Перечень учебников

Учебники онлайн

Глава 26. КАТЕГОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ДУХОВНОСТИ

1. Понятие ценностей и их классификация

"Не хлебом единым жив человек", - гласит народная мудрость. Естествен вопрос: а чем еще? Как известно, плебеи и рабы Древнего Рима требовали хлеба и... зрелищ. Зачем зрелища голодному?

Оказывается, одного удовлетворения биологических потребностей человеку недостаточно. В этом одно из важнейших отличий человека от животного. Животное ориентируется на окружающую среду лишь с точки зрения использования ее естественных свойств для удовлетворения своих естественных же потребностей. Диапазон же человеческого отношения к действительности значительно шире.

Во-первых, это отношение к действительности не только по использованию созданных самой природой благ, но и, как отмечалось выше, практическое освоение, преобразование природы своим трудом, т.е. создание таких благ, которых природа сама не дает.

Во-вторых, человек способен творчески осваивать -действительность, т.е. познавать, а затем и использовать законы природы в своих интересах.

Наконец, окружающую действительность человек может рассматривать и относиться к ней с точки зрения ее значения для человека. Такие отношения получили наименование "аксиологические" (axios - ценность, logos - учение). А раздел философского знания, в котором осмысливается природа, сущность и роль значимых для человека явлений, вещей и процессов, называется аксиологией.

Вся история философской мысли непосредственно имеет дело с оценочными отношениями, со стремлением выявить наиболее значимое для человека. Длительное время аксиологическая проблематика была "вплетена" в философское знание, рассматривалась как одна из сторон философской мудрости.

С вычленением из философского знания теологии, этики, эстетики, аксиологические проблемы стали рассматриваться преимущественно в лоне этих дисциплин, оставаясь тем не менее философским знанием.

В самом общем виде аксиологическая тематика первоначально сводилась к выяснению вопроса - "что есть благо и каковы формы его существования?" В решении этого вопроса уже в эпоху античности, при общем понимании блага как того, что имеет для человека смысл, наметились разные подходы.

Так, Демокрит полагал, что благо и цель жизни - счастье. Будучи благом высшего порядка, счастье существует в следующих формах: эвтюмия - спокойное и ровное настроение, хорошее расположение духа, которое устанавливается в результате равномерного и спокойного движения атомов человеческой души; евесто - внутренняя устойчивость; гармония - понимаемая Демокритом как симметрия во всем; атараксия - безмятежность и этамбия - неустрашимость.

Сократ высшим благом считал мудрость как единство знания, выбора добра и практической реализации добродетели. Именно для достижения высшего блага Сократ призывал познать самого себя. В то же время рационализм Сократа сочетался с некоторыми элементами утилитаризма. Он, например, утверждал, что абстрактного блага нет, лишь конкретные вещи или поступки могут быть благими, приносить пользу.

С еще более утилитаристских позиций к ценностям подходил Эпикур. Высшим и первым благом он считал удовольствие, понимаемое как отсутствие страданий. Благами низшего уровня он считал справедливость как непричинение вреда другим и атараксию - физическую и духовную невозмутимость, достигаемую через познание природы.

В эпоху Средневековья высшим благом считалось добро, понимаемое как то, чего все желают. В конечном итоге у Фомы Аквинского добро совпадает с Богом. Так, в четвертом доказательстве бытия Бога он отмечал, что есть некоторая сущность, являющаяся для всех сущностей причиной блага и всяческого совершенства. Эта сущность и есть Бог.

В Новое время благо уже делится на общественное и личное, причем общественное благо, по мнению Ф. Бэкона, всегда должно преобладать над личным благом. Такая точка зрения была противопоставлением эпикурейству с его душевной безмятежностью и пониманием блага как личного наслаждения. Высшим проявлением общественного блага Ф. Бэкон считал долг как обязанность и обязательства человека по отношению к другим людям.

Б. Спиноза отождествлял благо с разумом и свободой. Свобода, в его понимании - это подчинение страстей разуму, а не эпикурейское наслаждение страстями. В качестве важнейшей ценности Спиноза также рассматривал жизнь, ставил ее на порядок выше смерти.

Большую роль в становлении аксиологии как самостоятельного учения сыграл И. Кант, который в центр своей философии поставил Человека, чем, собственно, открыл новый этап развития аксиологического знания. Кантом заканчивается традиция и период рассмотрения ценности как блага и с Канта же начинается этап понимания ценности как значимого для человека.

