Перечень учебников

Учебники онлайн

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ

Глава шестая. ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ

Изучение социологическими методами политической деятельности и политического поведения различных социальных групп предполагает выяснение в этом роли массового политического сознания. Хотя участие в политической жизни, в тех или иных политических движениях и может носить стихийный характер, значение массового (группового) сознания всегда велико. От его состояния, господствующих в нем идей и настроений зависит чрезвычайно много.

1. Структура и содержание политического сознания

Политическое сознание — одна из основных форм общественного сознания. Как и все остальные (право, искусство, мораль, религия), она имеет свой специфический объект отражения. В качестве такового выступает политическое бытие (политическая деятельность, поведение) социальных субъектов. Основными субъектами политической деятельности являются классы. Именно с момента их исторического возникновения появляется политическая деятельность как таковая. Она предполагает создание специальных институтов (организаций), с помощью которых классы, взаимодействуя, реализуют свои специфические интересы, ведут борьбу за власть, политическое господство, владение ресурсами, территориями и т. д. Господствующие в обществе классы регулируют производство и распределение духовных (идейно-нравственных) ценностей своего времени; а это значит, что их идеи и ценностные ориентиры доминируют в общественном сознании. Это относится ко всем формам общественного сознания, включая политическое.

Классы отнюдь не единственные субъекты политической деятельности. Наряду с ними в этом качестве выступают нации (народности), социально-демографические, социально-профессиональные группы и социальные слои населения.

Социологическое изучение политического сознания предполагает его соотнесение с объектом отражения, т. е. с политической деятельностью (поведением), с теми условиями, в которых она формируется, функционирует, развивается (руководствуясь при этом соотнесении принципом единства сознания и деятельности).

Политическая деятельность осуществляется в системе определенных общественных отношений, имманентных тому или иному общественному строю. Она всегда направлена либо на их развитие (совершенствование), либо на их разрушение (замену). Такого рода направленность политической деятельности придают наиболее активные группы, функционирующие внутри классов и других социальных общностей, имеющих собственные политические интересы.

Политическая деятельность, как и любая другая, включает средства и методы, с помощью которых достигаются поставленные на определенную временную перспективу цели. При этом цели и методы их достижения должны соответствовать общечеловеческим нормам морали и нравственности. Всякое их забвение, нарушение, чем бы оно ни оправдывалось, ведет к огромным политическим и социальным издержкам, к серьезным духовным деформациям.

Политическая деятельность, ориентирующаяся на сверхрадикализм, экстремизм, волюнтаризм, авторитарное подавление оппозиции, инакомыслия, не может привести в конечном счете к позитивным переменам, к утверждению в обществе социальной справедливости, идеалов и ценностей гражданского общества.

Выяснение природы политического сознания предполагает соотнесение политической деятельности (поведения) как его основного объекта отражения с экономической, ибо последняя является тем фундаментом (первопричиной), который в конце концов определяет изменения в самом политическом сознании. Это не означает, однако, что экономика непосредственно определяет сущность политической деятельности как объекта отражения и тем более специфику способа его отражения в политическом сознании.

Еще бытующие представления о том, что политическое сознание непосредственно и полно отражает экономические отношения, — явное упрощение сложных связей и взаимозависимостей между экономикой, политикой и политическим сознанием. Из весьма распространенного утверждения, что политика есть концентрированное выражение экономики, идущего от В. И. Ленина, отнюдь не следует, что политическое сознание непосредственно отражает экономические отношения, экономический базис. Экономические отношения — первопричина появления политики. Они обуславливают направленность и основное содержание политики. Но политика при этом остается относительно самостоятельной (автономной) и в свою очередь воздействует на экономику, стимулируя ее развитие (или затрудняя его).

Политическая деятельность испытывает на себе влияние наряду с экономикой всей суммы социальных, культурных, этнических и других условий, в которых она проистекает, и особенно она зависит от социального расслоения общества и от изменений, происходящих в социальной сфере.

В политическом сознании получает отражение отношение различных групп населения к общественному строю, к системе собственности и власти, к государству, политическому режиму, партиям и общественным движениям. Все это обусловливает сложный, внутренне противоречивый и постоянно изменяющийся характер политического сознания.

