Перечень учебников

Учебники онлайн

Выбор референтных групп: детерминанты

В предыдущей главе сфера действия и цели теории референтных групп описывались с точки зрения систематизации «детерминантов и последствий тех процессов оценки и самооценки, благодаря кото­ рым индивид принимает ценности или стандарты других людей в ка­ честве сравнительно-референтных координат». Как мы убедились, это утверждение следует расширить и включить в него не только сравни­ тельную, но и нормативную систему координат. Однако в других от­ношениях это утверждение можно оставить без изменений, рассмат­ ривая его как сжатую, конспективную характеристику области иссле­ дования. В особенности следует сохранить различие детерминантов и последствий, ибо, несмотря на то что они переплетаются между со­ бой в динамическом взаимодействии, с каждым из них связан опре­ деленный комплекс теоретических проблем. Следует также различать референтные личности и референтные группы, чтобы со временем понять механизм их взаимосвязи.

' Проблема 2 Выбор референтных групп и референтных личностей

С тех пор как Хайменом был введен термин «референтная груп­ па», социологи заключили между собой терминологическую конвен­цию, согласившись с тем, что этот термин описывает поведение, ори­ ентированное не только на группу, но и на отдельных индивидов. Очевидно, эта эллиптическая конструкция была принята для крат­ кости; просто термин «референтная группа и референтная личность» был бы слишком неудобен в употреблении, чтобы сохраниться надолго. Однако, каковы бы ни были причины сокращения, сама тер­минология зафиксировала существовавшую в социологии тенден­ цию определения референтного поведения (об этой тенденции под­ робнее говорится в главе IV ). Исследования и теория стремились со­средоточиться на референтных группах, оставляя в стороне референ­ тные личности.

С самого начала следует иметь в виду, что выбор референтных личностей не больше определяется характером человека, чем выбор референтных групп. Почти независимо от источника, социологичес­ кая теория считает, что идентификация с группами и индивидами, имеющими определенный статус, не происходит случайно, но моде­ лируется структурой сложившихся социальных отношений и преоб­ ладающими культурными определениями. Одним из многочисленных примеров этого моделирования служит предложенное Малиновским объяснение эдипова комплекса: Малиновский показал, что основные черты эдипова комплекса (идентификация и враждебность) форми­ руются вследствие определенной организации ролей в структуре се­мьи. Однако еще многое предстоит раскрыть как в социальных, так и в психологических механизмах, с помощью которых социокультур­ ная структура систематически формирует отбор референтных лично­ стей внутри референтных групп.

Референтная личность часто описывается как ролевая модель. Од­ нако, как подразумевают сами термины, допущение их концептуаль­ ной синонимичности только затемняет принципиальное различие тех вопросов, которые ими обозначаются. Человек, который идентифи­ цирует себя с референтной личностью, равняется на поведение и цен­ ности этого индивида, проявившиеся при исполнении им несколь­ ких ролей. Понятие ролевой модели можно считать более ограничен­ ным по своему масштабу, обозначающим более ограниченную иден­ тификацию с этой личностью всего лишь по одной или немногим избранным ролям. Разумеется, ролевая модель может стать референ­ тной личностью, так как ее многочисленные роли присваиваются человеком ради подражания ей, а не ради того, чтобы подражание ограничивалось той единственной ролью, на основе которой перво­ начально устанавливались психологические отношения между ними. Именно потому, что в процессе социального взаимодействия мож­ но отделить одну роль от другой, — именно поэтому они могут выс­ тупать в форме референтных ориентации. Подражание равному себе, одному из родителей или с общественному деятелю может ограничи­ ваться лишь небольшой частью их поведения и ценностей, и тогда можно говорить о принятии ролевой модели. Или же подражание мо­ жет распространяться на более широкий круг способов поведения и omv можно говорить как о референт- ценностей этих людей, и тогда о них можно

Структура такой социальной среды ( milieux ), очевидно, разнообразна: в каких-то случаях, например, она имеет довольно ус­ тойчивую структуру и постоянные социальные отношения, связыва­ ющие, по существу, одних и тех же людей; в других случаях ее струк­ тура относительно устойчива, а состав людей быстро и часто изменя­ ется. Как заметил Отто Фенихель, такие резкие перевороты, часто сопровождаемые изменением моделей социальных отношений, «мо­ гут сделать невозможной длительную идентификацию» 37 . Они могут также побудить тех людей, которым для идентификации не хватает местных референтных личностей, обратиться к более отдаленным фигурам, чтобы идентифицировать себя с ними.

Очевидно, эти немногочисленные наблюдения дают лишь крат­кий очерктого обширного круга вопросов, который рассматривается в этом разделе теории референтных групп. Например, они ничего не говорят о том, обязательно ли идентификация с референтной груп­ пой опосредуется идентификацией с отдельными членами этой груп­ пы. Однако всего вышесказанного, возможно, вполне достаточно, чтобы показать, что, различая ролевые модели, референтные лично­сти и референтные группы, мы тем самым стимулируем исследова­ ние целого круга проблем.

Проблема 3
Выбор между потенциальными референтными группами: сопоставление членских и не-членских групп

В принципе существует почти бесконечное множество референтных гупп: любая из групп, членом которой является данный человек (их срав­нительно немного), так же как и группы, членом которых он не является (имя им легион), могут стать референтными центрами, формирующими его установки, оценки и поведение. При каких условиях человек выби­рает других членов своей собственной группы в качестве референтных координат для самооценки и выработки своих позиций, а при каких та­ кие координаты обеспечивают группы не-членов?

  • 36а Обсуждая этот вопрос, я пытался внести предложение, чтобы современные ис­следователи - социологи и социальные психологи - «особо подчеркнули роль непос­ редственной, ближайшей среды, образующей социальную среду поведения человека, в противоположность более широким структурам» (см.: New Perspectives for Research in Juvenile Deliquency . Session 2. - Eds : Witmer , Kotinsky . - 25 ff . Некоторые проницатель­ ные наблюдения, относящиеся к этой проблеме, см. в: Carlow Т., « The definition and measurement of ambiences », Social Forses , 1955, 34, pp . 28-33). — Примеч. автора.
  • 37 См. его работу, заглавие которой вводит в заблуждение из-за его чрезмерной краткости: The Psychoanalytic Theory of Neurosis ( N . Y .: Norton W . W . & Co ., 1945), p . 505. — Примеч. автора.

Эти более ранние формулировки, очевидно, подготавливали по­ чву для постановки проблемы теоретического конструирования со­ циальных, культурных и психологических детерминантов, определя­ющих выбор из широкого круга потенциальных референтных групп. Они концентрировали внимание на общей проблеме идентификации тех сил и контекстов, которые стимулируют выбор в качестве рефе­ рентных ориентиров либо групп членов, либо групп не-членов; это — центральная проблема теории референтных групп.

В отличие от других разделов быстро развивающейся теории этот раздел в последние годы привлекал сравнительно небольшое внима­ние. Как мы вскоре убедимся, исследователи по большей части стре­ мились идентифицировать условия, стимулирующие выбор тех или иных членских групп, но их мало интересовали условия, стимулиру­ ющие выбор не-членских групп. Однако проделанная работа подтвер­ ждает ранее выдвинутые в этой книге гипотезы и дает возможность поставить ряд дополнительных проблем. Одна такая гипотеза (кото­ рая, во всяком случае, немного продвигает решение вопрос) утверж­ дает, что индивиды, «имеющие мотивы для вступления в группу», будут стремиться принять ценности этой не-членской группы. Эта ограниченная гипотеза познее была расширена Эйзенштадтом, ко­ торый на примере иммигрантов в Израиль обнаруживает, что выбор референтной группы определяется главным образом способностью определенных групп «присваивать себе какой-либо престижный с точки зрения институциональной структуры общества статус» 58 . В той мере, в какой присуждение определенного статуса служит главным основанием для выбора не-членских групп, социальная структура, которая распределяет между группами престиж и авторитет и опреде­ ляет доступ к ним, всегда будет моделировать этот выбор для тех, кто занимает разное положение в обществе.

В дальнейшем было высказано предположение о том, что «изоли­ рованные» члены группы, возможно, особенно легко примут в каче­ стве нормативно-референтной системы координат ценности не-член­ ских групп. Эта гипотеза позже была развита Блау, который полага­ ет, что из всех людей, которые не проявляют социальной мобильности, скорее всего имено та категория, «которая находится в относи­ тельной изоляции», включает в себя «социальных борцов; лиц, усва­ ивающих образ жизни более престижного класса, к которому они не принадлежат; разочарованных представителей элиты, которые при­ нимают политическую ориентацию более низкого класса, чем их соб­ ственный» 39 .

  • 38 Eisenstadt S.M., «Reference group behavior and social integration: an explorative study», American Sociological Review, 1954, 19, pp. 175—188, at p. 177. — Примеч . автора .

Наконец, было высказано предположение, что социальные сис­темы с относительно высокой социальной мобильностью стимули­ рует самую широкую ориентацию на выбор в качестве референтных групп не-членских групп. Ибо имено в таких обществах желание по­ пасть в более высокие группы и страты будет встречаться часто, а же­ лаемая социализация станет функциональной. С этим предположе­ нием согласуется по крайней мере одно исследование. Стерн и Кел­ лер, изучавшие, какие референтные группы стихийно выбирались населением Франции в качестве референтных, пришли к выводу, что собранные ими данные не позволяют говорить «об ориентации на не­ членские группы». Соотнося свои наблюдения со структурным кон­текстом этой модели выбора, они заметили, что «одной из характер­ ных особенностей французского общества является относительная им- мобильность социальных групп. Аналогичные исследования, проведен­ ные в других социальных системах, возможно, дадут другие результаты. Результаты нашего исследования нужно проверить в обществе, где тра­ диционализм не играет такой важной роли, как во Франции, и где пре­ обладает вертикальная социальная мобильность. Если бы мы обрати­ лись к такому обществу, как Соединенные Штаты, где базисные по­ требности удовлетворяются гораздо лучше, то, по-видимому, модель референтно-группового поведения была бы совсем иной» 40 .

Несмотря на то что мы все еще очень далеки от создания теорети­ чески развитых и эмпирически обоснованных гипотез по поводу де­ терминантов, определяющих выбор не-членских групп в качестве ре­ ферентных групп, мы все же знаем достаточно, чтобы очертить об­щие контуры дальнейших исследований. По-видимому, конкретные образцы референтно-группового поведения отличаются друг от дру­ га в зависимости от типа личности и социального статуса носителей этого поведения, а также от структурного контекста, в котором оно существует. Изучение личностных особенностей такого поведения предусматривается современными исследованиями, но все же ему не придается должного значения. Гораздо больше внимания уделяется статусной детерминации референтно-группового поведения; особен­но это относится к изолированным и интегрированным членам груп­ пы, а также к социально мобильным или, напротив, стационарным личностям.

  • 39 Blau P.M., «Social mobility and interpersonal relations», American Sociological Review, '956, 21, pp. 290-295, at p. 291. - Примеч . автора .
  • 40 Stern E. and Keller S., «Spontaneous group references in France», Public Opinion Quarterly, 1953, 17, pp. 208—217, at p. 216-217. - Примеч . автора .

Особенно поучительны начальные разделы сравнительных иссле­дований различных обществ, которые призваны раскрыть, каким об­ разом различные структурные контексты влияют на классы и распрос­ траненность идентифицикационных образцов референтно-группово­го поведения. Исследования, подобные уже упоминавшимся исследо­ ваниям Эйзенштадта, Стерна и Келлера, а также работам Митчелла 403 , можно адекватно применить для объяснения других интересующих нас теоретических проблем и воспроизвести в иных обществах со страте­ гической целью — обеспечить подлинно сравнительный анализ рефе­рентно-группового поведения. Это в особенности относится к пробле­ ме условий, при которых не-членские группы выбираются в качестве референтных групп; здесь только сравнительное исследование позво­лит социологам избежать культурологической ограниченности своих обобщений, из-за которой их можно не признавать, так как они фак­ тически относятся только к определенным типам социальных систем. Это соображение, которое, разумеется, уместно для гораздо более ши­ рокого круга социологических проблем, имеет особенно важное зна­ чение для теории референтных групп, которая вплоть до последнего времени развивалась почти исключительно в Соединенных Штатах. Это обстоятельство нашей интеллектуальной истории могло бы постепен­ но привести нас ко все большим перекосам в результатах исследова­ ния, если бы ему не противостояла традиция сравнительного изучения референтно-группового поведения в самых разнообразных структур­ ных контекстах.

Проблема 4 ,
Выбор референтных групп из числа не-членских групп

Как отмечалось в предыдущей главе, теория и эмпирические иссле­дования должны перейти к изучению динамики выбора референтных групп из нескольких членских групп, в которые входит данный индивид: когда индивиды ориентируются на людей из своих профессиональных групп или из своих религиозных групп? Каким образом мы можем охарактеризовать структуру социальной ситуации, которая приводит к тому, что именно та, а не иная из этих групп принимается в качестве значимого контекста?

  • "" См. статью, подготовленную Митчеллом для 29-й сессии Международного Института Цивилизации, в которой он изучает, каким образом европейцы стали нор­мативной референтной группой для африканских туземцев: Mitchell J .С, « The African middle classes in British Central Africa », 29 th Study Session of the International Institute of Differing Civilizations , London , September 1955, pp . 13—16. —.Примеч. автора.

