Перечень учебников

Учебники онлайн

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ

Глава тринадцатая. МЕТОДОЛОГИЯ И МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Естественно, что представитель каждой науки смотрит на объективную реальность и анализирует ее посредством категориального аппарата “своей” науки. Политическая культура рассматривается нами как одна из центральных составляющих в системе знаний политической социологии. Ее предметом применительно к нашей ситуации являются место и роль политической культуры как элемента политической системы, содержание и генезис ее составляющих, изучение политической культуры в широком социальном контексте, в рамках которого реализуются определенные виды общественных отношений. Этим определяются и особенности избранного нами методологического ракурса, взгляда на изучение политической культуры современного российского общества.

1. Методологические основания анализа

Перечислим сначала ряд допущений гносеологического характера, на которых базируется наше исследование. В самом общем плане предполагается, что существуют закономерности политической культуры как объективного феномена социально-политической реальности. То же следует сказать о возможности их научного изучения и объяснения. При этом мы исходим из того, что предлагаемые в результате анализа концептуальные построения должны быть эмпирически обоснованными, равно как и допускать проверку выводимых следствий. Кроме того, элементы теоретической концепции должны находиться между собой в отношении логической выводимости и непротиворечивости.

Говоря о методологии исследования, выделим прежде всего такой имманентный социологическому ракурсу рассмотрения явления принцип, как системный анализ политической культуры. Объективной стороной применения данного принципа служит то обстоятельство, что политическая культура как феномен социальной реальности не состоит из отдельных и изолированных предметов, а представляет собой некоторое целостное образование. Именно целостность определяет те интегральные качества, которые оказываются присущими отдельным составляющим как компонентам системы. Использование этого принципа обусловливается также и тем, что концептуальным инструментом решения проблемы исследования является построение системы показателей и эмпирических индикаторов изучения политической культуры.

Логика предлагаемого видения политической культуры как некоторого системного объекта предполагает учет ряда базовых компонент, присущих любой системе как таковой. Думается, что адекватным для решения задач исследования будет следующий перечень базовых компонент системы: а) объекты (вещи) — единицы, образующие систему; б) свойства системы, специфичные для каждого из объектов; в) внешние и внутренние связи изучаемого объекта; г) отношения (внутренние и внешние), не имеющие, подобно связям, вещественно-энергетического, субстратного характера; д) состояние фазы функционирования объекта; е) различные этапы, стадии, ступени, уровни, ветви развития объекта1.

Имея в виду эти компоненты, можно предложить следующую логическую структуру анализа политической культуры современного российского общества как системного объекта. Перечислим, далее, его важнейшие составляющие. В первую очередь следует указать на само теоретическое понятие “политическая культура” как центральное базисное понятие, описывающее качественное своеобразие изучаемого явления. Важными компонентами выступают переменные разной степени общности, отражающие состояние различных сторон изучаемого феномена. Сюда относятся понятия, которые возможно описать на языке эмпирических признаков, такие, например, как “уровень принятия политических ценностей того или иного типа”, “степень протестного участия” и т. п. Кроме того, необходимым компонентом является совокупность суждений, с помощью которых фиксируются отношения, по возможности причинного характера, между исследуемыми переменными. Выделим и такой необходимый компонент, как систематически организованные формы эмпирических данных, использующиеся для классификации и объяснения. Подробнее о содержательном “наполнении” большинства приведенных компонент будет сказано в следующем разделе.

Одной из важных сторон системного видения политической культуры должен быть учет того, что ее состояние в значительной степени детерминировано воздействием так называемого окружения. Сущностное своеобразие возможно понять через анализ взаимодействия ее с другими элементами системы, т. е. принципиально важно принять во внимание прямое или косвенное воздействие на состояние политической культуры различных составляющих общественной системы в целом.

Представление о политической культуре как некоторой целостности предполагает также учет динамики исследуемого явления. В каждой конкретной ситуации наблюдения политическая культура представляет собой своеобразный синтез моментов формирования, функционирования и развития. Поэтому принципиально важно рассматривать политическую культуру не как “изначально заданное”, сохраняющее при любых обстоятельствах состояние, а как конкретный, характерный для определенного исторического периода результат.