Политическое сознание выполняет в обществе специфические функции. Главными среди них являются: политическое целеполагание и политическое программирование. Они теснейшим образом взаимосвязаны. Основной задачей любой политики является выработка системы целей, соответствующей интересам данного класса (группы), а также стратегии и тактики, необходимых для ее реализации. Эти цели и способы их достижения находят свое теоретически обоснованное воплощение в соответствующих программах, заявлениях, декларациях субъектов политической деятельности.

Политическое сознание не только отражает политическую деятельность, но и активно воздействует на нее, формирует определенные требования к ней. В этом состоит его нормативная роль. Его нормотворческая функция заключается в том, что оно формирует определенную систему ценностей (таких, например, как толерантность, демократичность, патриотизм, интернационализм, коллективизм и т. д.). Оно выполняет также и научно-познавательную (когнитивную) функцию, предполагающую систематически осуществляемый анализ политической практики и выявляющий ее определенные закономерности и тенденции (на базе чего вырабатывается политическая стратегия и тактика).

Политическое сознание, как и все другие формы общественного сознания, обладает “памятью”. Конечно, в каждый конкретный момент времени оно выражает актуальные стремления и потребности тех или иных субъектов политического действия, но при этом направлено в будущее и вместе с тем покоится на опыте прошлого, на его традициях, обычаях, знаниях. Каждый период исторического прошлого соответствующим образом запечатлен в политическом сознании. Изучая его состояние, следует всегда соотносить последнее с конкретным содержанием четко определенных периодов истории. Без такого экскурса в прошлое трудно правильно оценить настоящее состояние политического сознания.

Следует специально подчеркнуть, что на определенных, особенно переломных, переходных этапах истории происходит актуализация исторической памяти, прошлое как бы вторгается в сегодняшний день и заставляет по-новому взглянуть на себя, с одной стороны, и оказывает при этом определенное воздействие на дела текущие — с другой. В этих условиях характерные черты политического сознания прошлого времени как бы вновь оживают и становятся характерными чертами настоящего. Конечно, это состояние преходяще, и такое столкновение идей, концепций, настроений, связанных с прошлым и настоящим, способно создать конфликтную ситуацию, определенную напряженность в политическом сознании.

По степени и формам отражения сущности и содержания политической деятельности в структуре политического сознания выделяются два диалектически взаимосвязанных уровня: теоретический и обыденный. Для теоретического уровня характерна ориентация на раскрытие закономерностей (тенденций) политической жизни общества и их использование в организации практической политической деятельности. Его содержание составляет выработка теорий и концепций, обоснование системы ценностей и политических установок. Этот уровень связан непосредственно с деятельностью идеологов и потому нередко называется политической идеологией. Политическая идеология более подвижна и изменчива, чем политическое сознание в целом, и тем более, чем его такая часть, как обыденное сознание. Субъекты политической деятельности только тогда могут рассчитывать на успех, если их идеологи постоянно анализируют и обобщают социально-экономические и политические явления и вырабатывают соответствующие коррективы для политической стратегии и тактики, если умеют предвидеть изменения в общественных потребностях и расстановке противоборствующих сил. Политическая идеология играет значительную роль в духовной жизни общества, она оказывает влияние на образование, искусство, нравственность. Политическая идеология многообразна. Она прямо и непосредственно обслуживает нужды и цели того или иного класса (социальной группы), отсюда и существует ее классификация, ее подразделение на идеологию буржуазную, идеологию пролетарскую, идеологию мелкобуржуазную и т. д. Пролетарская идеология, или идеология рабочего класса, воплощена в марксизме, в теориях и концепциях социал-демократического толка. Иначе говоря, идеология имеет ярко выраженный классовый характер, и господствующей в обществе является идеология экономически господствующего класса.