Выше неоднократно упоминалось, что отличительная особенность теории референтных групп определяется тем обстоятельством, что люди, формируя свое поведение и оценки, часто ориентируются тиные группы, чем их собственная. Она является отличительной в том смысле, что до недавних пор социологическая теория систематически концен­ трировала свое внимание на влиянии групп на своих членов и только случайно принимала во внимание влияние не-членских групп. Этим мы отнюдь не хотим сказать, будто именно не-членские группы обра­ зуют эксклюзивный центр теории референтных групп. Тем не менее предложенное здесь переключение внимания легко можно истолко­вать в том смысле, что только не-членские группы оказывают влия­ ние на референтно-групповое поведение 41 — недоразумение, от ко­ торого не так-то легко избавиться.

На самом деле, конечно, большая часть работ в этой области по-прежнему сосредоточена на изучении детерминантов и последствий принятия норм и ценностей членских групп в качестве нормативно-и сравнительно-референтных систем координат. Отчасти это проис­ходит потому, что все признают: именно та группа, членом которой является данный человек, чаще всего оказывает самое сильное влия­ ние на его поведение. В гораздо меньшей степени причиной такого положения дел являются серьезные затруднения, которые испыты­ вает большинство исследователей в своих поисках подходящих иссле­ довательских инструментов, позволивших бы адекватно идентифици­ровать влияние групп на тех, кто не является их членом. Но каковы бы ни были причины этого явления, именно выбор членских групп про­ должает привлекать внимание исследователей, изучающих референт­ но-групповое поведение, и именно теоретическая структура этой про­ блемы требует самого тщательного исследования.

Все вышеназванные вопросы, связанные с изучением динамики выбора референтной группы из числа членских групп, очевидно, вполне уместные, однако не были поставлены в той эксплицитной форме, которая позволяет выявить специфику теоретической про­ блемы. Иными словами, эти вопросы подразумевают, но не систе­матизируют те частные проблемы, которые должны быть решены прежде, чем мы сможем получить фундаментальные методологичесиястных проблем следует сформулиро- кие ответь, КаЖДУ» - -их » Ь ? чем мы сможем уловить их вать и исследовать саму по се взаимосвязь.

  • 41 Норман Каплан постоянно подчеркивает, что исключительная сосредоточен­ ность на группах не-членов была бы просто безосновательной. См .: Kaplan N., Reference Group Theory and Voting Behavior, 30 ft". — Примеч . автора .

Так как время их существования определяется все еще очень недолгой историей социологии, некоторые из этих классификаций успели стать почтенными и респектабельными и подверглись лишь незначительным усовершенствованиям на протяжении жизни двух (и более) поколений 42 . Но в настоящее время все указывает на то, что и эти классификации групп, и те, которые были сделаны позже, пред­ назначены быть только предшественниками более точных и более жизнеспособных в теоретическом отношении классификаций, ко­ торым еще предстоит появиться. Есть некоторая заслуга в том, что­ бы рассматривать незнание как прелюдию к общему наступлению на те проблемы, которые все еще не поддаются решению, но важ­ ность которых ясна всем. Для некоторых целей было очень полезно работать с применением таких классификаций, как первичные и вторичные группы, внутренние и внешние группы, конфликтные группы и группы компромиссные, «малые группы» (выделенные по числу членов, образующих диады, триады и т.д.) и (предположитель­но) «большие группы», ассоциации и сообщества. Однако совершен­но очевидно, что они образуют всего лишь истоки теоретически обо­ снованных классификаций, способных адекватно проанализировать действия групповых структур.

Разумеется, проблема создания хорошей классификации групп возникла очень давно; она привлекала внимание многих поколений иссследователей от Аристотеля до наших дней. Однако, отличаясь во всех остальных отношениях, лучшие из них были согласны в одном: они исходили из фундаментального требования, согласно которому эффективная классификация должна не просто описывать наблюдаемые «типы», но быть выведенной из комплексной оценки определен­ ных групповых свойств 43 . Основная проблема, конечно, состоит в том, чтобы идентифицировать стратегическую в теоретическом отношении группу свойств, что позволит систематически различать действия каж­ дого результативного типа групп и отделять их друг от друга 44 . Именно это попытался*сделать П.А. Сорокин 45 , создав в результате классифи­ кацию, ожидающую своего дальнейшего систематического примене­ ния в современных исследованиях.

  • 42 В своем обзоре социологических концепций, сделанном в 1932 г., Эрл Эубанк рассмотрел тридцать девять различных классификаций групп; некоторые из них исхо­ дили из структуры, другие — из функции, все остальные — из природы преобладающих социальных отношений. Посмотрим, что сказал Эубанк по поводу публикации в 1926 году книги Уоррена Брауна «Социальные группы», имея при этом в виду явление, ко­ торое я описал как современное «переоткрытие первичных групп»: «Этот маленький томик — наглядное свидетельство открытия или, точнее, переоткрытия группы, про­исходящего в последние годы. В своей новой роли и при ее новом осмыслении она становится не только центральным понятием в характеристике социетальных форм, но и центральным понятием всей социологии в целом. Оказывается, в своем новом значении социология в гораздо большей степени, чем раньше, стала «наукой о груп­ пах». Но что такое эта группа, это заново открытое «нечто», которое мы считаем крае­ угольным камнем социологии?» (Eubank E.E., The Concepts of Sociology, (N.Y.: Heath D.C. and Company, 1932), pp. 132—168. Процитировано замечание, сделанное на с 134.) Мы можем только надеяться, что благодаря опыту, если не мудрости, приобретенному с годами, новое, более современное переоткрытие групп окажется более плодотворным и последовательным, чем то, которое с таким энтузиазмом приветствовал Эубанк и которое было сделано предшествующим поколением. — Примеч. автора.
  • 45 Сорокин видел и очень точно высказывал это требование (см.: Sorokin P ., « Society , Culture , and Personality », pp . 159—163); то же самое относится и к Парсонсу, особенно к его основополагающим соображениям по поводу понятий « Gemeinschaft » [община] и « Gesellschsaft » [общество] (см. Parsons Т., « The Structure of Social Action », pp . 686—694). Я назвал его соображения «основополагающими», так как, судя по все­ му, именно этот анализ конкретных отношений, который был задуман еще Тенни­ сом и Вебером, послужил источником более поздней классификации «переменных образцов», выполненной Парсонсом. Таковы только два направления из множества дискуссий, ведущихся по обсуждаемому здесь вопросу, обзор которых содержится в следующем примечании. — Примеч. автора,
  • 44 Среди многочисленных попыток сформулировать эту проблему, а затем добиться ее решения, см.: Lundberg G . A ., « Some problems of group classification and measurement », American Sociological Review , 1940, 5, pp . 351—360; уместную дис­куссионную статью: Becker H ., « Constructive typology in the social sciences », American Sociological Review , 1940, 5, pp . 40—55; многие статьи Стогдилл P . M ., особенно следую­ щие из них: Stogdill R . M ., « The organization of working relationships : twenty sociometric indices », Sociometry , 1951, 14, pp . 336—373, и « Leadership , membership and organization », Psychological Bulletin , 1950, 47, pp . 1—14; работу еще одного сотрудника той же лабо­ ратории по изучению лидерства в Государственном университете штата Огайо: Hempill J .К., « Situational Factors in Ledership » 7 Columbus : The Ohio State University , 1949 (особенно глава 111 «Об описании группы»); целую серию статей и методоло­ гическое обсуждение данной проблемы в: The Language of Social Research , Section IY . — eds Lazarsfeld P . F . and Rosenberg M .; Bakke E . W ., « Organisation and the Individual » ( New Haven : Yale University Press , 1952); что касается систематического обсуждения проблем измерения групповых характеристик, смотри серьезное, обобщающее ис­ следование: Riley M . W ., Riley J . W ., Jr ., Foby J ., and associates . Sociological Studies in Scale Analysis (New Brunswick: Rutgers University Press, 1954); Borgatta E.F., and Cottrell L.S., Jr. «On the classification of groups», Sociomery and the Science of Man, 1955, 18, pp. 409—422. Авторы этой последней статьи начинают ее с точной постановки об­суждаемой проблемы: «Если нам нужно выявить различия [между коллективами и группами]; то даже в том случае, когда мы делаем допущение, что одни коллективы представляют собой группы, а другие нет и что это различие носит качественный характер, мы все же будем искать переменные, которые помогут нам расположить все коллективы в определенной последовательности и с помощью которых их ло­ гично будет самым различным образом классифицировать для самых различных целей. Таким образом, вопрос о том, является ли данная совокупность людей груп­ пой или нет, преобразуется в вопрос о том, в какой мере данная совокупность ха­ рактеризуется специфическим комплексом переменных, которые, как мы допусти­ли, являются компонентами их «группового характера». Такая формулировка сви­ детельствует о необходимости идентифицировать релевантные, критические, со­ ставные переменные, которые позволят оценить и классифицировать любую совокупность людей по любому пункту». — Примеч. автора.

Социологи, в сущности, согласны с тем, что стратегическая клас­ сификация групп должна удовлетворять логическому требованию вы­ вода из комбинации групповых свойств. Разногласия между ними относятся к проблеме существования, то есть к вопросу о том, какие свойства группы обеспечивают основу для самых поучительных клас­ сификаций. Так как проблема существования не имеет однозначного решения, то, возможно, будет полезно дать краткий обзор таких груп­ повых свойств, которые, как показал анализ социологических работ 46 , посвященных изучению групп и организаций, являются теоретичес­ ки значимыми свойствами групповой структуры. Бесспорно, ниже­ следующий перечень, снабженный краткими аннотациями, есть все­ го лишь незавершенный эскиз, или, точнее, «эскиз эскиза», но тем не менее в условиях, когда общее направление теоретических иссле­ дований еще не обозначилось, он может принести некоторую пользу.

Проблема 4.2 Предварительный перечень групповых свойств

1 . Определенность или неопределенность социальных дефиниций член­ ства в группе. Группы различаются в зависимости от того, насколько точно можно определить их членский состав, причем спектр этих раз­ личий весьма широк — начиная с неформальных групп, имеющих расплывчатые границы, которые можно идентифицировать только благодаря систематическим исследованиям, и кончая группами, в которых существует четкий, формализованный механизм «приема» в члены. По-видимому, это свойство связано с другими групповыми свойствами, например, со способами социального контроля. Если членство в группе определено неясно, то, по-видимому, на первый план может выйти проблема осуществления эффективного контроля над теми, кто может считать себя только номинальными или перифе­ рийными членами; в такой группе ориентация на ролевые требова­ ния членов будет неопределенной. Следует заметить, что в данном слу­ чае речь идет о свойстве группы, а не об индивидуально-психологи­ ческих вариациях определения членства отдельными индивидами. Группа может иметь либо четко определенные, понятные критерии членства, либо они могут быть неясными, и их будет трудно иденти­ фицировать как членам группы, так и ее не-членам.

  • 45 Сорокин, там же, глава 9: «Классификация организованных групп». Мы не оцениваем здесь эту хорошо известную классификацию; это легко можно сделать, если обратить внимание на то, в какой мере свойства групп, на основе которых со­ ставлена данная классификация, совпадают или идентичны с некоторыми из тех свойств, которые рассматриваются на следующих страницах этой книги. — Примеч. автора.
  • 46 Я не пытался цитировать здесь социологические работы, послужившие отправ­ ным пунктом для составления этого перечня; однако следует сказать, что труды Ге­ орга Зиммеля, вне всякого сомнения, принесли в данном случае неоценимую пользу. Я хочу также выразить признательность за полезные критические замечания и пред­ ложения, высказанные участниками моего аспирантского семинара по избранным проблемам теории организации: Хаиму Адлеру, Бернарду Блишену, Ричарду Кловарду, Питеру Харрису, Расселу Хеддендорфу, Джеймсу Джонсу, Уолтеру Клинку, Уильяму Макфи, Уильяму Николсу, Симоне Парс, Джин Питерсон, Чарлтону Прайсу, Джей­ мсу Прайсу, Джорджу Розенбергу, Роберту Сомерсу, Нехаме Тес и Кеннету Вейнгар- те ну. Я особенно признателен Теренсу Гопкинсу — моему ассистенту в течение цело­ го года работы. — Примеч. автора.

2. Степень вовлеченности членов в группу. Это свойство связано со сферой и интенсивностью вовлеченности членов в группу. На одном полюсе находятся группы, которые почти полностью замыкают на себя и регулируют чувства и поведение своих членов как в личностном, так и в ролевом планах; их можно более или менее нейтрально описать как «тоталитарные группы». На другом полюсе находятся группы, которые лишь ограниченно-сегментарно замыкают на себя и регулируют лично­ сти и роли своих членов; их можно описать как «сегментарные группы».

Все это понимается не с позиций отдельных членов группы и не с точки зрения их идентификации с группой, а как свойство группы, то есть как мера вовлеченности в группу ее членов, нормативно пред­ писанная и реализуемая в действительности. Разумеется, в социоло­ гии часто применялась общая концепция, утверждавшая, что в слож­ но организованном обществе индивид обычно включается в испол­ нение самых разнообразных ролей, каждая из которых захватывает его как личность лишь отчасти, тогда как в менее дифференцирован­ ных обществах членство в группе обычно почти полностью поглоща­ ет личность каждого из ее членов. Кажется вполне вероятным, что чем выше определяемая культурой степень вовлеченности в группу, тем выше вероятность того, что она выступит в качестве референтной группы для самого широкого круга оценок и способов поведения.