В основе аксиологии Канта, как и у Бэкона, лежит категория долга. Именно чувство долга, считал Кант, отличает людей от животных и обеспечивает путь к благу, которое имеет смысл только в человеческом измерении. Поэтому к человеку нужно относиться только как к цели, но никогда - как к средству. Таково безусловное категорическое повеление (императив) Канта. Из этой принципиальной установки следовал не менее принципиальный вывод: высшей ценностью является сам человек. Он должен добровольно подчиняться требованиям категорического императива, только в этом случае он обретает еще одну ценность - свободу.

Диалектическому противопоставлению долга и свободы как теоретическому фундаменту аксиологии посвящены работы Г. Гегеля и Ф. Ницше.

Однако окончательно статус самостоятельной философской дисциплины аксиология получает во второй половине XIX в. Формировалась эта дисциплина преимущественно в лоне неокантианства. В частности, В. Виндельбанд определял философию как учение об общезначимых ценностях, а воплощение ценностей в деятельности рассматривал как главную цель человека. Существуют общезначимые ценности не в виде каких-либо вещей, а в виде "значения".

В качестве высших ценностей Виндельбанд рассматривал истину, благо, красоту и святость как вневременные и внеистори-ческие принципы, которыми руководствуется человек, осознавая их как нормы безусловного долженствования. Кроме высших ценностей Виндельбанд выделял ценности-блага (наука, правопорядок, искусство и религия) как жизненно важные для существования человечества.

Другой представитель неокантианства Г. Риккерт рассматривал ценности как нечто полностью безотносительное к бытию и познающему субъекту. В отличие от Виндельбанда он различал ценности и нормы и полагал, что ценности становятся нормами лишь тогда, когда они (ценности) сообразуются с субъектом.

Основными ценностями Риккерт считал истину, безличную святость, нравственность, счастье и личную святость. По мнению Риккерта, эти ценности существуют вне физического и психического бытия, а образуют "потустороннее бытие", которое постигается лишь религиозной верой. В основе существования этих ценностей лежит, согласно Риккерту, воля сверхиндивидуального субъекта.

Против субъективизма в истолковании природы и сущности ценностей, с доказательством их объективного характера выступили Ф. Брентано, его ученик А. фон Мейнонг, М. Шелер и другие философы.

Шелер доказывал, что цель не сама по себе определяет волю, цель детерминируется ценностями, которые и направляют волю на благие или дурные поступки для ее достижения. А в силу того, что существует своего рода иерархия ценностей, на их основе возникают определенные интуитивные акты предпочтения в выборе поступка. Наиболее значимыми выступают ценности, которые характеризуются долговечностью, неделимостью и прагматичностью. Наивысшая ценность, по Шелеру, - "святое", которая дает длительное и глубокое удовлетворение человеку.

В социально-философском аспекте ценности рассматривались как способ бытия культуры (М. Вебер) или средство функционирования социальных институтов (Т. Парсонс), сообществ и цивилизаций (П.А. Сорокин).

В марксистской философии ценности рассматривались в классово-политическом ключе. Наиболее четко марксистская позиция была сформулирована в тезисе В.И. Ленина (который можно назвать "категорическим императивом" марксизма) о том, что нравственным (а следовательно, и ценным) является все то, что отвечает интересам пролетариата.

В то же время было бы несправедливым сводить марксистскую аксиологию лишь к классовым интересам. Марксизм не отрицал ни общечеловеческих, ни личностных ценностей. Другое дело, что в советский период существовал двойной стандарт во всем, в том числе и в сфере ценностей. Для широких масс постулировались одни, а партноменклатура исповедовала совершенно другие ценности. В "хижинах" нашего общества всегда ценились героизм, совестливость, скромность, трудолюбие. Совершенно иные ценности и иная мораль господствовали во "дворцах" - лесть, комчванство, стяжательство, алчность и пр. История крушения КПСС убедительно показала, что двойной стандарт в аксиологии, в ценностных отношениях делает любую организацию нежизненной.

В современных условиях аксиология все больше и больше обретает черты самостоятельной философской дисциплины.

Ключевыми понятиями современной аксиологии являются "ценность", "ценностная ориентация", "ценностная установка", "оценка", "оценочное отношение", "оценочное суждение".

Ценность - это свойство предмета или явления иметь значение для людей в культурном, общественном или личностном отношениях.

У каждой эпохи, у каждого народа или отдельного человека - свои ценности. Так, для некоторых народов золото не являлось ценностью. У людей также менялись представления о красоте, счастье и т.д. Отсюда, казалось бы, напрашивается вывод о том, что ценность - это нечто преходящее, временное, относительное. Однако это не совсем так.

