Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 19. СОВРЕМЕННЫЙ ЭТАП ВСЕМИРНОЙ ИСТОРИИ

1. НТР и становление постиндустриального общества

В середине XX в. делает первые шаги, сначала в западных странах и в СССР, грандиозная по масштабам научно-техническая революция (НТР). Ее последующее развитие вызвало глубокие перемены во всем мире - в материальном производстве и науке, политике и социальном положении людей, культуре и международных отношениях. Вскоре стало ясно, что с приходом НТР заканчивается эпоха индустриального капитализма на Западе. Более того, завершается эпоха индустриальной цивилизации, к которой были причастны так или иначе все страны и континенты, в том числе и колониальные страны Азии, Африки и Латинской Америки.

Научно-техническая революция выводит человеческое общество, прежде всего западное, из тупика неразрешимых противоречий. Она открывает фантастические по прежним представлениям пути развития и формы организации общества, средства реализации человеческих сил и способностей, одним словом, гуманизации исторического процесса. Но вместе с новыми возможностями появляются и новые опасности. Над человечеством нависает угроза собственной гибели в результате непродуманных действий самих людей. Можно сказать, что глобальная катастрофа - это в определенном смысле антропологическая катастрофа.

Первоначально научно-техническая революция охватывает сферы науки и материального производства. Революционный переворот в промышленности был вызван созданием электронно-вычислительных машин (ЭВМ) и на их основе автоматизированных производственных комплексов. Произошел поворот в сторону применения немеханических технологий, резко сокративших время изготовления различных материалов и продуктов.

Уровень механизации и автоматизации производственных процессов стал настолько высоким, что решение конкретных задач потребовало от любого работника, не только от инженера, но и от квалифицированного рабочего, серьезной профессиональной подготовки, современных научных знаний. По мере развертывания НТР наука становится определяющим фактором в развитии общества в сравнении с материальным производством. Научные открытия фундаментального характера приводят к появлению новых отраслей в промышленности, например производства сверхчистых материалов, космической техники. Для сравнения, отметим, что во времена индустриальной революции сначала делались технические изобретения, а затем наука подводила под них теоретическую базу. Классический пример из XIX в. - паровой двигатель.

В течение 1950 - первой половины 1960-х гг. общественная мысль полагала, что главным результатом НТР выступает появление высокопроизводительной индустрии, и на ее основе - зрелого индустриального общества. Западное общество быстро осознало те преимущества, которые несет с собой научно-техническая революция, и много сделало для ее продвижения по всем направлениям. В конце 1960-х гг. западное общество вступает в качественно новый этап своего развития. Ряд ведущих западных ученых - Д. Белл, Г. Кан, А. Тоффлер, Ж. Фурастье, А. Турен - выдвинули концепцию постиндустриального общества и стали усиленно ее разрабатывать.

Д. Белл в работе "Приход постиндустриального общества" (1973), в частности, высоко оценил мысль К. Маркса о том, что в обществе, которое придет на смену капитализму, наука станет всеобщей производительной силой. И действительно, в постиндустриальном обществе центральное место занимает теоретическое знание, которое становится источником нововведений и политических программ, превращается в главное богатство общества. Производство услуг (в сферах информации, образования, здравоохранения, культуры и т.д.) существенно опережает производство материальных товаров. Классовое деление общества постепенно заменяется разделением по профессиям. Численность белых воротничков начинает заметно превышать численность синих воротничков - рабочих. А основные конфликты в постиндустриальном обществе, по Беллу, развиваются вследствие столкновения науки, знаний с некомпетентностью.

В 1970-е гг. в западном обществе начинается новый этап НТР. Энергетический и сырьевой кризисы ускорили структурную перестройку промышленности, а вслед за ней всех сфер общественной жизни, которая сопровождалась массовым внедрением наукоемких технологий. Резко возрастает роль транснациональных корпораций, что означало дальнейшую интеграцию мировых экономических процессов. Наряду с радикальными преобразованиями в экономике ускоряется глобализация информационных процессов. Создаются мощные телекоммуникационные системы и информационные сети, спутниковая связь, которые постепенно охватывают весь мир. Изобретается персональный компьютер, совершивший подлинную революцию в науке, деловом мире, печати. Информация постепенно становится важнейшей экономической категорией, производственным ресурсом, ее распространение в обществе приобретает огромную социальную значимость, ибо тот, кто владеет информацией, владеет и властью.