3—4. Фактическая и ожидаемая длительность членства в группе. Несмотря на то что оба эти свойства могут варьировать независимо друг от друга, они взаимосвязаны и могут рассматриваться совмест­ но. Они, соответственно, относятся к реальной длительности член­ ства в группе и к сложившимся ожиданиям по этому поводу. В неко­торых группах и организациях (например, в школах) членство — как реальное, так и ожидаемое — имеет фиксированные сроки. В других либо одно из них, либо они оба могут длиться сколь угодно долго. По крайней мере в одном исследовании по этому вопросу 47 было обнару­ жено, что ожидание относительного постоянства или быстрых пере­ мен, как и его влияние на поведение членов сообщества, не зависит от сроков их действительного пребывания там. Членский состав групп и организаций проявляет большие различия в этих двух отношениях.

5—6. Действительные и ожидаемые сроки существования группы. Подобно своим индивидуальным членам, группы и организации, рас­сматриваемые как объединения, существующие во времени, тоже от­личаются в этом отношении. Можно предположить, что действитель­ный «возраст» группы — это свойство, которое оказывает влияние на другие ее свойства — способность к изменениям, относительную ус­тойчивость, систему нормативного контроля и т.д. 48

Однако действительную длительность существования группы сле­ дует отличать от стереотипных ожиданий вероятной длительности. Иными словами, следует различать, является ли данная группа «вре­ менной» ассоциацией, сложившейся для удовлетворения некоторой потребности и предполагающей свою самоликвидацию 49 после того, как эта потребность будет удовлетворена, или же она учреждена с ожи­ данием своего бесконечного существования в грядущем. Различия в ожиданиях по поводу сроков, по-видимому, могут влиять на самооп­ределение ее членов, на вид и степень их вовлеченности в группу, на внутреннюю структуру организации и на ее силу, а также на другие свойства, которые нам еще предстоит рассмотреть.

7. Абсолютная величина группы или ее составных частей. Это свой­ ство характеризует число людей, составляющих группу. Однако про­ стое на первый взгляд дело —сосчитать число членов группы, — оче­ видно, требует от социолога большой предварительной работы, выд­ вижения исходных допущений и решений, как это следует из вышеприведенного анализа понятия членства в группе. Что следует при­ нять в качестве критерия членства: объективно измеряемый коэффи­ циент социального взаимодействия, измеряемого в соответствии с ро­ левыми ожиданиями? Самоопределение индивидами своей принад­ лежности к группе? Наличие большого числа определений со сторо­ны других людей, приписывающих индивиду членство в группе? В некоторых случаях абсолютная величина группы обозначает не чис- лолюдей, входящих в ее состав, но число различных наложений в орга­ низации группы. В этом последнем случае связь между увеличением группы и усложнением ее социальной структуры, которую так часто декларируют, превращается в тавтологию.

  • 47 Merton, West and Jahoda, Patterns of social Life, passim. — Примеч . автора .
  • 48 Наиболее всеобъемлющее и продолжительное исследование этого свойства было проведено П.А. Сорокиным. См .: Sorokin P.A., Social and Cultural Dynamics, IV, 85ff.; Sorokin P.A., «Society, Culture, and Personality», Chapter 34. В книгах имеется обширная библиография . — Примеч . автора .
  • 49 Что касается социологических исследований адаптации подобных самоопре ­ деляющихся ассоциаций ( на примере Национального Фонда лечения детского пара ­ лича после открытия вакцины Солка ), см .: Sills D., The Volunteer Way: A Study in the Sociology ofVoluntary Associations (Columbia University, Department of Sociology, doctoral dissertation, 1956). См. также соответствующее замечание, сделанное Честером Бар­ нардом. «Организация может распасться, если она не может достичь своей цели. Очень много организаций начинали успешно жить и работать, а затем исчезали именно по этой причине. Следовательно, для организаций с наиболее длительным сроком су­ ществования требуется постоянно ставить перед собой новые цели». The Functions of the Executive , p . 91. — Примеч. автора.

Абсолютную величину группы (или ее составной части), независи­ мо от способа ее измерения, следует эксплицитно отличать от ее от­ носительной величины.

8. Относительная величина группы или ее составных частей®. Это свойство часто не принималось во внимание даже в тех случаях, ког­ да оно имплицитно включалось в социологический анализ группы или социальной организации. Оно характеризует отношение числа людей в данной группе (или в каком-то определенном ее слое) к числу лю­ дей в других группах, входящих в ту же самую институциональную сферу (группы из других институциональных сфер принимаются в расчет только" в специальных целях). Иными словами, группы или организации, имеющие одинаковую относительную величину, будут функционировать по-разному в зависимости от их абсолютной вели­чины, и соответственно группы, имеющие одинаковую абсолютную величину, будут функционировать по-разному в зависимости от их количественного соотношения с другими группами социальной сре­ ды. (Это, по-видимому, имеет силу для групп, ассоциаций и сооб­ ществ.) Например, сообщества, имеющие одинаковый относитель­ ный расовый состав — скажем, десять процентов негров, а все осталь­ные — белые, — попадут в различные в социологическом плане ситу­ ации в зависимости от того, составляет ли их абсолютная величина сто или сто тысяч человек. Соответственно, сообщество, состоящее из тысячи человек, будет иметь сильно различающуюся социальную структуру в зависимости от того, будут ли его окружать другие сооб­ щества примерно такой же абсолютной величины или сообщества, имеющие гораздо большую или меньшую величину.

  • 50 Понятия абсолютной и относительной величины выделены на основе текста следующего отрывка из «Социологии» Зиммеля, но им придано несколько иное зна­чение: «Структурные различия между группами, которые возникают как результат простых количественных различий, становятся еще более очевидными благодаря роли, которую играют их выдающиеся, эффективно действующие члены. Число таких чле­ нов, очевидно, будет различным в больших и малых группах. Если группа будет изме­ няться в количественном отношении, то будет меняться и эффективность деятель­ ности ее выдающихся членов. Следует заметить, что эта эффективность изменяется даже в том случае, если количество выдающихся членов возрастает или уменьшается прямо пропорционально численности всей группы. Роль одного миллионера, который живет в городе с населением в десять тысяч человек, относящихся к среднему классу, как и общее «выражение лица», которое этот город получает благодаря его присут­ ствию, принципиально отличаются от того значения, которое пятьдесят миллионе­ров или, точнее, каждый из них, имеют для города с населением 500 000 человек, несмотря на то что количественное отношение между миллионером и его согражда­ нами, которое, казалось бы, должно полностью детерминировать это значение, оста­ лось неизменным... Суть дела состоит в том, что именно абсолютные величины груп­ пы в целом и ее наиболее важных компонентов заметнее всего определяют отноше­ния в группе, несмотря на то что их количественное соотношение остается неизмен­ ным. См.: Simmel G ., The Sociology , pp . 97—98 < first italics supplied >. Можно заметить, что важность для социологии этого различия между абсолютными величинами и про­ порциональными соотношениями подчеркнута в этой книге при анализе социаль­ ной структуры и аномии, а также факторов, влияющих на них (см. примечание в гл. VII и примечание 16 в гл. XII ). — Примеч. автора.

Все это означает, что группы и организации, имеющие ту или иную абсолютную величину, будут иметь один статус и выполнять одни фун­ кции в обществе, где имеются другие аналогичные группы и органи­ зации, чья абсолютная величина гораздо больше или гораздо мень­ ше, чем у них, и совсем другой статус и другие функции, если они существуют в обществе, где сопоставимые с ними группы и органи­ зации имеют ту же самую величину. Например, университеты в США и в Англии, имеющие одинаковую абсолютную величину, будут иметь принципиально различные относительные размеры. Эта общая кон­ цепция, разумеется, хорошо сформулирована в пословице: «Большая рыба в маленьком пруду становится маленькой рыбкой в большом пруду». Однако, как это обыкновенно бывает с подобными идиома­ ми, регистрирующими какие-то аспекты человеческой жизни и со­ циальной реальности, они не стали методологией последующих ис­ следований. Кроме того, эта фольклорная идиома (что для них харак­ терно) не принимает во внимание, что один и тот же пруд в зависи­ мости от его расположения может быть относительно малым или относительно большим. Во всяком случае, понятия абсолютной и от­ носительной величины имеют прямое отношение к теории референ­ тных групп.

9. Открытый или закрытый характер группы. Это свойство уже обсуждалось в этой главе; можно напомнить, что оно относится к та­ ким критериям членства в группе, которые делают группу относитель­но открытой и доступной или относительно закрытой и ограниченной. Оно обозначает степень недоступности членства. В каждой институ­ циональной сфере некоторые группы стремятся сохранить относительно ограниченное членство, а другие — обеспечить максимальное уве­ личение.числа членов. Это свойство, по-видимому, связано с други­ми: относительным положением, степенью «полноты», автономнос­ти, терпимостью к отклонениям и т.д. Этот пункт, если иметь в виду предшествующее обсуждение, не требует дальнейших пояснений.

10. «Полнота»: отношение действительных членов к потенциальным. Как мы убедились несколько раньше, свойство полноты, выделенное Зиммелем и по большей части проигнорированное социологами, ха­ рактеризует количественное отношение действительных членов груп­ пы или организации к ее потенциальным членам, то есть к тем, кто удовлетворяет действующим критериям членства. Следует только по­ вторить, что это свойство группы множеством нитей связано с други­ ми ее свойствами. Например, на относительное положение группы в сообществе может влиять (не обязательно линейно) степень полно­ ты, которая отличается от ее относительной или абсолютной величи­ ны. Например, Американская ассоциация медсестер (ААМ), имев­ шая в 1956 г. 178 000 членов, значительно превосходит по численнос­ ти Американскую медицинскую ассоциацию (АМА), которая заяв­ ляет о наличии примерно 140 000 членов. Однако организация врачей имеет самый высокий среди всех профессиональных ассоциаций по­казатель, свидетельствующий о том, какая часть потенциальных чле­ нов, имеющих право на вступление в нее, действительно вошла в ее состав, — примерно 65% всех врачей, имеющих лицензию; в органи­ зации медсестер, несмотря на большую абсолютную величину, «орга­ низованные медицинские сестры» составляют всего около 41% всех работающих профессиональных медсестер. (Тем не менее обе эти ас­ социации имеют гораздо более высокие показатели полноты, чем большинство остальных профессиональных организаций.) Совершен­ но очевидно (даже если оставить в стороне другие групповые свой­ ства, характеризующие различия в социальном положении и силе этих ассоциаций, что АМА, включающая в свой действительный состав более высокий процент своих потенциальных членов, имеющих пра­ во на вступление в нее, может претендовать на более высокое поло­ жение и обладает большей силой, чем ААМ, имеющая больше чле­ нов. Тем не менее связи между абсолютной величиной, степенью пол­ ноты, социальным положением и силой еще предстоит изучать и изу­ чать. Говоря о том, что полнота группы не обязательно находится в линейном соотношении с такими свойствами, как престиж и сила, мы хотим обратить внимание на такие организации, которые в целях создания и поддержания своего элитарного статуса отбирают только ограниченное число членов из всех тех, кто удовлетворяет критерию правомерности членства.

11. Степень социальной дифференциации. Это свойство характери­ зует набор статусов и ролей, операционально различаемых в органи­ зации группы. Было замечено — по крайней мере со времен Спенсе­ ра, — что увеличение размера группы идет рука об руку с возрастанием ее дифференциации 51 . Тем не менее эмпирически было также установ­ лено, что организации, имеющие одинаковую абсолютную величину, значительно отличаются друг от друга в зависимости от того, сколько дифференцированных статусов они включают в себя. Организации мо­ гут либо придавать многим членам один из относительно немногих статусов, либо умножать число различных структурных статусов, при­ писывая каждый из них все меньшему числу членов.

Это свойство, конечно, характеризует не только иерархическую дифференциацию статусов (описываемую как социальная стратифи­ кация). Однако социальная дифференциация часто идентифициру­ется с социальной стратификацией, отчасти, наверное, потому, что дифференциация статусов по-разному оценивается (а значит, и ран­жируется) членами общества. Однако, как напоминает нам понятие разделения труда, различная (большая или малая) дифференциация статусов может происходить на одном и том же уровне стратифика­ ции: например, различные виды труда, дифференцированные по фун­ кциональному признаку, могут относиться к сходным категориям.

•  Форма и уровень стратификации. Это свойство характеризует число признанных обществом и ранжированных страт, относитель­ ную величину каждой страты и относительную социальную дистан­цию между стратами. Так как эти свойства групп и объединений уже привлекали внимание большого количества исследователей, нет ни­ какой необходимости продолжать здесь их обсуждение 512 .

•  Типы иуровни социальной интеграции. По крайней мере со времен Дюркгеима уровень социальной интеграции считался таким групповым свойством, которое оказывает воздействие на широкий спектр спосо­ бов поведения и исполнения своих ролей членами группы. Существу­ет удачная типология социальной интеграции, разработанная на осно­ ве понятия базисной интеграции и выделяющая три типа социальной интеграции 52 . Все три типа можно обнаружить в любой группе или объе­ динении, но это не снимает различий между ними. Группы и объеди­ нения отличаются друг от друга в зависимости от того, в какой мере обнаруживаемый у них уровень социальной интефации обусловлен тем или иным из этих базисов. В соответствии с ними мы различаем: а) социальную интеграцию, индуцированную культурой, — такая интег­ рация обусловлена общими нормами и ценностями, интериоризован- ными членами группы; (б) социальную интеграцию, индуцированную организационно, — такая интеграция обусловлена тем, что личные и групповые цели реализуются через взаимодействие членов группы; (в) социальную интеграцию, индуцированную структурным контек­стом, — такая интеграция обусловлена, например, контрастом внут­ренних и внешних групп, конфликтом между группами и т.п. 53 . Ос­ тается только понять, каким образом базис, который интегрирует группу, связан с другими свойствами группы.