На разных исторических этапах фактический статус идеологии различен. На этапе действительной классовой борьбы (а не ее надуманного обострения, по Сталину) ей принадлежит главенствующая роль. Это понятно и оправданно. Однако в нашей стране получилось так, что идеология стала диктовать многое и политике, и общественной науке, не довольствуясь общей ориентацией, а претендуя на монопольное владение истиной. Эта явно гипертрофированная роль идеологии достигла своего апогея в начале 50-х годов и приобрела уродливые формы. Пожалуй, наиболее ярким примером этого явилось “учение” о классовом характере языка. В послесталинское время идеология, провозгласив борьбу с культом личности и его последствиями, сама оказалась непоследовательной и недиалектичной. Она утвердила догматизм в общественной науке, воздвигла жесткие границы научному поиску и выводам научных исследований: все, что выходило за рамки партийных документов (программ, решений съездов КПСС и пленумов ЦК КПСС), отвергалось и подвергалось уничтожающей критике или попросту замалчивалось.

Перекосы идеологической борьбы, выразившиеся в преследовании всякого инакомыслия (борьба с диссидентами отнюдь не только с помощью идейных средств) нанесли значительный урон научному творчеству.

Конечно, проблемы сегодняшнего дня нельзя рассматривать в отрыве от прошлого. Прошлое не исчезает бесследно ни в материальном, ни в духовном производстве. Кризис экономики, социальная напряженность и нестабильность не могли не отразиться на состоянии массового сознания. Сегодня есть достаточно оснований для вывода и о кризисе массового сознания. Он выражается в хаотичности последнего, его “разынтегрированности”, ослаблении роли идеологии, в “идеологической растерянности” кадров, в шараханье из одной крайности в другую, в необоснованном отречении от позитивного, добытого с таким трудом в прошлом, только потому, что это были годы сталинского террора или застоя, в некритическом отношении к опыту западных стран, отходе от интернационализма и коллективизма, резком снижении ответственности и дисциплины, росте анархистских, националистических и религиозно-мистических настроений и т. д.

Эту ситуацию нельзя объяснить утверждением плюрализма (кстати, не всегда правильно понимаемого многими). В основе ее лежит переходное состояние общества, рост социальной нестабильности, взрывоопасной конфликтности (особенно в межнациональных отношениях), неспособность адекватно понять и объяснить происходящее.

Наши теоретики и идеологи много сделали за последние годы в плане выяснения причин культа личности и критики его последствий. Но складывается впечатление, что в принципе нужная работа не сочеталась в должной мере с теоретической разработкой проблем насущных и перспективных. И это не могло не сказаться. Сложность и парадоксальность ситуации в том, что мы начали сначала перестройку, а затем и реформы, иначе говоря переход от старой модели общества к новой, имея довольно абстрактные (“контурные”) представления об этой новой модели. Мы не выяснили, какие же социальные силы действительно заинтересованы в радикальных, а не в косметических изменениях и каков должен быть характер последних.

Мы не преодолели в полной мере привычку безоглядной словесной поддержки всего, что идет сверху (а перестройка и реформы тоже начались сверху). Сегодня особенно нужна последовательная борьба как с идеологическим консерватизмом, так и с мифотворчеством. Но борьба путем не замены одних мифов другими, а действительной демифологизации сознания, утверждения в нем научно обоснованных ценностей и идеалов.

Создание правового государства и формирование гражданского общества предполагают разрушение прежних догм и стереотипов, связанных с монополией на власть и на истину узкой группы партийно-государственного аппарата. В однопартийной системе существовал единственный всевластный политический центр, олицетворяющий публичную власть. Это не могло не отразиться на политическом сознании масс, не могло не породить настроений политической зависимости, безынициативности, формализма и перестраховки.

Наряду с обоснованной критикой догматизма и мифологизации политической идеологии сегодня идут откровенные атаки на нее из-за ее обоснования возможности социалистического выбора. Под флагом “деидеологизации” идет настоящая идеологизация, но уже с другим знаком: все, что раньше превозносилось, теперь отвергается и наоборот. При этом критики часто не утруждают себя аргументацией, полагаясь больше на заранее заданные установки, а то и просто апеллируя не столько к разуму, сколько к чувствам людей. Общество не может двигаться без целей, без ясных перспектив, без апробированной временем системы ценностей, а стало быть, без научно обоснованной идеологии.