Другой принципиальной особенностью методологии анализа политической культуры современного российского общества, используемой в данной работе, является несколько уровней изучения и одновременно единство макро- и микроподходов.

Обычно под макроподходом понимается такой взгляд, когда за исходное берется общество в определенный момент развития. Конкретизируя, можно сказать, что политическую культуру правомерно рассматривать на макроуровне как некоторое явление, вносящее определенный вклад в поддержание (или, наоборот, нарушение) общества как системной целостности. При этом необходимо вычленять и раскрывать механизмы воздействия факторов, относящихся к обществу в целом, на различные составляющие и состояние политической культуры.

Имея в виду ту особенность политической культуры, которая заключается в ее сложности, многоаспектности, многоуровневости, целесообразно, на наш взгляд, выделить два основных уровня проявления политической культуры. На каждом из них обнаруживается качественно различная специфика политической культуры. К первому уровню относятся общественные и политические структуры и институты как некоторые объективные вещи или феномены. Этот уровень проявления политической культуры соотносится с практикой функционирования политической системы в целом, прежде всего со спецификой деятельности политических институтов. В более конкретном плане здесь речь идет о нормах, правилах, моделях управленческих решений и т. п., действующих в процессе функционирования институтов.

На втором уровне проявления политической культуры выступают групповое и индивидуальное сознание и поведение граждан. Здесь политическая культура воплощается в устойчивых характеристиках политического сознания определенного периода — идеях, ценностях, представлениях. Однако этот уровень проявления политической культуры не ограничивается исключительно сферой политического сознания. К нему относится другой, не менее важный компонент — повторяющиеся во времени характеристики, “параметры”, “модели”, “образцы” политического поведения.

Выделение двух основных уровней проявления политической культуры не означает отсутствие связи между ними. Безусловно, они находятся в состоянии взаимовлияния. Однако в аналитическом плане разведение уровней позволяет точнее сфокусировать ракурс исследовательского анализа, способствует более полному раскрытию и открывает возможности для исследования различных теоретических и прикладных вопросов политической культуры современного российского общества.

В разделе, посвященном системе показателей политической культуры, будет более подробно говориться о конкретных предметных областях проявления политической культуры. Сейчас же подчеркнем, что каждая из этих областей имеет специфические закономерности. Это неминуемо накладывает отпечаток на методологию изучения политической культуры в целом. Адекватный анализ этого сложного явления должен, предполагать некоторые посредующие звенья в форме специфических “теорий” или концептуальных схем анализа отдельных областей проявления политической культуры. Это означает, что в рамках изучения понятий-посредников политической культуры неминуемо будут использоваться закономерности, выявленные ранее в ходе изучения этих предметных областей.

В контексте нашего рассмотрения надо иметь в виду и то, что политическая культура выступает как единство субъективного и объективного. Она не существует безотносительно к людям, к их деятельности и в то же время оказывается опредмеченной в результатах этой деятельности. Отсюда вытекает и такая важная черта политической культуры, как активность ее носителей — индивидов и социальных групп разной степени общности.

В этой связи кратко рассмотрим соотношение группового и личностного уровней в методологии изучения политической культуры. По нашему мнению, изучение политической культуры в рамках политической социологии определяет известную первичность группового уровня анализа, т. е. при изучении проявлений политической культуры мы идем от социальной среды к индивиду, особенностям его сознания, поведения, включенности в те или иные социальные системы. Причем социальная группа (с присущим ей типом политической культуры) рассматривается нами не как арифметическая сумма составляющих ее индивидов, а как система, общность, имеющая интегративные качества. В то же время на уровне изучения личности происходит фиксация информации несколько иного качества. Здесь политическая культура личности понимается как феномен, для которого политическая культура группы является как бы внешним образованием. Однако индивидуальный политический опыт и соответственно культура не могут быть сформированы и не могут проявиться вне опыта группового.

Отметим также, что существенная особенность большинства явлений социального мира заключается, как известно, в их принципиальной уникальности и невоспроизводимости. Поэтому учет исторического измерения политической культуры, обстоятельств ее формирования и конкретных проявлений также является немаловажным.