  • 51 Для теории социальной структуры Герберта Спенсера это эмпирическое обоб­ щение, разумеется, было центральным. См .: Spencer H., «The Principles of Sociology» (New York and London: Appleton D. and Company, 1925). — Part 11, «The Inductions of Sociology», 1, pp. 447—600. Что касается современных эмпирических исследований этого соотношения , см .: Terrien F.W. and Mills D.L., «The effect of changing size upon the internal structure of organisations», American Sociological Review, 1955, 20, pp. 11—14. — Примеч . автора .
  • 5|а Что касается всестороннего сравнительного исследования данного вопроса, см.: Barber В., Social Stratification ( New York : Harcourt Brace , 1957). — Примеч. автора.

14. Потенциал разделения или единства группы. По-видимому, это комплексное свойство есть производное от уровня социальной диф­ ференциации (см. пункт 11) и от уровня социальной интеграции (см. пункт 13). Оно характеризует специфическую для жизни группы пе­ ременную величину: некоторые группы проявляют склонность к пос­ ледовательному, зачастую стихийному разделению на подгруппы, которое в конце концов может привести к превращению возникаю­ щих при этом подгрупп в самостоятельные группы; другие стремятся вновь инкорпорировать возникающие подгруппы в более широкую организацию с тем, чтобы они помогли укрепить структуру и функ­ции этой организации 54 . Например, политические партии резко от­ личаются друг от друга в этом отношении: некоторые из них распада­ ются на многочисленные «раскольнические» партии, другие сохра­няют монолитное единство. Кроме того, некоторые группы обнару­ живают явную склонность к «колонизации», образуя зависимые от них дочерние группы, имеющие свой собственный облик; некоторые из них впоследствии обретают независимость от родительской группы.

  • 52 Были созданы также другие, более разработанные типологии. По этому вопро ­ су см . ряд хороших статей У . Ландекера : Landecker W.S., «Types of integration and their measurement», American Journal ofSociology, 1951, 56, pp. 332—340; «integration and group structure: an area for research», Social Forces, 1951 — 1952, 30, pp. 394—400; «Institutions and social integration», Papers of the Michigan Academy of Science, Arts and Letters, 1954, 39, pp. 477—493. — Примеч . автора .
  • 53 He только социологи, но и государственные и общественные деятели часто обращали внимание на этот источник социальной интеграции. Об одном из беско­ нечного множества подобных наблюдений, принадлежащем Уинстону Черчиллю, мы уже говорили в гл. III этой книги. В качестве второго такого наблюдения приведем следующий отрывок из «Автобиографии» Томаса Джефферсона: «Во время Войны за независимость, когда присутствие внешних врагов сплачивало нас, а предпринимав­ шиеся ими действия постоянно заставляли нас быть начеку, дух народа под влияни­ ем опасности как бы и сам дополнял «Статьи Конфедерации», вдохновляя людей на самостоятельные дела независимо от того, предписывалось это ими или нет. Но пос­ ле восстановления мира и безопасности, когда каждый занялся нужной и полезной деятельностью в своей сфере жизни, на призывы Конгресса стали обращать меньше внимания». [Цит. по: Томас Джефферсон. Автобиография. Заметки о штате Вирги­ ния. — Ленинград.: Наука (Ленинградское отделение), 1990, — с. 75. — Примеч-.пер.] Тщательный анализ этого единообразия межгрупповых отношений дан Льюисом Ко- зером. См .: «The Functions of Social Conflict», Chapter V, entitled «Conflict with Out — groups and Group Structure». — Примеч . автора .

Степень социального взаимодействия в группе. Это свойство харак­ теризует степень ожидаемого и действительного социального взаи­ модействия между носителями определенных статусов в пределах группы. В некоторых группах реальное социальное взаимодействие ограничивается носителями «соседних» иерархических статусов (т.е. находящимися на одном и том же уровне, а также на непосредствен­но примыкающих к нему высшем и низшем уровнях), что и было за­ фиксировано в концепции «прохождения по каналам». Другие груп­ пы и организации обеспечивают больше структурных возможностей для взаимодействия между теми, кто относится к категориям, далеко отстоящим друг от друга, что нашло свое выражение в понятии иерар­хической группы, которая тем не менее образует «общество равных». Однако следует отметить, что в действительности группы первого типа часто обеспечивают более интенсивное взаимодействие между своими членами, занимающими неравное положение, чем это гарантируется их структурой (иными словами, в них имеются неформальные спосо­ бы общения, не требующие «прохождения по каналам»), тогда как в группах второго типа часто обнаруживается гораздо более слабое взаимодействие между неравными, чем этого требуют нормативные предписания.

  • 54 Что касается весьма поучительного анализа процесса образования подгрупп и их отношения к более обширным группам, включающим их в себя, CM .: Theodorson G . A ., « Elements in the progressive development of small groups », Social Forces , 1953, 31, pp . 311—320. Обратим также внимание на следующее замечание Гарриет Мартинье, которое Теодорсон очень удачно приводит в качестве эпиграфа к своей статье: «По­ истине общий дух социальной динамики состоит в том, чтобы постичь каждое из этих социальных состояний как необходимый результат предыдущего и как неиз­ бежный шаг к последующему состоянию, согласно аксиоме Лейбница: «Настоящее беременно будущим». С этой точки зрения, предмет науки состоит в том, чтобы открыть законы, управляющие этой последовательностью, которые в своей сово­ купности определяют эволюцию человека» ( Martineau H ., The Positive Philosophy of August Comte , London , 1896, p . 228).

Современные теории групповых стохастических процессов дают более точную вероятностную версию этой основной идеи. Что касается выполненного в этом духе анализа социальных отношений как процесса, см.: Lazarsfeld P . and Merton R ., « Friendship as Social process », in : Freedom and Control in Modern Cociety . Ed's: Berger M., Abel T. and Page C.H. pp., 18—66. Особенно см. вторую часть. — Примеч. автора.

•  Характер социальных отношений в группе. Это свойство тради­ ционно считалось главным признаком, позволяющим выделить раз­личные типы групп; в этом можно убедиться, если вспомнить обще­ принятые классификации, разделяющие группы на первичные и вто­ ричные, внутренние и внешние общины ( Gemeinsihaft ) и общества в целом ( Gesellschaft ), формальные и неформальные и т.д. Сообра­ зуясь именно с этим свойством, Парсонс создал свою известную систему структурных переменных, которая позволяет проанализи­ровать соотношение ролевых структур в социальной системе: эмо­ циональность — эмоциональная нейтральность; личностная ориен­ тация — коллективистская ориентация; универсализм — партикуля­ризм; реальные достижения — приписки; специфичность — диффу­ зия 55 . Составленные из этих пяти переменных комбинации ценностей позволяют охарактеризовать преобладающие в группе конкретные социальные отношения.

•  Степень ожидаемой конформности по отношению к групповым нормам: терпимость к девиантному поведению и институционализиро­ ванные отступления от строгого определения групповых норм. Это свой­ ство характеризует меру структурных отклонений в поведении чле­нов группы, обычно допустимую с точки зрения других ее членов. Некоторые группы и организации требуют строгого соблюдения норм, допуская лишь минимальные отступления от них по усмотрению са­мих членов; это часто обозначается термином «бюрократизм», кото­рый применяется здесь в оскорбительном смысле. В других группах разрешаются самые разнообразные отступления от норм; это отно­ сится, в частности, к группам, которые гордятся тем, что обеспечива­ ют большие возможности для проявления индивидуальности и творчес­ кой энергии своих членов. Стереотипный образ прусской бюрократии приблизительно соответствует первому типу; некоторые учебные и ис­ следовательские организации Запада приближаются ко второму типу. Разумеется, в конкретных обстоятельствах первый тип допускает гораз­ до большую, а второй тип — гораздо меньшую свободу действий, чем считается обычно. Тем не менее это не означает, что группы и орга­ низации не отличаются по этому свойству.

Отклонения от норм могут стать функциональными в масштабах группы, и часто в качестве прелюдии к структурно-групповым изме­ нениям возникает более или менее устойчивая фаза, в которой эти отклонения приобретают институциональный характер. Это именно та модель, которую я описал как «институционализированное откло­ нение от институциональных правил» 56 . Это сложная фаза измене­ния социальной структуры, которая требует более серьезного иссле­ дования, вряд ли уместного здесь. Можно сказать, однако, что мо­ дель институционализированных отклонений возникает в тех случа­ ях, когда острая практическая необходимость, с которой сталкивается группа или коллектив (или их значительная часть), требует вырабо­тать адаптивное поведение, не согласующееся с устоявшимися нор­ мами, настроениями и практической деятельностью 57 . В первом слу­чае какое-то время официально поддерживаются существующие нор­ мы и настроения, тогда как молчаливо допускаемые отклонения от них постепенно обретают свою собственную правовую основу и принимаются группой. Во втором случае от новых институциональных требований фактически уклоняются, тогда как медленно изменяющи­ еся нормы и настроения по-прежнему продолжают управлять действи­ тельным поведением. Можно предположить, что определенное коли­ чество терпимых отклонений от норм функционально необходимо для устойчивости сложных социальных структур.

  • 55 Parsons , The Social System , pp . 58—88. — Примеч. автора.
  • 56 Что касается разнообразных примеров институционализированных отклоне ­ ний в самых различных институциональных сферах , см .: Moore W.E., Industrial Relations and the Social Order (New York: The Macmillan Company, 1951), rev. ed., p. 114; Wilson L., The Academic Man (New York: Oxford University Press, 1941), pp. 218—219; Williams R., American Society, pp. 360—365; Simpson G.E. and Jinger I.M. «Racial and Cultural Minorities», pp. 658—660; Fichter I.H., The marginal Catholic, Social Forces, 1953, 32, pp. 167—173, at p. 169. — Примеч . автора .
  • 57 Принимая во внимание грядущие преобразования, вытекающие из решения Верховного суда от 17 мая 1954 г., объявившего, что расовая сегрегация в обществен­ ном образовании неконституционна, возможно, будет уместно процитировать сле­ дующее высказывание, сделанное в 1948 г. и относящееся к применению концепции институционализированных отклонений в анализе законодательной борьбы против расовой дискриминации: «В неблагоприятном культурном климате, который можно наблюдать даже на плодородном Юге, непосредственое применение нового закона, вероятно, может начаться с установления правового и административного федераль­ ного контроля над экстремальными формами дискриминации, и нужно ясно отда­ вать себе отчет, что от исполнения этих правил будут до поры до времени системати­ чески уклоняться. В таких культурных регионах мы можем ожидать, что обычной прак­ тикой станет полное игнорирование данного закона, иногда достигающее общена­ ционального масштаба, как было с восемнадцатой поправкой к Конституции, часто при попустительстве местных правоохранительных кадров. Огромный разрыв между новым законом и местными нравами не позволит сразу же изменить преобладающую практику; видимость наказания за нарушение закона, вероятно, будет более обыч­ ной, чем действенный контроль за его исполнением. В лучшем случае можно пред­ положить, что значительные перемены будут происходить судорожно и мучительно медленно. Но секулярные изменения в хозяйстве могут в свое время оказать поддер­ жку новой законодательной системе контроля. Когда начинают чувствоваться эко­ номические последствия того, что скупцы-крохоборы не полностью мобилизовали Ресурсы рабочей силы и не расширили местный рынок, установив равновесие между зарплатой и ценами, они понемногу начинают отказываться от своей дискриминаци­ онной практики, так как начинают понимать, что она далеко не всегда бывает выгод- Н01 ', даже для тех, кто ее применяет» ( Merton R . K ., « Discrimination and the American creed », in : Discrimination and National Welfare , ed . Maclver R.M. (New York: Harper & Mothers, 1949), pp. 99-126, at p. 120 and p. 101). - Примеч . автора .

•  Система нормативного контроля. Это свойство характеризует структуру нормативного контроля, который регулирует поведение чле­ нов группы. Группы и организации различаются в зависимости оттого, какую систему контроля они применяют: контроль при помощи четко сформулированных правил (законов); контроль при помощи менее четко сформулированных, но имеющих четкую структуру поведенчес­ких ожиданий, которые усиливаются благодаря настроениям и поддер­живающим их моральным доктринам, нормам и рутинным, часто при­ вычным, но менее сильным ожиданиям (народным обычаям). На одном полюсе нормы, точно сформулированные и провозглашенные официаль­ но, проводятся в жизнь специально предназначенными для этой роли аген­тами; на другом — нормы проводятся в жизнь через посредство «спонтан­ ных», но на самом деле скопированных с социальных образцов ответных реакций остальных членов группы, даже если им не отведено для этого никакой специфической роли. Остается еще понять, каким образом обычно устанавливается связь между системой нормативного контро­ ля и многими другими свойствами групп и организаций.

•  Уровень внутригрупповой видимости, или наблюдаемости. Это свойство говорит о том, в какой мере внутригрупповые нормы и ис­ полнение ролей в группе открыты для наблюдения со стороны других (носителей более низкого статуса, носителей того же самого статуса и носителей более высокого статуса). Существует также более общее по сравнению с наблюдаемостью понятие, которое американские соци­ологи уже давно описывают как «социальную видимость», подразу­ мевая под этим уровень видимости, позволяющий идентифицировать индивидов по их статусу (это в особенности относится к классовой, кастовой, расовой и этнической идентичности). В этом более широ­ ком смысле свойство видимости, или наблюдаемости, требует гораз­ до больше исследований, чем их было предпринято в действительно­сти; отчасти это произошло потому, что оно имплицитно включено в многочисленные исследования, анализирующие групповую структу­ ру и поведение; отчасти потому, что это имплицитное включение дан­ ного свойства в изучение социальных процессов и структур только теперь стало очевидным для исследователей — через много л'ет после того, как оно было косвенным путем, но в блестящей форме введено Зиммелем; отчасти потому, что оно имеет прямое отношение к одной из главных проблем теории референтных групп (в чем мы убедимся несколько позже).