Во-первых, действительно, ценности относительны, они меняются в зависимости от изменения потребностей и интересов людей, от формы господствующих в обществе отношений, уровня цивилизованности и других факторов. Но вместе с тем ценности и устойчивы, ибо существуют определенное (иногда весьма продолжительное) время. Более того, есть ценности, которые сохраняют свое значение на протяжении всего существования человечества (например, жизнь, благо), имеющие, следовательно, абсолютное значение.

Во-вторых, ценность - это единство объективного и субъективного. Ценность объективна в том смысле, что объективны свойства предмета или процесса, которые имеют значение для человека, но при этом от него не зависят. Эти свойства зависят от самого предмета или процесса. Субъективность же ценности заключается в том, что она существует лишь как процесс или результат оценки, т.е. субъективного человеческого действия. Ибо, еще раз подчеркнем, ценность - это не сам предмет, а значение предмета для человека. Вне человека ценность лишена смысла и в этом плане она субъективна. Наглядно эту взаимосвязь объективного и субъективного показал С.Ф. Анисимов: температура воздуха 40 градусов - это объективная характеристика; "жарко" - это субъективная оценка этой температуры; а "тепло" как условие жизни - это ценность [1].

1 См.: Анисимов С.Ф. Ценности реальные и мнимые. М., 1970.

Таким образом, ценность совмещает в себе изменчивость и устойчивость, объективность и субъективность, абсолютность и относительность. Она не существует вне оценки, оценочного отношения.

Под оценкой обычно понимают суждение о значении предмета или явления для людей, вступающих с ними в оценочные отношения.

Оценочное отношение возникает не к любому предмету или явлению, а лишь к такому, который имеет индивидуальную или социальную значимость. В процессе (и в результате) отношения формируется оценка как суждение о значимости данного феномена для человека и человечества.

Оценочное суждение, как и познавательное, основывается на наличии объективного предмета и его свойств, которые оцениваются; на относительно общем понимании того, что оценивается; оценочное суждение, как и познавательное, может быть верным и неверным.

В то же время оценочное суждение имеет отличия от познавательного. Во-первых, в оценке субъективного больше, нежели в познавательном суждении. Это вытекает уже из того, что в познании человек стремится свести субъективное к минимуму, познать предмет "таким, как он есть". В оценочном суждении цель другая - определить значимость данного предмета для познающего или оценить, в силу чего такое суждение окрашивается переживаниями, чувствами, т.е. субъективными обнаружениями. Скажем, для познавательного суждения землетрясение - колебание почвы, а для оценочного - стихийное бедствие, опасность. Оценочные суждения широко применяются не только в аксиологии, но и в других сферах философского знания, например, в этике и эстетике, ибо "добро" и "зло", "красота" и "безобразное" существуют только в чувственно-человеческой оценке, в отношении к предмету или процессу.

Во-вторых, оценочное суждение носит нормативный характер, предполагает наличие нормы-эталона, с которой сравнивается, сопоставляется оцениваемый предмет или явление. В этом отношении различие познавательного и оценочного суждений заключается и в том, что любое явление, любую "вещь-в-себе" в принципе можно познать, но не любое - признать ценностью. Более того, существуют антиценности, т.е. явления, имеющие отрицательную значимость для человека (например, смерть), существуют также феномены и предметы, не имеющие значимости для человека.

В-третьих, оценка, как правило, сопровождается паралингвистическим кодом передачи информации, в котором присутствует скрытое или открытое отношение к явлению - восторг, осуждение, предвкушение и т.п. Так, познавательное суждение "Земля круглая, как яйцо" фиксирует факт подобия формы Земли и формы яйца и не несет паралингвистической нагрузки. А оценочное суждение "У Ивана голова, как яйцо" может иметь несколько подтекстов - умный, лысый, некрасивый и т.д.

Любая оценка дается по отношению к чему-либо, на основании определенного критерия. Существует несколько точек зрения по проблеме критерия оценки. Первая, наиболее распространенная, рассматривает в качестве критерия оценки полезность того или иного свойства предмета или процесса для человека. Однако этот критерий имеет большую степень неопределенности. Скажем, змеиный яд, в зависимости от дозы его получения, может спасти от смерти (т.е. выступает в качестве ценности), а может привести к смерти (т.е. выступает в качестве антиценности).

Некоторые исследователи критерием оценки считают приятность. Такой гедонистический подход к определению критерия также не может быть принят однозначно в силу субъективности самого "приятного". Одному приятна классическая музыка, а другому - "попса".

Попытки соединения этих критериев воедино также не дают критерия, ибо "приятное" и "полезное" нерядоположены. Например, курение приятно курильщику, но не полезно. В данном случае приятное оценивается не по явлению в целом (курение в конечном итоге ведет к преждевременной смерти), а по его отдельному, сиюминутному фрагменту.