2. К определению понятия “политическая культура”

Изучение политической культуры, как отмечалось, происходило в отечественном обществоведении в течение нескольких десятилетий. Следует заметить, что в перестроечные и постперестроечные годы количество работ, посвященных изучению политической культуры, было не столь многочисленным, как ранее. Спектр проблематики оказался при этом достаточно широким. В опубликованных работах рассматривались теория вопроса, особенности политической культуры зарубежных стран, генезис и содержание современной российской политической культуры, политическая культура отдельных социальных групп2. В отдельных исследованиях рассматривались особенности политической культуры конкретных периодов российской истории3. Вместе с тем единичными были работы, в которых тенденции современной российской политической культуры получили систематическое эмпирическое обоснование4.

Остановимся подробнее на вопросе о дефинициях понятия “политическая культура”, существующих в современной отечественной политологии и политической социологии. Как отмечалось, разработка проблематики политической культуры достаточно активно продолжается в нашей науке в течение более чем трех десятилетий и характеризуется многочисленными и разнообразными по содержанию определениями исследуемого явления. Нами было проанализировано более 30 определений политической культуры, данных отечественными авторами. На этой основе были выделены (Н. М. Кейзерова, Е. М. Бабосова, А. А. Галкина, Ф. М. Бурлацкого, К. С. Гаджиева, Э. Я. Баталова, А. И. Дженусова) наиболее типичные как с точки зрения проявлений специфики интерпретации, так и в аспекте частоты упоминаний в научной литературе5. Структурный анализ этих определений был осуществлен с применением специально разработанной классификационной матрицы. Основные составляющие, используемые в определениях политической культуры, приведены в таблице.

Данные таблицы с достаточной наглядностью демонстрируют, что представления перечисленных авторов носят целостный концептуальный характер. Об этом, в частности, свидетельствует наличие в определениях не одной, а нескольких “координат” описания политической культуры. Наиболее дифференцированными оказываются представления о составляющих структуры и субъектах-носителях политической культуры. К структурным компонентам политической культуры чаще всего относят различные составляющие политического сознания и поведения. В большинстве определений в качестве субъектов выделяются образования различной степени общности (от уровня общества в целом до личности). Проведенный анализ позволяет в целом вычленить ряд составляющих, которые наиболее часто используются в процессе описания политической культуры. К последним, по нашему мнению, следует отнести наличие структурных составляющих; указание на факторы формирования политической культуры; наличие субъектов-носителей и объектов ее проявления; функциональное содержание политической культуры; наличие нормативных аспектов в определениях.

Обобщая определения политической культуры, предложенные отечественными авторами, а также исходя из принятой в нашей работе интерпретации понятий “культура” и “политика”, приведем, далее, наше понимание исследуемого феномена.

В широком смысле слова под политической культурой мы будем понимать совокупность свойственных определенному историческому периоду устойчивых компонент политического сознания и поведения, фиксирующих принципы отношений в системе “человек — политика” и проявляющихся в деятельности как индивидов и групп, так и политических институтов. В узком смысле слова политическая культура конкретного исторического периода воплощается в устойчивых, явно или неявно разделяемых в обществе в целом или в его социальных группах представлениях и моделях поведения, затрагивающих отношения власти и граждан.

3. Система показателей и индикаторов политической культуры

Следующий важный шаг в совершенствовании понятийного аппарата социологического исследования политической культуры состоит в разработке системы показателей и индикаторов ее изучения. В предметном плане нас прежде всего интересуют базовые элементы политической культуры российского общества 90-х годов — устойчивые компоненты сознания и поведения населения в отношении составляющих политической системы: институтов власти, политического режима, центральных политических ценностей.

В ходе построения предложенной ниже системы показателей нашей целью было представление центрального теоретического понятия “политическая культура” посредством некоторой группы понятий разной степени обобщения, позволяющих впоследствии посредством их эмпирического “наполнения” выявить сущностью черты и характеристики исследуемого явления. Другими словами, осуществляемое на этом дедуктивном этапе последовательное сведение (или разложение) понятия “политическая культура” к операционально определяемым переменным представляет собой необходимую первую фазу в стратегии нашего анализа. Вторая фаза состоит в систематическом анализе эмпирических данных сквозь призму определенных концептуальных позиций. Тем самым создается основа для более глубокого понимания исходного теоретического понятия и его составляющих.