Переход западного общества на постиндустриальную стадию развития является наиболее значительной по масштабам вызываемых перемен из всех социальных революций, которые когда-либо имели место в истории. Такое суждение вряд ли можно считать преувеличением. Поистине революционные преобразования, охватившие по-разному весь мир, вызвали к жизни целый ряд совершенно новых проблем, и прежде всего проблемы, которые были названы глобальными. Имеются в виду проблемы, которые затрагивают интересы всего человечества и от своевременного разрешения которых зависят его выживание и дальнейший прогресс. Таковы экологическая, сырьевая, энергетическая, демографическая проблемы, угроза ядерной катастрофы и др. Процесс становления человечества как единого субъекта деятельности начался именно с осмысления причин возникновения и сущности глобальной ситуации на земле. Появляются такие новые понятия, как глобальное сознание, глобальная этика, общечеловеческие ценности.

Разумеется, о человечестве много рассуждали и в прежние времена. Но принципиальное отличие здесь состоит в том, что под человечеством тогда имелась в виду простая совокупность всех людей, живущих на земле, т.е. народонаселение. Единство человеческого рода задавалось его происхождением и способом жизнедеятельности людей. Труд, культурные достижения, социальная организация есть то общее, что объединяет все малочисленные и многочисленные народы и народности, этносы и нации, обусловливает их принадлежность к единому человеческому роду.

В прошлом возможность и способность человечества выступить единым субъектом в истории отрицались или ставились под сомнение. А.И. Герцен в книге "Былое и думы" писал в середине XIX в.: "Слово "человечество" препротивное: оно не выражает ничего определенного. ...Какое единство разумеется под словом "человечество?" Разве то, которое мы понимаем под всяким суммовым понятием, вроде икры и т.п.".

Появившаяся в первой половине XX в. концепция локальных цивилизаций отвергла идею исторического единства стран и народов мира. О. Шпенглер в нашумевшей работе "Закат Европы" отзывался пренебрежительно о человечестве как о зоологическом понятии или пустом слове. А. Тойнби хотя и говорил о коллективном Человечестве, упорно собирающем и накапливающем из века в век плоды трудов и достижений науки и техники, однако не считал его субъектом исторического действия.

Вплоть до второй половины XX в. не возникало потребности в осознании человечеством самого себя как некоторой единой целостности. По мере обострения глобальных проблем стали вырисовываться контуры механизма становления человечества как сложного, противоречивого, но вместе с тем единого субъекта исторического процесса. Впервые человечество из "человечества-в-себе", т.е. из изначально заданного единства человеческого рода на Земле, постепенно стало задумываться над своими возможностями стать вершителем, творцом собственной судьбы, т.е. превратиться в "человечество-для-себя".

С появлением угрозы глобальной катастрофы в философской и научной литературе начинается изучение складывающейся ситуации. В процессе многовекового развития промышленной цивилизации наблюдается постоянное возрастание антропогенной нагрузки на природу, однако это не вызывало особого беспокойства, хотя локальные по масштабам природные кризисы периодически случались. В целом господствовал взгляд на природу как на пассивный объект человеческого воздействия, как на простое средство удовлетворения материальных потребностей.

В XX в. становится очевидным, что масштабы природных изменений, вызванных деятельностью человека, уже соизмеряются с естественными геологическими процессами. В таком случае его деятельность больше не может носить стихийного характера. Известный отечественный ученый В.И. Вернадский выдвинул в 1940-е гг. идею ноосферы. Он считал, что перед человеком встает задача сознательного управления процессами, происходящими в биосфере, преобразования биосферы в ноосферу в результате планомерного воздействия человека на природу. Ноосфера представляет собой единую систему, состоящую из техносферы и природной среды (биосферы), которая организуется и управляется разумом людей в интересах всего человечества.

Ноосферная концепция активно разрабатывалась в 1950- 1970-е гг., затем получила дальнейшее развитие в трудах известного ученого Н.Н. Моисеева, в работах других отечественных и зарубежных авторов. Была выдвинута идея коэволюции, т.е. совместной эволюции природы и общества. Суть идеи состоит в том, что необходимо, во-первых, качественно изменить антропогенную нагрузку на биосферу, а значит, перестроить само общество, во-вторых, соотнести допустимую антропогенную нагрузку на биосферу с возможностями сохранения ее стабильного существования в том русле эволюции, в котором она сейчас находится.