Наибольшее распространение имеет точка зрения, в которой полезное увязывается не с субъективно-гедонистическим наслаждением, а с объективным прогрессом человечества, следовательно, с развитием самого человека. В этом смысле можно считать, что полезное это то, что способствует прогрессу человечества и развитию личности, что во благо человеку и человечеству. Именно такое полезное, т.е. благо, представляется достаточно общим, относительно объективным и приемлемым критерием для оценки ценности. Разумеется, надо учитывать, что и благо подвержено субъективной оценке.

В силу множества предметов и процессов, имеющих значение для человека, а также многообразия человеческих потребностей и ориентаций возникает большое количество различных ценностей, которые по определенным основаниям можно привести в систему. Наибольшее распространение получили классификации ценностей по следующим основаниям.

По содержанию деятельности, в которой реализуются или обретаются ценности, последние квалифицируют как производственные, бытовые, профессиональные и др.

По широте их содержания выделяют индивидуальные, групповые (классовые, этнические, конфессиональные и др.) и общечеловеческие ценности.

По сферам общественной жизни различают материально-экономические, социально-политические и духовные ценности. Так, к ценностям материальной жизни относятся природные ресурсы, орудия труда. К социальным ценностям относятся общественные институты, необходимые человеку - семья, этнос, Отечество. Ценности духовной жизни - это знания, нормы, идеалы, вера и т.п.

По значимости для человека и человечества все ценности делят на высшие и низшие. Как правило, они совпадают с абсолютными и относительными ценностями, которые обусловлены длительностью их существования.

Высшие (абсолютные) ценности обладают неутилитарным характером, они являются ценностями не потому, что служат для чего-либо иного, а напротив, все иное приобретает значимость лишь в контексте высших ценностей. Эти ценности непреходящи, вечны, значимы во все времена, абсолютны. Они воспринимаются человеком как нечто такое, что другим быть не может в принципе.

К высшим ценностям относятся общечеловеческие - мир, человечество; социальные - справедливость, свобода, права человека; ценности общения - дружба, любовь, доверие; культурные - мировоззренческие, этнические; деятельностные - творчество, истина; ценности самосохранения - жизнь, здоровье, дети; личностные качества - честность, патриотизм, верность, доброта и др.

Низшие (относительные) ценности выступают средствами для достижения каких-либо более высоких целей, они больше подвержены влиянию обстоятельств, изменению условий, ситуаций, более подвижны, время их существования ограничено.

Ценности могут различаться и в зависимости от типа цивилизации. В этом отношении некоторые авторы делят ценности на три группы, каждая из которых включает ценности, преимущественно культивируемые в основных типах современных цивилизаций - восточной, западной и евразийской.

Восточная цивилизация ориентируется на коллективизм, традиционализм, адаптацию к среде. В силу этого базовыми ценностями восточной цивилизации являются уравнительность, гуманизм, справедливость, культ общины, почитание родителей и старших, авторитаризм. Общество рассматривается как большая семья, в которой глава (правитель) пользуется непререкаемым авторитетом, а установленные предками порядки и ценности считаются неизменными и не подлежащими пересмотру.

Западная цивилизация ориентируется на индивидуализм, на культ личности, на адаптирование среды к интересам индивида. Поэтому ключевыми ценностями западной цивилизации являются свобода, лидерство, индивидуальность, равноправие и др.

В евразийской цивилизации своеобразно сочетаются ценностные ориентации Востока и Запада. Для менталитета русского народа как одного из основных представителей евразийства характерны коллективизм, корнями уходящий в общину; патриотизм, выработанный многовековой борьбой за независимость; взаимопомощь, открытость, доверчивость, терпимость, духовность, анархичность и даже, по словам Н.А. Бердяева, женственность [1].

1 См.: Бердяев Н. Судьба России. Опыты по психологии войны и национальности. М., 1990. С. 5-15.

Одновременно евразийская цивилизация не приемлет насилия, подавления свободы, чужеземного владычества, тирании доморощенных правителей. Но в отличие от Запада для евразийства особой ценностью является социальная свобода. Тому свидетельством являются ереси, борьба за веру, антикрепостнические бунты, восстания и другие социальные формы протеста.

Евразийские ценности ориентируют человека не на адаптацию к среде и не на нигилистическое к ней отношение, а на уважительно-критическое отношение к прошлому, настоящему и будущему, к отдельному человеку и коллективу, ко всем ценностям своего народа. К сожалению, стремление огульно вестернизировать российскую цивилизацию - экономику, образование, политику, культуру - ведет к утрате духовных ценностей, выработанных евразийской цивилизацией.