На нынешнем, переходном этапе обществу нужна новая политическая идеология — идеология обновления политической системы, обеспечивающей становление действительно демократических принципов политической жизни, утверждение социальных и политических инноваций. Идеология, свободная от догм, иллюзий и мифов (но наследующая все лучшее из прежнего опыта), способная интегрировать разные социальные и национальные группы, аккумулировать политическую энергию и опыт людей.

На нынешнем этапе реформ остро встает вопрос о политическом обеспечении оптимального функционирования и сосуществования разных форм собственности. Новые субъекты хозяйственной деятельности — акционеры, арендаторы, частные собственники — наряду с работниками государственных предприятий должны иметь необходимые политические структуры для формирования, обоснования и отстаивания своих специфических интересов. Создание и развитие специальных политических организаций (партий, ассоциаций, союзов) будет способствовать и соответствующим изменениям в политическом сознании: росту его реального плюрализма, с одной стороны, и весьма вероятному усилению его внутренней конфликтности — с другой. Естественное развитие политического плюрализма, политических теорий и концепций не должно привести к подмене плюрализма эклектикой, т. е. к утрате определенной целостности в понимании закономерностей, целей и ценностей политической жизни, свойственной устоявшейся государственной идеологии. Наличие последней является обязательным условием политической стабильности общества, интеграции общества и государства.

Обыденное политическое сознание, представляющее собой своеобразный сплав знаний, представлений, настроений, чувств, мнений, носителями которых являются разные социальные общности, формируется под влиянием как политической идеологии, так и политической практики.

Внесение передовых, революционных идей в сознание масс как способ его формирования имеет длительную историю в нашей стране. Он широко применялся в годы подготовки трех русских революций, и особенно в годы подготовки революции социалистической в октябре 1917 г. Он применялся и в последующие годы в форме политического просвещения масс. Его конечная цель — воспитать и сформировать способность масс самостоятельно анализировать ситуацию и делать правильные выводы для политических действий. Этим оно отличается от политического манипулирования сознанием масс, целью которого всегда является достижение быстрого политического эффекта, нужного той или иной политической организации результата любым путем, в том числе и путем психологического давления, рекламы и даже обмана.

Неотъемлемым элементом содержания как теоретического (политической идеологии), так и обыденного (эмпирического) уровней сознания являются политические знания. Они в различной степени представлены в том и другом уровне, но, поскольку в их основе лежит политический опыт, в разной степени осмысленный и систематизированный, они во многом определяют оба эти уровня. Политические знания, отражающие интересы тех или иных классов и групп, нередко отличаются скорее по форме, чем по существу. Так, теоретические знания, разработанные политическими идеологами, преподносятся затем в виде политических призывов и лозунгов и усваиваются обыденным политическим сознанием.

Между политическими интересами и знаниями существует тесная корреляция. Интересы отчасти зависят от уже приобретенных знаний. В то же время они являются стимулом приобретения новых. Усвоение новых знаний в свою очередь увеличивает способность адекватно отражать происходящие политические изменения, адаптироваться к ним, участвовать в принятии политических решений. (В нашем обществе, например, немало людей, чье политическое сознание сформировалось в более ранние периоды советской истории и плохо поддается воздействию условий и идей, рожденных процессами реформирования). Обыденное политическое сознание, как и идеология, связано с классовыми интересами, но эта связь менее стабильна и последовательна. Если политическая идеология ориентирована, главным образом, на коренные интересы того или иного класса в целом, то обыденное политическое сознание в большей мере отражает дифференциацию этих интересов внутри класса. Иначе говоря, оно носит дифференцированный, более пластичный характер. Вместе с тем на содержание обыденного политического сознания оказывают значительное воздействие не только приобретенные опыт и социально-политическая ситуация, но и различные традиции, обычаи, связанные с образом жизни тех или иных групп населения.

Основным источником формирования обыденного политического сознания является политический опыт масс, их реальное участие в политической деятельности, условия, в которых это участие осуществлялось.

Не вызывает сомнения, что такие качества обыденного политического сознания, как политическая наивность, неустойчивость взглядов и оценок, подверженность иллюзиям, мифам, суевериям, присущи целым группам населения, детерминируются в первую очередь социальными условиями, в которых эти группы находятся. Для преодоления подобного состояния, конечно, нужно время. Можно быстро пробудиться от политической спячки, но быстро освободиться от политических суеверий, а тем более преодолеть недоверие “к верхам” нельзя. Политическое сознание, как и всякое иное, обладает известной инерционностью, да и сама политическая деятельность и социально-экономические условия, в которых она проистекает, явно недостаточно способствуют этому.