Поскольку политическая культура как сложное концептуальное образование прямо и непосредственно неприложима к уровню эмпирического исследования, очевидной является потребность в использовании ряда понятий более конкретного уровня обобщения. В этой связи предлагается выделить три звена, или уровня, анализа политической культуры современного российского общества. На первом уровне политическая культура рассматривается как центральное теоретическое понятие исследования. На втором уровне в ходе специального анализа центральное понятие представляется посредством понятий и индикаторов более конкретного плана. Третий уровень — эмпирический — есть совокупность эмпирических индикаторов, с которыми непосредственно соотносятся понятия второго уровня и опосредованно — центральное теоретическое понятие исследования. Здесь речь прежде всего пойдет о втором и третьем уровнях.

В предлагаемой понятийной системе термин “показатель” будет использоваться в двух смыслах. Во-первых, в смысле показателя-понятия, выражающего совокупность понятий, описывающих конкретные области проявления политической культуры. В этом случае по существу речь идет о базовых компонентах процесса операционализации, ориентированного на опосредование центрального теоретического понятия системой понятий иного, более низкого уровня обобщения. Во-вторых, термин “показатель” используется в смысле измерительного инструмента непосредственно фиксируемой, доступной наблюдению и измерению характеристики изучаемого объекта.

При разработке системы показателей нельзя не учитывать того, что показатели политической культуры должны соответствовать ряду общих требований, предъявляемых к показателям (показателям-понятиям)6. Прежде всего речь идет о достаточной дифференцирующей силе показателей в отношении исследуемых объектов. Кроме того, необходимо было соблюдать принцип комплексности, обеспечивающий охват всех свойств типологизируемых объектов, значимых с точки зрения теоретической концепции исследования. Также мы стремились к обеспечению достаточно четкой структурированности, т. е. разделению, показателей, формирующих данную систему на более или менее целостные блоки, каждый из которых отражает некоторое глубинное свойство объекта.

На схемах 1 и 2 в обобщенном виде представлены основные составляющие — блоки системы показателей изучения политической культуры. Содержание каждого из этих блоков относится к определенной “координатной оси” измерения политической культуры. Прокомментируем кратко их содержание.

Исходное выделение объективных и субъективных составляющих политической культуры предопределило то, что в фокусе нашего анализа оказались составляющие политической культуры, которые проявляются в политическом сознании и поведении. При этом мы опираемся на правомерную, по нашему мнению, классификацию когнитивных, аффективных и оценочных составляющих политической культуры. Первые включают знания о данной политической системе; вторые — оценки, в которые входит принятие определенных ценностей и степени соответствия им результатов функционирования политической системы; третьи — эмоционально-чувственные компоненты, к которым мы отнесли устойчивые проявления политических настроений.

Поскольку “непосредственными носителями” субъективных компонентов политической культуры являются отдельные составляющие политического сознания, то уточним отличительные признаки последних.

Под политическими установками будем понимать устойчивую готовность индивида к положительной или отрицательной реакции или отклику в отношении политического объекта. Убеждение индивида выражает субъективную оценку истинности или ложности определенных свойств, характеристик, приписываемых политическому объекту. Понятие “политическое мнение” отчасти пересекается, хотя и не во всем, с понятием “политическая установка”. Мнение чаще всего соотносится с фактическими явлениями или событиями, тогда как установка включает в себя очевидный момент индивидуального предпочтения и ориентации на действие. Политическая ценность представляег собой значимую жизненную цель или норму, по отношению к которой индивид обладает сильной позитивно окрашенной установкой.

Перейдем теперь к уточнению того, что на схеме 1 было обозначено как “области предметного проявления” политической культуры. Конкретно речь идет о политической системе и составляющих ее элементах.