Описывая социологическую природу аристократии, Зиммель дает следующую характеристику этого свойства, выполненную им в фор­ ме эссе: «Существует абсолютный предел, ограничивающий число членов аристократии как группы; если число членов превысит его, аристократия не сможет сохраниться как группа. Этот предел, за ко­торым начинается распад, определяется отчасти внешними, отчасти психологическими обстоятельствами. Для того чтобы эффективно действовать как целостная группа, аристократия должна быть «види­ мой или наблюдаемой» 58 каждым ее членом. Каждый элемент [этой группы] должен быть лично знаком со всеми остальными».

Интуитивно Зиммель понимал всю важность группового свойства хорошей видимости, однако, не располагая богатым теоретическим материалом, который появился уже после выхода его работ, он не су­ мел систематически разработать эту глубокую идею, так же как и идею величины группы, которая оказывает влияние на вариабельность это­ го свойства, и выяснить его отношение к системам контроля, кото­ рые поддерживают устойчивость группы. С появлением теории ин­ формации стало очевидно, что Зиммель выделил такое групповое свойство, которое оказывает фундаментальное воздействие на пове­ дение и развитие групп. Ибо теперь можно сказать, не обращаясь в поисках оправдания к простым аналогиям и другим бессодержатель­ ным оборотам речи, что социальные группы отличаются по своей организации следующим образом: некоторые из них обеспечивают эффективную «обратную связь» или «информацию» для тех, кто игра­ ет главную роль в регуляции поведения ее членов, тогда как другие груп­ пы почти не способны на это. Разумеется, те структурные условия, ко­ торые делают исполнение своих ролей членами группы хорошо наблю­ даемым или видимым, обеспечат соответствующую обратную связь, если исполнение ролей отклонится от характерных для группы ожида­ний. Ибо при таких условиях ответные реакции других членов группы, стремящихся привести отклонения в соответствие с нормами, начнут появляться вскоре после того, как произойдут случаи девиантного по­ ведения. Соответственно, если существуют структурные помехи, зат­ рудняющие такую прямую и непосредственную наблюдаемость, то де-виантное поведение может стать кумулятивным, все больше отходя от превалирующих норм, прежде чем остальные члены группы обратят на него внимание, и тогда возникает «сверхсильная реакция», которая будет содействовать только отчуждению носителей девиантного пове­ дения, а не исправлению их «отклонений». Эти структурные помехи, возникающие на пути потока информации (понятие информации, очевидно, служит современным аналогом введенного Зиммелем по­ нятия наблюдаемости), будут, таким образом, нарушать относитель­ но устойчивое состояние группы и вызывать резкие и нерегулярные колебания социального контроля.

  • 58 В немецком оригинале этот термин пишется как « ubersehbar ». В своем англий­ ском переводе Курт Вольф переводит это слово как « surveyable » (обозреваемый), что, безусловно, является хорошим приближением к оригиналу. Однако еще лучше смысл оригинала передается словами «видимый» или «наблюдаемый», имеющими допол­ нительное значение визуальной видимости, хорошей доступности для наблюдения. Во всяком случае, именно по этой причине мы расходимся в данном пункте с превос­ ходным переводом Вольфа. См .: Simmel, Sociologie, p. 50; The Sociology of Georg Simme/, p. 90. — Примеч . автора .

Общепризнанно (по крайней мере с тех дней, когда Сантаяна, будучи студентом в Берлине, писал Уильяму Джемсу: «Я открыл одного приват-доцента, д-ра Зиммеля, чьи лекции меня очень интересуют»), что Зиммель часто писал так, как будто он дей­ ствительно полагал, что «в некоторых предприятиях тщательно рассчитанный бес­ порядок является правильным методом». Он не разрабатывал систематически такое переменное, как «видимость», ограничиваясь вместо этого его спорадическими упо­ минаниями. Его экскурс в «социологию значений» имплицитно подразумевает по­ нятие видимости, но Зиммель предоставляет читателям (перед которыми он и без того в большом долгу) самим разбираться в ситуации (см.: Sociologie , ss . 646—665). В своей книге «Функции социального конфликта» Льюис Козер, который пытается си­стематизировать некоторые из многочисленных глубоких идей Зиммеля, приводит Удачное наблюдение Хосе Ортега-и-Гассета по поводу стиля Зиммеля: «Этот прони­ цательный ум — своего рода философ-белка — никогда не рассматривает исследуе­мую им проблему саму по себе; вместо этого он воспринимает ее в качестве площад- и . на которой он может исполнить свои удивительные аналитические упражнения». Иг де это суждение не находит лучшего подтверждения, чем в периодическом упот- " ле нии Зиммелем понятия видимости, или наблюдаемости. — Примеч. автора.

В последнее время появилось много исследований, затрагиваю­ щих пограничные вопросы, связанные с этим групповым свойством. Эти исследования изучают, каким образом коммуникационные сети, действующие в экспериментальных, упрощенных групповых струк­турах, влияют на скорость, силу и характер потока информации и ка­ковы последствия этого влияния не только для решения стоящих пе­ред группой задач, но и для социального контроля. В столь кратком очерке, пожалуй, достаточно привести лишь некоторые из этих иссле­ дований, особенно упомянув при этом исследования, выполненные Алексом Бавеласом и его сотрудниками, которые, намой взгляд, отно­ сятся к числу наиболее продвинутых исследований по данному вопро­су 59 . Другие исследования , относящиеся скорее к области социальной психологии, чем к изучению социальной структуры, стали накапливать информацию о существовании качественных различий между мнения­ ми лидеров и мнениями рядовых членов группы 60 . Они служат просто прелюдией к новой фазе — социологическим исследованиям, в кото­рых консолидируются исследования обоих типов — структурного и социально-психологического. Таким образом, наблюдаемость мне­ ний и исполнения ролей будет соотнесена со структурой группы, по­ током информации и действием социального контроля.

  • 59 Bavelas A., «Communication patterns in task-oriented groups», in: The Policy Sciences. Ed's Lerner D. and Lasswell H.D. (Stanford: Stanford University Press, 1951), pp. 193-202, а также другие исследования , выполненные группой Бавеласа ; Heise G.A. and МШ еГ G.A., «Problem solving by small groups using various communication nets», Journal of Abnormal and Social Psychology, 1951, 46, pp. 327—336; Information Theory in Psychology: Problems and Methods. Ed. Quastler H. (Glencoe: The Free Press, 1955); Guetzkow H. and Simon H.A., «The impact of certain communication nets upon organisation and performance in task- oriented groups», Management Sciience, 1955, 1, pp. 233—250. — Примеч . автора .

Социологические исследования, рассматривающие тот или иной аспект наблюдаемости (в том смысле, о котором говорится здесь), включают работы Блау по использованию статистических методов, которые выявляют количественную сторону и характер исполнения ролей в системе бюрократии, его значение для социального контро­ ля 61 , а также работы, анализирующие дружбу как социальный про­ цесс, которые в качестве своего главного переменного принимают ус­ ловия, способствующие либо открытому выражению мнений в дру­ жеских парах, либо их длительному подавлению 62 .

Так как социологические исследования, изучающие соотношение общения и социальной организации, развиваются бурными темпами и их теоретическая консолидация все еще не достигнута, они требуют тщательного обсуждения, а не простого упоминания. Но самым су­ щественным моментом этого обсуждения является следующее обсто­ ятельство: как только мы поймем, что наблюдаемость есть свойство группы, нас должно заинтересовать, каким образом структура груп­пы влияет на вход информации и на ее выход (т.е. на ответную реак­ цию), который затем оказывает влияние на социальный контроль.

Примерно в том же духе, в каком мы уже упоминали о свойстве наблюдаемости и в каком будем рассматривать его в дальнейшем, оно с необходимостью подразумевается (если только явно не принимает­ ся в расчет) в теории референтных групп, так как изменчивость на­ ших знаний о групповых нормах очевидно определяет, в каком отношении эти изменения могут быть приняты в качестве референтно- нормативной системы координат. Но надлежащим образом это мож­но будет рассмотреть позже, когда этот перечень групповых свойств будет завершен.

  • 60 Chowdhry К . and Newcomb T.M., «The relative abilities of leaders and non-leaders to estimate opinions of their own groups», Journal of Abnormal and Social Phychology, 1952, 47, pp. 51—57. Смысловой подтекст этой и других аналогичных работ будет рассмот­ рен в последующих разделах этой главы, посвященных более подробному анализу свойства наблюдаемости. — Примеч. автора.
  • 61 Blau P.M., «The Dynamics of Bureaucracy», esp. Chapter III, «Statistical Records of Performance». — Примеч . автора .
  • 62 Lazarsfeld and Merton, op. cit., esp. Part II . — Примеч. автора.

•  Экологическая структура группы характеризуется прежде всего с помощью одного экологического переменного — пространственного распространения членов группы, хотя другие переменные, обычно включаемые в экологическую теорию, здесь не рассматриваются. Со­вершенно очевидно, что группы различаются в этом отношении: чле­ны одних групп могут плотно распределяться в пространстве и иметь высокую концентрацию, тогда как члены других групп могут быть рас­ сеяны в пространстве и находиться далеко друг от друга. Все совре­ менные исследования этого свойства показывают, что степень про­ странственной и функциональной близости влияет на формирование социальных отношений, типов социального контроля и уровень вов­ леченности членов в группу 63 . По-видимому, она связана также со свойством наблюдаемости.

•  Автономность или зависимость группы. Что касается исполне­ ния функций и достижения целей, то в этом отношении группы раз­ личаются по уровню своей самодостаточности или зависимости от других, более масштабных групп и институтов. Группы могут продол­ жать свою деятельность, даже несмотря на то что сами они не удов­ летворяют одно или несколько из своих функциональных требова­ний, до тех пор, пока эти требования удовлетворяются ими с помо­ щью других общественных групп. Видимость полной автономии, если рассмотреть ее с точки зрения социологии, часто бывает обманчи­ вой. Например, израильские кибуцы, по-видимому, не могли бы со­ хранять свой, по существу, социалистический характер, если бы дру­ гие части израильской экономики и израильского общества не удов­ летворяли некоторые из их наиболее существенных требований и если бы к ним не поступали ресурсы из-за рубежа 64 . Эта концепция уров­ ней социальной самодостаточности группы или сообщества создава­ лась и эмпирически изучалась главным образом социологами-рура- листами; по-видимому, она применима не только к сельскохозяй­ ственному, но и к другим секторам общества.

  • 63 По поводу примеров связи между пространственным распространением и фор­ мированием социальных отношений в местном сообществе см.: Merton R . K ., « The social psychology of housing », in : Current Trends in Social Phychology . Ed. Dennis W. — (Pittsburgh: University of Pittsburgh Press, 1948), pp. 163-217, esp. at pp. 203—209; FestingerL., SchachterS. and Back K., Social Pressures in Informal Groups: A. Study of Human Factors in Housing (New York: Harper & Brothers, 1950). — esp. Chapter 3; Caplow T. and Forman R., «Neighborhood interaction in a homogeneous community», American Sociological Review, 1950, 15, pp. 357—366; Gans H.J., «The Sociology of new towns», Sociology and Social Research, 1956, 40, pp. 231—239. Социологических исследований, изучающих связи пространственного распространения людей с их социальным поведением и со­ циальными отношениями, в настоящее время очень много; по-видимому, ч кодифи- кация данных, полученных многими исследователями, оправдала бы затраченные уси­ лия. — Примеч. автора.

22. Уровень стабильности группы. Это свойство характеризует спо­ собность группы противостоять оппозиции извне, сохранять свою структуру и упорядоченно изменяться. Оно не характеризует измене­ ния в личном составе группы, хотя оба эти свойства тесно связаны. Более того, оно отличается от социальной интеграции (см. пункт 13), которая связана со стабильностью, но не совпадает с ней. Говоря об этом свойстве как о «способности», а не как об эмпирически наблю­ даемом уровне стабильности, я хочу в эксплицитной форме выска­ зать следующее соображение: как станет ясно из дальнейшего обсуж­ дения, наблюдаемая стабильность группы зависит от давления сре­ ды, а не только от внутренней структуры группы.

•  Уровень стабильности структурного контекста группы. Это свойство говорит о способности социальной среды той или иной груп­ пы сохранять свой характер. Вероятно, оно имеет сложные связи со свойством стабильности группы. Например, стабильная социальная среда может укреплять эмпирическую стабильность групп, которые действуют в этой среде, так как они постепенно все лучше приспосаб­ ливаются к ней. Однако слишком стабильная среда может вызвать стресс у тех групп, которые явно находятся в процессе изменения. Именно эту ситуацию, если рассматривать ее с точки зрения социаль­ ной структуры, а не с точки зрения культуры, по-видимому, отражает введенное Огберном понятие «отставание культуры».

•  Способы сохранения стабильности группы и структурного кон­ текста. Как часто отмечал Зиммель, группы и их структурные кон­тексты в конечном итоге отличаются тем, какими способами они со­ храняют свою стабильность — посредством сравнительной жесткос­ ти или сравнительной гибкости. Иными словами, сталкиваясь со стрессом, они могут либо сохранить свою групповую специфику и в структурном, и в функциональном отношениях, либо сохранить свои функциональные особенности, отвечая на стресс соответствующи­ ми изменениями структуры. Эта давнишняя идея требует серьезных разъяснений, но даже ее неточные термины не могут скрыть того, что, оказывается, группы значительно отличаются друг от друга специ­ фическими способами адаптации к внутренним и внешним стрессам.