На состояние обыденного политического сознания в обществе прямо влияют в современных условиях неудачи экономических реформ, под влиянием которых происходят изменения в самом политическом сознании, в системе социально-политических представлений, взглядов, установок и ценностей разных групп населения. Важным фактором, воздействующим на состояние политического сознания, является политический опыт масс. Этот опыт интенсивно нарастает. В нем есть и позитивные, и негативные моменты. Позитивные — это жажда перемен, открытость, гласность, участие в политических акциях (митинги, демонстрации, акты политического протеста, народная дипломатия), негативные — это возникновение новых иллюзий, популизм, охлократия, поиски врага, воздействие социальной демагогии. Но главное — возросли политическая активность масс, их участие в политической жизни, которая как бы заново открылась для них. И этот опыт — главная гарантия эволюции политического сознания в сторону позитивных перемен.

На этом пути основным препятствием являются такие укоренившиеся черты политического сознания, сформировавшиеся за многие десятилетия, и особенно за годы застоя, как авторитарность, равнодушие, конформизм. Изменения в политической сфере связаны с переходом от авторитарного политического режима к демократическому. И этот переход возможен на пути гуманизации политических отношений, преодоления отчуждения масс от политической деятельности, которое пока еще в полной мере не произошло.

Обыденное политическое сознание остро реагирует на те явления общественной жизни, которые воплощают в себе отступления от тех или иных норм морали и идеологии. Эти реакции отражаются наиболее полно в общественных настроениях. Общественные настроения — самый изменчивый элемент обыденного политического сознания. На общественные настроения большое влияние оказывают также различного рода трудности, особенно экономического характера, а также политические и национальные коллизии. Так, обострение межнациональных отношений в условиях нашей страны вызвало резкий всплеск общественных политических настроений, в которых отражается тревога, озабоченность масс и их требование к политическому руководству принять все необходимые меры для ненасильственного разрешения возникающих конфликтов. Сложная гамма политических настроений имеет два крайних полюса: пессимизм и оптимизм. Они наиболее явно прослеживаются в соотнесении с перспективами решения насущных проблем и с глобальными перспективами в целом (например, при оценке вероятности утверждения демократии или тоталитаризма, победы на выборах прогрессивных или реакционных сил и т. д.).

Политические знания и настроения создают основные предпосылки для формирования оценочных суждений, лежащих в основе группового (коллективного) и общественного мнения. Последнее образуется как результат группового (массового) общения, интенсивного обмена социальной информацией по актуальным и жизненно важным для людей проблемам.

Групповое и общественное мнения являются важным показателем состояния обыденного политического сознания. Многие исследователи отмечают такую тенденцию в развитии и функционировании общественного мнения, как рост его компетентности. Это свидетельствует о том, что научные знания (теории, концепции) проникают в обыденное сознание, влияют на его характер и общую направленность. Состояние общественного мнения является важным ориентиром при принятии политических решений. Разумеется, такого рода решения должны приниматься прежде всего на основе научных знаний (т. е. приниматься компетентно), но при этом обязательно должно учитываться состояние обыденного политического сознания.

Существенный элемент обыденного политического сознания составляют политические чувства. Они обусловлены характером отношений, в которые включен субъект политического действия. Условием их взаимодействия и распространения служит систематическое участие субъекта в политической жизни в той или иной ее форме. Спектр политических чувств богат — это и патриотизм, и национализм, и солидарность, и классовая ненависть и т. д.

Политические чувства можно в целом подразделить на следующие категории.

1. Чувства политической преданности целям, идеалам, ценностям класса (или государства) в целом. Они воплощают в себе и соответствующее отношение к лидерам, олицетворяющим (или защищающим их), к соответствующей символике.

2. Чувства политического послушания. Возникают на основе веры в правильность целей и способов деятельности политической власти или на основе конформизма, привычки “не рассуждать”, не проявлять активности и не брать на себя ответственность.