Ускорять движение биосферы, направлять ее развитие можно только вдоль линии эволюции. Если будет превзойден критический порог воздействия на биосферу, она может перейти на другой канал эволюции, где человеку и человечеству не останется места ввиду коренного изменения всех параметров биосферы. В этом подходе сторонники коэволюции видят мировоззренческую основу всех фундаментальных наук и практической деятельности людей в наступившем XXI в.

Большая работа по изучению глобальных проблем была проведена Римским клубом - международной неправительственной организацией (создана в 1968 г.). Широкую известность приобрел целый ряд исследовательских проектов, в реализации которых принимали участие видные западные ученые. Римский клуб одним из первых стал предупреждать мировую общественность о грозящей катастрофе, говорить о ее возможных масштабах, искать альтернативные пути развития.

2. Поиски нового понимания сущности общественного прогресса

После первых же докладов Римского клуба у многих ученых, мыслителей, общественных деятелей складывается твердое убеждение, что линейно-поступательная концепция общественного прогресса устарела. Помимо того что она носит откровенно европоцентристский характер, смысл ее состоит в том, что определяющим фактором развития общества выступает развитие экономической сферы, материального, индустриального производства. В этой парадигме применение все более совершенной техники и технологий должно приводить к устойчивому росту производительности труда, вещественных и иных благ, которые в своей совокупности составляют общественное богатство, предназначенное для удовлетворения растущих потребностей людей.

В этом сходятся даже либерализм и марксизм в их классическом понимании, несмотря на принципиально различное представление, в частности, о роли собственности в жизни общества. Чем больше производится товаров, тем лучше могут жить люди. Безграничное развитие производительных сил раскрывает простор для безграничного развития человека. И хотя классический либерализм и марксизм по-разному понимают цель и историческое предназначение человека, их, однако, объединяет одно - понимание западной, в данном случае индустриальной, цивилизации как техногенной.

Для всех незападных стран Европа становится образцом, на который им следует ориентироваться в поиске целей и перспектив собственного развития. Так же рассуждают и в Европе. Постепенно складывается концепция догоняющего развития, которая становится господствующей как в метрополиях, так и в постколониальных странах.

С переходом на постиндустриальную стадию западное общество классического капитализма претерпевает значительные изменения. Но оно по-прежнему сохраняет свой техногенный характер. В западном обществе продолжают доминировать экономические, материальные интересы. Постоянный рост материального благополучия граждан является основной целью правительств всех стран Запада, несмотря на превратности их политической жизни.

Несложные подсчеты показывают, что на Западе живет пятая часть населения планеты, использующая 80% мировых природных богатств, вовлекаемых в хозяйственный оборот, для удовлетворения своих потребностей. Разрыв в уровнях развития между западным миром и остальными странами постоянно растет и достигает примерно 12-14 раз, а пять самых богатых стран мира богаче пяти самых бедных в 70-80 раз. В значительной мере такой разрыв есть результат неэквивалентного обмена между Западом и остальным миром, который поставляет ему не только сырье, энергоносители, рабочую силу, кстати по дешевым ценам, но и свои лучшие умы. Огромное количество талантливых ученых, инженеров, менеджеров из развивающихся стран живут и трудятся на Западе, в немалой степени способствуя его процветанию и развитию.

Многие ученые верно пишут о том, что все более заметная часть населения Запада начинает руководствоваться неэкономическими мотивами в выборе специальности, конкретных занятий, образа жизни в целом. Причины массового появления "постэкономического" человека несомненно коренятся в достигнутом высоком уровне жизни и потребления. Государство всеобщего благоденствия, социальное государство стало не просто идеологическим лозунгом, но и повседневной реальностью, по крайней мере для двух третей населения западных стран. Но Запад неизменно стремится к постоянному повышению материального благосостояния, уровня социального благополучия для себя и только для себя. Такой подход разделяют в целом и нынешние социал-демократы - оппоненты либеральной и консервативной мысли.