Однако ценности любой цивилизации и эпохи не существуют вне человека как родового существа. По-видимому, есть в учении Протагора рациональное зерно, ведь только в соотношении с человеком как мерой всех вещей имеют смысл и ценности. В то же время существующие ценности выполняют важные функции в обществе в целом и в отношении конкретного человека - познавательную, нормативную, регулятивную, коммуникативную, целевую, которые в конечном счете интегрируются в функции социализации. Другими словами, ценности социализируют индивида.

Социализация (как уже было сказано) - это процесс усвоения конкретным человеком знаний, норм, традиций, идеалов и других ценностей, позволяющих ему стать полноправным членом общества. Социализирующая роль ценностей выражается в том, что в них задается идеал для человека, они формируют потребности и мотивы деятельности, духовный мир личности, духовное содержание человеческого бытия.

В этом процессе важное место занимают ценностные ориентации как отбор, индивидуальное восприятие ценности субъектом, как личностные предпочтения идеалов, норм, эталонов и других ценностей, построение их иерархии в соответствии с субъективными предпочтениями, включение их в цели и мотивы деятельности.

Не менее значимыми для социализации выступают и ценностные установки, понимаемые как направленное воздействие социальной группы (этноса, класса, партии, государства, религиозной конфессии, семьи, школы и т.п.) на формирование ценностных ориентаций личности. Причем ценностные ориентации и ценностные установки могут иметь различную степень совпадения. Если ценностная установка ориентирована на интерес социального субъекта, то она содействует его внутренней активности, творческому отношению к действительности. Противоречия же между ценностными установками и ценностными ориен-тациями порождают диспозиционную активность, которая в свой диапазон включает множество форм: от активности-несогласия до бунта, мятежа, революции, гражданской (этнической, религиозной) войны.

2. Жизнь и смерть как финальные ценности человека

Высшей, абсолютной ценностью является человеческая жизнь. Сущность жизни в истории человечества трактовалась по-разному: от борьбы за существование (Ч. Дарвин) и способа существования белковых тел (Ф. Энгельс) до космического процесса качественных изменений "жизненного порыва" (А. Бергсон). Но аксиологический аспект осмысления жизни заключается не столько в выяснении ее сути, сколько в поисках ответов на вопросы; "в чем смысл жизни?", "зачем человек живет?".

Эти вопросы рано или поздно встают перед каждым человеком. Стояли они перед Сократом, когда он держал в руках кубок с цикутой, перед Гамлетом, зафиксированные в крылатом "to be, or not to be", перед Александром Матросовым... Но не только в "пограничной ситуации" или на пороге смерти люди стремятся найти смысл жизни. В той или иной мере человек повседневно сталкивается с этими вопросами и пытается найти на них ответ. Почему эти вопросы так важны для человека?

Во-первых, жизнь является всеобщим необходимым условием осуществления всех иных (реальных и утопических) целей, задач, мечтаний, которые человек ставит перед собой. Действительно, ведь для того, чтобы успешно закончить университет, стать хорошим специалистом, обрести семью и т.д., прежде всего нужно "быть живым", нужно жить. Осознание человеком того, что он живет, что его жизнь наполнена определенным смыслом, обеспечивает ему психическую устойчивость, психическую нормальность, общую комфортность.

Во-вторых, как уже отмечалось, в отличие от животного человек осознает свою смертность, понимает, что жизнь не бесконечна. Поэтому он стремится продлить свою жизнь, приобщиться к вечному, оставить о себе память. Но это удается человеку лишь в том случае, если его жизнь была наполнена смыслом. Выяснение, уяснение и поиск этого смысла выступают, таким образом, предварительными условиями человеческого бессмертия.

В-третьих, выступая абсолютной, высшей ценностью, жизнь может иметь различную цену. Пословица "Собаке - собачья смерть" говорит и о том, что жизнь умершего оценивается не выше жизни животного. Естественно, что каждый человек стремится повысить ценность своей жизни в своих глазах и в глазах окружающих. Для этого он сам для себя формулирует свое жизнепредназначение, ставит перед собой не только утилитарные, но и смысложизненные цели. А таковыми они становятся лишь тогда, когда наполнены смыслом.

Таким образом, поиск смысла жизни для человека является естественным процессом и вытекает он из естественной же потребности самоощущения значимости своей жизни для других и самого себя. Так в чем же смысл жизни?

В истории существования человечества и его самоосмысления выделялось несколько основных подходов к данной проблеме.

Одним из первых был сформулирован фаталистический (от fatum - рок, судьба) подход к смыслу жизни, суть которого сводилась к предположению, что есть высшая инстанция (карма, дао, Бог), которая предопределяет человеку его прошлое, настоящее и будущее, его судьбу. В силу этого истинный смысл жизни заключался в том, чтобы постичь свое предопределение и последовательно реализовывать предустановленное свыше.