3. Чувства политического отчуждения. Появляются на основе ощущения невозможности лично влиять на политическую жизнь, на принятие важных политических решений на основе восприятия власть имущих как внешней, господствующей над человеком силы, диктующей ему нормы и правила поведения, не учитывающей его мнения и взгляды.

4. Чувства страха перед власть имущими (политическим режимом) имеют наибольшее распространение в условиях кризиса. Они возникают из-за ощущения незащищенности людей от волюнтаризма и произвола властей.

Чувства отличаются от настроений большей устойчивостью и большей подконтрольностью.

Политические знания, настроения и чувства оказывают значительное влияние на формирование политических убеждений субъектов политического действия. Политические убеждения — это всегда синтез знаний, чувств, настроений, выражающий глубокую веру в определенные идеалы и ценности, готовность действовать во имя их осуществления.

2.Социологический анализ состояния политического сознания

Политическое сознание масс постоянно подвержено изменениям. Эти изменения обусловлены многими обстоятельствами как объективного, так и субъективного характера. Их анализ необходим и теоретикам, и практикам, заинтересованным в достижении определенных политических целей.

Политическая социология как отрасль социологического знания, действуя традиционными для социологии методами, способна дать необходимую информацию об актуальных состояниях политического сознания и происходящих в нем изменениях. Более того, она способна и прогнозировать некоторые из них. Опыт социологических исследований, проведенных в нашей стране в последние годы, позволяет выделить важнейшие направления, “участки” социологических исследований, своего рода “болевые точки”, позволяющие судить о состоянии политического сознания.

С помощью социологических исследований становится возможным определить в каждый конкретный момент доминирующие в политическом сознании масс идеи, представления, настроения и чувства. (Еще выдающийся русский историк В. О. Ключевский ввел в научный оборот понятие “господствующая нота в настроении народных масс”, подчеркивая тем самым важность такого рода знания. (Ключевский В. О. Соч.: В 8 т. Т. 3. М, 1957. С. 89)).

Как показывают результаты социологических исследований, в качестве таковых выделяются две доминанты политического сознания, сформировавшиеся в последнее время. Первая связана с ожиданиями действительной свободы, демократии и гласности. Она окрашена в оптимистические тона и воплощает надежды россиян на позитивные перемены.

Вторая доминанта представляет собой сформировавшийся в это же время и в известном смысле противостоящий первой “синдром исторического поражения”, связанный с провалами социалистического эксперимента, перестройки и реформ. Она рождает в свою очередь настроение пессимизма, вызывает чувства разочарования и социальной обиды у одних, равнодушие и апатию у других, сверхрадикализм у третьих. Этим состоянием политического сознания масс умело пользуются в своих корыстных и амбициозных целях разного рода демагоги и политические авантюристы.

Определение подобных доминант в политическом сознании предполагает в первую очередь постоянно осуществляемый анализ изменений, происходящих в социально-политических представлениях разных групп населения (наибольший опыт такого рода накоплен в ходе изучения методами опроса общественного мнения по актуальным проблемам политической жизни страны). Именно в них отражается нормативно-ценностный подход к деятельности политических институтов и организаций, всей политической системы, принципам и способам ее функционирования.

В социально-политических представлениях отражается с позиций классового (группового) интереса отношение не только к настоящему, но и к прошлому (и во многом к будущему). Это делает правомочным рассмотрение этих представлений в качестве важнейших индикаторов состояния политического сознания. Степень распространения тех или иных социально-политических представлений и настроений дает возможность судить о напряженности и характере политического сознания. Важнейшим элементом его социологического анализа является также выяснение политических позиций разных групп населения. В это понятие включаются:

1) убеждения, характеризующие устойчивые взгляды и отношения людей к политической деятельности;

2) предрасположенность к определенным направлениям и формам политической деятельности;

3) эмоциональные реакции на различные виды и формы политической деятельности.

Изучение политических позиций позволяет в известной мере прогнозировать групповое политическое поведение.