Можно долго спорить о том, является ли современное западное общество капиталистическим или нет, ведь многие социальные требования XIX - первой половины XX в. удовлетворены. Бесспорно одно: как индустриальное общество, так и постиндустриальное на Западе выступают ступенями развития единой техногенной цивилизации, которая продолжает добиваться огромных успехов в развитии экономики, науки, техники, современных технологий, в достижении социальной консолидации общества. Это и означает, что западная цивилизация по-прежнему ставит на первое место свои экономические, материальные цели и интересы.

Внутри, в границах западного общества имеют место известная толерантность, терпимость к различным взглядам и мнениям, философский и политический плюрализм. Все это, однако, не избавляет западное общество от многих пороков и недостатков. Но в отношении незападных стран западная техногенная цивилизация демонстрирует высокую степень агрессивности, стремления к господству, что диктуется самими основами ее существования. Рост материального благополучия - основа устойчивого развития западного общества. Падение жизненного уровня с неизбежностью породит мощную социальную напряженность, поставит под сомнение установившиеся в обществе порядки, и прежде всего отношение собственности.

Мировая общественная мысль приходит к убеждению, что понимание общественного прогресса должно включать в себя в качестве безусловно высшей его цели приоритет идеи выживания человечества. Угроза глобальной катастрофы, нависшая над ним, не оставляет альтернативных решений. Неизменная же нацеленность западного общества на повышение материального благополучия делает глобальную катастрофу, за что Запад постоянно подвергался и подвергается растущей критике в мире, все более вероятной. Это же обстоятельство постоянно вызывает и на самом Западе кризисные явления в сфере духа, порождает огромную критическую литературу.

Несомненно, что западному обществу присущи как выдающиеся достижения, так и глубокие противоречия и пороки. Но сам факт наличия в обществе постоянного стремления к критическому осмыслению основ существующего строя, к созданию более совершенных общественных отношений выступает одной из его постоянных и важнейших движущих сил по пути собственного прогресса. Хотя следует все же заметить, что уровень критичности, оппозиционности в западной мысли заметно снизился в последние десятилетия. Особо это наглядно видно в сравнении с 1950-1960 гг., когда с критикой западного общества за утрату духовных ценностей, за дегуманизацию человеческих отношений выступили такие известные ученые и мыслители, как Т. Адорно, Г. Маркузе, В. Франкл, Э. Фромм, М. Хайдеггер, М. Хоркхаймер, К. Ясперс и др.

3. От глобальных проблем к глобализации мира

Качественно новый этап во всемирной истории наступает в начале 1990-х гг. после распада СССР и мировой социалистической системы. Начинаются стремительно развивающиеся процессы глобализации мира и одновременно с этим перерастание постиндустриального общества на Западе в информационное общество. Если для постиндустриального общества характерной чертой выступало заметное преобладание производства услуг над производством материальных продуктов, то информационное общество отличает прежде всего наличие высокоэффективных информационных технологий в финансовой и экономических сферах, в средствах массовой информации.

Процессы глобализации в целом носят объективный характер. Они порождаются растущей потребностью в единых, хорошо скоординированных действиях государств, многочисленных общественных организаций в решении острейших общечеловеческих проблем: эффективного использования природных богатств, защиты окружающей среды, роста населения и социальных болезней - наркомании, преступности, СПИДа и т.д.

Но вместе с тем процессы глобализации мира по важнейшим параметрам все более приобретают вполне определенные формы. Доминирующей тенденцией выступает тенденция, ведущая к образованию однополярного мира, в котором первые роли оказываются принадлежащими Западу, а точнее Соединенным Штатам Америки. В идейном плане это означает несомненную победу неолиберализма. Экономические его аспекты в плане глобализации были прописаны в 1970-1980-е гг. известным американским ученым-экономистом Валлерстайном. Масштабная работа по внедрению либерализма в мировое общественное мнение применительно к условиям, сложившимся к концу 1980-х - началу 1990-х гг., была проведена американскими политологами, в первую очередь Ф. Фукуямой, С. Хантингтоном, 3. Бжезинским. В частности, Фукуяма в опубликованной в 1989 г. статье "Конец истории?" утверждал, что после краха коммунистической идеологии единственно жизнеспособной идеей в мире остается либеральная идея. И в этом смысле история как борьба идей за различные пути преобразования общества в основном завершена.