Натуралистический подход ориентирует на понимание того, что жизнь не имеет смысла, как не имеет его природа. В лучшем случае смысл жизни можно рассматривать как следование биологически запрограммированным влечениям и инстинктам. Отсюда оказывается, что общего, единственного для всех людей смысла жизни нет, что каждый имеет свой неповторимый путь жизни и должен жить на радость себе. Такой точки зрения придерживался Демокрит, усматривавший смысл жизни в достижении эвтюмии; близким к этому было гедонистическое учение Эпикура. В XX в. крайними формами натуралистического подхода были теории "выпитого стакана", "цветов асфальта", обосновывавшие вседозволенность, сиюминутное удовлетворение любых желаний.

Волюнтаристский подход акцентирует внимание на смысле жизни конкретного индивида и усматривает этот смысл либо в безграничной свободе ницшеанского толка, либо во внутренней независимости индивида от нивелирующего влияния общества, т.е. в экзистенциальной свободе.

Функционалистский подход рассматривает смысл жизни как средство реализации какой-либо значимой цели. Это в некоторой степени интегральный подход, так как его рамками охватываются и религиозно-телеологическая установка - "жить, чтобы служить Богу", и марксистская норма - "жить, чтобы служить обществу, его прогрессу".

Аксиологический подход акцентирует внимание на тех ценностях, которые придают жизни смысл. Американский ученый А. Маслоу насчитывал четырнадцать таких ценностей - истина, красота, добро, совершенство, простота, всесторонность и др. Именно эти ценности, считал Маслоу, составляют смысл жизни большинства людей.

Австрийский философ В. Франкл, исследуя смысложизненные ценности, разделил их на три группы: а) ценности созидания - все то, что человек создает своим трудом; б) ценности переживания, выражающие чувственное отношение человека к действительности, дающие духовное наслаждение жизнью (поэзия, музыка, театр и т.п.); в) ценности отношения, которые возникают тогда, когда человек не может достичь ценностей переживания. В такой ситуации появляются мужество, твердость духа, достоинство, которые и придают смысл его жизни.

Множество точек зрения на смысложизненные ценности свидетельствуют, с одной стороны, что каждая подлинная ценность в какой-то мере придает жизни смысл. Это и труд, ибо вне труда жизнь не имеет смысла, паразитическая жизнь бессмысленна. Это и борьба, ибо в борьбе утверждаются достоинство, социальная значимость человека. Это и мир, и здоровье, и любовь...

С другой стороны, отдельные ценности не исчерпывают всего смысла человеческой жизни. Ведь кроме труда есть еще общение и игра, а они так же жизненно необходимы человеку, как и труд. Или, скажем, когда достоинство человека утверждено, зачем бороться?

Отсюда следуют по крайней мере два вывода. Во-первых, что смысл жизни не может быть определен окончательно, потому что он не задан наперед, а формируется человеком на каждом конкретном этапе своего бытия. Любые конкретные привязки к отдельным смысложизненным ценностям имеют смысл, но не могут охватить все целое. Во-вторых, очевидно, что смысл жизни не может быть исчерпан даже самым полным перечнем смысложизненных ценностей.

Поэтому, если и возможно, то лишь самое абстрактное (а поэтому и малоценное в практическом отношении) определение смысла жизни: смысл жизни заключается в самой жизни, в том, чтобы жить подлинной жизнью, быть Человеком при всех обстоятельствах и даже вопреки им.

"Ничто не вечно под Луной" - эти слова великого Гегеля говорят и о том, что все в мире преходяще, имеет конец своего бытия, который для живых существ именуется смертью.

Философско-аксиологическое "измерение" смерти заключается в выяснении вопроса: "в чем ее смысл?" Сложность определения смысла смерти обусловлена прежде всего тем, что в истории человечества отношение к смерти было неоднозначным.

Древние египтяне, например, были убеждены, что подлинное бытие человека начинается после смерти в загробном мире, а жизнь в этом мире - лишь временное, неподлинное, безрадостное существование, момент перехода в подлинное, счастливое бытие. Следовательно, смерть - это благо. Отсюда и культ мертвых, построение пирамид-гробниц, бальзамирование тел, убийство жен и слуг, лошадей для загробной жизни вместе с господином.

В философии Древнего Востока смерть трактовалась в русле буддийского религиозного догмата о перевоплощении. Смерть и здесь не рассматривалась как трагедия, так как по вероучению буддизма человек не пропадает бесследно, фактически не умирает, а перерождается в другое существо и тем самым как бы возрождается бесконечно.