Один из широко распространенных вариантов описания того, что отражает политическая культура как некоторое субъективное измерение политики, был предложен в рамках рассмотренных системно-структурных подходов. Логика была следующей. Центральным компонентом, ядром политической системы является государство. Функционирование политической системы предлагалось анализировать в терминах процессов на

Схема I. Уровни и направления анализа политической культуры

I. По областям предметного проявления (отражения)

П. По формам проявления сознания и поведения

II. По пространственно-географическим характеристикам

Плоскости измерения / проявления политической культуры

V. По типу состояния общества

IV. По социоструктурным характеристикам носителей

Плоскости измерения / проявления

Опосредующие понятия

I

Политическая система и политические процессы

II а

Политическое сознание: знания, ценности, настроения

II b

Политическое поведение: практические действия

III

Местный, региональный, национальный

IV

Личность, социальные группы, общество в целом

V

Состояние: стабильности, кардинальных трансформаций

 

Ключевые составляющие процесса

Процесс функционирования политической системы

Процесс конституирования политической системы

Воспроизводство политической системы; принятие и исполнения политико-управленческих решений

Контроль за состоянием и деятельностью политической системы

политической системы предлагалось анализировать в терминах процессов на ее “входе” и “выходе”. К первым отнесена деятельность партий, группы давления, средств массовой информации; ко вторым — исполнительная власть, суды, бюрократия. При этом политическая система включает политические процессы, к которым относится широкая совокупность проявлений политической жизни, выражающейся в конкретных акциях, конфликтах, альянсах, стилях или характере политических действий партий, движений, индивидов и т. п. Политические решения или определенные политические линии также представляют собой результаты функционирования политической системы, ее конкретный “выход”.

Схема 2. Показатели проявлений политической культуры в сферах политического сознания и политического поведения

Показатели политического сознания

Политическая компетентность

Интерес к политическим событиям, частота участия в дискуссиях по политическим вопросам, знание о политических событиях и их субъективная важность, убежденность в важности политической активности и возможности изменений

Политические ценности

Степень принятия (или непринятия) оценочных суждений о свободе, демократии, социальной справедливости, равенстве, индивидуализме, социализме, роли государства, рыночной экономике, приватизации, системе государственного устройства, сформировавшемся характере межнациональных отношений

Политическая идентификация

Оценочное отношение к деятельности различных политических групп, партий, движений; уровень знаний и степень поддержки партийных программ

Политическое доверие

Убежденность в легитимности режима; отношение к ведущим политическим лидерам; степень доверия и поддержки институтов власти различного уровня

Показатели политического поведения

Ориентации на партийную деятельность

Уровень включенности в деятельность различных политических групп, партий, движений

Электоральное поведение

Участие в парламентских и президентских выборах, референдумах; участие в местных выборах; электоральные предпочтения и опыт электоральных решений

Протестная активность

Участие в подписании писем и воззваний, митингах и демонстрациях, забастовках, насильственных действиях

Приведенное видение политической системы не во всем отмечает задачам операционализации, так как в нем не так полно, как хотелось бы, схвачены ее основные проявления. Для построения системы показателей изучения современной российской политической культуры особенно важен переживаемый обществом исторический период — период кардинальных трансформаций. В этой связи актуален не только анализ уже сложившейся политической системы, когда в качестве основных структурных элементов выступают государство, политические партии, общественные движения и ассоциации, но и характер протекающих в ней изменений. Поэтому, по нашему мнению, более точно рассматривать в качестве сферы проявления политической культуры сферу, политических процессов в целом. В таком случае политическая система берется не только с точки зрения своих структурных составляющих, но и в аспекте своей динамики. При таком подходе мы опираемся на имеющуюся в литературе трактовку политического процесса и основных его стадий. Политический процесс представлен как совокупная деятельность всех субъектов политических отношений, связанная с формированием, изменением, преобразованием и функционированием политической системы, опосредующей публичную власть7.

