное состояние сознания человека. Для этого состояния характерно явление частичной сенсорной депривации, и доминирующим внешним сигналом,осознаваемым субъектом, является слово оператора-гипнолога (раппорт). Словесноевоздействие гипнолога вызывает яркие представления, и посредством словаон может управлять воспроизведением прошлого опыта личности. На фоне частичнойсенсорной депривации соответствующее слово оператора-гипнолога активизируеттолько нужные функциональные связи, которые в бодрствующем состоянии немогут быть вызваны в силу влияния на сознание множества более сильных раздражителей.

  • 1 Салина Е. Маленькие чикатилки // Московский комсомолец, 28.09.98.

Принципы повышения достоверности данных, полученных при опросе в гипнотическом состоянии, следующие:

  • сеанс гипноза должен проводить гипнолог (психотерапевт или психолог), который получил специальную подготовкупо проведению "розыскного" ("следственного") гипноза и квалификацию гипнооператора.Предварительная информация о преступлении направляется гшшооператору тольков письменном виде. Гипнооператор должен быть независим от органов розыскаи расследования, лично не заинтересован в исходе данного дела;
  • •контакт гипнооператора с опрашиваемым должен быть задокументирован на аудио- или видеопленке с момента встречи и до полного окончания сеанса. Перед началом сеанса гипнооператордолжен выяснить отношение субъекта к гипнозу и подробно опросить его обисследуемом событии в состоянии бодрствования. При этом запрещается использованиенаводящих и внушающих вопросов;
  • • в помещении, где проводится сеанс гипноза, должны находиться только опрашиваемый и гипнооператор. В случае необходимости другие лица могут наблюдать происходящее через одностороннее зеркало или на экране монитора;
  • • до сеанса гипноза показания опрашиваемого по устанавливаемым фактам должны быть письменно зафиксированы работником органа правопорядка.1

Метод гипноза используется в ситуации, когда опрашиваемый активно содействует раскрытию преступления, добровольно желает сообщить интересующую работников органов правопорядкаинформацию, но вследствие забывания не может ее вспомнить. По инициативесотрудников органов правопорядка не могут быть опрошены в состоянии гипнозаподозреваемые, обвиняемые или подсудимые. Но по собственной инициативес согласия защитника они могут обратиться за помощью к гипнооператору дляустановления сведений, подтверждающих их невиновность. В данной ситуациизапрет на использование гипнорепродукции нарушает права обвиняемого доказывать свою невиновность (ч. 2 ст. 70 УПК РФ).

В качестве противопоказаний для применения гипнорепродукционного опроса часто называют:

  • гипнотизирование людей против их воли, а также в случаях, когда имеется отрицательная установка или страх перед процедурой;
  • наличие состояния интоксикации, высокой температуры тела, а также случаи, когда возможно активизировать болезненные процессы в организме;
  • наличие заболеваний, при которых осложнения могут быть вызваны волнением, связанным с сеансом гипноза(сердечно-сосудистая недостаточность, склонность к кровотечениям).

Использование экстраординарных психофизиологических ("экстрасенсив-ных") способностей человека при раскрытии преступлений. Кчислу задач, которые возможно разрешить с помощью способностей экстрасенсов,следует отнести; 1) экспресс-диагностику криминальной ситуации; 2) поиск преступников; 3)раскрытие причин происшествий; 4) поиск пропавшего объекта.

  • 1См. Хабалев В.Д. Применение гипноза для активизации памяти опрашиваемых лиц в деятельности зарубежной полиции. - Автореф. дисс. канд. псих. наук.- М.; 1997.

В течение семи лет проводилось изучение возможностей "группового ясновидения" (руководитель экспериментаи три оператора). В качестве исходной информации использовались фотографии,письменные материалы, документы и ценные бумаги, в том числе фальшивые,личные вещи и предметы, краткие данные об объекте и ситуации. Фотографиилюдей были со сроком давности до 50 лет, удаление объекта в момент диагностикидостигало 5000 км. Диагностирование велось в двух вариантах: непосредственноепредъявление адресной информации оператору или предъявление ее дистанционнопо телефону без визуального контакта. Диагностику проводили в виде анкетыс описанием основных характеристик объекта, ситуации или человека (возраст,профессия, особенности психологии, состав семьи, состояние здоровья, местонахождение, отношение к наркотикам и алкоголю и др.).

Проведенное исследование возможностей применения ясновидения в интересах криминалистики позволило сделать следующие выводы:

  1. количество достоверной информации составило от 60 до 85% вне зависимости от места нахождения объектаи срока адресного источника исходной информации;
  2. основным преимуществом экстрасенсивного метода диагностики является бесконтактность, конспиративность, возможность получения информации о человеке и объекте в условиях, когдадругими методами их получить невозможно, а также когда требуется значительное время для сбора информации;
  3. необходимо учитывать,что получаемая информация носит вероятностный характер, а ее достоверность зависит от условий работы оператора, его психофизиологического состояния, качества исходных данных и некоторых других факторов.1

Имеются факты обращения работников органов правопорядка к экстрасенсам для получения сведений оперативного характера в 45 регионах России, причем в 20 регионах правоохранительные органы обращались за помощью к таким лицам систематически.

Использование нетрадиционных методов нуждается в дальнейшей разработке и проверке.

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com