Смягчен трагизм смерти и в философии античности. Платон, например, рассматривал смерть как отделение души от бренного тела, которая через определенный срок снова вселяется в новое тело. А Эпикур вообще считал, что человек со смертью не встречается. Известны его слова: "Пока я живу, смерти нет, когда есть смерть, меня нет" [1].

1 Антология мировой философии. М., 1983. Т. 1. Ч. 1. С. 356.

В эпоху европейского Средневековья доминировала точка зрения о том, что смерть - это кара Господа за первородный грех Адама и Евы. Смерть сама по себе - это зло, несчастье, но оно преодолевается верой в Бога, верой в то, что Христос спасет мир, а праведников после смерти ждет блаженное существование в раю.

В Новое время гуманистическая направленность социального и. духовного развития вообще отодвинула проблему смерти на второй план.

Иррационалистическая философия XIX в. рассматривала смерть как возврат к первоосновам подлинного бытия, как завершение кратковременного и случайного отклонения от подлинной экзистенции. Смерть в конечном счете рассматривается как главная цель человеческой жизни.

Марксистская философия видит в смерти диалектический момент существования человечества. Диалектику жизни и смерти описал Ф. Энгельс в "Диалектике природы". Он утверждал, что отрицание жизни находится в самой жизни. Жить - значит умирать. А сама жизнь возникает из неорганической природы, и если бы ее не было на Земле, то она возникла бы где-то в другом месте при благоприятном стечении определенных обстоятельств.

Выступая против точки зрения о случайном возникновении жизни, некоторые ученые обращали внимание на то, что живая клетка в синергетическом смысле значительно сложнее фабрики. Но ведь даже фабрика, т.е. более простая организация, не может нигде возникнуть случайно. Следовательно, жизнь - явление не случайное. Эта мысль получила глубокое обоснование в трудах В.И. Вернадского, рассматривавшего жизнь и смерть человека как моменты существования Вселенной, понимаемой как живой сверхорганизм. На примерно такой же позиции стоял и П. Тейяр де Шарден, считавший, что преджизнь, жизнь, мысль и сверхжизнь присущи Космосу как сверхразумному сверхорганизму в его эволюции.

Сегодня мы можем с достаточной уверенностью утверждать, что смерть - это антипод жизни и что жизнь достойна того, чтобы жить. Жизнь каждого - это уникальный невозобновимый дар. А в силу того что невозобновимое всегда ценнее возобновимого, смерть лишь подчеркивает ценность жизни. Смерть - это таинство и тайна, отсюда и страх перед смертью как перед неизвестностью.

Но всегда ли жизнь достойна того, чтобы жить? Скорее всего это так. Однако достойной может быть только подлинно человеческая жизнь. Последнее предполагает, что человек обеспечен минимумом человеческих благ - работает не больше, чем он может; пользуется поддержкой семьи или общества; восстанавливает свои физические силы ночью; имеет пищу, крышу над головой, надежду на будущее и т.д.

Вместе с тем существуют ситуации, когда смерти желают, когда жизнь прекращают добровольно, совершают эвтаназию или суицид. Причины последнего могут быть разными. Основными из них в современных условиях выступают наркомания, бедность, неизлечимая болезнь, предательство, позор, другие психические потрясения. В конечном итоге человек приходит к убеждению, что смерть - единственное средство избавления от боли, пытки, душевной муки или позора.

Наконец, существует и насильственная смерть, преднамеренное лишение человека человеком жизни, т.е. убийство. В этике и праве не прекращаются дискуссии о квалификационных признаках убийства. В США принята официальная классификация убийств на три степени, делаются попытки установить грань между убийством и самозащитой, между убийством и войной, между убийством добровольным и убийством по приказу. Ведутся споры о том, следует ли считать эвтаназию благом для безнадежно больного или убийством, пусть и по отчаянной просьбе последнего. Но дискуссии дискуссиями, а во всем цивилизованном мире убийство осуждается. И основывается это осуждение на том постулате, что человеческая жизнь - ценность. Во-первых, человеческая жизнь создана Богом и в силу этого священна (религиозное обоснование). Во-вторых, каждый человек высоко ценит свою жизнь и не может безразлично относиться к ней (субъективно-ценностное обоснование). В-третьих, убийство нарушает естественное право человека на жизнь, фундаментальность которого была доказана еще Т. Гоббсом и Дж. Локком.

В естественном процессе перехода от жизни к смерти существует своя градация, свои этапы.