  • 64 Rosenfeld E., Institutional Change in the Israeli Collectives, doctoral dissertation in sociology (Columbia University, 1952); Sp'tro M.E., Kibbutz: Venture in Utopia (Cambridge: Harvard University Press, 1956); Barber В ., Social Stratification. Зиммель заметил, что «социалистические или почти социалистические сообщертва были возможны только в очень малых группах и всегда терпели неудачу в больших» ( Sociology ofGeorg Simmel , PP . 87—88). При дальнейшем исследовании оказывается, что это эмпирическое обоб­ щение обусловлено другими групповыми свойствами, которые Зиммель спорадичес­ки вводит, когда имеет дело со специфическими историческими примерами. — При- Ме ч. автора.

•  Относительное социальное положение групп. Группы, подобно индивидам, имеют определенный социальный ранг, измеряемый с точки зрения престижа и возможности пользоваться ценностями куль­ туры. Социологи считают само собой разумеющимся, что статусы присваиваются на основании оценок и что носители этих статусов хо­ тят, чтобы оценки были адекватными. Однако когда в своей исследо­ вательской практике мы начинаем объединять все имеющиеся у нас данные, в своей совокупности характеризующие относительный ранг групп и организаций, то мы не столь единодушны 65 . Все же повседнев­ ные наблюдения показали, в каких отношениях вопрос о положении группы имеет большое значение. Как заметили Парк и Берджес (це­ лое поколение тому назад) и как постоянно подчеркивали эволюцио­нисты, конкуренция определяет не только относительное положение индивидов, но и относительное положение групп, организаций и со­ обществ.

•  Относительная сила групп. Это свойство характеризует варьи­ рующую способность группы навязывать свои коллективные реше­ния а) своим членам и б) своей социальной среде. Здесь предполага­ ется, что относительная сила группы есть совокупный результат дру­ гих групповых свойств, но изучение этой сложной проблемы еще толь­ ко начинается 66 .

Прекратить на этом перечисление групповых свойств — значит, разумеется, поступить произвольно, потому что, вероятно, существует гораздо больше свойств (а возможно, совсем иные свойства), спора­дически или систематически изучаемых социологами. Но этот пере­ чень не претендует на то, чтобы быть исчерпывающим; в лучшем слу­ чае он носит характер пропедевтики. Это только небольшой шаг к достижению важной теоретической цели — созданию концептуаль­ной схемы, характеризующей социальные группы. Подобная схема, очевидно, потребуется, если многочисленные факты, относящиеся к группам и их'структуре, нужно будет свести воедино в форме консо­ лидированного знания.

  • 65 Большой вклад, внесенный исследованиями Уорнера, состоит, в частности, в том, что они действительно положили начало изучению относительного ранга групп и организаций. См ., например : Warner W.L. and Lunt P.S., The Social Life of a Modern Community. — Примеч . автора .
  • 66 Труд, над которым в настоящее время работает Роберт Линд, обещает про­ лить свет на эту проблему. См . также : Hunter F., Community Power Structure (Chapel Hill: University of North Carolina Press, 1953); Pellegrin R.J. and Coates C, «Absentee — owned corporations and community power structure», American Journal of Sociology, 1956, 61, pp. 413—419. — Примеч . автора .

По поводу этого предварительного перечня можно придерживать­ ся диаметрально противоположной точки зрения: можно не считать его далеким от завершения, а, напротив, полагать, что он уже сейчас слишком длинен. Ибо как можем мы полностью охватить интересу­ ющую нас задачу — охарактеризовать каждую исследуемую группу по всем двадцати шести признакам одновременно? Сама постановка этой задачи заведомо означает, что лишь у немногих групп будет обнару­жено структурное сходство по всем этим многочисленным показате­ лям. Следовательно, будет трудно, а может быть, совсем невозможно обнаружить в групповом поведении единообразие, связанное с груп­ повой структурой.

Эта проблема, разумеется, далеко не новая и не ограничивается социологическими классификациями. Именно эту проблему требу­ ется решать каждый раз, когда в той или иной дисциплине предстоит создать полезную классификацию. Общие методы ее решения доволь­ но хорошо известны по прошлому опыту. Во-первых, предложенный список свойств может послужить основой нескольких классифика­ ций, каждая из которых будет полезна по-своему. Вряд ли следует создавать единую классификацию на основе многочисленных при­знаков. Во-вторых, совершенно очевидно, что некоторые свойства можно вывести из других и, следовательно, их не нужно рассматри­вать самостоятельно. Некоторые из таких возможностей мы предус­ мотрели в предложенном списке. Наконец, вполне возможно, что не­ которые из этих (и других) групповых свойств окажутся «несуществен­ ными» и не позволят упорядочивать факты. Однако польза предвари­ тельного списка наподобие предложенного выше состоит в том, что он обеспечивает исходный пункт для «экспериментирования» с аль­тернативными классификациями и позволяет не принимать ad hoc * классификации, созданные ради временных, преходящих целей.

Однако существует одно серьезное препятствие, которое нужно преодолеть, чтобы последующие классификации групп могли оказать­ ся полезными. Это — трудность создания стандартизированных ме­ тодов измерения каждого из рассматриваемых свойств. В развитии любой дисциплины существует фаза, когда методы измерения и ин­дексы ad hoc заново создаются в каждом исследовании, так что хотя слова, описывающие данное свойство, остаются почти одинаковыми, аспект явления, который они действительно обозначают, существен­ но меняется. До тех пор пока, например, «социальная интеграция» по-разному измеряется с помощью таких грубых показателей, как принятие групповых норм, «взаимная симпатия» членов группы, за­ регистрированная с помощью метода социометрического выбора, чувство «принадлежности к группе» и т.д. — до тех пор сохраняется по крайней мере вероятность того, что один и тот же термин исполь­ зуется для обозначения различных, хотя и взаимосвязанных аспектов группы. С проблемой стандартизации номенклатуры и методов из­ мерения сталкивается большинство научных дисциплин в тот или иной период своего развития; возможно, и социология подходит ктой стадии, когда нужно попытаться решить эту проблему в принципе, а не с помощью целого ряда нелегких, судорожных подгонок и коррек­ тировок. Однако, подчеркивая важность того, что нам еще неизвест­но и что нам предстоит сделать, не следует пренебрегать многочис­ ленными знаниями и свершениями, которыми мы располагаем. На протяжении жизни одного-двух последних поколений накоплен ог­ ромный запас знаний о многих (возможно, о большинстве) свойствах, которые мы перечислили выше. Более того, у социологов все замет­ нее наблюдается тенденция мыслить на языке элементов и свойств групповой структуры, а не довольствоваться чисто описательными оценками различных групп. Если все это и не дает поводов для чисто­ го оптимизма, то для угрюмого пессимизма их еще меньше.

  • * ad hoc (букв, «для этого», «применительно к этому», «для этого случая», «для определенного случая») — гипотетическое допущение или аргумент, произвольно вв сденный в качестве объяснения тех или иных фактов. — Примеч. пер.

А теперь мы можем подытожить то, что могло показаться длин­ ным экскурсом в характеристику групповых свойств, но что по зре­ лом размышлении предопределено невинными вопросами, открыва­ ющими обсуждение проблемы 4 современной теории референтных групп: «...когда индивиды ориентируются на людей из своих профес­ сиональных групп, или из групп родственников, или из своих рели­гиозных групп? Каким образом мы можем охарактеризовать струк­ туру социальной ситуации, которая приводит к тому, что именно та, а не иная из этих групп принимается в качестве значимого контекста?»

Ибо, как теперь выяснено, эти вопросы предполагают, что полез­ нее всего классифицировать группы с точки зрения их институцио­ нальной деятельности — работы, игры и религиозности. Однако это предположение в лучшем случае спорно. Правда, в социологии, как и в процессе роста, разумнее (да и необходимо) сначала научиться хо­ дить, прежде чем учиться бегать. И все же на какое-то время не толь­ ко в прошлом, но и в будущем может оказаться и мудрым, и целесо­ образным изучение выбора референтных групп из конкретно описан­ ных членских групп — из семьи, а не из группы ровесников, из про­ фессиональных групп, а не из религиозных. Информация, полученная благодаря исследованиям, выполненным именно в плане конкретно­ сти, несомненно, очень полезна. Но на будущее следует признать, что с точки зрения систематической теории референтно-группового по­ведения эти исследования являются только промежуточными: воз­ можно, они служат необходимой прелюдией — но все же только пре­ людией — к открытию некоторого единообразия при выборе (сде­ ланном в определенных условиях) в качестве референтной группы, того или иного типа групп. Сделав эти оговорки, будет полезно про­ должить обсуждение проблем, связанных с динамикой выбора ре­ ферентной группы из нескольких членских групп, давая попутно обзор исследований, относящихся к этой проблеме. Какие вопросы ставятся в настоящее время, каков статус теории и фактического зна­ния условий и процессов, определяющих выбор тех или иных членс­ ких групп в качестве нормативных и сравнительных референтных координат?

Проблема 4.3 Различные ценности и нормы — различные референтные группы

Уже давно было высказано предположение (хотя эта мысль мед­ленно прокладывает себе дорогу в теории референтных групп), что разным сферам индивидуального поведения соответствуют разные группы. Это только означает, что референтные группы действуют в качестве таковых имплицитно (всегда, хотя эксплицитно и не всегда) в сочетании с определенными типами оценок и поведения. Как мы видели, когда рассматривали степень вовлеченности в группу ее чле­ нов (см. пункт 2), некоторые группы, по-видимому, считают прием­лемым для себя широкий спектр поведения, а другие — нет.

В социологии существует множество указаний на подобный эф­ фект. Например, в социометрии с самого начала было принято счи­тать, что некоторые индивиды стремятся к тому, чтобы их коллеги оказывали им предпочтение в сфере работы, а другие — в сфере игры 67 . Рассуждая таким образом, нельзя молчаливо допускать, будто одни и те же группы постоянно служат референтными группами для одних и тех же индивидов на любом этапе развития их поведения. Понимае­мое буквально, это высказывание имеет все признаки тривиального общего места, к тому же тяжеловесно сформулированного. Однако, поскольку на практике мы постоянно упоминаем референтные груп­ пы, не связывая их сразу же с определенными формами поведения или оценок, нам удается избежать ограничений, заложенных в этой тривиальной формулировке. Более того, и профессионалы-социоло­ ги, и непрофессионалы, по-видимому, пока еще мало знают, каким образом общие принципы выбора в качестве референтной системы координат именно этой, а не какой-то другой группы связаны со спе­ цифическими типами поведения и оценок. Но то немногое, что извес­тно об этом, подсказывает нам: здравое на первый взгляд предположе­ние, согласно которому любая группа, подходящая в функциональном или субстанциональном отношении, обязательно станет референтной группой, далеко от истины. Выбор референтной группы отличается от таких ситуаций, когда, например, человек выбирает для себя какую- либо религию и этот выбор — и только он один — определяет, какая группа будет принята им в качестве нормативно-референтной систе­ мы координат по религиозным вопросам; или когда его профсоюз не­ пременно будет определять его экономические взгляды. По-видимо­ му, референтно-групповое поведение гораздо сложнее этой простой схемы вовлеченности.

  • 67 Это соображение — существенное и очевидное, когда о нем упоминают, а в про­ тивном случае легко теряющееся из виду — вошло в методику социометрического ана­ лиза, впервые введенного Морено. См .: Moreno J.L., Who Shalt Survive? (Washington, D.C.: Nervous and Mental Disease Monograph, Series No. 58, 1934). — Примеч . автора .

Другие наблюдатели неоднократно подчеркивали, что одни и те же индивиды или группы в одних социальных сферах воспринимаются как ориентиры, определяющие поведение и оценки, а в других — нет. Со временем эти наблюдения вошли в описания деятельности лидеров. В качестве примера рассмотрим наблюдение, сделанное Солом Олин- ски: «Человек считается с кем-то как с лидером, чьим суждениям по политическим вопросам он доверяет, но когда он сталкивается с фи­ нансовыми проблемами, то обращается к одному из своих собратьев. И так во всем. В сфере его деятельности, возможно, существуют пять- шесть человек, к которым он будет обращаться по разным вопросам. Очевидно, те, кого можно определить как полного лидера, встреча­ ются очень редко — один на 40—50 человек (которые являются его последователями) в любой сфере деятельности...» 68 Так как в этом от­ рывке просто описываются впечатления, полученные Олински во время его полевых исследований, он выражает уверенность, что бо­ лее систематические «исследования подтвердят» это наблюдение. Одно из таких исследований, описанное в следующей главе этой кни­ ги и посвященное изучению тех, кого, как я полагаю, лучше назы­ вать «люди, пользующиеся влиянием», а не «лидеры», обнаружива­ ет, что ...лица, пользующиеся влиянием, различаются по числу сфер дея­ тельности» в которых проявляется оказываемое ими межличностное влияние. Некоторые лица, пользующиеся влиянием — их можно назвать мономорфными , — упоминаются часто, но только в одной довольно уз­ кой сфере деятельности — например, в сфере политики, или в качестве законодателей хорошего вкуса, или моды. Мономорфные влиятельные лица — это «эксперты» в какой-либо ограниченной области, и их влия­ ние не распространяется на другие сферы принятия решений. Другие влиятельные лица — это относится к довольно большому числу деяте­ лей высшего ранга — являются полиморфными: их влияние на других людей проявляется в самых различных (иногда, по-видимому, даже не связанных друг с другом) сферах.