Политический процесс можно разделить на несколько стадий (хотя вернее было сказать компонентов). Первая — это постоянно возобновляющийся процесс конституирования политической системы, что применительно к разрабатываемой системе показателей означает, например, согласие, признание и поддержку конкретной политической системы со стороны общества. Вторая составляющая связана с воспроизводством политической системы, включая воспроизводство политических отношений, институтов, норм ценностей. Внутренней стороной механизма воспроизводства политической системы выступает отдельно выделяемая стадия принятия и исполнения политико-управленческих решений. Последней в этом ряду можно считать такую составляющую, как контроль за состоянием и деятельностью политической системы. Применительно к каждой из стадий правомерно говорить о конкретных формах проявления деятельности социальных субъектов (вербальной и реальной), устойчивые составляющие которой и рассматриваются нами как показатели политической культуры.

Как связаны в нашей концептуальной схеме институциональные составляющие политической системы и политические идеи, взгляды, представления? Не относя последние к собственно структурным компонентам политической системы, мы тем не менее считаем их некоторой “идеальной” компонентой. Взятые таким образом политические институты рассматриваются в предлагаемой системе показателей в комплексе с порождаемыми ими связями и отношениями, опосредующими эти связи и отношения социальными нормами. Кроме того, наш подход предполагает учет единства политических институтов с лежащими в основе их существования и функционирования политическими идеями и представлениями разной степени общности, т. е. собственно идеологиями.

Понятно, что многие оценки политической системы, равно как и ориентации на политические действия, являются ситуативными или претерпевают изменения во времени. Поэтому следует уточнить, что в фокусе нашего исследования находятся прежде всего те компоненты политического сознания и поведения, которые оказываются укорененными в сознании (по крайней мере на протяжении изучаемого нами постперестроечного периода) и проявляются в отношении индивидов к политической системе, в их политических действиях.

Предлагаемая система показателей учитывает фактор многосоставности политической культуры. Как отмечалось, политическая культура представляет собой некоторую совокупность достаточно устойчивых образцов политического сознания и поведения, присущих конкретному социуму. Вместе с тем это не означает, что политическая культура является монолитом. Оказывается, что ценности, представления, элементы поведения существенно различаются в тех или иных социальных группах. Не случайно, что значительное внимание анализу политической культуры было уделено в рамках изучения процессов социальных трансформаций и модернизации, когда в центре внимания оказывались политические представления и поведенческие ориентации групп, в наибольшей степени способствующих или препятствующих изменениям.

Именно поэтому мы выделили “измерение” политической культуры, связанное с социоструктурными характеристиками ее носителей. Существенно дифференцированными могут быть политические ценности и модели политического поведения территориальных общностей в связи с этническими и региональными отличиями. Наконец, дифференциация (по отношению к населению в целом) может иметь место и в устойчивых политических ориентациях групп, включенных в деятельность тех или иных институтов общества, например военных и др.

Следует обратить внимание на измерения политической культуры, которыми являются “координаты” стабильности и изменчивости. С одной стороны, в политической культуре существуют в той или иной форме некоторые весьма устойчивые составляющие. С другой стороны, было бы неверным говорить о неизменности политической культуры, о конкретной политической культуре как раз и навсегда заданном феномене. Динамично меняющаяся современная действительность в совокупности ее составляющих является одним из важнейших факторов формирования и изменения политической культуры российского общества. В этой связи в предлагаемой системе показателей отражена взаимозависимость изменений как в политической культуре, так и в политических институтах.

Проведенные за последние тридцать лет исследования политической культуры различных стран свидетельствуют о пластичности, изменчивости последней. Другое дело, что составляющие политической культуры имеют разную степень изменчивости, а зачастую и свою логику эволюции, находящуюся во взаимосвязи с особенностями трансформаций режима, историческим опытом, процессами политической социализации. Большое значение имеют и опыт повседневных контактов людей, и текущая практика конкретной политической системы.

Важную роль также играют изменения в социальной и экономической структуре, включая современные процессы глобализации. Кроме того, опыт новейшей истории свидетельствует о целом спектре возможных траекторий трансформаций политических режимов, имевших различные политико-исторические, экономические и культурные основания. В этом смысле ничто не является изначально предопределенным8. Отсюда ясно, почему в системе показателей столько внимания уделено внешним связям и факторам формирования политической культуры.