Этап старения сопровождается ограничением выбора сферы деятельности, снижением уровня здоровья, переходом от независимости к зависимости от других. В общем-то старение дискомфортно. Поэтому человечество всегда волновала проблема продления жизни. Детально эти вопросы изучает геронтология. Здесь отметим лишь, что первый опыт продления жизни был зафиксирован еще в древние времена, когда царя Соломона обкладывали молоденькими девушками чтобы вдохнуть силу и молодость в немощное тело. Аристотель искал "квинтэссенцию" - пятую сущность, стоящую выше земли, воды, воздуха и огня, в которой, как он полагал, заключена тайна рождения и умирания. Алхимики Средневековья искали "философский камень", дающий не только богатство, но и вечную жизнь, с его помощью предполагалось создать "эликсир молодости". В общем-то и до сегодняшнего дня человечество не отказалось от попыток продлить жизнь человека. Частично это удается. Но мечты о "вечной жизни" остаются. Наглядный пример тому - популярность фильмов типа "Горец", различных триллеров о жизни после смерти.

Этап обратимой (клинической) смерти некоторые представители интуитивизма объясняют как такое качественное состояние организма человека, в котором он продолжает жить. Так, Р. Моуди в книге "Жизнь после смерти" приводит результаты исследования ста случаев клинической смерти. Эти исследования показали, что перенесшие клиническую смерть испытывали одни и те же ощущения - "движение по тоннелю", "встречу с покойными близкими" и т.д. Это дало основания Моуди сделать вывод о том, что человек после смерти продолжает жить. Однако пока этот вывод является лишь слабым утешением, не более того.

Третий этап - необратимая биологическая смерть. Для человека это грядущая вселенская катастрофа. И он боится смерти, поэтому страх перед смертью - это естественное, нормальное состояние нормального человека.

Перед лицом этого страха человек ищет защиты. Он не может постоянно находиться под гнетом осознания неизбежности смерти. Поэтому он вытесняет это осознание, создает различные способы компенсации своей смертности. В качестве такой защиты от страха неминуемой смерти человек создает механизм упрочения в сознании идеи своего бессмертия, идеи отрицания смерти, т.е. механизм иммортализации.,

Эти способы зависят от того, какие смысложизненные ценности берутся в качестве основополагающих, в каких из них человек видит свое бессмертие. Наибольшее распространение имеют следующие способы иммортализации: а) родовое бессмертие, т.е. видение продолжения себя и своей жизни в потомстве, в детях; б) творческое бессмертие, т.е. оставление памяти о себе в результатах своей деятельности (в построенном доме, написанной книге, в своих учениках); в) религиозное бессмертие, основанное на установке о продолжении жизни в раю, на стремлении слияния с Богом и т.п.; г) натуралистическое бессмертие, ориентированное на слияние с природой или на перерождение в буддийском смысле; д) чувственное бессмертие, представляющее собой стремление к потере чувства времени в экстазе, наркотическом опьянении и т.д.

Сегодня ученые, художники, политики много размышляют о клонировании как одном из способов достижения бессмертия. Человек вступил в соперничество с природой и Богом. Принесет ли это ему счастье, или он в результате окажется на краю пропасти, как уже не раз бывало? Ответа пока нет.

Так есть ли бессмертие? И да, и нет. В него можно верить, но это дело каждого.

В качестве вывода можно лишь отметить, что важнейшей философско-этической проблемой, имеющей смысложизненное значение для человека, является проблема сохранения достоинства перед лицом смерти. Достойный образец решения этого вопроса дают нам наши предки. Вспомним слова князя Святослава Игоревича перед решающей битвой: "Да не посрамим земле Русские, поляжем косьми, мертвии бо срама не имам".

А есть ли смысл у смерти? Трудно сказать. Не знаем. Поживем - увидим.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Анисимов С.Ф. Духовные ценности: производство и потребление. М., 1988.
  2. Дробницкий О.Г. Мир оживших предметов. М., 1967.
  3. Здравомыслов А.Г. Потребности, интересы, ценности. М., 1986.
  4. Кузнецов А.С. Человек: потребности и ценности. Свердловск, 1992.
  5. Назарова О.Н. О смысле жизни, его утрате и творении. М., 1989.
  6. Сержантов В.Ф. Аксиология и теория личности // Вестник ЛГУ. 1988. Сер. 6. Вып. 3.
  7. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.
  8. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1991.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

  1. Что есть благо?
  2. Какова роль учения И. Канта в возникновении аксиологии?
  3. Чем различаются понятия "ценность", "оценка", "оценочное отношение"?
  4. Какие ценности являются высшими и почему?
  5. В чем смысл жизни?
  6. Какие существуют способы иммортализации?
  7. Какое место в дихотомии жизни и смерти занимают эвтаназия и клонирование?
СодержаниеДальше
 
© uchebnik-online.com