По мнению социологов, занимающихся изучением политических позиций, последние не поддаются непосредственному наблюдению. Вывод о наличии той или иной позиции в поведении людей можно сделать на основе анализа их заявлений, выступлений, призывов (вербальные проявления) или на основе прямых политических действий (невербальные проявления). Если для изучения социально-политических представлений возможно широкое применение опросных методов, которые позволяют делать прямые и однозначные выводы, то при выяснении политических позиций чаще прибегают к косвенной интерпретации ответов и их шкалированию. Метод конструирования шкал объединяет содержательные элементы в ответах респондентов в некую целостность, позволяющую обнаружить ту или иную политическую позицию. Например, группировка полученных данных на основе таких шкал, как шкала консерватизма, шкала гласности, шкала либерализма, шкала отношения к политическим акциям и т. д.

Близкой к понятию “политическая позиция” находится категория “политическая ценность”. В ней отражаются определенный стандарт (норма), принципиально оправдывающая или отрицающая те или иные элементы политической реальности (политической деятельности). Политические ценности выражают приверженность человека (группы людей) к тем или иным направлениям и способам политической деятельности, объясняют возникновение политических симпатий и антипатий.

Социологический анализ состояния политического сознания предполагает выяснение также социально-психологических мотивов участия разных групп населения в политической деятельности. Эти мотивы подразделяются на две основные группы: эгоцентристские и социоцентристские.

Первые выражают личные стремления и желания индивидов, связанные с их личными целями в сфере политической деятельности. Вторые означают ориентацию на достижение каких-то целей (или благ) для всего общества (или для какой-то его части). Эти мотивы отнюдь не обязательно являются взаимоисключающими. Они нередко дополняют, усиливают друг друга и обусловливают один и тот же способ политического действия.

Сбор и анализ первичной социологической информации, характеризующий основные “составляющие” и показатели политического сознания масс, позволяют сделать выводы, характеризующие его качественное состояние.

В научной литературе различают три уровня развития политического сознания. Первый уровень — наиболее высокий — авангардное (передовое), или, иначе, “репрезентативное”, сознание. Оно в наибольшей степени испытывает влияние политической идеологии, достаточно полно отражает основные интересы и потребности общества, класса, группы.

Второй уровень — промежуточный (средний) — непоследовательно отражает интересы и потребности общества и класса, подвержен стихийным колебаниям.

Третий уровень — отсталое сознание. Оно является консервативным, несет в себе отпечаток прежних условий, слабо отражает актуальные потребности и интересы, как общенародные, так и специфические групповые.

Реально в обществе сосуществуют разные качественные состояния политического сознания, “разнесенного” по его субъектам. Однако в каждый конкретный момент времени одно из состояний может преобладать и решающим образом воздействовать на активность и деятельность политического сознания. На формирование и функционирование этого сознания оказывают влияние другие формы сознания (право, мораль, религия, искусство). Эта взаимосвязь исторически обусловлена и различна. Ближе всех стоят к политическому сознанию право и мораль. Именно реакция на нормы права и морали оказывается наиболее сильной и действенной в политическом сознании.

На состояние политического сознания влияют процессы, происходящие не только внутри страны, но и на международной арене. Рост взаимозависимости всех стран и народов, общие угрозы существованию землян и общие сложности на пути человеческого прогресса приводят к “глобализации” всех форм общественного сознания, в том числе и политического. Под их воздействием возникают предпосылки для утверждения в международной политике государств общечеловеческих ценностей как безусловно приоритетных, подчинение эгоистических, местнических, сиюминутных интересов общему интересу выживания и прогресса человечества. Конечно, все это идет не просто. Новым прогрессивным подходам мешают отжившие стереотипы, догматическое понимание функции классовой борьбы в современном мире, абсолютизация роли вооруженного насилия в решении проблем безопасности и многое другое, оставшееся от прежних эпох, особенно от эпохи холодной войны. Поворот от конфронтации к взаимопониманию и сотрудничеству означает существенные изменения в политическом сознании и в политике субъектов международного взаимодействия. Таковыми сегодня являются не только государства, но и непосредственно народы, миролюбивые демократические массовые движения, люди доброй воли на всех континентах. Консолидация их усилий способна противостоять любым формам гегемонизма и диктата, любой проводимой с позиции силы политике.

.
Содержание Дальше
 
© uchebnik-online.com