  • 68 Alinsky S.D., Reveille for Radicals (Chicago: University of Chicago-Press, 1946), p- 90. — Примеч . автора

Однако, как подсказывает нам это обсуждение, социологи уже готовы выйти за пределы эмпирического обобщения, согласно кото­ рому относительно небольшое количество влиятельных лиц оказывает самое разнообразное влияние в различных сферах деятельности, тогда как влияние их относительного большинства ограничивается только одной сферой. Очевидно, последующие исследования должны иден­тифицировать условия, при которых возникает одна из этих моделей влияния.

Наиболее всеобъемлющее исследование этой общей проблемы (унитарного или полиморфного влияния) можно найти в книге Кат- ца и Лазарсфельда 69 . Здесь снова утверждается, что эмпирически пре­ обладающая форма влияния — это влияние, ограниченное какой-либо одной разновидностью норм и деятельности: «Тот факт, что женщи­ на является лидером в одной области, еще не говорит о вероятности того, что она будет лидером в другой области».

Эта проблема — одна из тех, которые дают повод для консоли­ дации 70 имеющихся фактических данных и гипотез, относящихся к влиятельным лицам и лидерам общественного мнения, и, следова­ тельно, к референтно-групповому поведению, в теорию среднего уровня. Ибо становится очевидным, что одна группа исследований в итоге изучает референтные группы и референтных личностей, при­ нимая во внимание прежде всего тех, кто обеспечивает систему координат для нормативной и сравнительной оценки. В этих исследо­ ваниях внимание концентрируется в первую очередь на типологии личностей и групп, деятельность которых служит ориентиром для других людей, и только во вторую — на условиях существования тех, на кого эти личности и группы оказывают влияние. Вторая группа исследований, напротив, обращает внимание на тех, кто принимает ту или иную группу, либо тех или иных личностей в качестве ориен­ тира и направляющей силы и только во вторую очередь — на деталь­ ном аналитическом изучении личностей и групп, оказывающих это влияние. Но так как «референтно-групповое поведение» включает в себя социальные взаимосвязи, которые, разумеется, являются дву­ сторонними, то, очевидно, на следующих этапах исследования это­го поведения потребуется одновременно проанализировать как ин­ дивидов, выбирающих различные референтные группы, так и груп­пы, обеспечивающие для них референтные ориентиры. Можно сме­ ло утверждать, что до сих пор относительная независимость этих двух направлений исследования действительно была благом для развития теории социального влияния, так как многие точки их конверген­ ции, которые теперь хорошо прослеживаются нами, были установ­ лены благодаря нашему доверию к валидности обоих направлений исследования, натом основании, что идентичные ошибки, допущен­ ные в двух независимых направлениях, гораздо менее вероятны, чем независимо установленные идентичные истины. Но чем бы это ни обернулось, многочисленные независимые исследования социальных влияний, обращающие внимание главным образом на личности и группы, оказывающие эти влияния, и исследования референтно- группового поведения, принимающие во внимание главным обра­зом тех, кто испытывает эти влияния, должны, очевидно, консоли­ дироваться в социологические концепции, рассматривающие оба этих вопроса одновременно.

  • 69 Katz E. and Lazarsfeld P.F., Personal Influence, Part Two and, in particular, chapter XV. В этой главе подводятся итоги исследования. — Примеч. автора.
  • 70 Это — один из многочисленных примеров, позволяющих проследить консоли­ дацию различных теорий, происходящую именно таким образом, как было сжато опи­ сано в этой книге — во Введении и заключительных разделах главы IV . Возможность Этой консолидации была замечена С.Н. Эйзенштадтом (см.: Eisenstadt S . N ., Studies in
    г Фгепсе group behaviour , Human Relations , 1954,7, pp . 191-216, at pp . 204-206). Онудач- н о, к месту цитирует работу Мориса Яновитца (см.: Janowitz M ., The Community Press in
    ° n Urban Setting ( Glencoe : The Free Press , 1952)). — Примеч. автора.

На этом основании можно сделать вывод, что появление некото­ рых современных исследований, изучающих, почему в качестве ре­ ферентной группы выбирается именно эта, а не какая-нибудь иная группа, приобретает дополнительное социологическое значение. Эти исследования считаются только началом работы в данном направле­ нии, но, быть может, именно по этой причине они симптоматичны для его дальнейшего развития. Например, исследование Ральфа Тер­ нера начинается со следующего вступления (очень уместного в пунк­ те 2 нашего перечня групповых свойств): «В литературе, посвящен­ ной референтным группам, не всегда подчеркивается, что группы со­ ответствуют индивидуальным ценностям только сегментарно, но не целиком» 71 . Затем Тернер приступает к исправлению этого недостат­ ка, изучая, какие членские группы выбираются в качестве референт­ ных координат для самых разнородных ценностей: для ценностей, связанных с профессиональным успехом; для определения этических и моральных ценностей; для ценностей, относящихся к тому, что Тер­ нер называет «полнотой жизни». Я не хочу суммировать здесь все его открытия; все они, как говорит сам Тернер, скорее наводят на раз­ мышления, чем вынуждают прийти к определенному выводу. Его наи­более существенная мысль заключается в том, что существуют различ­ные формы выбора, при котором устанавливается связь между различ­ ными типами ценностей и различными типами референтных групп. Например, такое вступление в группу, которое является реальным дос­ тижением, а не вопросом социальных приписок, чаще всего служит уме­ стным поводом для принятия ценностей, свойственных определен­ ному типу людей — «людям, ориентирующимся на будущее» (именно этот тип исследует Тернер). И все-таки даже ценности и стандарты тех групп, к членству в которых люди стремятся, воспринимаются да­леко не одинаково. Если эта последняя мысль может на первый взгляд показаться трюизмом, то при дальнейшем размышлении она может оказаться одним из тех трюизмов, которые лучше подвергнуть тща­ тельному исследованию, чем оставить его без внимания как самооче­ видный. Ибо она направляет наше внимание на изучение условий, порождающих противодействие нормам и ценностям потенциальной референтной группы, не ограничиваясь условиями, обеспечиваю­ щими принятие этих норм и ценностей; именно эту общую ориен­ тацию мужественно пытался восстановить Соломон Эш 72 , придав ей подобающее значение по сравнению с преобладающей в социоло­ гии и психологии тенденцией — считать первичным побудительное или ограничительное влияние группы. Остается только предполо­жить, что изучение «автономности личности» и социальных огра­ничений — это две разные стороны одной и той же теоретической медали, а не две противостоящие друг другу теоретические альтер­ нативы («личность» vs .* « группа »).

  • " Turner R.H., «Reference groups of future oriented men», Social Forces, 1955, 34, pp. 130—136, at p. 131. — Примеч . автора .
  • n Из других его серьезных работ по этому вопросу см .: Asch S.E., Block H. and Hertzman M., «Studies in the principles of judgments and attitudes: 1. Two basic principles of Judgments», Journal of Psychology, 1938, 5, pp. 219— 251; Asch S.E., «Studies in the principles of judgments and attitudes: II. Determination ofjudgments by group and ego standards», Journal °f Social Psychology, 1940, 12, pp. 433—465. Что касается полного изложения теоретичес­ких соображений, включенных в эти и последующие исследования, см.: Asch S . E ., Social Psychology ( New York : Prentice — Hall , Inc ., 1952). — Примеч. автора.
  • * vs ( versus ) — в сторону; по направлению к, к. — Примеч. пер.

Анализ отношения «разные нормы и ценности — разные рефе­ рентные группы», как оказалось, поднимается до уровня теоретичес­ кого исследования. В том же самом номере журнала, где Тернер опуб­ ликовал свои сообщения, была опубликована также сходная по своей направленности, но независимая статья Розена ( Rosen ). Ее основное положение тоже утверждает очевидное, но он относится к трюизму серьезно и пытается его развить: «Значимые другие не обязательно являются референтами во всех сферах индивидуаного поведения» 73 . И в данном случае я тоже не буду суммировать все результаты иссле­ дования, а остановлюсь только на одном из них, который, по-види­мому, имеет важное значение для дальнейших исследований. Розен приводит, казалось бы, аномальные данные: те индивиды, которые в действительности являются самыми большими «традиционалистами» в своих религиозных взглядах и поведении, меньше всего способны почувствовать, что они живут в соответствии с традиционными нор­ мами, как можно было бы предположить на основе расхожего здра­ вого смысла. Применение теории референтных групп проясняет этот кажущийся парадокс. Ибо наибольшими «традиционалистами» или «ортодоксами» в своем религиозном поведении стремятся быть те, чьи родители особенно строго требовали соблюдения религиозных стан­ дартов, и именно в контексте этих строгих стандартов данные инди­виды чаще всего оценивают, чего им не хватает для их точного со­ блюдения. Эти результаты хорошо совмещаются с укоренившейся теоретической концепцией, согласно которой самооценка зависит от разнообразных стандартов суждения, созданных группой. Заслуга этой концепции состоит в том, что она напоминает нам хорошо изве­ стное, но признаваемое только в экстренных случаях положение: ис­ пытываемое индивидом ощущение, что он находится «в согласии с самим собой», зачастую возникает только потому, что он находится «в согласии» со стандартами группы, в которую он вовлечен эмоцио­ нально. Чувство личной независимости не обязательно свидетельствует об отказе от нормативных ограничений, выработанных всеми груп­ пами вообще.

Третья — и больше всего наводящая на размышления — статья Эйзенштадта 74 рассматривает проблему обусловленности выбора раз­ личных референтных групп характером ценностей и норм, связанных стой или иной конкретной ситуацией, наиболее всесторонне. Несмот­ ря на то что выполненный Эйзенштадтом анализ этой проблемы ограничивается только его собственными данным, он все же явно пред­ ставляет собой шаг вперед. Эйзенштадт начинает с создания типоло­ гии социальных норм, полностью признавая вместе с тем, что в его классификацию можно внести значительные усовершенствования. Пять типов норм, которые он выделяет (не буду упоминать их здесь, чтобы читатель мог обратиться к оригиналу), позднее были сведены к двум основным типам: 1) нормы, которые эксплицитно связывают «конечные ценности» группы с соответствующим ролевым поведе­нием, создавая тем самым сложные переплетения социальных взаи­ модействий; 2) нормы, которые позволяют ранжировать различные роли или различные сферы поведения по их относительной важнос­ти, сглаживая тем самым потенциальные конфликты между их не­ совместимыми определениями.

  • 73 Rosen B.C., «The reference group approach to the parental factor in attitude and dehavior formation», Social Forces, 1955, 34, pp. 137—144. — Примеч . автора .
  • 74 Eisenstadt S.N., Studies in reference group behaviour: I. Reference norms and the social structure, Human Relations, 1954, 7, pp. 191—216. — Примеч . автора .

Подобно перечислению групповых свойств, которое, как мы только что убедились, есть прелюдия к клас­ сификации групп, классификация норм тоже предваряет постановку определенных теоретических проблем. Среди них основополагающей служит проблема определения условий, при которых тот или иной из этих общих типов референтных норм превращается в механизм со­ циального контроля. Согласно пророческому предвидению Эйзенш- тадта, первый тип, который позволяет вновь и вновь подтверждать постоянно действующие ценности, лежащие в основе какой-либо спе­ цифической ситуации социального взаимодействия, обычно склады­ вается в условиях, при которых установившийся в группе социальный порядок по тем или иным причинам серьезно нарушается. Слегка пе­рефразировав это заключение, его можно выразить следующим обра­ зом: референтная ориентация на тип проникающих норм, связываю­ щих конечные ценности с конкретными ситуациями социального вза­ имодействия, служит в качестве механизма социального контроля в условиях надвигающейся или действительно наступившей дезорга­ низации какой-либо одной подсистемы, а не в условиях потенциаль­ ного конфликтамежду различными подсистемами ( Eisenstadt , p . 202). Второй тип норм обычно вводится в действие, когда разнообразные и конфликтующие между собой определения социальной ситуации, даваемые различными группами, ставят индивида перед выбором между конфликтными ролями 75 .

  • " Именно эта проблема служит связующим звеном между теорией референтно-группового поведения и близкой ей теорией социальных ролей и ролевых конфлик­тов. Социальные структуры, культурные ценности и давление ситуаций взаимодей­ ствуют друг с другом и определяют выбор между альтернативными, а иногда и конф­ ликтными ролями; модели этого выбора только начинают проясняться, и то лишь в общих чертах. См., например: Stouffer S ., « An analysis of conflicting social norms », American Sociological Review , 1949, 14, pp . 707—714; а также его последующую статью, написанную совместно с Джексоном Тоби ( Jackson Toby ) и вытекающую из первой.

Мне следует допустить возможность того, что эти концепции ка­жутся мне такими важными потому, что в теоретическом отношении они очень близки некоторым концепциям, изложенным в предыду­ щей главе этой книги (на эту близость обратил внимание Эйзенштадт). Однако, независимо от этих чисто внешних соображений, данные кон­ цепции имеют совершенно очевидное достоинство: они концентриру­ ют внимание на социологической теории референтно-группового пове­ дения, на институциональных и структурных условиях, которые опре­ деляют тот или иной выбор референтных групп и, кроме того, выпол­няют для группы те или иные социальные функции 76 . И хотя авторы подобных исследований открыто признают, что эти работы носят предварительный характер, они тем не менее положили начало ре­ шению важной проблемы: каким образом именно те, а не другие член­ ские группы выбираются в качестве референтных ориентиров для вы­ работки взглядов, оценок и сравнений.