С. Хантингтон в своих работах 1990-х гг. утверждает, что западная цивилизация является скорее уникальной цивилизацией, чем универсальной. Поэтому будущее Запада как оплота либерализма вовсе не так безоблачно, и что для западной цивилизации существует реальная угроза столкновения с другими, незападными цивилизациями. Тем не менее Хантингтон также убежден в превосходстве либеральных основ западного общества над всем остальным миром. 3. Бжезинский в своей ставшей широко известной работе "Великая шахматная доска" (1997) пишет о том, что Америка в настоящее время является единственной супердержавой, что она занимает доминирующие позиции в военной, экономической, технологической и культурной сферах и что цель политики США должна быть без каких-либо оправданий направлена на закрепление собственного господствующего положения.

В работах Валлерстайна дана во многом верная картина становления глобализирующейся экономики. Валлерстайн создал "миросистемный" подход для анализа мировой экономики. Человеческий мир - это некоторая система. Основу миросистемы на протяжении последних пяти веков составляет капиталистический Запад. С начала этого периода можно говорить о возникновении капиталистической мир-экономики (КМЭ). Движущей ее силой выступает разделение труда, а главной производительной силой - непрерывное накопление капитала. КМЭ способна к безграничной экспансии и не совпадает с политическими границами. Отсюда глобальные размеры КМЭ, втягивающей в свои границы весь мир.

В капиталистической мир-экономике производство материальных благ представляет собой единство производительных сил и производственных отношений. Между ними возникает противоречие вследствие общественного разделения труда в следующем смысле. Капиталистические производственные отношения охватывают весь мир и становятся в своей совокупности целостной системой - капиталистической мир-экономикой. Но как материальное производство, как совокупность производительных сил индустриальный капитализм сосредоточивается лишь в рамках западноевропейского региона, а впоследствии североатлантическо-западноевропейского региона, и выступающего ныне в качестве западной цивилизации.

В КМЭ выделяют центр, периферию и полупериферию. Центр посредством неравноправного обмена получает возможность распределять мировую прибавочную стоимость в свою пользу. Центр получает прибыль, периферия - теряет ее. Полупериферия, ряд государств, находящихся на границе с центром, борются за более справедливое перераспределение мировой прибавочной стоимости. Потому не случайно мировой рынок становится основой капиталистического способа производства. Обмен - это та часть производственных отношений, с помощью которых и обнаруживается мировая прибавочная стоимость в вещах, товарах, услугах, создаваемых для получения прибавочной стоимости производительными силами центра.

Концепция КМЭ Валлерстайна позволяет глубже понять важнейшую черту развития человеческого общества последних столетий - почему весь мир не стал и не может стать капиталистическим как в индустриальную эпоху, так тем более и в постиндустриальную. Капиталистический способ производства простирается функционально на весь мир, создает в различных странах отдельные отрасли материального производства. Но именно центр интегрирует их в единую систему производительных сил, подчиняя развитие системы достижению собственных задач по удовлетворению материальных и социальных потребностей населения центра. Несмотря на то что в большинстве стран, относимых к полупериферии, в течение всего XX в. возникали социальные революции, бунты и восстания, ни в одной из них не появился тот уровень развития производительных сил, который позволил бы ей войти в центр - ядро капиталистической мир-экономики.

С уходом СССР с исторической арены и исчезновением второго полюса процесс глобализации мира прибрел новое качество. К концу XX в. стало очевидным, что его несущими конструкциями выступают массовая коммуникация между отдельными обществами и эффективная рыночная экономика, в которой финансовый капитал доминирует над материальным производством и товарным рынком. Глобализация привела к победе транснациональных капиталов и информационных потоков над национальными границами.

В процессах глобализации ведущую роль играют транснациональные корпорации, базирующиеся главным образом в США. Из 50 крупнейших корпораций штаб-квартиры 33 из них находятся в США, и они владеют тремя четвертями всех акций на мировых биржах. Глобализация привела к созданию "клуба" избранных стран по экономике. Помимо западных стран в него входит не более десятка таких стран, как Бразилия, Индия, ЮАР, Южная Корея. В этом списке нет России. Пропуском в этот клуб выступает производство высокотехнологичных и информационноемких продуктов, а не добыча сырья или производство товаров в результате первичной индустриальной переработки.