Не случайной в системе показателей является и такая координатная ось “измерения” политической культуры, как “прошлое” — “настоящее” — “будущее”. В актуальной политической культуре наряду с современной политической практикой отражается и опыт предшествующих поколений. Это особенно ясно наблюдается в периоды трансформаций, когда одни ранее устойчивые ценностно-нормативные образцы политического сознания и поведения разрушаются, другие формируются, третьи модифицируются и т п. В этой связи особенности современного состояния российской политической культуры могут быть поняты в контексте анализа ментальных структур (в том числе их этнокультурных составляющих) трех периодов российской истории: постперестроечного и перестроечного, советского (последние 70 лет) и, хотя бы отчасти, дореволюционного.

Наряду с прошлым компонентами политической культуры являются представления людей о будущем (их социальные ожидания), что также важно в переходных условиях. Все варианты политических идеологий содержат определенный образ желаемого будущего, который так или иначе соотносится с массовыми оценками и ожиданиями, что проявляется в политической культуре конкретного периода.

В заключение несколько слов еще об одной группе факторов, которую зачастую связывают с конкретными проявлениями политической культуры. Как было сказано, мы не разделяем точку зрения, в соответствии с которой особенности политической культуры однозначно определяются спецификой национального характера. Проблема состоит в том, что если актуальные проявления политической культуры достаточно надежно фиксируются стандартными методами прикладной социологии и социальной психологии, то в отношении специфики национального характера методическая сторона вопроса является более сложной9. Отчасти именно с этим обстоятельством связано ограниченное отражение показателей национального характера в предложенной схеме направлений и уровней анализа политической культуры современного российского общества.

Цитируемая литература

1 См.: Тюхтин В. С. Отражение, системы, кибернетика. М., 1972. С. 13.

2 См. напр.: Осипова Е. В. Социология политической культуры Великобритании // Социс. 1992. № 4,9; Политическая культура: теория и национальные модели / Отв. ред. К. С. Гаджиев. Сост. Д. В. Гудименко. М., 1994; Гудименко Д. В. Политическая культура России: преемственность эпох // Полис. 1994. № 2; Шестопал Е. Б. Политическая культура // Гозман Л. Я., Шестопал Е.Б. Политическая психология. Ростов н/Д 1996.

3 См.: Пивоваров Ю. С. Две политические субкультуры пореформенной России: проблема взаимодействия // Ретроспективная и сравнительная политология: Публикации и исследования. М.: Наука, 1991. Вып. 1.С. 255? 288.

4 Рукавишников В. О,, Халман Л., Эстер П., Рукавишникова Т. П. Россия между прошлым и будущим. Сравнение показателей политической культуры населения 22 стран Европы и Северной Америки // Социс. 1995. № 5.

5 Анализируемые определения содержатся в следующих работах: Баталов Э. А Советская политическая культура (к исследованию распадающейся парадигмы) // Общественные науки и современность. 1994. № 6.; Дженусов А. Политическая культура: концептуальные аспекты // Социально-политический журнал. 1994. № 11—12; Бабосов Е. М. Политическая культура советского человека // Вопросы теории и жизнь. М., 1987; Бурлацкий Ф. М., Галкин А А Современный Левиафан. М, 1985; Гаджиев К С. Политическая культура стран Запада // Политология: Курс лекций. М., 1993; Кейзеров Н. М. Политическая культура социалистического общества. М., 1982.

6 См.: Исследование построения показателей социального развития и планирования. М., 1979. С. 148.

7 См.: Мамут Л. С. Политический процесс // Политология. М., 1993. С. 83.

8 Diamond L J. Political Culture and Democracy in Developing Countries. Lynne Reinner Publishers Inc., 1993. P. 17.

9 О методологических проблемах исследования национального характера см., напр.: Сорокин П. А Основные черты русской нации в двадцатом столетии // О России и русской философской культуре. М., 1990. С. 4бЗ.; Лурье С. В. Метаморфозы традиционного сознания: Опыт разработки теоретических основ этнопсихологии и их применения к анализу исторического и этнографического материала. СПб., 1994. С. 5? 24.

Содержание Дальше
 
© uchebnik-online.com