Проблема 4.4
Выбор референтных групп из статусных категорий
или подгрупп, включающих длительное взаимодействие

[...Каково] сравнительное значение общих статусных категорий и внутренних подгрупп, членом которых является данный индивид... На­ пример, что больше влияет на формирование личных ожиданий рабочих по поводу перспектив их занятости в будущем — их (и их коллег по труду) нынешняя работа или высокий уровень безработицы, существу­ ющий в их профессии?

См. также анализ выбора роли в ситуации острого социального давления в: Killian L . M ., « The significance of multiple — group membership in disaster », American Journal of Sociology , 1952, 67, pp . 309—314. — Примеч. автора.

  • 76 Здесь содержится намек на проблемы, поставленные в предыдущей главе: «В этом пункте ставится теоретическая и исследовательская программа определения [т.е. выяснения) того, каким образом структура социальной ситуации способствует превра­ щению некоторых сходных статусов в основу для подобных сравнений и в то же время приводит к игнорированию других сходных статусов как «не относящегося к делу». Вот еще один пример: проблема состоит в том, чтобы идентифицировать систему референ : тных координат, которой придерживается какая-то часть индивидов, относящихся к данной социальной категории, — часть достаточно большая, чтобы могли возникнуть определения ситуации, характерные для этой категории. Эти референтные координа­ты являются общими, потому что они формируются социальной структурой». Далее: «...именно институциональные определения социальной структуры могут привлечь вни­ мание членов группы или носителей социального к некоторым общим для них рефе­рентным группам. Кроме этих общих референтных групп, могут существовать также всевозможные идиосинкразические референтные группы, различия которых совершен­ но хаотичны...» Эйзенштадт занимается спецификацией и разработкой именно этой социологической ориентации. Не будет большим преувеличением сказать, что в сфере действия теории референтных групп именно континуальность, а не дискретность ста­ новится преобладающим стилем мышления. — Примеч. автора.

Этот эпизод из «Американского солдата» указывает, таким образом, на необходимость кумулятивного исследования относительной эффек­ тивности систем референтных координат, созданных товарищами данного индивида и более общими статусными категориями. Он подсказывает, ка­ кие ключевые наблюдения должны быть инкорпорированы в эти иссле­ довательские проекты, так что эта проблема... возможно, станет доступ­ ной для исследования уже в не столь отдаленном будущем. Подобные ис­ следовательские проекты могли бы включать в себя данные о нормах и ситуациях, преобладающих вданном статусе в целом. Последующий ана­ лиз можно было бы выполнить, систематически сравнивая индивидов, которые имеют один и тот же статус, но чьи ближайшие коллеги руко­ водствуются противоположными нормами или находятся в противопо­ ложных ситуациях.

То, что рассматривалось в этом отрывке как исследовательс­кий проект, с тех пор стало обретать черты реальности, воплотив­шись в исследование поведения избирателей под названием «иссле­дование Эльмиры». Так, в одной из частей этого исследования, под­робно рассматривающей референтно-групповое поведение 77 , от­мечается, что именно содержание данного отрывка «обеспечило исследование голосования и что именно этот способ анализа» при­менялся повсюду, где только возможно. Эта монография включает целый ряд существенных результатов, которые я снова даже не пы­таюсь суммировать в деталях. Чтобы проиллюстрировать общий смысл этих результатов, можно привести один пример. Было об­наружено, что взгляды рабочего на политическое лицо формаль­ной организации (тред-юниона), к которой он принадлежит, фор­мируются под влиянием его ближнего окружения по профсоюзу. Люди, чьи коллеги по профсоюзу являются республиканцами, го­раздо больше склонны думать, что их профсоюз голосует по пре­имуществу за республиканцев, чем индивиды, чьи коллеги явля­ются демократами. Тем не менее из собранных данных следует, что профсоюз как целое служит политической референтной группой только для некоторых его членов, тогда как для остальных рефе­рентные функции выполняют непосредственные товарищи по со­юзу. Этот результат приводит к постановке другой проблемы — про­блемы идентификации условий, определяющих ту или иную мо­дель выбора референтной группы.

  • 77 Kaplan N ., Reference Group Theory and Voting Behavior , pp . 79, 156 ff (эта работа Уже цитировалась раньше). — Примеч. автора.

Основная работа, в которой излагается «исследование в Эльми-ре» 78 , прямо ставит эту общую проблему, о чем убедительно свиде­тельствуют следующие выдержки, написанные так сжато и вырази­тельно, что их пересказ обернулся бы только искажением смысла:

...Что сказать по поводу неизбежных разногласий между небольшой тесной группой, состоящей из людей, близких друг другу, вместе с кото­рыми данный избиратель живет, и более обширным сообществом, в ко­ тором он живет? Обычно говорят, что самое большое значение для изби­рателя имеет близкая ему среда, и так оно и есть на самом деле. Если пер­ вичная группа друзей или товарищей по работе имеет единое мнение по вопросам политики, то респондент голосует без колебаний. Если пер­ вичные группы демократов являются «сплоченными», то эта партия по­лучает лишь ненамного меньше голосов, чем «сплоченные» группы рес­ публиканцев (т.е. каждая сторона теряет на всевозможные отклонения примерно 12—15 процентов голосов). Явное большинство республикан­ цев в более широком сообществе слабо влияет на результаты голосова­ ния, так как люди, входящие в гомогенные демократические группы, ни­ чего об этом не знают.

Но если первичная среда внутренне раздроблена, то влияние более отдаленного сообщества становится заметным. Тогда республиканцы получат более высокий процент голосов. Если среди друзей и товарищей по работе республиканцы относятся ко всем остальным как один к двум, то за них будет отдано примерно три четверти голосов; но если на каж­ дых двух друзей придется по одному демократу, то за них будет голосо­ вать примерно половина избирателей. В смешанной первичной группе средний избиратель как бы склоняется на сторону республиканцев. Та­ ким образом, влияние более широкого сообщества больше всего сказывается на избирателях из раздробленных первичных групп. Если ближайшие парт­ неры избирателя не обеспечивают ему единого, ясного политического направ­ ления, если вместо этого они предлагают ему разные альтернативы, то бо­ лее широкие ассоциации, имеющиеся в окружающем сообществе, усилива­ ют какую-либо одну позицию в ущерб другой.

  • 78 Berelson B.R., Lazarsfeld P.F. and McPhee W.N., Voting: Л Study of Opinion Formation in a Presidential Campaigh (Chicago: The University of Chicago Press, 1954). — pp. 98—101, and passim. Я позволил себе вольность выделить курсивом те предложения, которые, по-видимому, имеют наибольшее общетеоретическое значение; кроме того, я наме­ ренно включил в цитату безыскусную, но информативную параллель между скачками и исследованием социальных процессов в местном сообществе. Низкий социальный статус этой аналогии, разумеется, не должен заставить социологов наложить на нее табу; по крайней мере в историческом плане стоит вспомнить, например, что теория вероятности обязана своим происхождением игорным домам и игре в кости, так как проблема метания костей последовательно заинтересовала д'Имола, Пачиоли, Карда­на, Тарталья, Паскаля, Ферма и Жака Бернулли. Если мы можем сравнить великое с малым, то аналогия становится гораздо выразительнее и понятнее. — Примеч. автора.

Точно такой же эффект можно наблюдать в любом социально-эко­ номическом" статусе, в любой религиозной категории. При поддержке друзей из «правильной» партии (т.е. партии, традиционной для данной страты) каждая из подгрупп достигает 90-процентной «сплоченности» при голосовании. Но почти в каждом промежуточном случае категория из­ бирателей, расположенная к республиканцам, вместе со смешаной груп­ пой друзей даст своей партии гораздо больше голосов, чем ее демократичес­ кие оппоненты. Протестанты, имеющие одного (или трех) друга-демокра­ та, «отдадут» демократам только 15 процентов голосов, но католики, имею­щие одного друга-республиканца, «отдадут» республиканцам 36 процентов голосов (см. таблицу XLV — я усиленно рекомендую сделать это всем, кто испытывает интеллектуальное восхищение творческим социологическим анализом эмпирического материала).

В общем, республиканцы получат гораздро больше голосов, чем могла бы им дать чисто случайная доля их участия в корректировке конфликтной среды благодаря всепроникающей республиканской атмосфере в Эльмире, которая стремится сохранить себя именно таким образом. Окрестное боль­ шинство извлекает выгоду из перекрестного давления оппонентов друг на друга. Можно назвать это эффектом пошлины («навара»), позаимство­ вав этот термин из языка скачек. Играя на тотализаторе, люди делают ставки друг против друга и тем самым влияют друг на друга. Но когда в результате набираются круглые суммы, поставленные сверх того лиш­ ние пенни — «навар» — отчисляются в пользу ипподрома или маячащего на заднем плане государства. В нашем случае роль отчислений, коррек­ тирующих малые группы, переходит к республиканскому сообществу. В каждый данный момент времени они могут быть небольшими, как на ип­ подроме, но со временем становятся значительными. Например, более высокий процент голосов, поданных за республиканцев пожилым насе­ лением Эльмиры, может быть следствием усталости от компромиссов и взаимных уступок первичных групп. С возрастом бывшие демократы платят в республиканском сообществе более высокую пошлину.

Подобные результаты подтверждают некоторые фактуальные пред­положения, содержавшиеся в давно известной концепции плюрализ­ма, которая утверждает, что ассоциации могут (а согласно политичес­ кой доктрине плюрализма — должны) служить связующим звеном меж­ ду индивидами, обществом и государством 79 . В аналитическом плане это здравая концепция социальной структуры, но только в первом приближении. Начать с того, что концепция не должна ограничивать­ся, как она ограничивалась в трудах плюралистов, борьбой за власть между негосударственными ассоциациями и государством. Соци­ альная структура воздействует не только на формальные и осознан­ ные проявления власти, но на всю сферу социальных влияний, в том числе на неформальные и непроизвольные влияния.

  • 79 Что касается поучительного социологического анализа плюрализма, рассмат­ риваемого не только в качестве политической теории, но и в качестве концепции со­циальной структуры, см.: Nisbet R . A ., The Quest for Community ( New York : Oxford University Press , 1953); Kerr C , « Industrial relations and the liberal pluralist », Proceedings of the Seventh Annual Meeting of the Industrial Relations Association . — Примеч. автора.

Во-вторых — и глубокое исследование Нисбета это хорошо дока­ зывает, — не свободу «индивидов», понимаемых как ничем не свя­ занные человеческие атомы, защищают ассоциации, которые стоят между ними и суверенным государством, а свободу «личностей», включенных в самые разнообразные первичные группы — семью, группу партнеров в том или ином виде деятельности, локальную группу. Вымышленная фигура полностью изолированного индиви­ да, которого так ярко описал Гоббс в освященной временем тринад­ цатой главе своего «Левиафана» и который с тех пор был включен во все постулаты либерального плюрализма, есть фикция, и к тому же, как доказала современная социология, это ошибочная и ненужная фикция.

В-третьих, даже первичные группы, в которые в той или иной мере вовлечена личность, не одинаково влияют на ориентации своих чле­ нов. Иногда ценности групп, образующих непосредственную соци­ альную среду ( milieu ) индивидов, не согласуются между собой (пол­ ностью или по большей части), и в таких случаях потенциальное воз­ действие этих групп нейтрализуется. Кроме того, если конфликтные ценностные ориентации, полученные в первичных группах, и модаль­ ные ориентации более широкой социальной среды выражены четко и определенно, то связующая роль первичной группы становится все более незначительной или вовсе сводится на нет, а связующее влия­ ние более обширного сообщества — все более заметным. По крайней мере именно в этом направлении можно с успехом развивать экспе­ риментальные итоги исследований в Эльмире.

Другой способ осмысления этих результатов связан с выявлением того, какое место занимают «исследования малых групп» в теории ре­ ферентных групп и в более общей социологической теории групп. Ясно, что в Эльмире не удалось бы получить такие интересные дан­ные, если бы исследованию подверглось поведение нескольких ин­ дивидов, собранных на короткое время, чтобы составить «малую груп­ пу» для той или иной социологической лаборатории. Ибо решение проблемы в том и заключается, чтобы поведение этих индивидов изу­чалось в двойном контексте — контексте длительных и очень близких отношений («друзья» или «коллеги») и в контексте нормативной и по­ веденческой структуры сообщества, образующего общую среду для этих индивидов. Именно социологические проблемы такого рода подразуме­ вают активное функционирование социальных структур, длительное время оказывающих большое влияние на включенных в них индиви­ дов, и именно эти требования не улавливаются, если объектом иссле­дования становятся задуманные специально для данного эксперимен­та «малые группы», в которых индивиды сведены вместе ad hoc ради ограниченных целей, ограниченно вовлечены в «группу», — и все это на ограниченное время. Разумеется, здесь не подвергается сомнению исследовательская ценность экспериментальных малых групп; я толь­ ко настаиваю на том, что такое исследование подходит для ограничен­ ного круга социологических проблем и, вероятно, совсем не подходит для гораздо более широкого круга всех остальных проблем. Остается только сказать, что для таких проблем, как те, которые рассматрива­ ются здесь в данный момент и для которых именно взаимосвязи между длительными, имеющими большое значение для человека личными от­ ношениями и более крупной социальной структурой служат предме­ том исследования, метод экспериментальных малых групп, весьма по­ учительный в других случаях, оказывается неадекватным. Будем на­деяться и верить, что уже в скором времени социологи и социальные психологи идентифицируют теоретические проблемы, которые луч­ ше всего решаются с помощью метода экспериментальных малых групп, и будут отличать их от проблем, которые лучше всего изучать в обычной, повседневной социальной жизни 793 .

СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com