Становление глобальной экономики ведет к дальнейшему увеличению разрыва по уровню развития между богатыми и бедными странами. Озабоченность такой ситуацией высказывают многие западные ученые. Американский экономист Д. Сакс говорит о необходимости новой стратегии глобализма, которая бы гарантировала прибыль от расширения мирового рынка для бедных стран мира. Но пока такого рода пожелания никак не сказываются на реальной политике ведущих западных стран, что ведет к дальнейшему росту антиглобалистских настроений и выступлений во всем мире.

События, происходящие в мировой истории в последние десятилетия, заставляют пересматривать некоторые устоявшиеся взгляды на процесс развития общества.

На протяжении последних двух столетий в европейской мысли господствовал взгляд на историю как на естественно-исторический процесс, не зависящий от конкретных форм его воплощения. История есть реальный, объективный процесс, складывающийся из взаимодействия поступков и воль многих миллионов людей. Поэтому история либо носит иррациональный характер и не укладывается ни в какие заранее заданные рамки, либо до определенной степени поддается упорядочению. Но в любом случае не ставится под сомнение главная черта исторического процесса - вторичность рационального управления по сравнению со стихийным и вместе с тем с объективным характером его протекания.

В современной западной философии все отчетливее звучит мысль о том, что сегодня созданы все необходимые предпосылки для превращения хода мировой истории в его главных и определяющих чертах в контролируемый и целенаправленный процесс. Запад намерен сделать все возможное, чтобы направить ход истории в XXI в. в соответствии с теми целями и задачами, которые вытекают из его жизненных интересов.

Очевидно, что управляемость историей в принципиальном плане может быть значительно повышена посредством осуществления как конструктивных, так и деструктивных проектов, например локальных и национальных конфликтов. Их масштабность, интенсивность, направленность могут определяться заранее и реализоваться через совокупность экономических, силовых, политических, информационных технологий с четко обозначенным набором субъектов конкретных действий, форм материального обеспечения и информационной поддержки и т.д. Но как показывает весь прошлый опыт, попытки поставить под контроль ход истории в целом заведомо обречены на поражение.

Иными словами, как в идейно-теоретической сфере, так и в реальной жизни в современном мире актуальна идея разных путей глобализации мировых общественных отношений в XXI в. Вызывает интерес, например, мысль о восстановлении второго полюса, наличие которого могло бы способствовать, по мнению ее сторонников, созданию более предсказуемых и управляемых международных отношений.

Разумеется, борьба за реализацию различных моделей устройства будущего глобального мира не должна вести к возрождению тотальной конфронтации, характерной для времен холодной войны. Многое здесь будет зависеть от того, насколько успешно будет решаться основная проблема современности - объективная потребность в экономическом и ином единстве мира.

4. Современные проблемы модернизации незападных стран

Проблема модернизации незападных стран появляется в конце 1950 - начале 1960-х гг., когда страны Азии, Африки, Латинской Америки освободились от колониальной зависимости. Первые теории модернизации, выдвинутые к тому времени на Западе, представляли собой своеобразный вариант европоцентристской концепции исторического развития, сложившейся в период индустриального капитализма.

Отличительной чертой этих теорий являлся универсализм. Процесс развития рассматривался в них как имеющий всеобщий характер для всех стран и народов, одни и те же этапы и закономерности. Теории модернизации 1950-1960-х гг. признавали некоторые особенности развития у разных стран и народов, но считали их несущественными, второстепенными в сравнении с единственно верным путем развития общества. Французский философ Р. Арон писал в те годы: "Ничто не мешает странам Азии, Африки и Латинской Америки идти в своем развитии по стопам высокоразвитых стран Запада, используя их капиталовложения, технологию и опыт".

Методологической основой идеи универсальной догоняющей модернизации выступает технологический детерминизм, который выводит развитие общества непосредственно из прогресса техники и видит в нем рост благосостояния, решение социальных проблем. Одним словом, по мере изменения материально-технической базы экономики меняются социальная структура общества, политические институты, культурный облик страны.

Однако осуществление программ модернизации в бывших колониях и полуколониях с самого начала столкнулось с серьезными трудностями. Становление индустриального сектора в экономике быстро приводило к ослаблению и даже к разрушению многих социальных институтов, управлявших традиционным обществом, что порождало хаос и нестабильность. Незначительный индустриальный сектор оказывался накрепко привязанным к капиталистическому мировому хозяйству, в то время как традиционные аграрные виды деятельности продолжали сохраняться. Так что в целом общество лишалось ясных перспектив развитии.

С середины 1960-х гг. начинается критика западного варианта модернизации на основе идеологии индустриализации, которая начинает рассматриваться как неоколониализм, или теория зависимого развития. Были предприняты попытки создания иных вариантов модернизации. Их общий смысл сводился к тому, что превращение страны в современную не обязательно должно трактоваться как вестернизация. Так возникает потребность в применении цивилизационного подхода к анализу исторического процесса, когда все незападные страны столкнулись с тем мощным вызовом, который бросил им Запад, вступавший в постиндустриальную фазу развития.

Суть найденного решения состояла в том, что модернизация в постиндустриальную эпоху может быть успешной лишь при сохранении каждой незападной страной своей цивилизационной специфики, идентичности. Это означает сохранение сложившихся в национальной культуре представлений о смысле и целях человеческого сущестования, о роли конкретного общества в историческом процессе. Впервые это поняли Япония, Сингапур, Тайвань, Корея, некоторые другие "маленькие драконы Азии". При таком подходе становится ясным, что нельзя построить единую модель модернизации, на которую можно было равняться, как в случае с догоняющей модернизацией. Поэтому в настоящее время резко возрастает роль научной прогностики и социальных технологий применительно к каждой отдельной стране.

В эпоху постиндустриализма должна быть создана особого рода идеология модернизации как становления страны современной страной. Проблема заключается в сложности объединения на платформе национального согласия тех, кто ориентируется на западный путь развития, и тех, кто выступает за сохранение национальной, цивилизационной идентичности страны.

Еще одна проблема, которая проявилась в ходе применения цивилизационного подхода, заключается в том, что вектор развития отдельной цивилизации и даже некоторых стран, входящих в нее, может не совпадать с векторами развития других стран. Появляется большое разнообразие конкретных путей движения стран к своему будущему. В настоящее время в незападном мире одни страны пытаются развиваться по прежним моделям модернизации в надежде на солидную помощь Запада, другие осуществляют на практике синтез новейших достижений постиндустриального капитализма с национально-культурными основами. Третьи продолжают движение по социалистическому пути, внося серьезные коррективы в прежнее понимание социализма. Есть и такие страны, которые заявляют о своем нежелании заниматься вообще модернизацией своих обществ.

Мощный рост взаимосвязи и взаимозависимости цивилизаций, регионов и стран, становление мировых производственных и информационных структур есть объективный процесс. Будущее человечества оказывается зависимым от того, какой характер будет носить взаимодействие всех цивилизаций и стран - будет ли это диалог и согласие, или оно окажется диктатом и насильственным подчинением всего мира самой могущественной ныне цивилизации - западной. После падения советского социализма в мире, к сожалению, не стало спокойнее.

Важную роль в выборе международным сообществом путей выживания и дальнейшего развития может сыграть осознание им всей сложности проблем глобализации мира, в первую очередь экономических и финансовых проблем, необходимости их неотложного решения. Нельзя забывать и о глобальных проблемах. Важно успеть отвести от человечества глобальную катастрофу с ее непредсказуемыми последствиями.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Глобальное сообщество: новая система координат. СПб., 2000.
  2. Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы. М., 2000.
  3. Капитализм на Востоке. М., 1995.
  4. Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / Под ред. В.Л. Иноземцева. М., 1999.
  5. Панарин А.С. Искушение глобализмом. М., 2000.
  6. Панарин А.С. Глобальное политическое прогнозирование в условиях стратегической нестабильности. М., 1999.
  7. Социализм в перспективе постиндустриализма. М., 1999.
  8. Степин B.C. Эпоха перемен и сценарии будущего. М., 1996.
  9. Этос глобального мира. М., 1999.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

  1. Почему современный этап всемирной истории связывают обычно с приходом научно-технической революции?
  2. В чем смысл концепции постиндустриального общества? Какие факторы развития общества выдвигаются в ней на первое место?
  3. Как решаются глобальные проблемы в концепциях ноосферы и коэволюции?
  4. Почему возникла потребность в новом понимании сущности общественного прогресса по сравнению с индустриальной эпохой?
  5. Что позволяет понять в развитии современного общества миросистемный подход И. Валлерстайна?
  6. Почему так сложно и противоречиво протекают процессы модернизации обществ в незападных странах?
СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com